НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Популярные материалы

Апелляционное определение Новосибирского областного суда (Новосибирская область) от 21.05.2019 № 33-4891/19

Судья: Панкова И.А.

Докладчик: Крейс В.Р. Дело №33-4891/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Власкиной Е.С.

судей Крейса В.Р., Зуевой С.М.

при секретаре Левицкой В.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Новосибирске 21 мая 2019 года гражданское дело

по иску П.С.А. к Непубличному акционерному обществу «Первое коллекторское бюро», Банку ВТБ (ПАО) о признании недействительным в части договора уступки прав требования, взыскании компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе представителя П.С.А. на решение Дзержинского районного суда города Новосибирска от 13 февраля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Крейса В.Р., объяснения представителя П.С.А.Б.И.Н., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

П.С.А. обратился в суд с иском к НАО «Первое коллекторское бюро», Банку ВТБ (ПАО).

В обоснование требований указал, что 15.11.2012 года между ним и ОАО «Банк Москвы» был заключен кредитный договор .

В соответствии с уставом АО «БМ-Банк» является правопреемником ОАО «Банк Москвы».

По справке о доходах физического лица за 2016 года по форме 2-НДФЛ, налоговым агентом АО «БМ-Банк» ему был начислен доход в размере 1 754 504,48 рублей, сумма налога составила 228 086 рублей.

На его обращение банк сообщил, что по причине его уклонения от оплаты задолженности, банком произведено списание безнадежной задолженности в сумме 1 754 504,48 рублей с балансовых счетов учета по договору. Выгода в виде экономии на расходах по уплате суммы основного долга и процентов по кредитному договору, комиссий, штрафов, госпошлины, подлежащей возмещению, составляет доход заемщика и подлежит обложению налогом на доходы физических лиц по ставке 13%.

От НАО «ПКБ» он получил уведомление о том, что в соответствии с договором уступки права требования от 11.05.2018 года НАО «ПКБ» уступлено право требования задолженности по договору от 15.11.2012 года.

Однако, на дату заключения договора уступки права требования Банк не мог обладать правами требования по договору от 15.11.2012 года, так как в соответствии со справкой о доходах физического лица за 2016 год Банк списал задолженность по указанному договору, как безнадежную, поэтому Банк уступил несуществующее право требования.

Истец просил признать недействительным договор уступки права требования №2/2018 от 11.05.2018 года, заключенный между Банком ВТБ (ПАО) и НАО «ПКБ» в части уступки прав (требований) по кредитному договору от 15.11.2012 года между ним и ОАО «Банк Москвы»; взыскать с Банка ВТБ (ПАО) судебные расходы в размере 30 324 рубля.

Решением Дзержинского районного суда города Новосибирска от 13 февраля 2019 года в иске отказано.

В апелляционной жалобе представитель П.С.А. указывает, что выводы суда основаны на неправильном толковании ст. 415 ГК РФ, поскольку предоставление Банком истцу письменного уведомления о списании безнадежной задолженности в сумме 1 754 504,48 рублей, о получении им дохода и о необходимости уплаты налога из суммы дохода свидетельствуют об освобождении Банком П.С.А. от лежащих на нем обязанностей (прощении Банком долга).

Апеллянт считает, что на основании ст. 415 ГК РФ, правовой позиции Арбитражного суда Северо-Западного округа, изложенной в Постановлении от 28 июня 2018 г., обязательства П.С.А. перед Банком были прекращены в момент получения П.С.А. письменного уведомления от Банка и справки по форме 2-НДФЛ, каких-либо возражений относительно прощения долга от истца в адрес Банка не поступало.

По мнению автора апелляционной жалобы, Банк ВТБ уступил в пользу НАО «ПКБ» несуществующее право требования.

Поскольку Банки в части уступки прав (требований) по договору от 15.11.2012 заключили сделку, противоречащую ч. 1 ст. 382 ГК РФ, то договор уступки права требования от 11.05.2018г. является ничтожным.

Рассмотрев дело в соответствии с требованиями частей 1, 2 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 15.11.2012 года между П.С.А. и ОАО «Банк Москвы» был заключен кредитный договор .

На основании решений единственного акционера №02 и №03 от 8.02.2016 года ОАО «Банк Москвы» реорганизовано в форме выделения из него АО «БС Банк (Банк Специальный)», которое осуществлено одновременно с присоединением АО «БС Банк (Банк Специальный)» к Банку ВТБ (ПАО).

Решением единственного акционера №04 от 8.02.2016 года наименования банка изменены на ПАО «БМ-Банк».

Решением единственного акционера №10 от 18.07.2016 года наименование банка изменено на АО «БМ-Банк».

Таким образом, в соответствии с уставом АО «БМ-Банк» является правопреемником ОАО «Банк Москвы» (л.д. 8).

Налоговым агентом АО «БМ-Банк» П.С.А. был начислен доход в размере 1 754 504,48 рублей, сумма налога составила 228 086 рублей, что подтверждается справкой о доходах физического лица по форме 2-НДФЛ за 2016 год (л.д. 9).

На обращение истца АО «БМ-Банк» сообщило, что по причине уклонения заемщика от оплаты задолженности банком произведено списание безнадежной задолженности в сумме 1 754 504,48 рублей с балансовых счетов учета по договору. Выгода в виде экономии на расходах по уплате суммы основного долга и процентов по кредитному договору, комиссий, штрафов, госпошлины, подлежащей возмещению, составляет доход заемщика и подлежит обложению налогом на доходы физических лиц по ставке 13% (л.д. 11).

П.С.А. налог оплачен (л.д. 37-39).

11.05.2018 года между Банком ВТБ (ПАО) и НАО «Первое коллекторское бюро» был заключен договор уступки прав (требований) №2/2018, согласно которому Банк передал НАО «Первое коллекторское бюро» права (требования) по кредитным договорам согласно перечню в объеме и на условиях, установленных договором, в том числе и право требования задолженности с П.С.А. по договору от 15.11. 2012 года в размере 1754 504,48 рублей (л.д. 79, 81-84).

НАО «Первое коллекторское бюро» в адрес П.С.А. было направлено уведомление о новом кредиторе (л.д. 12).

Истец в иске, ссылаясь на статью 415 ГК РФ, полагал, что на дату заключения договора уступки права требования Банк не мог обладать правами требования по договору от 15.11.2012 года, так как АО «БМ-Банк» списал задолженность по указанному договору как безнадежную, в связи с чем Банк уступил несуществующее право требования по ничтожной сделке.

Вместе с тем, действующий порядок признания задолженности заемщика - физического лица безнадежной основан на положениях главы 8 Положения Банка России от 28.06.2017 года N 590-П "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности", которая устанавливает порядок списания кредитной организацией безнадежной задолженности по ссудам.

Настоящее Положение на основании Федерального закона от 10.07.2002 года №86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации» устанавливает порядок формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности, к которым относятся денежные требования и требования, вытекающие из сделок с финансовыми инструментами, перечень которых приведен в приложении 1 к данному Положению.

При списании безнадежной задолженности по ссудам и процентов по ней кредитная организация обязана предпринять необходимые и достаточные юридические и фактические действия по взысканию указанной задолженности, возможность осуществления которых вытекает из закона, обычаев делового оборота либо договора (пункт 8.3 Положения).

Задолженность П.С.А. по кредитному договору признана банком безнадежной согласно указанному Положению. Признание задолженности безнадежной и списание ее с баланса банка за счет формирования резерва на внебалансовый счет вызвано особенностями бухгалтерского учета.

С учетом вышеизложенного суд пришел к правильному выводу о том, что обязательства П.С.А. перед банком нельзя признать прекращенными; задолженность имеется, не прощена и подлежит взысканию в порядке, установленному действующим законодательством.

Вопреки доводам иска, из содержания письма АО «БМ-Банк» №3678 от 31.08.2018 года нельзя сделать вывод о прощении банком истцу долга, поскольку в нем не говорится о прощении долга.

Действия банка по направлению в налоговую службу справки 2-НДФЛ о получении П.С.А. дохода в сумме 1 754 504,48 рублей и о сумме налога не свидетельствуют о прощении банком долга П.С.А., поскольку указанные действия банком произведены в рамках подпункта 5 пункта 1 статьи 223 НК РФ для определения дохода П.С.А. и определения его налоговой базы, а также в соответствии с Положением от 28.06.2017 года № 590-П.

Установив указанные обстоятельства и исходя из требований ст. ст. 382, 384, 415 Гражданского кодекса РФ, суд отказал в удовлетворении требований истца, поскольку признание задолженности по кредитному договору безнадежной к взысканию и списание ее с баланса кредитной организации на внебалансовый счет являются правом этой организации, данное обстоятельство не влечет для сторон кредитного договора изменения их гражданских прав и обязанностей.

Каких-либо иных доводов для признания недействительным договора уступки права требования от 11.05.2018 года, заключенного между Банком ВТБ (ПАО) и НАО «Первое коллекторское бюро», истцом заявлено не было.

Выводы суда первой инстанции соответствуют представленным доказательствам, установленным обстоятельствам по делу и приведенным судом в решении нормам материального права.

Доводы апеллянта о том, что договором уступки права (требования) в части уступки прав (требований) по кредитному договору от 15 ноября 2012 года Банком уступлено несуществующее право требования является несостоятельным, поскольку списание в рамках своей учетной политики безнадежной задолженности должника по кредиту действительно является правом банка и не может служить основанием для исключения списанной задолженности из общего размера ответственности истца.

В силу пункта 2 статьи 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга.

Вопреки доводам жалобы обязательства П.С.А. перед банком не прекращены, поскольку банк, признав задолженность по кредитному договору безнадежной и списав ее с баланса за счет формирования резерва, продолжает учитывать данную задолженность на внебалансовых счетах, а предоставление П.С.А. письменного уведомления о списании безнадежной задолженности, о получении им дохода, и о необходимости уплаты налога из суммы дохода, не свидетельствуют о прощении Банком долга П.С.А.; обстоятельства, на которые ссылался ответчик, не являются основанием для признания договора уступки недействительным в обжалуемой части.

Доводы жалобы со ссылкой на выводы, изложенные в постановлении Арбитражного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ не основаны на законе и не могут служить основанием для отмены решения суда.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Поскольку нарушений норм материального права, которые бы привели к неправильному разрешению спора по существу, а также нарушений положений процессуального закона, в том числе влекущих безусловную отмену решения в силу ч. 4 ст. 330 ГПК РФ судебной коллегией не установлено, основания для отмены обжалуемого судебного решения и удовлетворения апелляционной жалобы истца отсутствуют.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Дзержинского районного суда города Новосибирска от 13 февраля 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя П.С.А. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Налоговый кодекс
Минфин РФ
ФНС РФ
Кодексы РФ
Популярные материалы