НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Удмуртской Республики (Удмуртская Республика) от 22.06.2020 № 2-182/19

Судья: Черединова И. В. Дело 33-1479/2020

Номер дела в суде первой инстанции 2-182/2019

УИН 18RS0027-01-2018-000698-36

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Сундукова А. Ю.,

судей Ступак Ю. А., Аккуратного А. В.,

при ведении протокола помощником судьи Сергеенковым А. Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 22 июня 2020 года апелляционную жалобу Тойдоровой Н. И. на решение Устиновского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 16 октября 2019 года, которым исковые требования Мерзляковой А. И. к Тойдоровой Н. И. о признании завещания недействительным, удовлетворены в полном объёме.

Признано завещание, составленное 14 августа 2017 г. ФИО 2 в пользу Тойдоровой Н. И., удостоверенного нотариусом Широбоковой И. В., зарегистрированного в реестре за № 1-2062, недействительным.

Взысканы с Тойдоровой Н. И. в пользу Мерзляковой А. И. судебные расходы в связи с уплатой государственной пошлины в размере 300 (триста) руб.

Возвращена Мерзляковой А. И. излишне уплаченную государственную пошлину в размере 2 700 (две тысячи семьсот) руб. согласно чек-ордеру № 21 от 16.03.2018 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Аккуратного А. В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Мерзлякова А. И. обратилась в суд с иском к Тойдоровой Н. И. о признании завещания недействительным. Требования, с учетом заявления, поданного в порядке ст. 39 ГПК РФ, мотивировала тем, что истец является дочерью ФИО 1, умершей ДД.ММ.ГГГГ Супругом ФИО 1 с ДД.ММ.ГГГГ являлся ФИО 2 Наследниками первой очереди после смерти ФИО 1 являются дочь Мерзлякова А. И. и супруг ФИО 2ФИО 2 умер ДД.ММ.ГГГГ, оставив завещание, согласно которому наследником всего имущества является ответчик Тойдорова Н. И. Поскольку ФИО 2 при жизни злоупотреблял спиртными напитками, после смерти супруг находился в стрессовой ситуации, то при составлении завещания 14.08.2017 г. заблуждался относительно предмета сделки, так и ее природы, думал, что подписывает доверенность на получение пенсии. Просит признать завещание недействительным.

Истец Мерзлякова А. И. в судебное заседание не явилась, о дне, времени и месте рассмотрения спора извещена надлежащим образом, просила дело рассмотреть в её отсутствие. В предыдущих судебных заседаниях суду пояснила, что ее мать ФИО 1 проживала со своим супругом ФИО 2, часто пили запоями, затем могли месяц-полтора не пить, потом снова пили, поэтому виделась она с ними редко, в течение года могли встретиться раза 3-4. В последний раз перед смертью с матерью виделись в начале 2016 г., после этого только созванивались. С осени 2015 г. ее мама не выходила из дома. ФИО 2 тоже был не ходячий, кто покупал им продукты не знает. О смерти матери узнала от подруги матери. В октябре 2017 г. она пришла в квартиру к ФИО 2, везде валялись бутылки из-под водки. После этого ФИО 2 она ежедневно навещала. Потом договорились, что будет ходить соцработник, которая приходила 3-4 раза в неделю.

Представители истца Мерзляковой А. И.Зорина С. В. и Муртазина Л. М. в судебном заседании на удовлетворении исковых требований настаивали в полном объёме, просили признать завещание недействительным, так как ФИО 2 при составлении завещания 14.08.2017 г. заблуждался относительно предмета сделки, так и ее природы.

Ответчик Тойдорова Н. И. в судебное заседание не явилась, о дне, времени и месте рассмотрения спора извещена надлежащим образом. Ранее в судебном заседании исковые требования не признала в полном объеме. Суду пояснила, что познакомилась с ФИО 14 в октябре 2015 г., приходила ухаживать за ФИО 2 Смерть жены ФИО 2 перенес спокойно, она долго болела. Когда ФИО 1 умерла, ФИО 2 вызвал нотариуса. Нотариус сделала доверенность на получение денег и оформила завещание на нее (Тойдорову Н. И.) 14 ноября 2017 г. она видела ФИО 2 последний раз, она отдала истцу ключи от квартиры, ДД.ММ.ГГГГФИО 2 умер.

Представитель ответчика Тойдоровой Н. И.Иевлев С. В. в судебном заседании исковые требования не признал в полном объеме. Просил в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме.

Третье лицо нотариус Широбокова И. В. в судебное заседание не явилась, о дне, месте и времени рассмотрения дела извещена надлежащим образом, просила рассмотреть дело в ее отсутствие. Ранее в судебном заседании пояснила, что завещание оформлялось на дому по адресу: <адрес>. В эту квартиру она приходила два раза. Первый раз вызывали для удостоверения завещания от имени ФИО 1, но возникли сомнения в ее дееспособности и она, нотариус, отказала, в этот же день ФИО 1 умерла. Второй раз пригласил ФИО 2 после смерти супруги, он был дееспособный, грамотно общался, не мог ходить из-за болезни ног, но все действия были адекватны. Квартира была чистая, никаких запахов не было. В комнате они с ФИО 2 находилась вдвоем, он лежал на кровати. Завещание составил на гражданку, которая много лет за ним и его женой ухаживала, считал, что он обязан ей. Известно, что у ФИО 1 есть дочь, которая не приходила и не ухаживала за ними. После смерти ФИО 2 заведено наследственное дело на основании завещания, потом обратилась дочь с заявлением об оспаривании завещания. После смерти ФИО 1 дочь получила ? долю в квартире, а ? доли ФИО 2 Из круга наследников известно, что есть дочь ФИО 1, у ФИО 2 есть дети, но розыск наследников не дал результатов, никто больше не обратился с заявлением о принятии наследства.

На основании статьи 167 Гражданского процессуального Кодекса РФ дело судом рассмотрено в отсутствие истца и нотариуса Широбоковой И.В., просивших рассмотреть дело в их отсутствие, и ответчика, извещенного надлежащим образом о дне, месте и времени рассмотрения дела.

Свидетель ФИО 7 суду показала, что в октябре 2017 г. узнала, что ДД.ММ.ГГГГ умерла ФИО 1 от ФИО 2 Месяц не могли попасть в квартиру к ФИО 2 с истцом, поскольку не было ключей от квартиры. В октябре-ноябре 2017 г. удалось к нему попасть, в квартире был сильный запах, ФИО 2 лежал на кровати, ноги в язвах. ФИО 14 при жизни пили, у них был соцработник, которого они выгнали, потому что он не покупал им водку. ФИО 2 постоянно звонил ей (свидетелю) по телефону после смерти жены. При разговоре о завещании говорил, что подписал две бумажки, одну в морге, а вторую на получение пенсии в присутствии нотариуса.

Свидетель ФИО 8 суду показала, что осенью 2017 г. ходила к ФИО 2 как соцработник. В ее обязанности входило делать уборку, покупать продукты. Истец обратилась к ним и сказала, что ФИО 2 нуждается в обслуживании. Ходила она только 2 недели по понедельникам, средам и пятницам. В первый день ФИО 2 попросил у нее паспорт, она представилась и показала удостоверение, от него пахло спиртным, был вялый и не жизнерадостный. Купила ему минеральную воду и разогрела еду. В следующий раз он попросил купить ему молоко, минеральную воду и водку, объясняя, что он ее кому-то должен. Ее, свидетеля, не предупредили, что он пьющий и нельзя покупать спиртное. Когда она, свидетель, убиралась в квартире, то видела за тумбочкой пустые бутылки из-под водки.

Свидетель ФИО 9 суду показала, что ФИО 14 проживали вдвоем, истца она ни разу ее не видела. В 2015 г. ФИО 1 по квартире передвигалась сама, но на улицу не выходила, в нетрезвом состоянии ФИО 14 не видела, кто покупал им продукты ей неизвестно. С октября 2015 г. за ФИО 14 начала ухаживать Тойдорова Н. И. О завещании и доверенности ей ничего не известно.

Свидетель ФИО 10 суду показал, что за ФИО 14 с 2015 г. ухаживала его жена, при нем ФИО 14 алкоголь не употребляли. После смерти ФИО 1 он привозил нотариуса, но в квартиру не поднимался. Жена рассказала, что оформили на нее завещание.

Свидетель ФИО 11 суду показала, что с января 2016 г. по июнь 2017 г. работала у ФИО 14, как соцработник. В ее обязанности входило купить продукты, две уборки в месяц, покупка лекарств. До нее к ним приходила ответчик. ФИО 1 в июне 2017 г. попросила ее покупать водку для мужа, но она отказала. Кто покупал им спиртное ей неизвестно. В августе 2017 г. позвонил Мамиконов и попросил приехать к нему, он был встревожен, в состоянии паники, депрессии, звонил даже заведующей и просил прийти к нему кому-нибудь, говорил, что у него хотят отобрать квартиру, а он не хочет отдавать квартиру ни истцу, ни ответчику.

Судом вынесено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить, вынести новое решение, которым заявленные исковые требования Мерзляковой А. И. к Тойдоровой Н. И. оставить без удовлетворения. В обоснование жалобы указывает, что заключение комиссии экспертов №69/2019 судебно-психологической (посмертной) экспертизы в отношении ФИО 2ДД.ММ.ГГГГ г.р., умершего ДД.ММ.ГГГГ, выполненного НП «МЦППиЭ «Развитие» не удовлетворяет требованиям полноты, всесторонности, достоверности и научной обоснованности. Суд в решении не дал оценки представленному доказательству стороной ответчика. Ошибочно не усмотрел оснований не доверять вышеуказанному заключению выполненного НП «МЦППиЭ «Развитие». На основании выписки из ЕГРЮЛ НП «МЦППиЭ «Развитие» в графе сведения о видах экономической деятельности по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности отсутствует Код 71.20.2 по ОКВЭД2- Судебно-экспертная деятельность. Судебно-психологическая (посмертная) экспертиза проведена организацией, не имеющей права на её проведение. Суд незаконно и необоснованно пришёл к выводу о том, что в момент составления завещания ФИО 2 заблуждался относительно предмета и природы сделки.

В отзыве на апелляционную жалобу представитель истца Мерзляковой А. И.Зорина С.В. просит в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, указывая на необоснованность ее доводов.

Тойдорова Н. И., ее представитель Иевлев С. В. в судебном заседании доводы жалобы поддержали в полном объеме по основаниям в ней изложенным.

Представитель ответчика Зорина С. В. просила жалобу оставить без удовлетворения, указывая на правильность выводов суда первой инстанции, а также на необоснованность доводов жалобы.

Нотариус Широбокова И. В. полагала жалобу подлежащей удовлетворению. Пояснила, что оспариваемое завещание оформлялось на дому. Наследодатель был неходячий, в момент составления завещания в состоянии опьянения не находился. В квартиру она приходила несколько раз. Приглашал ее сам ФИО 2 по телефону, поскольку при нем всегда находился мобильный телефон. В момент составления завещания был полностью дееспособным, общался с нотариусом и прекрасно осознавал какие действия совершает.

На основании ст. ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса РФ дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие истца, надлежащим образом извещенного о времени и месте рассмотрения дела.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Изучив материалы дела, проверив доводы жалобы, возражений на нее, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, и установлено судом первой инстанции Иванова А. И. родилась ДД.ММ.ГГГГ, в графе «мать» указана ФИО 12 согласно свидетельству о рождении серии III-НИ .

Согласно свидетельству о заключении брака серии II-НИ ФИО 13 и ФИО 12 заключили брак ДД.ММ.ГГГГ После заключения брака жене присвоена фамилия ФИО 14.

Согласно справке о заключении брака следует, что в архиве Устиновского отдела записи АГЗС Управления записи актов гражданского состояния Администрации г. Ижевска УР имеется запись акта о заключении брака ФИО 6 и Ивановой А. И. После заключения брака жене присвоена фамилия Мерзлякова.

Согласно свидетельству о смерти серии II-НИ следует, что ФИО 1 умерла ДД.ММ.ГГГГ.

12.12.2017 г. Мерзлякова А. И. обратилась к нотариусу Широбоковой И. В. с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО 1

Согласно свидетельству о праве на наследство по закону серии <адрес>5 следует, что наследником ? доли квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, после смерти ФИО 1 является дочь Мерзлякова А. И.

14.08.2017 года ФИО 2 сделал завещательное распоряжение на случай своей смерти, всё движимое и недвижимое имущество, какое ко дню смерти окажется ему принадлежащим, где бы оно не находилось и в чем бы оно не заключалось завещал Тойдоровой Н. И. Данное завещание удостоверено нотариусом Широбоковой И. В.ДД.ММ.ГГГГ серия <адрес>6.

ДД.ММ.ГГГГ г. ФИО 2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, умер.

Согласно медицинскому свидетельству о смерти серии Е-1194 от 20.11.2017 г. следует, что причиной смерти ФИО 2 явились: острая сердечная недостаточность и алкогольная кардиомиопатия.

Согласно заключению комиссионной судебно-психиатрической экспертизы БУЗ и СПЭ УР «РКПБ МЗ УР» № 19/176 от 06.02.2019 г. на момент удостоверения завещания 14 августа 2017 г. ФИО 2 не имел какого-либо психического расстройства, лишающего его способности правильно понимать значение своих действий и руководить ими, понимать сущность сделки, осознавать содержание сделки, обстоятельства заключения сделки. Отсутствуют сведения о наличии у ФИО 2 в интересующий суд период времени грубых психических нарушений, в том числе слабоумия или иного выраженного интеллектуального снижения, значительных расстройств памяти и ориентировки в окружающем, нарушения сознания, галлюцинаторно-бредовых переживаний, также нет данных на 14.08.2017 г. о выраженном похмельном или запойном состоянии с грубыми когнитивными и волевыми расстройствами.

Согласно заключению судебно-психологической экспертизы Некоммерческого партнерства «Межрегиональный центр практической психологии и экспертизы «Развитие» № 69/2019 ФИО 2 в течение жизни не обнаруживал каких-либо существенных нарушений в психическом развитии и функционировании психической деятельности. Согласно анамнестическим сведениям, ФИО 2 имел среднее законченное образование, относительно адаптирован в трудовой деятельности (имела место неоднократная смена мест работы по рабочим специальностям), в семейной жизни (дважды женат, отношений с детьми от первого брака, с родными не поддерживал). Минимальный объем анамнестических сведений, в т.ч. отсутствие объективизирующей информации, не позволяет достоверно проанализировать уровень его адаптации в иных сферах жизнедеятельности (межличностная, социально-бытовая, хозяйственная и пр.) Можно полагать, что имел место узкий круг интересов, увлечений, общения, низкий уровень качества жизни и адаптации (приспособленности) в старшем возрастном периоде. Скудность информации, представленных сведений определяют и невозможность достоверно выявить присущие ему исходно характерологические особенности. Согласно имеющимся сведениям, индивидуальное своеобразие качества жизни ФИО 2 определялось его пристрастием к употреблению спиртных напитков - согласно клиническим оценкам психиатров в рамках посмертной судебно-психиатрической экспертизы, отсутствию учета и наблюдения у психиатров, наркологов - без формирования клинических проявлений алкогольной зависимости. Но при этом, имеющиеся сведения указывают на склонность ФИО 2 к злоупотреблению спиртными напитками в течение длительного времени. Кроме того, к индивидуальным особенностям, определявших жизнедеятельность ФИО 2, в особенности, в последние перед смертью годы жизни, являлась его физическая беспомощность и зависимость от лиц, осуществляющих за ним уход, вследствие его соматического неблагополучия, с резко сниженным качеством жизни и функционирования на уровне социально-бытовых и межличностных отношений. Как свидетельствует психологический и патопсихологический анализ представленной информации (материалы гражданского дела и медицинской документации), низкий уровень и качество жизни ФИО 2, сомато-неврологическое неблагополучие с явлениями физической зависимости, немощи и ограниченность навыков самообслуживания, реакция горя со специфическим комплексом эмоционально-личностного реагирования на утрату единственного эмоционально значимого лица (супруги) в исследуемый период (фаза шока и оцепенения острого периода горя), в совокупности оказали существенное влияние на его сознание и деятельность, привели к ограничению свободы волеизъявления, адекватной оценки ситуации и снижению прогностических и критических способностей в отношении социально-юридических последствий юридического акта (составление завещания), могли способствовать формированию неправильного представления относительно существенных элементов сделки (предмет и природа сделки) в юридически значимый период 14.08.2017 г. Процесс волеизъявления ФИО 2, согласно представленным сведениям, в юридически значимых событиях, формировался под влиянием не соответствующих действительности представлений о существенных элементах сделки, что свидетельствует о заблуждении в отношении предмета и природы сделки.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции руководствовался положениями ст.ст. 18, 35 Конституции РФ, ст. ст. 1, 8, 10, 166, 168, 178, 218, 1111, 1118, 1119, 1124, 1149, 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. ст. 56, 67, 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, разъяснениями данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» и пришел к выводу о недействительности завещания, указав, что в момент составления завещания ФИО 2 заблуждался относительно предмета и природы сделки, а, именно, что оформляет завещание на его имущество, а не решает вопрос по оформлению доверенности на получение пенсии.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент составления завещания) распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Завещание должно быть совершено лично. Совершение завещания через представителя не допускается. В завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина. Совершение завещания двумя или более гражданами не допускается. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Согласно статьи 1119 Гражданского кодекса Российской Федерации завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса. Свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве (статья 1149). Завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений данного Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

В случае недействительности оспариваемого завещания, в отсутствие ранее составленного завещания, наследование осуществляется по закону.

В силу положений пп. 1, 2 статьи 1141 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной ст. 1142 - 1145 и 1148 названного кодекса. Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, то есть если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (ст. 1117), либо лишены наследства (п. 1 ст. 1119), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства. Наследники одной очереди наследуют в равных долях, за исключением наследников, наследующих по праву представления (ст. 1146).

Согласно пункту 3 статьи 1145 Гражданского кодекса Российской Федерации к наследникам по закону седьмой очереди, призываемым к наследованию, относятся пасынки и падчерицы наследодателя - неусыновленные наследодателем дети его супруга независимо от их возраста.

Согласно разъяснениям Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", к наследникам по закону седьмой очереди, призываемым к наследованию согласно пункту 3 статьи 1145 ГК РФ, относятся: пасынки и падчерицы наследодателя - неусыновленные наследодателем дети его супруга независимо от их возраста; отчим и мачеха наследодателя - не усыновивший наследодателя супруг его родителя.

Названные в пункте 3 статьи 1145 Гражданского кодекса Российской Федерации лица призываются к наследованию и в случае, если брак родителя пасынка, падчерицы с наследодателем, а равно брак отчима, мачехи с родителем наследодателя был прекращен до дня открытия наследства вследствие смерти или объявления умершим того супруга, который являлся соответственно родителем пасынка, падчерицы либо родителем наследодателя.

Истец является падчерицей ФИО 2, то есть наследником по закону седьмой очереди, наследники предшествующих очередей отсутствуют, доказательств наличия ранее составленного ФИО 2 завещания не представлено. 13 декабря 2017 года истец обратилась к нотариусу Широбоковой И. В. с заявлением о принятии наследства по закону после смерти ФИО 2 Таким образом, истец имеет правовой интерес в оспаривании завещания, поскольку признание его недействительными повлечет за собой возникновение у истца права на наследство по закону.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.

Заявляя иск, Мерзлякова А. И. указала, что завещание является недействительным, поскольку ФИО 2, составляя завещание, заблуждался относительно предмета и природы сделки, полагая, что подписывает доверенность на получение пенсии.

В силу пункта 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Согласно пункту 2 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации при наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

По смыслу приведенной статьи, сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны неправильно сложилась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался. Сделки, совершенные под влиянием заблуждения, относятся к сделкам с пороком внутренней воли, поскольку последняя сформировалась в условиях искаженного представления лица об обстоятельствах, имеющих существенное значение.

Применительно к положениям пункта 2 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации под предметом сделки понимаются объекты гражданских прав по поводу которых совершается сделка (в рассматриваемом случае имущество, принадлежащее наследодателю на момент совершения завещания), а под природой сделки понимается тип сделки (в рассматриваемом случае завещание).

Из содержания оспариваемого завещания следует, что оно содержит ясно выраженное намерение ФИО 2 завещать всё движимое и недвижимое имущество, какое ко дню смерти окажется ему принадлежащим, где бы оно не находилось и в чем бы оно не заключалось ответчику Тойдоровой Н. И. Согласно завещания текст завещания записан нотариусом со слов ФИО 2 и им прочитан, в нем выражено свободное волеизъявление ФИО 2, которое одобрено им немедленно. ФИО 2 собственноручно исполнена подпись в завещании. Дееспособность завещателя нотариусом проверена.

Как следует из объяснений нотариуса Широбоковой И. В. данных как в суде первой инстанции, так и в суде апелляционной инстанции, при составлении завещания ФИО 2 понимал, что составляет завещание на случай своей смерти и завещает свое имущество именно ответчику, при этом, высказал нотариусу мотивы принятия такого решения. Из указанных объяснений следует, что ФИО 2 понимал как сущность совершаемой сделки, так и ее содержание.

Свидетель ФИО 7 применительно к составлению завещания показала, что при разговоре с ней о завещании ФИО 2 говорил, что подписал две бумажки, одну в морге, а вторую на получение пенсии в присутствии нотариуса. Таким образом, показания данного свидетеля не позволяют с достоверностью установить, что завещание ФИО 2 не составлялось, либо, что он заблуждался относительно предмета или природы завещания.

Из показаний свидетелей ФИО 8, ФИО 3, ФИО 4 следует, что по обстоятельствам составления завещания им ничего неизвестно.

Свидетель ФИО 11 показала, что в августе 2017 г. ей позвонил Мамиконов и попросил приехать к нему. Он был встревожен, в состоянии паники, депрессии, звонил даже заведующей и просил прийти к нему кому-нибудь, говорил, что у него хотят отобрать квартиру, а он не хочет отдавать квартиру ни истцу, ни ответчику. Из показаний данного свидетеля следует, что в августе 2017 года наследодатель ФИО 2 свидетелю высказывал свои опасения относительно судьбы спорной квартиры, указывая на то, что на нее претендуют истец и ответчик, то есть в августе 2017 года наследодателем разрешался вопрос относительно судьбы спорной квартиры, что также свидетельствует об отсутствии заблуждения относительно предмета совершаемой сделки.

Истец в юридически значимый период времени (составление завещания) с наследодателем не общалась. Последующее несообщение наследодателем истцу о составлении завещания, при том, что исходя из показаний свидетеля ФИО 11ФИО 2 не хотел оставлять спорную квартиру истцу, также не могут свидетельствовать о том, что в момент составления завещания ФИО 2 заблуждался относительно предмета и природы сделки.

Согласно заключению посмертной судебно-психологической экспертизы Некоммерческого партнерства «Межрегиональный центр практической психологии и экспертизы «Развитие» № 69/2019 ФИО 2 в течение жизни не обнаруживал каких-либо существенных нарушений в психическом развитии и функционировании психической деятельности. Согласно анамнестическим сведениям, ФИО 2 имел среднее законченное образование, относительно адаптирован в трудовой деятельности (имела место неоднократная смена мест работы по рабочим специальностям), в семейной жизни (дважды женат, отношений с детьми от первого брака, с родными не поддерживал). Минимальный объем анамнестических сведений, в т.ч. отсутствие объективизирующей информации, не позволяет достоверно проанализировать уровень его адаптации в иных сферах жизнедеятельности (межличностная, социально-бытовая, хозяйственная и пр.) Можно полагать, что имел место узкий круг интересов, увлечений, общения, низкий уровень качества жизни и адаптации (приспособленности) в старшем возрастном периоде. Скудность информации, представленных сведений определяют и невозможность достоверно выявить присущие ему исходно характерологические особенности. Согласно имеющимся сведениям, индивидуальное своеобразие качества жизни ФИО 2 определялось его пристрастием к употреблению спиртных напитков - согласно клиническим оценкам психиатров в рамках посмертной судебно-психиатрической экспертизы, отсутствию учета и наблюдения у психиатров, наркологов - без формирования клинических проявлений алкогольной зависимости. Но при этом, имеющиеся сведения указывают на склонность ФИО 2 к злоупотреблению спиртными напитками в течение длительного времени. Кроме того, к индивидуальным особенностям, определявших жизнедеятельность ФИО 2, в особенности, в последние перед смертью годы жизни, являлась его физическая беспомощность и зависимость от лиц, осуществляющих за ним уход, вследствие его соматического неблагополучия, с резко сниженным качеством жизни и функционирования на уровне социально-бытовых и межличностных отношений. Как свидетельствует психологический и патопсихологический анализ представленной информации (материалы гражданского дела и медицинской документации), низкий уровень и качество жизни ФИО 2, сомато-неврологическое неблагополучие с явлениями физической зависимости, немощи и ограниченность навыков самообслуживания, реакция горя со специфическим комплексом эмоционально-личностного реагирования на утрату единственного эмоционально значимого лица (супруги) в исследуемый период (фаза шока и оцепенения острого периода горя), в совокупности оказали существенное влияние на его сознание и деятельность, привели к ограничению свободы волеизъявления, адекватной оценки ситуации и снижению прогностических и критических способностей в отношении социально-юридических последствий юридического акта (составление завещания), могли способствовать формированию неправильного представления относительно существенных элементов сделки (предмет и природа сделки) в юридически значимый период 14.08.2017 г. Процесс волеизъявления ФИО 2, согласно представленным сведениям, в юридически значимых событиях, формировался под влиянием не соответствующих действительности представлений о существенных элементах сделки, что свидетельствует о заблуждении в отношении предмета и природы сделки.

Допрошенный в суде первой инстанции эксперт некоммерческого партнерства «Межрегиональный центр практической психологии и экспертизы «Развитие» № 69/2019 ФИО 5 суду показал, что при производстве экспертизы использовались материалы дела, а также медицинская документация. Экспертами была дана оценка объяснениям нотариуса, показаниям свидетелей, при этом, эксперты пришли к выводу, что объяснения нотариуса противоречат объективным материалам дела, а потому объяснения не прияты во внимание при производстве экспертизы. Также пояснил, что выводы в экспертном заключении носят вероятностный характер, поскольку экспертиза проводилась посмертно, а психоэмоциональное состояние ФИО 2, как больного хроническим алкоголизмом, было определено с учетом знаний эксперта как медицинского психиатра.

Вопреки доводам жалобы, психология к медицинским услугам не отнесена, а потому довод об отсутствии у экспертной организации лицензии на осуществление медицинской деятельности не может свидетельствовать о недопустимости экспертного заключения как доказательства по делу. Проведение психологических экспертиз не требует получения лицензии, не запрещено законом, а значит, некоммерческое партнерство «Межрегиональный центр практической психологии и экспертизы «Развитие» может осуществлять данный вид деятельности, даже если в ЕГРЮЛ в отношении нее не содержится сведений о коде ОКВЭД, соответствующем деятельности в области судебных экспертиз. При таких обстоятельствах заключение является допустимым доказательством по делу.

В соответствии с разъяснениями, содержащимся в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении" и пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.06.2008 N 13 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции", заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания, и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). При исследовании заключения эксперта суду следует проверять его соответствие вопросам, поставленным перед экспертом, полноту и обоснованность содержащихся в нем выводов.

Проанализировав содержание приведенного заключения судебной экспертизы, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что вопреки выводам суда первой инстанции, заключение судебно-психологической экспертизы не может с достоверностью подтверждать, что в момент составления завещания ФИО 2 заблуждался относительно предмета и природы совершаемой сделки. Так, эксперты указывают лишь на возможное способствование индивидуальных особенностей ФИО 2 формированию неправильного представления относительно существенных элементов сделки в юридически значимый период 14.08.2017 г. Таким образом, выводы экспертов носят вероятностный характер, что также подтвердил допрошенный в судебном заседании эксперт ФИО 5, а потому с достоверностью не могут подтверждать заблуждение ФИО 2 относительно природы и предмета совершенной сделки. Кроме того, из экспертного заключения не усматривается в чем именно заключалось заблуждение ФИО 2 относительно предмета сделки (не указано в отношении какого объекта гражданских прав заблуждался ФИО 2 совершая оспариваемую сделку) и относительно ее природы (не указано какую сделку совершал ФИО 2 составляя завещание), эксперты лишь ограничились общим указанием на заблуждение ФИО 2 относительно предмета и природы сделки.

Согласно заключению комиссионной судебно-психиатрической экспертизы БУЗ и СПЭ УР «РКПБ МЗ УР» № 19/176 от 06.02.2019 г. на момент удостоверения завещания 14 августа 2017 г. ФИО 2 не имел какого-либо психического расстройства, лишающего его способности правильно понимать значение своих действий и руководить ими, понимать сущность сделки, осознавать содержание сделки, обстоятельства заключения сделки. Отсутствуют сведения о наличии у ФИО 2 в интересующий суд период времени грубых психических нарушений, в том числе слабоумия или иного выраженного интеллектуального снижения, значительных расстройств памяти и ориентировки в окружающем, нарушения сознания, галлюцинаторно-бредовых переживаний, также нет данных на 14.08.2017 г. о выраженном похмельном или запойном состоянии с грубыми когнитивными и волевыми расстройствами. Заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы соответствует требованиям законодательства Российской Федерации, проведена комиссией компетентных экспертов, имеющих значительный стаж работы. Заключение в полной мере отвечает требованиям закона, является мотивированным, неясностей и разночтений не содержит, образование, специализация и стаж работы экспертов соответствуют требованиям для выполнения работ по даче заключения.

Также судебная коллегия отмечает, что оспариваемое завещание не содержит указания на распоряжение наследодателем причитавшимися ему пенсионными выплатами, что могло бы указывать на возможное заблуждение наследодателя относительно совершаемой сделки.

С учетом вышеизложенного, оценив в совокупности представленные доказательства по правилам статей 12, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе, оспариваемое завещание которое содержит ясно выраженное намерение ФИО 2 завещать принадлежащее ему имущество ответчику, и не содержит указания на распоряжение пенсией, объяснения нотариуса о том, воля наследодателя отраженная в завещании соответствовала его волеизъявлению, которое было свободным, показания свидетелей, объяснения сторон из которых невозможно сделать вывод о том, что в момент составления завещания, ФИО 2 заблуждался в отношении предмета и природы сделки, заключение посмертной судебной психологической экспертизы, вероятностные выводы которой не позволяют с достоверностью установить, что в момент составления завещания наследодатель заблуждался относительно природы и предмета совершаемой сделки, заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы, согласно выводов которой наследодатель понимал сущность сделки и осознавал ее содержание, судебная коллегия приходит к выводу о том, что допустимых, достоверных и достаточных доказательств тому, что составляя завещание, ФИО 2 заблуждался относительно его правовой природы и его предмета, преследовал иные цели, чем предусматривает завещание, и полагал, что подписывает доверенность на получение пенсии, суду не представлено. При недоказанности обстоятельств, на которые ссылалась истец, у суда не имелось оснований для удовлетворения иска. На основании изложенного решение суда подлежит отмене, как постановленное при несоответствии выводов суда обстоятельствам дела. Принимая по делу новое решение, судебная коллегия полагает возможным в удовлетворении иска отказать.

Поскольку решение суда отменено судебной коллегией в полном объеме, с учетом положений части 3 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене решение в части взыскания с Тойдоровой Н. И. в пользу Мерзляковой А. И. судебных расходы понесенных в связи с уплатой государственной пошлины в размере 300 (триста) руб. В части возврата истцу излишне уплаченной государственной пошлины решение подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Устиновского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 16 октября 2019 в части признания недействительным завещания, составленного 14 августа 2017 г. ФИО 2 в пользу Тойдоровой Н. И., удостоверенного нотариусом Широбоковой И. В., зарегистрированного в реестре за № 1-2062, взыскания с Тойдоровой Н. И. в пользу Мерзляковой А. И. судебные расходы в связи с уплатой государственной пошлины в размере 300 (триста) рублей отменить. В указанной части вынести новое решение, которым в удовлетворении требований отказать.

В остальной части решение оставить без изменения, апелляционную жалобу удовлетворить.

Председательствующий судья Сундуков А. Ю.

Судьи Ступак Ю. А.

Аккуратный А. В.