НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Иркутского областного суда (Иркутская область) от 20.01.2015 № 33-11036/2014

Судья Сачук С.С.

Судья-докладчик Петухова В.Г. По делу № 33-218/15

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

20 января 2015 года г. Иркутск

Судебная коллегия по административным делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего судьи Петуховой В.Г.,

судей Папуши А.С. и Туглаковой Л.Г.,

при секретаре Мархееве А.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Владимирцева И.Ю. об оспаривании решения Инспекции Федеральной налоговой службы России по Октябрьскому округу г. Иркутска о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения,

по апелляционной жалобе Инспекции Федеральной налоговой службы России по Октябрьскому округу г. Иркутска на решение Октябрьского районного суда г. Иркутска от 06 октября 2014 года,

УСТАНОВИЛА:

Владимирцев И.Ю. обратился в суд с указанным заявлением в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В обоснование указал, что решением Инспекции Федеральной налоговой службы России по Октябрьскому округу г. Иркутска от 15.11.2013 он привлечен к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ, а также ему предложено уплатить налог на доходы физических лиц, начислены пени, штраф. Решением УФНС России по Иркутской области от 27.02.2014 в удовлетворении его жалобы на указанное решение ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска отказано. Владимирцев И.В. считает решение налогового органа незаконным, поскольку Инспекцией вывод о полученном доходе за 2010 года в размере (данные изъяты) в результате оказания им индивидуальному предпринимателю Родионову А.В. услуг по разработке песчано-гравийного месторождения с погрузкой ПГС в автотранспорт и транспортировкой ее до дробильно-сортировочного комплекса сделан на основании полученных от ИП Родионова А.В. документов. Данные документы получены Инспекцией вне рамок проверки, а поэтом в силу ст. 101 НК РФ не могут являться надлежащим доказательством. Достоверность представленных ИП Родионовым А.В. документов Инспекцией не проверялась.

Считает, что недобросовестность контрагента сама по себе не опровергает понесенных налогоплательщиком расходов. В решении "дата изъята" о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения, решении УФНС России по Иркутской области "дата изъята" отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о наличии у него при заключении и исполнении договора с ООО «Онтарис» умысла, направленного на получение необоснованной налоговой выгоды. Более того, как физическое лицо, не имеет возможности проверять операции по расчетным счетам контрагента, осуществлять контроль за соблюдением расчетно-кассовой дисциплины организации, запрашивать какую-либо информацию об обществе у государственных органов и не обязан проводить почерковедческие экспертизы первичных документов.

Считает, что поскольку расходы, произведенные им, превышают полученный им доход, налоговая база, определяемая в соответствии со ст. 210 НК РФ, для исчисления налога на доходы физических лиц, отсутствует.

На основании изложенного истец просил суд признать незаконным решение ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска "дата изъята" о привлечении его к ответственности в совершение налогового правонарушения.

Суд постановил решение об удовлетворении заявленных требований Владимирцева И.Ю..

С апелляционной жалобой на решение суда обратилась Инспекция. Приводит доводы, аналогичные указанным в отзыве на заявление, а в частности то, что Владимирцевым И.Ю. не подтверждены фактические расходы, не доказан их действительный экономический смысл, следовательно основания для применения расчетного метода у инспекции отсутствовал.

Судом не дана надлежащая оценка обстоятельствам, что при выборе спорного контрагента, о реальности заявленных плательщиком хозяйственных операций с контрагентом, о недостоверности сведений в представленных первичных документах, о не реальности совершения спорных сделок, не на основании отдельно установленных фактов, а по результатам исследования доказательств в их совокупности.

Представитель Инспекции Ионова О.М. просит обратить внимание на то, что из содержания постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.07.2012 на которое ссылается суд не следует прямого указания на обязанность налогового органа при определении рыночности цен применять п.п.7 п. 1 ст. 31 НК РФ, а указано лишь необходимость определения реального размера предполагаемой налоговой выгоды исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам, при этом обязанность их доказывая возложена именно на налогоплательщика. Между тем налогоплательщиком не представлены доказательства, отвечающие требованиям статей 59, 60 ГПК РФ, ст. 252 НК РФ относительно несения реальных расходов.

Заслушав доклад судьи Иркутского областного суда Петуховой В.Г., объяснения сторон, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по административным делам Иркутского областного суда приходит к следующему.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования Владимирцева И.Ю., исходил из того, что инспекция, признав недопустимыми представленные налогоплательщиком документы в подтверждение реальных расходов, применительно к пп.7 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации должна была определить размер налогов, исходя из особенностей деятельности проверяемого налогоплательщика и сведений, полученных как из документов, находящихся в ее распоряжении, так и путем сопоставления этих сведений с информацией о деятельности аналогичных налогоплательщиков.

С таким выводом суда первой инстанции нельзя согласиться, поскольку он основан на неверном толковании норм материального права применительно к фактическим обстоятельствам возникших правоотношений.

Согласно п.1 ст.207 НК РФ налогоплательщиками налога на доходы физических лиц (далее в настоящей главе - налогоплательщики) признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников, в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Согласно пп.6 п.1 ст.208 НК РФ к доходам от источников в Российской Федерации относятся: вознаграждение за выполнение трудовых или иных обязанностей, выполненную работу, оказанную услугу, совершение действия в Российской Федерации. При этом вознаграждение директоров и иные аналогичные выплаты, получаемые членами органа управления организации (совета директоров или иного подобного органа) - налогового резидента Российской Федерации, местом нахождения (управления) которой является Российская Федерация, рассматриваются как доходы, полученные от источников в Российской Федерации, независимо от места, где фактически исполнялись возложенные на этих лиц управленческие обязанности или откуда производились выплаты указанных вознаграждений.

По правилам ч.1, ч.2, ч.3 ст.210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 НК РФ. Налоговая база определяется отдельно по каждому виду доходов, в отношении которых установлены различные налоговые ставки.

Для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка, установленная пунктом 1 статьи 224 НК РФ (13%), налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, подлежащих налогообложению, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьями 218 - 221 НК РФ.

Как следует из материалов дела, инспекцией в отношении Владимирцева И.Ю. проведена выездная налоговая проверка по вопросу правильности исчисления, своевременности уплаты НДФЛ за период с 01.01.2010 по 31.12.3012, в ходе которой установлено, что в 2010 году налогоплательщиком получен доход в сумме (данные изъяты).

Сумма дохода заявителем получена в рамках исполнения договора "дата изъята" , заключенного между индивидуальным предпринимателем Родионовым А.В.(заказчик) и Владимирцевым И.Ю., Дегтяревым И.Е. (исполнители), предметом которого являлось оказание услуг по разработке песчано-гравийного месторождения с погрузкой гравийной смеси в автотранспорт и транспортировка ее до дробильно-сортировочного комплекса заказчика.

По условиям названного договора исполнители по согласованию с заказчиком производят отгрузку ПГС, песка, почвенно-растительного слоя третьим лицам, ведение бухгалтерского, налогового учета всех производственных процессов возлагается на заказчика, а обязанность по уплате в бюджет РФ фактически начисленных НДФЛ возлагается на исполнителей.

В ходе налоговой проверки Владимирцев И.Ю. представил расходные кассовые ордера, подтверждающие получение денежных средств от индивидуального предпринимателя Родионова А.В. "дата изъята" на сумму (данные изъяты); от "дата изъята" на сумму (данные изъяты); от "дата изъята" на сумму (данные изъяты), то есть в общей сумме (данные изъяты).

Индивидуальным предпринимателем Родионовым А.В. представлены пояснения и платежные документы, из которых следует, что в 2010 году Владимирцеву И.Ю. за оказанные по договору из кассы предпринимателя выданы денежные средства в общей сумме (данные изъяты), что подтверждается расходными кассовыми ордерами от "дата изъята" на сумму (данные изъяты); от "дата изъята" на сумму (данные изъяты); от "дата изъята" на сумму (данные изъяты); от "дата изъята" на сумму (данные изъяты).

Подлинные расходные кассовые ордера находятся в материалах дела и их достоверность сторонами в суде апелляционной инстанции не опровергается.

В подтверждение расходов, связанных с оказанием услуг по разработке месторождения, налогоплательщиком представлены: договор от "дата изъята" , заключенный между ООО «Онтарис» (арендодатель) и физическими лицами Владимирцевым И.Ю. и Дегтяревым И.Е. (арендаторы), предметом которого является предоставление арендаторам спецтехники и специалиста по ее управлению; кассовые ордера о внесении в кассу арендодателя денежных средств в общей сумме (данные изъяты).

В ходе проведения мероприятий налогового контроля в отношение ООО «Онтарис» налоговым органом установлено, а налогоплательщиком не опровергнуто, что ООО «Онтарис» не находится по месту регистрации, руководитель общества Дианов И.В. отношения к обществу не имеет, зарегистрировал предприятие за денежное вознаграждение, численность общества составляет 1 человек, основные и транспортные средства отсутствуют. Согласно заключению почерковедческой экспертизы "дата изъята" Дианов И.В., значащийся как руководитель ООО «Онтарис», представленные налогоплательщиком документы: договор, акты, приходные кассовые ордера, не подписывал. Налогоплательщиком не представлено документов в подтверждение реальности исполнения сторонами обязательств по договору с ООО «Онтарис»: нет сведений о наименовании и видах выполняемых работ, количестве работающей техники, сведений о водителях, государственных номерах строительной техники. В ходе налоговой проверки установлено, что у ООО «Онтарис» отсутствуют реальные хозяйственные операции.

По результатам проведения выездной налоговой проверки в отношении Владимирцева И.Ю. налоговым органом вынесено оспариваемое решение, согласно которому, в связи с не подтверждением реальных расходов, налогоплательщику доначислен налог на доходы физических лиц за 2010 год, начислены пени. Кроме того, заявитель был привлечен к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации. Владимирцеву И.Ю. направлено требование "номер изъят" об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 17.03.2014 на общую сумму задолженности - (данные изъяты), из них: недоимка НДФЛ - (данные изъяты).; пени - (данные изъяты), штраф - (данные изъяты); установлен срок погашения задолженности до "дата изъята" .

Исходя из обстоятельств дела, судебной коллегией не усматривается нарушений требований закона при вынесении налоговым органом оспариваемого решения.

Для установления необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать следующие обстоятельства: контрагенты в действительности хозяйственных операций не осуществляли, в систему сделок и взаиморасчетов были вовлечены юридические лица, имеющие признаки "фирм-однодневок", зарегистрированные по недостоверным адресам, в качестве должностных лиц которых указаны физические лица, которые фактически никакую реальную финансово-хозяйственную деятельность от имени данных организаций не осуществляли.

При установлении таких обстоятельств само по себе нахождение контрагентов налогоплательщика на налоговом учете, действительность их государственной регистрации в качестве юридических лиц, отсутствие взаимозависимости либо аффилированности между налогоплательщиком и проблемными поставщиками, реальное выполнение работ не являются достаточными доказательствами реальности осуществления финансово-хозяйственной деятельности с проблемными контрагентами.

В соответствии с Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О правовые гарантии защиты прав налогоплательщиков распространяются только на добросовестных налогоплательщиков. Добросовестность в налоговых правоотношениях предполагает такой способ реализации своих прав, при котором не затрагиваются интересы иных субъектов, в том числе государства. Заключаемые налогоплательщиком сделки в сфере гражданского оборота не должны носить фиктивный характер, у них должна быть конкретная разумная цель. Такой целью не может быть налоговая экономия или получение преимуществ в налоговой сфере. В случае, когда единственным результатом гражданско-правовой сделки или совокупности таких сделок является получение налога из бюджета, цели налогоплательщика не могут быть признаны добросовестными.

Доводы Владимирцева И.Ю. и его представителя, оспаривающие расчеты налогового органа по мотиву не применения положений пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, не могут служить основанием для вывода о незаконности решения ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска в отношении заявителя.

В соответствии с подп. 7 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Произвольное осуществление по собственному усмотрению и реализация налоговым органом такого права, которое предусмотрено законодателем по своей сути для исключительных случаев, является не допустимым. Исходя из презумпции добросовестности налогоплательщиков, определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками, расчетным путем возможно и допустимо только в случае очевидного наличия оснований, перечень которых в исчерпывающем виде содержится в данной норме.

Применение расчетного метода является правом инспекции, а не обязанностью. Кроме того, как следует из обстоятельств дела, основания для применения расчетного метода у инспекции отсутствовали.

Заслуживает внимания и довод представителя ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска Канашкова Р.А. о том, что когда налоговым органом установлено непроявление налогоплательщиком необходимой степени осмотрительности при выборе контрагента, именно на налогоплательщика в силу требований ст. 56 ГПК РФ возлагается обязанность доказать рыночность цен, примененных по заключенным сделкам с контрагентом (в данном случае с ООО «Онтарис»).

Ни в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки в ИФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска, ни в вышестоящий налоговый орган при апелляционном рассмотрении жалобы Владимирцева И.Ю., ни суду первой инстанции заявителем не представлено таких доказательств.

Вместе с тем, налоговое законодательство не возлагает на налоговый орган обязанность применения расчетного метода при определении суммы налогов.

При таких обстоятельствах, решение суда первой инстанции нельзя признать законным, оно подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявления Владимирцева И.Ю.

Руководствуясь ст.ст.328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда города Иркутска от 06 октября 2014 года по данному делу отменить.

В удовлетворении заявления Владимирцева И.Ю. о признании незаконным решение Инспекции ФНС России по Октябрьскому округу г. Иркутска "дата изъята" о привлечении Владимирцева И.Ю. к ответственности за совершение налогового правонарушения отказать.

Председательствующий В.Г.Петухова

Судьи А.С.Папуша

Л.Г. Туглакова