НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Нижегородского областного суда (Нижегородская область) от 21.03.2017 № 33-3223/2017

Судья Спирина И.В. Дело №33-3223/2017

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

21 марта 2017 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Щербакова М.В.,

судей: Будько ЕВ, Шикина А.В.,

при секретаре: Киселевой О.Р.,

с участием: прокурора отдела прокуратуры Нижегородской области Селезневой О.Н., истца Шарко ТЛ, её представителя адвоката Лифановой Н.А., представителя ответчика У МВД России по Нижегородской области Рассадина А.А.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Будько ЕВ

дело по апелляционным жалобам Шарко ТЛ, Управления МВД России по г.Н.Новгороду

на решение Нижегородского районного суда г.Н.Новгорода от 18 июля 2016 года

на дополнительное решение Нижегородского районного суда г.Н.Новгорода от 18 октября 2016 года

по иску Шарко ТЛ к ГУ МВД России по Нижегородской области, Управления МВД России по г.Н.Новгороду о признании незаконным приказа об увольнении в части, о внесении изменений в запись в трудовую книжку относительно даты и основания увольнения, об обязании выплатить денежную компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск, взыскании морального вреда,

У С Т А Н О В И Л А:

Истец Шарко ТЛ обратилась в суд с исковыми требованиями к ГУ МВД России по Нижегородской области, просила признать незаконным приказ о ее увольнении, восстановить в должности, обязать зачесть время вынужденного прогула в стаж службы, выплатить денежное довольствие за время вынужденного прогула, взыскать заработок за период задержки выдачи трудовой книжки, обязать предоставить неиспользованный основной и дополнительный отпуск за 2016г., взыскать компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб. Заявленные требования обосновала тем, что проходила службу с -ДД.ММ.ГГГГ., в 2011г. по достижении 50 лет предельного возраста, установленного для службы в органах внутренних дел, с ней ежегодно заключались контракты о прохождении службы в ОВД, последний контракт заключен ДД.ММ.ГГГГ. сроком до ДД.ММ.ГГГГ Приказом ГУ МВД России по Нижегородской области л\с от ДД.ММ.ГГГГ. контракт о прохождении службы в органах внутренних дел с истцом прекращен по п.1 ч.1 ст.82 ФЗ «О службе в органах внутренних дел и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Однако в период с ДД.ММ.ГГГГ и с ДД.ММ.ГГГГ. истец находилась на больничном, с выпиской из приказа об увольнении была ознакомлена только ДД.ММ.ГГГГ.

Считает произведенное увольнение незаконным, поскольку была лишена возможности выбрать основания для увольнения, либо продлить срок оставления на службе повторно на 5 лет, увольнение имело место в период временной нетрудоспособности, указанное в приказе об увольнении основание лишило истца права на участие в программе «Жилище» и предоставление государственного жилищного сертификата, кроме того, истец была лишена права на продление отпуска, поскольку больничный имел место в период нахождения в отпуске. Допущенные нарушения в отношении истца причинили последней моральный вред, который она оценивает в <данные изъяты> руб. (л.д.3-9).

В процессе рассмотрения дела истец неоднократно в порядке ст.39 ГПК РФ изменяя исковые требования, окончательно их объем определила следующим образом: истец просит признать незаконным приказ об увольнении л\с от ДД.ММ.ГГГГ. в части основания и даты увольнения, обязать ГУ МВД России по Нижегородской области внести изменения в трудовую книжку в запись об увольнении, указав в качестве основания – п.2 ч.1 ст.82 342-ФЗ – по достижении сотрудников предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, дату увольнения – ДД.ММ.ГГГГ., обязать Управление МВД России по г.Н.Новгороду выплатить компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск, неиспользованные основной и дополнительный отпуск за 2016г., взыскать с ГУ МВД России по Нижегородской области в пользу истца компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

От исковых требований к ГУ МВД России по Нижегородской области, Управления МВД России по г.Н.Новгороду о восстановлении в должности, об обязании зачесть время вынужденного прогула в срок службы, об обязании произвести выплату денежного довольствия за время вынужденного прогула, о взыскании среднего заработка за время задержки выдачи трудовой книжки истец Шарко ТЛ отказалась.

Данный отказ судом принят, определением суда от ДД.ММ.ГГГГ. производство по делу в части исковых требований Шарко ТЛ к ГУ МВД России по Нижегородской области, Управления МВД России по г.Н.Новгороду о восстановлении в должности, об обязании зачесть время вынужденного прогула в срок службы, об обязании произвести выплату денежного довольствия за время вынужденного прогула, о взыскании среднего заработка за время задержки выдачи трудовой книжки прекращено.

Решением Нижегородского районного суда г.Н.Новгорода от ДД.ММ.ГГГГ. исковые требования Шарко ТЛ удовлетворены частично: на Управление МВД России по г.Н.Новгороду возложена обязанность выплатить Шарко ТЛ денежную компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск, в остальной части в удовлетворении исковых требований Шарко ТЛ к ГУ МВД России по Нижегородской области, Управления МВД России по г.Н.Новгороду о признании незаконным приказа об увольнении в части, о внесении изменений в запись в трудовую книжку относительно даты и основания увольнения, взыскании морального вреда отказано.

Определением судебной коллегии Нижегородского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ. определение от ДД.ММ.ГГГГ. отменено, дело возвращено в суд для выполнения требований ст.201 ГПК РФ и вынесении дополнительного решения.

Дополнительным решением Нижегородского районного суда г.Н.Новгорода от ДД.ММ.ГГГГ постановлено:

В удовлетворении исковых требований Шарко ТЛ к ГУ МВД России по Нижегородской области, Управления МВД России по г.Н.Новгороду о восстановлении в должности, об обязании зачесть время вынужденного прогула в срок службы, об обязании произвести выплату денежного довольствия за время вынужденного прогула, о взыскании среднего заработка за время задержки выдачи трудовой книжки отказать.

В апелляционной жалобе Шарко ТЛ на указанное решение и дополнительное решение суда первой инстанции содержится требование об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, вынесенного с нарушением норм материального права, при несоответствии выводов суда обстоятельствам дела. Заявителем жалобы указано, что увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 82 Закона РФ от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные акты Российской Федерации» нарушает принадлежащее Шарко ТЛ право на обеспечение жилым помещением. Кроме этого, Шарко ТЛ была лишена возможности выбрать наиболее выгодное для себя основание увольнения, которое, по мнению суда не было реализовано по вине истца. Заявитель также указывает, что ей необоснованно было отказано в изменении даты увольнения, поскольку предоставленный сотруднику органов внутренних дел основной отпуск или дополнительный отпуск продлевается либо переносится на другой срок, определяемый руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченным руководителем, с учетом пожеланий сотрудника в случае временной нетрудоспособности сотрудника, в связи с чем уволена была ДД.ММ.ГГГГ в период нахождения на больничном листе и уведомлена об этом лишь ДД.ММ.ГГГГ и не смогла воспользоваться своим правом на продление или перенос отпуска. Кроме этого, решение является неисполнимым, так как не указана сумма компенсации и за какие неиспользованные отпуска она подлежит выплате. Следуя выводу суда первой инстанции о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора по изменению формулировки и даты увольнения, исковые требования в указанной части должны были быть оставлены без рассмотрения, однако суд отказал в удовлетворении требований в этой части.

В апелляционной жалобе Управления МВД России по г.Н.Новгороду на указанное решение суда первой инстанции содержится требование об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, вынесенного с нарушением норм материального права, при несоответствии выводов суда обстоятельствам дела. Заявителем жалобы указано, что в установленном порядке истец с рапортом о выплате денежной компенсации за неиспользованные отпуска в связи с временной нетрудоспособностью не обращалась, поэтому в действиях истца имеются признаки злоупотребления представленными правами, что является самостоятельным основанием для отказа в иске. В листе беседы с сотрудником ОВД при увольнении и представлении к увольнению, подписанные истцом, отражено, что истцом не реализован только основной отпуск за 2014 год, а другие отпуска реализованы в полном объеме. Шарко ТЛ злоупотребляя правом не выражала волеизъявления на продление отпуска в течение длительного времени, хотя должна была это сделать не только в силу закона, но и силу того, что Шарко ТЛ была дополнительно извещена работодателем о необходимости письменно уведомить ОК ОРЛС Управления, предоставив копию больничного листа.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истец и её представитель поддержали доводы апелляционной жалобы, просили решение отменить и исковые требования удовлетворить.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика указал на законность и обоснованность решения суда первой инстанции, просил в удовлетворении жалобы отказать.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда в порядке, установленном главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов апелляционной жалобы.

Проверив материалы гражданского дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда первой инстанции, исходя из следующего.

Порядок и условия прохождения службы в органах внутренних дел урегулированы в Федеральном законе от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 82 Закона о службе контракт прекращается, а сотрудник органов внутренних дел Российской Федерации может быть уволен со службы в органах внутренних дел Российской Федерации по достижении сотрудником предельного возраста пребывания на службе, установленного ст. 88 указанного Федерального закона.

В соответствии с подп. 3 п. 1 ст.88 указанного закона предельный возраст пребывания на службе в органах внутренних дел составляет: для сотрудника органов внутренних дел, имеющего специальное звание полковника полиции, полковника внутренней службы или полковника юстиции, - 55 лет.

На основании п.2 ст. 88 Закона о службе по достижении сотрудником органов внутренних дел предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел контракт прекращается и сотрудник увольняется со службы в органах внутренних дел, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В соответствии с п.2 ст. 88 Закона о службе с сотрудником органов внутренних дел, достигшим предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, имеющим положительную последнюю аттестацию и соответствующим требованиям к состоянию здоровья сотрудников органов внутренних дел в соответствии с заключением военно-врачебной комиссии, с его согласия и по его рапорту может ежегодно заключаться новый контракт, но не более чем в течение пяти лет после достижения предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел».

В силу п.8 ст.82 Закона о службе при наличии одновременно нескольких оснований прекращения или расторжения контракта, предусмотренных частью 1, пунктами 1, 3, 4, 8, 9, 11, 12 и 16 части 2 и пунктами 1 и 3 части 3 настоящей статьи, контракт прекращается или расторгается по одному из этих оснований по выбору сотрудника органов внутренних дел».

Из разъяснений Конституционного Суда Российской Федерации, следует, что заключение служебного контракта на определенный срок предполагает, что по истечении данного срока отношения между сторонами могут быть прекращены независимо от того, существуют ли объективные обстоятельства, препятствующие возобновлению или продлению этих отношений. Прекращение контракта о службе в связи с истечением срока его действия соответствует общеправовому принципу стабильности договора (контракта) с учетом того, что сотрудник, заключая контракт на определенный срок, знает о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода и соглашается на прохождение службы на таких условиях (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22.12.2015 NQ 2782-0, от 22 марта 2011 года NQ 433-0-0, от 15 июля 2010 года NQ 1002-0-0, от 21 октября 2008 года NQ 614-0-0).

Согласно ст. 59 ФЗ "О службе в органах внутренних дел РФ" предоставленный сотруднику органов внутренних дел основной отпуск или дополнительный отпуск продлевается либо переносится на другой срок, определяемый руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченным руководителем, с учетом пожеланий сотрудника в случае, в том числе, временной нетрудоспособности сотрудника.

Продление основного отпуска или дополнительного отпуска осуществляется приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя при представлении документов, подтверждающих наличие оснований для его продления.

На основании ст.84.1 ТК РФ «Прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя.

С приказом (распоряжением) работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежащим образом заверенную копию указанного приказа (распоряжения). В случае, когда приказ (распоряжение) о прекращении трудового договора невозможно довести до сведения работника или работник отказывается ознакомиться с ним под роспись, на приказе (распоряжении) производится соответствующая запись.

Днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним, в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом, сохранялось место работы (должность).

В день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса».

В соответствии со ст.84.1 ТК РФ «В случае, когда в день прекращения трудового договора выдать трудовую книжку работнику невозможно в связи с его отсутствием либо отказом от ее получения, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте. Со дня направления указанного уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки. Работодатель также не несет ответственности за задержку выдачи трудовой книжки в случаях несовпадения последнего дня работы с днем оформления прекращения трудовых отношений при увольнении работника по основанию, предусмотренному подпунктом "а" пункта 6 части первой статьи 81 или пунктом 4 части первой статьи 83 настоящего Кодекса, и при увольнении женщины, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности в соответствии с частью второй статьи 261 настоящего Кодекса. По письменному обращению работника, не получившего трудовую книжку после увольнения, работодатель обязан выдать ее не позднее трех рабочих дней со дня обращения работника».

В соответствии со ст.56 Закона «12. Предоставление сотруднику органов внутренних дел отпуска, соединение или разделение отпусков, продление или перенос отпуска, замена части отпуска денежной компенсацией и отзыв сотрудника из отпуска оформляются приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя».

Согласно ст.59 Закона «1. Предоставленный сотруднику органов внутренних дел основной отпуск или дополнительный отпуск продлевается либо переносится на другой срок, определяемый руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченным руководителем, с учетом пожеланий сотрудника в случае:

1) временной нетрудоспособности сотрудника;

2) выполнения сотрудником во время отпуска государственных обязанностей, если для этого законодательством Российской Федерации предусмотрено освобождение от службы (работы);

3) в других случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации либо приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

2. При наличии обстоятельств, предусмотренных частью 1 статьи 61 настоящего Федерального закона, допускается продление либо перенос основного отпуска или дополнительного отпуска на срок не более 10 календарных дней.

3. Продление основного отпуска или дополнительного отпуска осуществляется приказом руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя при представлении документов, подтверждающих наличие оснований для его продления».

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, истец с ДД.ММ.ГГГГ. проходила службу в органах внутренних дел, последнее время в должности старшего следователя по особо важным делам отделения по расследованию преступлений на территории микрорайонов Центральный, Ярмарка отдела по расследованию преступлений на территории Канавинского района Следственного Управления МВД России по г.Н.Новгороду.

По достижении Шарко ТЛ, имеющей специальное звание подполковник юстиции, 50 летнего возраста, в 2011г. был заключен контракт о службе в органах внутренних дел, который ежегодно перезаключался, последний раз ДД.ММ.ГГГГ. (л.д. 35).

Стороной ответчика представлен рапорт истца Шарко ТЛ от ДД.ММ.ГГГГ. о продлении срока службы в органах внутренних дел и заключении с ней контракта до ДД.ММ.ГГГГ. (л.д.88).

ДД.ММ.ГГГГг. истец получила уведомление о прекращении или расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел (л.д.33об.), с ней ДД.ММ.ГГГГ. была проведена беседа, в ходе которой была разъяснена возможность подать рапорт о расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел по выслуге лет, дающей право на получение пенсии), в листе беседы также отражено, что у истца имеется нереализованный основной отпуск за 2014г. в количестве 30 календарных дней, другие отпуска реализованы в полном объеме (л.д.89об.), а также, что от истца вопросов и заявлений не поступало (л.д.90).

Из показаний свидетеля Мухина П.А., допрошенного в судебном заседании следует, что в процессе проведения беседы Шарко ТЛ были разъяснены ее право на выбор основания для увольнения, обязанности, вытекающие из последующего трудоустройства, связанные с пенсионным обеспечением, разъяснена процедура увольнения. В процессе беседы истец ничего не сообщила о нахождении на больничном, в указанный период находилась в отпуске, рапорта о продлении отпуска в связи с нахождением на больничном не представляла, истцу было выдано направление на ВВК, о том, что истец не может явиться ДД.ММ.ГГГГ. для оформления увольнения, ему было неизвестно. Поскольку с рапортом о ее увольнении по достижении предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел Шарко ТЛ до ДД.ММ.ГГГГ. не обращалась, она была уволена в связи с истечением срока действия срочного контракта (л.д. 89-90).

ДД.ММ.ГГГГ - в день истечения срока действия срочного контракта - истец достигла возраста 55 лет, поскольку продление контракта более чем на 5 лет после достижения предельного возраста пребывания на службе (50 лет) федеральным законом исключено, то Шарко ТЛ приказом л\с от ДД.ММ.ГГГГ. была уволена с должности ДД.ММ.ГГГГ. по п.1 ч.1 ст.82 - по истечении срока действия срочного контракта (л.д.58).

Из материалов дела также следует, что в соответствии с приказом л\с от ДД.ММ.ГГГГ. истец с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГг. находилась в дополнительном отпуске за 2015г., с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. – в дополнительном отпуске за 2016г. (л.д.59).

В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, и с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГШарко ТЛ находилась на больничном, что подтверждается листками освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности , (л.д. 10-13).

При разрешении исковых требований о признании незаконным приказа об увольнении в части, о внесении изменений в запись в трудовую книжку относительно даты и основания увольнения, взыскании морального вреда суд первой инстанции исходил из того, что прохождение истцом службы в органах внутренних дел после ДД.ММ.ГГГГ. прямо запрещено действующим законодательством, истец могла быть уволена со службы в органах внутренних дел как по основанию, указанному в приказе - в связи с истечением срока действия срочного контракта, так и по достижении предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, право выбора основания увольнения принадлежало сотруднику, однако данным правом истец до ДД.ММ.ГГГГ. не воспользовалась, поэтому суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для признания приказа об увольнении в части даты увольнения истца и внесение изменений в соответствующую запись об увольнении в части даты увольнения (на ДД.ММ.ГГГГ.) не имеется.

Кроме этого, судом первой инстанции обоснованно указано, что временная нетрудоспособность истца на дату увольнения не могла влиять на издание приказа об увольнении, поскольку положения пункта 12 статьи 89 Закона о службе, в котором указано на недопустимость увольнения сотрудника органов внутренних дел в период его временной нетрудоспособности, в данном случае применению не подлежат, так как увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 82 или п.2 ч.1 ст.82 Закона не отнесено к увольнению по инициативе руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченного руководителя.

При разрешении исковых требований о восстановлении в должности, об обязании зачесть время вынужденного прогула в срок службы, об обязании произвести выплату денежного довольствия за время вынужденного прогула, о взыскании среднего заработка за время задержки выдачи трудовой книжки суд первой инстанции исходил из того, что ДД.ММ.ГГГГг. истец получила уведомление о прекращении или расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел, с ней ДД.ММ.ГГГГ. была проведена беседа, в ходе которой была разъяснена возможность подать рапорт о расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел по выслуге лет, дающей право на получение пенсии, в листе беседы отражено, что у истца имеется нереализованный основной отпуск за 2014г. в количестве 30 календарных дней, другие отпуска реализованы в полном объеме, от истца вопросов и заявлений не поступало, никаких заявлений о нахождении её на больничном до работодателя в процессе беседы не доведено.

Кроме этого, судом первой инстанции обоснованно указано, что в день прекращения с Шарко ТЛ служебного контракта она на рабочем месте отсутствовала, поэтому в последний день службы выдать истцу трудовую книжку не представлялось возможным, в связи с чем ДД.ММ.ГГГГ. в адрес Шарко ТЛ было направлено уведомление об увольнении и предложено получить трудовую книжку, либо письменно сообщить о согласии на отправление документов по почте заказным письмом, поэтому судом сделан правомерный вывод об исполнении работодателем своих обязательств, тем самым ответчик обоснованно освобожден от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки, и, соответственно, в удовлетворении исковых требований в указанной части отказано правомерно.

Эти выводы мотивированы, подтверждены доказательствами, имеющимися в материалах дела и приведенными в решении суда доводами. Оснований для признания выводов суда первой инстанции неправильными, судебной коллегией не установлено.

При разрешении исковых требований о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск, суд первой инстанции принял во внимание, что служебные отношения между истцом и ответчиком прекращены ДД.ММ.ГГГГ г., в связи с чем правильно указал, что отсутствуют основания для применения п. 1 ч. 1 ст. 59 Федерального закона от 30.11.2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и, следовательно, не имеется возможности продления Шарко ТЛ, не являющейся действующим сотрудником органов внутренних дел, отпуска, изменения ей даты увольнения на ДД.ММ.ГГГГ, поэтому при указанных обстоятельствах может идти речь только о денежной компенсации за неиспользованные отпуска, в связи с чем на Управление МВД России по г.Н.Новгороду возложена обязанность выплатить Шарко ТЛ денежную компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск.

С указанным выводом судебная коллегия также согласна.

В апелляционной жалобе заявитель указывает, что ее увольнение произведено незаконно: в период предоставленного ей отпуска, она находилась на больничном, поэтому отпуск подлежал продлению, работодателя она ставила в известность о нахождении на больничном, регулярно вела переговоры с сотрудниками кадровой службы, ее заверяли, что все будет нормально, что отпуск ей продлят, она успеет написать рапорт с выбранным основанием прекращения контракта.

Данный довод судебной коллегией признается несостоятельным, поскольку опровергается представленными в дело доказательствами и установленными по делу обстоятельствами.

Кроме этого, судебная коллегия указывает, что истцом не представлены суду надлежащие и допустимые доказательства ее обращения к ответчику с заявлением о продлении отпуска на период временной трудоспособности, а также о выплате денежных средств по листкам нетрудоспособности, поэтому суд первой инстанции правомерно посчитал, что истец надлежащим образом не поставила в известность работодателя относительно своей нетрудоспособности, в связи с чем ответчик, издавая приказ о ее увольнении, не располагал сведениями относительно болезни истца.

Доводы заявителя апелляционной жалобы Шарко ТЛ о ее увольнении в период временной нетрудоспособности не свидетельствуют о незаконности увольнения, поскольку, как указывалось выше, увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 82 Федерального закона не является инициативой работодателя.

Утверждение заявителя апелляционной жалобы Шарко ТЛ о том, что она была лишена возможности подать рапорт о ее увольнении в связи с достижением предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел, суд считает несостоятельными, так как из представленных в материалы дела уведомлений об увольнении, с которым истец была ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ., а также листа беседы от ДД.ММ.ГГГГ., каких-либо препятствий в указанный период подать рапорт об увольнении по соответствующему основанию у истца не имелось, нахождение в больнице также не лишает истца права воспользоваться услугами учреждений связи, телеграфа и т.п. для направления руководству подобного рапорта.

В апелляционной жалобе Шарко ТЛ указывает, что решение является неисполнимым, так как не указана сумма компенсации и за какие неиспользованные отпуска она подлежит выплате. Данный довод судебной коллегией подлежит отклонению, поскольку решение в этой части полностью соответствует положениям п.3 ст. 196 ГПК РФ – именно так оно было заявлено истцом.

Мнение заявителя апелляционной жалобы Шарко ТЛ о том, что суд первой инстанции сделал вывод о несоблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора по изменению формулировки и даты увольнения, поэтому исковые требования в указанной части должны были быть оставлены без рассмотрения, однако суд отказал в удовлетворении требований в этой части, признается судебной коллегией ошибочным, поскольку суд первой инстанции таких выводов не делал.

В апелляционной жалобе Управления МВД России по г.Н.Новгороду указано, что в установленном порядке истец с рапортом о выплате денежной компенсации за неиспользованные отпуска в связи с временной нетрудоспособностью не обращалась, поэтому в действиях истца имеются признаки злоупотребления представленными правами, что является самостоятельным основанием для отказа в иске, в листе беседы с сотрудником ОВД при увольнении и представлении к увольнению, подписанные истцом, отражено, что истцом не реализован только основной отпуск за 2014 год, а другие отпуска реализованы в полном объеме. Шарко ТЛ злоупотребляя правом не выражала волеизъявления на продление отпуска в течение длительного времени, хотя должна была это сделать не только в силу закона, но и силу того, что Шарко ТЛ была дополнительно извещена работодателем о необходимости письменно уведомить ОК ОРЛС Управления, предоставив копию больничного листа, поэтому в иске ей надлежало в указанной части отказать.

Данный довод судебной коллегией отклоняется, исследованными материалами дела подтверждается факт нарушения прав истца не продление отпуска, в связи с нахождением на больничном и восстановить указанное право возможно только выплатив истцу денежную компенсацию.

Судебная коллегия отмечает, что доводы апелляционной жалобы заявителей сводятся к иной оценке доказательств и иному толкованию законодательства, они аналогичны обстоятельствам, на которые ссылалась стороны в суде первой инстанции в обоснование обстоятельств, на которых основаны требования, были предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании всех представленных сторонами доказательств в их совокупности.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекшего вынесение незаконного решения, оснований к отмене решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Кроме этого, на момент рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции на обозрение представлен приказ от ДД.ММ.ГГГГ-л/с, где указано, что Шарко ТЛ изменено основание увольнения с п.1 ч.1 ст.82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".- по истечении срока действия срочного контракта на п. 1 ч. 3 ст. 83 Федерального закона от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" – в связи с болезнью на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел.

Руководствуясь ст. ст. 328 - 329 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Нижегородского районного суда г.Н.Новгорода от 18 июля 2016 года и дополнительное решение Нижегородского районного суда г.Н.Новгорода от 18 октября 2016 года оставить без изменения, апелляционные жалобы заявителей – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: