НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Новосибирского областного суда (Новосибирская область) от 11.02.2016 № 33-1262/2016

Дело № 33-1262/2016

Судья: Литвиненко Е.В.

Докладчик: Мулярчик А.И.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда в составе:

председательствующего Мулярчика А.И.,

судей Давыдовой И.В., Коваленко В.В.,

с участием прокурора Козловой М.В.,

при секретаре Елисейкиной В.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке в городе Новосибирске 11 февраля 2016 года гражданское дело по иску В.А. к ФГБУН Институт горного дела им. Н.А. Чинакала СО РАН о восстановлении на работе, взыскании оплаты вынужденного прогула и компенсации морального вреда, по апелляционной жалобе В.А. на решение Центрального районного суда города Новосибирска от 22 октября 2015 года.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Мулярчика А.И., выслушав объяснения представителя истца – И.Р., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя ответчика – Е.А., возражавшей против доводов жалобы, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

установила:

В.А. обратился в суд с иском к ФГБУН ИГД СО РАН о восстановлении на работе, где указал, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях с 01.08.1977 г. «01» марта 1991 года истец был назначен на должность заместителя директора института по экономике. Указанная должность была исключена из штатного расписания приказом от 01.02.2015 г., о чем истец был уведомлен в письменном виде и предупрежден о расторжении трудового договора 09.04.2015 г. С 17.02.2015 г. по 08.04.2015 г. ответчик информировал истца об отсутствии в институте работы, соответствующей квалификации истца, предлагал должности водителя, электросварщика и уборщика, в то время как имелись вакантные должности научного сотрудника и старшего научного сотрудника, соответствующие уровню квалификации истца, о чем были размещены объявления в газету. Не предложив истцу соответствующие его квалификации должности, ответчик нарушил порядок увольнения.

Помимо указанных обстоятельств, все документы, касающиеся увольнения истца подписаны Вр.и.о. директора М.В., который в соответствии с Уставом не наделен полномочиями работодателя, что также является нарушением процедуры увольнения. В связи с незаконным увольнением истца он имеет право на выплату среднего заработка за время вынужденного прогула, а также на компенсацию морального вреда.

На основании изложенного истец просил признать незаконным приказ /к от 04 февраля 2015 года «Об изменении штатного расписания в связи с сокращением штатной единицы», признать незаконным приказ /к от 09 апреля 2015 года «О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)», восстановить В.А. в должности заместителя директора по экономике с 10 апреля 2015 года, взыскать с ФГБУН Институт горного дела им. Н.А. СО РАН в пользу В.А. средний заработок за время вынужденного прогула по день фактического восстановления на работе из расчета 57269 руб. 90 коп. в месяц, компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб.

Решением Центрального районного суда города Новосибирска от 22 октября 2015 года в удовлетворении исковых требований отказано.

С данным решением не согласился В.А., в апелляционной жалобе просит его отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В жалобе указывает на несоответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам, которыми не подтверждено фактическое проведение в институте сокращения штатов. Из указанных судом в качестве основания для принятия решения о сокращении штата документов факт проведения изменения структуры учреждения и сокращения штата не следует. Напротив, из имеющихся в деле протоколов заседания Ученого совета от 28.01.2015 г. и 04.02.2015 г. видно, что решение о сокращении должности истца вызвано намерением М.В. избавиться от неугодного ему сотрудника.

Судом необоснованно не приняты во внимание доводы истца о том, что «вр.и.о. директора» не наделен полномочиями на изменение структуры и штатного расписания учреждения, а также на увольнение по сокращению штата.

Также не основаны на нормах закона выводы суда о том, что особый порядок замещения должностей научного сотрудника и ведущего научного сотрудника по конкурсу, препятствует работодателю предлагать эти должности лицу, не участвующему в конкурсе.

Апеллянт считает необоснованной ссылку суда на несоответствие квалификации истца должности научного сотрудника, поскольку указанное обстоятельство установлено судом на основании протокола заседания комиссии по оценке квалификации работника от 10.02.2015 г., на заседание которой истец не приглашался, участие в нем не принимал, о принятом решении не знал. При этом апеллянт обращает внимание, что приказ о создании комиссии был издан в день ее заседания и этим же днем датирована служебная записка о несоответствии квалификации истца должности научного сотрудника.

Судом неправильно применены нормы материального права в части применения положений постановления Президиума РАН «Об утверждении Квалификационных характеристик по должностям научных работников научных учреждений, подведомственных Российской академии наук» №196 от 25.03.2008 г., поскольку данное постановление законом не является, противоречит положениям Постановлением Госкомтруда СССР от 30.12.1985 г. № 416, которым установлены квалификационные требования по должностям ведущего научного сотрудника и научного сотрудника, кроме того, согласно Устава РАН в полномочия Президиума РАН не входит разработка квалификационных характеристик по должностям научных учреждений, подведомственных Российской академии наук.

Также апеллянт отмечает, что ответчиком в нарушение порядка проведения процедуры увольнения не предложена вакантная на момент сокращения штатов должность директора, к которой истец подходил.

Ответчиком поданы возражения на апелляционную жалобу.

Рассмотрев дело в соответствии с требованиями ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в обжалуемой части и в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что истец состоял в трудовых отношениях с ответчиком с 01.08.1977 г. «01» марта 1991 года В.А. был назначен на должность заместителя директора института по экономике.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Вынося обжалуемое решение и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что у ответчика имелось предусмотренное законом право на увольнение истца в связи с сокращением штата, при этом ответчиком полностью была соблюдена процедура увольнения истца и соблюдены его гарантии, предусмотренные трудовым законодательством.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют требованиям закона, обстоятельствам дела и представленным сторонами доказательствам, которым дана надлежащая правовая оценка в их совокупности в соответствии с требованиями статьи 67 ГПК РФ, на основе всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования доказательств.

Доводы апелляционной жалобы о том, что ответчик не подтвердил фактическое проведение в институте сокращения штатов, не основаны на материалах дела.

Как верно указал суд в своем решении, работодатель вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников. Принятие решения об изменении штатного расписания в связи с сокращением штатной единицы относится к исключительной компетенции работодателя. При этом оценка обоснованности сокращения штата работников не входит в компетенцию суда и является вмешательством во внутренние дела организации.

Суд проверил и подробно отразил в обжалуемом решении реальность изменения штатного расписания ответчиком путем исключения из штатного расписания должности заместителя директора по экономике. Появление иной, схожей должности в штатном расписании ответчика не установлено.

Утверждение истца о том, что «вр.и.о. директора» не наделен полномочиями на изменение структуры и штатного расписания учреждения, а также на увольнение по сокращению штата, является необоснованным, поскольку приказом ФАНО России п/о от 03.10.2014 г. временное исполнение обязанностей директора ФГБУН Института горного дела им. Н.А. Чинакала СО РАН с 08.10.2014 г. возложено на М.В., который внесен в ЕГРЮЛ в качестве лица, имеющего право без доверенности действовать от имени ответчика.

Доводы апелляционной жалобы о том, что ответчик не предложил истцу вакантные должности научного сотрудника, ведущего научного сотрудника, а так же директора (руководителя) института, отклоняются судебной коллегией.

Согласно п. 12 ст. 18 Федеральный закон от 27.09.2013 N 253-ФЗ "О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" руководители научных организаций, переданных в ведение федерального органа исполнительной власти, специально уполномоченного Правительством Российской Федерации, избираются коллективом соответствующей научной организации из числа кандидатур, согласованных с президиумом Российской академии наук и одобренных комиссией по кадровым вопросам Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию, с их последующим утверждением данным федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии с Приказом Минобрнауки РФ N 145, Минздравсоцразвития РФ N 353, РАН N 34 от 23.05.2007 г. замещение должностей научных работников организаций, подведомственных Российской академии наук, осуществляется на основании конкурса.

В соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья.

Согласно разъяснений, содержащихся в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 (ред. от 24.11.2015) "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

Поскольку возможность перевода работника на выборные должности и должности, занимаемые по конкурсу, законом не предусмотрена, ответчик не мог и не обязан был предлагать их истцу.

Кроме того, как верно указал суд в своем решении, информация о предстоящих конкурсах была размещена в СМИ, о данной информации истец знал, однако в конкурсах не участвовал.

Более того, в соответствии с п. 1.3 Приказа Минобрнауки РФ N 145, Минздравсоцразвития РФ N 353, РАН N 34 от 23.05.2007 г. "Об утверждении Положения о порядке проведения конкурса на замещение должностей научных работников организаций, подведомственных Российской академии наук" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 02.07.2007 N 9741), к участию в конкурсе на замещение должности научного работника допускаются лица, удовлетворяющие квалификационным характеристикам, предъявляемым для замещения соответствующей должности.

Истец не соответствовал квалификационным характеристикам по должностям научных сотрудников, утвержденным как Постановлением Президиума РАН № 196 от 25.03.2008 г., так и Постановлением Госкомтруда СССР от 30.12.1985 г. № 416, на которое ссылается истец, в том числе ввиду отсутствия подтверждения наличия у него авторских свидетельств на изобретения и научных трудов.

С учетом изложенного, ссылка истца на несоответствие Постановления Президиума РАН № 196 от 25.03.2008 г. Постановлению Госкомтруда СССР от 30.12.1985 г. № 416, так же является необоснованной. Кроме того, нормативно-правовые акты не запрещают работодателю самостоятельно предъявлять к соискателям работы те или иные требования относительно их образования, квалификации и опыта работы.

Что касается протокола заседания комиссии по оценке квалификации работника от 10.02.2015 г., то указанный протокол не затрагивает права истца, связанные с увольнением, а следовательно, не влияет на принятое судом решение.

Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, а доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о неправильности выводов суда и не содержат оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены или изменения судебного решения.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Центрального районного суда города Новосибирска от 22 октября 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу В.А. – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи