НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Татарстан (Республика Татарстан) от 05.06.2014 № 33-7426/2014

Судья А.Р. Сафин Дело № 33-7426/2014Учет № 9А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е 

 5 июня 2014 года город Казань

 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

 председательствующего судьи Д.М. Насретдиновой,

 судей И.И. Багаутдинова и О.В. Вишневской,

 с участием прокурора И.Н. Дворянского,

 при секретаре судебного заседания Ю.А. Гордеевой,

 рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Насретдиновой Д.М. гражданское дело по апелляционной жалобе Акционерного коммерческого банка «Спурт» (открытое акционерное общество) на решение Вахитовского районного суда г.Казани от 19 марта 2014 года, которым постановлено:

 исковые требования Михайловой Е.Б. удовлетворить частично.

 Признать трудовой договор от 01 декабря 2011 года №, заключенный между Михайловой Е.Б. и открытым акционерным обществом Акционерный коммерческий банк «Спурт», заключенным на неопределенный срок.

 Восстановить Михайлову Е.Б. на работе в открытом акционерном обществе Акционерный коммерческий банк «Спурт» в должности главного юрисконсульта отдела кредитных операций, операций с ценными бумагами и учредительной документацией юридического Управления.

 Взыскать с открытого акционерного общества Акционерный коммерческий банк «Спурт» в пользу Михайловой Е.Б. компенсацию морального вреда в сумме 10000 руб.

 В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

 Взыскать с открытого акционерного общества Акционерный коммерческий банк «Спурт» в доход государства государственную пошлину в сумме 600 руб.

 Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав заключение прокурора, полагающего, что решение суда является законным и обоснованным, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

 Михайлова Е.Б. обратилась с иском к Акционерному коммерческому банку «Спурт» (открытое акционерное общество) (далее по тексту – ОАО АКБ «Спурт») о восстановлении на работе, признании трудового договора заключенным на неопределенный срок и взыскании компенсации морального вреда.

 В обоснование своих требований истица указала, что на основании трудового договора № от 23 июня 2010 года, заключенного на неопределенный срок, она работала в филиале «Жилстройкредит» ОАО АКБ «Спурт» в должности начальника юридического отдела. 14 ноября 2011 года ей было вручено уведомление № о том, что в связи с изменением организационных условий труда и изменением статуса филиала банка на дополнительный офис ей был предложен перевод на должность главного специалиста юридического управления в головном отделении с уменьшением оклада, с чем она вынуждена была согласиться в связи с тем, что находилась на втором месяце беременности. В связи с переводом истицы в головное отделение ответчика с ней был заключен трудовой договор № от 1 декабря 2011 года. В марте 2012 года ей был предоставлен отпуск по беременности и родам. В конце 2012 года – начале 2013 года ее пригласил сотрудник отдела кадров для подписания некоторых документов, связанных с выплатами пособия по уходу за ребенком, а также в связи с изменением фамилии. В ходе подписания документов истице также было предложено подписать дополнительное соглашение к трудовому договору № от 1 декабря 2011 года в связи со сменой фамилии, в соответствии с которым заключенный с ней трудовой договор признавался срочным на период с 1 декабря 2011 года до 30 ноября 2013 года. В обоснование заключения срочного трудового договора ей было разъяснено, что все сотрудники банка переводятся на такую форму договоров и такие договоры пролонгируются ежегодно. Заключение с ней срочного трудового договора, по мнению истицы, является незаконным, поскольку в этот момент она находилась в отпуске по уходу за ребенком. Кроме того, поскольку она находилась в декретном отпуске и временно не исполняла трудовые обязанности, с ней не могли подписывать дополнительное соглашение задним числом в целях признания работы срочной, поскольку в данном случае оно являлось фиктивным и изначально ничтожным.

 В начале ноября 2013 года истицу вновь пригласил сотрудник отдела кадров, поскольку заканчивался предоставленный ей отпуск по уходу за ребенком до достижения им полутора лет, где она написала заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до трех лет. Однако на беседу с сотрудником отдела кадров также пришел начальник отдела кредитных операций, операций с ценными бумагами и учредительной документацией юридического управления банка, в котором работала истица и сообщил, что заключенный с ней трудовой договор является срочным и будет расторгнут 30 ноября 2013 года. 22 ноября 2013 года ей вручили уведомление № о расторжении трудового договора, о чем 26 ноября 2013 года был издан соответствующий приказ, а 30 ноября 2013 года выдали трудовую книжку с записью об увольнении по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации. Истица полагает, что данные действия работодателя являются незаконными и нарушают ее права на труд, сохранение трудового стажа, а также право как матери на полноценное воспитание ребенка в возрасте до трех лет. В связи с изложенным она просила суд восстановить ее на работе в прежней должности, признать трудовой договор № от 1 декабря 2011 года, заключенный между ней и ОАО АКБ «Спурт», заключенным на неопределенный срок, а также взыскать компенсацию причиненного ей неправомерными действиями ответчика морального вреда в размере 40000 рублей.

 Представитель ответчика иск не признал.

 Суд исковые требования удовлетворил и вынес решение в вышеприведенной формулировке.

 В апелляционной жалобе ответчиком ставится вопрос об отмене принятого судом решения по мотиву его незаконности. При этом в жалобе им приводятся те же доводы, что и в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, указывается на пропуск истицей срока обращения в суд за разрешением трудового спора, о применении которого было заявлено в суде первой инстанции. Также ответчик ссылается на то, что изначально с истицей был заключен срочный трудовой договор, который впоследствии был пролонгирован на новый срок. Кроме того, ответчик считает, что со стороны истицы имеет место злоупотребление правом, поскольку на момент заключения с ней срочного трудового договора она не поставила работодателя в известность о своей беременности, чему судом также не дана надлежащая правовая оценка.

 Помощником прокурора Вахитовского района г.Казани К.С. направлено письменное возражение на апелляционную жалобу, в котором указывается на несогласие с изложенными в ней доводами в связи с их необоснованностью.

 В судебном заседании суда апелляционной инстанции прокурор пришел к заключению о незаконности произведенного ответчиком увольнения.

 Проверив законность и обоснованность решения суда, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для его отмены или изменения.

 Согласно пункту 2 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

 Положениями части первой статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовые договоры могут заключаться на неопределенный срок и на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

 Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 настоящего Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

 В силу статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации срочный трудовой договор заключается:

 на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы;

 на время выполнения временных (до двух месяцев) работ;

 для выполнения сезонных работ, когда в силу природных условий работа может производиться только в течение определенного периода (сезона);

 с лицами, направляемыми на работу за границу;

 для проведения работ, выходящих за рамки обычной деятельности работодателя (реконструкция, монтажные, пусконаладочные и другие работы), а также работ, связанных с заведомо временным (до одного года) расширением производства или объема оказываемых услуг;

 с лицами, поступающими на работу в организации, созданные на заведомо определенный период или для выполнения заведомо определенной работы;

 с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой;

 для выполнения работ, непосредственно связанных с практикой, профессиональным обучением или дополнительным профессиональным образованием в форме стажировки;

 в случаях избрания на определенный срок в состав выборного органа или на выборную должность на оплачиваемую работу, а также поступления на работу, связанную с непосредственным обеспечением деятельности членов избираемых органов или должностных лиц в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в политических партиях и других общественных объединениях;

 с лицами, направленными органами службы занятости населения на работы временного характера и общественные работы;

 с гражданами, направленными для прохождения альтернативной гражданской службы;

 в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

 По соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться:

 с лицами, поступающими на работу к работодателям – субъектам малого предпринимательства (включая индивидуальных предпринимателей), численность работников которых не превышает 35 человек (в сфере розничной торговли и бытового обслуживания – 20 человек);

 с поступающими на работу пенсионерами по возрасту, а также с лицами, которым по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, разрешена работа исключительно временного характера;

 с лицами, поступающими на работу в организации, расположенные в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, если это связано с переездом к месту работы;

 для проведения неотложных работ по предотвращению катастроф, аварий, несчастных случаев, эпидемий, эпизоотий, а также для устранения последствий указанных и других чрезвычайных обстоятельств;

 с лицами, избранными по конкурсу на замещение соответствующей должности, проведенному в порядке, установленном трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права;

 с творческими работниками средств массовой информации, организаций кинематографии, театров, театральных и концертных организаций, цирков и иными лицами, участвующими в создании и (или) исполнении (экспонировании) произведений, в соответствии с перечнями работ, профессий, должностей этих работников, утверждаемыми Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений;

 с руководителями, заместителями руководителей и главными бухгалтерами организаций, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности;

 с лицами, получающими образование по очной форме обучения;

 с членами экипажей морских судов, судов внутреннего плавания и судов смешанного (река - море) плавания, зарегистрированных в Российском международном реестре судов;

 с лицами, поступающими на работу по совместительству;

 в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

 В силу положений, закрепленных в статье 79 Трудового кодекса Российской Федерации, срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения.

 На основании частей первой, третьей статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

 При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

 Как предусмотрено статьей 394 Трудового кодекса Российской Федерации, в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

 В случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

 Из материалов дела следует, что на основании приказа № от 23 июня 2010 года Михайлова Е.Б. (добрачная фамилия Павлова) была принята на работу в филиал «Жилстройкредит» АКБ «Спурт» (ОАО) на должность начальника юридического отдела. Также 23 июня 2010 года между АКБ «Спурт» (ОАО) в лице директора филиала «Жилстройкредит» АКБ «Спурт» (ОАО) и Михайловой Е.Б. был заключен трудовой договор №, по условиям которого истица была принята на работу на указанную должность на неопределенный срок.

 Заседанием Совета директоров ОАО АКБ «Спурт» от 21 октября 2011 года принято решение о переводе филиала «Жилстройкредит» ОАО АКБ «Спурт» в статус дополнительного офиса ОАО АКБ «Спурт».

 В связи с изменением организационных условий труда 14 ноября 2011 года работодателем Михайловой Е.Б. вручено уведомление № о том, что наименование занимаемой ею должности изменяется на должность главного специалиста, ей был предложен перевод на эту должность в юридическом управлении АКБ «Спурт» (ОАО) с уменьшением оклада до 40000 рублей. Также истицу уведомили о том, что в случае отказа от перевода на указанную должность трудовой договор с ней будет расторгнут 14 января 2012 года.

 На основании заявления истицы приказом ответчика № от 1 декабря 2011 года она переведена на должность главного юрисконсульта юридического отдела кредитных операций, операций с ценными бумагами и учредительной документацией юридического управления с 1 декабря 2011 года. Также с ней заключен трудовой договор № от 1 декабря 2011 года. Согласно пункту 1.2 данного договора он был заключен на срок с 1 декабря 2011 года по 30 ноября 2012 года.

 На основании заявления от 10 апреля 2012 года на основании листка нетрудоспособности Михайловой Е.Б. был предоставлен отпуск по беременности и родам с 10 апреля 2012 года.

 1 декабря 2012 года между сторонами заключено дополнительное соглашение к трудовому договору № от 1 декабря 2011 года, в соответствии с которым пункт 1.2 договора изложен в следующей редакции: «Договор заключается на определенный срок с 1 декабря 2011 года по 30 ноября 2013 года».

 22 ноября 2013 года работодателем Михайловой Е.Б. вручено уведомление № о том, что 30 ноября 2013 года заканчивается строк действия трудового договора, в связи с чем он будет расторгнут на основании пункта 2 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

 Приказом работодателя № от 26 ноября 2013 года истица уволена с занимаемой должности 30 ноября 2013 года в связи с истечением срока трудового договора.

 Разрешая спор и удовлетворяя заявленные исковые требования, суд первой инстанции, учитывая характер работы истицы и условия ее выполнения, обоснованно исходил из того, что доказательств наличия оснований, предусмотренных статьей 59 Трудового кодекса Российской Федерации, для заключения с Михайловой Е.Б. срочного трудового договора и его расторжения по пункту 2 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации ответчиком суду не представлено, и, следовательно, заключение с ней срочного трудового договора не является законным.

 Доводы апелляционной жалобы ответчика о несогласии с данными выводами суда первой инстанции признаются судебной коллегией несостоятельными.

 Так, согласно разъяснениям, данным в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 2 от 17 марта 2004 года «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных частью первой статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (часть вторая статьи 58, часть первая статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации).

 Согласно части второй статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть вторая статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации), то есть если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя.

 Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

 В абзацах 3 и 4 пункта 14 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации разъяснено, что если срочный трудовой договор был заключен для выполнения определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой (абзац восьмой части первой статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации), такой договор в силу части второй статьи 79 Кодекса прекращается по завершении этой работы.

 При установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств каждого дела признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок.

 Ссылка в жалобе ответчика на то, что срочный характер трудового договора был обусловлен временным характером предстоящей работы и условий ее выполнения не могут быть признаны судебной коллегией обоснованными, исходя из следующего.

 Так, из объяснений представителя ответчика, данных им в ходе рассмотрения дела, следует, что заключение с Михайловой Е.Б. срочного трудового договора было связано с необходимостью завершения судебных дел, инициированных филиалом. При этом он ссылался на должностную инструкцию, являющуюся приложением № 1 к трудовому договору от 1 декабря 2011 года, согласно которой в связи с реорганизацией филиала на временную должность главного юрисконсульта принимается лицо на определенный срок для выполнения определенной работы по срочному трудовому договору для завершения судебных дел №, №, №, №, №.

 Между тем, как правильно указал в своем решении суд первой инстанции, сведений об ознакомлении истицы с данной должностной инструкцией не имеется. Кроме того, являясь неотъемлемой частью трудового договора от 1 декабря 2011 года в прошитом и пронумерованном виде в количестве десяти листов, данная должностная инструкция содержит ссылку на гражданские дела с конкретными номерами №, №, №, №, №, которые были приняты к производству судов после заключения трудового договора, то есть после 1 декабря 2011 года.

 Также необходимо отметить, что волеизъявление истицы на заключение с ней срочного трудового договора само по себе, без отнесения ее к категории лиц, перечисленных в части второй статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, не является основанием для заключения с ней работодателем трудового договора на определенный срок.

 Таким образом, учитывая установленные по данному делу обстоятельства, суд пришел к правильному выводу о признании заключенного между сторонами трудового договора заключенным на неопределенный срок и, соответственно, незаконности произведенного увольнения.

 Доводы ответчика о пропуске истицей установленного законом срока для обращения в суд для разрешения индивидуального трудового спора также являются несостоятельными и не могут повлечь отмену обжалуемого решения.

 В соответствии с положениями статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации и Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 2 от 17 марта 2004 года «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» заявление работника о восстановлении на работе подается в районный суд в месячный срок со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки, либо со дня, когда работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки.

 Как видно из имеющихся в деле документов, приказ № о расторжении заключенного с истицей трудового договора с 30 ноября 2013 года издан работодателем 26 ноября 2013 года. Также в данном приказе содержится отметка об ознакомлении истицы с ним. При этом из пояснений самой истицы, не опровергнутых ответчиком, следует, что трудовая книжка была выдана ей 30 ноября 2013 года. В суд за разрешением индивидуального трудового спора об увольнении истица обратилась 27 декабря 2013 года, о чем свидетельствует почтовый штамп на конверте. При этом, каких-либо достоверных доказательств, свидетельствующих о вручении Михайловой Е.Б. приказа об увольнении и трудовой книжки до 30 ноября 2013 года, работодателем суду не представлено.

 При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что установленный законом месячный срок для обращения в суд с требованием о восстановлении на работе Михайловой Е.Б. не пропущен, в связи с чем у суда не имелось оснований для удовлетворения заявленного ответчиком ходатайства о применении последствий пропуска данного срока.

 Имеющийся в апелляционной жалобе ответчика довод о злоупотреблении истицей правом при заключении с ней срочного трудового договора со ссылкой на то обстоятельство, что она не уведомила работодателя о своей беременности, на выводы суда о незаконности произведенного увольнения не влияет и правового значения при разрешении настоящего спора не имеет.

 При указанных обстоятельствах решение суда следует признать соответствующим закону и фактическим обстоятельствам дела, постановленным на основании представленных доказательств, которые были надлежащим образом исследованы и оценены.

 В целом доводы апелляционной жалобы ответчика не опровергают выводы суда первой инстанции, фактически сводятся к необходимости переоценки исследованных судом доказательств и не содержат оснований, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке.

 На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

 решение Вахитовского районного суда г.Казани от 19 марта 2014 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу Акционерного коммерческого банка «Спурт» (открытое акционерное общество) – без удовлетворения.

 Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение шести месяцев в кассационном порядке.

 Председательствующий

 Судьи