НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Мурманского областного суда (Мурманская область) от 23.12.2020 № 2-2174/20

Судья Линчевская М.Г.

№ 33-2941-2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Мурманск

23 декабря 2020 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда в составе:

председательствующего

Брандиной Н.В.

судей

Киселевой Е.А.

с участием прокурора

при секретаре

Камерзана А.Н.

Бугайчук И.И.

Сорокиной Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело
№ 2-2174/2020 по иску Молодовой В. А. к акционерному обществу «Мурманский социальный коммерческий банк» о признании приказов незаконными, восстановлении в ранее занимаемой должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе Молодовой В. А. и апелляционному представлению прокурора Октябрьского административного округа города Мурманска на решение Октябрьского районного суда города Мурманска от 25 августа 2020 г.

Заслушав доклад судьи Брандиной Н.В., выслушав объяснения Молодовой В.А. и ее представителя Пестова А.С., поддержавших доводы апелляционной жалобы, прокурора прокуратуры Октябрьского административного округа г. Мурманска Бугайчука И.И., поддержавшего доводы апелляционного представления, возражения относительно доводов апелляционных жалобы и представления представителя акционерного общества «Мурманский социальный коммерческий банк» Мусиенко А.В., судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда

установила:

Молодова В.А. обратилась в суд с иском к акционерному обществу «Мурманский социальный коммерческий банк» (далее – Банк «МСКБ», Банк) о признании приказов незаконными, восстановлении в ранее занимаемой должности, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований Молодова В.А. указала, что с 13 мая 2015 г. состояла с Банк «МСКБ» в трудовых отношениях, с 20 апреля 2017 г. работала в должности начальника управления развития бизнеса.

Приказами работодателя от 27 марта 2020 г. № 33/лс и от 3 апреля 2020 г. № 38/лс она привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей.

Приказом (распоряжением) от 7 мая 2020 г. № 48/лс истица уволена на основании пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, при наличии дисциплинарного взыскания), действие трудового договора прекращено.

Не соглашаясь с законностью оспариваемых приказов, указала, что нарушений условий трудового договора и трудовой дисциплины не допускала, выполняла свои должностные обязанности надлежащим образом и добросовестно.

Уточнив исковые требования, Молодова В.А. просила суд признать незаконными приказы от 27 марта 2020 г. № 33/лс и от 3 апреля 2020 г. № 38/лс об объявлении выговоров, а также приказ от 7 мая 2020 г. № 48/лс об увольнении, восстановить ее на работе в ранее занимаемой должности, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в размере 30000 рублей.

Судом постановлено решение, которым в удовлетворении исковых требований Молодовой В.А. отказано.

В апелляционной жалобе Молодова В.А. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении иска.

В обоснование жалобы указывает, что в соответствии с Американским законом о налогообложении иностранных счетов от 2010 года, вступившим в силу в США с 1 июля 2014 г. (Foreign Account Tax Compliance Act (FATCA) американские граждане обязаны отчитываться о наличии у них за рубежом иностранных счетов и представлять по ним информацию.

Поскольку до настоящего времени Российской Федерацией не подписано межправительственное соглашение FATCA, на основании которого у других государств возникает обязательство по предоставлению информации по счетам американских граждан, российские финансовые организации (банки) не обязаны сообщать такую информацию по американским клиентам, а FATCA не имеет права требовать от них идентифицировать лиц и передавать полученную информацию в Налоговую службу США (Internal Revernue Service (IRS).

В связи подтверждением Российской Федерацией в мае 2016 года своего участия в выполнении требований Стандарта по автоматическому обмену информацией о финансовых счетах (CRS (Common Reporting Standard), разработанного Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Банк «МСКБ» мог быть привлечен к ответственности только за нарушения требований CRS и никаких негативных последствий для него не могло возникнуть в связи с иностранным законом FATCA.

Полагая оспариваемые приказы работодателя от 27 марта 2020 г. и от 3 апреля 2020 г. незаконными, ссылается на то, что распоряжения работодателя о соблюдении работником требований закона FATCA при отсутствии межправительственного соглашения между Российской Федерацией и США, являются неправомерными.

Отмечает, что приведенное судом в решении соглашение FFI с указанием на его расторжение, в материалах дела отсутствует, также как отсутствуют данные о его расторжении.

Считает, что при применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения работодателем не были учтены ее отношение к труду, положительные характеристики, наличие поощрений.

Приводит доводы о надлежащем исполнении своих должностных обязанностей. Указывает, что редакция «Регламента оформления электронных досье (анкет) клиентов и контрагентов банка» от 7 февраля 2020 г. ею подготовлена, однако в любом случае не была бы утверждена в связи с ее отказом от перехода на нижеоплачиваемую работу. При этом отмечает, что Регламент в редакции от 13 декабря 2019 г. соответствовал действующему законодательству Российской Федерации, а даты 14 февраля и 27 марта 2020 г. не были определены законом либо приказом (распоряжением) работодателя, носили ориентировочный характер для неё, с учетом специфики её работы, загруженности и производственной необходимости.

Обращает внимание на то, что наличие дополнительного ОКВЭД не является обоснованным фактором присвоения высокого уровня риска и не может определять в качестве самостоятельного и обязательного основания для возникновения у работников Банка подозрений, такие критерии высокого уровня риска не указаны в нормативных правовых актах Российской Федерации, не содержится таких указаний и в разъяснениях Банка России, Правилах внутреннего контроля.

Полагает необоснованными выводы суда о том, что неисполнение ею своих трудовых функций создавало угрозу для экономической безопасности Банка, что выявленные нарушения могли повлечь отзыв лицензии кредитной организации и приостановление деятельности, поскольку они опровергаются материалами дела и не соответствуют действующему законодательству.

Наличие у ответчика Регламента в редакции от 13 декабря 2019 г. и Правил внутреннего контроля в редакции от 25 декабря 2019 г. не могло повлечь для ответчика неблагоприятных последствий и привлечения к какой-либо ответственности. Доказательств необходимости внесения соответствующих изменений в локальные документы Банка, как и наличие таких изменений на момент рассмотрения дела, совершение ею умышленных действий (бездействий), ответчиком не представлено.

Приводит доводы о том, что спорные нарушения были выявлены в рамках одной проверки, она была привлечена дважды к дисциплинарной ответственности за одно и то же нарушение, что не было учтено судом.

В апелляционном представлении прокурор Октябрьского административного округа города Мурманска Конусова О.С. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Считает незаконным приказ ответчика от 27 марта 2020 г. № 33/лс об объявлении истице выговора, поскольку в нарушение требований части 3 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплинарное взыскание применено спустя более двух месяцев со дня обнаружения проступка.

Приводит доводы о том, что указанные в приказе от 27 марта 2020 г. № 33/лс основания для его издания аналогичны тем, которые послужили поводом для издания приказа от 3 апреля 2020 г. № 38/лс.

Обращает внимание, что дисциплинарный проступок, повлекший увольнение истицы, совершен ею 10 марта 2020 г., до привлечения ее к дисциплинарной ответственности 27 марта 2020 г. приказом № 33/лс и 3 апреля 2020 г. приказом № 38/лс. По состоянию на 10 марта 2020 г. истица дисциплинарных взысканий не имела и нарушений трудовой дисциплины не допускала.

С учетом изложенного считает, что работодателем не соблюден принцип неоднократности при применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения, в связи с чем приказ № 48/лс от 7 мая 2020 г. является незаконным, а Молодова В.А. подлежит восстановлению на работе в прежней должности как уволенная с существенными нарушениями норм трудового законодательства.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу и апелляционное представление Банк «МСКБ» просит оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу и апелляционное представление – без удовлетворения.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции не явился представитель третьего лица Государственной инспекции труда в Мурманской области, извещенной о времени и месте рассмотрения дела в установленном законом порядке.

Судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда, руководствуясь частью 3 статьи 167 и частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившегося в судебное заседание лица, поскольку его неявка не является препятствием к разбирательству дела.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалобы и представления, а также возражений относительно апелляционных жалобы и представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Молодова В.А. с 13 мая 2015 г. на основании трудового договора работала в Банке «МСКБ» в должности ***, с 1 июня 2015 г. переведена на должность ***, с 20 апреля 2017 г. переведена на должность начальника Управления развития бизнеса.

Приказом председателя Правления Банка «МСКБ» от 27 марта 2020 г. № 33/лс Молодова В.А. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, предусмотренных пунктами 3.2, 3.3 и 3.4 должностной инструкции, выразившееся в нарушении главы 9 ПВК Банка в части не установления и не обновления уровня риска клиентов Банка в соответствии с порядком и факторами, определенными в ПВК и иных внутренних нормативных документах Банка, в срок до 14 февраля 2020 г., в том числе, но не исключительно, в отношении ООО «Грааль» ИНН *, ООО «Дом-Сервис» *, ООО «МКТ» ИНН * и других клиентов, а также в отсутствии соответствующих изменений в «Регламенте оформления электронных досье (анкет) клиентов и контрагентов банка», и не проведении внеплановой последующей проверки по указанному факту (т. 1 л.д. 43).

В своем письменном объяснении от 25 марта 2020 г. Молодова В.А. указала, что после получения служебной записки СЭБ от 13 января 2020 г. о несоответствии установления/обновления рисков клиентам, установленных требованиями ПВК для устранения замечаний и обновления сведений по клиентам 17 января 2020 г. из программы АБС «Центавр Омега» были выгружены отчеты по индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам, содержащие сведения о ведении деятельности клиентов и уровнях рисков. При проведении анализа работниками УРБ риски по клиентам были установлены, учитывая совокупность всех сведений о поступлении и расходовании денежных средств со счетов клиентов, а также учитывая обороты наличных денежных средств. Указала также, что установленного риска по вышеуказанным организациям – клиентам Банка был осуществлен до принятия решения учитывать дополнительные виды деятельности ОКВЭД с повышенным критерием риска. На данный момент в соответствии с Регламентом оформления электронных досье (анкет) клиентов и контрагентов банка работниками УРБ учитываются все рекомендации СЭБ, при обновлении сведений по клиентам осуществляется фиксирование кодов ОКВЭД с повышенным критерием риска в соответствии с выпиской ЕГРЮЛ/ЕГРИП и установлением соответствующих рисков. Сослалась на запланированные мероприятия: 1) обновление сведений, в том числе установление рисков по вышеуказанным клиентам с учетом всех рекомендаций СЭБ будет выполнено до 27 марта 2020 г. включительно; 2) проведение последующего контроля в части установления/обновления рисков клиентам будет включено в план последующего контроля на второй квартал 2020 г. (т. 1 л.д. 44).

С приказом истица ознакомлена в день его вынесения (т. 1 л.д. 43 оборот).

Приказом от 3 апреля 2020 г. N 38/лс Молодова В.А. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, предусмотренных пунктами 3.2, 3.3, 3.4 должностной инструкции. Названным приказом истице вменено в вину невнесение и внесение в ненадлежащем виде необходимых изменений в «Регламент оформления электронных досье (анкет) клиентов и контрагентов банка» в срок по 14 февраля 2020 г. и в раздел 7 Положения «О порядке открытия и сопровождения банковских счетов ЮЛ и ИП» (т. 1 л.д. 47).

В приказе имеется указание на акт об отказе в предоставлении объяснения по факту нарушения от 3 апреля 2020 г.

С указанным приказом от 3 апреля 2020 г. N 38/лс истица также ознакомлена в день его вынесения (т. 1 л.д. 47 оборот).

Как следует из комиссионного акта от 3 апреля 2020 г., подписанного сотрудниками Банка, Молодова В.А. отказалась дать письменные объяснения, уведомление о необходимости дать соответствующие объяснения было вручено ей под подпись 25 марта 2020 г. (т. 1 л.д. 48).

Приказом ответчика № 48/лс от 7 мая 2020 г. прекращено действие трудового договора от 13 мая 2015 г. № *, Молодова В.А. уволена 7 мая 2020 г. В качестве основания прекращения (расторжения) трудового договора (увольнения) указано на неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, при наличии дисциплинарного взыскания, пункт 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Также в качестве основания перечислены документы: служебная записка заместителя Председателя Правления – начальника договорно-правового отдела от 3 апреля 2020 г., пояснение начальника управления развития бизнеса Молодовой В.А. от 3 апреля 2020 г., приказ от 27 марта 2020 г. № 33/лс «О выговоре Молодовой В.А.», приказ от 3 апреля 2020 г. № 38/лс «О выговоре Молодовой В.А.».

С приказом об увольнении истица ознакомлена в день увольнения 7 мая 2020 г.

Согласно письменному объяснению Молодовой В.А. от 3 апреля 2020 г., по факту невыполнения указания председателя Правления Банка о разработке в срок до 10 марта 2020 г. внутренних локальных документов по взаимодействию через личный кабинет с иностранным налоговым органом (IRS) в рамках заключенного с ним соглашения, контролю и исполнению требований FATCA пояснила, что в связи с тем, что была ознакомлена с приказом о разработке документа 3 марта 2020 г. и большой загруженностью работой в отделе с 3 по 6 марта 2020 г., а в дальнейшем больничным листом (с 10 по 19 марта 2020 г.), документ был разработан 20 марта 2020 г. (т. 1 л.д. 46).

Разрешая спор и отказывая Молодовой В.А. в удовлетворении исковых требований об отмене приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде выговоров и увольнения, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 21, 22, 81, 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства, пришел к выводу о том, что правомерность применения работодателем к истице оспариваемых мер дисциплинарной ответственности подтверждается материалами дела, в связи с чем совокупность нарушений, необходимых для увольнения по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, у работодателя имелась. Суд также признал соблюденным порядок применения к истице дисциплинарного взыскания в виде увольнения, а дисциплинарное взыскание в виде увольнения – соразмерным совершенному ею проступку.

Отказывая в удовлетворении требования Молодовой В.А. о признании незаконным приказа от 27 марта 2020 г. № 33/лс об объявлении выговора, суд, проанализировав нормы главы 9 ПВК (пункты 9.1.1, 9.2.2), с учетом показаний допрошенной в судебном заседании в качестве свидетеля начальника СЭБ Трегубовой О.А., положений статей 3, 7, 13 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», счел доказанным работодателем факт виновного неисполнения истицей обязанностей по установлению степени риска по клиентам не только исходя из основного кода ОКВЭД, но и с учетом иных факторов.

При этом суд исходил из того, что согласно пояснительной записке Молодовой В.А. от 23 января 2020 г., она взяла на себя обязательство устранить нарушения в срок до 14 февраля 2020 г., однако в указанный срок нарушение устранено не было, что ею не оспаривалось в ходе судебного разбирательства.

Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения суда в части отказа в удовлетворении требования Молодовой В.А. о признании незаконным приказа от 27 марта 2020 г. № 33/лс.

В соответствии с частью 1 статьи 189 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплина труда - обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с настоящим Кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Статья 21 Трудового кодекса Российской Федерации возлагает на работника, в числе прочих, обязанность соблюдать трудовую дисциплину. Данной обязанности работника корреспондирует установленное статьей 22 Трудового кодекса Российской Федерации право работодателя требовать от работников исполнения трудовых обязанностей, привлекать работников к дисциплинарной ответственности в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

В соответствии со статьей 192 Трудового кодекса Российской Федерации под дисциплинарным проступком, за совершение которого работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, понимается неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации в пункте 35 постановления Пленума от 17 марта 2004 г. N 2, неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

Оспариваемым приказом от 27 марта 2020 г. № 33/лс Молодова В.А. привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за неисполнение требований пунктов 3.2, 3.3 и 3.4 должностной инструкции.

Названным приказом истице вменено в вину нарушение главы 9 ПВК Банка в части не установления и не обновления уровня риска клиентов Банка в соответствии с порядком и факторами, определенными в ПВК и иных внутренних нормативных документах Банка, в срок до 14 февраля 2020 г., в том числе, но не исключительно, в отношении ООО «Грааль» ИНН *, ООО «Дом-Сервис» *, ООО «МКТ» ИНН * и других клиентов, а также в отсутствии соответствующих изменений в «Регламенте оформления электронных досье (анкет) клиентов и контрагентов банка», и не проведении внеплановой последующей проверки по указанному факту.

В соответствии с пунктами 3.2, 3.3, 3.4 должностной инструкции начальника УРБ служащий обязан: участвовать в системе управления банковскими рисками в соответствии с требованиями законодательства РФ, нормативных актов Банка России и иных органов, внутренних нормативных документов Банка; участвовать в системе внутреннего контроля в соответствии с требованиями законодательства РФ, нормативных актов Банка России и иных органов, внутренних нормативных документов Банка, в т.ч. с учетом обязанностей, предусмотренных подпунктами 3.3.1-3.3.8; участвовать в системе контроля и осуществлять контроль исполнения служащими подразделения функций по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступных путем и финансированию терроризма в соответствии с требованиями законодательства РФ и внутренних документов Банка.

Как следует из материалов дела, согласно служебной записке начальника Службы экономической безопасности (далее – СЭБ) от 13 января 2020 г. в соответствии с Правила внутреннего контроля (далее – ПВК) СЭБ при проведении в постоянном режиме мониторинга исполнения сотрудниками Банка ПВК, 10 января 2020 г. был установлен факт нарушения требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию доходов) специалистами Управления развития бизнеса (далее – УРБ) в части не обновления уровня риска клиенту ООО «Норд-Рост» (т. 2 л.д. 59).

В данной служебной записке, адресованной Председателю Правления Банка «МСКБ», предложено истребовать у начальника УРБ Молодовой В.А. письменные пояснения о причинах нарушения главы 9 ПВК, об оперативных мерах, принятых в связи с выявленным нарушением, о принятых мерах в части усиления контроля соблюдения требований ПВК, а также предложено обеспечить контроль уровня рисков клиентов согласно главе 9 ПВК.

Из письменных пояснений Молодовой В.А. от 30 января 2020 г. следует, что истица не отрицала, что в нарушение требований главы 9 ПВК и главы 4 Положения ЦБ РФ № 375-П уровень риска клиента ООО «Норд-Рост» был установлен с учетом только основного вида деятельности (ОКВЭД). Также указала, что с целью недопущения в дальнейшем выявленных ранее нарушений уведомила и согласовала с руководством банка планируемые к проведению мероприятия с установлением сроков их выполнения: обновление сведений по клиентам (в части уровня рисков) до 14 февраля 2020 г.; в части внесения уточнения во внутренний документ Банка «Регламент оформления электронных досье (анкет) клиентов и контрагентов банка – до 14 февраля 2020 г. (т. 2 л.д. 60-66).

Председатель Правления Банка поручил заместителю Председателя Правления и начальнику СЭБ контролировать выполнение указанных мероприятий, что следует из резолюции на письменном пояснении Молодовой В.А. (т. 2 л.д. 60).

О сроках проверки соответствия присвоения уровня риска клиентам Банка требованиям главы 9 ПВК Молодова В.А. была уведомлена (т. 2 л.д. 59 оборот).

Также из дела следует и не оспаривалось сторонами, что 31 января 2020 г. было проведено техническое обучение в рамках планового инструктажа специалистов УРБ с целью недопущения подобных нарушений в дальнейшем.

6 марта 2020 г. начальник СЭБ по результатам проверки обратилась к Председателю Правления банка со служебной запиской, в которой изложила выявленные аналогичные нарушения в части не обновления начальником УРБ уровня рисков клиентов с «Низкого» на «Высокий» по клиентам: ООО «Грааль», ООО «Дом-Сервис», ООО «МТК» (т. 1 л.д. 49-50).

В соответствии с резолюцией Председателя Правления Банка на указанной служебной записке, у Молодовой В.А. были отобраны объяснения в связи с выявленными нарушениями, в которых она не отрицала того обстоятельства, что обновления уровня рисков клиентов выполнено не было (т. 1 л.д. 44).

Доводы Молодовой В.А. в апелляционной жалобе, которые фактически сводятся к незаконности и неисполнимости требований, содержащихся в служебной записке начальника СЭБ от 13 января 2020 г., судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку в своих письменных объяснениях ни от 30 января 2020 г., ни от 25 марта 2020 г. истица на указанные обстоятельства не ссылалась, приводя в обоснование не исполнения своих обязанностей иные мотивы.

При таком положении судебная коллегия соглашается с выводом суда о наличии в действиях истицы состава дисциплинарного проступка, поскольку в нарушение пунктов 3.2, 3.3 и 3.4 должностной инструкции истица не выполнила необходимые мероприятия, связанные с установлением уровня риска клиентов Банка в соответствии с порядком и факторами, определенными в ПВК и иных внутренних нормативных документах Банка, с невнесением необходимых изменений в локальный нормативный акт Банка.

Поскольку доказательств наличия обстоятельств, которые бы объективно препятствовали выполнению Молодовой В.А. своих трудовых обязанностей, в частности, своевременному их исполнению в установленный срок (14 февраля 2020 г.), сторона истицы не представила, судебная коллегия полагает, что факт совершения Молодовой В.А. вмененного ей приказом от 27 марта 2020 г. № 33/лс дисциплинарного проступка, нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дела и истицей не опровергнут.

Предусмотренный статьями 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности ответчиком при вынесении приказа от 27 марта 2020 г. № 33/лс нарушен не был, поскольку до издания приказа от Молодовой В.А. было затребовано письменное объяснение, приказ о применении дисциплинарного взыскания издан уполномоченным лицом, с соблюдением установленного законом срока, т.е. до истечения месяца со дня совершения истицей дисциплинарного проступка, с приказом истица ознакомлена в день его вынесения.

Судебная коллегия не может согласиться с доводом апелляционного представления о том, что срок применения дисциплинарного взыскания следует исчислять с 13 января 2020 г. (даты первой служебной записки о выявленных нарушениях), в связи с чем он считается пропущенным, поскольку истица привлечена оспариваемым приказом к дисциплинарной ответственности за не устранение в срок до 14 февраля 2020 г. выявленных ранее нарушений, о чем работодателю стало известно из служебной записки от 6 марта 2020 г.

С учетом изложенного обжалуемое решение суда в части отказа в удовлетворении требования Молодовой В.А. о признании незаконным приказа от 27 марта 2020 г. № 33/лс следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционных жалобы и представления не имеется.

Между тем, не может судебная коллегия согласиться с решением суда в части отказа в удовлетворении требований истицы о признании незаконными приказов от 3 апреля 2020 г. № 38/лс об объявлении выговора и от 7 мая 2020 г. № 48/лси об увольнении, восстановлении на работе в прежней должности, находя заслуживающими внимания доводы апелляционной жалобы и апелляционного представления о нарушении судом при разрешении данных требований норм материального права.

Отказывая в удовлетворении указанных требований Молодовой В.А., суд первой инстанции пришел к выводу о наличии у ответчика оснований для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности в виде увольнения по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание). При этом суд исходил из того, что на момент привлечения Молодовой В.А. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения в связи с неоднократным неисполнением ею без уважительных причин трудовых обязанностей, она имела действующие дисциплинарные взыскания в виде выговоров. Суд также указал, что установленный законом порядок наложения на Молодову В.А. дисциплинарного взыскания с учетом тяжести совершенных проступков и обстоятельств, при которых они были совершены, работодателем соблюден.

Указанные выводы суда нельзя признать правильными, поскольку они противоречат положениям закона, регулирующим спорные правоотношения, не соответствуют обстоятельствам дела.

В соответствии со статьей 192 Трудового кодекса Российской Федерации к дисциплинарным взысканиям, которые могут быть применены за совершение дисциплинарного проступка, относятся замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям, в частности, по основаниям, предусмотренным пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации работник может быть уволен по инициативе работодателя в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания работник не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, то он считается не имеющим дисциплинарного взыскания (часть первая статьи 194 ТК РФ).

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части первой статьи 81 ТК РФ, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 ТК РФ, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора (подпункт 1 пункта 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части первой статьи 81 ТК РФ, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.) (абзац первый пункта 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2).

Из приведенных норм Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что за совершение работником дисциплинарного проступка работодатель вправе применить к нему дисциплинарное взыскание. Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, выразившееся в нарушении трудового законодательства, положений трудового договора, правил внутреннего трудового распорядка, должностной инструкции или локальных нормативных актов работодателя, непосредственно связанных с деятельностью работника.

Работник может быть уволен на основании пункта 5 части первой статьи 81 ТК РФ только при условии неоднократного нарушения работником трудовых обязанностей без уважительных причин. Нарушение трудовых обязанностей признается неоднократным, если, несмотря на дисциплинарное взыскание, которое не снято и не погашено, со стороны работника продолжается или вновь допускается виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей. В этом случае к работнику возможно применение нового дисциплинарного взыскания, в том числе в виде увольнения.

При проверке в суде законности увольнения работника по пункту 5 части первой статьи 81 ТК РФ работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, какие конкретно нарушения трудовых обязанностей были допущены по вине работника, явившиеся поводом к его увольнению, могли ли эти нарушения являться основанием для расторжения трудового договора, а также доказательства соблюдения порядка привлечения работника к дисциплинарной ответственности и того, что при наложении на работника дисциплинарного взыскания учитывались тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Судебная коллегия находит заслуживающими внимания доводы апелляционных жалобы и представления о незаконности увольнения ввиду отсутствия признака неоднократности неисполнения истицей трудовых обязанностей, наличие которого является обязательным условием для привлечения работника к дисциплинарной ответственности в виде увольнения по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание).

Суд первой инстанции не учел, что нарушения, вмененные истице в качестве проступков и выявленные согласно служебным запискам от 20 марта 2020 г., которая положена работодателем в обоснование приказа № 38 л/с от 3 апреля 2020 г. об объявлении выговора и служебная записка от 3 апреля 2020 г., послужившая основанием для издания приказа № 48 л/с от 7 мая 2020 г. об увольнении, имели место до привлечения Молодовой В.А. к дисциплинарной ответственности в виде выговора по приказу N 33 л/с от 27 марта 2020 г., после издания которого истица каких-либо нарушений трудовой дисциплины не допускала.

Так, согласно приказу № 38 л/с от 3 апреля 2020 г. истице вменено в вину ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, предусмотренных пунктами 3.2, 3.3, 3.4 должностной инструкции, выразившееся в невнесении и внесении в ненадлежащем виде необходимых изменений в «Регламент оформления электронных досье (анкет) клиентов и контрагентов банка» и в раздел 7 Положения «О порядке открытия и сопровождения банковских счетов ЮЛ и ИП» в срок по 14 февраля 2020 г.

Между тем неисполнение данных обязанностей в указанный срок – по 14 февраля 2020 г. послужило основанием для объявления истице выговора приказом работодателя № 33 л/с от 27 марта 2020 г., то есть за указанные нарушения истица уже была привлечена к дисциплинарной ответственности, тогда как повторное привлечение к дисциплинарной ответственности запрещено (часть 5 статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации). Кроме того, при издании приказа от 27 марта 2020 г., работодателю уже было известно о выявленных нарушениях, обстоятельства которых были изложены в служебной записке от 20 марта 2020 г.

Следовательно, правовых оснований для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности в виде выговора приказом № 38 л/с от 3 апреля 2020 г. у ответчика не имелось, в связи с чем оспариваемый приказ является незаконным.

В том числе, как следует из служебной записки зам. начальника председателя правления/начальника ДПО от 3 апреля 2020 г., приказом Председателя Правления от 28.03.2020 года № 27/лс (исходя из хронологии событий, очевидно допущена опечатка, следует читать – 28 февраля 2020 г.) начальнику УРБ Молодовой В.А. установлен срок до 10 марта 2020 г. разработать внутренние локальные документы по взаимодействию с иностранным налоговым органом (IRS), по контролю и исполнению требования FATCA. Однако в срок 10 марта 2020 г. Молодова В.А. указанные документы не разработала, 20 марта 2020 г. представила предложения о внесении изменений в утвержденный в Банке «Регламент об информационном взаимодействии между Банком и уполномоченными органами по клиентам – иностранным налогоплательщикам», который не регулирует правоотношения с иностранным налоговым органом по исполнению требований FATCA. Указанные изменения не согласованы с соответствующими подразделениями Банка в соответствии с требованиями о разработке внутренних документов Банка (т. 1 л.д. 45).

Содержание приведенной служебной записки свидетельствует о том, что допущенные истицей нарушения, которые согласно объяснениям стороны ответчика явились основанием для наложения на истицу дисциплинарного взыскания в виде увольнения, также имели место до издания приказа № 33 л/с от 27 марта 2020 г. об объявлении выговора, после которого истица каких-либо нарушений трудовой дисциплины не допускала. Доказательств обратного ответчиком не представлено.

Необходимо также отметить, что при проверке в суде законности увольнения работника по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, какие конкретно нарушения трудовых обязанностей были допущены по вине работника, явившиеся поводом к увольнению, с указанием дня обнаружения проступка.

В соответствии с частью 1 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, соответственно, приказ о привлечении к дисциплинарной ответственности должен содержать подробное описание места, времени, обстоятельств совершения работником дисциплинарного проступка, четкую и понятную для работника формулировку вины, во вменяемом ему работодателем дисциплинарном проступке, ссылку на нормы локальных нормативных актов, которые были нарушены работником, поскольку проступок не может характеризоваться как понятие неопределенное, основанное лишь на внутреннем убеждении работодателя, а вывод о виновности работника не может быть основан на предположениях работодателя о фактах, которые не подтверждены в установленном порядке.

Между тем из дела следует, что в приказе работодателя № 48 л/с от 7 мая 2020 г. об увольнении Молодовой В.А. с работы не приведен конкретный дисциплинарный проступок, который явился поводом к применению в отношении Молодовой В.А. такой меры дисциплинарной ответственности, как увольнение с работы, не указаны обстоятельства совершения вменяемого ей проступка и период времени, в течение которого истицей было допущено неоднократное нарушение без уважительных причин трудовых обязанностей, что давало бы ответчику основания для её увольнения по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Оспариваемый приказ об увольнении указанным выше требованиям не отвечает, поскольку сама по себе ссылка на служебную записку представителя работодателя, на письменное объяснение работника, перечисление данных об изданных приказах о привлечении к дисциплинарной ответственности, не позволяет не только установить состав проступка, совершенного непосредственно истицей, но и её вину в совершении данных проступков, при том что вина является обязательным условием привлечения работника к дисциплинарной ответственности и ее наличие должен доказать работодатель.

При этом суд не вправе самостоятельно за работодателя определить, в чем заключался дисциплинарный проступок Молодовой В.А., послуживший поводом для её увольнения.

Таким образом, суд первой инстанции при разрешении спора не учел отсутствие признака неоднократности неисполнения истицей трудовых обязанностей, в данном случае неправильно применил нормы трудового законодательства, определяющие условия и порядок увольнения работника по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, и оставил без внимания разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации о том, что нарушение трудовых обязанностей признается неоднократным, если, несмотря на дисциплинарное взыскание, которое не снято и не погашено, со стороны работника продолжается или вновь допускается виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей, и только в этом случае к работнику возможно применение нового дисциплинарного взыскания, в том числе в виде увольнения.

Судебная коллегия также отмечает, что согласно части 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Как следует из пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Ответчиком суду не представлено достаточных доказательств, отвечающих критериям относимости и допустимости, свидетельствующих о том, что ответчиком при применении к истице дисциплинарного взыскания учитывались положения части 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации.

Из содержания приказа работодателя об увольнении истицы № 48 л/с от 7 мая 2020 г., иных письменных доказательств не следует, что ответчиком в соответствии с требованиями статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представлены в материалы дела необходимые относимые и допустимые доказательства соблюдения требований, предусмотренных частью 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации, с учетом того, что трудовой договор между Молодовой В.А. и ответчиком был заключен 13 мая 2015 г. и сведений о том, что истица ранее (с 2015 г. до марта 2020 года) привлекалась к дисциплинарной ответственности, имелись недостатки в её работе, замечания к выполняемой работе, в материалы дела не представлены. Судебная коллегия при этом учитывает, что оспариваемые приказы изданы ответчиком в короткий промежуток времени (27 марта, 3 апреля и 7 мая 2020 г.).

При таком положении судебная коллегия находит необоснованным вывод суда о том, что установленный законом порядок наложения на Молодову В.А. дисциплинарного взыскания с учетом тяжести совершенных проступков и обстоятельств, при которых они были совершены, работодателем соблюден.

С учетом изложенного, поскольку ответчиком в ходе рассмотрения дела не доказаны наличие законного основания для увольнения Молодовой В.А., учитывая отсутствие признака неоднократности неисполнения истицей трудовых обязанностей, что в любом случае исключало возможность её увольнения по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к выводу о незаконности приказа ответчика № 48 л/с от 7 мая 2020 г. и наличии оснований для восстановления истицы на работе в прежней должности.

При изложенных обстоятельствах решение Октябрьского районного суда города Мурманска от 25 августа 2020 г. в части отказа в удовлетворении исковых требований Молодовой В.А. к АО «МСКБ» о признании незаконными приказов от 3 апреля 2020 г. № 38/лс и от 7 мая 2020 г. № 48/лс о применении дисциплинарных взысканий, восстановлении на работе подлежит отмене как постановленное с нарушением норм материального, а также ввиду несоответствия выводов суда установленным по делу обстоятельствам (п.п. 3, 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), с вынесением в данной части нового решения об удовлетворении указанных исковых требований.

Соответственно, подлежит отмене решение суда и в части отказа в удовлетворении производных исковых требований Молодовой В.А. о взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула и компенсации морального вреда, поскольку право истицы на получение указанных выплат в связи с признанием увольнения незаконным и восстановлением на работе вытекает из положений статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации.

В связи с незаконностью увольнения Молодова В.А. подлежит восстановлению на работе в той должности, с которой она была уволена, с 8 мая 2020 г., то есть со дня, следующего за днем увольнения, являющимся последним днем работы.

Согласно справке ответчика сумма среднего заработка Молодовой В.А. за период с 8 мая по 23 декабря 2020 г. составляет 592333 рубля 19 копеек, которая подлежит взысканию в её пользу. Правильность произведенного ответчиком расчета стороной истицы не оспаривалась.

Разрешая требование Молодовой В.А. о взыскании компенсации морального вреда, судебная коллегия, принимая во внимание факт нарушения трудовых прав истицы в связи с незаконным увольнением, чем ей, безусловно, причинены нравственные страдания, руководствуясь положениями статьи 237, части 9 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, учитывая конкретные обстоятельства дела, характер и степень причиненного вреда, обстоятельства его причинения, степень вины работодателя, значимость для истицы нарушенного права, принципы разумности и справедливости, находит возможным удовлетворить данное требование частично и взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 10000 руб.

Отмена решения суда в части и принятие по делу нового решения влечет за собой необходимость разрешения вопроса о судебных расходах (ч. 3 ст. 98 ГПК РФ).

Исходя из размера удовлетворенных имущественных требований истицы, а также с учетом удовлетворения неимущественного требования о взыскании компенсации морального вреда, с ответчика в доход бюджета муниципального образования город Мурманск подлежит взысканию государственная пошлина в размере рублей 9423 рубля (ч. 1 ст. 98, ст. 103 ГПК РФ, п. 1 ст. 333.19 НК РФ), от уплаты которой истица освобождена в силу закон).

В силу абзацев 3, 4 статьи 211 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение о восстановлении на работе, взыскании заработной платы в течение трех месяцев подлежит немедленному исполнению.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 327, 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда

определила:

решение Октябрьского районного суда города Мурманска от 25 августа 2020 г. отменить в части отказа в удовлетворении исковых требований Молодовой В. А. к акционерному обществу «Мурманский социальный коммерческий банк» о признании незаконными приказов от 3 апреля 2020 г. № 38/лс и от 7 мая 2020 г. № 48/лс о применении дисциплинарных взысканий, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, принять в данной части новое решение.

Признать незаконными приказы акционерного общества «Мурманский социальный коммерческий банк» от 3 апреля 2020 г. № 38/лс об объявлении выговора и от 7 мая 2020 г. № 48/лс о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении).

Восстановить Молодову В. А. на работе в должности начальника Управления развития бизнеса акционерного общества «Мурманский социальный коммерческий банк» с 8 мая 2020 г.

Взыскать с акционерного общества «Мурманский социальный коммерческий банк» в пользу Молодовой В. А. средний заработок за время вынужденного прогула с 8 мая 2020 г. по 23 декабря 2020 г. в размере 592333 (пятьсот девяносто две тысячи триста тридцать три) рубля 19 копеек, компенсацию морального вреда в размере 10000 (десять тысяч) рублей.

Взыскать с акционерного общества «Мурманский социальный коммерческий банк» в доход бюджета муниципального образования город Мурманск государственную пошлину в размере рублей 9423 рубля.

В остальной части решние суда оставить без изменения.

Апелляционное определение в части восстановления Молодовой В. А. на работе, взыскании заработной платы в течение трех месяцев подлежит немедленному исполнению.

Председательствующий:

Судьи: