НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Иркутского областного суда (Иркутская область) от 07.09.2017 № 33-8376/17

Судья Махмудова О.С.

Судья-докладчик Коваленко В.В. по делу № 33-8376/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

7 сентября 2017 года г.Иркутск

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

судьи-председательствующего Александровой М.А.,

судей Коваленко В.В., Малиновской А.Л.,

при секретаре Мельниковой А.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кутлинского Кирилла Владимировича к индивидуальному предпринимателю Балябину Андрею Николаевичу о признании распоряжения незаконным, установлении факта трудовых отношений, внесении записи в трудовую книжку, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, судебных расходов,

по апелляционной жалобе истца Кутлинского К.В., представителя истца Косова И.И. на решение Шелеховского городского суда Иркутской области от 14 июня 2017 года,

установила:

Кутлинский К.В. обратился в суд с иском к ИП Балябину А.Н., указав в обоснование требований, что 18.06.2007 он принят на работу в ОАО «Иркутский ПромСтройПроект» на должность водителя, 17.09.2007 переведен в отдел инженерных изысканий на должность техника. В указанной организации также работал Балябин А.Н. 05.04.2011 ответчик зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя. Имея определенный опыт работы, связанный с геодезическими изысканиями, ответчик продолжил свою деятельность в этом направлении.

30.09.2014 истец уволен из ОАО «Иркутский ПромСтройПроект» по собственному желанию. Еще числясь в ОАО «Иркутский ПромСтройПроект» он фактически работал у ответчика. 10.01.2012 между ним и Балябиным А.Н. был заключен трудовой договор № 4 в должности инженера-геодезиста на неопределенный срок. По условиям трудового договора место работы является место работодателя: г.Иркутск, ул.Лапина,43 «Б». Ему установлен должностной оклад в размере 38 281,25 руб. в месяц, районный коэффициент 30%, что составляет 11 484,38 руб. и северная надбавка 30% - 11 484,37 руб. Установлен свободный режим рабочего времени, в его должностные обязанности входили действия по обеспечению командировок, подготовка автотранспорта к рейсу, закупка продовольствия на срок командировки, водительские обязанности. Также он принимал непосредственное участие в геодезических изысканиях на местах. Заработная плата по трудовому договору должна была выплачиваться 25 и 10 числа каждого месяца, однако выплачивалась не систематически и не в полном объеме. Поскольку на тот момент отношения между ним и ответчиком были дружеские и доверительные, он претензий по заработной плате к нему не предъявлял. В то время были постоянные заказы, поэтому у него постоянно была работа. К концу 2015 года у ответчика перед ним образовался небольшой долг по заработной плате, которая перестала выплачиваться в связи с тем, что стало меньше заказов. Фактически трудовые отношения между ним и ответчиком прекращены 28.01.2017, задолженность по выплате заработной платы за период с 01.11.2015 по 28.01.2017 составляет 918 750 руб.

Истец утверждает, что более чем за два года до увольнения из ОАО «Иркутский ПромСтройПроект» он фактически работал у ответчика, по сути, совмещая работу водителя с геодезическими работами, занимался хозяйственными вопросами, следил за техническим состоянием автомобиля и инструментов, закупал продукты в командировки и тому подобное. Внесение записи в трудовую книжку о работе по совместительству осуществляется работодателем по желанию работника, в его случае, за период с 10.01.2012 по 30.09.2014. Вместе с тем, в трудовую книжку за период с 01.10.2014 по 28.01.2017 необходимо внести запись о работе у ответчика как по основному месту работы.

В связи с чем, уточнив исковые требования в порядке ст.39 ГПК РФ, истец просил суд признать недействительным распоряжение от 10.01.2012 № 1-П об аннулировании трудового договора от 10.01.2012 № 4, заключенного между ним и индивидуальным предпринимателем Балябиным А.Н.; установить факт трудовых отношений между ним и ответчиком, а также факт совмещения должностей техника и водителя за период с 10.01.2012 по 28.01.2017; обязать ответчика внести запись в трудовую книжку о приеме на работу в должности техника с 01.10.2014 и увольнении по собственному желанию с 28.01.2017; произвести отчисления на имя истца в налоговые органы и внебюджетные фонды Российской Федерации за период с 10.01.2012 по 28.01.2017 в общей сумме 1 587 660 руб. Также истец просил взыскать с индивидуального предпринимателя Балябина А.Н. задолженность по заработной плате за период с 01.11.2015 по 28.01.2017 в размере 918 750 руб., компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб., судебные расходы в размере 50 000 руб.

В судебном заседании истец Кутлинский К.В. и его представитель Косов И.И. исковые требования, с учетом уточнений, представленных в порядке ст.39 ГПК РФ, поддержали в полном объеме.

Ответчик ИП Балябин А.Н., его представитель Фомин Д.Н. требования, заявленные истцом, не признали.

Решением Шелеховского городского суда Иркутской области от 14.06.2017 в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе истец Кутлинский К.В., представитель истца Косов И.И. просят решение суда отменить. В обоснование жалобы указывают, что, по их мнению, факты трудовых отношений между сторонами за период с 10.01.2012 по 28.01.2017 и совмещения должностей техника и водителя, объективно подтверждены представленными в материалы дела доказательствами, в том числе показаниями свидетелей, которым суд дал искаженную и неверную оценку.

Обращают внимание, что в удовлетворении заявленных стороной истца ходатайств об истребовании информации из Сбербанка России в подтверждение перевода заработной платы от ответчика на зарплатную карту истца, отказано судом необоснованно. При этом суд также необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания в связи с тем, что на момент рассмотрения дела в суде, сделанный истцом запрос в Сбербанк России был не исполнен.

Считают, что суд первой инстанции слишком узко и формально подошел к пониманию трудовых отношений, отметив, что только трудовой договор, приказ о приеме на работу и штатное расписание могут иметь правовое значение для установления факта трудовых отношений и факта совмещения должностей, поскольку трудовые отношения между работником и работодателем возникают, если работник фактически допущен к работе, даже при неправильном оформлении договора.

Кроме того, суд не дал оценки дополнительным соглашениям от 17.09.2007 и от 01.11.2008 к трудовому договору№ 28 от 18.06.2007, в которых отражено, что работая в ОАО «Иркутский ПромСтройПроект» истец совмещал должности водителя и техника.

В письменных возражениях на апелляционную жалобу представитель ответчика Фомин Д.Н. просит решение суда оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.

Судебная коллегия на основании ч.3 ст.167 ГПК РФ рассмотрела дело в отсутствие не явившихся лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания.

Заслушав доклад судьи Коваленко В.В., объяснения истца Кутлинского К.В. и его представителя Косова И.И., представителя ответчика ИП Балябина А.Н. - Фомина Д.Н., изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия оснований к отмене обжалованного решения суда не находит.

Как следует из п.2 ст.1 ГК РФ субъекты гражданского права приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (ст. 421 ГК РФ).

В соответствии со ст.15 Трудового кодекса РФ (далее - ТК РФ) трудовыми отношениями признаются отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Согласно ч.1, ч.2, ч.3 ст.16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

В случаях и порядке, которые установлены трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, или уставом (положением) организации, трудовые отношения возникают на основании трудового договора в результате: избрания на должность; избрания по конкурсу на замещение соответствующей должности; назначения на должность или утверждения в должности; направления на работу уполномоченными в соответствии с федеральным законом органами в счет установленной квоты; судебного решения о заключении трудового договора; признания отношений, связанных с использованием личного труда и возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

В силу ч.4 ст.16 ТК РФ фактическое допущение работника к работе без ведома или поручения работодателя либо его уполномоченного на это представителя запрещается.

Согласно ст.56 ТК РФ трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В соответствии с ч.2 ст.67 ТК РФ трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя.

Исходя из совокупного толкования приведенных норм следует, что к характерным признакам трудового правоотношения относятся: личный характер прав и обязанностей работника; обязанность работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию; подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда; возмездный характер (оплата производится за труд).

В соответствии со ст.56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности, стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений, и принять на себя все последствия совершения или не совершения процессуальных действий.

Таким образом, к обязательным элементам трудового договора, позволяющим отличить его от гражданско-правовых договоров (договора подряда, договора на выполнение научно-исследовательских работ, договора возмездного оказания услуг и т.д.), связанных с применением труда, относятся специфика обязанности, принимаемой по работником трудовому договору, выражающейся в личном выполнении определенной, заранее обусловленной трудовой функции с подчинением внутреннему трудовому распорядку, а также обязанность работодателя обеспечить работнику условия труда, предусмотренные трудовым законодательством, своевременно и в полном размере выплачивать ему заработную плату за труд.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (ч.2 ст.67 ТК РФ). При этом следует иметь в виду, что представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения (статья 16 ТК РФ) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом.

В соответствии с Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 19.05.2009 N 597-О-О, суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в ст.ст. 15 и 56 ТК РФ.

Как установлено судом и следует из материалов дела, в обоснование иска истец представил трудовой договор от 10.01.2012, согласно которому Кутлинский К.В. был принят индивидуальным предпринимателем Балябиным А.Н. на работу в должности инженера геодезиста, с установлением должностного оклада в размере 38 281,25 руб., районный коэффициент 30% и северная надбавка в размере 30%. Данным договором установлен свободный режим рабочего времени и ежегодный основной оплачиваемый отпуск, продолжительностью 28 календарных дней.

Ответчиком не оспаривался факт подписания указанного договора, при этом ответчик пояснял, что данный договор был им аннулирован, в связи с тем, что трудовые отношения между ним и истцом не возникли, при этом сослался на акт от 10.01.2012 о невыходе Кутлинского К.В. в первый день работы и распоряжение за № 1-П от 10.01.2012 об аннулировании трудового договора.

Обращаясь в суд с требованиями к индивидуальному предпринимателю Балябину А.Н., истец ссылается на то, что между ним и ответчиком в период времени с 10.01.2012 по 28.02.2017 имели место трудовые правоотношения, возникшие на основании трудового договора от 10.01.2012, по которому он был принят на работу к индивидуальному предпринимателю Балябину А.Н. в должности инженера геодезиста, хотя фактически совмещал обязанности по должности техника и водителя.

Кроме того, судом установлено, что индивидуальный предприниматель Балябин А.Н. зарегистрирован в ФСС РФ в качестве страхователя 19.06.2013, в территориальном органе Пенсионного фонда РФ – 13.06.2013 С 2013 года ответчик имеет штат наемных работников, что подтверждается штатными расписаниями за 2013-2017 годы, трудовыми договорами и трудовыми книжками работников, расчетными ведомостями. Штат работников состоит из шести единиц: ведущий инженер – 1 ед.; водитель – 1 ед.; главный бухгалтер – 1 ед.; инженер геодезист – 3 ед. В представленных за 2013-2017 годы штатных расписаниях отсутствует должность техника. Согласно трудовому договору от 02.12.2013, заключенному между индивидуальным предпринимателем Балябиным А.Н. и Пестовым А.В., работник принят на работу в качестве водителя. Сведения о работе Пестова А.В. в качестве водителя внесены в трудовую книжку, в которой также имеется запись об увольнении водителя по соглашению сторон в соответствии с п.1 ст.77 ТК РФ, на основании приказа № 2 от 30.10.2015.

Согласно записям в трудовой книжке на имя истца, в период с 18.06.2007 по 30.09.2014 он работал в ОАО «Иркутский ПромСтройПроект» в должности водителя и техника, уволен по собственному желанию на основании п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что каких-либо письменных доказательств, подтверждающих выполнение истцом в спорный период трудовой функции техника и водителя, подчинение его правилам внутреннего распорядка, получение заработной платы, материалы дела не содержат. При этом, проанализировав представленные доказательства, суд верно указал, что они не характеризуют наличие между сторонами именно трудовых отношений, поскольку Кутлинский К.В. с заявлением о приеме на работу в должности водителя и техника не обращался, кадровых решений в отношении истца не принималось, трудовой договор по должности водителя или техника между сторонами не заключался, приказа о приеме истца на работу не издавалось, с правилами внутреннего трудового распорядка истец не знакомился, заработная плата не начислялась и не выплачивалась.

Поскольку суд не установил факта трудовых отношений, то оснований для возложения на ответчика обязанностей по внесению записи в трудовую книжку о приеме на работу в должности техника с 01.10.2014 и увольнении по собственному желанию с 28.01.2017, произвести отчисления на имя истца в налоговые органы и внебюджетные фонды Российской Федерации, взыскания задолженности по заработной плате за период с 01.11.2015 по 28.01.2017, выплате компенсации морального вреда и судебных расходов, не имеется.

Судебная коллегия соглашается с такими выводами суда первой инстанции, поскольку суд, руководствуясь нормами действующего трудового законодательства, правильно определил юридически значимые обстоятельства, данные обстоятельства подтверждены материалами дела и исследованными доказательствами, которым дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст.67 ГПК РФ. Выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, нормы материального права при разрешении данного трудового спора судом применены верно, нарушений норм процессуального права судом не допущено

Доводы стороны истца о том, что факты трудовых отношений между сторонами за период с 10.01.2012 по 28.01.2017 и совмещения должностей техника и водителя доказаны, не соответствует обстоятельствам дела, не свидетельствуют о наличии правовых оснований для отмены обжалуемого решения суда, поскольку фактически повторяют правовую позицию истца, выраженную в суде первой инстанции, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда, не опровергают правильности выводов суда первой инстанции, с которыми согласилась судебная коллегия, а лишь выражают несогласие с оценкой судом исследованных по делу доказательств. Вместе с тем, оснований для иной оценки и переоценки доказательств не имеется.

Не влечет отмену оспариваемого решения довод жалобы о нарушении судом норм процессуального права, выраженном в отклонении заявленного стороной истца ходатайства об отложении судебного заседания в связи с тем, что на момент рассмотрения дела в суде, сделанный истцом запрос в Сбербанк России был не исполнен, поскольку объем относимых доказательств определен судом правильно, оценка представленным доказательствам соответствует требованиям ст.67 ГПК РФ, положения ст. 12 ГПК РФ судом соблюдены. В связи с чем, суд обоснованно не усмотрел необходимости в отложении судебного заседания на другую дату.

Ссылка в жалобе на дополнительные соглашения от 17.09.2007 и от 01.11.2008 к трудовому договору № 28 от 18.06.2007, судебной коллегией отклоняется, поскольку все доказательства оценены судом в их совокупности с иными доказательствами по делу.

Апелляционная жалоба не содержит иных доводов, влекущих отмену судебного постановления, в связи с чем решение суда, проверенное в силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы, является законным, обоснованным и отмене не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

определила:

решение Шелеховского городского суда Иркутской области от 14 июня 2017 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Судья-председательствующий М.А. Александрова

Судьи В.В. Коваленко

А.Л. Малиновская