НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Томского областного суда (Томская область) от 17.08.2018 № 33-2446/18

Судья: Аплина ЛЛ Дело № 33-2446/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

17 августа 2018 года судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Брагиной ЛА,

судей Миркиной ЕИ, Шефер ИА,

при секретаре Беликовой АР

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске дело по иску Ермолова Дмитрия Владимировича к Компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» о признании дополнительного соглашения к срочному трудовому договору недействительным, признании срочного трудового договора действующим на неопределенный срок, признании приказа о прекращении трудового договора незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе с дополнениями к ней истца Ермолова Дмитрия Владимировича на решение Кировского районного суда г. Томска от 11 мая 2018 года.

Заслушав доклад судьи Брагиной ЛА, пояснения истца Ермолова ДВ и его представителя Пилданова АБ, действующего на основании доверенности от 21.05.2018, действительной в течение 5 лет, настаивавших на доводах апелляционной жалобы с дополнениями к ней, представителя ответчика Компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» Шакирзяновой ИВ, действующей на основании доверенности от 25.04.2018, действительной в течение 3 лет, возражавшей против этих доводов, заключение прокурора Семитко СЕ, полагавшей решение суда оставить без изменения, жалобу с дополнениями – без удовлетворения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

Ермолов ДВ обратился в суд с иском к Компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» о признании дополнительного соглашения к срочному трудовому договору недействительным, признании срочного трудового договора действующим на неопределенный срок, признании приказа о прекращении трудового договора незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указал, что 29.05.2015 между ним и ответчиком заключен срочный трудовой договор, по условиям которого он был трудоустроен на должность инженера с вахтовым режимом работы. Срок действия трудового договора был определен сторонами до 31.12.2016. После окончания указанного срока стороны не выразили намерения прекратить трудовые отношения, он продолжал работать. 25.10.2017 он получил уведомление об истечении срока трудового договора, в тот же день ему предложили подписать соглашение о расторжении трудового договора на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации. 26.10.2017 он направил претензию в адрес Компании с предложением считать трудовой договор бессрочным. В ответе на претензию указано на подписание им 30.12.2016 за день до окончания срока трудового договора дополнительного соглашения об установлении срока договора - до 31.10.2017. Приказом от 27.10.2017 он был уволен с 31.10.2017 в связи с истечением срока действия трудового договора. Между тем дополнительное соглашение он не подписывал, 30.12.2016 находился за пределами п. Салым, где располагается отдел кадров, и не имел возможности подписать соглашение. Поскольку трудовой договор по истечении его срока расторгнут не был, в силу ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации он должен считаться заключенным на неопределенный срок. Следовательно, увольнение по истечению срока трудового договора является незаконным, данным увольнением ему причинены моральные страдания, нанесен ущерб его репутации. Просил суд признать дополнительное соглашение к срочному трудовому договору от 30.12.2016 недействительным, признать срочный трудовой договор от 29.05.2015 действующим на неопределенный срок, признать приказ о прекращении трудового договора от 27.10.2017 незаконным, восстановить его в должности инженера лаборатории, возложить на ответчика обязанность оплатить время вынужденного прогула с 31.10.2017 по 31.12.2017 в сумме 337663,2 руб., взыскать с ответчика в его пользу компенсацию морального вреда в размере 100000 руб., судебные издержки в размере 31000 руб., оплату стоимости экспертизы в размере 6545 руб.

В судебном заседании истец Ермолов ДВ, его представитель Копейкина ЮИ подержали исковые требования по изложенным основаниям. Ермолов ДВ дополнительно пояснил, что когда ему не предложили расторгнуть трудовой договор 31.12.2016, он посчитал его продленным на неопределенный срок, дополнительное соглашение в декабре 2016 года подписать не мог, поскольку место исполнения им трудовых обязанностей было удалено от местонахождения отдела кадров, к базовому лагерю он приезжал после окончания рабочего времени отдела кадров, 30.12.2016 на работе отсутствовал. Ему было известно о том, что многие сотрудники работают на основании срочных договоров, однако со всеми заключалось два дополнительных соглашения - до 01.06.2017 и в мае 2017 года - до 31.10.2017, что также подвергает сомнению подлинность представленного ответчиком дополнительного соглашения. Не согласились с результатами судебной почерковедческой экспертизы, полагая, что исследование проведено с нарушением процессуальных норм и методики, просили назначить повторную почерковедческую экспертизу, а также компьютерно - техническую экспертизу для установления даты составления дополнительного соглашения.

Представитель ответчика Компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» Ахметзянова ГИ не признала исковые требования, указала, что срочные трудовые договоры были заключены Компанией с 35 сотрудниками в связи с запуском нового проекта и производством испытаний, по мере завершения стадий работы над проектом происходили сокращения, с 01.11.2017 были сокращены 22 человека. Настаивала на том, что спорное дополнительное соглашение было подписано истцом собственноручно, не оспаривала, что документ мог быть подписан в другой день, отличный от указанной в нем даты, однако не позднее 30.12.2016.

Прокурор Игловская ЕИ полагала исковые требования не подлежащими удовлетворению.

Обжалуемым решением суд, руководствуясь положениями ст. 37, ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 16, ч. 1 ст. 56, абз. 3 ч. 2 ст. 57, ст. 58, п. 2 ч. 1 ст. 77, ч. 1 ст. 79 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. 56, 86, 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в удовлетворении исковых требований Ермолова ДВ к Компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» отказал.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней истец Ермолов ДВ просит отменить решение, принять новое об удовлетворении иска.

Считает, что заключение эксперта № 00265/06-2 от 09.04.2018 не может быть признано допустимым доказательством, поскольку исследование проведено неполно, выводы не являются обоснованными. Указывает на неверную дату начала производства экспертизы - 02.04.2018, тогда как подписка дана экспертом 20.02.2018, ходатайство о предоставлении свободных и экспериментальных образцов заявлено 27.02.2018, следовательно, процессуальные действия производились экспертом до указанной даты начала экспертизы. Ссылается на неполноту произведенного исследования, отсутствие в заключении указания на то, проводилось ли выявление признаков технической подделки подписей, имеются ли либо отсутствуют такие признаки в исследуемых подписях, отсутствие оценки в заключении основного диагностического признака - координации движений в исследуемых подписях и сравнительных образцах. Из исследования непонятно, использованы ли экспертом все образцы подписи при проведении сравнения, все ли они выполнены одним лицом, достаточны ли они по количеству и качеству для ответа на поставленные вопросы. На иллюстрациях в приложении к заключению приведены несколько из представленных свободных образцов, в том числе часть из них он оспаривал в судебном заседании как подложные, экспериментальные образцы подписи, отобранные в судебном заседании и не вызывающие сомнений в подлинности, экспертом не проиллюстрированы.

Отмечает, что суд не дал ему надлежащим образом ознакомиться с представленными ответчиком документами, в частности, с дополнительным соглашением от 09.01.2017, с дополнительным соглашением от 01.02.2016. Данные документы были приобщены судом без каких-либо ходатайств, сведения о них в протоколе судебного заседания отсутствуют. Считает, что данные документы, содержащие его подписи, о которых он не знал, легли в основу экспертного заключения и привели к принятию незаконного судебного акта.

Указывает на неправомерный отказ суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства об истребовании скриншотов экрана монитора выгрузки из системы базы данных дополнительного соглашения и приказа о продлении трудового договора для проведения сверки по дате создания документов с привлечением сторонней организации ООО «Тюмень-Софт», являющейся официальным партнером компании 1С.

Также считает необоснованным отказ суда первой инстанции в удовлетворении ходатайства о назначении компьютерно - технической экспертизы для определения даты создания дополнительного соглашения, приказа о продлении срочного трудового договора, приказа об изменении штатного расписания лаборатории установки АСП в системе управления персоналом «1С», расположенной в электронной базе данных ответчика. Данным отказом, а также отказом в назначении повторной почерковедческой экспертизы он был лишен возможности воспользоваться процессуальным правом на представление доказательств в подтверждение заявленных требований, что привело к вынесению неверного решения.

Настаивает на удовлетворении ходатайства о назначении компьютерно -технической экспертизы, поручив его проведение ООО «Тюмень-Софт», целью экспертизы называет установление пользователя, создавшего документ, и даты создания дополнительного соглашения.

Указывает на процессуальные нарушения в части сроков рассмотрения дела.

Полагает, что работодатель в нарушение закона не представил доказательств подписания им дополнительного соглашения в указанную в нем дату, следовательно, суд необоснованно счел доказанным факт его заключения.

Считает, что при соблюдении работодателем требований российского законодательства он мог быть уволен по сокращению кадров, о чем его должны были предупредить не менее, чем за два месяца.

Поскольку работодатель «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» зарегистрирован в Нидерландах, при увольнении должны были быть соблюдены также требования международного права и национальное трудовое законодательство Нидерландов.

Суд первой инстанции при разрешении требования о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок не исследовал такие обстоятельства, как характер работы, место работы, интенсивность рабочего процесса, вовлеченность работника в процесс, его трудоемкость, а также не учел, что информация о сроках работы до работника не доводилась, не исследовал, когда и при каких обстоятельствах был оглашен работодателем и подписан им приказ. Считает наличие дополнительного соглашения формальностью, а трудовые отношения на самом деле бессрочными. При этом, предлагая работнику подписать соглашение о расторжении трудового договора, работодатель провозгласил отношения бессрочными, а затем, получив отказ от работника на ухудшение своих трудовых прав, пользуясь доминирующим положением, произвел увольнение по срочному договору.

Полагает, что доказательством того, что его трудовой договор являлся бессрочным, являются заключенные с Щербаковой ДС дополнительные соглашения, которые были подписаны в указанные в них даты. Поскольку график работы у него тот же, работодатель не был лишен возможности объявить ему об изменении трудового договора в те же даты.

В возражениях на апелляционную жалобу и дополнения представитель Компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» Ахметзянова ГИ, старший помощник прокурора Кировского района г. Томска Игловская ЕИ полагают решение суда законным и обоснованным, апелляционную жалобу - не подлежащей удовлетворению.

Обсудив доводы апелляционной жалобы с дополнениями и возражений на нее, проверив решение суда по правилам ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Статьей 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Данная защита осуществляется в порядке, установленном законодательством (ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с ч. 1 ст. 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан предоставлять работникам работу, обусловленную трудовым договором.

В силу ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры могут заключаться на неопределенный срок либо на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации. Если в трудовом договоре не оговорен срок его действия, то договор считается заключенным на неопределенный срок.

В случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условия о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок (ч. 4 ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации).

Как установлено судом первой инстанции, между Ермоловым ДВ и Компанией «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» 29.05.2015 заключен срочный трудовой договор, в соответствии с которым Ермолов ДВ принят на должность инженера лаборатории в Нефтеюганском филиале Компании с 29.05.2015 по 31.12.2016.

Впоследствии сторонами заключено дополнительное соглашение от 30.12.2016, согласно которому срок трудового договора продлен с 01.01.2017 по 31.10.2017.

25.10.2017 Ермолову ДВ вручено уведомление об истечении срока действия трудового договора 31.10.2017.

Согласно претензии от 26.10.2017 Ермолов ДВ просил считать трудовой договор, заключенный 29.05.2015, утратившим условие о срочном характере и являющимся заключенным на неопределенный срок в связи с тем, что дополнительное соглашение о продлении срока действия трудового договора им не подписывалось.

Из ответа на претензию № SPDN-17-006065 от 30.10.2017 следует, что изменение срока действия договора произошло по добровольному соглашению сторон, в связи с чем основания для признания срочного договора заключенным на неопределенный срок отсутствуют.

Приказом № SPDП0000255 от 27.10.2017 трудовой договор с Ермоловым ДВ с 31.10.2017 расторгнут на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с истечением срока трудового договора.

В обоснование исковых требований Ермолов ДВ ссылался на тот факт, что подпись в дополнительном соглашении выполнена не им, поскольку дополнительное соглашение о продлении срока трудового договора он не подписывал, 01.01.2017 трудовые отношения не были прекращены, трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок, следовательно, основания для увольнения по истечению срока трудового договора у ответчика отсутствовали.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из отсутствия оснований для признания недействительным дополнительного соглашения к срочному трудовому договору от 30.12.2016, поскольку заключением судебной экспертизы установлено выполнение подписи на дополнительном соглашении к срочному трудовому договору самим истцом.

С выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, поскольку они основаны на нормах действующего законодательства и исследованных в судебном заседании доказательствах.

В силу положений абз. 5 ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации заключение срочного трудового договора допускается, в частности, для проведения работ, выходящих за рамки обычной деятельности работодателя (реконструкция, монтажные, пусконаладочные и другие работы), а также работ, связанных с заведомо временным (до одного года) расширением производства или объема оказываемых услуг.

Пунктом 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при разрешении вопроса об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными Федеральными законами (ч. 2 ст. 58, ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации). В соответствии с частью второй статьи 58 ТК РФ в случаях, предусмотренных частью второй статьи 59 Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (часть вторая статьи 59 ТК РФ), т.е. если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя. Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

При установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств каждого дела признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок (п. 14 постановления Пленума).

Как следует из Положения о деятельности филиала компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.», основными направлениями деятельности филиала является поиск месторождений и добыча нефти, природного газа и других ископаемых в Верхнем Салыме, Западном Салыме, Ваделыпе и других регионах, их транспортировка, переработка и продажа (пункт 2.1).

Срочный трудовой договор с Ермоловым ДВ заключен на период временного увеличения работ в ходе разработки и выполнения пилотных проектов по трудноизвлекаемым запасам (п. 1.2 срочного трудового договора от 29.05.2015), срок действия установлен – по 31.12.2016. Дополнительным соглашением от 30.12.2016 срок действия договора изменен – по 31.10.2017.

Учитывая специфику выполняемых истцом работ, проводимых в рамках временного проекта Компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.», заключение с истцом срочного трудового договора не противоречило закону, в связи с чем оснований для признания его изначально заключенным на неопределенный срок у суда первой инстанции не имелось.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является, в том числе, истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Текст предложенного ответчиком истцу к подписанию соглашения от 25.10.2017 о расторжении трудового договора от 29.05.2015 не свидетельствует о предложении изменить формулировку основания увольнения, пунктом 3 данного соглашения предусмотрена выплата работнику помимо полной суммы расчета также выходного пособия в размере 137838 руб.

Как пояснила суду первой инстанции представитель ответчика Ахметзянова ГИ, расторжение трудовых договоров по соглашению сторон предлагалось всем сотрудникам, работавшим по срочным трудовым договорам. Указанное соглашение не подтверждает факт признания работодателем трудового договора, заключенного с Ермоловым ДВ, бессрочным, а лишь свидетельствует о возможности получения дополнительных гарантий при увольнении по истечению срока трудового договора.

Поскольку истцом оспаривался факт подписания дополнительного соглашения к трудовому договору о продлении срока его действия, на основании определения суда первой инстанции по делу назначена судебная почерковедческая экспертиза.

Согласно заключению эксперта № 00265/06-2 от 09.04.2018 подписи от имени Ермолова ДВ на дополнительном соглашении от 30.12.2016 к срочному трудовому договору от 29.05.2015 выполнены самим Ермоловым ДВ, в исследуемых подписях Ермолова ДВ на дополнительном соглашении от 30.12.2016 к срочному трудовому договору от 29.05.2015 признаков намеренного изменения не имеется.

Давая оценку данному доказательству, судебная коллегия учитывает, что при проведении экспертизы соблюдены требования процессуального законодательства, эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, заключение соответствует требованиям ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно - экспертной деятельности в Российской Федерации», содержит подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате выводы и ответы на поставленные судом вопросы, указание на примененную методику и источники информации, оно согласуется с другими доказательствами, имеющимися в материалах дела.

Так, из материалов дела следует, что 30.12.2016 руководителем отдела персонала Нефтеюганского филиала компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» издан приказ № SPDK0001023 об изменении срока трудового договора, заключенного с истцом, до 31.10.2017.

Согласно приказу № SPD-CEO-P-17167 от 25.09.2017 в связи с завершением работ по 3 стадии пилотной фазы проекта АСП и последующей консервации установки, а также с целью оптимизации численности в департаменте изменено штатное расписание, с 01.11.2017 из штатного расписания «Установки приготовления и закачки растворов АСП» Отдела эксплуатации месторождения Управления по эксплуатации месторождений Производственного департамента Нефтеюганского филиала компании «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.» исключены 3 штатные единицы «инженер лаборатории».

Свидетель Ракитин АР, допрошенный в зале суда по ходатайству стороны истца, пояснил, что изначально проведение работ на объекте АСП предполагалось на определенный срок, большинство сотрудников, принятых в рамках данного проекта, работали по срочным трудовым договорам, по мере прохождения уровней сокращалось и количество работников; при этом все сотрудники имели представление о том, что работа срочная, однако некоторые искали пути, чтобы остаться на постоянной работе. Сам он также уволился.

Принимая во внимание данные доказательства, с учетом того, что факт собственноручного подписания истцом дополнительного соглашения к срочному трудовому договору, продляющего срок его действия с 01.01.2017 по 31.10.2017, установлен заключением судебной экспертизы, судебная коллегия полагает правомерными выводы суда первой инстанции о том, что увольнение Ермолова ДВ на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации соответствовало закону.

Вопреки доводам апелляционной жалобы оснований сомневаться в объективности эксперта, правильности методики и результатах оценки у судебной коллегии не имеется.

Указание даты начала производства экспертизы 02.04.2018 не противоречит указанной в заключении последовательности действий эксперта. Так, из материалов дела и заключения эксперта № 00265/06-2 следует, что дополнительное соглашение от 30.12.2016 к срочному трудовому договору от 29.05.2015 и материалы гражданского дела № 2-1/2018 поступили в лабораторию 20.02.2018; в этот же день эксперт Б. предупреждена об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ; 27.02.2018 экспертом заявлено ходатайство о предоставлении свободных и экспериментальных образцов подписи Ермолова ДВ, ответ поступил 15.03.2018; непосредственно производство экспертизы начато 02.04.2018 и окончено 09.04.2018. Все действия совершены одним и тем же экспертом. Дача экспертом подписки о предупреждении об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК Российской Федерации 20.02.2018 не противоречит закону, в связи с чем доводы апелляционной жалобы в данной части являются несостоятельными.

Доводы апеллянта о неполноте произведенного исследования, а также об отсутствии доказательств использования всех образцов подписи, о том, что в основу исследования легли представленные работодателем подписи в дополнительных соглашениях от 01.02.2017, 09.01.2017, с которыми он не знакомился, судебной коллегией отклоняются.

Так, согласно исследовательской части заключения эксперта № 00265/06-2 от 09.04.2018 при исследовании использованы образцы почерка и подписей Ермолова ДВ: свободные (в том числе на копиях паспорта, трудовой книжки, в трудовом договоре от 01.06.2009 № 502910, в дополнительном соглашении к полису по ипотечному страхованию с приложением № 1 от 21.12.2015, на дополнительных соглашениях к трудовому договору от 01.06.2009 от 01.04.2010 № 2, от 29.04.2011 № 6, от 01.10.2012 № 9, от 01.04.2013 № 12, в договоре на выполнение работ по монтажу натяжных потолков с компанией «Натяжноff» с приложениями № 1 и № 2 от 15.12.2015, представленных истцом в судебное заседание 12.03.2018); условно-свободные (на графиках работы за 2016 и 2017 годы, на дополнительных соглашениях к трудовому договору от 09.01.2017, от 01.02.2017 и т.п.); экспериментальные на 5 листах.

Условно-свободные образцы подписи приобщены судом по ходатайству представителя ответчика при обсуждении ходатайства о назначении судебной почерковедческой экспертизы, данные документы представлялись истцу на обозрение.

При сравнении исследуемых подписей с подписями Ермолова ДВ установлены совпадения общих признаков, а также вариантов частных признаков: строение по степени сложности при выполнении «Е», «р»; форма движения при выполнении элементов; форма движения при соединении; форма и направление движения при выполнении элементов; протяженность движения по вертикали; размещение точки начала движения при выполнении начальной части первого элемента «Е» относительно продольной линии оси; размещение точки пересечения при выполнении заключительной части второго элемента «Е» и основной части первого элемента «р» относительно средней линии письма; относительное размещение движений при выполнении верхних точек первого элемента «р» относительно росчерка. Экспертом установлено, что перечисленные совпадающие признаки устойчивы, существенны и составляют индивидуальную совокупность, достаточную для вывода о том, что исследуемые подписи выполнены самим Ермоловым ДВ.

Вопреки доводам апеллянта при исследовании были использованы не только подписи Ермолова ДВ на дополнительных соглашениях к трудовому договору от 09.01.2017 и от 01.02.2017, но и представленные самим Ермоловым ДВ документы, совпадения общих и частных признаков подписи выявлены на всех образцах.

Кроме того, в судебном заседании истцом высказаны сомнения лишь относительно подлинности своей подписи в приказе об изменении срока трудового договора от 30.12.2016, который экспертом для сравнения при исследовании не использовался.

Вопрос о наличии признаков технической подделки подписи перед экспертом не ставился.

Согласно ч. 2 ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Суд первой инстанции правомерно не усмотрел установленных законом оснований для назначения повторной экспертизы, поскольку заключение эксперта № 00265/06-2 является обоснованным, составлено в соответствии с требованиями закона. Противоположные выводы специалиста, изложенные в представленном истцом акте исследования № 3702-1872/17, не свидетельствуют о неверных выводах судебной экспертизы. Исследование проводилось на основании копии документа в виде электронного файла, кроме того, специалист об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения не предупреждался.

По мнению судебной коллегии, оснований для истребования скриншотов и назначения компьютерно - технической экспертизы не имеется, поскольку установление авторизованного пользователя, создавшего документ - дополнительное соглашение, а также дата его создания не имеют правового значения для разрешения спора. Кроме того, подписание соглашения в дату, отличную от указанной на нем, стороной ответчика не оспаривалось, определение точной даты составления документа с учетом установленной подлинности подписи истца в дополнительном соглашении не влияет на результат рассмотрения спора.

Ссылки апеллянта на подписание Щербаковой ДВ, работавшей по аналогичному с истцом графику, дополнительных соглашений к срочному трудовому договору в иные даты, не являются доказательством не подписания истцом дополнительного соглашения о продлении срока трудового договора.

Учитывая, что истец был уволен на основании п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, нормы, регламентирующие гарантии прав работника при увольнении по сокращению штата, не подлежали применению.

Доводы апеллянта о необходимости применения к спорным правоотношениям национального законодательства Нидерландов являются необоснованными, поскольку в силу ст. 11 Трудового кодекса Российской Федерации на территории Российской Федерации правила, установленные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового права, распространяются на трудовые отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства, организаций, созданных или учрежденных иностранными гражданами, лицами без гражданства либо с их участием, международных организаций и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими федеральными законами или международным договором Российской Федерации. Возможность применения к трудовым отношениям, возникшим между истцом и ответчиком, при выполнении истцом работы на территории Российской Федерации в месте нахождения Нефтеюганского филиала Компании, данными актами не предусмотрена. Заключенным сторонами договором предусмотрено применение к данным правоотношениям Трудового кодекса и действующего законодательства Российской Федерации.

Таким образом, разрешая спор по существу, с учетом фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, оцененных по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности, суд первой инстанции пришел к правильному и обоснованному выводу о законности и обоснованности увольнения истца в связи с истечением срока действия трудового договора, при этом выводы суда основаны на правильно примененных и истолкованных положениях материального закона, регулирующих спорные отношения сторон, подтверждаются имеющимися в деле и исследованными в суде доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Доводы о нарушении судом срока рассмотрения дела судебной коллегией отклоняются.

В соответствии с ч. 1 ст. 154 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданские дела рассматриваются и разрешаются судом до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд, если иные сроки рассмотрения и разрешения дел не установлены настоящим Кодексом.

Дела о восстановлении на работе рассматриваются и разрешаются до истечения месяца (часть 2 статьи 154 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Указанный срок судом первой инстанции нарушен не был. Так, исковое заявление Ермолова ДВ поступило в суд 28.12.2017 и после новогодних праздников в первый рабочий день – 09.01.2018 принято к производству. Определением от 26.01.2018 производство по делу приостановлено на основании ст. 216 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для проведения судебной почерковедческой экспертизы. Производство по делу возобновлено на основании определения судьи от 11.05.2018, в этот же день рассмотрено по существу.

В материалах дела отсутствуют данные, подтверждающие создание судом препятствий истцу к ознакомлению с этими материалами.

Иных доводов апелляционная жалоба с дополнениями не содержит.

При таких обстоятельствах решение надлежит оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь п. 1 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

Решение Кировского районного суда г. Томска от 11 мая 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ермолова Дмитрия Владимировича с дополнениями - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи: