НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Верховного Суда Республики Дагестан (Республика Дагестан) от 09.10.2019 № 33-6273/19

Советский районный суд г. Махачкалы

Судья ФИО8

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 октября 2019 года по делу № 33-6273/2019, г. Махачкала

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего судьи ФИО38,

судей ФИО37 и Бейтуллаевой З.А.,

с участием прокурора ФИО10,

при секретаре судебного заседания ФИО11,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя истца ФИО15 по доверенности ФИО17 на решение Советского районного суда г. Махачкалы от 2 августа 2019 года по иску ФИО15 к МВД по РД о признании незаконными заключения служебной проверки, приказов МВД по РД о наложении дисциплинарного взыскания, о расторжении контракта и увольнении и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан ФИО37, объяснения представителя истца ФИО15 адвоката ФИО17, по доверенности ФИО12 и ФИО13,, просивших апелляционную жалобу удовлетворить, объяснения представителя МВД по РД по доверенности ФИО14, просившей в удовлетворении апелляционной жалобы отказать, заключение прокурора ФИО10, полагавшей решение суда законным, обоснованным и подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

установила:

ФИО15 обратился в суд с иском к МВД по РД о признании незаконными приказов МВД по РД от 24 ноября 2017 года № 2857 л/с о наложении дисциплинарного взыскания и от 28 декабря 2017 года № 3245 л/с о расторжении контракта и его увольнении.

В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции истец дополнил свои требования и просил суд также признать незаконным заключение по материалам служебной проверки от 10 ноября 2017 года и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере одного миллиона рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что ФИО15 не совершал действий, повлекших за собой нарушение прав и свобод других граждан, никогда не запрещал своим подчиненным отдела принимать у заявителей договоры добровольного медицинского страхования. Считает выводы, изложенные в заключении по материалам служебной проверки необъективными и необоснованными, его вина в совершении конкретных неправомерных действий не доказана. Незаконными действиями ответчика ему причинен моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях, сопровождающихся депрессией и бессонницей.

Решением Советского районного суда г. Махачкалы от 2 августа 2019 года постановлено:

«В удовлетворении иска ФИО15 к МВД по РД о признании незаконными приказов МВД по РД от 24 ноября 2017 года № 2857 л/с о наложении дисциплинарного взыскания, от 28 декабря 2017 года № 3245 л/с о расторжении контракта и увольнении, заключения служебной проверки от 10 ноября 2017 года в отношении ФИО15, компенсации морального вреда отказать».

Не согласившись с данным решением, представитель истца ФИО16 адвокат ФИО17 подал на него апелляционную жалобу и дополнение к ней, в которых указывается о его незаконности, необоснованности и содержится просьба об отмене.

В обосновании доводов автор жалобы указывает, что в обжалуемом решении суда указывается, что в ходе проведения слу­жебной проверки у истца ФИО15 были дважды отобраны объяс­нения - 8 августа 2017 года и 27 октября 2017 года.

В нарушение требований процессуального закона суд первой инстанции не отразил в решении основания, по которым письменным объяснениям истца не отдано предпочтение перед другими доказательства­ми.

Согласно этим объяснениям, истец отрицал сведения о запрете им подчиненным сотрудникам, которых было семь человек, принимать у ино­странных граждан страховые полисы медицинского страхования страховых компаний «Страж», «Ресо Гарант» и других, за исключением полисов меди­цинского страхования страховой компании «Росгострах». Также истец ука­зывал, что, выполняя указания своего непосредственного руководителя Ма-гомедова М.Р., проводил беседы с иностранными гражданами при возникно­вении сомнений в подлинности представляемых ими документов.

Представитель истца - адвокат ФИО17 в судебном заседании 15 марта 2018 года сделал дополнение к исковому заявлению, согласно которому в заключении служебной проверки содержатся сведе­ния относительно истца ФИО15, не соответствующие тексту объяснениям ведущего специалиста отдела ВТМ Управления внутренней ми­грации (далее УВМ) МВД по Республике Дагестан ФИО31

Так, в тексте заключения служебной проверки, от имени ФИО31 указано: «Приблизительно в конце марта в начале апреля 2017 го­да начальник отдела по вопросам трудовой миграции ФИО15 ска­зал ему, что страховые полисы страховых компаний «Страж», «Ресо га­рант» и других компаний, кроме ПАО СК «Росгострах», не принимать, так как они являются проблемными...» (лист дела № 38 оборот).

На самом же деле в объяснении ФИО31 от 09 октября 2017 года (лист дела № 48) по этому вопросу изложено следующее: «Приблизительно в кон­це марта в начале апреля 2017 года начальник отдела по вопросам трудовой миграции ФИО15 сказал ему, что страховые полисы страховых компаний «Страж:», «Ресо гарант» и других компаний, кроме ПАО СК «Росгострах», являются проблемными...ФИО15 сказал, чтобы иностранных граждан со страховыми полисами страховых компаний, кроме «Росгосстраха», направлял к нему для дальнейшего разбирательства. То есть, из элементарного сравнения текстов заключения служебной проверки и объяснения ФИО31 видно, что истец ФИО15 не давал ука­заний подчиненному ему ФИО31 не принимать, то есть не запре­щал принимать страховые полисы каких либо страховых компаний. Об этом ФИО15 писал в своих объяснениях, приобщенных к материалам служебной проверки. Таким образом, рассматриваемое заключение служебной проверки, налицо содержит признаки фальсификации содержания объяс­нения ФИО31

Далее из текста заключения служебной проверки следует: «Опро­шенные граждане ФИО1ФИО18, ФИО4 М. и ФИО3 М. пояснили, что в марте 2017 года они приехали в Республику Даге­стан для трудоустройства. Для получения патента на трудовую деятель­ность они собрали необходимые документы и застраховались в страховой компании «Страж». В начале апреля 2017 года они обратились в УВМ МВД по Республике Дагестан для сдачи документов на получение патента. У вхо­да, на КПП, их встретил сотрудник по имени Мухтар, который, посмотрев документы, сказал, что страховые полисы страховой компании «Страж» не принимает, только страховой компании «Росгострах».

В представленных суду материалах служебной проверки МВД по Рес­публике Дагестан от 10 ноября 2017 года имеется объяснение гражданина ФИО1ФИО19, из которого следует: «В марте 2017 года я сдал документы в УВМ МВД по Республике Дагестан на получение патента. Страховой полис был страховой компании «Страж». Я документы сдавал сотруднику УВМ МВД по Республике Дагестан по имени Мухтар, который сказал страховой полис страховой компании «Страж» не подходит, надо приобрести полис страховой компании Росгострах. После этого в офисе Росгострах оплатил 3000 рублей и получил страховой полис указанной ком­пании и вместе с документами сдал Мухтару. Через определенное время по­лучил патент. На вопрос отвечаю, что если увижу Мухтара, могу опо­знать». На самом же деле, согласно регистрации УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО19 документы сдал совершенно другому сотруднику, а именно ФИО20 Кроме того, в заключении служебной проверки не написано ни слова о результатах опроса ФИО19 Обстоятельства о том, кому, где и когда он на самом деле сдал повторно документы на получе­ние патента, и является ли должностное лицо, принявшее у него документы, Мухтаром, в рамках служебной проверки не установлены.

Из текста заключения служебной проверки в отношении объяснений гражданина ФИО24 следует: «Опрошенный Бушдиев A.M. пояснил, что с 1991 года он проживает в г. Махачкале, помогает мигрантам из За-каталинского района Республики ФИО1 в оформлении документов на получение патента на трудовую деятельность. Он оказывает помощь ми­грантам примерно около 10 лет. При прежнем руководстве отдела по во­просам трудовой миграции, начальником которого был ФИО21, проблем по оформлению документов и сдаче их в отдел не возникало. Меди­цинские страховые полисы принимали любых страховых компаний. Когда начальником отдела по вопросам трудовой миграции стал ФИО15, то есть с начала 2017 года, у мигрантов он стал требовать пред­ставлять медицинские страховые полисы только страховой компании «Росгострах», медицинские страховые полисы других страховых компаний отказывался принимать. К нему обращались мигранты из Республики Азер­байджан, что ФИО15 не принимает страховые полисы страховой компании «Страж». Он мигрантов повторно отправил в отдел по во­просам трудовой миграции сдать документы, однако их и повторно не при­няли. После чего он им посоветовал застраховаться в страховой компании ПАО СК «Росгострах». После этого документы на получения патента на трудовую деятельность у мигрантов были приняты».

Из объяснения директора страховой компании «Страж» Сиражудино-ва А.Г. следует: «Добровольное медицинское страхование (далее ДМС) ми­грантов страховая компания «Страж» начала проводить с февраля 2017 года по мере обращения мигрантов в страховую компанию. До 1 апреля ми­гранты принимали у нас страховые полиса. С 1 апреля 2017 года иностран­ные граждане прекратили обращаться в его страховую компанию. Причины и обстоятельства ему неизвестны».

Согласно описательной части заключения служебной проверки: «в ходе проведенной беседы директор страховой компании «ВСК» ФИО7 М.З. сообщил, что в апреле 2017 года в компанию обращались определенное количество иностранных граждан для добровольного медицинского страхо­вания, однако в связи с тем, что в УВМ МВД по Республике Дагестан отка­зывались принимать их страховые полисы, мигранты стали страховаться в страховой компании «Росгострах». Давать какие-либо пояснения в пись­менной форме ФИО7 М.З. отказался».

Между тем, объяснение гр. ФИО23, носит общий информаци­онный характер, построенный на его личных предположениях и не прове­ренных личных выводах. Одновременно, ФИО24 в объяснении пишет, что в течение 10 лет оказывает посредническую помощь мигрантам в полу­чении патентов на работу, сам советовал мигрантам обращаться в страховую компанию ПАО СК «Росгострах». Кроме того, как следует и объяснения ру­ководителя страховой компании «Страж» ФИО25, компания начала выдавать полисы ДМС мигрантам в феврале 2017 года, то есть не с начала 2017 года, а из результатов беседы с директором страховой компании «ВСК» ФИО22, как указано в описательной части служебной проверки, иностранные граждане обращались в его компанию только в апре­ле 2017 года. При этом от письменного объяснения ФИО7 М.З. отказал­ся.

Порядок выдачи иностранным гражданам патентов до 02 декабря 2017 года регулировался Административным регламентом предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по оформле­нию и выдачи иностранным гражданам патентов, утвержденным приказом ФМС ФИО6 от 15 января 2015 года № 5 (далее - Административный регла­мент).

В соответствии с п. 38 Административного регламента патент ино­странному гражданину не выдается и не переоформляется в случае, если иностранный гражданин: представил поддельные или подложные документы, либо сообщил о себе заведомо ложные сведения (п.п. 38.5 Регламента).

Кроме того, при осуществлении ДМС трудовых мигрантов бланк по­лиса ДМС трудовых мигрантов оформляются страховщиком в соответствии с п. 7. Указания Банка ФИО6 от 13 сентября 2015 года № 3793-У.

Кроме того, проверка документов осуществляется в соответствии с приказом, указаниями начальника УВМ МВД по Республике Дагестан, кото­рого при проведении служебной проверки не опросили. Объяснения началь­ника УВМ МВД по Республике Дагестан, как непосредственного руководи­теля истца ФИО15, в материалах служебной проверки нет, что трудно понять, в свете обязанностей сотрудника, проводящего служебную проверку (пункт 30.11 Порядка). Также, по непонятным причинам, не прове­рено наличие протокольных указаний истцу его непосредственным началь­ником ФИО26, имеющихся в УВМ МВД по Республике Дагестан, несмотря на то, что истец ФИО15 пишет, что выполнял приказ.

В судебном заседании 15 марта 2019 года представитель истца - адвокат ФИО17 просил суд приобщить к материалам дела заявления граждан ФИО1 М., ФИО3 М., ФИО18 и ФИО19 о принятии документов на выдачу патентов, согласно кото­рых его доверитель истец ФИО15 данных лиц не принимал. Также он просил суд приобщить к материалам дела протоколы совещаний УВМ МВД по Республике Дагестан, согласно которым истцу ФИО15 было поручено начальником УВМ МВД по Республике Дагестан Магомедо­вым М.Р. проверять документы на выдачу патентов, лично организовывать беседы с иностранными гражданами при приеме документов вызывающие сомнения в их подлинности (мед. справки, страховые полисы, сертификаты знаний русского языка и т. д.). Однако, суд не принял указанные письменные доказательства, в связи с тем, что представитель ответчика возражал по при­чине того, что документы были не заверены МВД по Республике Дагестан, и не было их копий для стороны ответчика. В последующем, заверенные копии этих документов были получены истцом в УВМ МВД по <адрес>­стан, однако, в связи с длительной болезнью, он больше не присутствовал в судебных заседаниях и не мог их представить суду.

Между тем, в протоколах судебных заседаний и в других материалах данного гражданского дела отсутствуют сведения о том, кто и когда предста­вил от стороны ответчика письменные доказательства (заключение, объясне­ния), были ли вручены стороне истца копии письменных доказательств. Од­нако, несмотря на это, все письменные доказательства, на которые ссылается ответчик, судом приобщены к материалам дела в виде копий, которые не за­верены стороной ответчика в установленном порядке. Истец, в связи этим, а также длительной болезнью, в период судебного разбирательства в суде пер­вой инстанции эти письменные доказательства не получил, надлежащее опровержение им представить не мог.

Полагает, что при добросовестном выполнении обязанностей (пункт 30 Порядка), сотрудником, проводившим служебную проверку, было бы установлено, что по решению оперативного совещания истцу ФИО15 было поручено беседовать с иностранными гражданами по документам вызывающим сомнение в их подлинности.

Также, проверяющий установил бы, что в УВМ МВД по Республике Дагестан есть письма Главного управления по вопросам миграции МВД Рос­сии, к примеру, от 27 июля 2017 года № 20/21345, с методическими рекомендация­ми по определению подлинности ДМС. В этом письме имеется ссылка на п. 7. Указания Банка ФИО6 от 13 сентября 2015 года № 3793-У о требованиях к оформлению ДМС. Таким образом, указание ФИО31 направлять к ФИО15 иностран­ных граждан с документами, вызывающими сомнение, для дальнейшего раз­бирательства, нарушением служебной дисциплины не является, в том числе это указание не является запретом принимать у иностранных граждан доку­менты.

Опрошенная специалист эксперт отдела по вопросам трудовой ми­грации УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО39A.M. пояснила, что в ее обязанности входит делопроизводство отдела, то есть она составляет описи материалов, подшивает их и заносит в базу. Указанной работой она занима­ется с января 2017 года. В материалах по выдаче патентов на трудовую дея­тельность иностранным гражданам, в период с января по настоящее время, она страховые полисы страховых компаний «Страж», «ВСК» и «Ресо гарант» не встречала, кроме страховой компании ПАО СК «Росгострах».

В заключении и ответе из УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО2­но, что в период с января по июнь 2017 года к оформлению патента принято 6790 материалов, из них в материалах имеется следующее количество дого­воров добровольного медицинского страхования: ПАО СК «Росгострах» - 6 668 (98%), «ВСК» - 9, «Страж» - 65, «Ресо-гарант» - 40, «Якорь» - 8.

Данная информация прямо противоречит объяснениям ФИО39A.M., изложенным в заключении служебной проверки. Из нее следует, что ДМС страховой компании «Страж» в феврале 2017 года, начавшей выдавать ДМС иностранным гражданам, также принимались в УВМ МВД по Респуб­лике Дагестан.

По мнению стороны истца, лицом, проводящим служебную проверку, не были выполнены обязанности, предусмотренные п. 30 Порядка проведе­ния служебных проверок. Приведенные в качестве якобы доказательств объяснения ФИО24, ФИО1 М.М., ФИО1 М.М., ФИО18, ФИО25 и заключение служебной проверки от 10 ноября 2017 го­да о якобы установленной вине истца ФИО15 носят не прове­ренный информационный и предположительный характер. В частности, это касается не проверки соответствия личности истца ФИО15 и личности именуемой «Мухтар»; дате и времени передачи документов ФИО19 не установленной личности, именуемой «Мухтар»; не отражении в заключении служебной проверки объяснений ФИО19 В нарушение п.п. 30.11 Порядка проведения служебной проверки не опрошен непосред­ственный руководитель истца - начальник Управления УВМ МВД по Рес­публике Дагестан ФИО7 М.Р., несмотря на то, что истец в своих объяснениях ссылается на него. В нарушение п.п. 36 Порядка проведения служеб­ной проверки результаты опроса ФИО19 проигнорированы, посколь­ку не проверено, кому на самом деле им повторно сданы документы, кого он на самом деле именует Мухтаром. Также, в заключении служебной проверки имеются признаки фальсификации информации, не соответствие объяснени­ям ФИО31 Поэтому указанные объяснения и заключение служебной проверки доказательствами вины истца являться не могут.

Кроме того, как следует из заключения служебной проверки, служеб­ная проверка проведена по обращению ФИО27 о неправомерных действиях ФИО15 Однако, в рамках служебной проверки, по не­понятным причинам, ФИО5 не опрошен, не установлено, пересекал ли он границу Российской Федерации, обращался ли он в УВМ МВД по Рес­публике Дагестан и в какую-нибудь из указанных страховых компаний, либо он является не существующим в природе анонимным лицом. Автор жалобы обращает внимание на стиль изложения обращения ФИО27, его термино­логию, характерную для сотрудников МВД, знание аббревиатур, принятых в системе МВД, правильное написание должностей сотрудников, шрифт, от­ступы, интервалы. Все это, наводит истца на мысль об организованных неза­конных в отношении истца действиях, направленных на его увольнение из органов внутренних дел любыми способами.

Необходимость установления вины сотрудника органов внутренних дел, в совершении конкретного дисциплинарного проступка, при привлече­нии его к дисциплинарной ответственности является обязательным условием наступления таковой. В свою очередь вина характеризуется умыслом, либо неосторожностью.

Проступок не может характеризоваться как понятие неопределенное, основанное лишь на внутреннем убеждении, вывод виновности не может быть основан на предположениях, которые не подтверждены в установлен­ном порядке.

Иное толкование вышеуказанных норм законодательства приводило бы к существенному ограничению прав сотрудников органов внутренних дел, допуская возможные злоупотребления со стороны руководства, при реа­лизации своего исключительного права на привлечение сотрудника к дисци­плинарной ответственности».

При указанных обстоятельствах ответчик обязан был представить до­казательства совершения истцом ФИО15 конкретных винов­ных действий, которые бы давали основания для привлечения истца к ответственности, а также подтвердить факт ненадлежащего исполнения истцом своих служебных обязанностей.

Допрошенные 15 марта 2018 года в ходе судебного разбирательства граждане Республики ФИО1 М. и ФИО3 М. показали, что истца ФИО15 в лицо не признают и с ним не зна­комы.

Как следует из заключения служебной проверки и других материалов дела, 19 июня 2017 года в адрес МВД по Республике Дагестан поступило об­ращение от имени гражданина Азербайджанской Республики ФИО27 о неправомерных действиях начальника отдела трудовой миграции УВМ МВД по Республике Дагестан подполковника полиции ФИО15

Судом первой инстанции не принято во внимание, что регистрацион­ного номера МВД по Республике Дагестан на обращении нет. Апеллянт полагает, что это является нарушением п. 37 и п. 46 Инструкции об организации рассмот­рения обращений граждан, утвержденной приказом МВД ФИО6 от 13 нояб­ря 2013 года №707. Также полагает, что в соответствии с данной Ин­струкцией, к рассмотрению должны приниматься обращения поступившие способами, указанными в указанной п. 27 указанной Инструкции. В связи с этим автор жалобы выражает сомнение, что обращение ФИО27 принято в МВД по Республике Дагестан в законном порядке, а также соблюдены про­цессуальные сроки.

Кроме того, как следует из Инструкции, при рассмотрении обраще­ния, отнесенного к категории «жалоба», проводится проверка обоснованно­сти каждого довода гражданина. По результатам рассмотрения жалобы принимаются необходимые меры для восстановления нарушенных прав, свобод и законных интересов гражданина или разъясняется неправомерность предъ­являемых требований (претензий), а также при необходимости порядок об­жалования принятого решения (пункт 102 Инструкции).

Согласно п. 15. Положения о МВД ФИО6, утвержденного ФИО2 от 01 марта 2011 года № 248 в состав органов внутренних дел входят: центральный аппарат МВД ФИО6, территориальные органы МВД ФИО6 (структура утверждена данным ФИО2), образовательные, научные, медико-санитарные и санаторно-курортные организации системы МВД Рос­сии, окружные управления материально-технического снабжения системы МВД ФИО6, представительства МВД ФИО6 за рубежом, а также иные ор­ганизации и подразделения, созданные для выполнения задач и осуществле­ния полномочий, возложенных на органы внутренних дел.

В соответствии с п. 3 Положения о МВД по Республике Дагестан, утвержденного приказом МВД ФИО6 от 27 апреля 2011 года № 252, МВД по Респуб­лике Дагестан является министерством внутренних дел по республике, то есть территориальным органом внутренних дел. Это также подтверждается п. 2 Типового положения о территориальном органе МВД ФИО6, утвержден­ного Указом Президента Российской Федерации от 01 марта 2016 года № 249.

Таким образом, МВД по Республике Дагестан не является Централь­ным аппаратом МВД ФИО6. Следовательно, в соответствии с пунктом 105 Инструкции для обобщения результатов проверки по жалобе ФИО27 в МВД по Республике Дагестан должны были составить мотивирован­ное заключение, а не докладную записку. Однако, заключения по результа­там проверки обращения ФИО27 в материалах дела нет, а имеется докладная записка от имени ФИО28 с не полным составом реквизи­тов и с резолюциями без соответствующего состава реквизитов.

При этом в соответствии с пунктом 111 Инструкции заключение по результатам рассмотрения обращения ФИО27 не может быть заме­нено заключением служебной проверки в отношении ФИО15 Тем не менее, заключение служебной проверки от 10 ноября 2019 года озаглавле­но, как «Заключение служебной проверки по обращению ФИО27 о неправомерных действиях начальника отдела по вопросам трудовой мигра­ции УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО15».

Кроме того, из материалов суда следует, что гражданство, личность, адрес и место жительства заявителя ФИО27 не устанавливались. Границу Российской Федерации ФИО5 не пересекал, так как, со­гласно информации в письме УВМ МВД по Республике Дагестан от 15 марта 2018 года № 11/8/3774 в Центральной базе данных учета иностранных граждан и в базе данных «Российский паспорт» по состоянию на 13 марта 2018 года гражданин ФИО5 Магомед оглы, не числится, а также не состоял ранее на учетах.

Из материалов также видно, что 13 июля 2017 года, то есть до назна­чения служебной проверки по указанному обращению, были опрошены ру­ководитель страховой компании «Страж» ФИО29, граждане ФИО1ФИО18, ФИО4 М. и ФИО3 М.

Исследовав предоставленные ответчиком объяснения ФИО29, ФИО18, ФИО4 М. и ФИО3 М., обращение ФИО27, автор жалобы полагает, что для установления, в том числе, личности со­трудника МВД по Республике Дагестан, именуемого в объяснениях «Мухтар», необходимо было назначение и проведение служебной проверки.

Как следует из материалов, 19 августа 2017 года на рапорте начальни­ка ОРЧ СБ МВД по Республике Дагестан ФИО28, с нарушением п.п. 28.21 Инструкции по делопроизводству в органах внутренних дел ФИО6­ской Федерации, утвержденной приказом МВД ФИО6 от 20 июня 2012 года № 615, неизвестным, по мнению апеллянта, лицом дано указание на проведе­ние служебной проверки. То есть, в указании на проведении служебной про­верки, нет должности, фамилии и инициалов лица, назначившего служебную проверку.

Кроме этого, на рапорте с аналогичными нарушениями наложены еще два указания Демирбекову (инициалов нет) и ФИО30

Также, в нарушение Инструкции по делопроизводству (п.п. 28.10; 28.11; п.285) на рапорте ФИО28 нет такого реквизита, как регистра­ционный номер. В связи с этим, апеллянт выражает сомнение, что указание на проведение служебной проверки в отношении истца было дано и оформле­но в установленном законом порядке.

Согласно представленных суду материалов после назначения слу­жебной проверки были опрошены: 9 октября 2017 года - сотрудник УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО31, 27 октября 2017 года - начальник отдела УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО15 и гражданин ФИО1ФИО19, 3 ноября 2017 года - гражданин ФИО6ФИО24

Истец в исковом заявлении просил представить суду дело с материа­лами служебной проверки, но суд непонятно когда и как приобщил к материа­лам дела заключение служебной проверки, материалы служебной проверки, возражения. При этом внутренней описи дела с материалами служебной про­верки в гражданском деле нет и, соответственно, сторона истца не может признать, что все материалы служебной проверки ответчиком представлены, также не может признать, что представленные материалы относятся к делу с материа­лами служебной проверки.

Исследовав возражения ответчика, сторона истца представила 15 марта 2019 года дополнение к исковому заявлению с доводами стороны ист­ца, о том, что в объяснении сотрудника УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО31 нет пояснений о запрете истцом принимать договоры меди­цинского страхования каких-либо страховых компаний. По этой причине сторона истца не согласна с тем, что объяснение ФИО31 является до­казательством вины истца в незаконном запрещении подчиненным сотруд­никам принимать договоры медицинского страхования каких-либо страхо­вых компаний, в незаконном предпочтении других компаний.

Сторона истца полагает, что в объяснениях ФИО29, Аб-дуллаева С.А., ФИО19, ФИО4 М. и ФИО3 М. от­сутствуют сведения о том, что истец ФИО15 не принимал догово­ры медицинского страхования, выдаваемые страховой компании «Страж».

Просит суд апелляционной инстанции принять во внимание результаты допросов свидетелей в судебном заседании - граждан Азербай­джана ФИО4 М., ФИО3 М., согласно которым последние не знакомы с истцом и не контактировали с ним. Оснований для критическо­го отношения к данным показаний свидетелей, давших соответствующую подписку, не имеется, поскольку в материалах служебной проверки мы нет документов об установлении личности истца ФИО4 М. и ФИО3 М.

Также автор жалобы просит суд апелляционной инстанции обратить внимание, что с участием граждан ФИО1ФИО18, ФИО4 М., ФИО3 М. и ФИО19 в период проведения служебной провер­ки, не была проведена работа по установлению соответствия личности, име­нуемой, как указано в объяснениях этих граждан, Мухтаром, с личностью истца ФИО15

Также, правами и обязанностями лиц, проводящими служебную про­верку, перечень которых исчерпывающе определен в пунктах 28 и 30 Поряд­ка проведения служебных проверок, опрос лиц не являющимися сотрудни­ками, служащими и работниками системы МВД ФИО6, не предусмотрен. Кроме того, в тексте заключения служебной проверки объяснение ФИО19 не использовано. В связи с чем, апеллянт выражает сомнение, что объясне­ние ФИО19 получено в рамках проведения служебной проверки.

С учетом вышеизложенного, сторона истца не согласна с доводами представителя ответчика, что объяснения руководителя страховой компании «Страж» ФИО29, граждан ФИО1ФИО18, ФИО19, ФИО4 М. и ФИО3 М. являются доказатель­ствами совершения истцом вменяемых ему правонарушений.

Сторона истца также не согласна с тем, что являются доказательством вины истца статистические данные УВМ МВД по Республике Дагестан о сравнительном количестве ДМС, поступивших с обращениями иностранных граждан в 2017 году о выдаче патентов на трудовую деятельность, на которые ссылается ответчик. Согласно предоставленному суду объяснения граждани­на ФИО23 он в течение 10 лет оказывает посредническую помощь мигрантам в получении патентов на работу в Российской Федерации и сам советовал мигрантам обращаться в страховую компанию ПАО СК «Росгострах», ссылаясь, на якобы, незаконные действия истца.

Допрошенные под подписку, в судебном заседании граждане Азер­байджана ФИО4 М. и ФИО3 М. также пояснили, что они для оказания помощи в сборе документов обращались к ФИО23 и действовали только по его советам. При этом в УВМ МВД по Республике Дагестан с документами СК «Страж» они не обращались. С учетом этого, суд также не согласен с тем, что объяснения гражданина ФИО23, яв­ляются доказательством вины истца.

Сторона истца полагает, что в нарушение п. 30.7 Порядка проведения служебной проверки сотрудник (председатель и члены комиссии), проводя­щий служебную проверку, не собрал документы и материалы, характеризу­ющие личные и деловые качества истца. В заключении нет сведений о том, что ФИО2 главы Республики Дагестан № 199 от 21 июня 2016 года истцу ФИО15 присвоено звание «Заслуженный работник правоохрани­тельных органов Республики Дагестан». Между тем, в соответствии со стать­ей 14 закона Республики Дагестан от 02 октября 1995 года Почетное звание «Заслуженный работник правоохранительных органов Республики Дагестан» присваивается работникам правоохранительных органов, безупречно прора­ботавшим длительное время в правоохранительных органах, внесшим вклад в укрепление законности и правопорядка, особо отличившимся при исполне­нии служебного долга.

Также, просит обратить внимание, что в нарушение с п. 32.6 Порядка проведения служебной проверки ответчиком не выполнены обязанности по осуществлению контроля полноты проведения служебной проверки. В част­ности, в результате отсутствия должного контроля: не опрошен непосредственный руководитель истца начальник УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО7 М.Р.; в описательной части заключения искажено содержание объяснений ведущего специалиста отдела по вопросам трудовой миграции УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО31; не проверены объяснения граждан Республики ФИО1ФИО18, ФИО4 М. и ФИО3 М., отобранные до назначе­ния служебной проверки, в том числе на предмет соответствия личности ист­ца, личности именуемой «Мухтар» в объяснениях иностранных граждан; не проверены объяснения истца на предмет поручений, данных ему начальником УВМ МВД по Республике Дагестан.

При таких обстоятельствах, полагает, что ответчиком не пред­ставлены доказательства того, что истец ФИО15 в период с 01 января 2017 по 30 июня 2017 года в ходе предоставления государственной услуги иностранным гражданам, прибывшим на территорию Российской Федерации, по оформлению ими патента на трудовую деятельность, не принимал и за­претил подчиненным сотрудникам вверенного ему Отдела принимать у за­явителей действующие на территории Российской Федерации договоры (по­лисы) добровольного медицинского страхования, заключенные со страховой организацией, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо договоры о предоставлении платных медицинских услуг, заключенные с медицинской организацией, находящейся в субъекте ФИО6­ской Федерации, на территории которого иностранный гражданин намерева­ется осуществлять трудовую деятельность, за исключением полисов добро­вольного медицинского страхования ПАО СК «Росгосстрах», то есть отдавал предпочтение названной Компании, допустив нарушение прав и свобод граждан и причинения вреда им и их законных интересов, то есть грубое нарушение служебной дисциплины, предусмотренное пунктом 6 части 2 ста­тьи 82 Федерального закона № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесение изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», нарушение требований пункта 1 статьи 1, пункта 1 статьи 5 пункта 4 статьи 7, пункта 5 части 1 статьи 27 Федерального закона от 07 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», пунктов 4 и 12 части 1 статьи 12 пунктов 1,2 и 4 части 1 статьи 13 Федерального закона № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесена изменений в от­дельные законодательные акты Российской Федерации», пункта 4 части 2 статьи 13.3 Федерального закона о 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом поло­жении иностранных граждан в Российской Федерации», пункта 22.4 Адми­нистративного регламента предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по оформлению и выдаче иностранным гражданам патентов, утвержденного приказом ФМС России от 15 января 2015 года и подпункта «б» пункта 11 главы 2 и пункта 25 главы 3 Типового кодекса эти­ки и служебного поведения государственных служащих Российской Федера­ции и муниципальных служащих, одобренного решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции от 23 декабря 2010 года.

В соответствии с частью 2 статьи 89 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Фе­дерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Россий­ской Федерации» порядок представления сотрудников органов внутренних дел к увольнению со службы в органах внутренних дел и порядок оформле­ния документов, связанных с прекращением или расторжением контракта, увольнением со службы и исключением из реестра сотрудников органов внутренних дел, определяются руководителем федерального органа исполни­тельной власти в сфере внутренних дел.

В соответствии с пунктом 15 Порядка представления сотрудников ор­ганов внутренних дел Российской Федерации к увольнению со службы в ор­ганах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 30 ноября 2012 года № 1065 (Далее - Порядок представления к уволь­нению), до увольнения сотрудника соответствующее кадровое подразделение с участием непосредственного руководителя (начальника) сотрудника гото­вит представление к увольнению из органов внутренних дел Российской Фе­дерации. В соответствии с пунктом 16 данного Порядка представление к увольнению согласовывается с начальником подразделения, в котором про­ходит службу сотрудник, и доводится до сведения сотрудника под расписку. Как видно из материалов дела представление к увольнению истца ФИО15 не подписано непосредственным начальником истца - начальни­ком УВМ МВД по Республике Дагестан ФИО26 и руководителем кадровой службы МВД РФ по Республике Дагестан ФИО32

Письменных возражений относительно апелляционной жалобы и дополнений к ней в суд не поступило.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, выслушав пояснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора ФИО10, просившей оставить решение суда без изменения, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами и требованиями закона.

Согласно статье 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии со статьей 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судом первой инстанции при рассмотрении данного дела допущено не было.

Регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ), Федеральным законом от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», Федеральным законом от 19 июля 2011 года № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел (часть 1 статьи 3 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ).

В силу части 1 статьи 4 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» полиция является составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Согласно части 1 статьи 47 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ под служебной дисциплиной понимается соблюдение сотрудником органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, Присягой сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, контрактом, приказами и распоряжениями руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, приказами и распоряжениями прямых и непосредственных руководителей (начальников) порядка и правил выполнения служебных обязанностей и реализации предоставленных прав.

В соответствии с частью 1 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, Дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

В случае нарушения сотрудником органов внутренних дел служебной дисциплины на него могут налагаться дисциплинарные взыскания, в том числе увольнение со службы в органах внутренних дел (пункт 6 части 1 статьи 50 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ).

При необходимости выявления причин, характера и обстоятельств совершенного сотрудником органов внутренних дел дисциплинарного проступка, подтверждения наличия или отсутствия обстоятельств, предусмотренных статьей 14 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ, а также по заявлению сотрудника на основании части 1 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя проводится служебная проверка.

Согласно части 3 статьи 52 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ при проведении служебной проверки в отношении сотрудника органов внутренних дел должны быть приняты меры по объективному и всестороннему установлению: фактов и обстоятельств совершения сотрудником дисциплинарного проступка; вины сотрудника; причин и условий, способствовавших совершению сотрудником дисциплинарного проступка; характера и размера вреда, причиненного сотрудником в результате совершения дисциплинарного проступка; наличия или отсутствия обстоятельств, препятствующих прохождению сотрудником службы в органах внутренних дел.

Пунктом 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ предусмотрено, что контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы в органах внутренних дел в связи с грубым нарушением служебной дисциплины.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ФИО15 проходил службу в органах внутренних дел в последней замещаемой должности начальника отдела по вопросам трудовой миграции Управления по вопросам миграции МВД по Республике Дагестан в звании подполковника полиции.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 28 декабря 2017 года №3245 л/с ФИО15 уволен со службы в органах внутренних дел по пункту 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года №342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с грубым нарушение служебной дисциплины.

Основанием издания приказа об увольнении ФИО33 явились приказ МВД по Республике Дагестан от 24 ноября 2017 года № 2857 л/с о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения со службы в органах внутренних дел и заключение служебной проверки, утвержденное Министром внутренних дел по Республике Дагестан 10 ноября 2017 года.

Заключением служебной проверки от 10 ноября 2017 года установлено, что ФИО15, занимая должность начальника отдела по вопросам трудовой миграции УВМ МВД по Республике Дагестан, при предоставлении государственной услуги иностранным гражданам, прибывшим на территорию Российской Федерации, по оформлению патента на трудовую деятельность, не принимал лично и запретил принимать у заявителей действующие на территории Российской Федерации договоры (полисы) добровольного медицинского страхования, заключенные со страховой организацией, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо договоры о предоставлении платных медицинских услуг, заключенные с медицинской организацией, находящейся в субъекте Российской Федерации, на территории которого иностранный гражданин намеревается осуществлять трудовую деятельность, за исключением полисов добровольного медицинского страхования ПАО СК «Росгосстрах», то есть отдавал предпочтение названной компании, допустив тем самым нарушение прав и свобод граждан, причинение вреда им и их законным интересам, что в соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 49 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-Ф3 квалифицировано как грубое нарушение служебной дисциплины.

Служебная проверка в отношении ФИО15 назначена Врио Министра внутренних дел по Республике Дагестан ФИО34 на основании рапорта начальника ОРЧ СБ МВД по Республике Дагестан ФИО28, содержащего основания ее проведения, 19 августа 2017 года, с поручением ее проведения автору рапорта - ФИО28

На рапорте ФИО28 также имеются резолюции о поручении проведения служебной проверки в порядке переадресации по подчиненности ФИО35

В вводной части заключения служебной проверки от 10 ноября 2017 года лицом, ее проводящим, указан ФИО35; заключение согласовано с ФИО28, что подтверждается его подписью на последнем листе заключения.

Заключение по результатам служебной проверки утверждено Министром внутренних дел по Республике Дагестан 10 ноября 2017 года.

Приказом МВД по Республике Дагестан от 10 августа 2017 года №1902 л/с ФИО15 предоставлен отпуск продолжительностью с 7 августа 2017 года по 5 октября 2017 года.

Согласно письму ФКУЗ «МСЧ ФИО6 по Республике Дагестан» от 20 октября 2017 года № 12/1667 ФИО15 был временно нетрудоспособен с 26 сентября 2017 года по 20 октября 2017 года.

С учетом периодов отпуска и временной нетрудоспособности ФИО15, служебная проверка завершена в предусмотренный законом тридцатидневный срок.

В ходе проведения служебной проверки у ФИО15 были дважды отобраны объяснения - 8 августа 2017 года и 27 октября 2017 года.

ФИО35, проводившим служебную проверку, был опрошен ряд лиц, которым были известны обстоятельства, относящиеся к предмету проведения служебной проверки, а также получены документы и материалы.

Судом первой инстанции исследованы представленные МВД по Республике Дагестан страховые полисы компании «Страж», оформленные в отношении ФИО3-огла и ФИО4 28 марта 2017 года, ФИО36 21 марта 2017 года, стоимостью 1400 рублей; и страховые полисы компании «Росгосстрах», оформленные в отношении этих же граждан в апреле 2017 года, стоимостью 3000 рублей.

Из письма УВМ МВД по Республике Дагестан от 23 июня 2017 года №3/72603181452 следует, что с января по июнь 2017 года принято 6790 материалов на получение патента, из которых 6668 материалов содержало страховые полисы компании «Росгосстрах», остальные материалы - полисы иных страховых компаний.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался приведенными выше нормативными положениями, регулирующими спорные отношения, и, оценив по правилам статьи 67 ГПК РФ представленные сторонами доказательства в их совокупности, в том числе свидетельские показания, пришел к обоснованному выводу о том, что установленный по результатам служебной проверки факт грубого нарушения ФИО15 служебной дисциплины, нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства и явился законным основанием для решения об увольнения истца со службы в органах внутренних дел по пункту 6 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ в связи с грубым нарушением служебной дисциплины.

Исследовав обстоятельства дела, касающиеся соблюдения ответчиком порядка и сроков проведения служебной проверки в отношении ФИО15 и последующего его увольнения со службы в органах внутренних дел, дав оценку доказательствам, суд сделал обоснованный вывод о том, что нарушений процедуры, которые могли бы явиться основанием для признания незаконными заключения по результатам служебной проверки от 10 ноября 2017 года, приказов МВД по РД от 24 ноября 2017 года № 2857 л/с о наложении дисциплинарного взыскания и от 28 декабря 2017 года № 3245 л/с о расторжении контракта и увольнении, ответчиком не допущено.

Приведенные выводы суда первой инстанции, по мнению судебной коллегии, соответствуют установленным по делу обстоятельствам, основаны на исследованных судом доказательствах, доводы истца об обратном не свидетельствуют о незаконности обжалуемого судебного решения.

Не установив оснований для признания увольнения ФИО15 незаконным и восстановления его на службе, суд обоснованно отказал в удовлетворении иска в части производных требований о взыскании компенсации морального вреда.

Доводы апелляционной жалобы о том, что в нарушении требований Инструкции по проведению служебных проверок не опрошен не посредственный начальник истца ФИО15 - ФИО7 М.Р., не основан на законе. В соответствии со ст. 52 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел российской Федерации» от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ, существует предусмотренный законом порядок доказывания, а именно проведение служебной проверки, представление о заключении по результатам служебной проверки. В рамках проведения проверки в отношении ФИО15, должностным лицом, её проводившим, совершены определённые действия. В рамках проведения служебной проверки от истца не поступало ходатайства об опросе того или иного лица, в частности ФИО26, а лицо, проводящее служебную проверку, является самостоятельной фигурой, которое по согласованию с вышестоящим руководством самостоятельно определяет ход и порядок проведения служебной проверки.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд неправильно оценил имеющиеся в деле доказательства, выводы суда не соответствуют обстоятельства дела - выражают несогласие с выводами суда, однако по существу их не опровергают, сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с оценкой обстоятельств дела и представленных по делу доказательств, произведенной в полном соответствии с положениями статьи 67 ГПК РФ, тогда как оснований для иной оценки имеющихся в материалах дела доказательств суд апелляционной инстанции не усматривает.

В апелляционной жалобе не содержится обстоятельств, которые не были бы проверены и не были учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции.

На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что решение не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, суд с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела. Нарушений норм материального и процессуального закона судебной коллегией не установлено, в связи с чем оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Таким образом, оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г. Махачкалы от 2 августа 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя истца ФИО15 адвоката ФИО17 – без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу с момента оглашения и может быть обжаловано в кассационном порядке в течение 3-х месяцев в Пятый кассационный суд общей юрисдикции через Советский районный суд г. Махачкалы.

Председательствующий

Судьи