НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Камчатского краевого суда (Камчатский край) от 10.10.2019 № 2-1143/19

Судья Бондаренко С.С. № 33-2340/2019

№ 2-1143/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского краевого суда в со­ставе:

председательствующего Мелентьевой Ж.Г.

судей Четыриной М.В., Володкевич Т.В.

при помощнике судьи,

ведущем протокол

судебного заседания Ополеве Е.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Петропавловске-Кам­чатском 10 октября 2019 года гражданское дело № 2-1143/2019 по апелля­ционной жалобе Савитских А.В. на решение Елизовского районного суда Камчатского края от 5 августа 2019 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Савитских Анастасии Владимировны к Государственному учрежде­нию - Управлению Пенсионного фонда Российской Феде­рации в Елизовском районе Камчатского края (межрайон­ное) о признании права на получение социальной пенсии по случаю потери кормильца, возложении обязанности произвести перерасчет излишне полученной социальной пенсии по случаю потери кормильца и взыскании излишне удержанных денежных средств, отказать.

Заслушав доклад председательствующего, объяснения Савитских А.В., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения на доводы апел­ляционной жалобы представителей Государственного учреждения - Управ­ления Пенсионного фонда Российской Федерации в Елизовском районе Кам­чатского края (межрайонное) Лобовой Е.Я. и Бодаровского В.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Савитских А.В. обратилась в суд с иском к Государственному учре­ждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Елизов­ском районе Камчатского края (межрайонное) о признании права на получе­ние социальной пенсии по случаю потери кормильца, возложении обязанно­сти произвести перерасчет излишне полученной социальной пенсии по слу­чаю потери кормильца и возврате излишне удержанных денежных средств. В обоснование заявленных требований указала, что относится к лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и является полу­чателем социальной пенсии по случаю потери кормильца как нетрудоспо­собный член семьи умершего кормильца - ребенок умершей одинокой ма­тери. Из письма Управления Пенсионного фонда от 4 апреля 2019 года ей стало известно, что в связи с ее отчислением из учебного заведения с 1 ап­реля 2017 года ей излишне выплачена социальная пенсия по случаю потери кормильца за период с 1 апреля 2017 года по 31 января 2019 года в размере 359084 руб. 10 коп. С чем она не согласна, поскольку на основании приказа КГПОБУ «Камчатский педагогический колледж» от 31 августа 2017 года она зачислена с 1 сентября 2017 года на очную форму обучения по профессии «повар, кондитер». Следовательно, в период с 1 сентября 2017 года по 31 ян­варя 2019 года она имела право на получение пенсии по случаю потери кор­мильца, так как являлась студентом очной формы обучения. Такое право у неё отсутствует только с 1 апреля по 31 августа 2017 года, в связи с чем раз­мер переплаты пенсии должен составлять 80548 руб. 25 коп. 28 марта 2019 года ею добровольно внесено 59000 руб. в счет возмещения излишне полу­ченной пенсии. В марте 2019 года ей назначена пенсия по случаю потери кормильца за период с 5 марта 2018 года по 31 марта 2019 года, из которой произведено удержание в размере 20 % - 24612 руб. 62 коп. и осуществлен возврат денежных средств в размере 10 руб. 83 коп. с ее счета в ПАО «Сбер­банк России», итого в счет погашения излишне выплаченной суммы пенсии ею выплачено 83623 руб. 44 коп. 23 апреля 2019 года она обратилась в Управление Пенсионного фонда, где ей было отказано в перерасчете суммы пенсии, а в апреле 2019 года произведено удержание в размере 20 % пенсии. Остаток излишне полученной пенсии составляет 272078 руб. 98 коп. С уче­том увеличения исковых требований просила признать за ней право на полу­чение пенсии по случаю потери кормильца за период с 1 сентября 2017 года по 31 января 2019 года, обязать ответчика произвести перерасчет излишне полученной пенсии по случаю потери кормильца и вернуть излишне удер­жанные денежные средства, взыскать с ответчика в свою пользу излишне удержанную социальную пенсию по случаю потери кормильца в размере 15275 руб. за период с 1 сентября 2017 года по 23 июля 2019 года.

При рассмотрении дела судом первой инстанции Савитских А.В. в су­дебном заседании исковые требования поддержала, согласилась с суммой переплаты пенсии по случаю потери кормильца за период с 1 апреля по 1 сентября 2017 года, указав, что денежные средства в счет излишне получен­ной пенсии по случаю потери кормильца за указанный период она добро­вольно вернула в Пенсионный фонд. Полагала, что за период с 1 сентября 2017 года по 31 января 2019 года ответчик должен произвести перерасчет из­лишне полученной пенсии по случаю потери кормильца, так как с указанной даты она учится в колледже. Выплата пенсии ей была восстановлена только в марте 2019 года и ежемесячно из пенсии производятся удержания в размере 3050 руб. 13 коп.

Представитель Государственного учреждения - Управление Пенсион­ного фонда Российской Федерации в Елизовском районе Камчатского края (межрайонное) Хвалеев В.А. в судебном заседании суда первой инстанции просил в удовлетворении исковых требований отказать, ссылаясь на то, что на основании п. 2 ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ Савитских А.В. была назначена социальная пенсия по случаю потери кормильца как нетрудоспособному члену семьи умершего кормильца как ре­бенку умершей одинокой матери. В качестве документа, подтверждающего факт обучения и права на социальную пенсию по случаю потери кормильца после достижения возраста 18 лет истцом была предоставлена справка от 15 февраля 2017 года, выданная КГПОБУ «Камчатский педагогический кол­ледж», согласно которой она зачислена на 2 курс дошкольного отделения с 1 сентября 2016 года, дата выпуска - 20 июня 2020 года, социальная пенсия по случаю потери кормильца была назначена истцу до 20 июня 2020 года. Со­гласно приказу КГПОБУ «Камчатский педагогический колледж» от 30 марта 2017 года № 170/у Савитских А.В. отчислена из учебного заведения с 1 ап­реля 2017 года, в связи с чем утратила право на социальную пенсию по слу­чаю потери кормильца, о чем в соответствии с ч. 5 ст. 26 Федерального за­кона № 400-ФЗ должна была сообщить в Пенсионный фонд, что повлекло излишне полученную истцом социальную пенсию по случаю потери кор­мильца за период с 1 апреля 2017 года по 31 января 2019 года в размере 359084 руб. 10 коп. 5 марта 2019 года Савитских А.В. представила в Пенси­онный фонд справку от 26 февраля 2019 года № 764, выданную КГПОБУ «Камчатский промышленный техникум», подтверждающую факт её обуче­ния в учебном заведении по очной форме обучения, одновременно истцом подано заявление о назначении страховой пенсии по случаю потери кор­мильца с 5 марта 2018 года. Расчет размера страховой пенсии по случаю по­тери кормильца с 5 марта 2018 года составил 9406 руб. 70 коп., с 1 января 2019 года 10069 руб. 97 коп. Истцу было разъяснено о возможности после назначения страховой пенсии по случаю потери кормильца подать заявление о назначении социальной пенсии по случаю потери кормильца, размер кото­рой с 1 апреля 2019 года составляет 16908 руб. 37 коп. 25 марта 2019 года Савитских А.В. было подано заявление в Пенсионный фонд о назначении со­циальной пенсии по случаю потери кормильца, в связи с чем с 1 марта 2019 года ей была назначена социальная пенсия по случаю потери кормильца. В марте 2019 года Савитских А.В. добровольно возместила Пенсионному фонду 59000 руб. в счет погашения излишне полученной суммы социальной пенсии по случаю потери кормильца, в этом же месяце по июль 2019 года из страховой пенсии Савитских А.В. по случаю потери кормильца ежемесячно было удержано 20% от пенсии. Остаток излишне полученной истцом соци­альной пенсии по случаю потери кормильца на 1 мая 2019 года составил 272078 руб. 98 коп. Учитывая, что в марте 2019 года Савитских А.В. была произведена выплата страховой пенсии по случаю потери кормильца за март 2019 года и доплата указанной пенсии за период с 5 марта 2018 года по 28 февраля 2019 года, размер суммы излишне полученной истцом социальной пенсии по случаю потери кормильца за период с 1 апреля 2017 года по 31 ян­варя 2019 года не может быть пересмотрен, поскольку был установлен факт переплаты пенсии с 1 сентября 2017 года по 31 января 2019 года. Вместе с тем, после обращения Савитских А.В. с заявлением и предоставлением справки об обучении ей была произведена выплата страховой пенсии по слу­чаю потери кормильца с 5 марта 2018 года по 28 февраля 2019 года. Назначе­ние пенсии в Российской Федерации носит заявительный характер. Факт обучения Савитских А.В. с 1 сентября 2017 года не является основанием для установления пенсии. Срок получения пенсии по случаю потери кормильца за период с 1 сентября 2017 года по 13 марта 2018 года не может быть вос­становлен в соответствии с п. 3 ч. 5 ст. 22 Федерального закона № 400-ФЗ. После поступления в учебное заведение с 1 сентября 2017 года истцу необ­ходимо было обратиться в Пенсионный фонд не позднее 1 сентября 2018 года. Истец в указанный период не представила в Пенсионный фонд справку об обучении и не обращалась с заявлением о назначении пенсии. Социальная пенсия по случаю потери кормильца и страховая пенсия по случаю потери кормильца являются двумя разными видами пенсии. При этом страховая пенсия по случаю потери кормильца может быть начислена лицу за период, предшествующий году обращения с заявлением о получении данного вида пенсии. Социальная пенсия по случаю потери кормильца начисляется только с момента обращения лица с соответствующим заявлением. Поскольку Са­витских А.В. обратилась с заявлением о получении страховой пенсии по слу­чаю потери кормильца в марте 2019 года, данный вид пенсии был ей назна­чен за предшествующий период с 5 марта 2018 года по 28 февраля 2019 года, излишне полученная социальная пенсия по случаю потери кормильца не могла быть ей пересчитана за указанный период, поскольку является другим видом пенсии. Нормами действующего законодательства не предусмотрена возможность зачета сумм незаконно полученного одного вида пенсии дру­гим.

Рассмотрев дело, суд постановил указанное решение.

Не соглашаясь с решением суда, в апелляционной жалобе Савитских А.В. просит его отменить. Указывает, что не была предупреждена об обязан­ности известить Управление Пенсионного фонда об отчислении из учебного заведения, а также была введена в заблуждение относительно подачи заявле­ния о назначении страховой пенсии по случаю потери кормильца с 5 марта 2018 года. Полагает необоснованным вывод суда о невозможности пересчета социальной пенсии по случаю потери кормильца за период с 5 марта 2018 года по 28 февраля 2019 года, так как в случае признания права на получение социальной пенсии по случаю потери кормильца в период с 1 сентября 2017 года по 31 января 2019 года ответчик не лишается права требовать возврата выплаченной страховой пенсии.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность реше­ния суда в соответствии с требованиями ч.ч. 1, 2 ст. 327.1 ГПК РФ в пре­де­лах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, возражений на нее, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с п. 1 ст. 5 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» социальная пенсия является одним из видов пенсии по государ­ственному пенсионному обеспечению.

Частью 6 приведенной нормы и п.п. 8 п. 1 ст. 4 указанного Федераль­ного закона установлено, что социальная пенсия (по старости, по инвалидно­сти, по случаю потери кормильца) назначается нетрудоспособным гражда­нам.

В соответствии со п.п. 3 п. 1 ст. 11 Федерального закона «О государ­ственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» право на соци­альную пенсию в соответствии с настоящим Федеральным законом имеют постоянно проживающие в Российской Федерации дети в возрасте до 18 лет, а также старше этого возраста, обучающиеся по очной форме в образова­тельных учреждениях всех типов и видов независимо от их организационно-правовой формы, за исключением образовательных учреждений дополни­тельного образования, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет, потерявшие одного или обоих родителей, и дети умершей одинокой матери.

Статьей 13 этого же Федерального закона установлено, что при назначе­нии пенсии по случаю потери кормильца по государственному пен­сионному обеспечению применяются нормы Федерального закона «О страхо­вых пенсиях» от 28декабря2013года №400-ФЗ.

Согласно п. 3 ст. 6 Федерального закона «О страховых пенсиях» страхо­вая пенсия по случаю потери кормильца является одной из пенсий, устанавливаемых в соответствии с настоящим Федеральным законом.

На основании п. 1 ч. 2 ст. 10 Федерального закона «О страховых пен­сиях» нетрудоспособными членами семьи признаются, в том числе дети кор­мильца, не достигшие 18 лет, а также дети, обучающиеся по очной форме обучения по основным образовательным программам в организациях, осу­ществляющих образовательную деятельность, в том числе в иностранных ор­ганизациях, расположенных за пределами территории Российской Федера­ции, если направление на обучение произведено в соответствии с междуна­родными договорами Российской Федерации, до окончания ими такого обу­чения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет.

Частью 5 ст. 26 вышеназванного Федерального закона установлено, что пенсионер обязан извещать орган, осуществляющий пенсионное обеспече­ние, о наступлении обстоятельств, влекущих за собой изменение размера страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии и размера повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии или прекращение (продление) их выплаты, в том числе об изменении места жительства, не позднее следующего рабочего дня после наступления соответствующих об­стоятельств.

В случае, если представление недостоверных сведений или несвоевре­менное представление сведений, предусмотренных ч. 5 ст. 26 настоящего Фе­дерального закона, повлекло за собой перерасход средств на выплату страхо­вых пенсий, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повыше­ния фиксированной выплаты к страховой пенсии), виновные лица возмещают Пенсионному фонду Российской Федерации причиненный ущерб в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (ч. 2 ст. 28 ФЗ «О страховых пенсиях»).

В случаях невыполнения или ненадлежащего выполнения обязанно­стей, указанных в части 1 настоящей статьи, и выплаты в связи с этим излиш­них сумм страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии) работода­тель и (или) пенсионер возмещают пенсионному органу, производящему вы­плату страховой пенсии, причиненный ущерб в порядке, установленном за­конодательством Российской Федерации (ч. 3 ст. 28 ФЗ «О страховых пен­сиях»).

Право пенсионного органа на произведение удержания из страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии предусмотрено п. 2 ч.1 ст. 29 Федерального закона «О страховых пенсиях», согласно которому удер­жания из страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии производятся на основании решений органов, осуществляющих пенсионное обеспечение, о взыскании сумм страховых пенсий, фиксированных выплат к страховым пенсиям (с учетом повышений фиксированных выплат к страхо­вым пенсиям), излишне выплаченных пенсионеру в связи с нарушением по­ложений ч. 5 ст. 26 названного Федерального закона.

Порядок определения излишне выплаченной суммы пенсии изложен в Правилах, утвержденных приказом Минтруда России от 17 ноября 2014 года № 885н.

При рассмотрении спора судом первой инстанции установлено и под­тверждается материалами дела, что Савитских А.В., ДД.ММ.ГГГГ рожде­ния, 29 июля 2010 года назначена социальная пенсия по случаю потери кор­мильца как нетрудоспособному члену семьи умершего кормильца - ребенку умершей одинокой матери. Несмотря на достижение в ДД.ММ.ГГГГ Савитских А.В. совершеннолетия, ей на основании п.п. 3 п. 1 ст. 11 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» продолжали выплачивать социальную пенсию по случаю потери кормильца в связи с тем, что она с 1 сентября 2016 года обучалась в КГПОБУ «Камчат­ский педагогический колледж».

13 февраля 2019 года Управлением Пенсионного фонда установлено, что Савитских А.В. с 1 апреля 2017 года отчислена из учебного заведения, о чем не сообщила в Пенсионный фонд. В связи с несвоевременным предостав­лением сведений о наступлении обстоятельств, влекущих прекращение вы­платы социальной пенсии по случаю потери кормильца в соответствии со ст. 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 400-ФЗ за период с 1 ап­реля 2017 года по 31 января 2019 года Савитских А.В. излишне выплачена социальная пенсия по случаю потери кормильца в размере 359084 руб. 10 коп., о чем было сообщено Савитских А.В. 26 февраля 2019 года.

5 марта 2019 года Савитских А.В. представила в Управление Пенсион­ного фонда справку о том, что она с 1 сентября 2017 года по настоящее время обучается в КГПОБУ «Камчатский промышленный техникум» по очной форме обучения по профессии «повар, кондитер».

Решениями Управления Пенсионного фонда Савитских А.В. прекра­щена выплата социальной пенсии по случаю потери кормильца с 1 апреля 2017 года, а с 5 марта 2018 года ей назначена страховая пенсия по случаю потери кормильца.

Решением Пенсионного фонда от 22 марта 2019 года принято решение производить удержания из сумм пенсии Савитских А.В. ежемесячно в раз­мере 20% с 5 марта 2018 года.

В уведомлении Савитских А.В. сообщено, что в связи с тем, что ей про­изведена доплата пенсии за период с 5 марта 2018 года по 31 марта 2019 года, из которой произведено удержание в размере 20 % на сумму 24612 руб. 62 коп., также учтен возврат денежных средств со счета Савитских А.В. в ПАО «Сбербанк России» на сумму 10 руб. 83 коп., в связи с чем общий размер за­долженности составил 334460 руб. 65 коп. Удержания производятся в раз­мере 20%.

Решением Пенсионного фонда от 4 апреля 2019 года Савитских А.В. переведена на социальную пенсию по случаю потери кормильца с 1 апреля 2019 года по 14 ноября 2021 года.

Согласно сведениям ответчика, по состоянию на 1 августа 2019 года остаток суммы переплаты Савитских А.В. социальной пенсии по случаю потери кормильца составил 261933 руб. 97 коп.

Установив указанные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что выплата Савитских А.В. социальной пенсии по случаю по­тери кормильца с 1 апреля 2017 года обоснованно была прекращена Пенси­онным фондом, поскольку право на получение социальной пенсии по случаю потери кормильца прекращается у лица, достигшего возраста 18 лет в случае окончания им обучения по очной форме, при этом обязанность, установлен­ную ч. 5 ст. 26 Федерального закона № 400-ФЗ, сообщить в Пенсионный фонд о прекращении обучения Савитских А.В. своевременно не исполнила, после поступления в новое учебное заведение документы, подтверждающие данный факт, ответчику вовремя не предоставила.

Судебная коллегия с указанным выводом суда согласиться не может по следующим основаниям.

Конституция Российской Федерации, в соответствии с целями соци­ального государства (ч. 1 ст. 7), гарантируя каждому социальное обеспече­ние по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (ч. 1 ст. 39), отно­сит определение условий и порядка реализации данного конституцион­ного права к компетенции законодателя (ч. 2 ст. 39).

Реализуя предоставленное ему полномочие, законодатель установил в Федеральном законе от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» (ст. 11), а также Федеральном законе от 28декабря2013года №400-ФЗ «О страховых пен­сиях» (ст. 10) основания и условия назначения пенсий лицам по случаю по­тери кормильца.

По смыслу положений указанных Федеральных законов назначение и выплата пенсии по случаю потери кормильца, прежде всего, направлена на социальную защиту лиц, оставшихся без попечения родителей, путем предо­ставления им указанной социальной выплаты.

Согласно п. п. 5 п. 4 ст. 23 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» пенсия по случаю по­тери кормильца назначается на срок, в течение которого соответствующее лицо считается нетрудоспособным.

Понятие нетрудоспособных граждан содержится в ст. 2 Федерального за­кона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федера­ции», а именно, нетрудоспособные граждане - в том числе дети в возрасте до 18 лет, а также старше этого возраста, обучающиеся по очной форме в обра­зовательных учреждениях всех типов и видов независимо от их организаци­онно-правовой формы, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет, потерявшие одного или обоих родите­лей, и дети умершей одинокой матери.

Таким образом, при условии обучения лица, которому назначена пен­сия по случаю потери кормильца по основанию, предусмотренному п. п. 3 п. 1 ст. 11 Федерального закона от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ, в образова­тельном учреждении на очной форме обучения, за ним сохраняется право на получение данной пенсии до достижения им двадцатитрехлетнего возраста.

Согласно пунктам 77, 100-104 Правил выплаты пенсий, утвержденных приказом Минтруда России № 885н от 17 ноября 2014 года, выплата пенсии прекращается территориальным органом Пенсионного фонда Российской Федерации в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 25 Федерального закона «О страховых пенсиях». Решение (распоряжение) о прекращение выплаты пен­сии принимается в течение одного рабочего дня, следующего за днем, в ко­тором истекает срок приостановления выплаты пенсии в соответствии ч. 1 ст. 24 Федерального закона «О страховых пенсиях», либо поступили документы (сведения) об обстоятельствах, влекущих прекращение выплаты пенсии.

Суммы пенсии, излишне выплаченные либо своевременно не выплачен­ные пенсионеру за прошедшее время в связи с ошибкой, допущенной при установлении и (или) выплате пенсии, определяются за весь период, в тече­ние которого выплата пенсии пенсионеру производилась неправомерно.

Излишне выплаченные пенсионеру суммы пенсии в случаях, предусмот­ренных частями 2 - 4 ст. 28 Федерального закона «О страховых пенсиях», опре­деляются за период с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в кото­ром возникло обстоятельство, являющееся основанием для прекращения вы­платы пенсии в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 25 указанного Федерального за­кона, по дату устранения указанного обстоятельства включительно.

В случае если обстоятельство, являющееся основанием для прекращения (приостановления) выплаты пенсии, о наступлении которого пенсионером не было своевременно сообщено в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации, было устранено в месяце, в котором указанное об­стоятельство возникло, пенсия за период с даты возникновения указанного обстоятельства по дату его устранения является излишне выплаченной.

Суммы страховой пенсии, фиксированной выплаты к страховой пенсии (с учетом повышения фиксированной выплаты к страховой пенсии), излишне выплаченные пенсионеру в связи с нарушением им обязанности, предусмот­ренной ч. 11 ст. 26.1 Федерального закона «О страховых пенсиях», определя­ются за весь период, в течение которого выплата пенсии пенсионеру произ­водилась неправомерно.

Факт обнаружения излишне выплаченной суммы пенсии и ее размер оформляется территориальным органом Пенсионного фонда Российской Фе­дерации по форме, предусмотренной порядком ведения пенсионной докумен­тации.

Из приведенных нормативных положений следует, что территориаль­ным органом Пенсионного фонда Российской Федерации, который разъяс­няет гражданам законодательство Российской Федерации, принимает заявле­ние об установлении ежемесячной денежной выплаты со всеми необходи­мыми документами и дает оценку правильности оформления этих докумен­тов, проверяет в необходимых случаях обоснованность выдачи представлен­ных документов, принимает решения о назначении ежемесячной денежной выплаты, распоряжения о перерасчете ее размера, а также решения об отказе в назначении (перерасчете) ежемесячной денежной выплаты на основе все­стороннего, полного и объективного рассмотрения всех представленных до­кументов.

При этом основанием для прекращения выплаты назначенной пенсии является наступление обстоятельств, вследствие которых гражданином утра­чивается право на эту выплату.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, на момент прекращения в марте 2019 года Управлением Пенсионного фонда выплаты Савитских А.В. социальной пенсии по потери кормильца, она в силу приведенных законода­тельных норм имела право на получение социальной пенсии по потери кор­мильца, поскольку обучалась с 1 сентября 2016 года по 1 апреля 2017 года в КГПОБУ «Камчатский педагогический колледж», а затем с 1 сентября 2017 года по настоящее время в КГПОБУ «Камчатский промышленный техникум» по очной форме обучения.

Таким образом, излишне выплаченной является сумма, которая была получена Савитских А.В. в период с 1 апреля 2017 года (дата отчисления из КГПОБУ «Камчатский педагогический колледж») по 31 августа 2017 года (дата зачисления в КГПОБУ «Камчатский промышленный техникум»), когда она не проходила обучение в образовательных учреждениях.

Неисполнение истцом обязанности, предусмотренной ч. 2 ст. 28 ФЗ «О страховых пенсиях», сообщить в Пенсионный фонд об изменении образова­тельного учреждения, в данном случае основанием для удержания с нее сумм выплаченной ей пенсии за период обучения в КГПОБУ «Камчатский про­мышленный техникум» являться не может.

Таким образом, суду первой инстанции при рассмотрении данного спора во исполнение требований ч. 2 ст. 56 ГПК РФ необходимо было установить, отпали ли на момент принятия Управлением Пенсионного фонда решения о прекращении выплаты социальной пенсии фактические основания, дающие Савитских А.В. право на ее получение и, как следствие, имела ли место пе­реплата пенсии в том смысле, как это предусмотрено ч. 5 ст. 26 Федераль­ного закона «О страховых пенсиях».

Однако суд первой инстанции данные обстоятельства в качестве юри­дически значимых не определил, сославшись в обоснование своего вывода об отказе в удовлетворении исковых требований Савитских А.В. лишь на несоблюдение ею обязанности сообщить в Пенсионный фонд о прекращении обучения и предоставить после поступления в новое учебное заведение под­тверждающий документ.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции нельзя при­знать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с принятием по делу нового решения.

Учитывая, что в период с 1 сентября 2017 года по 31 января 2019 года Савитских А.В. являлась обучающейся по очной форме обучения КГПОБУ «Камчатский промышленный техникум», то она имела право на получение пенсии по случаю потери кормильца, гарантированное ей государством, в связи с чем ее требования о признании за ней права на получение пенсии по слу­чаю потери кормильца в указанный период обоснованы и подлежат удовле­творению.

Исковые требования Савитских А.В. в части возложения на Управле­ние Пенсионного фонда обязанности произвести перерасчет излишне полу­ченной социальной пенсии по случаю потери кормильца и взыскании из­лишне удержанных с нее денежных средств подлежат частичному удовле­творению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, Управлением Пенсионного фонда с 5 марта 2018 года Савитских А.В. назначена страховая пенсия по случаю по­тери кормильца на основании п. 3 ч. 5 ст. 22 Федерального закона «О стра­ховых пенсиях», которая с 1 марта 2019 года заменена ей на социальную пенсию по случаю потери кормильца, предусмотренную Федеральным зако­ном «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федера­ции».

При этом из материалов дела усматривается, что инициатива назначе­ния Савитских А.В. страховой пенсии исходила от Управления Пенсионного фонда, которое посчитало, что такой вариант будет более для нее выгодным, разъяснив ей возможность после назначения указанной пенсии подать заяв­ление о назначении ей социальной пенсии по случаю потери кормильца, размер которой превышает размер страховой пенсии (л.д.14-15).

Таким образом, Савитских А.В. при наличии у нее на весь период обу­чения в КГПОБУ «Камчатский промышленный техникум» права на получе­ние социальной пенсии по случаю потери кормильца, которую она фактиче­ски получила в период с марта 2018 года по февраль 2019 года, по рекомен­дации Управления Пенсионного фонда была ею также получена страховая пенсия за период с 5 марта 2018 года по февраль 2019 года, что нельзя при­знать правильным, поскольку в силу ч. 1 ст. 5 Федерального закона «О стра­ховых пенсиях» одновременное получение страховых пенсий различных ви­дов не допускается.

Поэтому судебная коллегия приходит к выводу о том, что требования Савитских А.В. о возложении на Управление Пенсионного фонда обязанно­сти произвести ей перерасчет излишне полученной пенсии по случаю потери кормильца подлежат удовлетворению, а в удовлетворении требований о взыскании излишне удержанных с нее денежных средств необходимо отка­зать, поскольку полученные ею суммы страховой пенсии с учетом удержан­ных составили 73837 руб. 90 коп., а размер излишне выплаченной ей соци­альной пенсии за период с 1 апреля по август 2017 года составил 80548 руб. 25 коп. Итого 154386 руб. 15 коп. (л.д. 46, 84). Из представленного ответчи­ком расчета погашения Савитских А.В. переплаты социальной пенсии по со­стоянию на 1 августа 2019 года следует, что ею уплачено всего 97150 руб. 13 коп. (л.д. 83), то есть меньше переплаченной ей общей суммы (страховой и социальной).

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 327.1-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Елизовского районного суда Камчатского края от 5 августа 2019 года отменить и принять новое решение, которым:

Исковые требования Савитских Анастасии Владимировны удовлетво­рить частично.

Признать за Савитских Анастасией Владимировной право на получе­ние пенсии по случаю потери кормильца за период с 1 сентября 2017 года по 31 января 2019 года.

Обязать Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Елизовском районе Камчатского края (меж­районное) произвести Савитских Анастасии Владимировне перерасчет из­лишне полученной пенсии по случаю потери кормильца.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационный суд общей юрисдикции - Девятый кассационный суд, расположенный по адресу: г.Владивосток, ул. Светланская, дом 54, в срок, не превышающий трех месяцев со дня вступления в законную силу, через суд первой инстанции.

Председательствующий

Судьи