НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Пензенского областного суда (Пензенская область) от 26.03.2019 № 33-783/19

Судья Бобылева Е.С. № 33-783/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

26 марта 2019 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Жуковой Е.Г.,

судей Бабаняна С.С., Макаровой С.А.

при секретаре Потаповой М.В.

с участием прокурора Бычковой Н.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе ФГБОУ ВО «Пензенский государственный технологический университет» на решение Октябрьского районного суда города Пензы от 30 ноября 2018 года,

которым постановлено:

Исковые требования Слесарева Ю.В. к федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Пензенский государственный технологический университет» (ПензГТУ) о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка удовлетворить.

Признать незаконным увольнение Слесарева Ю.В. 01.09.2018 года приказом о прекращении (расторжении) трудового договора с работниками (увольнении) и.о. ректора ПензГТУ от 30.08.2018 года.

Восстановить Слесарева Юрия Васильевича на работе в должности заведующего кафедрой «История и право» федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Пензенский государственный технологический университет» (ПензГТУ) с 01.09.2018 года.

Взыскать с федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Пензенский государственный технологический университет» (ПензГТУ) в пользу Слесарева Юрия Васильевича средний заработок за все время вынужденного прогула в период с 02.09.2018 года по 29.11.2018 года в размере 68 315 руб. 19 коп..

Взыскать с федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Пензенский государственный технологический университет» (ПензГТУ) государственную пошлину в доход местного бюджета - бюджета муниципального образования «город Пенза» 2 549 руб. 46 коп..

Заслушав доклад судьи Жуковой Е.Г., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Слесарев Ю.В. обратился в суд с иском к федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Пензенский государственный технологический университет» (далее - ПензГТУ) о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, ссылаясь на то, что с 01.09.1998 он состоял с ответчиком в трудовых отношениях, с 14.11.2011 года - в должности заведующего кафедрой «История и право». Приказом от 30.08.2018 года трудовой договор от 01.07.2018 года с ним был прекращен 01.09.2018 года в связи с сокращением штата работников (п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ). С приказом об увольнении его ознакомили 07.09.2018, но копию приказа не выдали. Трудовая книжка ему выдана 07.09.2018, но расчет с ним произведен только по 01.09.2018. Увольнение считает необоснованным и незаконным в связи с тем, что грубо нарушено трудовое законодательство в части прекращения с ним трудового договора и произведенного расчета. По вине ответчика он был незаконно лишен возможности трудиться. В соответствии со ст.234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику неполученный им заработок в связи с незаконным увольнением. Размер его заработка в день составлял 1 720 руб. Ссылаясь на положения ст.ст.236, 391 ТК РФ, истец просил признать его увольнение незаконным и восстановить его на работе в ФГБОУ ВО «ПензГТУ» в должности заведующего кафедрой «История и право»; взыскать с ФГБОУ ВО «ПензГТУ» в его пользу средний заработок за все время незаконного лишения возможности трудиться, т.е. за период с 02.09.2018 года по день восстановления на работе.

В ходе рассмотрения дела по существу Слесарев Ю.В. уточнил исковые требования, указав, что при проведении мероприятий по сокращению ответчиком было нарушено его преимущественное право на оставление на работе, он не был уведомлен о сокращении штата, акт об его отказе от подписания уведомления о сокращении численности и штата полагает недопустимым доказательством в виду того, что составлен работниками ответчика, являющимися между собой родственниками, без приглашения его в отдел кадров, его не ознакомили с приказом об увольнении, несвоевременно выдали трудовую книжку, ему не предложили вакантные должности, в частности должность доцента на кафедре «Перевод и переводоведение» в связи с увольнением с данной должности ФИО1, должность директора, а также заместителя директора по учебной работе в структурном подразделении ответчика «Зареченский технологический институт - филиал ФГБОУ ВО «ПензГТУ». Ему не предлагали участвовать в выборах по вакантной должности заведующего кафедрой «Педагогика и психология». Также указал, что он претендовал и претендует на должность доцента и должности выше, соответствующие его квалификации доцента, кандидата наук, а на должности старшего преподавателя и ассистента и должности ниже он не претендовал и не претендует. Ему была предложена только одна должность ведущего специалиста по работе с иностранными обучающимися, на занятие которой он не согласился. Также уточнил размер его среднедневного заработка в 3076, 50 рублей.

Октябрьский районный суд города Пензы постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе ФГБОУ ВО «ПензГТУ» просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, постановленное при неправильном применении норм процессуального и материального права, неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда обстоятельствам дела. Суд неверно пришел к выводу о нарушении процедуры увольнения истца, несоблюдении преимущественного права оставления его на работе, а также о наличии у работодателя вакансий, соответствующих образованию и квалификации истца, которые ему не были предложены в связи с его увольнением по сокращению штата.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители ФГБОУ ВО «ПензГТУ» по доверенностям Гольшевский О.А., Мялкина С.О. и Пшеницына Н.Ф. просили решение суда отменить по доводам апелляционной жалобы.

Истец Слесарев Ю.В. просил решение суда оставить без изменения. Дополнительно указал, что ему не была также предложена должность доцента кафедры «Педагогика и психология», которая соответствовала его образованию и квалификации.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, полагавшего решение суда подлежащим отмене как незаконного и необоснованного, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Указанным требованиям обжалуемое решение не соответствует.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Слесарев Ю.В. с 01.09.1998 работал в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего образования «Пензенский государственный технологический университет», с 14.11.2011 в должности заведующего кафедрой «История и право», в связи с повторным выбором по конкурсу на данную должность с истцом был заключен трудовой договор от 01.07.2017.

Приказом и.о. ректора ПензГТУ ФИО2 от 30.08.2018 «О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнение)» было прекращено действие трудового договора от 01.07.2017, заключенного со Слесаревым Ю.В., и он уволен 01.09.2018 с занимаемой должности заведующего кафедрой «История и право» факультета автоматизированных информационных технологий учебных подразделений в связи с сокращением численности работников организации по п.2 ч.1 ст.81 ТК РФ.

Удовлетворяя требования Слесарева Ю.В., суд исходил из того, что работодателем нарушена процедура увольнения, в нарушение норм трудового законодательства преимущественное право оставления его работе при сокращении численности и штата не проверялось, истец был фактически лишен ответчиком возможности воспользоваться преимущественным правом оставления на работе, ответчиком было издано два приказа о сокращении, в связи с чем невозможно сделать вывод, на основании которого приказа был уволен истец, истец не был уведомлен о предстоящем увольнении в связи с сокращением численности и штата, ему не были предложены вакантные должности, которые имелись у работодателя с момента принятия решения об увольнении истца до его увольнения.

Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами суда, поскольку они не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и противоречат нормам материального права.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Увольнение по основанию, предусмотренному п. п. 2 или 3 ч. 1 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором (ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно ч.1 ст. 179 ТК РФ, при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией.

Из положений ст. 180 ТК РФ следует, что при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с ч.3 ст. 81, о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в соответствии с ч. 3 ст. 81 Кодекса увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (ч. 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

Проанализировав фактические обстоятельства, доводы и возражения сторон, представленные ими доказательства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что суд первой инстанции дал ненадлежащую правовую оценку обстоятельствам по делу и представленным доказательствам по существу трудового спора.

Согласно требованиям ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений. По делам о восстановлении на работе обязанность по представлению доказательств, подтверждающих законность увольнения и соблюдения установленного законом порядка увольнения, возлагается на работодателя.

Положениями ст. 27 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» предусмотрено, что образовательные организации самостоятельны в формировании своей структуры, если иное не установлено федеральными законами.

Согласно п.3.1. Устава ПензГТУ, университет самостоятельно формирует свою структуру. Из положений п.4.8. Устава следует, что коллегиальным органом, осуществляющим общее руководство Университетом является Ученый совет.

В связи с изменениями в организационно-управленческой структуре Университета с целью повышения эффективности организации учебного процесса по основным образовательным программам уровня высшего образования Ученым советом ПензГТУ принято решение о внесении изменений в структуру университета в срок до 31.08.2018, в том числе о присоединении к выпускающей кафедре «Перевод и переводоведение» кафедры «История и право» (протокол от 31.05.2018).

Приказом ректора ПензГТУ от 15.06.2018 с 01.09.2018 кафедра «История и право» ФИАТ присоединена к кафедре «Перевод и переводоведение» ФИАТ, внесены изменения в структуру ПензГТУ, поручено внести изменения в штатное расписание ПензГТУ, произвести перевод и увольнение работников согласно требованиям трудового законодательства.

Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации при условии соблюдения установленного порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения.

Основанием для сокращения истца явились приказы ответчика от 21.06.2018 и от 25.06.2018 «О сокращении численности и штата работников ПензГТУ», изданные во исполнении ранее принятого решения о проведении организационно-штатных мероприятий.

При этом, приказом от от 21.06.2018 с 31.08.2018 сокращена численность и штат ПензГТУ в 9 структурных подразделениях 19 ставок, в том числе на кафедре «История и право» должность заведующего. Указанным приказом также создана комиссия для проведения мероприятий по сокращению численности и штата работников и для определения работников, которые, согласно статье 179 ТК РФ, имеют преимущественное право на оставление на работе.

22.06.2018 было проведено заседание комиссии по определению работников ПензГТУ, обладающих преимущественным правом на оставление на работе и не подлежащих увольнению при сокращении численности, на котором принято решение об отсутствии работников, занимающих должности, подлежащие сокращению, с которыми трудовой договор не может быть расторгнут по п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ. На основании ст.ст. 261, 264, ч.1 и 2 ст. 179 ТК РФ определены конкретные работники, подлежащие сокращению.

Приказом от 25.06.2018 принято решение о сокращении с 31.08.2018 численности и штата с указанием конкретных работников, в том числе заведующего кафедрой «История и право» Слесарева Ю.В.

Делая вывод о том, что в нарушение закона ответчиком было издано два приказа о сокращении без доведения до конца процедуры сокращения, начатой на основании первого приказа, а потому невозможно установить на основании какого приказа о сокращении был уволен истец, суд, по мнению судебной коллегии, не принял во внимание, что оба приказа и от 21.06.2018, и от 25.06.2018 были изданы в рамках одной процедуры сокращения; одним приказом были определены должности, подлежащие сокращению, а после определения работников, не подлежащих сокращению, был издан приказ с указанием конкретных работников, занимающих сокращаемые должности и подлежащих увольнению. Издание таких приказов не противоречит положениям действующего трудового законодательства.

Вывод суда о том, что при увольнении работодателем не рассмотрен вопрос о преимущественном праве оставления на работе, а также довод истца о том, что было нарушено его преимущественное право оставления на работе судебная коллегия признает несостоятельными.

По смыслу приведенных положений ст. 179 ТК РФ наличие либо отсутствие у работника преимущественного права рассматривается работодателем между работниками, занимающими одинаковые штатные должности, часть из которых подлежит сокращению, другие подлежат оставлению на работе, однако, как следует из материалов дела, занимаемая истцом должность у работодателя как заведующий кафедрой «Истории и права» имелась в единственном числе, работников, занимающих аналогичные с истцом должности, в штате не имелось, в связи с чем у ответчика не было оснований для сравнения преимущественного права оставления истца на работе с другими работниками.

Указание ответчика в протоколе заседания комиссии по определению работников, обладающих преимущественным правом оставления на работе, на то, что должность заведующего кафедрой «Перевод и переводоведение» подлежит сокращению, а занимающий её работник ФИО3, доктор наук, профессор, имеет преимущественное право оставления на работе, не влияет на оценку законности увольнения истца по сокращению штата, поскольку, как следует из материалов дела, должность заведующего кафедрой «История и права» подлежала сокращению в связи с реорганизацией данной кафедры путем её присоединения к выпускаемой кафедре «Перевод и переводоведение», в связи с чем сокращалась конкретная должность заведующего кафедрой «История и права», решений о сокращении должности заведующего кафедрой «Перевод и переводоведение» работодателем не принималось, истец занимал другую должность, оснований для оценки преимущественного права оставления на работе между заведующими различных кафедр у работодателя не имелось.

Суд при оценке решения заседания комиссии по определению работников, обладающих преимущественным правом оставления на работе, сослался на то, что протокол заседания указанной комиссии от 22.06.2018 представлен ответчиком в двух вариантах, имеющих различия в составе и секретаре комиссии, в связи с чем признал их недопустимыми доказательствами соблюдения права истца на преимущественное оставление на работу.

Однако суд при этом не учел, что указанные обстоятельства не могли имеют юридического значения для разрешения спора, поскольку основания для рассмотрения вопроса о преимущественном праве истца на оставление на работе у ответчика отсутствовали.

Вопреки выводам суда ответчиком был соблюден предусмотренный ч.2 ст. 180 ТК РФ двухмесячный срок для предупреждения истца о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации.

Приказом от 25.06.2018 истец в числе прочих работников, подлежащих сокращению, предупрежден о предстоящем расторжении трудового договора в связи с сокращением численности (увольнением) с 31.08.2018.

27.05.2018 истец уведомлен о предстоящем увольнении и отсутствии вакансий на день уведомления ведущим специалистом по кадрам ФИО4 в присутствии специалиста по кадрам ФИО5 и начальника отдела кадров ФИО6

Поскольку Слесарев Ю.В. от подписи в уведомлении о предстоящем увольнении и приказе о сокращении от 25.06.2018 отказался, указанными специалистами по кадрам составлен акт об отказе истца от подписания уведомления об увольнении в связи с сокращением штата и соответствующего приказа о сокращении штата, который с учетом установленных обстоятельств подтверждает факт ознакомления Слесарева Ю.В. с уведомлением об увольнении за 2 месяца.

Действующее законодательство не содержит указаний на конкретные формы и способы исполнения обязанности работодателя по личному персональному уведомлению работника о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата, следовательно, уведомление истца о предстоящем увольнении по основанию, предусмотренному пунктом 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ, и об отсутствии вакансий при установленных по делу обстоятельствах не свидетельствует о нарушении работодателем процедуры увольнения.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что показания допрошенных свидетелей ФИО4, ФИО5 и ФИО6 об обстоятельствах составления акта от 27.06.2018 являются противоречивыми и не соответствующими содержанию данного акта.

Указанные свидетели в судебном заседании суда первой инстанции с достоверностью подтвердили, что неоднократно предлагали Слесареву Ю.В. подойти в отдел кадров для ознакомления с приказом и уведомлением о сокращении, он отказывался, говорил, что зайдет потом; когда он впоследствии зашел в отдел кадров, то в их присутствии отказался знакомиться с уведомлением и приказом о сокращении, а также удостоверить своей подписью получение этого уведомления, в подтверждение чего был составлен соответствующий акт.

Таким образом, материалами дела достоверно подтверждается соблюдение работодателем двухмесячного срока предупреждения истца о предстоящем сокращении. То обстоятельство, что истец не получал уведомление под роспись, не свидетельствует о нарушении трудовых прав истца, поскольку фактически сведения о предстоящем сокращении в связи с сокращением штата были доведены до истца.

Ссылка истца на то, что работники ответчика, составившие акт от 27.06.2018, состоят между собой в родственных или свойственных отношениях, не является основанием для признания указанного акта порочным, поскольку доказательств их заинтересованности в увольнении истца, материалы дела не содержат, при их допросе в качестве свидетелей, они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Исходя из положений норм трудового законодательства, при увольнении в связи с сокращением численности или штата работодатель обязан предлагать работнику другую имеющуюся у работодателя в данной местности работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы - иную имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

В соответствии с ч.2 ст. 332 ТК РФ заключению трудового договора на замещение должности педагогического работника, относящегося к профессорско-преподавательскому составу, в организации, осуществляющей образовательную деятельность по реализации образовательных программ высшего образования и дополнительных профессиональных программ, а также переводу на такую должность предшествует избрание по конкурсу на замещение соответствующей должности.

Положение о порядке замещения должностей научно-педагогических работников утверждается в порядке, устанавливаемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (ч.6 ст. 332 ТК РФ).

Из п.17 Положения о порядке замещения должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 23.07.2015 г. № 749 следует, что конкурс на вакантные должности не проводится при переводе педагогического работника с его согласия, в том числе, в связи с реорганизацией организации или ее структурного подразделения и (или) сокращением численности (штата), на должность аналогичную или нижестоящую по отношению к занимаемой им должности в том же структурном подразделении или при переводе в другое структурное подразделение до окончания срока трудового договора.

Согласно материалам дела, Слесарев Ю.В. с 1988 г. по 1993 г. обучался в Пензенском государственном педагогическом институте им. В.Г.Белинского по специальности «История», по окончании которого ему присвоена квалификация: учитель истории и социально-педагогических дисциплин, 14.11.1998 ему присуждена ученая степень кандидата исторических наук, 22.03.2006 присвоено ученое звание доцента по кафедре гражданского права и процесса.

Доказательств наличия у истца иного образования, материалы дела не содержат.

Согласно указанному выше уведомлению от 27.06.2018, от подписания которого истец оказался, он извещен об отсутствии у ответчика вакансий для его перевода на момент извещения о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата.

Уведомлением от 31.08.2018 Слесареву Ю.В. была предложена вакантная должность ведущего специалиста по работе с иностранными обучающимися, согласие на замещение которой он не выразил. Факт предложения указанной должности истцу и его отказа от замещения данной должности подтверждается актом об отказе в ознакомлении с уведомлением о наличии вакансии, составленном и.о. ректора ФИО2, начальником отдела кадров ФИО6, начальником УМУ ФИО7, и не оспаривался истцом при рассмотрении дела.

Делая вывод о том, что ответчик в нарушение ч.3 ст. 81, ч.1 ст. 180 ТК РФ не предложил Слесареву Ю.В. вакантные должности, суд исходил из того, что в период с 27.06.2018 по 01.09.2018 вакантные должности, в частности доцентов в ПензГТУ, имелись, но не были предложены истцу. Истец же при рассмотрении дела в суде первой инстанции пояснял, что он претендовал и претендует на должности доцента и должности выше, соответствующие его квалификации доцента, кандидата наук, а на должности старшего преподавателя, ассистента и на должности ниже он не претендовал и не претендует.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции истец уточнил, что он претендовал на должности директора и заместителя директора по учебной работе Зареченского технологического института - филиала ПензГТУ, доцента кафедры «Перевод и переводоведения», заведующего и доцента кафедры «Педагогика и психология».

Судебная коллегия с учетом положений ч.3 ст. 81, ст. 180 ТК РФ, Номенклатуры должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 08.08.2013 г. № 678, полагает, что должности директора и заместителя директора по учебной работе Зареченского технологического института - филиала ПензГТУ являлись вышестоящими по отношению к занимаемой истцом должности заведующего кафедрой «История и право» и находятся в другой местности (г.Заречный Пензенской области), в связи с чем обязанности предлагать истцу указанные должности у работодателя не имелось.

Более того, согласно приказу ПензГТУ от 01.09.2017 , письменного сообщения ответчика от 19.03.19, в должности заместителя директора по учебной работе Зереченского технологического института - филиала ПенГТУ с 01.8.2017 по настоящее время работает ФИО8, т.е. указанная должность не являлась вакантной.

Согласно приказу от 27.06.2018 в связи с образовавшейся вакансией ПензГТУ была объявлена с 27.06.2018 процедура выборов заведующего кафедрой «Педагогика и психология», был установлен срок подачи заявлений от претендентов до 06.07.2018.

В соответствии с должностной инструкцией заведующего кафедрой «Педагогика и психология» на указанную должность принимается лицо, имеющее: высшее образование, ученую степень и ученое звание, стаж научно-педагогической работы или работы в организациях по направлению профессиональной деятельности, соответствующей деятельности кафедры, не менее 5 лет.

Принимая во внимание положение о кафедре «Педагогика и психология», приказ ПензГТУ от 06.04.2018 «О закреплении дисциплин за кафедрами» Слесарев Ю.В. не имел стаж научно-педагогической работы или работы в организациях по направлению профессиональной деятельности, соответствующей деятельности кафедры «Педагогика и психология», не менее 5 лет. Таким образом, указанная должность не могла быть предложена истцу, поскольку он не отвечал квалификационным требованиям, предъявляемым к данной должности.

Ссылка истца на то, что назначенный по конкурсу на данную должность ФИО9 имеет такую же, как у него, квалификацию не может быть принята во внимание, поскольку, как следует из материалов дела, ранее ФИО9 продолжительное время работал на кафедре «Педагогика и психология», замещая, в том числе, должность заведующего данной кафедрой.

Вопреки доводам истца на кафедре «Педагогика и психология» отсутствовала вакантная должность доцента, соответствующая его квалификации. Ссылка истца на должность доцента данной кафедры, которую замещала ФИО10, и по которой 30.08.2018 был проведен конкурс, не свидетельствует о нарушении работодателем процедуры увольнения. Как следует из приказа ответчика от 28.05.2018, с ФИО10 после её выхода из декретного отпуска был заключен трудовой договор до избрания по конкурсу, которую она замещала до проведения конкурса, соответственно, указанная должность вакантной не была.

При этом судебная коллегия принимает во внимание довод апелляционной жалобы о том, что Слесарев Ю.В. не лишен был права участвовать в конкурсах на замещение должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, однако заявлений на участие в выборах не подавал, принять участие в выборах не изъявил желание, тем самым не захотел реализовать свое право на трудоустройство.

Довод истца о том, что на кафедре «Перевод и переводоведение» имелась вакансия по должности доцента, которая ему работодателем также не предложена, судебной коллегией отклоняется.

Приказом ответчика от 19.06.2018 для обеспечения учебно-воспитательного процесса по основным образовательным программам высшего образования утверждено распределение ставок педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, по кафедрам на 2018-2019 учебный год, в том чисел по кафедре «История и право» - 2,4 ставки, по кафедре «Перевод и переводоведение» - 4,7 ставки.

Штатным расписанием ПензГТУ на 03.05.2018 по кафедре «История и право» было предусмотрено зав.кафедрой - 1 ставка, доцент - 3,2 ставки; по кафедре «Перевод и переводоведение» по должности доцентов было предусмотрено 5,87 ставки.

Должности доцента кафедры «История и право» до её реорганизации занимали: ФИО11 - 0,8 ставки, ФИО12 - 0,7 ставки, ФИО13 - 0,7 ставки, ФИО14 - 1 ставка.

Штатным расписанием на 01.09.2018 (после проведения оргштатных мероприятий) на кафедре «Перевод и переводоведение» было предусмотрено 4,85 ставки по должности доцента.

В связи с проведением организационно-штатных мероприятий по присоединению кафедры «История и право» к кафедре «Перевод и переводоведение» на кафедру «Перевод и переводоведение» с кафедры «История и право» были переедены ФИО12 - 0,7 ставки, ФИО13 - 0,7 ставки, ФИО14 - 1 ставка, т.е. 2,4 ставки. ФИО11 приказом от 29.08.2018 уволена в связи с истечением срока действия контракта по п.2 ст. 77 ТК РФ.

Таким образом, ставки педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу, по дисциплинам истории и права на кафедре «Перевод и переводоведение» были заполнены полностью в соответствии с указанным выше приказом от 19.06.2018 на 2,4 единицы.

Иные должности доцента на кафедре «Перевод и переводоведение» после объединения кафедр в соответствии с распределением учебной нагрузки преподавателей кафедры на 2018-2019 учебный год относятся к преподаванию филологических дисциплин, связанных с преподаванием иностранных языков и не соответствуют образованию и квалификации Слесарева Ю.В.

Ссылка истца на то, что на кафедре «Перевод и переводоведение» была вакантной должность доцента, которую ранее занимал ФИО1, преподававший общественные науки, является несостоятельной.

Как следует из материалов дела, ФИО1 до объединения кафедр работал доцентом на кафедре «Перевод и переводоведение», приказом от 31.08.2018 уволен 01.09.2018, истец также уволен 01.09.2018, соответственно, на период проведения процедуры сокращения в отношении истца указанная должность вакантной не была.

Иные должности доцента, на которые суд в постановленном решении сослался как на вакантные, как-то: на кафедрах вычислительные машины и системы, информационные технологии и системы, биотехнология и техносферная безопасность, технология машиностроения, экономика и управление, прикладная информатика, пищевые производства, биомедицинская инженерия и т.п., вопреки выводам суда не должны быть предложены работодателем Слесареву Ю.В., поскольку он не мог их занимать ввиду отсутствия у него необходимой квалификации, образования и опыта работы. Суд не принял во внимание, что Слесарев Ю.В. не может занимать любую из должностей доцентов, поскольку согласно профессиональному стандарту, утвержденному приказом Минтруда России от 08.09.2015 № 608н профиль образования доцента должен соответствовать преподаваемому учебному курсу, дисциплине (модулю). При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции истец пояснил, что на указанные должности он не претендовал.

Из материалов дела также следует, что процедура увольнения в связи с сокращением штата согласовывалась с первичной профсоюзной организацией. Работодатель в порядке ч.5 ст. 373 ТК РФ в пределах месячного срока со дня получения мотивированного мнения профсоюзного органа издал приказ об увольнении истца.

Выдача трудовой книжки работнику не в день увольнения (07.09.2018) не влечет его восстановление на работе в прежней должности.

Анализ приведенных фактических обстоятельств дела свидетельствует о соблюдении ответчиком всех предусмотренных действующим законодательством требований при расторжении трудового договора с истцом.

Поскольку истец был уволен с работы на законных основаниях с соблюдением установленной процедуры увольнения по сокращению численности и штата работников учреждения, решение суда первой инстанции подлежит отмене с принятием нового решения об отказе в иске.

Руководствуясь ст.ст.328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

решение Октябрьского районного суда города Пензы от 30 ноября 2018 года отменить, вынести по делу новое решение, которым исковые требования Слесарева Ю.В. к федеральному государственному бюджетному образовательному учреждению высшего образования «Пензенский государственный технологический университет» (ПензГТУ) о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула оставить без удовлетворения.

Апелляционную жалобу ФГБОУ ВО «Пензенский государственный технологический университет» удовлетворить.

Председательствующий

Судьи