НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Коми (Республика Коми) от 05.06.2020 № 22-660/20

Судья Горбачёва Т.Ю. № 22- 660/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Сыктывкар 5 июня 2020 года

Верховный Суд Республики Коми

в составе председательствующего Коноваловой О.В.,

судей Боброва В.Г., Румянцевой О.А.,

при секретаре судебного заседания Дрохиной А.Н.,

с участием прокуроров Матвеева Е.Г., Садомского П.А.,

осужденных Протопопова А.В., Иванова В.Е., Джаббарлы Р.М.о.,

защитника осужденного Протопопова А.В. – адвоката Долгобородовой Г.Н.,

защитника осужденного Иванова В.Е. – адвоката Шицова Д.Г.,

защитника осужденного Джаббарлы Р.М.о. – адвоката Лодыгина А.А.,

защитников подсудимого Коржова Р.Н. – адвокатов Батырева А.В., Седых В.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Голубева В.В., апелляционные жалобы осужденного Протопопова А.В. и его защитника - адвоката Долгобородовой Г.Н., осужденного Иванова В.Е. и его защитников – адвокатов Шицова Д.Г. и Володиной Н.В., адвокатов Ващенко Н.В. и Лодыгина А.А. в интересах осужденного Джаббарлы Р.М.о. и адвоката Батырева А.В. в интересах обвиняемого Коржова Р.Н. на приговор Усть-Вымского районного суда Республики Коми от 23.12.2019, которым

Протопопов А.В., <Дата обезличена> года рождения, уроженец <Адрес обезличен>, гражданин Российской Федерации, несудимый,

осужден по ч.4 ст. 160 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 800 000 рублей, с лишением права занимать должности в органах уголовно-исполнительной системы, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий, сроком на 2 года;

на основании ст. 48 УК РФ лишен специального звания «генерал-лейтенант внутренней службы»;

в соответствии с ч.3 и ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания с наказанием, назначенным апелляционным приговором Верховного Суда Республики Коми от 03 августа 2017 года, окончательно назначено наказание в виде 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 1 700 000 (один миллион семьсот тысяч) рублей, с лишением права занимать должности в органах уголовно-исполнительной системы, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственный полномочий сроком на 2 года, а также занимать должности на государственной и муниципальной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий сроком на 2 года, и лишением специального звания «генерал-лейтенант внутренней службы»;

срок наказания в виде лишения свободы исчислен со дня вступления приговора в законную силу;

мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на период до вступления приговора в законную силу изменена на заключение под стражу;

время содержания Протопопова А.В. под стражей с 23 декабря 2019 года (день постановления приговора) до дня вступления приговора в законную силу зачтено в срок лишения свободы, из расчета один день содержания под стражей за один день лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

в срок наказания зачтено отбытое Протопоповым А.В. наказание по апелляционному приговору Верховного Суда Республики Коми от 03 августа 2017 года - с 13 января 2016 года до 22 декабря 2019 года включительно из расчета один день содержания под стражей за один день лишения свободы.

Иванов В.Е., <Дата обезличена> года рождения, уроженец <Адрес обезличен>, гражданин Российской Федерации, несудимый,

осужден по ч.4 ст.160 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 600 000 (шестьсот тысяч) рублей, с лишением права занимать должности в органах уголовно-исполнительной системы, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственный полномочий сроком на 2 года;

на основании ст.48 УК РФ лишен специального звания «подполковник внутренней службы»;

срок наказания в виде лишения свободы исчислен со дня вступления приговора в законную силу;

мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на период до вступления приговора в законную силу изменена на заключение под стражу;

время содержания под стражей с 23 декабря 2019 года (день постановления приговора) до дня вступления приговора в законную силу зачтено в срок лишения свободы, из расчета один день содержания под стражей за полтора дня лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

в срок наказания зачтен период содержания под стражей с 27 октября 2015 года по 08 сентября 2016 года из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, под домашним арестом с 08 сентября 2016 года по 17 мая 2017 года - из расчета один день домашнего ареста за один день лишения свободы.

Джаббарлы Р.М.о., <Дата обезличена> года рождения, уроженец <Адрес обезличен>, гражданин Российской Федерации, несудимый,

осужден по ч.5 ст.33, ч.4 ст.160 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, со штрафом в размере 400 000 (четыреста тысяч) рублей;

срок наказания в виде лишения свободы исчислен со дня вступления приговора в законную силу;

мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на период до вступления приговора в законную силу изменена на заключение под стражу;

время содержания под стражей с 23 декабря 2019 года (день постановления приговора) до дня вступления приговора в законную силу зачтено в срок лишения свободы, из расчета один день содержания под стражей за полтора дня лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

в срок наказания зачтено время содержания под стражей с 27 октября 2015 года по 24 декабря 2015 года из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, и время нахождения под домашним арестом с 24 декабря 2015 года по 21 июня 2016 года из расчета один день домашнего ареста за один день лишения свободы.

За представителем потерпевшего (УФСИН России по Республике Коми) и прокурором Республики Коми признано право на удовлетворение гражданских исков о возмещении имущественного ущерба, причиненного преступлением, вопрос о размере возмещения передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Арест, наложенный на принадлежащее Иванову В.Е. имущество, сохранен для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и имущественных взысканий.

Приговором разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Одновременно с указанным приговором судом первой инстанции вынесено постановление о прекращении уголовного дела в отношении Коржова Р.Н., совершившего преступление, предусмотренное ч.5 ст.33, ч.4 ст.160 УК РФ, на основании п.4 ч.1 ст. 24 УПК РФ - в связи со смертью.

На указанное постановление адвокатом Батыревым А.В., также подана апелляционная жалоба.

Заслушав доклад судьи Коноваловой О.В., выступления осужденного Протопопова А.В., его защитника – адвоката Долгобородовой Г.Н., осужденного Иванова В.Е., его защитника – адвоката Шицова Д.Г., осужденного Джаббарлы Р.М.о. и его защитника – адвоката Лодыгина А.А., защитника обвиняемого Коржова Р.Н. – адвоката Батырева А.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокуроров Матвеева Е.Г., Садомского П.А., полагавших необходимым приговор изменить по доводам апелляционного представления, постановление оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

УСТАНОВИЛ:

Протопопов А.В. и Иванов В.Е. признаны виновными в растрате, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Джаббарлы Р.М.о. признан виновным в пособничестве в растрате, то есть содействии совершению хищения чужого имущества, вверенного виновному, совершенного группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Обстоятельства совершения ими преступления подробно изложены в приговоре.

Судом первой инстанции одновременно с приговором вынесено постановление о прекращении уголовного дела в отношении обвиняемого Коржова Р.Н., на основании п. 4 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

Согласно указанному постановлению Коржов Р.Н. совершил пособничество в растрате, то есть содействие совершению хищения чужого имущества, вверенного виновному, совершенного группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения в особо крупном размере.

Обстоятельства совершения им преступления совместно с соучастниками подробно изложены в постановлении.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Голубев В.В., не оспаривая правильности установленных судом фактических обстоятельств уголовного дела и юридическую квалификацию действий осужденных, полагает, что приговор подлежит изменению в связи с нарушением требований уголовного и уголовно-процессуального законов. Указывает, что у суда отсутствовали правовые основания для передачи гражданских исков для решения вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку ущерб, причиненный преступлением, установлен, необходимости производства дополнительных расчетов, связанных с гражданским иском не имелось.

Просит приговор изменить, частично удовлетворить исковое заявление заместителя прокурора Республики Коми о возмещении имущественного ущерба, причиненного преступлением, в размере 10 827 300 рублей, взыскать сумму ущерба с Протопопова А.В., Иванова В.Е., Джаббарлы Р.М.о. солидарно.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней защитник - адвокат Долгобородова Г.Н. в защиту осужденного Протопопова А.В., ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, просит об его отмене. При этом адвокат указывает, что расследование уголовного дела проведено с нарушением территориальной подследственности, предусмотренной ст. 152 УПК РФ, все следственные и процессуальные действия выполнены неполномочным органом, а поэтому являются недопустимыми доказательствами. Уголовное дело рассмотрено судом с нарушением территориальной подсудности, предусмотренной ст. 32 УПК РФ, демонтаж и вывоз плит начался и закончился на территории Архангельской области. При возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ не разрешен вопрос о подсудности. Прокуратурой и органами следствия и судом не исполнено постановление Сыктывкарского городского суда о возвращении уголовного дела прокурору от 17 мая 2017 года. Ссылаясь на частное постановление Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 17.05.2017, полагает, что уголовное дело подлежит прекращению по п. 5 ч.1 ст. 27 УПК РФ. Считает, что в нарушение требований УПК РФ и позиции Конституционного Суда РФ после возращения на основании постановления Сыктывкарского городского суда от 17.05.2017 уголовного дела прокурору для устранения препятствий, не связанных с неполнотой предварительного следствия, не устранены препятствия, незаконно проведено расследование, оценка этому судом не дана. Нарушено право на защиту, необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств стороны защиты о прекращении уголовного дела, о приобщении лингвистического и психологического исследования Джаббарлы Р.М.о., о проведении судебной оценочной экспертизы плит, об исключении доказательств, которые сторона защиты считает недопустимыми; часть исследованных в судебном заседании письменных доказательств нечитаемы, из материалов уголовного дела № 444017, возвращенного 17.05.2017 Сыктывкарским городским судом прокурору, следствием изъяты документы, и судом не принято мер для восполнения материалов уголовного дела до первоначального объема. Анализируя доказательства по делу, указывает об отсутствии в действиях Протопопова А.В. состава преступления, о недоказанности обстоятельств, подлежащих доказыванию в силу ст. 73 УПК РФ.

Считает, что на основании договора № 58 от 29.09.2014 между ФКУ КП-34 и ООО «Эстет» фактически состоялись гражданско-правовые возмездные отношения. Вывод суда о том, что находящееся в хозяйственном ведении и оперативном управлении федеральное имущество, переданное учреждениям и закрепленное за ними, было вверено Протопопову и Иванову В.Е. в силу должностного положения и специального поручения-доверенности не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Право собственности РФ на 28.06.2011 - период процедуры ликвидации ГУП «Учреждение М-222/6» - зарегистрировано не было, автодорога с железобетонным покрытием с реестровым № <Номер обезличен> является движимым имуществом, в обвинении содержатся сведения об этой дороге, не соответствующие действительности. Полагает, что уголовное дело в отношении осужденных было возбуждено незаконно, при наличии нарушений закона со стороны должностных лиц ТУ Росимущество, конкурсных управляющих, ГУП Учреждения М-222/6. Достоверно не установлен объект, с которого силами «Эстет» демонтировались плиты, сам объект не идентифицирован. Вывод суда о том, что плиты были демонтированы с автодороги с железобетонным покрытием, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, сами железобетонные плиты не имеют идентификационных признаков, а все неустранимые сомнения должны толковаться в пользу подсудимых. Судом не исследовались обстоятельства, связанные с ликвидацией ГУП Учреждения М-222/3 по процедуре банкротства, не установлено какое имущество входило в конкурсную массу, и какое решение по этому имуществу было принято конкурсным управляющим. Не установлено событие преступления и поэтому уголовное дело в этой части подлежит прекращению по п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ. Вывод суда о фиктивности сделки договоров № 58 от 29.09.2014 и 67 и о невозможности Арбитражного суда до вынесения приговора по настоящему делу делать выводы о недействительности сделки считает несоответствующим гражданскому законодательству, фактическим обстоятельствам. Указывает, что сторонами договора № 58 сделка не оспорена, а сроки для оспаривания истекли. Не установлен предмет преступного посягательства по эпизоду демонтажа плит объект на территории Удорского района Республики Коми и Ленского района Архангельской области. В обвинении не конкретизирован предмет хищения в виде растраты, так как ж.б. плиты, составляющие дорожное полотно «Автодороги с ж.б. покрытием Вожский -124 км», на момент их перемещения в чьей-либо собственности, не находились. Не установлено конкретное место (участок) снятия плит с дорожного полотна «автодорога с железобетонным покрытием Вожский - 124 км», а также предмет посягательства, место демонтажа, объект, с которого демонтировались плиты. Указывает об отсутствии доказательств того, что собственником демонтированных плит является Российская Федерация, об осведомленности Протопопова А.В. о вывозе плит с территории ФКУ КП-32 силами ООО «Эстет», обсуждении им вопроса о их вывозе. Ссылаясь на пояснения Коржова Р.Н., данные им в ходе служебной проверки 24.09.2015, в судебном заседании 16.03.2017, расшифровку справки – меморандума, показания свидетеля ФИО30, самого Протопопова А.В. указывает, что последний узнал о производстве демонтажа плит в 2015 году.

Показания Иванова В.Е., Свидетель №29, Свидетель №14, Свидетель №42 считает не относимыми, так как показания данных лиц выходят за пределы предъявленного обвинения. Считает, что действия Протопопова и Иванова вытекали из должностных полномочий, гражданско-правовых отношений и не являются уголовно-наказуемыми. В их действиях отсутствует умысел на совершение преступления, квалифицирующий признак «совершение группой лиц по предварительному сговору» не нашел подтверждения, выводы суда в этой части не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считает, что показания Джаббарлы Р.М.о. не подтверждены другими доказательствами, указывает, что сам Протопопов отрицает получение от Джаббарлы Р.М.о. денежных средств. Не доказано, что Протопопов А.В. распорядился имуществом как своим собственным. Ссылаясь на ответ Управления Федерального казначейства по Республике Коми от 26.07.2016, указывает, что все денежные средства, поступающие на лицевые счета ФКУ КП-34 ОИУ ОУХД УФСИН России по Республике Коми, в том числе и от приносящей доход деятельности, являются средствами федерального бюджета, в распоряжение Протопопова, Иванова, Коржова не поступали. Приводит нормы ГК РФ и Бюджетного кодекса РФ и указывает, что денежные средства, поступившие в указанное учреждение, являются государственной собственностью. Считает необоснованным вывод суда о том, что сумма в размере 5 049 000 не поступила в бюджет РФ. Полагает, что не установлена стоимость вмененного в вину имущества и размер ущерба и тем самым не доказан квалифицирующий признак ч.4 ст. 160 УК РФ – особо крупный размер. Ссылаясь на заключение экспертизы, проведенной Калашником и его показания в суде, считает, что сумма ущерба завышена. Полагает, что уголовное дело рассмотрено необъективно, предвзято, с нарушением права подсудимых на защиту, с нарушением принципов уголовного судопроизводства. Судом незаконно оглашены показания умершего подсудимого Коржова, поскольку другие подсудимые были лишены возможности задавать ему вопросы; необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о признании протоколов осмотра мест происшествия недопустимыми доказательствами, просит признать указанные доказательства недопустимыми; необоснованно не принят в качестве доказательства протокол № 151 специального психофизиологического исследования в отношении Протопопова А.В., показания Свидетель №36 ввиду отсутствия подписки свидетеля, несмотря на то, что сведения о предупреждении об уголовной ответственности имелись в протоколе судебного заседания и подтверждены самим свидетелем в суде. Следствие велось с использованием незаконных методов, судом не приняты во внимание показания свидетелей ФИО31, ФИО32 об оказываемом на них давлении со стороны оперативных и следственных органов с целью принуждения к оговору Протопопова А.В.

Нарушен принцип состязательности сторон, суд по собственной инициативе вызвал и допросил эксперта ФИО33, необоснованно объявил замечания адвокатам Шицову Д.Г. и Долгобородовой Г.Н. и вынес частное постановление в отношении адвоката Шицова Д.Г.

Указывает на фальсификацию материалов уголовного дела, перечисляет документы, которые, по мнению защиты, были изъяты следователем из материалов рассматриваемого уголовного дела (том 15, 19).

Следователем ФИО43 была восполнена неполнота следствия, его действиям судом оценка не дана.

Считает, что подсудимым увеличен объем обвинения, фактически был вменен второй эпизод – демонтаж и вывоз плит в 2015 году с территории ликвидируемой ФКУ КП-32 в пос. Усть-Вымского района РК.

Судом необоснованно не вынесено частное постановление в адрес следователей и сотрудников УФСБ РФ по РК, о чем ходатайствовала сторона защиты.

Сообщает о наличии в материалах рассматриваемого уголовного дела материалов иных уголовных дел, возбужденных по тем же обстоятельствам, но по которым не приняты процессуальные решения (т. 2, л.д. 159, т.1, л.д. 1-2, т. 8 л.д 1-8, т.7, л.д. 141, т. 16, л.д. 23-28).

Полагает, что гражданские иски удовлетворению не подлежат, так как подписаны ненадлежащими лицами, являются незаконными и необоснованными, оснований для передачи вопроса о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, не имелось.

Считает, что уголовное дело в отношении Протопопова А.В. после возвращения уголовного дела № 444017 по ч.4 ст. 160 УК РФ прокурору и возобновления его, подлежало прекращению.

Обращает внимание на то, что прокурором Ленского района Архангельской области постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное по реабилитирующим основаниям, за отсутствием события преступления, было отменено по истечении более 2 лет.

Полагает, что назначенное наказание не соответствует принципам вины, справедливости и гуманизма, не рассмотрена возможность применения ст. 64 УК РФ. Считает, что у суда не было оснований не применять ст. 73 УК РФ.

Просит уголовное дело по эпизоду демонтажа и вывоза плит, составляющих дорожное полотно «автодороги Вожский-124 км», с территории Удорского района Республики Коми и Ленского района Архангельской области прекратить по п.5 ч.1 ст. 27 УПК РФ, по эпизоду демонтажа и вывоза плит, находящихся на территории ликвидируемого ФКУ КП-32 УФСИН России по Республике Коми, п. Вежайка Усть-Вымского района Республики Коми прекратить по п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

Признать за Протопоповым А.В. в порядке ст. ст. 133-134 УПК РФ право на реабилитацию.

В апелляционной жалобе осужденный Протопопов А.В. считает приговор суда незаконным, необоснованным, несправедливым, подлежащим отмене, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильным применением уголовного закона, существенным нарушением уголовно-процессуального закона и несправедливостью приговора. В жалобе приводит те же доводы, что и защитник Долгобородова Г.Н. в своей основной жалобе.

Просит уголовное дело в отношении него и других осужденных прекратить.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Шицов Д.Г. в интересах осужденного Иванова В.Е. выражает несогласие с приговором суда, считая его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене.

Указывает, что наличие не отменного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 04.12.2014 на момент возбуждения уголовного дела 26.10.2015 по ч.4 ст. 160 УК РФ по одному и тому же факту влечет прекращение уголовного преследования в соответствии с п. 5 ч.1 ст. 27 УПК РФ. Уголовное дело в отношении всех осужденных подлежит прекращению, так как имеется вступившее в законную силу постановление Сыктывкарского городского суда от 17.05.2017 и частное постановление от 17.05.2017, в которых изложены выводы суда о необходимости такового прекращения. Полагает, что уголовное дело рассмотрено с нарушением территориальной подсудности, установленной ст. 32 УПК РФ. Постановление о возбуждении уголовного дела по факту хищения в форме растраты 1672 шт. железобетонных плит с бывшей территории КП 32 в п. Вежайка (т. 58, л.д. 100-105) считает незаконным. Ссылаясь на показания Иванова, указывает, что площадок с железобетонным покрытием на балансе КП-32 не стояло. Считает, что приговор основан на недопустимых доказательствах, добытых после возращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Указывает об отсутствии в действиях Иванова В.Е. признаков состава преступления, предусмотренного ч.4 ст. 160 УК РФ. Приводит и анализирует доказательства по делу, указывает, что договор № 58 от 29.09.2014 является возмездным, факт оплаты по договору подтвержден показаниями свидетелей, Коржовым Р.Н. и Джаббарлы Р.М.о. Железобетонные плиты реализовывались по указанному договору на возмездной основе, денежные средства в распоряжение Иванова В.Е., Протопопова А.В., Коржова Р.Н. не поступали, а поступили на расчетный счет ФКУ КП-34, которое является государственным учреждением. Действия Иванова не были направлены на совершение хищения в форме растраты, в его действиях отсутствует корыстный мотив. Иванову В.Е. не было известно о получении Протопоповым А.В. денежных средств от реализации плит. Вывод суда о том, что денежная сумма в размере 5 049 000 рублей не поступила в бюджет Российской Федерации, не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Ссылаясь на положения ч.4 ст. 214, ч.5 ст. 41 ГК РФ, ч.3 ст. 161 Бюджетного кодекса РФ, ответ из Управления Федерального казначейства по РК от 26.07.2016 № 07-06-08/2489, указывает, что имущество и денежные средства, поступившие в ФКУ КП-34, являются государственной собственностью, поступили в бюджет РФ.

Утверждает об отсутствии у Иванова умысла на совершение преступления, предусмотренного ч.4 ст. 160 УК РФ, при этом приводит и анализирует показания свидетелей Свидетель №15, Свидетель №60, Свидетель №8, Свидетель №6, Свидетель №39, письменные материалы дела. Обращает внимание на то, что в правомерности и законности заключения договора Иванова В.Е. убедили специалисты Управления, после этого он устно согласовал заключение указанного договора, показаниям свидетелей в данной части судом оценка не дана. Сообщает об уменьшении кредиторской задолженности ФКУ КП-34 к концу 2015 году, в том числе в результате заключения и реализации договора с ООО «Эстет».

Ссылаясь на показания самого Иванова В.Е., письменные материалы дела, в том числе протоколы очных ставок между Ивановым В.Е. и Коржовым Р.Н., между Джаббарлы Р.М.о. и Ивановым В.Е., показания Коржова Р.Н., свидетеля ФИО30, указывает, что Иванов В.Е. согласовал договор № 58 с ООО «Эстет» на вывоз плит только с одного объекта – «автодороги с железобетонным покрытием Вожский 124 км», вывоз плит с бывшей территории КП-32 с ним не был согласован. Сообщает, что суд в приговоре не привел и не дал оценки показаниям свидетеля ФИО30

Указывает, что в период с 13.05.2015 по 26.08.2015 Иванов В.Е. не работал в своей должности, и с 15.05.2015 находился за пределами г. Сыктывкар, сначала находился в отпуске, а затем уволился из УИС, и не мог участвовать в совершении действий по вывозу плит в указанный период. Документам, которые сторона защиты предоставила суду первой инстанции, в этой части оценка не дана. Ущерб в размере 10 827 300 рублей, вмененный Иванову отсутствует, поскольку в период работы Иванова вывезена 2 701 плита, что составит 4 911 700 руб., в то время как на расчетный счет ФКУ КП-34 поступила предоплата в размере 5 049 000 рублей.

Сообщает о наличии противоречий в приговоре и в постановлении о прекращении уголовного дела в отношении Коржова Р.Н. в части изложения показаний Коржова относительно обстоятельств, с кем был согласован вывоз плит с территории бывшей КП-32, в приговоре - Ивановым В.Е., в постановлении – Свидетель №39

Указывает, что судом не дана оценка показаниям свидетелей ФИО34, ФИО35, Свидетель №46 в части.

Иванов В.Е. не давал указание подчиненным сотрудникам о снижении цены по договору за одну плиту с 700 руб. до 500 руб., ему не было известно о снижении цены по договору, снижение стоимости произошло 17.07.2015, в период нахождения Иванова в отпуске.

Считает, что из общей суммы ущерба необходимо вычесть сумму в размере 460 600 рублей, на которую ООО «Эстет» уменьшил оплату КП-34 за плиты.

Выражает несогласие с заключением эксперта от 21.04.2018 (т. 57, л.д. 68-105), считает, что у суда отсутствовали основания учитывать сведения из указанной экспертизы при определении ущерба в виде рыночной стоимости плит, полагает необходимым учитывать фактическую стоимость дороги при определении ущерба от реализации ж.б. Выводы о рыночной стоимости плит считает необъективными, так как рыночная стоимость определена не в месте хищения, а в местах фактической реализации.

Более объективным считает экспертное заключение ООО «...» ФИО36 от 01.11.2016, согласно которому рыночная стоимость одной плиты с «автодороги с железобетонным покрытием Вожский -124» 786 руб.

Полагает, что судом необоснованно отказано стороне защиты о назначении повторной экспертизы.

Указывает, что дорога с железобетонным покрытием в перечень имущества передаваемого с баланса ГУП УМ 222/6 в ФКУ ОИК № 33 ГУФСИН России по Республике Коми не вошла.

С момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства представители ГУФСИН России по РК, в том числе и Иванов В.Е., не могли являться собственниками имущества ГУП М-222/6, в обязанности Иванова не входила обязанность передачи имущества ликвидируемого предприятия конкурсному управляющему.

В качестве потерпевшей стороны безосновательно признана Российская Федерация.

Объект «автодорога с железобетонным покрытием «Вожский -124 км» Иванову не вверялся, такового объекта не существует; судом не установлен факт вывоза плит ООО «Эстет» с указанного объекта.

Считает действия Иванова, Протопопова, Коржова по реализации железобетонных плит законными, а автомобильную дорогу с железобетонным покрытием движимым имуществом.

Полагает, что Иванов и Протопопов имели право реализовать железобетонные плиты с объекта «автодорога с железобетонным покрытием «Вожский -124 км».

По мнению адвоката, следователем фальсифицированы материалы уголовного дела. Совершено изъятие материалов уголовного дела (на 487 листах), относящихся к предмету доказывания по ч.4 ст. 160 УК РФ. Приводит проведенную им сверку материалов уголовного дела, выделенных Сыктывкарским городским судом в порядке ст. 237 УПК РФ и материалов уголовного дела, поступивших в Усть-Вымский районный суд, и делает вывод о том, что часть материалов уголовного дела была перемещена следователем из одного тома в другой, а часть документов (1 197 листов) изъяты из уголовного дела. Адвокат также указывает, что из т. 15, 17, 18 материалов уголовного дела № 4444017, выделенных Сыктывкарским городским судом, а также т. 19, после возвращения дела прокурору, следователем изъяты ряд документов, приводит листы дела и их количество. В протоколе допроса Свидетель №32 отсутствует весь допрос.

Полагает, что судебное разбирательство было проведено с обвинительным уклоном, нарушен принцип состязательности сторон. Судом по собственной инициативе был вызван для допроса эксперт ФИО120.

Не устранены препятствия, указанные в постановлении Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 17.05.2017, которые послужили основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

По мнению защитника, орган предварительного следствия должен был отменить постановления об отказе в возбуждении уголовного дела через суд, поскольку уголовное дело еще не было направлено в суд.

Считает назначенное в отношении Иванова В.Е. наказание несправедливым вследствие чрезмерной суровости, а назначение дополнительного наказания в виде лишения специального звания незаконным. Указывает, что суд с учетом данных о личности Иванова, который характеризуется лишь с положительной стороны, незаконно лишил его специального звания и назначил несправедливо суровое наказание.

Замечание о нарушении порядка в судебном заседании 23.04.2019 ему объявлено необоснованно и подлежит отмене.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Иванов В.Е. считает приговор незаконным и необоснованным. Указывает, что в его действиях отсутствует состав инкриминируемого преступления, поскольку ему имущество в виде железобетонных плит, автомобильных плит или имущество, состоящее из автомобильных железобетонных плит, не вверялось. Вывод суда о том, что автодорога с железобетонным покрытием не была передана конкурсному управляющему и не вошла в состав конкурсной массы не соответствует действительности и ФЗ № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве»), факт передачи подтвержден ликвидационным балансом, перечнем имущества и показаниями свидетеля Свидетель №2. Вывод суда о неправомерном расходовании средств колонией на погашение задолженности по налогам и сборам, заработную плату также считает не соответствующим действительности, поскольку в материалах уголовного дела имеются исполнительные листы и погашение задолженности по ним является обязанностью должника.

Не соглашаясь с выводом суда о том, что средства, полученные в сумме 5 000 000 рублей, являются безвозмездными, указывает, что сделка между ФКУ КП-34 и ООО «Эстет» была возмездной, ФКУ КП-34 получило предоплату в размере около 5 000 000 рублей.

Ссылаясь на договоры хозяйственного и оперативного введения, утверждает, что железобетонных плит на балансе ликвидированных учреждений не было, с дороги протяженностью 29, 9 км плиты не демонтировались. Указывает, что железобетонные плиты, обращенные в собственность государства путем сделки с ООО «Эстет» являлись бесхозными. Органами предварительного следствия не проведена инвентаризация и ревизия имущества и обязательств в УФСИН по факту хищения денежных средств или иных материальных ценностей; в деле отсутствуют какие-либо документы, свидетельствующие о недостаче железобетонных плит или автодороги с железобетонным покрытием, реального уменьшения имущества не произошло. На балансе ликвидируемого учреждения плиты не числились, площадок с железобетонным покрытием на балансе КП-32 не стояло. Квалифицирующий признак «с использованием своего служебного положения» своего подтверждения не нашел, он являлся должностным лицом, выполняющим организационно-распорядительные функции, материально ответственным лицом не являлся, договор о полной индивидуальной или коллективной материальной ответственности с ним не заключался. Действие доверенности ФСИН России от 29.04.2014 (т.54, л.д. 159) распространялись на имущество, находящееся только в оперативном управлении действующих исправительных учреждений, в то время как железобетонные плиты демонтировались с объектов, не находящихся на чьем либо балансе, поэтому указанная доверенность не свидетельствует о наличии у него данного квалифицирующего признака.

Просит приговор отменить, вынести в отношении него оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Володина Н.В. в интересах осужденного Иванова В.Е. выражает несогласие с приговором суда ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что вывод суда о виновности Иванова В.Е. в инкриминируемом преступлении основан на предположениях и недопустимых доказательствах. Право собственности Российской Федерации на плиты на момент вынесения приговора не установлено, не установлен имущественный статус и принадлежность плит. В документах о строительстве и принятии на баланс линейных объектов – автомобильных дорог не конкретизировано местонахождение плит относительно их положения в составе определенных дорог или их привязки к местности, а также принадлежность к конкретному субъекту права. Судом не учтены доводы стороны защиты и осужденного, высказанные ими в ходе судебного разбирательства. Сам Иванов утверждал, что имущество в виде железобетонных плит ему не вверялось. Выражает несогласие с выводами суда о том, что похищенное имущество является бесхозяйным, но относится к федеральной собственности. Указывает, что в период следствия потерпевшей стороной не были предприняты меры по регистрации права собственности на указанный объект, что лишает потерпевших их статуса и права на удовлетворение гражданского иска. Управление ФСИН по Республике Коми не имело право пользования и распоряжения указанным имуществом, имущество ему не вверялось. В действиях Иванова и других не установлен корыстный мотив. Иванову вменен объект имущества с названием «автодорога с железобетонным покрытием «Вожский -124 км» в то время как в документах Росимущества объект имеет название «дорога с ж.б. покрытием» без указания километров, привязки местности и других характеристик, объект имущества с таким названием ФСИН России по Республике Коми не вверялся. При ликвидации КП-34 объект автодорога был передан в конкурсную массу, но в процедуре банкротства реализован не был, на балансе ликвидируемого учреждения КП-32 железобетонные плиты не числились. Ссылаясь на материалы Арбитражного суда Республики Коми, указывает, что по окончании процедуры банкротства объект остался бесхозяйным имуществом, статус данных плит не был определен. Считает, что суд неправомерно признал потерпевшим ФСИН России. Указывает, что судом не дано оценки доводу стороны защиты о том, что в соответствии с решением Арбитражного суда РК были удовлетворены требования ООО «Эстет» о взыскании с УФСИН России по РК излишне уплаченной суммы по договору № 58 в сумме 500 000 рублей и компенсации за пользование чужими денежными средствами и тем самым УФСИН России по РК с одной стороны подтвердило о законности договора № 58, а с другой заявило о хищении. В период времени, когда согласно обвинению был произведен вывоз плит, Иванов уже не являлся должностным лицом УФСИН России по РК и не исполнял свои должностные обязанности, ему не было известно о хищении плит, работы по вывозу плит он не согласовывал. Будучи ликвидатором учреждения Иванов на основании государственного контракта провел оценку плит, составляющих 29,9 км, объект в дальнейшем был списан на основании письма ФСИН России. Плиты не были поставлены на баланс как самостоятельное имущество. Приговор является несправедливым, а наказание чрезмерно суровым. Просит приговор отменить и постановить в отношении Иванова оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Ващенко Н.Н. в интересах осужденного Джаббарлы Р.М. о., не оспаривая фактические обстоятельства дела и квалификацию содеянного, выражает несогласие с приговором в части назначенного наказания, считая его чрезмерно суровым. В обоснование указывает, что осужденный Джаббарлы Р.М. о. в полном объеме признал свою вину, раскаялся в содеянном, дал подробные показания, характеризуется исключительно положительно, а не удовлетворительно, как указал суд в приговоре, имеет почетные грамоты и благодарственные письма, в деле имеются ходатайства общественных организаций о назначении ему наказания не связанного с лишением свободы, награжден медалью «За помощь и содействие ветеранскому движению», на учете у врачей нарколога и психиатра не состоит, ранее не судим, имеет трех малолетних детей. При назначении наказания суд не учел позицию государственного обвинителя, просившего о назначении Джаббарлы Р.М.о. наказания с применением ст. 73 УК РФ.

Просит приговор изменить, применив при назначении наказания в отношении Джаббарлы Р.М. о. положения ст. 73 УК РФ.

В дополнении к апелляционной жалобе адвоката Ващенко Н.Н. адвокат Лодыгин А.А. в интересах осужденного Джаббарлы Р.М.о. считает приговор незаконным, подлежащим отмене в связи с несправедливостью назначенного наказания, нарушением требований ч.3 ст. 60 УК РФ. Указывает, что суд не в полной мере учел смягчающие наказание обстоятельства, а также отсутствие отягчающих обстоятельств. Просит признать дополнительно в качестве смягчающих обстоятельств: чистосердечное раскаяние в содеянном, возмещение причиненного имущественного ущерба, выразившееся в поступлении на расчетный счет ФКУ КП-34 от ООО «Эстет» 5 049 000 рублей. При этом указывает, что поступившие от ООО «Эстет» указанные денежные средства следует считать, как поступившие в федеральный бюджет. Обращает внимание, что стороной защиты принимаются меры по возмещению материального ущерба. Ссылаясь на смягчающие обстоятельства, положительную характеристику, наличие троих детей, считает, что в отношении Джаббарлы возможно применить положения ст. 64 и ст. 73 УК РФ. Просит приговор изменить, снизить наказание в виде лишения свободы до фактически отбытого, Джаббарлы из - под стражи освободить.

В апелляционной жалобе адвокат Батырев А.В. в интересах Коржова Р.Н., выражает несогласие с приговором суда, считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Полагает приговор постановленным на предположениях, косвенных и недопустимых доказательствах. Указывает, что не установлен предмет преступного посягательства, судом не дано надлежащей оценки доводам стороны защиты о неопределенности имущественного статуса дорог и плит, стороной обвинения не конкретизировано местонахождение плит, их последующая судьба; не произведено сравнительное исследование плит в составе автодорог и единичных обнаруженных после похищения плит. Связь вменных осужденным предметов хищения с конкретными местами их первоначального нахождения считает предположением. Указывает на отсутствие у Коржова умысла на хищение или пособничество. Считает, что судом нарушены требования ст. 276, 281 УПК РФ при оглашении показаний Коржова, тем самым нарушены права Коржова и других осужденных; не дана надлежащая оценка протоколам осмотра места происшествия, произведенных по другому уголовному делу с участием Коржова, но без его защитника, а также тому, что несмотря на то, что постановление ОП по Ленскому району ОМВД «Котласский» было отменено на момент поступления дела в суд, оно не было отменено на протяжении всего предварительного следствия, в связи с этим все добытые следствием доказательства являются не допустимыми.

Считает, что судом не установлено и не приведено достаточных доказательств вины Коржова Р.Н. в оказании пособничества в растрате федерального имущества ввиду неконкретности предмета преступного посягательства, отсутствия корыстной цели, умысла на противоправное изъятие имущества из чужого владения и обращение его в свою пользу, отсутствия у всех осужденных единого умысла на совершение преступления, а также отсутствия достоверно установленного размера ущерба с учетом фактических поступлений в бюджет.

Указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждены надлежащими доказательствами, что влечет отмену состоявшихся судебных решений.

Обращает внимание на то, что в постановлении суда о прекращении уголовного дела в отношении Коржова Р.Н. от 23.12.2019 указано, что 23 декабря 2019 в отношении Протопопова, Иванова, Джаббарлы этим же судом постановлен обвинительный приговор. В приговоре от 23.12.2019 по данному уголовному делу содержатся сведения о том, что в отношении Коржова Р.Н. уголовное дело прекращено в связи со смертью постановлением этого же суда от 23.12.2019. Указанное обстоятельство, по мнению защитника, не позволяет определить временную последовательность принятия обоих судебных актов и, следовательно, дать оценку соблюдения требований уголовно-процессуального закона к порядку постановления приговора и вынесения постановления о прекращении дела.

Просит приговор отменить и постановить в отношении Коржова Р.Н. и остальных осужденных оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Батырев А.В. в интересах Коржова Р.Н. считает постановление о прекращении уголовного дела незаконным и подлежащим отмене. Указывает, что законный представитель Коржова Р.Н. возражал против прекращения уголовного дела и настаивал на его рассмотрении по существу в целях реабилитации Коржова. Считает, что суд пришел к выводу о виновности Коржова в инкриминируемом ему обвинением преступлении на основании предположений, косвенных и недопустимых доказательствах. Приводит доводы аналогичные доводам жалобы на приговор.

Просит постановление о прекращении уголовного дела в связи со смертью отменить и постановить в отношении Коржова Р.Н. оправдательный приговор.

В письменных возражениях государственный обвинитель Голубев В.В. полагает, что приговор и постановление по доводам апелляционных жалоб защитников и осужденных отмене либо изменению не подлежат.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы жалоб и представления, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Как следует из материалов уголовного дела, по факту растраты имущества в виде железобетонных плит в количестве не менее 2701 штуки в период с 29.09.2014 по 28.11.2014, в количестве не менее 1996 штук в период с 16.07.2015 по 18.08.2015, составляющих дорожное полотно объекта имущества – «автодорога с железобетонным покрытием Вожский-124 км», уголовные дела возбуждены в отношении каждого из фигурантов уголовного дела по данному факту при наличии неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 04.12.2014, что в соответствии п. 5 ч.1 ст. 27 УПК РФ является основанием для прекращения уголовного дела в данной части, о чем принимает решение суд апелляционной инстанции и признает за осужденными право на реабилитацию в указанной части.

Однако, несмотря на это они были соединены в день их возбуждения постановлениями от 26.10.2015, 12.01.2016 в одно производство с уголовным делом № 444017, возбужденным с соблюдением норм уголовного процессуального закона, и, вопреки доводам защиты, полученные доказательства в рамках уголовного дела являются допустимыми и на их основании суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных Протопопова А.В., Иванова В.Е. в растрате имущества в виде железобетонных плит в период с 10.05.2015 по 15.07.2015 в количестве не менее 1672 штуки, находящихся на территории ликвидируемого ФКУ КП-32 УФСИН России по Республике Коми в п. Вежайка Усть-Вымского района Республики Коми, а также в виновности Джаббарлы Р.М.о. в пособничестве им в растрате указанного имущества, при возбуждении уголовного дела по указанному эпизоду.

Согласно материалам дела в течение 2010 года ФБУ КП-32 ГУФСИН России по Республике Коми были приобретены у ГУП Учреждения М-222/3 в соответствии с договорами купли-продажи железобетонные плиты в количестве не менее 11 000 штук, которые находились на территории ФБУ КП-32 ГУФСИН России по Республике Коми по адресу: Республика Коми, Усть-Вымский район, п. Вежайка, ул.Северная, д.1, а также на территории производственных, хозяйственных, иных объектов недвижимости и составляющие дороги и площадки с железобетонным покрытием между объектами недвижимости ФБУ КП-32 ГУФСИН России по Республике Коми в п.Вежайка Усть-Вымского района Республики Коми, и не были включены в перечень передаваемого имущества. Указанные железобетонные плиты, как объекты движимого имущества, на бухгалтерский учет ФКУ КП-32 ГУФСИН России по Республике Коми, после их приобретения, поставлены не были.

В отношении ФКУ КП-32 ГУФСИН России по Республике Коми приказом директора ФСИН России от 21.04.2014 № 192 инициирована процедура ликвидации, председателем ликвидационной комиссии в соответствии с указанным приказом был назначен Иванов В.Е., на основании заявления которого от 13.03.2015 учреждение было ликвидировано и прекратило свою деятельность 19.03.2015, о чем внесена соответствующая запись в Единый государственный реестр юридических лиц.

При этом, находящееся в распоряжении ФКУ КП-32 ГУФСИН России по Республике Коми имущество – железобетонные плиты, приобретенные Учреждением в течение 2010 года у ГУП Учреждения М-222/3 и железобетонные плиты, находящиеся на территории ФКУ КП-32 ГУФСИН России по Республике Коми, не было поставлено на бухгалтерский учет Учреждения и передано на хранение, а также не включалось ликвидационной комиссией в перечень передаваемого имущества, однако право собственности Российской Федерации на указанное имущество не прекращалось.

Факт того, что железобетонные плиты, находящиеся на территории ФКУ КП-32 УФСИН России по Республике Коми, в инкриминируемый период времени были вверены Протопопову А.В. и Иванову В.Е., и они в силу своего должностного положения должны обеспечивать сохранность данного имущества подтверждается справкой УФСИН России по Республике Коми от 14.01.2016, согласно которой Протопопов А.В. Указом Президента РФ от 13.05.2010 № 581 назначен на должность начальника ГУФСИН России по Республике Коми, а Указом от 31.12.2014 № 828 – начальником УФСИН России по Республике Коми; Положением об Управлении Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Коми, утвержденное приказом ФСИН России от 14.03.2005 № 98, согласно которому за УФСИН России по Республике Коми как территориальным органом ФСИН, закреплены полномочия по принятию мер в части сохранения и рационального использования имущества, переданного на праве оперативного управления и находящегося в федеральной собственности, а также осуществлению контроля за использованием и сохранностью имущества, переданного Управлением на договорной основе в хозяйственное ведение предприятиям, созданным для обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы. Начальник Управления обеспечивает рациональное использование такого имущества; копией доверенности, выданной Протопопову А.В. директором ФСИН России ФИО122 24.12.2010, на основании которой он осуществляет от имени ФСИН России действия по передаче имущества ГУПов на балансы соответствующих учреждений, подведомственных ГУФСИН России по РК и утверждению актов приема-передачи, подписанию, получению и представлению в регистрирующие органы всех необходимых документов; копией приказов ГУФСИН России по Республике Коми от 24.01.2011 № 31-лс, от 02.09.2011 № 722-лс, от 16.09.2011 № 649-лс о назначении Иванова В.Е. на должность заместителя начальника ГУФСИН России по Республике Коми; информацией УФСИН России по Республике Коми о том, что приказом ФСИН России от 04.07.2012 № 452-лс Иванов В.Е. назначен на должность заместителя начальника ГУФСИН России по Республике Коми, а приказом ФСИН России от 11.12.2014 № 927-лс – заместителем начальника УФСИН России по Республике Коми; должностной инструкцией по указанной должности, согласно которой Иванов В.Е. имеет право отдавать обязательные для исполнения распоряжения сотрудникам ГУФСИН, давать рекомендации руководителям структурных подразделений ГУФСИН и подчиненных подразделений. В его обязанности входит контроль за порядком заключения и исполнения учреждениями, исполняющими наказание, договоров, за эффективным использованием и сохранностью имущества УИС, соблюдением подразделениями ГУФСИН договоров о закреплении за ними этого имущества в пределах своих прав и полномочий, за распределением и эффективным расходованием средств бюджетного финансирования; копией приказа директора ФСИН России от 21.04.2014 № 192 «О ликвидации федерального казенного учреждения «Колония-поселение № 32 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Коми», согласно которому утвержден состав ликвидационной комиссии, председателем которой является Иванов В.Е.; копией доверенности от 29.04.2014, согласно которой заместитель начальника ГУФСИН России по Республике Коми Иванов В.Е. уполномочен осуществлять от имени ФСИН России действия, связанные с подготовкой, принятием решения о высвобождении и реализации движимого имущества, находящегося в оперативном управлении учреждений, подчиненных ГУФСИН России по Республике Коми, отбором организаций-продавцов, через которые осуществляется реализация высвобождаемого движимого имущества, его реализацией, в соответствии с порядком и процедурами, установленными законодательством РФ, а также осуществлять иные действия, предусмотренные законодательством РФ, в целях исполнения данного поручения.

При установлении фактических обстоятельств совершения осужденными указанного преступления суд обоснованно взял за основу показания Коржова Р.Н., так как они объективно подтверждаются совокупностью иных собранных по делу доказательств и согласуются с ними. Из них следует, что заместитель начальника УФСИН России по Республике Коми Иванов В.Е. сообщал ему о том, что на балансе учреждения имеется автомобильная дорога из железобетонных плит, которую необходимо продать, и таким образом погасить кредиторскую задолженность, имеющуюся у ФКУ КП-34, начальником которого он являлся, пояснил, что эти действия согласованы с начальником УФСИН России по Республике Коми Протопоповым А.В. Иванов В.Е. поручил ему составить проект договора на оказание услуг с ООО «Эстет», который будет заниматься вывозом железобетонных плит. Сначала представитель данной коммерческой организации Джаббарлы приезжал п. Вежайка и осматривал плиты, которые можно вывезти, он показал место складирования плит. В дальнейшем в рамках договора, с составлением соответствующих актов, как и по дороге в Удорском районе, с территории КП-32 в п. Вежайка Джаббарлы было вывезено более 1600 плит. Вопрос вывоза железобетонных плит в рамках этого договора с территории п. Вежайка Усть-Вымского района был согласован с Ивановым В.Е., он докладывал ему о том, что плиты с п. Вежайка вывозятся за 700 рублей. Иванову В.Е. было известно о том, что договор, в рамках которого вывозились плиты с указанной территории, является фиктивным, поскольку осужденные, содержащиеся в исправительной колонии, к работам, указанным в договоре не привлекались. На момент заключения договоров с ООО «Эстет» он исполнял указания руководства, а именно Протопопова А.В. и Иванова В.Е. В соответствии с договорами № 58 и 67 плиты вывозились представителями ООО «Эстет» с территории п.Вежайка Усть-Вымского района – территории исправительного учреждения и его сооружений, с территории нижнего склада, вывоз плит был завершен в июле 2015 года.

Оснований не доверять показаниям Коржова Р.Н. не имеется, так как они подтверждаются показаниями свидетелей Свидетель №6, Свидетель №60, которым он сообщил о необходимости заключения договоров и демонтажа плит по согласованию с представителями УФСИН России по Республике Коми, в том числе с Ивановым В.Е.

Вопреки утверждениям стороны защиты и осужденного Иванова В.Е. об отсутствии после ликвидации на территории ФКУ КП-32 железобетонных плит, наличие данных плит на территории указанного исправительного учреждения помимо показаний Коржова Р.Н. подтверждается показаниями свидетелей Свидетель №58, Свидетель №11, Свидетель №10, Свидетель №59, Свидетель №48 о вывозе с указанной территории плит летом 2015 года; протоколом осмотра территории колонии 13 октября 2017 года, согласно которому на месте бывших производственных объектов колонии находились плиты в определенных количествах, в том числе уже демонтированных из земляного полотна; актами, утвержденными начальником ФКУ КП-34 Коржовым Р.Н. о фиксации количества отгруженных плит ООО «Эстет». Согласно указанным актам, с территории бывшей КП-32 за вышеуказанный период вывезено 1672 плиты.

Кроме того, в оперативном управлении ФКУ КП-32 находились дороги колейные и разворотные, которые, как показал свидетель ФИО39, и следует из письменных материалов дела, состояли из железобетонных плит.

Свидетель Свидетель №14 показал, что являлся очевидцем разговора Протопопова А.В. и Свидетель №42 относительно реализации плит в п. Вежайка, при этом Протопопов А.В. сказал Свидетель №42, что часть денег пойдет в УФСИН, а остальное – ему, за все действия будет отвечать Иванов В.Е.

Свидетели Свидетель №42 и Свидетель №29 подтвердили, что осмотр железобетонных плит был именно в Усть-Вымском районе.

Вопреки доводам стороны защиты, каких либо противоречий в приговоре и в постановлении о прекращении уголовного дела в отношении Коржова Р.Н. в части изложения показаний Коржова относительно обстоятельств, с кем был согласован вывоз плит с территории КП-32 – не имеется, поскольку в обоих судебных решениях показания Коржова изложены одинаково.

Из показаний осужденного Джаббарлы Р.М.о., данных им в ходе предварительного следствия и в суде, следует, что он является представителем ООО «Эстет», директором которого является Свидетель №5, в 2013 году он познакомился с Протопоповым А.В., с которым у него сложились дружеские отношения. В дальнейшем он сообщил Протопопову А.В. о намерении купить железобетонные плиты в связи со строительством ресторана. Протопопов А.В. дал указание Иванову В.Е. подготовить договор, был подписан трехсторонний договор между ООО «Эстет», колонией № 34 и администрацией сельского поселения «Вожский», однако осужденные, содержащиеся в исправительной колонии к работам по очистке и демонтажу плит не привлекались. Во время демонтажа плит ООО «Эстет» производило оплату денежных средств за плиты по трехстороннему договору на счет КП-34 авансовыми платежами, на общую сумму более 5 000 000 рублей.

Вывоз плит с территории колонии-поселения № 32 в п. Вежайка осуществлялся с июня 2015 года, как это указано в актах сотрудников колонии, разрешение на это он спрашивал у Иванова В.Е., а место, где необходимо забрать плиты, ему показывал Коржов Р.Н. Плиты были в гараже, а также осуществлялся демонтаж плит с дорог, а потом уже их вывоз, допускает, что общее количество плит на территории колонии могло быть около 1672 штук. Цену за одну плиту в 700 рублей ему сообщил Протопопов А.В.

В рамках договоров по указанию услуг по очистке территории они вывозили плиты с территории бывшей ФКУ КП-32 УФСИН России по Республике Коми в п. Вежайка по цене 700 рублей за плиту.

В конце октября или в ноябре 2014 года у него состоялась встреча с Протопоповым А.В. в кафе «...», где последний предложил выплачивать ему по 70 рублей за одну плиту, и в последующем он передал Протопопову А.В. деньги в размере 175 000 рублей за уже вывезенные на тот момент плиты.

Из показаний осужденного Джаббарлы также следует, что ему было известно о том, что продажа плит незаконная, поскольку Протопопов А.В. направил его к Иванову, сказав, что он в курсе и все объяснит, Иванов же сообщил, что эта продажа плит незаконная, и он с Протопоповым долго думали, как лучше оформить договор, и решили составить договор по уборке территории, который фактически заменит договор купли-продажи данных железобетонных плит, на что он согласился.

Согласно договору № 58 от 29.09.2014, ООО «Эстет» в лице директора Свидетель №5, выступая заказчиком, поручает ФКУ КП-34 ОИУ ОУХД ГУФСИН России по Республике Коми в лице начальника Коржова Р.Н., как исполнителю, произвести очистку засоряющих, пришедших в негодность или утративших свои потребительские свойства железобетонных плит, выкопку их из дорожного полотна, подготовку к отгрузке на административной территории Удорского района. Стоимость указанных услуг составляет за 1 плиту 700 рублей, и колония обязана своевременно выполнить указанные работы, а заказчик обязуется произвести оплату выполненных работ (т.1 л.д.193-194).

На основании дополнительного соглашения к указанному договору от 01.07.2015 № 39, заключенному между теми же сторонами, внесены изменения, согласно которым стоимость услуги составляет 500 рублей (т.1 л.д.198).

По договору № 67 от 01.10.2014, заключенному между администрацией СП «Вожский» в лице главы администрации Свидетель №7, КП-34 и ООО «Эстет», колония, выступая подрядчиком, обязана выполнить аналогичные работы по очистке железобетонных плит, ООО «Эстет» в лице директора Свидетель №5, как исполнитель, должно оказать услуги колонии по вывозу плит к месту утилизации, а администрация СП «Вожский», выступая заказчиком, подготавливает к очистке территории следующие объекты: старая железобетонная дорога от склада ГСМ учреждения ФКУ КП-34 до старой биржи в сторону железнодорожной станции; железобетонная дорога от учреждения КП № 34, идущая по старому зимнику в карьер; территория бывшего механизированного участка автодороги (двор, выложенный железобетонными плитами); дорога вдоль левого тупика нижнего склада КП-34) (т.1, л.д. 205-2017).

Свидетели Свидетель №6, Свидетель №8, Свидетель №27, Свидетель №5, Свидетель №35, Свидетель №60, Свидетель №15, Свидетель №39, Свидетель №7 сообщили об обстоятельствах заключения договоров с ООО «Эстет», на основании которых в последующем осуществлялся демонтаж и вывоз железобетонных плит с территории ФКУ КП-32 в Усть-Вымском районе.

Из показаний свидетелей Свидетель №55, Свидетель №56, ФИО40, транспортных накладных установлено, что Джаббарлы Р.М.о. привлек сторонние организации при демонтаже, погрузке и вывозе плит в г. Сыктывкар, а из показаний свидетелей Свидетель №21, ФИО41, договорами с организациями на поставку продукции установлено каким образом Джаббарлы Р.М.о. в дальнейшем распорядился железобетонными плитами.

Передача Джаббарлы Р.М.о. денежных средств Протопопову А.В. по требованию последнего в связи с реализацией железобетонных плит, в том числе встреча Протопопова А.В. с Джаббарлы Р.М.о. по данному вопросу, помимо показаний осужденного Джаббарлы Р.М.о., подтверждается его явкой с повинной от 18.11.2015 (т.31 л.д.3-5), протоколом осмотра места происшествия от 26.01.2018 с фототаблицей - помещения бани за рестораном «...», расположенного по <Адрес обезличен> (т.54 л.д.88-94).

Кроме того, осужденный Иванов В.Е. в суде первой инстанции показал, что Джаббарлы Р.М.о. сообщил ему о получении Протопоповым А.В. определенной денежной суммы.

Доводы стороны защиты о необходимости назначения судебной оценочной экспертизы суд апелляционной инстанции находит необоснованными, поскольку проведенная экспертиза позволяет дать оценку всем юридически значимым обстоятельствам, компетенции эксперта, проводившего экспертизу, нет оснований не доверять.

Так, согласно заключению эксперта Автономной некоммерческой организации «...» Некоммерческого партнерства «...» от 21.04.2018, рыночная стоимость в Республике Коми одной бывшей в употреблении железобетонной плиты размерами 245х100х15см, по состоянию на 29.09.2014-15.11.2015, находящейся на территории п. Вежайка Усть-Вымского района Республики Коми составляет 1700-1760 рублей (т.57 л.д.68-105), что согласуется с показаниями осужденного Джаббарлы Р.М. о. о том, что плиты им были реализованы в г. Сыктывкаре по цене с 1300 по 1800 рублей, а также со сведениями отраженными в справках-меморандумах, согласно которых в ходе телефонных разговоров с потенциальным покупателем Джаббарлы Р.М.о. предлагал стоимость одной плиты в 2 300 рублей, а с учетом ее доставки еще 200 рублей за каждую плиту.

Виновность осужденных в совершении преступления подтверждаются и иными исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами, в том числе результатами оперативно-розыскной деятельности, актами об оказании услуг по очистке пришедших в негодность железобетонных плит, платежными поручениями о перечислении денежных средств ООО «Эстет» на расчетный счет ФКУ КП-34.

Списание объекта имущества - разворотные дороги, закрепленного на праве оперативного управления за ФКУ КП-32 после ликвидации учреждения, а также вывоз определенного количества плит в другие учреждения в 2014 году, составляющего в совокупности 1287 штук, вопреки доводам стороны защиты, не опровергают вывод суда о том, что на территории колонии оставались плиты, которые в последующем были вывезены Джаббарлы Р.М.о.

Довод стороны защиты о том, что приобретенные ФКУ КП-32 плиты в количестве 11 000 штук составляли дорожное полотно автодороги 29, 9 км, в отношении которой не установлено преступного посягательства со стороны осужденных, не исключает того, что часть плит, приобретенных колонией-поселением у ГУП Учреждения М-222/3, также находилась на территории ФКУ КП-32, поскольку после заключения договоров купли - продажи осуществлялась передача железобетонных плит в различные организации по договорам поставки.

Утверждения стороны защиты о том, что плиты находящиеся на территории ФКУ КП-32 УФСИН России по Республике Коми, не находились в правомерном ведении осужденных опровергаются материалами дела, согласно которым передача автодорог с железобетонным покрытием ГУП Учреждения М-222/3 на праве оперативного управления установлен договором № 83-1/49, согласно которому действие договора прекращается с момента ликвидации территориального органа уголовно-исполнительной системы, которым в данном случае является УФСИН России по Республике Коми. Территориальные органы уголовно-исполнительной системы, используя данное имущество для выполнения поставленных перед ними задач, даже после ликвидации указанных учреждений, а в дальнейшем и ФКУ КП-32 обязаны обеспечивать его сохранность, что прямо предусмотрено Положением о ФСИН России.

Отсутствие в договорах № 28-034 от 08.06.2009, № 28-00 от 12.01.2011, положения о закреплении за ФБУ ОИК № 33 и УФСИН России по Республике Коми на праве оперативного управления железобетонных плит, находящихся на территории ФКУ КП-32 в п. Вежайка, а также первоначальная передача такого имущества от ФСИН России непосредственно учреждению, не опровергает нахождение данных объектов в ведении осужденных Протопопова А.В. и Иванова В.Е.

Из переписки ТУ Росимущества в Республике Коми следует, что, несмотря на ликвидацию ФКУ КП-32, автодороги с железобетонным покрытием, закрепленные за учреждением на праве оперативного управления, также не приобрели статус бесхозяйного имущества, поскольку продолжали учитываться в реестре федерального имущества, даже несмотря на отсутствие регистрации права собственности на указанные объекты.

Обращения Протопопова А.В. во ФСИН России о получении Ивановым В.Е. доверенности на реализацию железобетонных плит, оставшихся после ликвидации учреждений, как движимого имущества свидетельствуют о том, что Протопопов А.В. и Иванов В.Е. достоверно знали, что железобетонные плиты, расположенные на территории ФКУ КП-32 в п. Вежайка, возможно реализовать как движимое имущество. Железобетонные плиты при их демонтаже, вывозе не потеряли качеств, необходимых для дальнейшего использования, что подтверждается показаниями свидетелей Свидетель №21, ФИО77, ФИО121, осужденного Джаббарлы Р.М.о. об эксплуатации железобетонных плит после их вывоза в г. Сыктывкар.

Вопреки доводам стороны защиты, отсутствие сведений о постановке железобетонных плит на баланс учреждения не свидетельствует об отсутствии в действиях каждого из осужденных состава преступления.

Доводы стороны об отсутствии умысла у Протопопова и Иванова на растрату вверенного им имущества, а у Джаббарлы и Коржова – умысла на оказании содействия им в совершении преступления, со ссылкой на то, что денежные средства в размере 5 049 000 рублей поступили на расчетный счет ФКУ КП-34, являются несостоятельными.

На основании исследованных доказательств судом установлено, что оформление договоров № 58 и 67 носило фиктивный характер, поскольку осужденные, содержащиеся в исправительном учреждении, к выполнению работ не привлекались.

Суд правильно посчитал, что под видом гражданско-правовых отношений была скрыта фактическая направленность умысла Протопопова А.В. и Иванова В.Е. на растрату вверенного им имущества. Данные договоры закрепляли факт обращения чужого имущества в пользу Джаббарлы Р.М.о., маскировали истинное значение произошедшего и его правовые последствия для имущества, которое в итоге исключалось из федеральной собственности. То есть указанные действия осужденных являлись способом совершения преступления и перечисление денежных средств ООО «Эстет» ФКУ КП-34 по 700 рублей за 1 плиту, вопреки доводам стороны защиты, со ссылкой на ответы из УФК по Республике Коми, УФСИН Росси по Республике Коми о поступлении и расходовании денежных средств ФКУ КП-34, не влечет уменьшение ущерба, причиненного преступлением.

Отсутствие договора при вывозе плит с территории ФКУ КП-32 не исключает вины осужденных, поскольку денежные средства за железобетонные плиты поступили на расчетный счет ФКУ КП-34 по ранее достигнутой договоренности.

Количество демонтированных и вывезенных плит с территории ФКУ КП-32 составляет не менее 1672 штук, рыночная стоимость которых, исходя из заключения эксперта ФИО42 от 21.04.2018, составляет 2 842 400 рублей, что в соответствии с п. 4 Примечания к статье 158 УК РФ является особо крупным размером.

На основании исследованных доказательств суд обоснованно пришел к выводу о том, что осужденный Протопопов А.В., наделенный правом отдавать распоряжения по поводу использования вверенного имущества, используя свои служебные полномочия по распоряжению этим имуществом, а также властные полномочия в отношении подчиненных ему работников, с целью хищения имущества давал указания Иванову В.Е. составить фиктивные договоры по очистке территории от непригодных железобетонных плит, а также пользуясь уже сложившимися рабочими и дружескими отношениями с Джаббарлы Р.М.о., привлек его к хищению имущества, чтобы тот оказал содействие в демонтаже и вывозе железобетонных плит с целью их дальнейшей реализации.

Осужденный Иванов В.Е., курируя вопросы производственной деятельности подведомственных ему учреждений уголовно-исполнительной системы, использовал свои полномочия уже по оформлению указанных договоров между ФКУ КП-34 и ООО «Эстет», давал указание начальнику ФКУ КП-34 Коржову Р.Н. о необходимости их подписания, то есть создал условия, при которых стало возможным изъятие вверенного им имущества в пользу третьих лиц.

Кроме того, Протопопов А.В. и Иванов В.Е., используя свое служебное положение, действительно совершали действия, которые не были вправе совершать, поскольку совершали отчуждение железобетонных плит в нарушение установленного ведомственными актами порядка по реализации такого имущества.

Временное замещение Протопоповым А.В. с марта 2015 года должности заместителя директора ФСИН России, и увольнение Иванова В.Е. 20.07.2015, на выводы суда не повлияло, поскольку установлено, что объективная сторона преступления была выполнена ими в период замещения должностей в УФСИН России по Республике Коми.

Квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» нашел свое подтверждение, поскольку до начала действий, непосредственно направленных на хищение имущества, между Протопоповым А.В., Ивановым В.Е., Коржовым Р.Н. и Джаббарлы Р.М.о. состоялась договоренность о способе хищения, распределения ролей.

Протопоповым А.В. и Ивановым В.Е. были совершены все необходимые действия, направленные на обращение имущества в пользу других лиц, и при содействии Коржова Р.Н. и Джаббарлы Р.М.о. преступный умысел был доведен до конца.

Имея умысел на достижение корыстной цели, Протопопов А.В. и Иванов В.Е. привлекли к преступной деятельности начальника исправительного учреждения Коржова Р.Н., пользуясь тем, что последний заинтересован в улучшении финансового состояния учреждения, и в силу своих должностных обязанностей может придать правомерный характер всем действиям путем подписания договоров, организации фиксации процесса вывоза плит посредством привлечения подчиненных ему сотрудников и оприходования денежных средств, поступающих от ООО «Эстет» за фактическую продажу железобетонных плит.

Суд правильно посчитал доказательством корыстного мотива действий осужденных то обстоятельство, что Протопопов А.В. получил денежные средства от Джаббарлы Р.М.о. после реализации определенного количества плит.

Протопопов А.В. и Иванов В.Е. растратили вверенное им имущество в корыстных интересах Джаббарлы Р.М.о. и Протопопова А.В. также получившего денежные средства от реализации железобетонных плит.

Таким образом, судом в приговоре установлены и приведены все необходимые признаки хищения, предусмотренные примечанием к ст. 158 УК РФ, и состава преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ.

Фактические обстоятельства дела свидетельствуют о надлежащей юридической квалификации действий осужденных Протопопова А.В. и Иванова В.Е. по ч.4 ст.160 УК РФ как совершение растраты, то есть хищения чужого имущества, вверенного виновному, с использованием служебного положения, в особо крупном размере, а действий Джаббарлы Р.М.о. – по ч.5 ст.33, ч.4 ст.160 УК РФ как совершение пособничества Протопопову и Иванову в совершении данного преступления.

Оснований для оправдания осужденных Протопопова и Иванова, как об этом ставится вопрос в апелляционных жалобах, не имеется.

Доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденных, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства и являются допустимыми. Кроме того, в материалах дела не имеется и в суде не представлено доказательств, свидетельствующих об искусственном создании органом уголовного преследования доказательств обвинения.

Доводы, приведенные стороной защиты и осужденными Протопоповым А.В., Ивановым В.Е. в своих жалобах, о невиновности Протопопова А.В. и Иванова В.Е., о недопустимости ряда доказательств, положенных судом первой инстанции в основу приговора, в том числе показаний Коржова и Джаббарлы, протоколов осмотра места происшествия, - были тщательно и в полном объеме проверены судом, однако не нашли своего подтверждения и были признаны несостоятельными. Выводы суда по указанным доводам жалоб подробно изложены в приговоре, приведенные судом аргументы убедительны и сомнений в своей объективности и правильности не вызывают.

Собранные по делу доказательства суд проверил, проанализировал и оценил с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в их совокупности обоснованно признал достаточными для принятия законного и обоснованного решения по данному эпизоду.

Приобщенные к делу в суде апелляционной инстанции по ходатайству осужденного Протопопова А.В. психологическое исследование № 214/16-АЗ-12, лингвистическое исследование № 14/17-АЗ-01 в отношении Джаббарлы Р.М.о. доказательствами в силу ст. ст. 74, 195, 204 УПК РФ не могут являться, в связи с чем не подлежат учету при даче оценки имеющимся доказательствам.

Как видно из протоколов допросов обвиняемого Джаббарлы Р.М.о., содержание которых признано судом достоверным, все изложенные в них сведения были сообщены осужденным добровольно, в присутствии защитника, он был с ними ознакомлен, никаких возражений и замечаний по окончании ни Джаббарлы, ни его защитник - адвокат Рогацкий Е.Я. не выразили, согласившись с правильностью записей показаний, о чем свидетельствуют их собственноручные подписи в протоколах. Объективных данных о проведении допросов осужденного с использованием незаконных методов расследования суду не представлено.

Из материалов уголовного дела следует, что осужденный Джаббарлы Р.М.о. владеет русским языком, обучался в школе, где преподавали русский язык, длительное время проживает на территории Российской Федерации.

Как в ходе предварительного следствия, так и в суде осужденный Джаббарлы Р.М.о. сообщал аналогичные сведения об обстоятельствах заключения договоров на демонтаж и вывоз плит, о месте указанных работ, а также передаче Протопопову А.В. денежных средств.

Как правильно отметил суд в приговоре, при даче показаний Коржову Р.Н. были обеспечены гарантии не меньшие, чем при допросе свидетеля, он допрашивался в присутствии защитника и был предупрежден о возможности использования его показаний в качестве доказательства, ему также были разъяснены положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, что обеспечило надлежащую степень достоверности отражения его показаний в протоколе следственного действия и судебного заседания. Кроме того, из материалов уголовного дела следует, что в ходе предварительного следствия между Коржовым и Протопоповым проводилась очная ставка, Коржов также был допрошен в суде первой инстанции, и стороны, в том числе и осужденные, имели возможность задавать ему вопросы.

Оценка показаний Джаббарлы Р.М.о. и Коржова Р.Н. судом первой инстанции проведена посредством сопоставления с другими исследованными по делу доказательствами, которая позволила суду прийти к выводу об их допустимости и достоверности.

Вопреки доводам стороны защиты оснований для признания протоколов осмотра места происшествия с участием Коржова Р.Н. недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку они собраны в соответствии с положениями ст. 86 УПК РФ. Нарушений порядка производства осмотра, предусмотренного законом, которые могли бы свидетельствовать о недопустимости протокола, не допущено. Коржов при даче показаний в качестве обвиняемого подтвердил достоверность сведений изложенных в протоколах.

Всем исследованным в судебном заседании доказательствам, имеющим значение для установления подлежащих доказыванию обстоятельств предъявленного Протопопову А.В., Иванову В.Е., Джаббарлы Р.М.о. обвинения, суд дал надлежащую оценку, при этом указал в приговоре, по каким основанием принимает одни из этих доказательств, и отвергает другие доказательства. Оснований для иной оценки доказательств, как о том ставится вопрос в жалобах, у суда не имелось.

Доводы стороны защиты о фальсификации доказательств, которые бы препятствовали постановлению приговора, также были проверены судом, в том числе путем допроса следователя ФИО43, но своего подтверждения не нашли.

При таких обстоятельствах доводы стороны защиты о недопустимости доказательств по делу, их противоречивости и ненадлежащей оценке являются надуманными.

Судом был исследован достаточный для принятия решения по делу объем доказательств и необходимости в его дальнейшем расширении, в том числе в истребовании дополнительных сведений, проведении экспертиз, не имелось, не усматривает таковых и суд апелляционной инстанции.

Приводимые стороной защиты и осужденными в свою защиту доводы, субъективная оценка ими исследованных судом доказательств не опровергают выводы суда о виновности осужденных в растрате имущества в виде железобетонных плит в период с 10.05.2015 по 15.07.2015 в количестве не менее 1672 штуки, находящихся на территории ликвидируемого ФКУ КП-32 УФСИН России по Республике Коми.

Доводы жалоб о необъективности судебного разбирательства, обвинительном уклоне, нарушении принципов уголовного судопроизводства несостоятельны. Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие по делу было проведено полно, объективно и всесторонне, с соблюдением принципа состязательности сторон, при этом сторонам были созданы необходимые условия для исполнения возложенных на них обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Перед окончанием судебного следствия от сторон, в том числе и от стороны защиты, каких-либо дополнений к судебному следствию или ходатайств о представлении суду и исследовании дополнительных доказательств, не поступило.

Заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства ходатайства были разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с подробным изложением принятых решений, выводы суда надлежащим образом мотивированы; при этом отказ в удовлетворении некоторых заявленных стороной защиты ходатайств при соблюдении процедуры их рассмотрения, не является нарушением права осужденных на защиту.

Согласно протоколу судебного заседания от 23.04.2019 председательствующим судьей адвокату Шицову Д.Г. было объявлено замечание за его высказывания о необоснованности и незаконности действий суда, а также разъяснено, что действия суда могут быть подвергнуты оценке сторонами не в судебном заседании, а при обжаловании судебных решений в установленном законом порядке (т. 67, л. 122).

Вызов судом для допроса эксперта ФИО33 в рамках данного им заключения вопреки доводам жалобы, не свидетельствует о необъективности и предвзятости суда и предусмотрено уголовно-процессуальным законом.

Вопреки доводам стороны защиты, нарушения правил подследственности и подсудности по данному уголовному делу не допущено.

При назначении наказания, судом в соответствии со ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, характер и степень фактического участия каждого виновного в его совершении, конкретные обстоятельства дела, данные о личности виновных, смягчающие обстоятельства.

Не усмотрев оснований для применения положений ст. 15, 64, 73 УК РФ, с учетом фактических обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, суд пришел к обоснованному выводу о том, что исправление осужденных возможно лишь в условиях их изоляции от общества, назначив им наказание в виде лишения свободы. С данным выводом соглашается и суд апелляционной инстанции.

Вместе с тем, апелляционная инстанция находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Из приговора усматривается, что обстоятельств, отягчающих в соответствии со ст. 63 УК РФ наказание Протопопова А.В., Иванова В.Е. и Джаббарлы Р.М., судом не установлено.

Однако судом ошибочно указано в описательно-мотивировочной части приговора об учете при назначении наказания указанным лицам отягчающих обстоятельств.

В связи с изложенным, указание об учете отягчающих обстоятельств при назначении наказания Протопопову А.В., Иванову В.Е. и Джаббарлы Р.М.о., подлежит исключению из описательно-мотивировочной части приговора, как ошибка, имеющая технический характер.

В связи с отменой осуждения за растрату имущества в виде железобетонных плит, составляющих дорожное полотно объекта имущества – «автодорога с железобетонным покрытием Вожский -124 км» и прекращением производства в данной части, назначенное осужденным Протопопову А.В. и Иванову В.Е. по ч.4 ст. 160 УК РФ, Джаббарлы Р.М.о. по ч.5 ст. 33, ч.4 ст. 160 УК РФ основное наказание в виде лишения свободы, а также назначенное осужденным Протопопову А.В. и Иванову В.Е. дополнительное наказание в виде штрафа, а также срок окончательного основного наказания и дополнительного наказания в виде штрафа, назначенного Протопопову А.В. по правилам ч.5 ст. 69 УК РФ, подлежит сокращению.

Кроме того, стороной защиты суду апелляционной инстанции предоставлены сведения о возмещении родственником осужденного Джаббарлы Р.М.о причиненного преступлением ущерба в сумме 870 000 рублей, то есть частично. Данное обстоятельство в соответствии п. «к» ч.1 ст. 61 УК РФ признается судом апелляционной инстанции смягчающим наказание обстоятельством, влекущим смягчение назначенного Джаббарлы наказания.

То, что осужденный Джаббарлы Р.М.о. частично возместил причиненный преступлением ущерб в размере 870 000 рублей, в совокупности с тем, что Джаббарлы ранее не судим, является активным участником общественной организации национально-культурной автономии «Азербайджан» в Республике Коми, награжден медалью за помощь и содействие ветеранскому движению, по делу имеются обстоятельства, смягчающие наказание, и отсутствуют обстоятельства, отягчающие наказание, позволяет суду апелляционной инстанции прийти к выводу о возможности исправления осужденного Джаббарлы Р.М. о. без определения ему дополнительного наказания в виде штрафа.

Учитывая характер и степень общественной опасности преступления, характер и степень фактического участия Иванова В.Е. в его совершении, то, что он по месту работы (ФКПОУ <Номер обезличен> ФСИН России) характеризуется положительно, награжден медалью за вклад в развитие уголовно-исполнительной системы России, суд апелляционной инстанции считает возможным исправление осужденного Иванова В.Е. без определения ему в соответствии со ст. 48 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения специального звания «подполковник внутренней службы».

Вид режима исправительного учреждения, в котором Протопопову А.В., Иванову В.Е., Джаббарлы Р.М. о. надлежит отбывать наказание, определен судом правильно.

В связи с уменьшением суммы ущерба, возмещения осужденным Джаббарлы Р.М.о. ущерба, причиненного преступлением в размере 870 000 рублей, суд апелляционной инстанции считает необходимым удовлетворить исковые требования частично, и взыскать в возмещение материального ущерба с Протопопова А.В., Иванова В.Е., Джаббарлы Р.М.о. в солидарном порядке в пользу Российской Федерации 1 972 400 (один миллион девятьсот семьдесят две тысячи четыреста) рублей.

Решение суда о судьбе вещественных доказательств подробно мотивировано в приговоре и является, по мнению апелляционной инстанции, обоснованным.

Выводы суда о необходимости прекращения уголовного дела в отношении Коржова Р.Н. основаны на положениях п.4 ч.1 ст. 24 УПК РФ. В ходе судебного заседания была подтверждена его вина в совершении указанного преступления. Каких – либо противоречий в доказательствах, положенных в основу постановления, не установлено. Постановление о прекращении уголовного дела в отношении Коржова Р.Н., совершившего преступление, предусмотренное ч.5 ст. 33, ч.4 ст. 160 УК РФ, на основании п. 4 ч.1 ст. 24 УПК РФ, вынесено одновременно с обжалуемым приговором.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции считает необходимым изменить постановление в отношении Коржова Р.Н. по тем же основаниям, что и приговор, исключив из обвинения растрату имущества в виде железобетонных плит в количестве не менее 2701 штуки в период с 29.09.2014 по 28.11.2014, в количестве не менее 1996 штук в период с 16.07.2015 по 18.08.2015, составляющих дорожное полотно объекта имущества – «автодорога с железобетонным покрытием Вожский -124 км».

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.19, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

ОПРЕДЕЛИЛ:

Приговор Усть-Вымского районного суда Республики Коми от 23 декабря 2019 года в отношении Протопопова А.В., Иванова В.Е., Джаббарлы Р.М.о. в части осуждения их за растрату имущества в виде железобетонных плит в количестве не менее 2701 штуки в период с 29.09.2014 по 28.11.2014, в количестве не менее 1996 штук в период с 16.07.2015 по 18.08.2015, составляющих дорожное полотно объекта имущества – «автодорога с железобетонным покрытием Вожский -124 км», отменить и производство по делу в этой части прекратить на основании п.5 ч.1 ст. 27 УПК РФ. Признать за ними право на реабилитацию в указанной части.

Этот же приговор изменить:

- исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на учет при назначении наказания осужденным отягчающих обстоятельств;

- в соответствии с п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ признать у Джаббарлы Р.М.о. обстоятельством, смягчающим наказание, добровольное частичное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления;

- смягчить назначенное по ч.5 ст. 33, ч.4 ст. 160 УК РФ Джаббарлы Р.М.о. основное наказание с 2 лет лишения свободы до 1 года 6 месяцев лишения свободы;

- исключить назначение Джаббарлы Р.М.о. дополнительного наказания в виде штрафа в размере 400 000 (четыреста тысяч) рублей;

-смягчить назначенное по ч.4 ст. 160 УК РФ Протопопову А.В. основное наказание с 5 лет лишения свободы до 3 лет лишения свободы, дополнительное наказание в виде штрафа с 800 000 (восемьсот тысяч) рублей до 500 000 (пятьсот тысяч) рублей;

- на основании ч.3 и ч.5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания с наказанием, назначенным по апелляционному приговору Верховного Суда Республики Коми от 03.08.2017, окончательно назначить Протопопову А.В. наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 1 500 000 (один миллион пятьсот тысяч) рублей, с лишением права занимать должности в органах уголовно-исполнительной системы, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственный полномочий сроком на 2 года, а также занимать должности на государственной и муниципальной службе, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий сроком на 2 года, и лишением специального звания «генерал-лейтенант внутренней службы».

Срок наказания Протопопову А.В. в виде лишения свободы исчислять с 05.06.2020.

Зачесть в срок отбытия наказания отбытое Протопоповым А.В. наказание по приговору от 03.08.2017 и время содержания под стражей по данному уголовному делу с 13.01.2016 по 04.06.2020;

- смягчить назначенное по ч.4 ст. 160 УК РФ Иванову В.Е. основное наказание с 4 лет лишения свободы до 2 лет 9 месяцев лишения свободы, дополнительное наказание в виде штрафа с 600 000 (шестьсот тысяч) рублей до 300 000 (трехсот тысяч) рублей;

- исключить назначение Иванову В.Е. на основании ст. 48 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения специального звания «подполковник внутренней службы».

Взыскать с Протопопова А.В., Иванова В.Е., Джаббарлы Р.М.о. в солидарном порядке в пользу Российской Федерации 1 972 400 (один миллион девятьсот семьдесят две тысячи четыреста) рублей в возмещение материального ущерба, удовлетворив исковые требования частично.

Постановление Усть - Вымского районного суда Республики Коми от 23 декабря 2019 года в отношении Коржова Романа Николаевича изменить, исключить из обвинения растрату имущества в виде железобетонных плит в количестве не менее 2701 штуки в период с 29.09.2014 по 28.11.2014, в количестве не менее 1996 штук в период с 16.07.2015 по 18.08.2015, составляющих дорожное полотно объекта имущества – «автодорога с железобетонным покрытием Вожский -124 км».

В остальной части эти же приговор и постановление оставить без изменения.

Апелляционное определение может быть обжаловано сторонами в кассационном порядке в соответствии с главой 47.1 УПК РФ, в Третий кассационный суд общей юрисдикции.

Председательствующий –

Судьи