НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Кемеровского областного суда (Кемеровская область) от 03.03.2015 № 33-2274

Судья: Лавринюк Т.А. Дело № 33-2274

Докладчик: Чудинова Т.М.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Резолютивная часть.

03 марта 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда

в составе: председательствующего Чудиновой Т.М.,

судей: Строгановой Г.В., Рыжониной Т.Н.,

при секретаре Паниной Т.А.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Чудиновой Т.М. гражданское дело по апелляционной жалобе Ащеуловой Евгении Аркадьевны

на решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области

от 10 декабря 2014 года

по иску Ащеуловой Евгении Аркадьевны к Федеральному государственному бюджетному лечебно - профилактическому учреждению «Научно- клинический центр охраны здоровья шахтеров» о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении работника, задолженности по заработной плате за сверхурочную работу и процентов за несвоевременную выплату заработной платы,

Руководствуясь ч.1 ст.327, ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 10 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ащеуловой Евгении Аркадьевны - без удовлетворения.

Председательствующий: Т.М. Чудинова

Судьи: Г.В. Строганова

Т.Н. Рыжонина

Судья: Лавринюк Т.А. Дело № 33-2274

Докладчик: Чудинова Т.М.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

03 марта 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда

в составе: председательствующего Чудиновой Т.М.,

судей: Строгановой Г.В., Рыжониной Т.Н.,

при секретаре Паниной Т.А.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Чудиновой Т.М. гражданское дело по апелляционной жалобе Ащеуловой Евгении Аркадьевны

на решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области

от 10 декабря 2014 года

по иску Ащеуловой Евгении Аркадьевны к Федеральному государственному бюджетному лечебно - профилактическому учреждению «Научно- клинический центр охраны здоровья шахтеров» о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении работника, задолженности по заработной плате за сверхурочную работу и процентов за несвоевременную выплату заработной платы,

УСТАНОВИЛА:

Ащеулова Е.А. обратилась в суд с иском к ФГБ ЛПУ «НКЦОЗШ» о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении работника, задолженности по заработной плате за сверхурочную работу, процентов за несвоевременную выплату заработной платы, мотивируя свои требования тем, что с 01.03.1994 г. по 28.07.2014 г. она работала в ФГБЛПУ «НКЦОЗШ» в <данные изъяты>, уволилась по собственному желанию. Считает, что при увольнении были нарушены ее права, поскольку она как <данные изъяты> за вредные условия труда имела право на дополнительные ежегодно оплачиваемые отпуска, которые ей вовремя не были предоставлены. За период с 01.03.1994 г. по 01.03.2002 г. ей не было предоставлено 96 календарных дней отпуска. При увольнении не была выплачена денежная компенсация за все неиспользованные дни отпуска в сумме <данные изъяты>. Также, при увольнении истцу стало известно, что ей производилась оплата сверхурочных работ в одинарном размере. Работодатель требовал ежегодно в письменном виде давать согласие на работу за пределами нормальной продолжительности рабочего времени и оплачивал переработку как внутреннее совместительство в одинарном размере, чем вводил истца в заблуждение длительное время. Считает, что работодатель не оформил надлежащим образом внутреннее совместительство истца, следовательно, часы, отработанные за пределами нормы рабочего времени, не являются часами внутреннего совместительства и должны оплачиваться как сверхурочные часы. Кроме того, часть 5 статьи 282 ТК РФ предусматривает ограничения на работу по совместительству. В частности, не допускается работа по совместительству на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, если основная работа связана с такими же условиями. Работа истца <данные изъяты> приравнивается к вредным условиям труда. На основании ст. 237 ТК РФ просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда, обусловленного неправомерными деяниями ответчика, оценивает моральный вред в размере 25 000 руб.

Истица просила взыскать с ответчика сумму недоначисленной оплаты за сверхурочную работу с 01.02.2000 г. по 28.07.2014 г. в размере <данные изъяты>., а также денежную индексацию в соответствии со ст. 134 ТК РФ ввиду нарушения работодателем установленного срока выплаты заработка в частности оплаты сверхурочной работы за период с 01.02.2000 г. по 28.07.2014 г. в сумме <данные изъяты> Компенсацию за неиспользованный отпуск за весь период работы в ФГБЛПУ «НКЦОЗШ» в размере <данные изъяты>. согласно представленного расчета. Компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

В судебном заседании Ащеулова Е.А., ее представитель Ащеулова А.М. требования поддержали в полном объеме.

Представители ответчика ФГБ ЛПУ «НКЦОЗШ» Гапонова В.В., Анненкова Т.А., действующие на основании доверенностей, требования не признали, просили суд учесть, что Ащеуловой Е.А. пропущен срок обращения в суд с заявленными требованиями.

Представитель третьего лица Первичной профсоюзной организации Санникова М.А. считала, что требования истца не подлежат удовлетворению.

Представитель третьего лица Министерство энергетики Российской Федерации в судебное заседание не явился.

Решением Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 10 декабря 2014 года постановлено:

В удовлетворении исковых требований Ащеуловой Евгении Аркадьевны к Федеральному государственному бюджетному лечебно- профилактическому учреждению «Научно-клинический центр охраны здоровья шахтеров» о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении работника в размере <данные изъяты> коп., о взыскании задолженности по заработной плате за сверхурочные работы в размере <данные изъяты>., процентов за несвоевременную выплату заработной платы в размере <данные изъяты>., компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> руб. отказать в полном объеме.

В апелляционной жалобе Ащеулова Е.А. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное. Указывает на то, что судом недостаточно исследованы материалы дела и необъективно проведена оценка имеющихся доказательств того, что все отработанные часы были во вредных условиях труда, а работа по совместительству во вредных условиях труда не допускается, если основная работа связана с такими же условиями.

Суд ссылается на ч. 6 ст. 282 ТК РФ с отсылкой на Постановление Минтруда РФ oт 30.06.2003 N 41 "Об особенностях работы по совместительству педагогических, медицинских, фармацевтических работников и работников культуры", однако, в данном постановлении нет прямого указания на разрешение совместительства с вредными условиями труда.

Полагает, что срок исковой давности не пропущен, так как в соответствии с ч. 2 ст. 140 ТК РФ спор по поводу причитающихся работнику при увольнении сумм возникает при проведении расчета по окончании трудовых отношений. Следовательно, с этой даты и нужно отсчитывать срок, установленный для судебной защиты нарушенного трудового права. О недоначисленных суммах за сверхурочную работу она узнала только при увольнении. Компенсацию за неиспользованные дополнительные отпуска она могла получить только при увольнении, так как работала во вредных условия труда, но работодатель не произвел выплаты компенсации за неиспользованные дополнительные отпуска при расчете.

На апелляционную жалобу ФГБЛПУ «НКЦОЗШ» принесены возражения, в которых он просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, заслушав Ащеулову Е.А., ее представителя по устному ходатайству Ащеулову А.М., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителей ответчика ФГБ ЛПУ «НКЦОЗШ» по доверенности Гапонову В.В. и Анненкову Т.А., просивших решение суда оставить без изменения, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч.1 ст. 327.1 ГПК РФ по доводам жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для его отмены.

В соответствии со ст. 97 Трудового кодекса Российской Федерации к работе за пределами нормальной продолжительности рабочего времени отнесены сверхурочные работы и совместительство.

Согласно ст. 99 ТК РФ сверхурочная работа - это работа, производимая работником по инициативе работодателя за пределами установленной продолжительности рабочего времени: ежедневной работы (смены), а при суммированном учете рабочего времени - сверх нормального числа рабочих часов за учетный период. При этом, привлечение работника к сверхурочной работе допускается с его письменного согласия в случаях, перечисленных в ч. 2 ст. 99 ТК РФ, без согласия работника допускается в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 99 ТК РФ. В других случаях привлечение к сверхурочной работе допускается с письменного согласия работника и с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, а продолжительность сверхурочной работы для каждого работника не должна превышать 4 часов в течение 2-х дней подряд и 120 часов в год.

Согласно ст. 282 ТК РФ совместительство - выполнение работником другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора в свободное от основной работы время. Заключение трудовых договоров о работе по совместительству допускается с неограниченным числом работодателей, если иное не предусмотрено федеральным законом. Работа по совместительству может выполняться работником, как по месту его основной работы, так и у других работодателей. В трудовом договоре обязательно указание на то, что работа является совместительством.

В силу ст. 152 ТК РФ сверхурочная работа оплачивается за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, за последующие часы - не менее чем в двойном размере. Конкретные размеры оплаты за сверхурочную работу могут определяться коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. По желанию работника сверхурочная работа вместо повышенной оплаты может компенсироваться предоставлением дополнительного времени отдыха, но не менее времени, отработанного сверхурочно.

Постановлением Правительства РФ от 4 апреля 2003 г. N 197 (в ред. Постановления Правительства РФ от 01.02.2005 N 49) "Об особенностях работы по совместительству педагогических, медицинских, фармацевтических работников и работников культуры" установлено, что особенности работы по совместительству указанных работников определяются Министерством здравоохранения и социального развития РФ по согласованию с Министерством культуры и массовых коммуникаций РФ и Министерством образования и науки РФ и с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Министерством труда и социального развития РФ 30 июня 2003 г. принято Постановление N 41 "Об особенностях работы по совместительству педагогических, медицинских, фармацевтических работников и работников культуры", в соответствии с которым продолжительность работы по совместительству для врачей и среднего медицинского персонала городов, районов и иных муниципальных образований, где имеется их недостаток, не может превышать - месячной нормы рабочего времени, исчисленной из установленной продолжительности рабочей недели (абз. 4 пп. "б" п. 1).

Как следует из материалов дела и установлено судом, Ащеулова Е.А. работала в Федеральном государственном лечебно-профилактическом учреждении «Научно- клинический центр охраны здоровья шахтеров» с 01.03.1994 года по 28.07.2014 г. в должности <данные изъяты> (т. 1 л.д. 4-7).

Ащеулова Е.А. неоднократно обращалась с заявлением на имя директора ФГЛПУ «НКЦОЗШ» с просьбой о разрешении совместительства в должности <данные изъяты> с 01.01.2011 г. по 31.12.2011 г., с 01.01.2012 г. по 31.12.2012 г., с 01.01.2013 г. по 31.12.2013 г., с 01.01.2014 г. по 31.12.104 г. (т. 3, л.д. 237, 243, 246, 250).

На основании личных заявлений Ащеуловой Е.А. ответчиком были изданы приказы № 199-К от 28.01.2008 г., № 109-К от 30.01.2009 г., № 110-К от 29.01.2010 г., № 1226-К от 10.10.2011 г., № 128-К от 31.01.2011 г., № 79/1-К от 30.01.2012 г., № 101 -К от 22.01.2014 г., № 107-К от 31.01.2013 г. (т. 3 л.д. 225-236, 238-242, 244-245, 247-249) о внутреннем совместительстве истца в должности <данные изъяты>.

Из расчетных листков истца за период с февраля 2001 г. по июнь 2014 г. следует, что Ащеуловой Е. А. производилась начисление за работу по внутреннему совместительству, при этом, установлено, что расчет за работу по внутреннему совместительству согласуется с табелями учета использования рабочего времени, приобщенными к делу за указанный выше период.

01.01.2011 г. ФГБ ЛПУ «НКЦОЗШ» заключило с Ащеуловой Е. А. трудовой договор на работу по внутреннему совместительству на вакантную должность <данные изъяты> на период с 01.01.2011 г. по 31.12.2011 г.

Также ответчиком в дело предоставлен акт о проведении расследования стихийного бедствия от 02.08.2013 г., из которого следует, что ФГБУ ЛПУ «НКЦОЗШ» комиссионно принято решение о списании документов в виду их негодности, в том числе, приказы на внутреннее совместительство с 1994 г. по 2006 г., трудовые договоры с 1994 г. по 2005 г. и т.д. (т. 4 л. д. 7-11).

Разрешая заявленные исковые требования, суд первой инстанции с учетом обстоятельств, установленных на основании представленных сторонами спора доказательств, а также закона, подлежащего применению к данному делу, пришел к обоснованному выводу о том, что нарушений трудовых прав истицы со стороны работодателя ФГБУ ЛПУ «НКЦОЗШ» не допущено, в связи с чем отказал в удовлетворении иска в полном объеме.

Так, при разрешении спора судом установлено, что Ащеулова Е.А. в спорные периоды выполняла обязанности по совмещению должностей, доказательств выполнения ею в указанные периоды сверхурочных работ не представлено.

Установлено, что в указанные периоды времени Ащеулова Е.А. на основании ее личных заявлений и соответствующих приказов ответчика была привлечена к работе по внутреннему совместительству на вакантную должность операционной медицинской сестры.

В силу действующего трудового законодательства особенности работы по совместительству для отдельных категорий работников (педагогических, медицинских и фармацевтических работников, работников культуры) урегулированы специальным законодательством и определяются в порядке, установленном Правительством РФ с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (ч. 5 ст. 282 Трудового кодекса РФ).

Из справки ФГБЛПУ «НКЦОЗШ» от 24.11.2014 г. следует, что процент укомплектованности численности медицинского персонала в 2011 г. составил 43, 2 %, в 2012 г. - 40, 2 %, в 2013 г. - 40, 2 % (т.4, л.д. 144).

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что в штате ФГБЛПУ «НКЦОЗШ» имеется недостаток врачей и среднего медицинского персонала.

В связи с нехваткой медицинского персонала, для обеспечения нормальной работы отделения, медицинские работники и привлекаются к работе по внутреннему совместительству до месячной нормы рабочего времени, для осуществления надлежащего круглосуточного оказания медицинской помощи. В учреждении ведется отдельный учет рабочего времени как по основной работе, так и по совместительству. Согласно штатного расписания ФГЛПУ «НКЦОЗШ» работники по основной ставке оплачиваются из средств федерального бюджета, а работа по совместительству оплачивается из средств Фонда ОМС, о чем делается соответствующая отметка в табеле учета рабочего времени, и таким образом, ФГЛПУ «НКЦОЗШ» разграничивает работу основную и по совместительству с занятием штатной единицы.

Учет рабочего времени ведется по двум ставкам: по основной, которая финансируется за счет средств Федерального бюджета, и по внутреннему совместительству, который финансируется за счет средств Фонда ОМС. В табеле находит свое отражение фамилия работника, количество фактически отработанного времени, продолжительность рабочего дня, норма отработанных часов в день. В табеле также находит свое отражение то, что он идет по основному виду оплаты либо по внутреннему совместительству, для того, чтобы было понятно, что это две разные работы и оплачиваются они отдельно, указывается вид оплаты, т.е. бухгалтерский код вида оплаты. Табель учета рабочего времени ведется отдельно для вида оплаты по основному месту работы, и для работы по внутреннему совместительству. Код для вида оплаты по основному месту работы «101», код для вида оплаты работы по внутреннему совместительству «104». В табеле учета рабочего времени по внутреннему совместительству, также как и в основном, указывается количество отработанных часов по внутреннему совместительству.

Работа Ащеуловой Е.А. по внутреннему совместительству не превышала установленной продолжительности рабочего времени и оплачивалась в установленном порядке.

Данные выводы суда мотивированы в решении, соответствуют содержанию доказательств, собранных и исследованных в соответствии со статьями 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе, табелям учета использования рабочего времени, расчетным листам по начислению заработной платы, выпискам из штатного расписания за оспариваемые периоды, и не вызывают у судебной коллегии сомнений в их законности и обоснованности.

При этом суд правильно пришел к выводу об отсутствии в отношении истца установленных трудовым законодательством ограничений для работы по совместительству.

В силу ч. 6 ст. 282 ТК РФ не могла допускаться работа истца по совместительству в опасных и тяжелых условиях труда при одновременном выполнении ею основной работы в таких же условиях труда.

Однако, материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих полную занятость Ащеуловой Е. А. в спорные периоды времени на работах с вредными условиями труда.

Установлено, что истец осуществляла работу в должности <данные изъяты>, как по основному месту работы, так и по внутреннему совместительству. Данная работа, как правильно указал суд, не связана с опасными условиями труда, поэтому препятствий для ее совместительства с работой <данные изъяты> не имелось.

Суд обоснованно не принял во внимание доводы стороны истца о том, что обстоятельством, подтверждающим работу истца во вредных условиях, по мнению истца, также является то факт, что ей была назначена пенсия досрочно, за работу во вредный условиях.

Материалами дела подтверждается, что Ащеуловой Е.А. была назначена пенсия в связи с лечебной деятельность по охране здоровья населения по выслуге лет, то есть по другому основанию, нежели в связи с вредными условиями труда.

Указанные обстоятельства подтверждаются пояснениями допрошенного судом первой инстанции специалиста группы по оценки пенсионных прав застрахованных лиц Государственного учреждения управления пенсионного фонда РФ по Кемеровской области в городе Ленинске-Кузнецком и Ленинск-Кузнецком районе ФИО12

Таким образом, доказательств, подтверждающих полную занятость на работах с вредными условиями труда, свидетельствующих о нарушении работодателем установленных трудовым законодательством ограничений для работы по совместительству, истец в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ не представила.

Отказав в удовлетворении требований об оплате суммы сверхурочных работ в размере <данные изъяты>., суд первой инстанции обоснованно отказал и в иске о взыскании индексации на основании ст. 134 ТК РФ за период с 01.02.2000 г. по 28.07.2014г. в сумме <данные изъяты>., поскольку указанные требования являются производными от основных требований, связаны с основными.

Кроме того, отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении работника, о взыскании задолженности по заработной плате за сверхурочные работы за период с февраля 2000 г. по апрель 2014 г., суд пришел к правильному выводу о том, что Ащеуловой Е.А. пропущен установленный законом срок на обращением в суд, о чем было заявлено ответчиком, а уважительных причин пропуска срока судом не установлено.

В соответствии со статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске по уважительным причинам указанных сроков они могут быть восстановлены судом.

Как разъяснено в пункте 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела по иску работника, трудовые отношения с которым не прекращены, о взыскании начисленной, но невыплаченной заработной платы надлежит учитывать, что заявление работодателя о пропуске работником срока на обращение в суд само по себе не может служить основанием для отказа в удовлетворении требования, поскольку в указанном случае срок на обращение в суд не пропущен, так как нарушение носит длящийся характер и обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, а тем более задержанных сумм, сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

Для признания нарушения трудовых прав длящимся необходимо соблюдение определенного условия: заработная плата работнику должна быть начислена, но не выплачена.

Таким образом, работник (сотрудник), зная, что работодатель исполнил свою обязанность по начислению соответствующей оплаты за труд, в период действия трудового договора вправе рассчитывать на выплату причитающейся ему суммы. Именно поэтому такие правоотношения носят длящийся характер.

При таких данных, суд первой инстанции законно и обоснованно применил установленный ст. 392 ТК РФ трехмесячный срок для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора к заявленным требованиям истца, поскольку, ежемесячно получая заработную плату за указанный период без учета денежного вознаграждения за работу сверх установленной продолжительности рабочего времени, истец не мог не знать о нарушении своих прав.

Также судом правомерно установлен факт пропуска срока на обращение в суд с требованиями о компенсации за
неиспользованный отпуск, который с учетом положений п. 2 ст. 9 Конвенции Международной организации труда «Об оплачиваемых отпусках», принятой на 54-й сессии Генеральной конференции Международной организации труда в городе Женеве 24.06.1970 г., которая Федеральным Законом № 139-ФЗ от 01.07.2010г. была ратифицирована Российской Федерацией и вступила в силу для Российской Федерации с 06.09.2011г., исчисляется с момента истечения 18 месяцев с окончания того года, за который должен был быть предоставлен отпуск. С учетом спорных периодов работы, за которые истец просит взыскать компенсацию, и даты обращения в суд с иском (07.08.2014г.), суд обоснованно пришел к выводу о пропуске Ащеуловой Е.А. установленного законом срока при отсутствии оснований для его восстановления.

Доводы апелляционной жалобы о том, что о нарушении трудовых прав истице стало известно только при получении окончательного расчета при увольнении, суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными, т.к. они противоречат фактическим обстоятельствам дела и не могут быть приняты во внимание.

Судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции о неправомерности заявленных истцом требований основанными на законе и фактических обстоятельствах дела.

Суд правильно определил и исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, дал надлежащую оценку предоставленным доказательствам, и разрешил спор в соответствии с требованиями закона. Нарушений материального и процессуального права, влекущих отмену судебного решения, судом первой инстанции не допущено.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в апелляционной жалобе, являются необоснованными, направлены на иное толкование установленных судом обстоятельств дела и норм действующего законодательства, а также переоценку собранных по делу доказательств, в связи с чем не могут служить основанием для отмены решения суда.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, по делу не установлено.

Таким образом, доводов, влекущих отмену судебного решения, апелляционная жалоба не содержит и оснований для отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь ч.1 ст.327, ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 10 декабря 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ащеуловой Евгении Аркадьевны - без удовлетворения.

Председательствующий: Т.М. Чудинова

Судьи: Г.В. Строганова

Т.Н. Рыжонина