НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Удмуртской Республики (Удмуртская Республика) от 10.07.2019 № 33-3082/19

Судья Смагина Н.Н. Дело № 33-3082/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Глуховой И.Л.,

судей Аккуратного А.В., Гулящих А.В.,

при секретаре Корепановой С.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Ижевске 10 июля 2019 года гражданское дело по апелляционной жалобе Государственного учреждения – Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г.Можге Удмуртской Республики (межрайонного) на решение Можгинского районного суда Удмуртской Республики от 27 марта 2019 года, которым

исковые требования СОВ к Государственному учреждению – Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г.Можге Удмуртской Республики (межрайонному) о восстановлении пенсионных прав удовлетворены.

На Государственное учреждение – Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г.Можге Удмуртской Республики (межрайонное) возложена обязанность назначить СОВ страховую пенсию по инвалидности с ДД.ММ.ГГГГ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Глуховой И.Л., объяснения представителя Государственного учреждения – Управления Пенсионного фонда РФ в г.Можге Удмуртской Республики (межрайонного) БНИ, поддержавшей доводы жалобы, объяснения СОВ, полагавшей жалобу необоснованной, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

СОВ обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ в г.Можге Удмуртской Республики (межрайонному) (далее – Управление) о восстановлении пенсионных прав. В обоснование указала, что ее дочь СРБ с ДД.ММ.ГГГГ. была признана ребенком-инвалидом, в связи с чем ей была назначена компенсация в связи с уходом за дочерью в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ истице была установлена третья группа инвалидности по общему заболеванию, и пенсия ей была назначена по нормам действовавшего в указанный период Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». При назначении пенсии в заявлении о назначении пенсии была сделана отметка, что трудовой книжки она не имеет, т.к. не работала. При этом в Управлении имелась информация об осуществлении ею ухода за дочерью ребенком - инвалидом с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. Данный период согласно вышеуказанном федеральному закону подлежал включению в трудовой стаж в случае, если ему предшествовал или за ним следовал период работы или иной деятельности, независимо от их продолжительности. Поскольку периоды работы и иной деятельности у нее отсутствовали, права на установление трудовой пенсии по инвалидности у нее не имелось, ей была назначена социальная пенсия по инвалидности на основании Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации». С ДД.ММ.ГГГГ. истице была установлена <данные изъяты> группа инвалидности, на указанную дату также действовал Федеральный закон от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Впоследствии в связи с вступлением в силу с ДД.ММ.ГГГГ Федерального закона от 28.12.2013 № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», при определении права на пенсию, в страховой стаж могут быть засчитаны иные периоды, имевшие место до 01.02.2002г. без дополнительных условий (в соответствии со ст. 92 Закона «О государственных пенсиях в Российской Федерации от 20.11.1990 № 340-1). При пересчете пенсии с ДД.ММ.ГГГГ., в связи с вступлением в силу Федерального закона № 400-ФЗ, по <данные изъяты> группе инвалидности не был учтен страховой стаж по уходу за ребенком-инвалидом и СОВ и ответчиком ей не было рекомендовано обратиться с заявлением о переводе с социальной пенсии на страховую пенсию по инвалидности. Считает, что при наличии оснований для назначения ей с ДД.ММ.ГГГГ. страховой пенсии по инвалидности сотрудники Управления обязаны были дать ей соответствующие разъяснения и предложить наилучший вариант пенсионного обеспечения, однако эта обязанность ответчиком не была исполнена, что повлекло назначение пенсии в меньшем размере. Узнав ДД.ММ.ГГГГ о возможности назначений ей страховой пенсии по инвалидности при наличии у нее страхового стажа, она обратилась с заявлением к ответчику за назначением указанной пенсии. По данному обращению ей была назначена страховая пенсия по инвалидности с ДД.ММ.ГГГГ в размере <данные изъяты> руб. 95 коп., что превышает размер ранее получаемой социальной пенсии по инвалидности, составлявшей <данные изъяты> руб. 28 коп. Считая, что во вине ответчика она была лишена возможности получения с ДД.ММ.ГГГГ. страховой пенсии по инвалидности, истица просила устранить допущенные сотрудниками Управления нарушения и обязать ответчика произвести перерасчет размера пенсии и доплаты с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ.

В ходе рассмотрения дела СОВ свои требования уточнила, просила устранить допущенные сотрудниками Управления нарушения и обязать ответчика назначить ей страховую пенсию по инвалидности с ДД.ММ.ГГГГ. на основании Федерального закона «О страховых пенсиях»

В судебном заседании СОВ данные требования поддержала по основаниям, указанным в исковом заявлении.

Представитель Управления БТВ исковые требования не признала. Указывала на отсутствие вины ответчика в несвоевременном обращении СОВ за назначением страховой пенсии по инвалидности. Учитывая предусмотренный законом заявительный порядок установления пенсии, полагала, что страховая пенсия по инвалидности правомерно назначена СОВ с даты ее обращения, т.е. с ДД.ММ.ГГГГ., оснований для назначений ей пенсии с ДД.ММ.ГГГГ. не имеется.

Судом вынесено вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Управление просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новое решение об отказе в иске. Приводит доводы о правомерности действий пенсионного органа по назначению истцу страховой пенсии о инвалидности с даты подачи заявления об установлении указанной пенсии и отсутствии правовых оснований для назначения пенсии истцу с 01.01.2015г. Оспаривает выводы суда о незаконном бездействии ответчика в связи с неуведомлением СОВ о возможности перехода с одного вида пенсии на другую.

В возражениях на апелляционную жалобу СОВ приводит доводы о законности принятого судебного решения

Изучив материалы дела, оценив доводы жалобы, судебная коллегия, проверив законность решения суда первой инстанции в соответствии с п.1 ст.327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, находит решение суда подлежащим отмене.

Судом установлено и из материалов дела следует, что СОВ с ДД.ММ.ГГГГ. по результатам освидетельствования была установлена <данные изъяты> группа инвалидности по общему заболеванию на срок до ДД.ММ.ГГГГ.

При очередном освидетельствовании СОВ с ДД.ММ.ГГГГ. была установлена <данные изъяты> группа инвалидности по общему заболеванию на срок до ДД.ММ.ГГГГ., и впоследующем с ДД.ММ.ГГГГ<данные изъяты> группа инвалидности по общему заболеванию СОВ установлена бессрочно.

СОВ имеет на иждивении дочь СРБДД.ММ.ГГГГ г.р., которая является ребенком-инвалидом, инвалидность установлена с ДД.ММ.ГГГГ, при последующих ежегодных освидетельствованиях инвалидность продлялась, а с ДД.ММ.ГГГГ. инвалидность установлена на срок до ДД.ММ.ГГГГ.

Решением Управления от ДД.ММ.ГГГГ. об установлении периода ухода, осуществляемого трудоспособным лицом за инвалидом <данные изъяты> группы, ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или за лицом, достигшим 80, подтверждено, что СОВ осуществляла уход за дочерью ребенком-инвалидом СРБ в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. и с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. Решением Управления от ДД.ММ.ГГГГ. сведения об указанных периодах ухода за ребенком инвалидом, засчитываемых в страховой стаж, включены в индивидуальный лицевой счет СОВ.

ДД.ММ.ГГГГ. СОВ обратилась в Управление с заявлением об установлении ей пенсии по инвалидности, указав в заявлении, что трудовую книжку не имеет, так как ранее не работала.

Ввиду отсутствия сведений о наличии у СОВ страхового стажа ей ДД.ММ.ГГГГ. в соответствии с Федеральным законом «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» была установлена социальная пенсия по инвалидности в размере <данные изъяты> рублей, которая в последующем в связи с установлением истцу <данные изъяты> группы инвалидности (с ДД.ММ.ГГГГ.), дополнительными увеличениями, индексациями подвергалась перерасчету.

Согласно справки исправительно-трудового учреждения СОВ в период отбывания наказания в <данные изъяты> с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. работала швеёй третьего разряда.

Согласно справки органов Министерства социальной политики и труда УР СОВ состояла на учете в качестве безработной в следующие периоды, засчитываемые в страховой стаж: с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

ДД.ММ.ГГГГ. СОВ обратилась в Управление с заявлением о назначении страховой пенсии по инвалидности, в котором просила установить федеральную социальную доплату к пенсии, указав, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. осуществляла уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет СРБ.

Решением Управления от ДД.ММ.ГГГГ. СОВ прекращена выплата социальной пенсии по инвалидности назначенной ей в соответствии с п.1 ст.11 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации».

Решением Управления от ДД.ММ.ГГГГ. СОВ назначена страховая пенсия по инвалидности в соответствии со ст.9 Федерального закона «О страховых пенсиях» с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. В соответствии с данным решением суммарный размер страховой пенсии и фиксированной выплаты к страховой пенсии с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии составил <данные изъяты> руб. 95 коп.

ДД.ММ.ГГГГ. СОВ обратилась в Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по УР с заявлением об устранении нарушений со стороны сотрудников Управления, принятии мер по перерасчету размера пенсии и доплаты с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., указав, что по вине сотрудников пенсионного органа, не разъяснивших ей возможность перехода с социальной на страховую пенсию по инвалидности, она утратила возможность своевременного назначения ей страховой пенсии по инвалидности, что повлекло недополучение ею пенсии за период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ.

По данному обращению письмом от ДД.ММ.ГГГГ. Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по УР уведомило СОВ о правомерности установления ей страховой пенсии по инвалидности с даты обращения – с ДД.ММ.ГГГГ. и отсутствии оснований для перерасчета и выплаты ей указанной пенсии за прошлое время.

Считая, что сотрудники пенсионного органа, располагая сведениями о наличии оснований для назначения ей с ДД.ММ.ГГГГ страховой пенсии по инвалидности, своевременно не уведомили ее о возможности перехода с социальной пенсии по инвалидности на страховую пенсию по инвалидности, СОВ, обратилась в суд с настоящим иском об установлении страховой пенсии по инвалидности с ДД.ММ.ГГГГ.

Разрешая спор, суд, придя к выводу, что по вине ответчика, не уведомившего истца о возможности перехода с одного вида пенсии на другой, что повлекло несвоевременное обращение истца за назначением страховой пенсии по инвалидности, удовлетворил исковые требования.

С данными выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права и на неверной оценке юридически значимых для дела обстоятельств.

Из дела следует, что СОВ, которая с ДД.ММ.ГГГГ являлась получателем социальной пенсии по инвалидности, на основании ее обращения от ДД.ММ.ГГГГ. прекращена выплата социальной пенсии по инвалидности и с ДД.ММ.ГГГГ. назначена страховая пенсия по инвалидности.

В настоящем деле с СОВ заявлены требования о назначении ей страховой пенсии по инвалидности с ДД.ММ.ГГГГ. В качестве основания данных требований истец ссылается на незаконное бездействие ответчика, не разъяснившего ей возможность перехода с социальной на страховую пенсию по инвалидности, что повлекло несвоевременное обращение ее за назначением страховой пенсии по инвалидности.

Таким образом, в рамках заявленного истцом предмета спора, связанного с назначением страховой пенсии по инвалидности, истцу надлежало в порядке ст.56 ГПК РФ представить доказательства наличия установленных законом основания возникновения права на назначение ей страховой пенсии по инвалидности с ДД.ММ.ГГГГ.

Вместе с тем, по мнению коллегии, эти юридически значимые обстоятельства истцом в ходе рассмотрения дела своего подтверждения не нашли и истцом не доказаны.

Так, из дела следует, что первоначальное обращение СОВ за назначением пенсии по инвалидности в связи с установлением ей с 12.11.2012г. <данные изъяты> группы инвалидности по общему заболеванию имело место в период действия Федерального закона от 17.12.2001г. №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» ( далее – Федеральный закон №173-ФЗ)

Часть 3 статьи 4 названного Федерального закона предусматривала, что обращение за назначением трудовой пенсии (части трудовой пенсии) может осуществляться в любое время после возникновения права на трудовую пенсию (часть трудовой пенсии) без ограничения каким-либо сроком.

Согласно ст.8 Федерального закона №173-ФЗ право на трудовую пенсию по инвалидности имеют граждане, признанные в установленном порядке инвалидами I, II или III группы. Трудовая пенсия по инвалидности устанавливается независимо от причины инвалидности (за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 настоящей статьи), продолжительности страхового стажа застрахованного лица, продолжения инвалидом трудовой деятельности, а также от того, наступила ли инвалидность в период работы, до поступления на работу или после прекращения работы (часть 3). При полном отсутствии у инвалида страхового стажа, а также в случае наступления инвалидности вследствие совершения им умышленного уголовно наказуемого деяния или умышленного нанесения ущерба своему здоровью, которые установлены в судебном порядке, устанавливается социальная пенсия по инвалидности в соответствии с Федеральным законом от 15.12.2001г. № 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации"( далее – Федеральный закон №166-ФЗ) ( часть 4).

Статьями 10 и 11 данного Федерального закона №173-ФЗ определены периоды, подлежащие включению в страховой стаж для назначения пенсии.

Так, согласно ч.1 ст.10 данного Федерального закона в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации лицами, указанными в части первой статьи 3 настоящего Федерального закона, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации.

В соответствии с ч.11 Федерального закона №173-ФЗ страховой стаж наравне с периодами работы и (или) иной деятельности, которые предусмотрены статьей 10 настоящего Федерального закона, засчитываются, в том числе, периоды получения пособия по безработице, период ухода, осуществляемого трудоспособным лицом за инвалидом I группы, ребенком-инвалидом или за лицом, достигшим возраста 80 лет.

При этом вышеуказанные периоды, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, засчитываются в страховой стаж в том случае, если им предшествовали и (или) за ними следовали периоды работы и (или) иной деятельности (независимо от их продолжительности), указанные в статье 10 настоящего Федерального закона ( ч.2 ст.11 Федерального закона №173-ФЗ).

Из дела следует, что при обращении СОВДД.ММ.ГГГГ за назначением пенсии по инвалидности в индивидуальном лицевом счете сведения о периодах ее работы и иной деятельности отсутствовали, имелись лишь сведения о периодах получения пособий по безработице и периодах ухода за ребенком-инвалидом, в заявлении об установлении пенсии по инвалидности СОВ указала об отсутствии у нее трудовой книжки и отсутствии у нее ранее периодов работы.

Данные обстоятельства с учетом положений ст.ст.10,11 Федерального закона №173-ФЗ свидетельствуют о том, что у СОВ отсутствовал страхового стажа для назначения ей трудовой пенсии по инвалидности.

Поэтому в соответствии с положениями ч.4 ст.8 Федерального закона №173-ФЗ СОВ ввиду отсутствия страхового стажа с 01.12.2012г. была назначена социальная пенсия по инвалидности в соответствии с Федеральным законом №166-ФЗ. Правомерность назначения ей указанной пенсии истица не оспаривает.

В связи с установлением СОВ с ДД.ММ.ГГГГ. <данные изъяты> группы инвалидности по общему заболеванию ответчиком в соответствии с положениями п.п.2.1 п.2 ст.23 Федерального закона был произведен перерасчет ранее назначенной истице социальной пенсии по инвалидности. На момент данного перерасчета дополнительных сведений о наличии страхового стажа в пенсионный орган СОВ не предоставляла, с заявлением о назначении трудовой пенсии по инвалидности не обращалась.

С 01.01.2015г. правоотношения граждан в сфере пенсионного обеспечения регулируются Федеральным законом от 28.12.2013г. №400-ФЗ «О страховых пенсиях» (далее – Федеральный закон №400-ФЗ0

Статья 9 данного Федерального закона, определяющая условия назначения страховой пенсии по инвалидности, предусматривает, что право на страховую пенсию по инвалидности имеют граждане из числа застрахованных лиц, признанные инвалидами I, II или III группы (ч.1). Страховая пенсия по инвалидности устанавливается на основании сведений об инвалидности, содержащихся в федеральном реестре инвалидов, или документов, поступивших от федеральных учреждений медико-социальной экспертизы, независимо от причины инвалидности, продолжительности страхового стажа застрахованного лица, продолжения инвалидом трудовой и (или) иной деятельности, а также от того, наступила ли инвалидность в период работы, до поступления на работу или после прекращения работы (ч.2). В случае полного отсутствия у инвалида страхового стажа устанавливается социальная пенсия по инвалидности в соответствии с Федеральным законом от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (ч.3).

При этом в статьях 11, 12 данного Федерального закона №400-ФЗ предусмотрены аналогичные ранее действовавшим нормам положения о включении в страховой стаж для назначения пенсии помимо периодов работы и (или) иной деятельности которые предусмотрены статьей 11 настоящего Федерального закона, также иных периодов ( в частности, период получения пособия по безработице, период ухода одного из родителей за каждым ребенком до достижения им возраста полутора лет, но не более шести лет в общей сложности), но при условии, если им предшествовали и (или) за ними следовали периоды работы и (или) иной деятельности (независимо от их продолжительности), указанные в статье 11 настоящего Федерального закона.

При этом в ст.21 Федерального закона №400-ФЗ предусмотрен заявительный порядок обращения гражданина за назначением страховой пенсии.

Таким образом, отсутствие факта обращения гражданина за назначением пенсии исключает возможность установления пенсионным органом пенсии данному гражданину.

Частью 3 статьи 22 Федерального закона №400-ФЗ предусмотрена обязанность пенсионного органа давать разъяснения о необходимости предоставления заявителем дополнительных документов, если к заявлению о назначении страховой пенсии приложены не все необходимые документы, подлежащие представлению заявителем с учетом положений части 7 статьи 21 настоящего Федерального закона. При этом из содержания данной нормы следует, что обязанность пенсионного органа давать разъяснения, касающиеся реализации гражданином права на пенсионное обеспечение возникает лишь в связи с обращением гражданина за установлением пенсионных прав.

Из дела следует, что после установления СОВДД.ММ.ГГГГ социальной пенсии по инвалидности она в период действия Федерального закона №400-ФЗ с заявлением к ответчику и назначении страховой пенсии по инвалидности не обращалась, дополнительные документы в подтверждение наличия страхового стажа не предоставляла, доказательств обратного не представлено.

Таким образом, до момента обращения СОВ за назначением страховой пенсии по инвалидности (14.09.2018г.) ответчик не располагал сведениями о наличии периодов ее работы или иной деятельности, которые позволяли включить в страховой стаж для назначения пенсии в соответствии со ст.12 Федерального закона №400-ФЗ отраженные в лицевом счете периоды ухода за ребенком- инвалидом и периоды получения пособия по безработице, что свидетельствовало бы о наличии у истца права обращения за назначением страховой пенсии по инвалидности.

Поэтому довод СОВ о том, что ответчик с ДД.ММ.ГГГГ обладал сведениями о наличии оснований для назначения ей с ДД.ММ.ГГГГ страховой пенсии по инвалидности, в силу чего обязан был проинформировать ее о возможности перехода с социальной пенсии по инвалидности на страховую пенсию по инвалидности материалами дела не подтверждается.

Более того, доводы истца об обязанности сотрудников пенсионного органа уведомить ее о возможности выбора более выгодного варианта пенсионного обеспечения, о целесообразности перехода с одного вида пенсии на другой на нормах закона не основаны. Действующее пенсионное законодательство не содержит норм, обязывающих пенсионный орган уведомлять граждан о наличии у них права на соответствующий вид пенсионного обеспечения, а также консультировать граждан по вопросам пенсионного обеспечения при отсутствии соответствующего обращения.

Кроме того, предусмотренный Федеральным законом №400-ФЗ заявительный порядок установления страховой пенсии исключает возможность назначения пенсии гражданину в отсутствие факта его обращения за назначением пенсии.

Поэтому учитывая, что до ДД.ММ.ГГГГ. СОВ за назначением ей страховой пенсии по инвалидности к ответчику не обращалась, заявленные ею в настоящем деле требования о назначении ей указанной пенсии с ДД.ММ.ГГГГ. при отсутствии факта ее обращения на эту дату за назначением пенсии, не могут быть удовлетворены.

С учетом изложенного в рамках заявленного предмета и оснований требования истца удовлетворению не подлежат.

С учетом изложенного решение суда как постановленное при неправильном применении норм материального права, ненадлежащей оценке юридически значимых обстоятельств не может быть признано законным и подлежит отмене с вынесением по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований СОВ апелляционная жалоба ответчика по изложенным в ней доводам подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Можгинского районного суда Удмуртской Республики от 27 марта 2019 года отменить. Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований СОВ о возложении на Государственное учреждение – Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г.Можге Удмуртской Республики (межрайонное) обязанности назначить СОВ страховую пенсию по инвалидности с ДД.ММ.ГГГГ отказать.

Апелляционную жалобу Государственного учреждения – Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г.Можге Удмуртской Республики (межрайонного) удовлетворить.

Председательствующий: Глухова И.Л.

Судьи:

Гулящих А.В.

Аккуратный А.В.