НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Новосибирского областного суда (Новосибирская область) от 15.10.2015 № 33-8830/2015

Судья Беспятова Г.Г.

Докладчик Карболина В.А. Дело № 33–8830\2015

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

Председательствующего Быковой И.В.

судей Карболиной В.А., Лимановой Н.П.

при секретаре Б.Ю.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Новосибирске 15 октября 2015 года гражданское дело по апелляционной жалобе П.Г.М. на решение Татарского районного суда Новосибирской области от 09 июля 2015 года, которым исковые требования П.Г.М. удовлетворены частично.

Обязано Управление Пенсионного фонда РФ в г. Татарске и Татарском районе Новосибирской области включить П.Г.М. в специальный стаж педагогической деятельности, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, периоды работы:

период работы учителем русского языка и литературы в МОУ Новотроицкой СОШ с выполнением по совместительству обязанностей заместителя директора по учебно-воспитательной работе на 0.5 ставки с 02 сентября 2010 года по 25 августа 2012 года, общей продолжительностью 1 год 11 месяцев 23 дня;

период прохождения курсов повышения квалификации: с 30 сентября 2012 года по 21 октября 2012 года, всего общей продолжительностью 00 месяцев 22 дня.

В остальной части исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Карболиной В.А., объяснения П.Г.М., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

П.Г.М. обратилась в суд с иском к ГУ Управление пенсионного фонда РФ в г. Татарске и Татарском районе Новосибирской области о включении в специальный стаж периода работы и назначении страховой пенсии по старости.

В обоснование исковых требований указала, что 22.01.2015 года она обратилась в ГУ Управление ПФ РФ в г. Татарске и Татарском районе с заявлением о назначении ей досрочной страховой пенсии по старости в связи педагогической деятельностью в учреждениях для детей, в соответствии с п/п 19 п. 1 ст. 30 ФЗ «О страховых пенсиях». Решением УПФ РФ в г. Татарске и Татарском районе от 26.02.2015 года № 49 ей отказано в назначении досрочной страховой пенсии вследствие отсутствия необходимого трудового стажа в количестве 25 лет, так как период обучения в Новосибирском государственном педагогическом институте с 01.09.1984 по 07.09.1987 г.г. и с 16.12.1987 по 23.08.1989 г.г.; период с 23.07.2006 по 16.07.2007 г.г. работы в должности заместителя директора по учебно-воспитательной работе в МОУ ДОД - Центр детского творчества, период с 02.09.2010 по 25.08.2012 г.г. - работа в должности заместителя директора по учебно - воспитательной работе на 0.5 ставки с сохранением нагрузки учителя русского языка и литературы, период с 04.12.1996 по 06.12.1996 г.г. - участие в забастовках, период с 30.09.2012 по 21.10.2012 г.г. прохождение курсов усовершенствования специализации, были исключены из специального стажа, дающего право назначения досрочной страховой пенсии по старости, в связи с чем по подсчетам УПФ РФ ее специальный стаж на момент обращения составил 22 года 06 месяцев 28 дней.

С данным решением ГУ Управление пенсионного фонда РФ в г. Татарске и Татарском районе Новосибирской области она не согласна.

На основании изложенного просила признать решение ГУ Управление пенсионного фонда РФ в г. Татарске и Татарском районе Новосибирской области от 26 февраля 2015 года № 49 незаконным, обязать ГУ Управление пенсионного фонда РФ в г. Татарске и Татарском районе Новосибирской области включить ей в специальный стаж, дающий право на досрочную страховую пенсию период с февраля 1985 года продолжительностью 215 дней - стаж работы воспитателем в старшей группе Кочневского детского сада; периоды обучения в Новосибирском государственном педагогическом институте с 01.03.1984 по 07.09.1987 г.г. и с 16.12.1987 по 23.08.1989 г.г.; период работы в должности заместителя директора по учебно-воспитательной работе на 0,5 ставки с сохранением нагрузки учителя русского языка и литературы с 02.09.2010 по 25.08.2012 г.г.; период нахождения на курсах усовершенствования специализации с 30.09.2012 по 21.10.2012 г.г.. Обязать ГУ Управление пенсионного фонда РФ в г. Татарске и Татарском районе Новосибирской области назначить ей досрочную страховую пенсию по старости с момента подачи заявления, то есть с 22.01.2015 года. Взыскать с ответчика судебные расходы.

В судебном заседании истица П.Г.М. отказалась от исковых требований в части признания решения УПФ в г. Татарске и Татарском районе незаконным, в части включения в педагогический стаж- периода работы в должности заместителя директора по учебно-воспитательной работе в МОУ ДОД Центре детского творчества, участия в забастовках с 04.12.1996 года по 06.12.1996 года, в остальной части исковые требования поддержала.

Судом постановлено указанное выше решение, обжалуемое П.Г.М.

В апелляционной жалобе просит решение изменить в части отказа от иска, ее исковые требования удовлетворить в полном объеме.

В обоснование доводов жалобы указывает, что суд необоснованно не включил в льготный педагогический стаж периоды работы в качестве воспитателя старшей группы Кочневского детского сада в 1984 года, не приняв во внимание архивную справку №923 от 11.09.2014г. и показания свидетелей Б.Н.Н., С.Л.И.

Обращает внимание на то, что указанный период отсутствует в трудовой книжке в связи с тем, что она была несовершеннолетняя и замещала основных работников, ушедших в отпуск и на нее трудовая книжка не заводилась.

Считает, что суд неправомерно не включил в льготный стаж периоды ее учебы в Новосибирском педагогическом институте с 01.09.1984г. по 07.09.1987г., так как в 1984 году она поступила в Новосибирский государственный педагогический институт.

Кроме того, она не согласна, что период учебы с 16.12.1987 г. по 23.08.1989 г. не включен в льготный стаж, поскольку 8 сентября 1987 года она была назначена учителем русского языка и литературы в Никулинскую среднюю школу.

По мнению апеллянта, годы учебы в Новосибирском государственном педагогическом институте с 1 января 1996 года по 06.09.1987 г. и с 16.12.1987г. по 23.06.1989 г. должны быть включены в педагогический стаж в соответствии с п. 2 Положения о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959г. №1397, поскольку у нее имеется педагогический стаж с 1984 года и с 07 сентября 1987 года.

Автор апелляционной жалобы полагает, что ее педагогический стаж на день вынесения решения суда составлял 25 лет 1 месяц и 1 день.

Считает, что суд должен был обязать ответчика назначить ей льготную пенсию по старости с 09.06.2015 года.

Кроме того, суд необоснованно отказал во взыскании судебных расходов в виде оплаты услуг на адвоката, нарушив ст. 100 ГПК РФ, согласно которой стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч.ч.1, 2 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п.п. 19 п. 1 ст. 30 ФЗ РФ «О страховых пенсиях» страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 8 настоящего Федерального закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Из материалов дела следует, что П.Г.М. 22.01.2015 г. обратилась в Управление Пенсионного Фонда РФ (Государственное учреждение) в г. Татарске и Татарском районе Новосибирской области с заявлением о назначении ей досрочной трудовой пенсии в связи с педагогической деятельностью, однако в назначении пенсии ей отказано в связи с недостаточностью педагогического стажа, определенного ответчиком как 22 года 06 месяцев 28 дней (вместо необходимых 25 лет). При этом в специальный стаж ответчик не включил периоды ее работы:

- с 01.09.1984 по 07.09.1987 г.г. и с 16.12.1987 по 23.08.1989 г.г. - период обучения в Новосибирском государственном педагогическом институте;

- с 02.09.2010 по 25.08.2012 г.г. - период работы в должности заместителя директора по учебно - воспитательной работе на 0,5 ставки с сохранением нагрузки учителя русского языка и литературы,

- с 30.09.2012 по 21.10.2012 г.г. - период прохождения курсов усовершенствования специализации.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований П.Г.М. о включении в специальный стаж периода работы в должности заместителя директора по учебно - воспитательной работе на 0,5 ставки с сохранением нагрузки учителя русского языка и литературы суд первой инстанции исходил из следующего.

Как усматривается из копии трудовой книжки П.Г.М., с 11.08.2008 года на основании приказа № 131 от 11.08.2008 года, она принята в порядке перевода из МОУ Лицей г. Татарска в МОУ Новотроицкую СОШ учителем русского языка и литературы. С 02.09.2010 года назначена заместителем директора по учебно-воспитательной работе на 0,5 ставки с сохранением нагрузки учителя.

Согласно копии трудового договора № 5 от 02.09.2010 года П.Г.М., учитель русского языка и литературы, с 02.09.2010 г. принята на работу в МОУ Новотроицкую COШ Татарского района Новосибирской области заместителем директора по учебно-воспитательной работе на 0,5 ставки, по совместительству.

Как видно из материалов дела, истица с 11 августа 2008 года, работала учителем русского языка и литературы, с 02.09.2010 года по 25.08.2012 года продолжала работать учителем на полную ставку 18 часов с одновременным выполнением обязанностей заместителя директора с продолжительностью ежедневной работы по данной должности в 3 часа.

В соответствии со ст. 282 ТК РФ совместительство - выполнение работником другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора в свободное от основной работы время. Работа по совместительству может выполняться работником, как по месту его основной работы, так и у других работодателей.

В соответствии со статьей 282 Трудового кодекса Российской Федерации и постановлением Правительства Российской Федерации от 4 апреля 2003 г. N 197 Министерство труда и социального развития Российской Федерации по согласованию с Министерством образования Российской Федерации, Министерством здравоохранения Российской Федерации и Министерством культуры Российской Федерации в своем постановлении от 30 июня 2003 г. N 41 установило особенности работы по совместительству педагогических, медицинских, фармацевтических работников и работников культуры, предоставив для указанной категории работников возможность осуществлять работу по совместительству по месту их основной работы или в других организациях, в том числе по аналогичной должности, специальности, профессии, и в случаях, когда установлена сокращенная продолжительность рабочего времени, и предусмотрев для них дополнительные правила, определив виды работ, не считающихся совместительством и не требующих заключения (оформления) трудового договора (подпункт "а" пункта 1, пункт 2).

Исходя из приведенных норм законодательства, закрепляющих свободу труда, в частности возможность гражданина свободно распоряжаться своими способностями к труду, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что в спорный период времени истица осуществляла педагогическую работу, связанную с воспитательной и образовательной деятельностью, и имела педагогическую нагрузку не менее ставки, что подтверждается карточками-справками о педагогической нагрузке, тарификационным списком, трудовым договором от 02.09.2010 года, согласно которому П.Г.М. принята на работу заместителем директора по учебно-воспитательной работе по совместительству на 0,5 ставки.

Кроме того, как усматривается из справки, представленной истицей в суд апелляционной инстанции, П.Г.М. работала с 11 августа 2008 года по 01.09.2010 года учителем русского языка и литературы в Новотроицкой СОШ Татарского района Новосибирской области с нагрузкой 18 часов, с 02.09.2010 года по 25.08.2012 года продолжала работать учителем на полную ставку с одновременным выполнением обязанностей заместителя директора с сохранением нагрузки учителя русского языка и литературы в количестве 18 часов.

С учетом вышеизложенного, суд первой инстанции обоснованно включил в специальный стаж периода работы истца в должности заместителя директора по учебно - воспитательной работе на 0,5 ставки с сохранением нагрузки учителя русского языка и литературы с 02 сентября 2010 года по 25 августа 2012 года на полную ставку.

Удовлетворяя требования П.Г.М. о включении в специальный стаж периода нахождения на курсах повышения квалификации суд первой инстанции, исходил из того, что во время нахождения истицы на курсах повышения квалификации за ней сохранялась заработная плата, с которой работодатель производил отчисления взносов в Пенсионный фонд РФ.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 16.07.2014 N 665 «О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение» исчисление периодов работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в соответствии со ст. 30 и 31 Федерального закона «О страховых пенсиях», осуществляется с применением Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, в связи с чем, они подлежат включению в специальный стаж для назначения трудовой пенсии по старости.

Таким образом, поскольку период нахождения на курсах повышения квалификации приравнивается к работе, во время исполнения которой работник направлялся на курсы, то исчисление стажа в данный период времени следует производить в том же порядке, что и за соответствующую профессиональную деятельность.

Согласно копии свидетельства о повышении квалификации П.Г.М. с 01.10.2012 г. по 20.10.2012 г. повышала свою квалификацию в ГАОУ ДПОНСО «Новосибирский институт повышения квалификации и переподготовки работников образования».

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о включении периода нахождения истицы на курсах повышения квалификации в специальный стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию, поскольку во время нахождения истицы на курсах повышения квалификации за ней сохранялась заработная плата, с которой работодатель производил отчисления взносов в Пенсионный фонд РФ.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований в части включения в специальный стаж периода работы истицы в должности воспитателя в старшей группе Кочневского детского сада с февраля 1985 года, продолжительностью 215 дней, а также периода обучения в Новосибирском государственном педагогическом институте с 01.09.1984 по 07.09.1987 г.г. и с 16.12.1987 по 23.08.1989 г.г., суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что указанные периоды не подлежат включению в ее специальный стаж.

Из копии трудовой книжки П.Г.М. следует, что первая запись произведена после окончания института 24.08.1989 года, в соответствии с которой она принята учителем русского языка и литературы в Верх-Тайменскую 8-л. школу.

Согласно пункту 1.1, 1.2 Инструкции о порядке ведения трудовых книжек на предприятиях, в учреждениях и организациях, утвержденной постановлением Госкомтруда СССР от 20 июня 1974 года N 162, действовавшей в то время, трудовая книжка является основным документом о трудовой деятельности рабочих и служащих. Трудовые книжки ведутся на всех рабочих и служащих государственных, кооперативных и общественных предприятий, учреждений и организаций, проработавших свыше 5 дней, в том числе на сезонных и временных работников, а также на нештатных работников при условии, если они подлежат государственному социальному страхованию. Рабочие и служащие, поступающие на работу, обязаны предъявлять администрации предприятий трудовую книжку, оформленную в установленном порядке. Прием на работу без трудовой книжки не допускается.

Согласно правовым позициям, изложенным Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 24 мая 2001 года N 8-П и от 29 января 2004 года N 2-П, оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года при установлении трудовой пенсии, в том числе исчисление трудового стажа, может осуществляться по нормам законодательства, действовавшего на момент осуществления трудовой деятельности. В период обучения истицы в Новосибирском государственном педагогическом институте порядок назначения и выплаты пенсий за выслугу лет работникам просвещения, согласно статье 58 Закона СССР от 14 июля 1956 года «О государственных пенсиях», был установлен Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 «О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства».

Согласно абзаца пятого пункта 2 утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 Положения о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения (утратило силу с 1 октября 1993 года), в соответствии с которым в стаж работы учителей и других работников просвещения засчитывается время обучения в педагогических учебных заведениях и университетах, если ему непосредственно предшествовала и непосредственно за ним следовала педагогическая деятельность.

Из копии архивной справки о подтверждении стажа от 11.09.2014 г. № 923 следует, что по имеющимся на хранении документам по личному составу колхоза «Дружба» Татарского района П.Г.М. (С.Г.М. значится воспитателем старшей группы Кочневского детского сада с февраля 1985 года. В расчетно-платежных ведомостях её заработная плата составила в феврале месяце - 1174,03, указано - отработано 215 дней, 1620 часов. Книги приказов на хранение не поступали, местонахождение их неизвестно.

Оценив показания свидетелей Б.Н.Н., С.Л.И., проанализировав представленную архивную справку от 11.09.2014 г. № 923, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спорный период обучения с 01.09.1984 по 07.09.1987 г.г. и с 16.12.1987 по 23.08.1989 г.г. не может быть принят к зачету в стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, поскольку не представлено доказательств тому, что периоду обучения истицы в Новосибирском государственном педагогическом институте предшествовала педагогическая деятельность.

В соответствии с ч.1 ст. 22 ФЗ РФ «О страховых пенсиях» страховая пенсия назначается со дня обращения за указанной пенсией, за исключением случаев, предусмотренных частями 5 и 6 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию.

Поскольку спорные периоды подлежат включению в специальный стаж П.Г.М. частично, а именно: период работы учителем русского языка и литературы в МОУ Новотроицкой СОШ с выполнением по совместительству обязанностей заместителя директора по учебно-воспитательной работе на 0,5 ставки с 02 сентября 2010 года по 25 августа 2012 года, общей продолжительностью 1 год 11 месяцев 23 дня и период прохождения курсов повышения квалификации с 30 сентября 2012 года по 21 октября 2012 года, всего общей продолжительностью 00 месяцев 22 дня, всего 2 года 15 дней, (ответчиком учтено соответствующего стажа 22 года 06 месяцев 28 дней), следовательно, специальный стаж работы истца на день обращения в пенсионные органы за назначением пенсии, то есть 22.01.2015 года, не превышает требуемые законом 25 лет.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в части возложения обязанности ГУ Управление пенсионного фонда РФ в г. Татарске и Татарском районе Новосибирской области назначить выплату досрочной трудовой пенсии по старости с момента обращения с заявлением 22.01.2015 года П.Г.М., поскольку при обращении к ответчику на 22.01.2015 г. у истицы не возникло право на досрочную страховую пенсию по старости в порядке п.п. 19 п. 1 ст. 30 ФЗ РФ «О страховых пенсиях».

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда, так как они соответствуют обстоятельствам дела и представленным доказательствам, которым в их совокупности дана надлежащая оценка в соответствии со ст.67 ГПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд необоснованно не включил в льготный педагогический стаж истца периоды работы в качестве воспитателя старшей группы Кочневского детского сада в 1984 году, не приняв во внимание архивную справку №923 от 11.09.2014г. и показания свидетелей Б.Н.Н., С.Л.И., безосновательны.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правомерно не включил период работы П.Г.М. в качестве воспитателя старшей группы Кочневского детского сада в 1984 года, так как архивная справка №923 от 11.09.2014г. и показания свидетелей Б.Н.Н., С.Л.И., не позволяют достоверно определить обстоятельства трудовой деятельности истицы в Кочневском саду, в связи с отсутствием записи в трудовой книжки.

Доводы апелляционной жалобы о том, что спорный период отсутствует в трудовой книжке в связи с тем, что она была несовершеннолетняя и замещала основных работников, ушедших в отпуск и на нее трудовая книжка не заводилась, не могут быть приняты во внимание, поскольку в силу ст. 56 ГПК РФ истцом не представлено приказов о ее приеме на работу и об увольнении, о начислении и выплате заработной платы, о работе полный день или нет.

К тому же следует принять во внимание, что в соответствии сп.п. 1.1, 1.2 Инструкции о порядке ведения трудовых книжек на предприятиях, в учреждениях и организациях, утвержденной постановлением Госкомтруда СССР от 20 июня 1974 года N 162, действовавшей в то время, трудовая книжка является основным документом о трудовой деятельности рабочих и служащих. Трудовые книжки ведутся на всех рабочих и служащих государственных, кооперативных и общественных предприятий, учреждений и организаций, проработавших свыше 5 дней, в том числе на сезонных и временных работников, а также на нештатных работников при условии, если они подлежат государственному социальному страхованию. Рабочие и служащие, поступающие на работу, обязаны предъявлять администрации предприятий трудовую книжку, оформленную в установленном порядке. Прием на работу без трудовой книжки не допускается.

Судебная коллегия считает, что период учебы в Новосибирском педагогическом институте обоснованно не включен судом в педагогический стаж на основании абз.5 п.2 утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 г. №1397, Положения о порядке исчисления стажа для работников просвещения и здравоохранения, поскольку периоду обучения истицы в Новосибирском государственном педагогическом институте не предшествовала и непосредственно за ним не следовала педагогическая деятельность.

Утверждение апеллянта о том, что ее педагогический стаж на день вынесения решения суда составлял 25 лет 1 месяц и 1 день, безосновательно, так как суд в решении правомерно указал, что на момент обращения в УПФР на 22.01.2015г. у истицы отсутствовал необходимый педагогический стаж, следовательно, у истицы отсутствует право на назначение досрочной страховой пенсии с данного срока, к тому же истицей подан иск об обжаловании конкретного решения пенсионного органа.

Поскольку назначение пенсии носит заявительный характер, то после вступления в законную силу решения суда истице необходимо обратиться в орган пенсионного фонда за назначением досрочной страховой пенсии по старости на основании п. 2 ст. 22 ФЗ от 28.12.2013г. №400 «О страховых пенсиях», согласно которому днем обращения за страховой пенсией считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами.

Доводы апелляционной жалобы о необоснованном отказе во взыскании судебных расходов в виде оплаты услуг на адвоката, не состоятельны, поскольку согласно ч.1 ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как усматривается из материалов дела, истица не заявляла требований о возмещении понесенных судебных расходов, а также не представила соответствующие доказательства этому.

При таких обстоятельствах, у суда первой инстанции не имелось оснований для взыскания судебных расходов в виде оплаты услуг на представителя с ответчика в пользу истца. Однако, в силу ст.104 ГПК РФ истец имеет право обратиться в суд с заявлением о взыскании судебных расходов и расходов на представителя.

Иных доводов, изложенных в жалобе, которые могли бы повлиять на правильность постановленного судом решения, апелляционная жалоба не содержит.

Поскольку обстоятельства по делу судом установлены правильно, представленным доказательствам дана надлежащая правовая оценка, с учетом подлежащих применению норм материального и процессуального права постановлено законное и обоснованное решение, оснований для его отмены по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

решение Татарского районного суда Новосибирской области от 09 июля 2015 года по доводам апелляционной жалобы оставить без изменения, апелляционную жалобу П.Г.М. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: