НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Тюменского областного суда (Тюменская область) от 14.01.2019 № 2-6941

Дело № 33-1485/2020

№ 2-6941 (72RS0014-01-2019-007611-89)

Апелляционное определение

г. Тюмень

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе

председательствующего

Плосковой И.В.,

судей

Пленкиной Е.А., Смоляковой Е.В.

при секретаре

Кириленко Р.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе истца Халезиной ФИО11 на решение Ленинского районного суда города Тюмени от 2 декабря 2019 г., которым постановлено:

«Исковые требования Халезиной ФИО10 – удовлетворить частично.

Взыскать с ООО «Инкор Страхование» в пользу Халезиной ФИО12 в счет возврата денежной суммы, выплаченной в счет страховой премии, 1 172,75 руб., компенсацию морального вреда в размере 1 000,00 руб., штраф в размере 1 086,37 руб., расходы по оплате услуг представителя в размере 8 000 рублей.

В остальной части иска, в удовлетворении исковых требований к ПАО «Плюс Банк», ООО «Страховой Брокер Проект Страхование» отказать.

Взыскать с ООО «Инкор Страхование» государственную пошлину в размере 700 рублей в доход муниципального бюджета г.Тюмени».

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Пленкиной Е.А., судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

Халезина О.В. обратилась с иском (с учетом уточнений) к публичному акционерному обществу «Плюс Банк» (далее - ПАО «Плюс Банк» либо Банк), обществу с ограниченной ответственностью «ИНКОР Страхование» (далее – ООО «ИНКОР Страхование»), обществу с ограниченной ответственностью «Страховой Брокер Проект Банкострахование» (далее – ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование») о солидарном взыскании суммы страховой платы пропорционально времени, в течение которого действовало страхование, в сумме 23 974 руб. 89 коп., неустойки в сумме 40 277 руб. 82 коп., судебных издержек в сумме 30 000 руб., компенсации морального вреда в размере 10 000 руб., штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя. Исковые требования мотивированы тем, что 15 марта 2019 г. между Халезиной О.В. и ПАО «Плюс Банк» был заключен кредитный договор, по условиям которого истцу был предоставлен кредит в размере 275 573 руб. 19 коп. сроком на 36 месяцев. Условиями кредитного договора было предусмотрено заключение договора страхования путем включения в число участников Программы страхования от несчастных случаев заемщиков ООО «ИНКОР Страхование». По условиям договора страхования истцом произведено внесение страховой платы в размере 25 573 руб. 19 коп., в которую включена страховая премия в сумме 1 249 руб. 56 коп. Срок действия договора страхования – с 15 марта 2019 г. по 14 ноября 2021 г. 15 мая 2019 г. истец досрочно произвела гашение задолженности по кредитному договору. 15 мая 2019 г. истец обратилась в ООО «ИНКОР Страхование» с заявлением об отказе от программы страхования граждан от несчастных случаев по причине досрочного гашения кредитного договора и возврате уплаченной истцом суммы страховой платы пропорционально времени, в течение которого действовало страхование, в сумме 23 974 руб. 89 коп., однако ООО «ИНКОР Страхование» в возврате страховой премии отказало. 12 июля 2019 г. истец направила претензию также в адрес ответчика ПАО «Плюс Банк», ответчик претензию проигнорировал.

Истец Халезина О.В. в судебное заседание не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена, ее представитель Протопопова О.Г. в судебном заседании исковые требования с учетом уточнений поддержала по изложенным основаниям.

Представители ответчиков ООО «ИНКОР Страхование», ПАО «ПЛЮС Банк», ООО «Страховой Брокер Проект Страхование» в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены, представили письменные возражения, в которых просили в иске отказать.

Судом постановлено указанное выше решение, с которым не согласна истец Халезина О.В., в апелляционной жалобе просит об отмене решения суда первой инстанции и принятии нового решения по делу об удовлетворении заявленных требований в полном объеме. Указывает, что судом неверно определены обстоятельства, имеющие существенное значение для дела. Выражает несогласие с выводом суда о том, что судом в качестве страховой премии определена сумма в размере 1 172 руб. 75 коп., тогда как сумма в размере 25 573 руб. 19 коп. судом определена как сумма, которую по поручению истца ПАО «Плюс Банк» перечислил страхователю в счет оплаты его услуг, связанных с распространением условий коллективного страхования. Ссылается на то, что истцу не было известно о том, что между ответчиками имеются иные договорные отношения, согласно которым сумма в размере 25 573 руб. 19 коп. за исключением 1 172 руб. 75 коп. была выплачена Банком в счет предоставленных ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» информационных услуг. По утверждению заявителя жалобы, при заключении кредитного договора, коллективного договора страхования Банк не уведомил истца надлежащим образом о наличии иных договорных отношений. Считает, что уплаченная истцом сумма в размере 25 573 руб. 19 коп. является платой по договору коллективного страхования, то есть по своей сути страховой платой (премией). Указывает, что в материалах дела отсутствуют доказательства, что истец была ознакомлена с оказанными ей услугами, подписанные акты выполненных работ суду представлены не были как между ответчиками, так и между истцом и ответчиками. Полагает, что судом первой инстанции при принятии обжалуемого решения была неверно установлена составляющая страховой платы и ее размер, что привело к принятию неправосудного решения, подлежащего отмене.

На основании статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие истца Халезиной О.В., представителей ответчиков ПАО «Плюс Банк», ООО «ИНКОР Страхование», ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование», извещенных о времени и месте судебного заседания, не представивших сведений о причинах неявки.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив решение суда в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с требованиями части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части по доводам апелляционной жалобы истца.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 15 марта 2019 г. между Халезиной О.В. и ПАО «Плюс Банк» заключен договор потребительского кредита <.......> по условиям которого Халезиной О.В. был предоставлен кредит в сумме 275 573 руб. 19 коп., под 21% годовых, сроком на 36 месяцев.

Согласно пункту 11 Индивидуальных условий договора потребительского кредита, кредит предоставляется Банком на следующие цели: 250 000 руб. на покупку транспортного средства, 25 573 руб. 19 коп. на оплату услуг компании за присоединение заемщика к договору добровольного коллективного страхования.

В заявлении от 15 марта 2019 г. Халезина О.В. выразила согласие быть застрахованным и просила ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» (Страхователь) предпринять действия на распространение на нее условий договора добровольного коллективного страхования, заключенного между Страхователем и ООО «ИНКОР Страхование», страховыми рисками по которому являются: смерть застрахованного лица в результате несчастного случая, инвалидность I группы в результате несчастного случая.

Страховая сумма на день распространения на истца действия договора страхования составляет 275 573 руб. 19 коп., в период страхования размер страховой суммы изменяется и в каждый момент времени ее размер равен фактической задолженности по кредитному договору от 15 марта 2019 г., но не более размера страховой суммы, установленной на день распространения программы страхования на истца.

В соответствии с заявлением на страхование за сбор, обработку и техническую передачу информации об истце, связанной с распространением на нее условий договора страхования, а также за компенсацию затрат по распространению на нее условий договора страхования Халезина О.В. обязалась уплатить Страхователю (ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование») плату в размере 25 573 руб. 19 коп., включающую уплаченную Страхователем Страховщику страховую премию в размере 1 249 руб. 56 коп.

В пункте 7 заявления на страхование Халезина О.В. указала, что с Программой страхования, являющейся неотъемлемой частью указанного заявления, она ознакомлена, условия страхования ей понятны, возражений по ним она не имеет, подтвердила, что она понимает и согласна с тем, что в случае ее отказа от участия в Программе страхования страхователь не возвращает уплаченную ею плату в соответствии с данным пунктом.

Согласно справке <.......> от 14 мая 2019 г. обязательства Халезиной О.В. по кредитному договору <.......> от 15 марта 2019 г. исполнены в полном объеме, ссудная задолженность по данному кредитному договору отсутствует (т.1, л.д.12).

15 мая 2019 г. Халезина О.В. обратилась с заявлением в ООО «ИНКОР Страхование» о досрочном отказе от договора страхования, в ответ на которое ООО «ИНКОР Страхование» в возврате страховой премии отказало (т.1, л.д.13).

12 июля 2019 г. Халезина О.В. обратилась в ПАО «Плюс Банк» с претензией, в которой просила вернуть часть страховой премии пропорционально времени, в течении которого действовало страхование, в ответ на которую ПАО «Плюс Банк» отказало в возврате денежных средств, указав что Банк не выступает ни страхователем, ни страховщиком по договору коллективного страхования, сославшись на необходимость обращения к страхователю, страховщику (т.1, л.д.14, 15).

Частично удовлетворяя заявленные Халезиной О.В. требования, руководствуясь статьями 2, 4, 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. <.......> «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее – Закон об организации страхового дела), статьями 934, 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции исходил из того, что согласно условиям договора страхования страховая сумма тождественна сумме задолженности по кредитному договору и уменьшается вместе с погашением этой задолженности, в связи с чем при отсутствии кредитной задолженности страховая сумма равна нулю и в случае наступления страхового случая страховая выплата страховщиком фактически не производится, в связи с чем суд пришел к выводу о наличии оснований для взыскания части страховой премии вследствие прекращения договора страхования пропорционально сроку действия договора – в размере 1 172 руб. 75 коп. Установив нарушение прав истца как потребителя, на основании статей 13, 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. <.......> «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей) суд первой инстанции пришел к выводу о взыскании с ООО «ИНКОР Страхование» в пользу истца компенсации морального вреда в размере 1 000 руб., штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере 1 086 руб. 37 коп.

Отказывая в остальной части иска, суд исходил из того, что сумма в размере 24 323 руб. 63 коп. (25 573 руб. 19 коп. – 1 249 руб. 56 коп.) была уплачена страхователю ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» за сбор, обработку и техническую передачу информации об истце, связанную с распространением на нее условий договора страхования, а также за компенсацию затрат по распространению на нее условий договора страхования, в связи с чем данная сумма страховой премией не является, возврату не подлежит, поскольку ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование», равно как и ПАО «Плюс Банк» услуги перед истцом выполнили.

С выводами суда судебная коллегия соглашается частично.

Решение суда в той части, в которой иск удовлетворен, не обжаловано, выводы суда в указанной части мотивированы, основаны на обстоятельствах дела и нормах материального права.

Однако выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения иска в остальной части судебная коллегия не может признать обоснованными.

Согласно статье 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

В силу пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся: гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая; прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью.

Согласно пункту 3 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации при досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 названной статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование. При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 8 Обзора практики рассмотрения судами споров, возникающих из отношений по добровольному личному страхованию, связанному с предоставлением потребительского кредита (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019), если по условиям договора добровольного страхования жизни и здоровья заемщика выплата страхового возмещения обусловлена остатком долга по кредиту и при его полном погашении страховое возмещение выплате не подлежит, то в случае погашения кредита до наступления срока, на который был заключен договор страхования, такой договор страхования прекращается досрочно на основании пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, а уплаченная страховая премия подлежит возврату страхователю пропорционально периоду, на который договор страхования прекратился досрочно.

Установив обстоятельства зависимости страховой суммы от размера кредитной задолженности, в силу пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации суд пришел к правомерному выводу о прекращении действия договора страхования, в связи с чем суд удовлетворил требования Халезиной О.В. о взыскании денежных средств, составляющих сумму страховой премии, однако отказал во взыскании платы за оказание услуг по присоединению к данной программе.

Из материалов дела следует, что в соответствии с договором добровольного коллективного страхования от 2 августа 2017 г., заключенным между ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» (Страхователь) и ООО «ИНКОР Страхование» (Страховщик), Правилами страхования от несчастных случаев ООО «ИНКОР Страхование», указанными в программе страхования, разработана Программа добровольного коллективного страхования от несчастных случаев заемщиков (т.1, л.д.49-51).

Условиями Программы 1 предусмотрено, что «застрахованным» является дееспособное физическое лицо, по возрасту, состоянию здоровья и иным факторам отвечающее требованиям Программы, указанное в списке застрахованных лиц, за которое страхователем уплачена страховая премия, «страховщиком» является ООО «ИНКОР Страхование», а «страхователем» - ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» (т.1, л.д.52-52).

В соответствии с пунктом 1.4 договора добровольного коллективного страхования получателем страховой выплаты (выгодоприобретателем) по договору является любое физическое или юридическое лицо, назначенное с письменного согласия застрахованного лица.

Согласно заявлению Халезиной О.В. на страхование выгодоприобретателем по договору назначена сама Халезина О.В.

Согласно Индивидуальным условиям договора потребительского кредита в общую сумму кредита включена, в том числе, оплата услуг по распространению договора коллективного страхования, заключенного заемщиком с компанией, предоставляющей данные услуги, в сумме 25 573 руб. 19 коп. Данная сумма была уплачена за счет кредитных денежных средств, предоставленных Халезиной О.В. Банком, и перечислена на счет ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование», что следует из выписки по счету.

Таким образом, вследствие присоединения к Программе страхования с внесением заемщиком соответствующей платы застрахованным является имущественный интерес заемщика, а, следовательно, страхователем по данному договору является сам заемщик.

Судом не дана оценка тому факту, что плата за подключение к Программе страхования составляет сумму, которая уплачена истцом Халезиной О.В., являющейся фактически в силу изложенного страхователем, только ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» единовременно, а не Страховой компании. Страховая премия истцом отдельно не оплачивалась.

Также суд, в нарушение требований статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не привел мотивов, по которым пришел к выводу о том, что обязательства по оказанию услуг ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» исполнены и денежные средства, уплаченные в качестве вознаграждения, не подлежат возврату.

Согласно статье 32 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» не представлено каких-либо доказательств, с необходимой достоверностью подтверждающих фактические расходы данного лица на оказание услуг истцу.

В соответствии с условиями, на которых заключен договор страхования, срок программы, в которую подлежала включению истец, составлял 32 месяца, в течение данного срока ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» обязался распространять действие данной программы на истца.

Однако в связи с обстоятельствами досрочного погашения кредита и зависимости страховой суммы от размера кредитной задолженности договор страхования в силу пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации прекратил действие до истечения указанного срока – через два месяца после подключения к Программе страхования.

Доводы возражений ответчика о том, что 20 918 руб. 87 коп. были перечислены в виде агентского вознаграждения ООО «Автофинанс», которым был привлечен истец, не могут быть признаны фактическими расходами, поскольку согласно заключенному с истцом договору услуги подлежали оказанию ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование», сведений о наличии у данного лица агентского договора с ООО «Автофинанс» и оказание услуг ООО «Автофинанс», договор не содержит, доказательств оказания истцу услуг ООО «Автофинанс» не представлено.

В соответствии с пунктом 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

При отсутствии доказательств несения ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» фактических расходов в условиях прекращения действия договора страхования вывод суда о том, что услуги по распространению на истца условий страхования являются оказанными, а уплаченные за страхование денежные средства пропорционально сроку действия договора страхования возврату не подлежит, нельзя признать правильным.

Условие, изложенное в пункте 7 заявления на страхование, о том, что при отказе от договора страхования уплаченная за страхование сумма не подлежит возврату, само по себе основанием для отказа в иске не является, поскольку возникшие правоотношения связаны с прекращением действия договора страхования в силу пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, кроме того, в силу положений пункта 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости взыскания внесенной истцом платы за страхование, за исключением взысканной судом с ООО «ИНКОР Страхование» суммы страховой премии, с ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование», которому согласно выписке по счету данная плата была перечислена, пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

Таким образом, с ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» в пользу истца Халезиной О.В. подлежит взысканию уплаченная за страхование сумма в размере 22 828 руб. 32 коп. [24 323,63 – ((25 573,19 – 1249,56) / 976*60) = 22 828 руб. 32 коп.]

Требования истца о взыскании неустойки с ответчиков удовлетворению не подлежит, поскольку положения пункта 5 статьи 28, статьи 31 Закона о защите прав потребителей не применимы к данным правоотношениям, так как возврат денежных средств, уплаченных в счет страховой премии, обусловлен прекращением действия договора страхования, а не недостатком работы (услуги), за нарушение сроков выполнения которой может быть взыскана неустойка на основании статей 23, 28, 31 Закона о защите прав потребителей.

Согласно статье 15 Закона о защите прав потребителей моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

Руководствуясь вышеприведенными положениями закона и разъяснениями, судебная коллегия приходит к выводу о наличии у Халезиной О.В. права требовать возмещения причиненного ей ответчиком ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» морального вреда, поскольку факт нарушения ее прав как потребителя нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Учитывая удовлетворение иска Халезиной О.В. к ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование», принимая во внимание обстоятельства дела, характер причиненного вреда, принципы разумности и справедливости, судебная коллегия находит подлежащим взысканию с указанного ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в сумме 2 000 руб.

В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя. Если с заявлением в защиту прав потребителя выступают общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) или органы местного самоуправления, пятьдесят процентов суммы взысканного штрафа перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам) или органам.

Как разъяснено в пунктах 46, 47 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

На основании пункта 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей в пользу Халезиной О.В. с ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» подлежит взысканию штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в сумме 12 414 руб. 16 коп. [(22 828 руб. 32 коп. + 2 000 руб.) х 50% = 12 414 руб. 16 коп.].

В соответствии со статьей 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Согласно пункту 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. При неполном (частичном) удовлетворении требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов.

Таким образом, с учетом частичного удовлетворения иска к ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование», объема оказанных представителем услуг, характера спора, принципов разумности и справедливости судебная коллегия определяет к взысканию с указанного ответчика расходы на оплату услуг представителя в размере 8 000 руб.

На основании статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации с ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» подлежит взысканию государственная пошлина в доход бюджета муниципального образования городской округ город Тюмень в размере 1 184 руб. 85 коп.

Таким образом, на основании статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с неправильным определением судом обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильным применением норм процессуального и материального права решение суда подлежит отмене в части отказа в иске к ООО «Страховой Брокер Проект Банкострахование» по доводам апелляционной жалобы истца с принятием в указанной части нового решения о частичном удовлетворении иска.

Руководствуясь статьями 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

решение Ленинского районного суда города Тюмени от 2 декабря 2019 г. отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований Халезиной ФИО13 к обществу с ограниченной ответственностью «Страховой Брокер Проект Банкострахование», в отмененной части принять новое решение о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «Страховой Брокер Проект Банкострахование» в пользу Халезиной ФИО14 уплаченную за страхование денежную сумму в размере 22 828 руб. 32 коп., компенсацию морального вреда 2 000 руб., штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере 12 414 руб. 16 коп., расходы на оплату услуг представителя 8 000 руб., дополнить резолютивную часть решения суда указанием на взыскание с общества с ограниченной ответственностью «Страховой Брокер Проект Банкострахование» государственной пошлины в доход бюджета муниципального образования городской округ город Тюмень в размере 1 184 руб. 85 коп.

В остальной части решение Ленинского районного суда города Тюмени от 2 декабря 2019 г. оставить без изменения.

Изложить резолютивную часть решения в новой редакции.

«Исковые требования Халезиной ФИО16 удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «ИНКОР Страхование» в пользу Халезиной ФИО17 в счет возврата денежной суммы, выплаченной в качестве страховой премии, 1 172 руб. 75 коп., компенсацию морального вреда в размере 1 000 руб., штраф в размере 1 086 руб. 37 коп., расходы на оплату услуг представителя в размере 8 000 руб.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Страховой Брокер Проект Банкострахование» в пользу Халезиной ФИО18 уплаченную за страхование денежную сумму в размере 22 828 руб. 32 коп., компенсацию морального вреда в размере 2 000 руб., штраф в размере 12 414 руб. 16 коп., расходы по оплате услуг представителя в размере 8 000 руб.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «ИНКОР Страхование» в доход бюджета муниципального образования городской округ город Тюмень государственную пошлину в размере 700 руб.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Страховой Брокер Проект Банкострахование» в доход бюджета муниципального образования городской округ город Тюмень государственную пошлину в размере 1 184 руб. 85 коп.».

Председательствующий

Судьи коллегии