НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Новгородского областного суда (Новгородская область) от 19.06.2013 № 2-14-33-931

Судья – Вихрова С.А. 19 июня 2013г. Дело № 2–14–33–931

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Великий Новгород

Судебная коллегия по гражданским делам Новгородского областного суда в составе:

председательствующего: Колокольцева Ю.А.,

судей: Виюка А.В. и Васильевой И.Ю.,

при секретаре: Горбачёвой А.В.,

с участием прокурора: Степановой Е.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 19 июня 2013г. по апелляционной жалобе Гузнова Г.С.  и апелляционному представлению адрес  межрайонного прокурора адрес  на решение Боровичского районного суда Новгородской области от 26 февраля 2013г. дело по иску Гузнова Г.С.  к ООО (далее – ООО, Общество или работодатель), ГУ (далее – ГУ, ФСС или Учреждение) о признании недействительной записи в трудовой книжке, изменении записи в трудовой книжке, об обязании выдать акт формы Н–1 о несчастном случае на производстве, о взыскании пособия по временной нетрудоспособности, страховых выплат и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Новгородского областного суда Колокольцева Ю.А., объяснения представителя ГУ Павлюковой Н.И., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Степановой Е.И., полагавшей решение суда подлежащим частичной отмене, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Гузнов Г.С. обратился в суд с указанным выше иском к ООО и ГУ, в котором после неоднократных уточнений и дополнений своих требований просил:

признать запись за <...> в его трудовой книжке о приёме на работу в ООО с дата  недействительной;

обязать ООО изменить в трудовой книжке запись о приёме на работу в ООО с дата  на дата  и на основании заключения Государственного инспектора труда адрес  от дата  оформить акт о несчастном случае формы Н–1, один экземпляр которого выдать ему;

взыскать с ООО в его пользу компенсацию морального вреда в размере <...> руб. и невыплаченное пособие по временной нетрудоспособности за период с дата  по дата  в размере <...> руб. <...> коп.;

взыскать ГУ единовременно страховые выплаты за период с дата  по дата  (включительно) в сумме <...> руб. <...> коп. и взыскивать с дата  ежемесячные страховые выплаты в размере <...> руб. <...> коп. до очередного переосвидетельствования МСЭ).

В обоснование иска Гузнов Г.С. ссылался на то, что с дата  он стал работать в ООО <...> на пилораме. Однако в его трудовой книжке сделана неправильная запись о приёме его на работу в ООО с дата  Во время исполнения трудовых обязанностей на торцовочном станке дата  около <...> часов с ним произошел нечастный случай: <...> попал под пилу. В тот же день был госпитализирован в травматологическое отделение адрес  ЦРБ с диагнозом: <...>. Находился на стационарном лечении с дата  по дата  с наложенным гипсом. После выписки из ЦРБ находился на амбулаторном лечении. дата  уволился из ООО по собственному желанию. Согласно заключению государственного инспектора труда от дата  данный несчастный случай подлежит квалификации как связанный с производством, оформлению актом формы Н–1, учёту и регистрации в ООО. Ответственным лицом за допущенные нарушения требований законодательных актов, приведшие к несчастному случаю является директор ООО А, который нарушил статью 212 ТК РФ. Руководителю ООО были выданы обязательные для исполнения два предписания с требованием, оформить акт формы Н–1, однако акт до настоящего времени не оформлен и ему не выдан. Согласно акту судебно–медицинского освидетельствования <...> от дата  и заключению комиссионной судебно–медицинской экспертизы от дата  ему был причинен средней тяжести вред здоровью по признаку длительного расстройства здоровья на срок более 3–х недель. В соответствии с заключением комиссионной судебно–медицинской экспертизы у него имеются последствия перенесённой травмы, что влечёт за собой стойкую утрату общей и профессиональной трудоспособности. В связи с частичной утратой трудоспособности у него возникло право на получение пособия по временной нетрудоспособности и ежемесячных страховых выплат. Вследствие полученной травмы он испытывал физическую боль и нравственные страдания. Причиненный ему моральный вред он оценивает в размере <...> руб.

Уточненные требования истец Гузнов Г.С. и его представитель Шубина Т.С. поддерживали по указанным выше мотивам.

Представитель ответчика ГУ Валандина О.А. иск не признавала по тем мотивам, что в силу статьи 15 Федерального закона от 24 июля 1998г. № 125–ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» основанием для назначения и выплаты обеспечения по страхованию являются: акт о несчастном случае на производстве; справка о среднем месячном заработке застрахованного за период, выбранный им для расчёта ежемесячных страховых выплат в соответствии с настоящим Федеральным законом; заключение учреждения МСЭ о степени утраты профессиональной трудоспособности застрахованного; копия трудовой книжки или иного документа, подтверждающего нахождение пострадавшего в трудовых отношениях со страхователем. Несчастный случай произошёл с истцом дата , однако из его трудовой книжки видно, что он был принят на работу в ООО дата  То есть Гузнов Г.С. не подтвердил своё право на получение обеспечения по социальному страхованию, поскольку им не представлено доказательств, подтверждающих его нахождение в трудовых отношениях с ООО на момент получения травмы, а также получение им травмы непосредственно вследствие исполнения им трудовых обязанностей и работы по заданию работодателя. Кроме того, Гузнов Г.С. в письменных объяснениях от дата  указывал на то, что занимался торцовкой доски для домашних целей. Акт <...> о несчастном случае на производстве, оформленный ООО в дата  года, не является правоустанавливающим документом, поскольку он составлен с нарушениями установленного законом порядка. Также степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности устанавливается учреждением медико–социальной экспертизы. Следовательно, заключение судебно–медицинской экспертизы Г от дата , имеющееся в материалах дела, является недопустимым доказательством. Истцом представлена справка о его доходах за дата  год, в которой в качестве работодателя указан другой работодатель – Л. Помимо того представитель ГУ просила применить к требованиям в части признания записи о приеме на работу в трудовой книжке недействительной и внесения изменений в эту запись последствия пропуска установленного частью 1 статьи 392 ТК РФ срока на обращение в суд с данными требованиями.

Представитель ООО Веселова В.А. иск не признавала по тем мотивам, что факт получения травмы Гузновым Г.С. в результате несчастного случая на производстве не доказан, а относительно требований о внесении изменений в запись в трудовой книжке истцом пропущен срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Прокурор, полагал иск подлежащим частичному удовлетворению.

Решением Боровичского районного суда Новгородской области от 26 февраля 2013г. в удовлетворении иска отказано.

Не соглашаясь с решением суда, адрес  межрайонный прокурор адрес  в апелляционном представлении и Гузнов Г.С. в апелляционной жалобе просят его отменить и принять новое решение об удовлетворении иска по тем основаниям, что судом допущено нарушение норм материального и процессуального права, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, и выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела.

От ООО и ГУ поступили в суд возражения относительно апелляционной жалобы и апелляционного представления, в которых указывается на несостоятельность их доводов.

Гузнов Г.С., его представитель Шубина Т.С., представитель ООО в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, о времени и месте разбирательства дела извещались надлежащим образом, о причинах неявки в апелляционную инстанцию не сообщили, в связи с чем судебная коллегия считает возможным в силу статьи 167 ГПК РФ рассмотреть дело в их отсутствие.

В силу части 1 статьи 327.1. ГПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционных жалобах.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, апелляционного представления и доводы возражений, судебная коллегия находит, что решение суда подлежит частичной отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 20 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) работодателем является физическое либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником.

Согласно части 1 статьи 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с ТК РФ.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

В соответствии с частью 3 статьи 16 и частью 2 статьи 67 ТК РФ трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя.

Из перечисленных правовых норм следует, что когда работник был фактически допущен к конкретной работе с ведома или по поручению работодателя, то трудовые отношения между работодателем и работником возникают со дня допущения работника к работе.

Согласно части 1 статьи 68 ТК РФ прием на работу оформляется приказом работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Приказ работодателя о приеме на работу должен быть объявлен работнику под роспись в трехдневный срок со дня фактического начала работы (часть 2 статьи 68 ТК РФ).

В силу части 4 статьи 66 ТК РФ и пункта 4 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2003г. № 225 «О трудовых книжках» (далее – Правила от 16 апреля 2003г. № 225) сведения о работнике и выполняемой им работе вносятся в его трудовую книжку.

Все записи о выполняемой работе вносятся в трудовую книжку на основании соответствующего приказа (распоряжения) работодателя (пункт 10 Правил от 16 апреля 2003г. № 225).

Суд, отказывая в удовлетворении иска в части признания записи в трудовой книжке о дате приеме на работу недействительной и об изменении даты приема на работу, исходил из недоказанности истцом факта допуска его к работе с дата

Такой вывод суда необоснован, поскольку не основан на материалах дела и противоречит приведенным выше нормам ТК РФ.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, на дата  учредителем и руководителем (директором) ООО являлся А

Из представленного работодателем заявления истца о приеме на работу от дата  следует, что истец просил директора Общества принять его на работу в качестве <...> с дата 

Исходя из приказа директора Общества <...> от дата , истец принят на работу в качестве <...> с окладом <...> руб. в месяц без указания конкретной даты приема на работу.

В то же время в трудовую книжку истца внесена запись за <...> со ссылкой на приказ <...> от дата  о приеме истца на работу в качестве <...> с дата

Из акта <...> о несчастной случае на производстве, недооформленного в установленном законом порядке, но подписанного директором Общества А, следует, что с истцом дата  при исполнении трудовых обязанностей произошел несчастный случай.

Из медицинской карты стационарного больного адрес  ЦРБ (выписного эпикриза) Гузнова Г.С. усматривается, что истец в связи с полученной производственной травмой находился в больнице на стационарном лечении с дата  по дата

Согласно представленных суду директором Общества А письменных пояснений от дата  относительно искового заявления Гузнова Г.С., истец был принят на работу дата

Данные пояснения были А подтверждены в судебных заседаниях от дата  и от дата  В частности, из объяснений директора Общества А следует, что истец на основании поданного заявления работал в Обществе с дата , но без официального оформления «из–за недоработки» А

Из справки ООО от дата  следует, что заработная плата истцу за работу в Обществе начислялась и выплачивалась с дата 

В судебном заседании от дата  новый учредитель и руководитель ООО В признавала обоснованными требования истца об изменении даты приема его на работу с дата  на дата

Оценивая исследованные доказательства в их совокупности, судебная коллегия считает доказанным, что трудовые отношения между истцом и Обществом фактически возникли с дата , а поэтому запись в трудовой книжке за <...> о приеме на работу с дата  не соответствует действительности и является неправильной.

Согласно пункту 27 Правил от 16 апреля 2003г. № 225 в случае выявления неправильной (неточной) записи в трудовой книжке исправление ее производится по месту работы, где была внесена соответствующая запись.

Изменение записи производится путем признания её недействительной (пункт 30 Правил от 16 апреля 2003г. № 225).

В связи с тем, что работодатель в добровольном порядке не внес в трудовую книжку исправления записи в части даты приема истца на работу, то имеются основания для признания данной записи недействительной и обязания работодателя изменить запись о дате приема истца на работу с дата  на дата

Нельзя согласиться и с выводом суда о том, что истцом пропущен установленный статьей 392 ТК РФ срок обращения в суд с указанными выше требованиями, поскольку этот вывод противоречит материалам дела и основан на неправильном применении норм материального права.

Выше достоверно установлено, что работодателем не исполнена возложенная на него обязанность по внесению в трудовую книжку истца изменения записи о дате приема его на работу. То есть со стороны работодателя имеется бездействие в отношении необходимости внесения в трудовую книжку истца изменений указанной записи. Отсюда следует, что нарушение прав истца носит длящийся характер. Поэтому в данном случае на требования истца о признании записи в трудовой книжке недействительной и по внесению в трудовую книжку изменений записи, предусмотренный статьей 392 ТК РФ срок обращения в суд за защитой нарушенных прав не распространяется. Соответственно, при обращении истца в суд с упомянутыми требованиями им не пропущен срок, предусмотренный частью 1 статьи 392 ТК РФ.

Следовательно, в рассматриваемом случае, у суда не было законных оснований обсуждать вопросы пропуска истцом срока на обращение в суд и применять последствия пропуска этого срока.

Разрешая спор в части отказа работодателя оформить акт о несчастном случае на производстве, суд исходил из того, что травму истец получил не при исполнении трудовых обязанностей.

Однако этот вывод судом сделан при ошибочном толковании норм материального права, без полной и объективной оценки имеющихся в материалах дела доказательств.

В соответствии со статьей 227 ТК РФ расследованию и учету подлежат несчастные случаи на производстве, произошедшие с работниками при исполнении ими трудовых обязанностей и работы по заданию работодателя. Расследуются и подлежат учету как несчастные случаи на производстве травмы, повлекшие за собой временную утрату им трудоспособности, полученные в течение рабочего времени на территории организации или вне территории.

Аналогичные положения содержатся и в статье 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125–ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее также Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125–ФЗ), в которой указано, что несчастный случай на производстве – событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору, как на территории страхователя, так и за ее пределами, и которое повлекло временную утрату им профессиональной трудоспособности.

Согласно статье 229 ТК РФ для расследования несчастного случая работодатель (его представитель) незамедлительно образует комиссию в составе не менее трех человек.

В силу статьи 229.3. ТК РФ государственный инспектор труда при поступлении заявления пострадавшего о несогласии с выводами комиссии по расследованию несчастного случая проводит дополнительное расследование несчастного случая. По результатам дополнительного расследования государственный инспектор труда составляет заключение о несчастном случае на производстве и выдает предписание, обязательное для выполнения работодателем. Государственный инспектор труда имеет право обязать работодателя составить новый акт о несчастном случае на производстве, если имеющийся акт оформлен с нарушениями или не соответствует материалам расследования несчастного случая.

Анализ приведенных правовых норм позволяет сделать вывод о том, что для расследования несчастного случая, как произошедшего на производстве, необходимо, чтобы травма была получена работником при исполнении трудовых обязанностей (задания работодателя или его представителя) на рабочем месте (территории или вне территории организации) в рабочее время.

Из объяснений истца Гузнова Г.С. следует, что дата  он, Т и А2, выполняли задание Л по изготовлению вагонки. После перерыва (с <...> час. до <...> час. <...> мин.) А2 строгал, он торцевал при помощи торцовочной пилы, а Т упаковывал изделия. Около <...> часов он не успел убрать руку из–под пилы и повредил палец на левой руке.

Факт получения истцом указанного выше задания подтверждается актом <...> о несчастном случае на производстве, подписанного директором А, но не оформленного в установленном законом порядке. Так, из данного акта следует, что дата  Грузнов Г.С., Т и А2 получили задание от директора А и от заказчика Л «на строжку вагонки и её упаковки» в деревообрабатывающем цехе (аренда оборудования и цеха у Л., адрес ).

Данные обстоятельства, наряду с объяснениями истца, подтверждаются объяснениями А и показаниями Л и Т

Из объяснений А и показаний Л следует, что между Обществом и Л. был заключен договор подряда, в силу которого Л предоставлял помещение и оборудование для пилорамы (в том числе торцовочный станок), а Общество своими силами (рабочими) выполняло работу по производству строганного пиломатериала (вагонки). При этом Л, как заказчик контролировал работу и давал необходимые указания работникам Общества. Помещение и оборудование было арендовано у Е и использовалось Обществом.

Наличие указанных выше договорных отношений между Л. и Обществом подтверждается договором подряда <...> на выполнение работ в столярном цехе по производству вагонки от дата  и дополнительным соглашением от дата  о продлении (перезаключении) договора аренды с дата

Из показаний свидетеля Т усматривается, что истец при исполнении полученного от Л задания в рабочее время получил травму в тот момент, когда торцевал доски на пиле.

По заключению комиссионной судебно–медицинской экспертизы <...> от дата  истцу был причинен вред здоровью средней тяжести в виде <...>. Указанная травма образовалась от действия предмета обладающего пилящим действием в срок дата  То есть экспертизой подтверждено, что повреждения здоровья истца получены от воздействия торцовочной пилы при эксплуатации торцовочного станка.

Помимо указанных доказательств, упомянутые обстоятельства получения истцом травмы, подтверждаются заключением государственного инспектора труда в адрес  И от дата , которое не было оспорено и сохраняет юридическую силу.

Так, по результатам расследования, проведенного государственным инспектором труда в адрес  по заявлению Гузнова Г.С. от дата , было составлено заключение от дата , выводы которого подтвердили факт несчастного случая на производстве при следующих обстоятельствах.

дата  к <...> часам истец пришел на работу в Общество на участок деревообработка. Л поручил истцу, Т и А2 пилить погонаж. А2 работал на строгальном станке, Т занимался упаковкой готовых изделий, а истец приступил к торцовке погонажных изделий. Около <...> часов на участке был перерыв, после которого продолжили работу. Примерно спустя час Т услышал крик истца. Он подошел и увидел, что тот держится за левую руку. Истец объяснил, что пилой ему через перчатку порезало палец на руке.

Установленные на основании перечисленных доказательств обстоятельства дела свидетельствуют о том, что при получении травмы истец выполнял работу, обусловленную сложившимися с работодателем трудовыми отношениями, действовал по заданию и в интересах работодателя, в рабочее время, участвуя при этом в производственной деятельности работодателя.

При таких обстоятельствах имелись основания квалифицировать происшедший с истцом случай как несчастный случай, связанный с производством.

Ссылка работодателя на письменные объяснения истца от дата  о том, что истец травму получил в нерабочее время, несостоятельна, поскольку, как следует из объяснений истца в судебном заседании, такое объяснение он дал по просьбе Л в ответ на обещание выплатить за лечение, больничный, зарплату и т.п. Помимо того, объяснение истца от дата  опровергается исследованными по делу доказательствами и не соответствует установленным обстоятельствам получения истцом травмы, а потому признается недостоверным.

В соответствии со статьей 230 ТК РФ по несчастному случаю, квалифицированному по результатам расследования как несчастный случай, на производстве и повлекшему за собой потерю трудоспособности работника на срок не менее одного дня, оформляется акт о несчастном случае на производстве по установленной форме в двух экземплярах, обладающих равной юридической силой (часть 1). Работодатель в трехдневный срок после завершения расследования несчастного случая на производстве обязан выдать один экземпляр утвержденного им акта о несчастном случае на производстве пострадавшему (часть 6).

Следовательно, истец как пострадавший имел право требовать составления акта о несчастном случае на производстве. Несмотря на это работодатель отказался составлять соответствующий акт.

Учитывая, что установлен факт несчастного случая на производстве дата , но работодатель до настоящего времени соответствующий акт надлежащим образом не оформил, то имеются основания для возложения на работодателя обязанности по оформлению акта о несчастном случае на производстве согласно требованиям статьи 230 ТК РФ.

Нельзя согласиться с выводом суда об отсутствии оснований для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.

Согласно статье 21 ТК РФ работник имеет право на компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

В соответствии со статьей 22 ТК РФ работодатель обязан компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу статьи 220 ТК РФ в случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом.

Согласно абзацу 2 пункта 3 статьи 8 Федерального закона № 125–ФЗ от 24 июля 1998г. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве, осуществляется причинителем вреда.

В соответствии со статьей 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

При этом работодатель обязан компенсировать работнику моральный вред, причиненный ему любыми неправомерными действиями (бездействием) во всех случаях его причинения, независимо от наличия материального ущерба.

Как установлено в судебном заседании, вред здоровью истца причинен в результате несчастного случая в процессе исполнения трудовых обязанностей. Непосредственной причиной несчастного случая послужило то, что при торцевании погонажных изделий на торцовом станке кустарного производства, не имеющего ограждения перекрывающего зубья пилы не менее чем на 50 мм при нахождении в исходном положении, не успел убрать руку из–под пилы и повредил палец на левой руке.

В силу статьи 212 ТК РФ, обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя.

Из приведенных норм ТК РФ следует, что трудовое законодательство предусматривает в качестве основной обязанности работодателя обеспечивать безопасность труда и условия, отвечающие требованиями охраны труда, то есть создавать такие условия труда, при которых исключалось бы причинение вреда здоровью работника. В случае если работнику был причинен вред здоровью, работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом, федеральными законами.

Заключением государственного инспектора по охране труда И от дата  установлено нарушение работодателем трудового законодательства РФ в отношении истца. Так, причинами несчастного случая являлись: неприменение средств коллективной защиты; нарушение пункта 5.7.3.4. ГОСТа 12.2.026.0–93 «Оборудование деревообрабатывающее. Требования безопасности к конструкции»; недостатки в организации и проведении подготовки работников по охране труда; нарушение пункта 1.3. ГОСТа 12.0.004–90 «Организация обучения безопасности труда» (не был проведен инструктаж по охране труда и проверка знаний, допуск с ведомо работодателя к работе не по специальности).

Ответственным лицом за допущенные нарушения требований законодательства, приведшие к несчастному случаю являлся работодатель Общества в лице его директора А, который, используя не прошедшие сертификацию средства коллективной защиты, допустил к работе работника, не прошедшего обучение по охране труда, и тем самым не обеспечил безопасность работника.

Противоправность и виновность действий (бездействия) ответчика – работодателя выразилась в необеспечении организации работ и должного контроля за соблюдением подчиненным работником – истцом требований безопасного осуществления работ при исполнении трудовых обязанностей. То есть между бездействием ответчика (его работников) по необеспечению безопасных условий труда истца при выполнении трудовых обязанностей, и причинением вреда здоровью истца (в том числе в виде нравственных и физических страданий), имеется прямая причинно–следственная связь.

Так как вред здоровью истца был причинен в результате несчастного случая на производстве, который стал возможен вследствие виновного, противоправного неисполнения обязанностей – необеспечения работодателем безопасных условий труда и неосуществления надлежащего контроля за исполнением истцом правил техники безопасности при выполнении трудовых обязанностей, то работодатель должен нести ответственность за причиненный истцу моральный вред.

Кроме того, истцу также причинен моральный вред неправомерными действиями работодателя, выразившимися в неисполнении обязанностей по изменению записи в трудовой книжке истца в части даты приема его на работу и по оформлению акта о несчастном случае на производстве.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда.

Из разъяснений пункта 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» следует, что размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

При определении размера компенсации морального вреда, подлежащей взысканию в пользу истца, учитывается, что истцу был причинен вред здоровью средней тяжести при исполнении трудовых обязанностей, он утратил профессиональную трудоспособность, проходил стационарное и амбулаторное лечение, его жизнедеятельность в связи с травмой руки была ограничена, а также степень вины работодателя (в форме неосторожности) и его финансовое положение.

С учетом указанных обстоятельств причинения истцу морального вреда, а также требований разумности и справедливости, судебная коллегия считает, что причиненный истцу моральный вред будет компенсирован в случае выплаты ему денежной компенсации в размере <...> руб.

Данный размер компенсации морального вреда судебная коллегия находит разумным и справедливым, соответствующим конкретным обстоятельствам дела, а также тем нравственным и физическим страданиям, которые истец претерпел в связи с полученной травмой.

Поскольку решение суда об отказе в удовлетворении иска в части признания записи в трудовой книжке о дате приема на работу недействительной, об изменении этой записи в трудовой книжке, о возложении обязанности по составлению акта о несчастной случае и взыскании компенсации морального вреда является не соответствующим требованиям действующего законодательства, оно подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении этих исковых требований в указанном выше объеме.

В то же время суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска в отношении ФСС по мотивам непредставления истцом необходимых документов для назначения страховых выплат.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011г. № 2 «О применении законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», следует, что возмещение вреда, причиненного здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору, предоставляется в порядке обязательного социального страхования. Отношения по данному виду обязательного социального страхования регулируются Федеральным законом от 24 июля 1998 г. № 125–ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

В соответствии с пунктом 3 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125–ФЗ ежемесячные страховые выплаты назначаются и выплачиваются застрахованному за весь период утраты им профессиональной трудоспособности с того дня, с которого учреждением медико–социальной экспертизы установлен факт утраты застрахованным профессиональной трудоспособности (пункт 3).

В силу пункта 4 статьи 15 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125–ФЗ назначение обеспечения по страхованию осуществляется страховщиком на основании заявления застрахованного на получение обеспечения по страхованию, и представляемых страхователем следующих документов (их заверенных копий): акта о несчастном случае на производстве; справки о среднем месячном заработке застрахованного за период, выбранный им для расчета ежемесячных страховых выплат; заключения учреждения медико–социальной экспертизы о степени утраты профессиональной трудоспособности застрахованного; копии трудовой книжки или иного документа, подтверждающего нахождение пострадавшего в трудовых отношениях со страхователем. Решение о назначении или об отказе в назначении страховых выплат принимается страховщиком не позднее 10 дней со дня поступления заявления на получение обеспечения по страхованию и всех необходимых документов (их заверенных копий) по определенному им перечню.

Из приведенных норм следует, что право на назначение и получение страховых сумм реализуется с подачей заявления и обязательным представлением перечисленных выше документов, в том числе заключения медико–социальной экспертизы о степени утраты профессиональной трудоспособности.

В рассматриваемом случае, истец в ФСС с заявлением не обращался и необходимых документов (акт о несчастном случае, заключение МСЭ и т.п.) в ФСС не представлял, а поэтому оснований для удовлетворения иска в указанной части не имеется.

Наличие в материалах дела заключения судебно–медицинской экспертизы, которым определена степень утраты истцом трудоспособности, в данном случае не имеет правового значения, так как пункт 3 статьи 11 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125–ФЗ предусматривает, что степень утраты застрахованным профессиональной трудоспособности устанавливается учреждением медико–социальной экспертизы.

Не имелось у суда и оснований для удовлетворения иска о взыскании пособия по временной нетрудоспособности в размере <...> руб. <...> коп.

Из материалов дела следует, что работодателем истцу было выплачено денежная сумма <...> руб. <...> коп., которая включает в себя заработную плату за период с дата  по дата  и в виде пособия по временной нетрудоспособности с дата  по дата

Исходя из объяснений истца, его заработная плата состояла из оклада в размере <...> руб. Данный размер ежемесячной заработной платы истца сторонами допустимыми (письменными) и достоверными доказательствами не опровергнут, а потому считается установленным.

Следовательно, истцу были выплачены причитающиеся ему денежные средства, а поэтому оснований для взыскания пособия в требуемом размере не имеется.

Объяснение представителя работодателя со ссылкой на приказ о приеме истца на работу о том, что размер заработной платы (оклада) истца составлял <...> руб., нельзя признать достоверным, так как с приказом истец не был ознакомлен, а по существу, как выше указывалось, истцу выплачивалось больше <...> руб. в месяц. Также не могут быть признаны достоверными и объяснения истца в части размера его оклада (заработной платы) в <...> руб., или <...> руб., или <...> руб., поскольку эти объяснения противоречат его же собственным указанным выше объяснениям, которые признаны достоверными, и не подтверждаются допустимыми доказательствами.

В части исковых требований о взыскании пособия по временной нетрудоспособности и страховых выплат (утраченного заработка) судом правильно установлены обстоятельства дела и применены нормы материального права, а потому решение суда в этой части является законным и обоснованным. Предусмотренных статьей 330 ГПК РФ оснований к отмене решения суда в указанной части не имеется.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, относительно указанных исковых требований не основаны на материалах дела и законе, а поэтому не могут быть приняты во внимание.

В связи с частичным удовлетворением исковых требований, в соответствии со статьей 100 ГПК РФ в пользу истца подлежат взысканию расходы по оплате услуг его представителя – адвоката Шубиной Т.С. в разумных пределах.

В соответствии с квитанциями от дата  и от дата  истцом уплачено коллегии адвокатов за ведение его гражданского дела (представительство в суде) <...> руб.

С учетом объема проделанной представителем истца работы, с учетом количества судебных заседаний, а также с учетом того, что требования истца удовлетворены частично (отказано в иске к ФСС), судебная коллегия считает необходимым и разумным определить ко взысканию в пользу истца судебные расходы в сумме <...> руб., частично удовлетворив требования о взыскании судебных расходов.

В соответствии с частью 1 статьи 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Поскольку иск удовлетворен частично (отказано в иске к ФСС), то требования истца о взыскании расходов, связанных с рассмотрением гражданского дела и признанных судом необходимыми (статья 94 ГПК РФ), за проведение медицинской экспертизы в сумме <...> руб. и за проезд на экспертизу в сумме <...> руб., подлежат частичному удовлетворению. Размер данных расходов подтверждается договором на оказание платных медицинских услуг (проведение экспертизы) и кассовым чеком от дата , а также квитанциями К от дата  С учетом частичного удовлетворения иска возмещению подлежат расходы за проведение экспертизы в размере <...> руб. и проездные расходы – <...> руб.

Доводы возражений относительно апелляционной жалобы и апелляционного представления не могут быть признаны состоятельными, поскольку отсутствуют правовые основания для иной оценки исследованных судом доказательств, приведенные выводы суда не противоречат материалам дела и не опровергнуты сторонами.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 327–330 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Решение Боровичского районного суда Новгородской области от 26 февраля 2013г. в части отказа в удовлетворении требований о признании недействительной записи в трудовой книжке о приёме на работу, об обязании внести в трудовую книжку изменения записи о приёме на работу и оформить акт о несчастном случае формы Н–1, о взыскании компенсации морального вреда отменить.

Принять в этой части новое решение, которым исковые требования Гузнова Г.С.  к ООО удовлетворить частично.

Признать запись <...> в трудовой книжке Гузнова Г.С.  о приеме его на работу в ООО с дата  недействительной и обязать ООО изменить в трудовой книжке запись о приёме на работу Гузнова Г.С. в ООО с дата  на дата 

Обязать ООО на основании заключения государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в адрес  И от дата  оформить акт о несчастном случае на производстве формы Н–1 по факту получения Гузновым Г.С.  при исполнении им трудовых обязанностей на участке деревообработки ООО дата  около <...> часов производственной травмы (<...>) и выдать Гузновым Г.С.  экземпляр акта формы Н–1.

Взыскать с ООО в пользу Гузнова Г.С.  компенсацию морального вреда в размере <...> руб., расходы по оплате экспертизы в размере <...> руб., проездные расходы – <...> руб. и по оплате услуг представителя – <...> руб.

В остальной части то же решения суда оставить без изменения, апелляционную жалобу Гузнова Г.С.  и апелляционное представление Боровичского межрайонного прокурора адрес  – без удовлетворения.

Председательствующий:             Ю.А. Колокольцев

Судьи:                          А.В. Виюк

И.Ю. Васильева