НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Мурманского областного суда (Мурманская область) от 13.03.2018 № 33-665/2018

судья Самойлова О.В.

№ 33-665/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Мурманск

13 марта 2018 года

Судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда в составе:

председательствующего

Пырч Н.В.

судей

Самойленко В.Г.

Кузнецовой Т.А.

при секретаре

Филипповой Ю.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Горшкова Алексея Михайловича к акционерному обществу «Кольская ГМК» и руднику «Северный» акционерного общества «Кольская ГМК» о взыскании задолженности по заработной плате, процентов за просрочку выплаты заработной платы и компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе Горшкова Алексея Михайловича на решение Печенгского районного суда Мурманской областиот 28 декабря 2017 года, по которому постановлено:

«заявление представителя ответчика акционерного общества «Кольская ГМК» о пропуске истцом срока обращения в суд – удовлетворить.

В удовлетворении исковых требований Горшкову Алексею Михайловичу к акционерному обществу «Кольская ГМК» и руднику «Северный» акционерного общества «Кольская ГМК» о взыскании задолженности по заработной плате, процентов за просрочку выплаты заработной платы и компенсации морального вреда – отказать в полном объеме в связи с пропуском срока для обращения в суд».

Заслушав доклад судьи Кузнецовой Т.А., объяснения Горшкова А.М., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, возражения относительно жалобы представителя акционерного общества «Кольская ГМК» Щевелева Р.О., судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда

установила:

Горшков А.М. обратился в суд с иском к акционерному обществу «Кольская ГМК» (далее – АО «Кольская ГМК») и его структурному подразделению руднику «Северный» о взыскании задолженности по заработной плате, процентов и компенсации морального вреда.

Требования обоснованы тем, что в период работы *** на руднике «Северный» ему не оплачена работа сверх нормы рабочего времени, начиная с декабря 2013 по январь 2016, не произведена выплата заработка за переработку за указанный период времени и при увольнении 03 ноября 2016. Просил взыскать с АО «Кольская ГМК» задолженность по заработной плате в части переработки в размере 201511 рублей 71 копейка, проценты за задержку выплаты в размере 46213 рублей 35 копеек, компенсацию морального вреда в размере 5000 рублей, расходы на оплату юридической помощи в размере 4000 рублей.

Горшков А.М. в судебном заседании на удовлетворении заявленных требований настаивал, также полагал, что им не пропущен годичный срок обращения с иском в суд, который подлежит исчислению с момента получения им полного расчета при увольнении.

Представитель АО «Кольская ГМК» Елканова Е.А. иск не признала, полагая, что переработки и сверхурочной работы в указанный период времени у истца не имелось. Работодателем оплата труда произведена на основании табелей учета рабочего времени, а представленные истцом сведения о фактически отработанном времени не являются надлежащим доказательством, поскольку не подписаны уполномоченным должностным лицом и не являются формой учета отработанного времени. Также представителем в судебном заседании сделано заявление о пропуске истцом срока для обращения в суд без уважительных причин, в связи с чем, просила в удовлетворении иска отказать.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Горшков А.М., ссылаясь на неправильное применение судом норм материального и процессуального права, просит отменить решение суда, принять новое решение об удовлетворении заявленных требований. Приводя положение части 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, считает, что исчисление годичного срока для подачи иска в суд должно производиться с 03 ноября 2016, исковое заявление подано им 31 октября 2017 в пределах срока исковой давности. Утверждает, что дело рассмотрено судьей необъективно и предвзято, доводы свидетеля со стороны истца не приняты во внимание, ссылается на возможную заинтересованность судьи в исходе дела.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель АО «Кольская ГМК» просит апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, возражениях относительно жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения относительно жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения и отмены решения, постановленного в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона.

Обсуждая заявленные требования, суд первой инстанции правильно руководствовался положениями статей 12, 21, 129, 135, 136, 140 Трудового кодекса Российской Федерации, регулирующими правоотношения сторон.

В соответствии с частями 1, 4 статьи 91 Трудового кодекса Российской Федерации рабочее время - время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с названным Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации относятся к рабочему времени. Работодатель обязан вести учет времени, фактически отработанного каждым работником.

Согласно статье 149 Трудового кодекса Российской Федерации при выполнении работ в условиях, отклоняющихся от нормальных (при выполнении работ различной квалификации, совмещении профессий (должностей), сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни и при выполнении работ в других условиях, отклоняющихся от нормальных), работнику производятся соответствующие выплаты, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Размеры выплат, установленные коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором, не могут быть ниже установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Статьей 37 Положения об уплате труда работников АО «Кольская ГМК» (приложение № 1 к Коллективному договору АО «Кольская ГМК» на 2015-2018) (далее – Положение) предусмотрены выплаты компенсационного характера, а именно доплата и надбавки работникам, постоянно занятым на подземных работах за нормативное время, не входящее в продолжительность рабочей смены.

Так, пунктом 1 статьи 37 Положения определено, что доплата таким работникам производится за нормативное время передвижения в шахтах (рудниках) от ствола к месту работы и обратно в зависимости от смены, вида транспорта и фактического расстояния, определяемого распоряжением по ВСП, согласованное с производственным управлением – из расчета установленной тарифной ставки (оклада).

За нормативное время прохождения предсменного медицинского контроля производится выплата надбавки в размере *** рублей в месяц, послесменного медицинского контроля – в размере *** рублей в месяц.. Начисление надбавки производится в абсолютной сумме без учета районного коэффициента и процентных надбавок за работу в районах Крайнего Севера. Оплата производится за фактически отработанное время на подземных работах. Выплата надбавки осуществляется распоряжением руководителя ВСП (пункт 2 статьи 37 Положения).

Из материалов дела следует, что с _ _ 1999 Горшков А.М. работал в АО «Кольская ГМК» на различных должностях, в период с декабря 2013 по январь 2016 работал в должности *** разряда подземного специализированного участка взрывных работ № * рудника «Северный».

Трудовым договором от 01 февраля 2003 и дополнительными соглашениями к нему от 22 мая 2015, 30 декабря 2016 истцу установлена продолжительность рабочего времени – 36 часов в неделю, сдельно-премиальная оплата труда, месячный должностной оклад (месячная тарифная ставка) в размере *** рублей.

Приказом работодателя от 03 ноября 2016 № ** Горшков А.М. уволен с этой же даты по основанию пункта 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с выходом на пенсию.

Представленными АО «Кольская ГМК» табелями учета использованного рабочего времени и лицевыми счетами за период с декабря 2013 по январь 2016 подтверждено, что перед истцом отсутствует задолженность по выплате заработной платы.

Разрешая возникший спор, оценив в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела и представленные доказательства в совокупности со всеми материалами дела, проанализировав объяснения истца, представителя ответчика, у суда первой инстанции не возникло обоснованных сомнений в подлинности представленных ответчиком доказательств.

Судом исследованы учетные документы, фиксирующие фактическое время работы истца, Трудовая инструкция ***, Инструкция по организации и осуществлению учета всех лиц, спустившихся в шахту и выехавших (вышедших) на поверхность, утвержденные руководителем рудника «Северный», распоряжение от 19 августа 2015 № * «О предоставлении сведений для формирования табеля учета рабочего времени», расчетные листки о начислении и выплате истцу заработной платы, графики перечисления заработной платы, и с учетом установленных по делу обстоятельств и правоотношений сторон, а также закона, который подлежит применению по данному делу, суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования Горшкова А.М. удовлетворению не подлежат, поскольку в период с декабря 2013 по январь 2016 у истца переработки не имелось.

Судом первой инстанции обоснованно не принято в качестве подтверждения учета рабочего времени сведения истца из внутренней программы «***», поскольку ответственным за ведение учета об использовании работниками рабочего времени и предоставлении в отдел организации труда и заработной платы рудника информации об отклонения от графика рабочего времени работников для формирования ответственными лицами ООТиЗП табеля учета рабочего времени по участкам является руководитель соответствующего участка, что подтверждается соответствующим распоряжением работодателя. Тогда как целью программы «***» является учет работников, спустившихся в шахту и вышедших из нее.

Мотивированные выводы суда об этом, основанные на материалах дела и оценке представленных доказательств, содержатся в решении суда, не соглашаться с ними у судебной коллегии оснований не имеется.

С учетом правовой природы трудового спора, обязанность доказывания соблюдения требований трудового законодательства и соблюдения трудовых прав работника, в том числе, выплаты заработной платы работнику в полном объеме возлагается на работодателя. В то же время, работник, с учетом обстоятельств конкретного дела, не освобождается от обязанности подтвердить факт нарушения работодателем трудовых прав и соответствующими доказательствами обосновать обстоятельства, на которые он ссылается в качестве оснований для удовлетворения заявленных требований.

Исходя из принципа процессуального равноправия сторон, учитывая обязанность истца и ответчика подтвердить доказательствами те обстоятельства, на которые они ссылаются, суд правомерно исходил из того, что истцом не представлено суду доказательств, отвечающих требованиям, содержащимся в статьях 55, 59, 60, 67 Гражданского кодекса Российской Федерации о наличии у работодателя задолженности перед истцом по выплате заработной платы.

Поскольку судом первой инстанции установлен факт выплаты причитающейся истцу заработной платы в полном объеме, при этом Горшковым А.М. в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ни суду первой, ни суду апелляционной инстанций не представлено доказательств, подтверждающих, что ему причитается заработная плата в большем размере, чем произведены выплаты, расчет заявленных истцом требований документально не подтвержден, доказательств, свидетельствующих о наличии у ответчика задолженности по заработной плате, не представлено, в связи с чем, у суда отсутствовали правовые основания для удовлетворения иска.

Не установив нарушение трудовых прав истца, суд обоснованно отказал и в удовлетворении производных требований о взыскании неустойки за задержку выплат и компенсации морального вреда.

Доводы апелляционной жалобы о неправильной оценке представленных по делу доказательств, не могут повлечь отмену решения суда, поскольку оценка доказательствам судом дана в соответствии с положениями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Само по себе несогласие стороны истца с данной судом оценкой обстоятельств дела не дает оснований суду апелляционной инстанции считать решение неправильным.

Соглашается судебная коллегия и с выводом суда первой инстанции о пропуске истцом срока для обращения с иском в суд и при этом исходит из следующего.

Обсуждая сделанное представителем ответчика заявление о пропуске Горшковым А.М. срока, суд руководствовался положением части первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до внесения изменений в указанную норму Федеральным законом от 03 июля 2016 № 272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам повышения ответственности работодателей за нарушения законодательства в части, касающейся оплаты труда».

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 03 октября 2016) работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. При пропуске по уважительным причинам сроков они могут быть восстановлены судом.

Согласно части 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации (в действующей редакции) за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.

Часть 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации (в действующей редакции) введена Федеральным законом от 03 июля 2016 №272-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам повышения ответственности работодателей за нарушения законодательства в части, касающейся оплаты труда», вступившим в силу 03 октября 2016 года.

Вместе с тем, частью 3 статьи 12 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что закон или иной нормативный правовой акт, содержащий нормы трудового права, не имеет обратной силы и применяется к отношениям, возникшим после введения его в действие.

Действие закона или иного нормативного правового акта, содержащего нормы трудового права, распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, лишь в случаях, прямо предусмотренных этим актом (часть 4 статьи 12 ТК РФ).

В отношениях, возникших до введения в действие закона или иного нормативного правового акта, содержащего нормы трудового права, указанный закон или акт применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие (часть 5 статьи 12 ТК РФ).

Как следует из материалов дела, истцом заявлены требования о взыскании задолженности по заработной плате за период с декабря 2013 по январь 2016, о применении срока по которому заявлено ответчиком.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что спор возник в отношении выплаченных истцу сумм оплаты труда в период действия прежней редакции статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

Действующая в настоящее время редакция статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации применяется к правоотношениям, возникшим с 03 октября 2016 года.

Таким образом, оснований для применения части 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей с 03 октября 2016), устанавливающей годичный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других сумм, причитающихся работнику, по данному спору, не имеется.

Материалами дела подтверждено, что с исковым заявлением Горшков А.М. обратился в суд 31 октября 2017 года, то есть со значительным пропуском трехмесячного срока, установленного частью 1 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации (в прежней редакции).

Судом учтено, что у истца отсутствовали препятствия для своевременного обращения в суд за восстановлением нарушенного права.

Доказательств наличия обстоятельств, связанных непосредственно с личностью истца, препятствующих своевременной подаче искового заявления, в суд первой инстанции представлено не было.

Согласно разъяснениям пункта 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в качестве уважительных причин пропуска срока обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора (например, болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами).

Вместе с тем, о наличии таких обстоятельств истец не заявляет и доказательства наличия этих обстоятельств материалы дела не содержат.

Установив, что истцом пропущен установленный статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 03 октября 2016) срок для обращения в суд и не представлено доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска срока, законных оснований для его восстановления не имеется, суд первой инстанции с учетом сделанного представителем ответчика заявления отказал в удовлетворении иска.

Вывод суда правомерен, поскольку пропуск срока для подачи иска в суд является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что суд принял во внимание только доказательства стороны ответчика, рассмотрев дело предвзято и односторонне, несостоятельна и опровергается материалами дела.

Судом полностью соблюдены требования процессуального закона, нарушений принципов исследования и оценки доказательств, фактов ограничения истца в предоставлении доказательств, иных нарушений процессуальных прав истца, судебной коллегией не установлено.

Судом в соответствии с частью 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении данного дела были созданы условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств, истцу была предоставлена возможность представить доказательства в подтверждение своих доводов, чем соблюден принцип состязательности.

При разрешении спора судом приняты во внимание доводы и возражения всех участвующих в деле лиц, доказательства были получены и исследованы в таком объеме, который позволил суду разрешить спор, при этом, как следует из протокола судебного заседания, в котором возникший спор разрешен по существу, ходатайств о приобщении к делу доказательств или об истребовании дополнительных доказательств истцом не заявлялось, при разрешении вопроса об окончании рассмотрения дела по существу истец не возражала окончить рассмотрение дела по имеющимся доказательствам.

Утверждение в жалобе о необоснованном отклонении судом показаний свидетеля Т. несостоятельно, поскольку, как пояснил сам свидетель в судебном заседании 18 декабря 2017 года, он уволился с работы в 2015 году, с истцом на одном предприятии работал в период с 2007 года по 2013 год.

Учитывая изложенное, показания свидетеля являются его личным субъективным мнением, которое в силу статьи 55 Гражданского кодекса Российской Федерации нельзя отнести к надлежащим доказательствам.

Доводы апелляционной жалобы связаны с иным толкованием положений законодательства, примененных судом при разрешении спора, а также иной оценкой установленных по делу обстоятельств, что не свидетельствует о неправильном применении судом норм материального права.

Таким образом, судом первой инстанции полно и объективно исследованы материалы дела, обстоятельства, имеющие значение для дела определены верно, всем обстоятельствам дана надлежащая правовая оценка, нормы материального и процессуального права применены правильно, и принято законное и обоснованное решение.

Оснований, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы судебной коллегией не установлено.

Руководствуясь статьями 193, 199, 327, 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Мурманского областного суда

определила:

решение Печенгского районного суда Мурманской области от 28 декабря 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Горшкова Алексея Михайловича - без удовлетворения.

председательствующий:

судьи: