НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Кемеровского областного суда (Кемеровская область) от 12.05.2020 № 2-79/20

Судья: Дугина И.Н.

Докладчик: Смирнова С.А

№ 33-3632/2020 (№ 2-79/2020)

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

12 мая 2020 года г. Кемерово

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда в составе председательствующего: Кандаковой Л.Ю.

судей: Слепцовой Е.В., Смирновой С.А.,

с участием прокурора: Медведевой М.Р.

при секретаре: Куренковой Е.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Смирновой С.А. гражданское дело по апелляционным жалобам представителя ГУ МВД России – Астраханцевой Е.В., представителя Управления МВД России по г. Кемерово – Тимофеевой Н.С.

на решение Ленинского районного суда г. Кемерово от 22 января 2020 года

по делу по иску Рябушевой Ирины Александровны к Главному Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Кемеровской области, Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Кемерово о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании ежемесячного пособия по уходу за ребенком, компенсации морального вреда, среднего заработка за время вынужденного прогула, расходов за оказание юридических услуг, обязании зачета время вынужденного прогула в стаж работы,

УСТАНОВИЛА:

Рябушева И.А. обратилась в суд с иском к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Кемерово (далее – УМВД России по г. Кемерово), Главному Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Кемеровской области (далее ГУ МВД России по Кемеровской области) о признании незаконным увольнение, восстановлении на службе, взыскании пособия по уходу за ребенком, компенсации морального вреда.

В обоснование указала, что она проходила службу в Управлении Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ по Кемеровской области (далее УФСКН России по Кемеровской области). В связи с упразднением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (далее - ФСКН России) Рябушевой И.А. в порядке перевода была предложена должность инспектора (по делам несовершеннолетних) отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции «ФПК» УМВД России по г.Кемерово на период отпуска по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет инспектора полиции ФИО9 занимающей эту должность. При этом, УМВД России по г. Кемерово сообщило истцу о том, что после выхода ФИО9 из отпуска по уходу за ребёнком, ей будет предложена другая должность для прохождения службы в органах внутренних дел. Учитывая, что каких-либо иных должностей в порядке перевода не предлагалось, она была вынуждена согласиться на предложенную должность.

30.06.2016 истцом на имя председателя ликвидационной комиссии УФСКН России по Кемеровской области был подан рапорт об увольнении со службы в органах наркоконтроля. Приказом председателя ликвидационной комиссии Рябушева И.А. уволена со службы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в связи с переводом в другой государственный орган.

07.06.2016 между ГУ МВД России по Кемеровской области и Рябушевой И.А. был заключён контракт о прохождении службы в органах внутренних дел в должности инспектора (по делам несовершеннолетних) отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции «ФПК» УМВД России по г. Кемерово на период отпуска по уходу за ребёнком ФИО9

С ДД.ММ.ГГГГ истец находилась в отпуске по уходу за ребёнком до достижения им возраста полутора лет.

05.04.2018 истцом получено уведомление о её предстоящем увольнении (по истечении срока контракта в связи с выходом из отпуска по уходу за ребёнком Костиной Н.А.). Приказом начальника УМВД России по г. Кемерово от 28.03.2018 она уволена со службы в органах внутренних дел по истечении срока контракта с 02.04.2018.

11.04.2018 Рябушева И.А. обратилась с рапортом на имя начальника ГУ МВД России по Кемеровской области о приведении ее увольнения в соответствие с законом и предоставлении ей должности для дальнейшего прохождения службы.

Истец считает свое увольнение незаконным, поскольку изначально, при приёме её на службу в органы внутренних дел в порядке перевода, было допущено нарушение, с ней обязаны были заключить контракт о прохождении службы на тех же условиях, на которых она проходила службу в упразднённом органе, то есть на неопределённый срок. Полагает, что был нарушен порядок её увольнения со службы из органов внутренних дел. Ссылаясь на положения Федерального закона от 30.11.2011 № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а также статьи 261, 234, 394 Трудового кодекса Российской Федерации, Рябушева И.А. (с учётом ходатайства об уточнении заявленных требований), просила суд признать её увольнение из органов внутренних дел незаконным, восстановить её на службе в должности, соответствующей уровню квалификации, образованию и стажу работы, опыту работы по специальности, не ухудшая правовой статус и материальное положение в соответствии с подпунктом «б» пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 156, взыскать в её пользу пособие по уходу за ребёнком за период с 02.04.2018 по 16.12.2018 в размере 113983,70 руб. с учетом индексации заработной платы и последующие выплаты до достижения ребенком трехлетнего возраста в размере 715 руб. с учетом индексации заработной платы, компенсацию морального вреда в размере 30 000 руб., средний заработок за время вынужденного прогула за период с 17.12.2018 по день восстановления на работе, обязании засчитать время вынужденного прогула в стаж работы, расходы на юридические услуги в размере 30000 руб.

Решением Ленинского районного суда г. Кемерово от 22 января 2020 года (с учетом определения об исправлении описки от 30.01.2020) исковые требования Рябушевой И.А., удовлетворены частично.

Признано увольнение Рябушевой И.А. с должности инспектора (по делам несовершеннолетних) отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции «ФПК» УМВД России по г. Кемерово 02.04.2018, незаконным.

Рябушева И.А. восстановлена на работе в должности инспектора (по делам несовершеннолетних) отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции «ФПК» УМВД России по г. Кемерово с 03.04.2018.

Взыскано с ГУ МВД России по Кемеровской области в пользу Рябушевой И.А. пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет за период с ДД.ММ.ГГГГ в размере 103549,02 руб., средний заработок за время вынужденного прогула за период с 17.12.2018 по 22.01.2020 в размере 554388,39 руб., компенсация морального вреда в размере 10000 руб., расходы за услуги представителя в размере 15000 руб., всего 682937,41 руб.

В остальной части исковых требований отказано.

Взыскано с ГУ МВД России по Кемеровской области государственная пошлина в доход местного бюджета в размере 10079,37 руб.

Взыскана с УМВД России по г.Кемерово государственная пошлина в доход местного бюджета в размере 300 руб.

В апелляционной жалобе ГУ МВД России по Кемеровской области просит решение отменить, как незаконное и необоснованное, в связи с неправильным определением обстоятельств имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда обстоятельствам дела, неправильным применением норм материального права, и принять по делу новое решение. Указывает на то, что в период заключения контракта с истцом иных должностей по ее квалификации, образованию и опыту работы не имелось, ей была предложена временная должность, на которую она согласилась, истец знала о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода. В последующем, была уволена по истечении срока действия срочного контракта, нарушения порядка увольнения истца допущено не было. Полагает, что суд необоснованно восстановил Рябушеву И.А. в должности, которую она замещала временно, на период отпуска по уходу за ребенком другого сотрудника. Необоснованно взыскан в пользу истца средний заработок за время вынужденного прогула за период с 17.12.2018 по 22.01.2020, поскольку в материалах дела отсутствуют подтверждение, что она с 17.12.2018 намеревалась приступить к исполнению служебных обязанностей. Требования о взыскании морального вреда не подлежат удовлетворению, поскольку не представлены доказательства причинения нравственных страданий истцу, не установлена причинно – следственная связь между действиями конкретных должностных лиц и физическими (нравственными) страданиями истца. Расходы за юридические услуги завышены и не подтверждены. Указал, что с ГУ МВД России по Кемеровской области неправомерно взыскана заработная плата за время вынужденного прогула так как, истец числилась и работала в УМВД России по г.Кемерово. Считает, что госпошлина также, взыскана необоснованно, поскольку они как государственный орган освобождены от уплаты государственной пошлины.

В апелляционной жалобе УМВД России по г. Кемерово просит решение отменить, как незаконное и необоснованное, в связи с недоказанностью оснований, имеющих значение для дела и принять по делу новое решение. Указывает на то, что отсутствует вина должностных лиц УМВД России по г. Кемерово при заключении с истцом срочного контракта, поскольку именно несоответствие квалификационным требованиям к должностям в органах внутренних дел, при отсутствии вакантных мест, явилось единственным решением принять ее на временную должность в органы внутренних дел, на которую она сама дала согласие. Считает, что обжалуемое решение в части восстановления истца на службе в должности инспектора по делам несовершеннолетних необоснованно, поскольку она такие требования не заявляла, а суд вышел за рамки заявленных исковых требований. Восстановление истца невозможно, так как должность занимает другой сотрудник. Не представлены доказательства того, что Рябушева И.А., была намерена приступить к исполнению обязанностей с 17.12.2018. Факт вынужденного прогула не доказан, так как истец находилась в отпуске по уходу за ребенком. Также, не согласны с решением в части взыскания компенсации морального вреда, поскольку истцом не представлено доказательств причинения ей нравственных страданий, не установлена причинно – следственная связь между действиями ответчиков и страданиями истца. Взысканная сумма расходов за услуги представителя являются завышенной и необоснованной. Считает, что госпошлина взыскана необоснованно, поскольку они освобождены от уплаты государственной пошлины.

Истцом, прокурором принесены возражения на апелляционные жалобы, в которых они просят решение суда оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

В суде апелляционной инстанции представитель ответчиков ГУ МВД России по Кемеровской области и УМВД РФ по г.Кемерово - Тимофеева Н.С., действующая на основании доверенностей, поддержала доводы и требования апелляционных жалоб.

В судебном заседании апелляционной инстанции истец, возражала против удовлетворения апелляционных жалоб, прокурор в заключении высказал мнение об отсутствии оснований для отмены решения суда.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционных жалоб согласно ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, выслушав пояснения явившихся лиц, и заключение прокурора, судебная коллегия приходит к следующему.

Указом Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» упразднена Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (п. 1 Указа).

Министерству внутренних дел Российской Федерации переданы функции, полномочия и штатная численность упраздняемой Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (п. 2 Указа Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 156).

Подпунктом «б» п. 4 Указа Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 156, предусмотрено, что сотрудники органов наркоконтроля, изъявившие желание поступить на службу в органы внутренних дел Российской Федерации, принимаются на службу в указанные органы в порядке перевода без испытательного срока и переаттестации. Таким сотрудникам единовременное пособие не выплачивается.

Подпунктом 7 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 05.06.2003 № 613, предусмотрено, что сотрудник может быть уволен со службы в органах наркоконтроля в связи с переводом в другой государственный орган.

В соответствии с частью 1 статьи 33 Федерального закона от 03.07.2016 № 305-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» (далее - Федеральный закон от 03.07.2016 № 305-ФЗ) сотрудники органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ в связи с упразднением Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков принимаются на службу в органы внутренних дел Российской Федерации в порядке перевода без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы, профессионального психологического отбора в течение трёх месяцев с момента увольнения в связи с переводом в другой государственный орган при отсутствии другой работы (службы) в указанный период.

Из ч. 2 ст. 33 Федерального закона от 03.07.2016 № 305-Ф3, следует, что с сотрудниками органов наркоконтроля, переведёнными на службу в органы внутренних дел, с которыми ранее заключён контракт о прохождении службы в органах наркоконтроля до достижения предельного возраста, контракт о прохождении службы в органах внутренних дел заключается на неопределённый срок.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 22.11.2017 № 31-П, положения частей 1 и 5 статьи 33 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» и подпункта «б» пункта 4 Указа Президента Российской Федерации «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции» не предполагают отказ сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственный орган, в приёме на службу в органы внутренних дел в упрощённом порядке - без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы и профессионального психологического отбора - в течение трёх месяцев с момента увольнения при отсутствии у них другой работы (службы) в указанный период и при условии, что в отношении этих лиц не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность их поступления на службу в органы внутренних дел; не препятствуют поступлению данных лиц на службу в органы внутренних дел в упрощённом порядке и по истечении трёх месяцев с момента их увольнения из органов наркоконтроля при условии, что такие лица своевременно (то есть не позднее трёх месяцев со дня увольнения) направили в соответствующий орган внутренних дел заявление с просьбой о поступлении на службу (пункт 4 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22.11.2017 № 31-П).

Из изложенных норм материального права в их системной взаимосвязи и правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что в связи с упразднением ФСКН России был установлен упрощённый порядок приёма сотрудников органов наркоконтроля на службу в органы внутренних дел в порядке перевода, а именно: в срок до 01.06.2016 в отношении сотрудников органов наркоконтроля должны быть проведены организационно - штатные мероприятия, в ходе которых сотрудники, изъявившие желание продолжить службу в органах внутренних дел, подлежали увольнению из органов наркоконтроля в порядке перевода на службу в органы внутренних дел в срок не позднее 31.05.2016, их приём на службу в органы внутренних дел должен быть произведён в течение трёх месяцев с момента увольнения без испытательного срока, переаттестации, прохождения военно-врачебной экспертизы, профессионального психологического отбора. Истечение установленного трёхмесячного срока с момента увольнения сотрудников из органов наркоконтроля не препятствовало их поступлению на службу в органы внутренних дел в упрощённом порядке при условии, что они своевременно (то есть не позднее трёх месяцев со дня увольнения) направили в соответствующий орган внутренних дел заявление с просьбой о поступлении на службу.

Кроме того, приведённое правовое регулирование не предполагает отказ сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении ФСКН России изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственный орган, в приёме на службу в органы внутренних дел в упрощённом порядке при отсутствии у них другой работы (службы) в указанный период и при условии, что в отношении этих лиц не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность их поступления на службу в органы внутренних дел. С этими сотрудниками заключается контракт о прохождении службы в органах внутренних дел на неопределённый срок или срочный контракт в зависимости от того, какой ранее контракт о прохождении службы в органах наркоконтроля был с ними заключён.

Правоотношения, связанные с поступлением на службу в органы внутренних дел, её прохождением и прекращением, а также с определением правового положения (статуса) сотрудника органов внутренних дел, регулируются Федеральным законом от 30.11.2011 № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Федеральный закон от 30.11.2011 № 342-ФЗ).

Основания возникновения и изменений правоотношений на службе в органах внутренних дел установлены статьёй 20 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-Ф3.

В частях 2 и 3 статьи 31 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ содержится указание на то, что вакантной должностью в органах внутренних дел является должность, не замещаемая другим сотрудником органов внутренних дел; невакантной должностью - должность, замещаемая другим сотрудником органов внутренних дел.

Из изложенного следует, что должность временно отсутствующего сотрудника органов внутренних дел не является вакантной и на замещение этой должности с гражданином, поступающим на службу в органы внутренних дел, или с сотрудником органов внутренних дел заключается срочный контракт о прохождении службы в органах внутренних дел.

Таким образом, если сотрудник упразднённой ФСКН России изъявил желание поступить на службу в органы внутренних дел и подал рапорт с просьбой принять его на службу в органы внутренних дел в порядке перевода в соответствии с подпунктом «б» пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 156, в отношении этого сотрудника не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих возможность его поступления на службу в органы внутренних дел, и ранее с ним в органах наркоконтроля был заключён контракт о прохождении службы в органах наркоконтроля до достижения им предельного возраста, то данный сотрудник имеет право на заключение контракта о прохождении службы в органах внутренних дел на неопределённый срок. Такое правовое регулирование предоставляет возможность сотруднику упразднённой ФСКН России продолжить службу в органах внутренних дел, не ухудшая свой правовой статус и материальное положение, а также отвечает требованиям справедливости и равенства.

В ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ закреплено, что регулирование правоотношений, связанных со службой в органах внутренних дел, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом; Федеральным законом от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», Федеральным законом от 19.07.2011 № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и другими федеральными законами, регламентирующими правоотношения, связанные со службой в органах внутренних дел; нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации; нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации; нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

В случаях, не урегулированных названными нормативными правовыми актами Российской Федерации, к правоотношениям, связанным со службой в органах внутренних дел, применяются нормы трудового законодательства.

Как установлено судом, и подтверждено материалами дела, Рябушева И.А. проходила службу в УФСКН России по Кемеровской области, в должности инженера 2 категории информационно-аналитического отдела.

В связи с упразднением ФСКН России, Рябушева И.А. изъявила желание продолжить службу в органах внутренних дел. Ей в порядке перевода была предложена не вакантная должность инспектора (по делам несовершеннолетних) отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции «ФПК» УМВД России по г. Кемерово на период отпуска по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет инспектора полиции ФИО9., занимающей эту должность, в связи с чем 13.06.2016 Рябушева И.А. обратилась к начальнику ГУ МВД России по Кемеровской области с заявлением о рассмотрении её документов с целью изучения возможности приёма на службу в органы внутренних дел Российской Федерации для замещения названной должности (т. 1 л.д. 28).

30.06.2016 на имя председателя ликвидационной комиссии УФСКН России по Кемеровской области истцом был подан рапорт об увольнении со службы в органах наркоконтроля, в связи с переводом в другой государственный орган (т. 1 л.д. 26).

Приказом председателя ликвидационной комиссии УФСКН России по Кемеровской области от 30.06.2016 № 5-лс/лк капитан полиции Рябушева И.А., находящаяся в распоряжении УФСКН России по Кемеровской области, была уволена со службы в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ по подпункту 7 пункта 142 Положения о службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 05.06.2003 № 613, в связи с переводом в другой государственный орган (т.1 л.д. 27).

05.07.2016 между ГУ МВД России по Кемеровской области и Рябушевой И.А. был заключён контракт о прохождении службы в органах внутренних дел в должности инспектора (по делам несовершеннолетних) отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции «ФПК» УМВД России по г. Кемерово на период отпуска по уходу за ребёнком майора полиции ФИО9 В пункте 8 названного контракта в числе дополнительных условий указано, что контракт считается расторгнутым по выходу из отпуска по уходу за ребёнком майора полиции ФИО9 (т.1 л.д. 29-32).

Приказом ГУ МВД России по Кемеровской области от 20.07.2016 л/с Рябушева И.А. в порядке перевода с 07.07.2016 назначена на должность инспектора (по делам несовершеннолетних) отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции «ФПК» УМВД России по г. Кемерово по контракту на период отпуска по уходу за ребёнком основного сотрудника - майора полиции ФИО9 (т. 1 л.д. 33).

Приказом УМВД России по г. Кемерово от 25.08.2017 л/с Рябушевой И.А. с 04.09.2017 по 16.06.2020 предоставлен отпуск по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет, в соответствии с Федеральным законом от 19.05.1995 № 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» назначено пособие по уходу за ребёнком до достижения им возраста полутора лет до ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 34-35).

13.03.2018 ФИО, был подан рапорт, в котором пожелала выйти из отпуска по уходу за ребёнком с 02.04.2018, о чем был издан приказ УМВД России по г. Кемерово от 15.03.2018 .

23.03.2018 УМВД России по г. Кемерово направило Рябушевой И.А. уведомление о предстоящем увольнении из органов внутренних дел по п. 1 ч. 1 ст. 82 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (по истечении срока контракта) в связи с выходом из отпуска по уходу за ребёнком майора полиции ФИО9, к которому были приобщены уведомление об увольнении со службы в органах внутренних дел от 20.03.2018, лист индивидуальной беседы о предстоящем увольнении, представление к увольнению со службы. Уведомление истцом получено 06.04.2018 (т.1 л.д. 9-14, 46).

Приказом начальника УМВД России по г. Кемерово от 28.03.2018 л/с капитан полиции Рябушева И.А. уволена со службы в органах внутренних дел по пункту 1 части 1 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-Ф3 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (по истечении срока действия срочного контракта) с 02.04.2018 (т.1 л.д. 44).

Удовлетворяя исковые требования истца о восстановлении ее на службе в органах внутренних дел, суд первой инстанции обоснованного пришел к выводу, о неправомерности заключения с ней срочного контракта о прохождении службы в органах внутренних дел, окончание которого определено выходом из отпуска по уходу за ребёнком основного сотрудника - и, как следствие, последующее ее незаконное увольнение из органов внутренних дел по п. 1 ч.1 ст.82 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ (по истечении срока контракта) в связи с наступлением указанного события.

С указанными выводами суда, судебная коллегия соглашается, поскольку суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, надлежаще проверил все доводы сторон, дал им в решении оценку и пришел к правильному выводу о том, что у ответчика не имелось оснований для увольнения Рябушевой И.А. по пункту 1 части 1 статьи 82 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ, в связи с чем, она обоснованно восстановлена на прежней должности с 03.04.2018.

Доводы апелляционных жалоб, о том, что на момент перевода Рябушевой И.А., у них отсутствовали вакантные должности и истец давая согласие на заключение контракта на определённый срок, изначально знала о его прекращении в случае выхода на службу из отпуска по уходу за ребёнком основного сотрудника, не свидетельствует, о законности заключения с ней контракта на предложенных ей условиях и обоснованности последующего увольнения.

При рассмотрении дела истец и свидетель ФИО11, пояснили, что в период перевода истца на службу в органы внутренних дел, кроме временной должности с которой была уволена истец, других должностей подходящей для нее по уровню образования и стажу работы должностей не имелось, однако ей было разъяснено, что по выходу основного сотрудника из отпуска по уходу за ребёнком, истцу будет предложена должность в соответствии с её образованием, опытом работы.

Учитывая установленные обстоятельства по делу, а также пояснения представителя ответчиков в суде апелляционной инстанции, о том, что они должны были исполнить Указ Президента Российской Федерации и предоставить истцу должность в органах внутренних дел, судебная коллегия приходит к выводу, что изначально истец выявив желание продолжить службу в органах внутренних дел полагала, что ее перевод на временную должность носит постоянный характер, и со временем ей будет предоставлена иная должность, подходящая ей по квалификации, образованию, опыту работы, что также было подтверждено пояснениями свидетеля.

Следовательно, истец вынуждена была дать согласие на занятие должности временно отсутствующего основного сотрудника, поскольку при её переводе из органов наркоконтроля сотрудниками в УМВД России по г. Кемерово иных должностей подходящий ей не имелось, но имелось желание продолжить службу в органах внутренних дел.

При рассмотрении дела, суд учел положения ст. 9 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", приказ МВД России от 06.07.2012 (действовавшего на момент перевода), приказ ГУ МВД России по Кемеровской области от 01.06.2016 № 328 о штатной численности, по состоянию 20.06.2016 в ГУ МВД России по Кемеровской области, обосновано пришел к выводу, что на момент перевода Рябушевой И.А. в органы внутренних дел в связи с ликвидацией ФСКН России, в распоряжении органа внутренних дел не имелось вакантных должностей, соответствующих уровню ее квалификации, образованию и стажу службы, опыту работы по специальности, следовательно истцу не могла быть предложена какая-либо должность в связи с ее отсутствием.

Как обосновано установлено судом первой инстанции, в связи с упразднением ФСКН России Рябушева И.А. выразила желание поступить на службу в органы внутренних дел, подав соответствующий рапорт о принятии ее на службу в органы внутренних дел в порядке перевода в соответствии с подпунктом "б" пункта 4 Указа Президента Российской Федерации от 05.04.2016 N 156. В органах наркоконтроля с ней был заключен контракт о прохождении службы на неопределенный срок, соответственно, при переводе Рябушевой И.А. на службу в органы внутренних дел в связи с ликвидацией ФСКН России она имела право в силу положений части 2 статьи 33 Федерального закона от 03.07.2016 N 305-ФЗ на заключение контракта о службе в органах внутренних дел на неопределенный срок.

Однако, ГУ МВД России по Кемеровской области в отсутствие свободных должностей предложил истцу невакантную должность в порядке перевода из упраздненного органа, следовательно, при заключении контракта с истцом ответчиком ГУ МВД России по Кемеровской области не были учтены положения части 2 статьи 33 Федерального закона от 03.07.2016 № 305-Ф3.

Между тем, заключив контракт с истцом, ответчик ГУ МВД России по Кемеровской области взял на себя обязательства предоставить Рябушевой И.А. службу на тех же условия, что и по ранее заключенному контракту, который у нее действовал на неопределенный срок (до достижения предельного возраста пребывания на службе), тем самым выполняя требования Указа Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 156, Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ. Кроме того, при переводе Рябушевой И.А. не было установлено предусмотренных законом обстоятельств, исключающих ее возможность поступления на службу в органы внутренних дел, следовательно предлагая ей должность, с ней должен был быть заключен контракт на неопределенный срок (до достижения предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел), как того требовал закон.

При восстановлении на работе, суд обоснованно учел ст. 394 ТК РФ и восстановил Рябушеву И.А. на службе в должности инспектора (по делам несовершеннолетних) отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних отдела полиции «ФПК» УМВД России по г. Кемерово с 03.04.2018, поскольку это единственная должность которая была предложена для дальнейшего прохождения службы и с которой она была уволена. Иной подходящей для нее должности ГУ МВД России по Кемеровской области не было ей предложено. В связи с чем, судом обоснованно не принято во внимание заявленное истцом требование о восстановлении ее на службе без указания должности, поскольку требования законодательства не допускают восстановление на работе в иный должности которую истец не занимала.

Таким образом, доводы ответчиков в апелляционной жалобе о том, что суд вышел за пределы заявленных требований, являются необоснованными и не может являться основанием для отказа в восстановлении на работе.

Соответственно, все правовые последствия вытекающие из службы истца в органах внутренних дел и службы иного сотрудника на должность которой истец была принята, относятся к организационно штатным мероприятиям ответчика ГУ МВД России по Кемеровской области, которые он должен был разрешить без нарушения прав истца гарантированных ей Указом Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 156, Федеральным законом от 03.07.2016 № 305-Ф3 и нашло отражение в Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 22.11.2017 № 31-П.

Ответчиком не представлены относимые, допустимые и достаточные доказательства, подтверждающие обоснованность заключения с истцом контракта на не вакантную должность в порядке перевода из ликвидируемого органа, в нарушение Указа Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 156 и Федерального закона от 03.07.2016 № 305-Ф3, что впоследствии и явилось поводом к ее увольнению.

Учитывая, что истцу при переводе ее из УФСКН России по Кемеровской области была предложена несвободная должность и ГУ МВД России по Кемеровской области с ней был заключен контракт о прохождении службы в органах внутренних дел, то суд первой инстанции обосновано определил, что все взысканные в пользу истца денежные средства (пособие по уходу за ребенком, за время вынужденного прогула) подлежат взысканию с него, как лицо с которым у истца был заключен контракт и на котором лежала обязанность принять ее на службу в соответствии с требованиями закона.

Доводы апелляционной жалобы в этой части не опровергают выводов суда, изложенных в решении, построены на неверном толковании норм материального права, направлены на иную оценку доказательств, оснований взыскания выплат с иного ответчика в подразделении которого проходила службу истец, при всех установленных обстоятельств по делу, судебная коллегия не находит.

Определяя период взыскания в пользу истца пособия по уходу за ребенком до полутора лет с 03.04.2018 по 16.12.2018, и с 17.12.2018 заработную плату за время вынужденного прогула, суд первой инстанции применил ст.ст. 13, 14, 15 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", ст. 74 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" от 30.11.2011 N 342-ФЗ, ст. 256 ТК РФ и учел, что до увольнения истец находилась в отпуске по уходу за ребенком, а в связи с её незаконным увольнением была лишена права на получение пособия по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет; учел ее право в любой день прервать отпуск по уходу за ребенком и выйти на службу, который она определила по достижению ребенка полутора лет.

С данными выводами суда, судебная коллегия соглашается, поскольку они сделаны на основании установленных по делу обстоятельств и в четком соблюдении норм материального прав, доводы апелляционных жалоб в этой части являются необоснованными.

В части размера взысканных выплат решение суда не обжаловано, следовательно судебная коллегия не находит оснований для переоценки исследованных судом доказательств и выхода за пределы доводов апелляционных жалоб.

Доводы апелляционных жалоб в части не обращения истца в период службы для предоставления ей свободной должности, отсутствие вины должностных лиц в ее приеме на службу и увольнении, отсутствие нарушения порядка увольнения, по существу сводятся к изложению фактических обстоятельств дела, установленных судом в ходе разрешения спора, выражают несогласие с выводами суда и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Из установленных судом первой инстанции обстоятельств следует, что ответчиком ГУ МВД России по Кемеровской области, допущены нарушения трудовых прав истца, гарантированных ч. 2 ст. 7, ст. 37 Конституции Российской Федерации, выразившиеся в незаконном заключении контракта на определенный срок, после чего последовало незаконное увольнение.

При разрешении спора по существу заявленных требований суд правомерно возложил на указанного ответчика обязанность выплаты денежных средств за время вынужденного прогула, пособие по уходу за ребенком и, как следствие, денежной компенсации морального вреда, взыскание которой производится лишь в случае нарушения трудовых прав работника.

При определении размера компенсации морального вреда, суд, исходил из разъяснений, содержащихся в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда", требований разумности и справедливости, степени нравственных страданий, которые истец претерпела в связи с незаконным увольнением, то есть в лишении права на труд, что безусловно повлекло переживания, нравственные страдания истца в результате несправедливых действий экономически более сильной стороны трудовых правоотношений, а также индивидуальных особенностей истца и конкретных обстоятельств дела, длительности конфликтной ситуации, в связи с чем обоснованно определил размер компенсации морального вреда в сумме 10 000 руб. Оснований для иной оценки характера причиненных истцу нравственных страданий, позволяющей увеличить или уменьшить размер компенсации морального вреда, судебная коллегия не усматривает.

Доводы ответчиков о недоказанности самого факта причинения вреда, судебная коллегия находит несостоятельным, в данном случае установлены незаконные действия ответчика.

В соответствии с положениями ст.ст. 98 и 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, в том числе на оплату услуг представителя, с учетом требований разумности и справедливости пропорционально удовлетворенной части заявленных требований.

Суд первой инстанции, оценив представленные Рябушевой И.А. доказательства в обоснование судебных расходов, руководствуясь пунктом 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 года N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" о возможности уменьшения судом размера расходов на оплату услуг представителя при установлении его чрезмерности, пришел к выводу, что с учетом проделанной представителем истца работы, частичным удовлетворением исковых требований, участия в судебных заседаниях, а также учитывая категорию спора и сложность дела, фактический объем и характер оказанных представителем правовых услуг, требования разумности и справедливости, взысканная сумма расходов на оплату услуг представителя в размере 15 000 руб. является разумной, в связи с чем уменьшать ее оснований не имеется.

Вопреки доводам ответчиков, указанных в апелляционных жалобах, выводы суда в этой части подробно мотивированы и основаны на верном применении норм материального права, процессуальных нарушений судом не допущено, при этом всем необходимым обстоятельствам судом дана надлежащая оценка.

Оснований для иной оценки размера судебных расходов, понесенных Рябушевой И.А. на оплату услуг представителя, судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, судебная коллегия считает заслуживающим внимание довод апелляционных жалоб ответчиков в части необоснованного взыскания с ГУ МВД России по Кемеровской области и УМВД РФ по г.Кемерово государственной пошлины в доход местного бюджета.

При взыскании с ответчиков государственной пошлины суд не учел положения пп.19 п.1 ст.333.36 Налогового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми, от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются государственные органы выступающими по делам общей юрисдикции, в качестве истцов и ответчиков.

Согласно п. 1 Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 21.12.2016 № 699, Министерство внутренних дел Российской Федерации (МВД России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, в сфере миграции, а также правоприменительные функции по федеральному государственному контролю (надзору) в сфере внутренних дел.

Учитывая требования закона, Министерство внутренних дел Российской Федерации, а также его территориальные органы, выступающие в качестве истцов и ответчиков, подлежат освобождению от уплаты государственной пошлины.

Из чего следует, что ГУ МВД России по Кемеровской области и УМВД РФ по г.Кемерово входят в состав органов внутренних дел Российской Федерации, относятся к государственным органам, и как следствие, на основании пп.19 п.1 ст.333.36 Налогового кодекса Российской Федерации подлежит освобождению от уплаты государственной пошлины.

В связи с этим, указание о взыскании с ГУ МВД России по Кемеровской области и УМВД РФ по г.Кемерово государственной пошлины в доход местного бюджета подлежит отмене, в связи с нарушением норм материального права.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что иных оснований для отмены или изменения решения суда по доводам апелляционных жалоб представителей ответчиков, которые направлены на переоценку выводов суда, не имеется. Данные доводы были предметом исследования и оценки суда первой инстанции, и их необоснованность отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по основным требованиям по делу не установлено.

Руководствуясь ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда г. Кемерово от 22 января 2020 года в части взыскания государственной пошлины с Главного Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Кемеровской области, Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Кемерово отменить.

В остальной части Решение Ленинского районного суда г. Кемерово от 22 января 2020 года, оставить без изменения.

Апелляционные жалобы представителя ГУ МВД России – Астраханцевой Е.В., представителя Управления МВД России по г. Кемерово – Тимофеевой Н.С. удовлетворить частично.

Председательствующий:

Судьи: