НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Пермского краевого суда (Пермский край) от 17.06.2020 № 33-3180/20

Судья- Лобастова О.Н.

Дело № 33-3180/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда

в составе председательствующего Хасановой В.С.

судей Лапухиной Е.А., Бабиновой Н.А.

при секретаре Басимовой Н.М.

рассмотрела 17 июня 2020г. в городе Перми в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Шиловой Фирузы Махмудовны на решение Свердловского районного суда г.Перми от 13 декабря 2019 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Шиловой Фирузы Махмудовны к обществу с ограниченной ответственностью «Си-Эс Управление процессами», публичному акционерному обществу «Вымпел-Коммуникации» о восстановлении на работе, взыскании пособий, установление факта трудовых отношений, компенсации морального вреда – отказать.

Заслушав доклад судьи Лапухиной Е. А., изучив материалы дела, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Истец Шилова Ф.М. обратилась в суд с иском к ООО«Си-Эс Управление процессами», ПАО «Вымпел-Коммуникации» о восстановлении на работе, взыскании пособий, установлении факта трудовых отношений, компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что 10.07.2017 года Шилова Ф.М. была принята на работу в ООО «СиЭс управление процессами» по должности специалиста по телепродажам. В августе 2018 года у истицы родился ребенок, 31.03.2019 года трудовой договор был расторгнут в связи с истечением срока. График работы истца был скользящий, с 09-00 до 18-00 с 11-00 до 20-00 часов. ПАО «Вымпел-Коммуникации» предоставил оборудование и производил профессиональную подготовку работников ООО «Си-Эс управление процессами», рабочие места были на территории ПАО «Вымпел-Коммуникации». Считает, что ООО «СиЭс Управление процессами» не имело законных оснований для оформления срочного трудового договора, поэтому договор должен быть признан бессрочным, а истец восстановлена на работе в должности специалиста по телепродажам.

Также истец считает, что у нее с ПАО «Вымпел-Коммуникации» сложились трудовые отношения в связи с фактическим допуском к работе, просит установить факт трудовых отношений.

На основании изложенного, истец просила восстановить ее на работе в качестве специалиста по телепродажам в ООО «СиЭс управление процессами», взыскать пособие по уходу за ребенком с 01.04.2019 года по день вынесения решения, взыскать компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей.

Также истец просила признать наличие между ней и ПАО «Вымпелком» трудовых отношений, восстановить ее в должности специалиста по телепродажам в ПАО «Вымпелком», взыскать пособие по уходу за ребенком с 01.04.2019 года до вынесения решения суда, компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей.

В судебное заседание истица не явилась, ее представитель поддержал исковые требования, просил иск удовлетворить.

Представитель ООО «СиЭс Управление процессами» просил отказать в иске.

Представитель ПАО «Вымпелком» в судебном заседании просила оставить требования без удовлетворения.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе истец Шилова Ф.М. просит решение суда отменить. В жалобе приводит доводы о том, что исковые требования к ПАО «ВымпелКом» основывались на суждении, что между ПАО «ВымпелКом» и ООО «СиЭс управление процессами» заключен договор услуги, однако фактически договор был притворным, заключен с целью прикрытия сделки заемного руда. Отказ суда дать оценку данному обстоятельству приводит к нарушению права на справедливое правосудие. Заявитель жалобы полагает, что были представлены достаточные доказательства данному факту, что истица работала по распоряжению работодателя ООО «СиЭс управление процессами» в интересах, под управлением и контролем лица, не являющегося работодателем данного работника (ПАО «ВымпелКом»). Данное обстоятельство подтверждалось свидетельскими показаниями. Заявитель жалобы считает, что истцом представлены достаточные доказательства того, что между ПАО «ВымпелКом» и ООО «СиЭс управление процессами» был заключен договор займа персонала, который в связи с ограничениями, предусмотренными ФЗ № 1031-1 от 19.04.1991 «О занятости населения в Российской Федерации», в силу которых ООО «СиЭс управление процессами» осуществлять деятельность по займу персонала не может, были прикрыты договором на оказание услуг. Сохранение правовых последствий злоупотребления со стороны хозяйствующих субъектов противоречит основным принципам права, приводит к отсутствию у работников эффективных правовых способов защиты нарушенного права. Считает, что полное восстановление нарушенного права – восстановление возможности осуществления выбранной трудовой деятельности – возможно путем применения к договору от 29.06.2016г. последствий признания ничтожности сделки, определения трудовых отношений в связи с фактическим допуском работника к работе (ст.16 ТК РФ) и восстановления истицы в ПАО «ВымпелКом». Кроме того, заявитель указывает, что ООО «СиЭс управление процессами» не имело законных оснований к заключению срочного трудового договора, работа, на которую была принята истица, не может быть признана заведомо определенной и завершение которой не может быть определено конкретной датой, поэтому договор должен быть признан бессрочным, а истица восстановлена в ООО «СиЭс управление процессами».

В судебное заседание суда апелляционной инстанции истец, представитель ответчика ПАО «ВымпелКом» не явились, извещались, с заявлениями об отложении рассмотрения дела не обращались.

Представитель истца Трутнев С.В. в судебном заседании на доводах жалобы настаивал, представитель ответчика ООО «СиЭс управление процессами» Выходцев А.С.с доводами жалобы не согласился.

Судебная коллегия, руководствуясь положениями статьи 167 ГПК РФ, считает возможным рассмотреть дело при данной явке.

Изучив материалы дела, заслушав пояснения представителей истца и ответчика, заключение прокурора Пермской краевой прокуратуры Третьяковой О.В. об отмене решения суда в части, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п. 14 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, срочный трудовой договор может быть заключен на срок не более пяти лет, если более длительный срок не установлен Кодексом или иными федеральными законами.

Согласно ч.1 ст. 59 ТК РФ срочный трудовой договор заключается с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут в связи с истечением срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

В соответствии со ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Трудовой договор, заключенный на время выполнения определенной работы, прекращается по завершении этой работы.

Как установлено судом, 29.06.2016 года между ПАО «Вымпел-Коммуникации» и ООО «СиЭс Управление процессами» заключен договор возмездного оказания услуг № **, в соответствии с которым исполнитель обязуется оказывать заказчику на возмездной основе услуги по поддержке продаж, продвижению товаров и услуг, услуги организации документооборота, а также прочие услуги, согласованные сторонами в приложениях к договору, необходимые заказчику в процессе осуществления своей деятельности, в частности: приемка и отправление корреспонденции, формирование архива, встреча посетителей заказчика и т.д. При этом дополнительные условия оказания услуг могут определяться сторонами в приложениях, которые после подписания сторонами становятся неотъемлемой частью настоящего договора. ( п.1.1). Пунктом 1.2 договора предусмотрено, что исполнитель может по просьбе заказчика предоставлять иные услуги, прямо не предусмотренные настоящим договором, но находящиеся в возможностях исполнителя, с предварительным письменным согласованием стоимости и условий оказания таких услуг сторонами по форме приложения к договору. В силу п.7.1 договора, настоящий договор вступает в силу с 01.07.2016г. и продолжает действовать до 30 июня 2018г.

Согласно Приложения № 4 от 29.06.2016г. к договору возмездного оказания услуг, заказчик поручает, а исполнитель обязуется оказать заказчику услуги по поддержке продаж, закупок и продвижению товаров и услуг компании заказчика.( п.1). Настоящее Приложение вступает в силу с момента его подписания сторонами и действуют до окончания срока действия договора, если иное не будет дополнительно согласовано сторонами. Стороны могут установить сроки для выполнения отдельных проектных заданий.

Дополнительным соглашением № 11 от 28.09.2018г., стороны пришли к соглашению продлить срок действия договора по 31 марта 2019г. включительно.

07.07.2017 года между ООО «СиЭс Управление процессами» и Шиловой Ф.М. заключен срочный трудовой договор о дистанционной работе, в соответствии с которым Шилова Ф.М. принята в обособленное подразделение в г.Екатеринбурге, отдел по обслуживанию клиентов на должность специалиста по телепродажам, вводимую работодателем временно на период оказания услуг ПАО «Вымпел-Коммуникации».

В соответствии с п.1.3 договора, непосредственным руководителем работника является руководитель Отдела по обслуживанию клиентов.

Согласно п.7.1 договора, работа по настоящему трудовому договору является дистанционной. Работник выполняет определенную настоящим договором трудовую функцию вне места нахождения работодателя, его филиала, представительства, иного обособленного структурного подразделения, вне стационарного рабочего места, территории или объекта, прямо или косвенно находящихся под контролем работодателя.

Согласно п.7.2 договора, постоянное место работы работника, где он выполняет определенную настоящим договором трудовую функцию –закрепленная за ним территория, а именно г.Пермь.

В соответствии с п.12.1 договора, договор заключен до завершения заведомо определенной работы – по продажам телекоммуникационных услуг, проектное задание № 94 Ек к Приложению 4 к договору № ** от 29.06.2016 года, заключенного с компанией-клиентом.

Пунктом 12.3 трудового договора установлено, что договор действует до окончания работы, указанной в п.12.1. Завершение работы работника не может быть определено конкретной датой. Уведомление работодателя компанией-клиентом об окончании работы, указанной в п.12.1 будет являться основанием для завершения работы работника и прекращения настоящего договора в связи с истечением срока его действия.

Приказом № ** от 07.07.2017 года, Шилова Ф.М. принята на работу в обособленное подразделение в г.Екатеринбрге, отдел обслуживания клиентов, на должность специалиста по телепродажам, на основную работуна условиях срочного трудового договора на период до завершения выполнения заведомо определенной работы, с окладом в размере 18000 рублей, с приказом ознакомлена 07.07.2017 года (л.д.127).

06.03.2019 года на имя директора ООО «СиЭс Управление процессами» направлено уведомление о прекращении действия договора в связи с истечением срока его действия.

18.03.2019 года на имя истца направлено уведомление о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия (л.д.129).

19.03.2019 уведомление о прекращении трудового договора направлено телеграммой на имя истца.

Приказом ООО «СиЭс Управление Процессами» от 29.03.2019 года № **, трудовой договор с Шиловой Ф.М. был прекращен за истечением срока трудового договора (ч.1 п.2 ст.77 ТКРФ) (л.д.128).

Уведомлением от 29.03.2019 года истцу было предложено явиться за трудовой книжкой.

29.03.2019 года от Шиловой Ф.М. поступило заявление о направлении трудовой книжки почтой (л.д.139).

29.03.2019 года истцу трудовая книжка была направлена по месту жительства с описью вложения (л.д.137).

Обращаясь с настоящим иском, истец Шилова Ф.М. ссылалась на то, что у работодателя ООО «СиЭс Управление Процессами» не имелось оснований для заключения с ней срочного трудового договора, в связи с чем его расторжение является незаконным, а истец подлежит восстановлению на работе в ООО «СиЭс Управление Процессами» в прежней должности, а также указала, что фактически трудовые отношения по занимаемой должности у нее сложились с работодателем ПАО «ВымпелКом», поскольку фактически использовался заемный труд работника.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе Шиловой Ф.М. в удовлетворении заявленных требований.

При этом, суд исходил из того, что трудовые отношения у истицы имелись с работодателем ООО «СиЭс Управление Процессами», с указанным работодателем истицей заключен срочный трудовой договор от 17.07.2017г. В данном случае, трудовой договор был заключен на срок до завершения выполнения заведомо определенной работы, а именно – оказания услуг ПАО «Вымпел-Коммуникации». Поскольку наступило обусловленное трудовым договором событие, с наступлением которого в трудовом договоре от 17.07.2017г. связано окончание срока его действия, у ответчика имелись основания для расторжения с истицей трудового договора по пункту 2 части 1 статьи 77 ТК РФ, установленный законом и трудовым договором порядок увольнения по указанному основанию работодателем соблюден.

Доводы истца о том, что у нее фактически сложились трудовые отношения с ПАО «ВымпелКом», судом проверены и признаны необоснованными, поскольку имеющимися в деле доказательствами установлено, что истец осуществляла трудовую функцию по трудовому договору с ООО «СиЭс Управление Процессами» и в рамках оказания работодателем услуг по договору с ПАО «Вымпел-Коммуникации». При этом, рабочее место и рабочее оборудование было предоставлено ПАО «Вымпел-Коммуникации» для осуществления деятельности в рамках договора, заключенного между ООО «СиЭс Управление Процессами» и ПАО «Вымпел-Коммуникации».

Проверяя доводы апелляционной жалобы истца, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции в части отклонения требований Шиловой Ф.М., заявленных к ответчику ПАО «Вымпел-Коммуникации».

Доводы апелляционной жалобы истца относительно того, что договор от 29.06.2016г. между ООО «СиЭс Управление процессами» и ПАО «Вымпел-Коммуникации» является притворным с целью прикрытия сделки заемного труда, что истица фактически работала под контролем и управлением ПАО «Выпмел-Коммуникации», в связи с чем у нее сложились трудовые отношения с ПАО «Вымпел-Коммуникации», судебной коллегией состоятельными не признаются.

В силу ст.56.1 ТК РФ заемный труд запрещен.

Заемный труд - труд, осуществляемый работником по распоряжению работодателя в интересах, под управлением и контролем физического лица или юридического лица, не являющихся работодателем данного работника.

Как следует из материалов дела, сторонами договора от 29.06.2016г. ООО «СиЭс Управление процессами» и ПАО «Вымпел-Коммуникации» заключение и исполнение его условий, направленных на оказание возмездных услуг, признавалось.

Пунктом п.1.4 договора возмездного оказания услуг № **, прямо предусмотрено, что ни при каких условиях настоящий договор не может рассматриваться как договор о предоставлении труда работников. В период оказания услуг по договору представители исполнителя находятся под контролем и управлением исполнителя и не участвуют в производственной деятельности заказчика.

При этом, установлено, что трудовой договор истицей был заключен с работодателем ООО «СиЭс Управление процессами», которым надлежащим образом оформлено трудоустройство истца, издан приказ о приеме на работу.

С условиями трудового договора истец была ознакомлена, что подтверждается ее подписью в договоре. К исполнению трудовых обязанностей по трудовому договору от 07.07.2017г. Шилова Ф.М. приступила и трудовые обязанности исполняла.

Именно по распоряжению работодателя ООО «СиЭс Управление процессами» Шилова Ф.М. выполняла трудовую функцию специалиста по телепродажам в рамках оказания услуг работодателем по договору от 29.06.2016г., заключенному с ПАО «Вымпел-Коммуникации».

Работодателем ООО «СиЭс Управление процессами» производилась выплата истице заработной платы.

Доказательств, которые бесспорно бы подтверждали нахождения истицы при выполнении трудовой функции под контролем и управлением со стороны ПАО «Вымпел-Коммуникации», в материалах дела не имеется.

При этом, условиями трудового договора не предусмотрено рабочее место истца именно на территории ПАО «Вымпел-Коммуникации», не установлена обязанность контроля и управления со стороны ПАО «Вымпел-Коммуникации».

Осуществление контроля и управления трудовой деятельности истицы со стороны определенных работников и наделение их такими полномочиями ПАО «Вымпел-Коммуникации» не признавалось.

Показаниями допрошенных свидетелей, в данном случае, объективно лишь подтверждается то обстоятельство, что истец имела допуск на территорию ПАО «Вымпел-Коммуникации» и обеспечивалась рабочим оборудованием для выполнения трудовых функций. Вместе с тем, допуск истицы на территорию ПАО «Вымпел-Коммуникации» и предоставление рабочего оборудования, свидетельствует об исполнение ПАО «Вымпел-Коммуникации» обязательств в рамках договора от 29.06.2016г. для осуществления истцом деятельности.

Доводы истца о притворности договора от 29.06.2016г., материалами дела не подтверждены и сторонами договора данные обстоятельства не признавались.

Также, судебная коллегия считает возможным отметить, что волеизъявление Шиловой Ф.М. на возникновение и продолжение трудовых отношений с работодателем ООО «СиЭс Управление процессами» подтверждается и позицией истца по настоящему делу, с учетом заявленных истицей требований о восстановлении на работе в ООО «СиЭс Управление процессами».

При этом, в отношении выполнения одной работы у работника не могут иметь место два работодателя, с которыми возникли трудовые отношения.

Таким образом, поскольку фактически истицей признается и материалами дела подтвержден факт наличия у истицы в спорный период трудовых отношений с ООО «СиЭс Управление процессами», заявленные требований к ПАО «Вымпел-Коммуникации» удовлетворению не подлежат.

Вместе с тем, судебная коллегия не соглашается с выводами суда в части отказа в удовлетворении требований Шилова Ф.М., заявленных к работодателю ООО «СиЭс Управление Процессами», доводы истца о том, что ООО «СиЭс Управление Процессами» не имело законных оснований к заключению срочного трудового договора, судебная коллегия находит заслуживающими внимания.

Перечень конкретных случаев, в которых трудовой договор заключается на определенный срок в силу характера предстоящей работы или условий ее выполнения, предусмотрен частью первой статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации. Одним из таких случаев является заключение трудового договора для выполнения заведомо определенной работы, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой (абзац восьмой).

Данное законоположение - как по своему буквальному смыслу, так и во взаимосвязи с частью второй статьи 58 названного Кодекса - предполагает, что заключение срочного трудового договора в указанном случае обусловлено объективной невозможностью установления трудовых отношений на неопределенный срок в силу заведомо ограниченного периода выполнения работы, являющейся предметом данного трудового договора. При этом конкретная дата завершения этой работы - в силу ее характера или условий выполнения - на момент заключения трудового договора не может быть точно определена.

Таким образом, заключение срочного трудового договора по основанию, предусмотренному абзацем восьмым части первой статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, будет правомерным лишь при условии, что работа, для выполнения которой заключается соответствующий трудовой договор, объективно носит конечный, и в этом смысле - срочный, характер, что, в свою очередь, исключает возможность продолжения трудовых отношений между сторонами данного договора после завершения указанной работы.

Соответственно, и трудовой договор, заключенный на время выполнения такой заведомо определенной работы, прекращается по ее завершении (часть вторая статьи 79 названного Кодекса). Однако в качестве формального основания прекращения трудового договора в данном случае выступает факт истечения срока его действия (пункт 2 части первой статьи 77 того же Кодекса), что - учитывая осведомленность работника на момент заключения трудового договора о его срочном характере и о прекращении трудовых отношений после завершения выполнения соответствующей работы, а также согласие работника с данными условиями - не может рассматриваться как противоречащее принципу стабильности трудового договора (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2000 года N 1002-О, от 11 мая 2012 года N 695-О и N 700-О, от 20 апреля 2017 года N 744-О и др.).

В Постановлении от 19.05.2020 N 25-П Конституционный Суд РФ указал, что поскольку осуществление предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, как правило, предполагает использование наемного труда, субъект такого рода деятельности (юридическое либо физическое лицо), выступающий в качестве работодателя, в силу приведенных конституционных положений наделяется полномочиями, позволяющими ему в целях осуществления экономической деятельности и управления имуществом самостоятельно и под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, но вместе с тем и несет обязанности по обеспечению закрепленных трудовым законодательством прав работников и гарантий их реализации. При этом, действуя в качестве самостоятельного хозяйствующего субъекта и участника гражданского оборота, к сфере ответственности которого относится заключение гражданско-правовых договоров и их пролонгация, выбор контрагентов и их замена и т.п., работодатель самостоятельно несет и все риски, сопутствующие осуществляемому им виду экономической деятельности. Так, вступая в договорные отношения с иными участниками гражданского оборота, именно он несет риски, связанные с исполнением им самим и его контрагентами своих договорных обязательств, сокращением общего объема заказов, расторжением соответствующих договоров и т.п. Работник же, выполняя за гарантированное законом вознаграждение (заработную плату) лишь определенную трудовым договором трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, не является субъектом осуществляемой работодателем экономической деятельности, а потому не может и не должен нести каких бы то ни было сопутствующих ей рисков и не обязан разделять с работодателем бремя такого рода рисков. В противном случае искажалось бы само существо трудовых отношений и нарушался бы баланс конституционных прав и свобод работника и работодателя.

В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации работник имеет право на предоставление ему работы, обусловленной трудовым договором (абзац третий части первой статьи 21); данному праву работника корреспондирует обязанность работодателя предоставлять работнику работу, предусмотренную трудовым договором (абзац третий части второй статьи 22, часть первая статьи 56).

Если в качестве работодателя выступает организация, уставная деятельность которой предполагает оказание каких-либо услуг третьим лицам, то предметом трудовых договоров, заключаемых с работниками, привлекаемыми для исполнения обязательств работодателя перед заказчиками услуг, является выполнение работы по обусловленной характером соответствующих услуг трудовой функции. При этом надлежащее исполнение таким работодателем обязанности по предоставлению своим работникам работы, предусмотренной заключенными с ними трудовыми договорами, предполагает в числе прочего своевременное заключение им с иными участниками гражданского оборота договоров возмездного оказания услуг.

Между тем истечение срока действия отдельного договора возмездного оказания услуг, как правило, не свидетельствует ни о прекращении работодателем - исполнителем услуг своей уставной деятельности в целом, ни о завершении работы его работниками, обеспечивающими исполнение обязательств работодателя по такому гражданско-правовому договору, а потому и не освобождает работодателя от обязанности предоставить работникам работу в соответствии с трудовой функцией, предусмотренной заключенными с ними трудовыми договорами. В случае же невозможности предоставления указанным работникам такой работы и, как следствие, возникновения у них вынужденной приостановки работы работодатель обязан оплатить им время простоя в соответствии с законодательством (статья 157 Трудового кодекса Российской Федерации). При этом в данной ситуации изменение условий заключенных с работниками трудовых договоров, а равно и увольнение работников возможны только по основаниям и в порядке, предусмотренным трудовым законодательством.

Таким образом, ограниченный срок действия гражданско-правовых договоров возмездного оказания услуг, заключенных работодателем с заказчиками соответствующих услуг, при продолжении осуществления им уставной деятельности сам по себе не предопределяет срочного характера работы, подлежащей выполнению работниками, обеспечивающими исполнение обязательств работодателя по таким гражданско-правовым договорам, не свидетельствует о невозможности установления трудовых отношений на неопределенный срок, а значит, и не может служить достаточным основанием для заключения срочных трудовых договоров с работниками, трудовая функция которых связана с исполнением соответствующих договорных обязательств, и их последующего увольнения в связи с истечением срока указанных трудовых договоров.

Кроме того, увязывание срока заключенного с работником трудового договора со сроком действия заключенного работодателем с третьим лицом гражданско-правового договора возмездного оказания услуг фактически приводило бы к тому, что занятость работника ставилась бы в зависимость исключительно от результата согласованного волеизъявления работодателя и заказчика соответствующих услуг в отношении самого факта заключения между ними договора возмездного оказания услуг, срока его действия и пролонгации на новый срок. Тем самым работник был бы вынужден разделить с работодателем риски, сопутствующие осуществляемой работодателем экономической деятельности в сфере соответствующих услуг (в том числе связанные с колебанием спроса на эти услуги), что приводило бы к искажению существа трудовых отношений и нарушению баланса конституционных прав и свобод работника и работодателя.

Учитывая, что срок действия гражданско-правовых договоров возмездного оказания услуг в той или иной сфере деятельности (в том числе в области охранной деятельности), устанавливаемый при их заключении по соглашению между работодателем, оказывающим данные услуги, и заказчиками соответствующих услуг, сам по себе не предопределяет срочного характера работы, выполняемой работниками в порядке обеспечения исполнения обязательств работодателя по таким гражданско-правовым договорам, абзац восьмой части первой статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации не может быть применен в качестве правового основания для заключения с этими работниками срочных трудовых договоров.

Как следует из материалов дела, при устройстве на работу истицей был заключен срочный трудовой договор с ООО «СиЭс Управление Процессами».

В договоре указана причина, послужившая основанием для заключения с истицей срочного трудового договора, а именно – договор заключен до завершения заведомо определенной работы – по продажам телекоммуникационных услуг, проектное задание № 94 Ек к Приложению 4 к договору № ** от 29.06.2016 года, заключенному с компанией-клиентом, что следует из п.12.1 трудового договора.

Согласно п.12.3 договора, уведомление работодателя компанией-клиентом об окончании работы, указанной в п.12.1, будет являться основанием для завершения работы работника и прекращения настоящего договора в связи с истечением срока его действия.

Таким образом, срочный характер заключенного с истицей трудового договора обусловлен именно исполнением работодателем обязательств по договору от 29.06.2016г. и предоставлением услуг, перечень которых определен в проектном задании № 94 Ек к Приложению 4 к договору № ** от 29.06.2016 года, заключенному работодателем с ПАО «Вымпел-Коммуникации».

Согласно Устава ООО «СиЭс Управление процессами» основным видом деятельности Общества является деятельность агентств по подбору персонала, к дополнительным видам деятельности относится, в том числе предоставление услуг третьим лицам.

В данном случае, предметом договора, заключенного между ООО «СиЭс Управление процессами» и ПАО «Вымпел-Коммуникации» от 29.06.2016г. являлось как раз предоставление возмездных услуг. Для выполнения своих обязательств перед ПАО «Вымпел-Коммуникации» в рамках заключенного договора от 29.06.2016г., ООО «СиЭс Управление процессами» и была введена в штатное расписание соответствующая должность, заключен трудовой договор с истцом для привлечения ее к исполнению обязательств работодателя перед заказчиком таких услуг.

Согласно усмотрению сторон действие договора от 29.06.2016г. продлевалось дополнительным соглашением, 06.03.2019 года ПАО «Вымпел-Коммуникации» направлено ООО «СиЭс Управление процессами» уведомление о прекращении действия договора в связи с истечением срока его действия.

Соответственно, увольнение истца 31.03.2019г. было обусловлено прекращением действия договора возмездного оказания услуг, заключенного работодателем с ПАО «Вымпел-Коммуникации».

Однако, в результате прекращения действия договора от 29.06.2016г. с ПАО «Вымпел-Коммуникации», деятельность работодателя ООО «СиЭс Управление процессами» не прекращена, что предполагает возможность в дальнейшем заключения иных договоров и оказания услуг третьим лицам.

В связи с чем само по себе то обстоятельство, что срок договора от 29.06.2016г. истек и работодатель прекратил исполнение своих обязательств по предоставлению услуг в рамках проектного задания № 94 Ек к Приложению 4 к договору № ** от 29.06.2016 года, не свидетельствует о завершении работы истцом и не предопределяет срочного характера такой работы, подлежащей выполнению истцом в рамках указанной в трудовом договоре трудовой функции, не свидетельствует о невозможности установления трудовых отношений на неопределенный срок, а значит не могло служить достаточным основанием для заключения срочного трудового договора с истцом и ее последующего увольнения в связи с истечением срока указанного трудового договора.

Указание ответчика на то, что срок действия трудового договора с Шиловой Ф.М. установлен безотносительно к сроку действия гражданско-правового договора от 29.06.2016г, а на время выполнения заведомо определенной работы, предусмотренной проектным заданием № 94, состоятельными судебной коллегией не признаются, поскольку именно в связи с истечением срока действия гражданско-правового договора до 31.03.2019г., работодателем поставлен вопрос о прекращении действия трудового договора с истицей, который также расторгнут 31.03.2019г. При этом, продление действия гражданско-правового договора лежит в сфере усмотрения его сторон, а именно, в данном случае работодателя и его контрагента. Кроме того, в силу п.12.3 трудового договора, истечение срока трудового договора поставлено работодателем напрямую в зависимость от уведомления компании-клиента, с которым работодателем заключен гражданско-правовой договор с определенным сроком его действия. Сама по себе ссылка в трудовом договоре на проектное задание № 94 к договору от 29.06.2016г. не свидетельствует о выполнении истицей заведомо определенной работы для определения срочного ее характера, поскольку данное проектное задание лишь устанавливает перечень услуг, которые работодатель как исполнитель в рамках гражданско-правового договора обязуется предоставить. Выполняя обусловленную трудовым договором трудовую функцию истица, тем самым обеспечивала исполнение обязательств работодателя в рамках перечня услуг по проектному заданию № 94 ПАО «Вымпел-Коммуникации».

Доводы ответчика о том, что стороны договора от 29.06.2016г. изначально рассматривали услуги по проектному заданию № 94 как заведомо временные и краткосрочные, другого варианта в отношении маркетинговой компании ПАО «Вымпел-Коммуникации» по предложению и продаже дополнительных коммуникационных услуг «Билайн» не предполагалось, судебной коллегией не принимаются. Согласно трудового договора, истец принята на работу на должность специалиста по телепродажам. Какой-либо перечень квалификационных требований по данной должности не представлен и условиями трудового договора не установлен. Доказательств того, что трудовая функция истца как специалиста по телепродажам носила исключительный характер и могла обеспечивать выполнение работ только в рамках проектного задания № 94 с ПАО «Вымпел-Коммуникации», в деле не имеется и условиями трудового договора также не предусмотрена. Сам по себе конечный характер необходимых ПАО «Вымпел-Коммуникации» услуг, не может влиять на определение срочного характера работы истца, поскольку не ограничивает работодателя на заключение гражданско-правовых договоров с иными участниками гражданского оборота.

Ссылки ответчика на то, что деятельность по оказанию услуг в сфере телефонных продаж не предусмотрена его уставом, отклоняется, поскольку в качестве дополнительных видов деятельности уставом ООО «Си Эс Управление процессами» предусмотрена деятельность по предоставлению прочих услуг, в связи с чем заключение указанного договора от 29.06.2016г. не может рассматриваться как не соответствующее уставной деятельности работодателя, а следовательно, в целях продолжения уставной деятельности работодатель не ограничен в возможностях заключения таких договоров с иными контрагентами.

В соответствии со ст.58 ТК РФ трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок.

Запрещается заключение срочных трудовых договоров в целях уклонения от предоставления прав и гарантий, предусмотренных для работников, с которыми заключается трудовой договор на неопределенный срок.

С учетом изложенного, судебная коллегия находит, что доказательств наличия обстоятельств, исключающих возможность установления трудовых отношений с истцом на неопределенный срок, ответчиком не представлено, оснований в силу абз.8 ч.1 ст.59 ТК РФ для заключения с истицей срочного трудового договора не имелось, в связи с чем законность оснований для расторжения с истицей трудового договора по п.2 ч.1 ст.77 ТК РФ работодателем не доказана, ее увольнение 31.03.2019г. приказом от 29.03.2019г. не может быть признано законным, Шилова Ф.М. подлежит восстановлению на работе в ООО «СиЭс Управление процессами» в должности специалиста по телепродажам с 01 апреля 2019г.

В соответствии со ст.394 ТК РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы.

При этом начисление среднего заработка подлежит за все время вынужденного прогула, то есть до восстановления судом нарушенного права вне зависимости от трудоустройства истца к другому работодателю.

Судебная коллегия считает возможным указать, что правовыми последствиями для истца при восстановлении ее на работе является взыскание среднего заработка за время вынужденного прогула, в связи с чем требования о взыскании пособия по уходу за ребенком с 01.04.2019г. подлежит оставлению без удовлетворения.

Исходя из положений ст.234, 394 ТК РФ, а также учитывая, что изначально истцом были заявлены требования о взыскании компенсации вынужденного прогула, от которых истец не отказывалась, судебная коллегия находит, что в пользу Шиловой Ф.М. подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула за период с 01.04.2019г. по день вынесения судебного решения 17.06.2020г.

В материалы дела ответчиком ООО «СиЭс Управление процессами» представлена справка от 31.05.2019г., согласно которой среднедневной заработок Шиловой Ф.М. составляет 1 252 руб. 07 коп.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 Постановления Правительства Российской Федерации от 24.12.2007 N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы", средний заработок работника определяется путем умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате.

С учетом представленных ответчиком сведений о среднем дневном заработке истца, возражений по которому стороны не представили, в пользу Шиловой Ф.М. подлежит взысканию средний заработок за время вынужденного прогула в размере 373116,86 руб. ( 1252,07 х 298дн).

Принимая во внимание, что при разрешении спора установлено нарушение трудовых прав истицы, судебная коллегия, применив положения ст. 237 ТК РФ, приходит к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований Шиловой Ф.М. и взыскания с ООО «СиЭс Управление процессами» компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации судебная коллегия учитывает объем нарушенных трудовых прав истицы, их значимость, и, исходя из установленных обстоятельств по делу, в соответствии с требованиями разумности и справедливости считает подлежащей взысканию с ООО «СиЭс Управление процессами» в пользу Шиловой Ф.М. компенсацию морального вреда в сумме 10 000 рублей.

На основании положений ст. 103 ГПК РФ с ответчика ООО «СиЭс Управление процессами» подлежит взысканию государственная пошлина в доход соответствующего бюджета в размере 7231,17 руб.

Решение суда в части отказа Шиловой Ф.М. в удовлетворении исковых требований к ООО «Си Эс Управление процессами» подлежит отмене с принятием в данной части нового решения, в остальной части решение суда надлежит оставить без изменения, апелляционную жалобу Шиловой Ф.М. – без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.199, 328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Свердловского районного суда г.Перми от 13 декабря 2019 года в части отказа Шиловой Фирузе Махмудовне в удовлетворении исковых требований к ООО «Си-Эс Управление процессами» отменить.

Принять в данной части новое решение.

Восстановить Шилову Фирузу Махмудовну на работе в ООО «Си-Эс Управление процессами» в должности специалиста по телепродажам с 01 апреля 2019 года.

Взыскать с ООО «Си-Эс Управление процессами» в пользу Шиловой Фирузы Махмудовны средний заработок за время вынужденного прогула в размере 373116 руб. 86 коп., компенсацию морального вреда в размере 10000 руб., в остальной части требований – отказать.

Взыскать с ООО «Си-Эс Управление процессами» в доход соответствующего бюджета государственную пошлину в размере 7231,17 руб.

В остальной части решение Свердловского районного суда г.Перми от 13 декабря 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Шиловой Ф.М. – без удовлетворения.

Председательствующий -

Судьи –