НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Иркутского областного суда (Иркутская область) от 07.08.2018 № 33-6716/18

Судья Прасолова Ж.А.

Судья-докладчик Бутина Е.Г.

№ 33-6716/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Иркутск

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

судьи – председательствующего Ивановой О.Н.,

судей Гуревской Л.С. и Бутиной Е.Г.,

с участием прокурора Нагорной И.Н.,

при секретаре Даудовой Л.Х.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску А.Е.Н. к Частному учреждению «Медико-санитарная часть-36» о признании незаконными действий по изменению кода заболеваний в листках нетрудоспособности, возложении обязанности изменить код заболевания, взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе Частного учреждения «Медико-санитарная часть № 36» на решение Ангарского городского суда Иркутской области от 19 апреля 2018 года,

установила:

в обоснование исковых требований А.Е.Н. указала, что 30.08.2016 с 08.00 часов до 08.15 часов находилась на объекте (данные изъяты) у начальника участка № 1. После получения задания направилась в бытовое помещение за личными вещами. В это время в помещении проводилась влажная уборка, она подвернула ногу и упала на левый бок. Падение сопровождалось потерей сознания. В 09.22 часов машиной скорой помощи была доставлена в приемный покой травматологического отделения Частного учреждения «Медико-санитарная часть № 36» (далее МСЧ-36), где была сделана рентгенография и наложен гипсовый лангет на левую руку, который надлежащим образом не был закреплен, поскольку, исходя из характера полученных повреждений (сочетанная травма ЗЧМТ, сотрясение головного мозга, закрытый оскольчатый перелом головки левой лучевой кости без смещения, растяжение связок левого голеностопного сустава), необходимо было применить фиксационный метод путем наложения на поврежденную конечность фиксирующей гипсовой повязки. Госпитализация предложена не была. После осмотра травматолог выписал больничный лист и направил её к невропатологу. Описывая этапы лечения, перечисляя периоды временной нетрудоспособности, указывает, что в листках нетрудоспособности от (дата изъята), от (дата изъята), от (дата изъята), от (дата изъята), от (дата изъята) причина нетрудоспособности (код) указана «01», тогда как в направлении от (дата изъята) в качестве основного диагноза указано «Посттравматическая комбинированная контрактура левого локтевого сустава», в связи с чем код заболевания следовало указать «04». Считает, что действия невролога МСЧ-36 Еремеевой И.В. по изменению кода заболевания с «04» на «01» являются незаконными. В результате ненадлежащего оказания медицинской помощи врачами МСЧ-36 состояние ее ухудшилось, появились проблемы, приведшие к инвалидности. За период лечения понесены материальные затраты на сумму 10 252 руб.

На основании изложенного просила суд признать незаконными действия МСЧ-36 по изменению кода заболевания с «04» на «01» в листках нетрудоспособности от (дата изъята), (дата изъята), (дата изъята), (дата изъята), (дата изъята); обязать МСЧ-36 в листках нетрудоспособности от (дата изъята), от (дата изъята), от (дата изъята), от (дата изъята), от (дата изъята), обязать МСЧ-36 указать код заболевания «04», взыскать с ответчика ущерб в размере 10 252 руб., компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 руб.

Решением суда от (дата изъята) исковые требования удовлетворены частично. Суд постановил признать действия МСЧ-36 по изменению кода причины нетрудоспособности с «04» на «01» в листках нетрудоспособности (номер изъят) от (дата изъята), (номер изъят) от (дата изъята), (номер изъят) от (дата изъята), (номер изъят) от (дата изъята), а также (номер изъят) от (дата изъята), выданного взамен испорченного (номер изъят) от (дата изъята), (номер изъят) от (дата изъята) незаконными.

Обязал ответчика изменить код причины нетрудоспособности в указанных листках нетрудоспособности с «01» на «04».

Взыскал в пользу А.Е.Н. компенсацию морального вреда в размер 10 000 руб., в местный бюджет государственную пошлину 300 руб.

В удовлетворении требований о взыскании материального ущерба отказал.

В апелляционной жалобе представитель МСЧ-36 Тройнина Т.В. просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт. В обоснование доводов к отмене решения ссылается на некорректно сформулированный вопрос № 4 при назначении судебно-медицинской экспертизы, поскольку понятия временной нетрудоспособности и полного выздоровления по своей сути различны. При этом вопрос о том, могла ли А.Е.Н. на момент выписки (дата изъята) выполнять свои непосредственные обязанности, поставлен не был. Обращает внимание на необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства о приглашении в качестве специалиста представителя Фонда социального страхования. Указывает, что суд не принял во внимание тот факт, что выписка к труду (дата изъята) принималась не единолично лечащим врачом неврологом, а решением врачебной комиссии с рекомендациями по дальнейшей реабилитации, в том числе о том, что ей не рекомендованы работы на высоте, физические перегрузки сроком до (дата изъята). Суд не принял во внимание, что после закрытия (дата изъята) листка нетрудоспособности А.Е.Н. проводились реабилитационные мероприятия с выдачей листков с указанием кода «01» (заболевание) и правильность их оформления подтверждена неврологами областного центра при осмотре (дата изъята) и (дата изъята). Суд, применив нормы п. 9 ч. 5 ст. 19 Федерального закона от 21.11.2011 № 323 – ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», не учел, что проведенной по делу экспертизой вины МСЧ-36 при оказании медицинской помощи установлено не было, также как и не было установлено противоправных действий (бездействия) медицинского учреждения (его персонала). Полагает, что, исходя из того, что общая нетрудоспособность истца составила 77 дней, то по соблюдению сроков временной нетрудоспособности, установленных Рекомендациями «Ориентировочные сроки временной нетрудоспособности при наиболее распространенных заболеваниях и травмах (в соответствии с МКБ-10)», утвержденными 18.08.2000 Фондом социального страхования РФ и Министерством здравоохранения РФ, её права не нарушены. Указывает, что суд, приняв во внимание показания свидетеля А., не учел, что свидетель не обладает специальными познаниями и ее пояснения не могут объективно оцениваться в качестве доказательств. Полагает взыскание морального ущерба необоснованным, поскольку вина МСЧ-36 не установлена.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель А.Е.Н.Еремина О.Н., помощник прокурора г. Ангарска Кульгавая Д.А. просят решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Судебная коллегия на основании статьи 167 Гражданского процессуального кодекса РФ рассмотрела дело в отсутствие третьих лиц Еремеевой И.В., Солодковой Е.В., Шолохова В.В., надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания.

Заслушав доклад, объяснения представителя МСЧ-36 Тройниной Т.В., поддержавшей доводы жалобы, истца А.Е.Н., ее представителя Ереминой О.Н., возражавших против них, заслушав заключение прокурора Нагорной И.Н., полагавшей решение суда законным и обоснованным, проверив материалы дела, рассмотрев его в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ, в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 41 Конституции РФ каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Согласно ст. 3 Всеобщей декларации прав человека и ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах к числу наиболее значимых человеческих ценностей относится жизнь и здоровье, а их защита должна быть приоритетной.

В соответствии с п. 9 ч. 5 ст. 19 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

В силу частей 2, 3 ст. 98 указанного закона медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством РФ за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленном законодательством РФ.

В соответствии со ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Следовательно, гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный здоровью гражданина при оказании ему медицинской помощи, несет перед ним медицинское учреждение. Эта ответственность наступает при наличии следующих условий: 1) противоправность действия (бездействия) медицинского учреждения (его персонала); причинение пациенту вреда; 2) причинная связь межу противоправным деянием и возникшим вредом; 3) наличия вины медицинского учреждения.

Статья 1064 часть 2 ГК РФ содержит специальное правило доказывания, меняющее общее правило статьи 56 ГПК РФ. Так, указанная норма закона содержит доказательную презумпцию вины причинителя внедоговорного вреда.

Приказом Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 № 624н «Об утверждении порядка выдачи листков нетрудоспособности» утвержден порядок выдачи листков нетрудоспособности.

В соответствии с ч. 2 ст. 59 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации» экспертиза временной нетрудоспособности проводится лечащим врачом, который единолично выдает гражданам листок нетрудоспособности сроком до пятнадцати календарных дней включительно, а в случаях, установленных уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, - фельдшером либо зубным врачом, которые единолично выдают листок нетрудоспособности на срок до десяти календарных дней включительно.

В соответствии с Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29.06.2011 № 624н «Об утверждении Порядка выдачи листков нетрудоспособности» в разделе IX «Заполнение листка нетрудоспособности» определены коды причин нетрудоспособности. Заболевание обозначается двузначным кодом «04» - несчастный случай на производстве или его последствия, кодом «01» - заболевание.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что А.Е.Н. работает в (данные изъяты) в должности (данные изъяты).

30.08.2016 с 08:00 часов до 08:15 часов она находилась в актовом зале (данные изъяты) на получении задания у начальника участка № 1 Б.

В связи с тем, что (данные изъяты), где находится бытовое помещение кладовщика А.Е.Н., расположен примерно в 700 метрах от вахты и административного здания (данные изъяты), где проводится выдача заданий, А.Е.Н. в указанный период находилась не в спецодежде и спецобуви.

После получения задания А.Е.Н. пошла в кабинет (номер изъят) к инженерам. В это время в кабинете (номер изъят) 2-го этажа (данные изъяты) производилась влажная уборка. Уборка в коридоре не производилась. Предупредительный знак «Осторожно, скользкий пол» (1 шт.) выставлен рядом с актовым залом напротив кабинета (номер изъят). Во время движения А.Е.Н. по коридору от кабинета (номер изъят) к актовому залу предупреждающий знак находился по другую сторону открытой двери актового зала и указанного знака она не видела. При возвращении обратно в актовый зал за личными вещами, огибая дверь актового зала, на ровной поверхности неудачно поставила левую ногу и, подвернув ее, упала на левую сторону.

Из карты вызова скорой медицинской помощи (номер изъят) от 30.08.2016 следует, что прием вызова от диспетчера с базы оборудования (данные изъяты) к пострадавшей А.Е.Н. поступил на станцию скорой медицинской помощи в 08:34 час. На место происшествия прибыла бригада сокрой медицинской помощи. А.Е.Н. предъявляла жалобы на интенсивную пронизывающую боль от плечевого до локтевого сустава по ходу плечевой кости, резкое ограничение подвижности левой руки в плечевом и локтевом суставе, умеренную боль в области наружной лодыжки слева.

А.Е.Н. была доставлена в приемное отделение МСЧ-36. В приемном отделении истец была осмотрена врачом травматологом В. в 09:22 час. Ей выполнены рентгенограммы, установлен диагноз – закрытый оскольчатый перелом головчатой возвышенности локтевой кости левого предплечья без смещения. Выполнена гипсовая иммобилизация задней гипсовой шиной, назначена обезболивающая терапия. Истец признана нетрудоспособной, направлена на лечение, оформление листка нетрудоспособности к травматологу в поликлинику.

Травматологом Шолоховым В.В. уточнен диагноз: сочетанная травма, закрытый оскольчатый перелом головки левой лучевой кости без смещения, растяжение связок левого голеностопного сустава. Закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга? Также им назначена обезболивающая, противовоспалительная терапия и выдано направление к неврологу.

Врачом неврологом Г.А.Е.Н. осмотрена в 13:30 час. 30.08.2016 и установлен диагноз: ЗЧМТ в виде сотрясения головного мозга и назначено амбулаторное лечение, т.к. от госпитализации, предложенной врачом (данные изъяты), истец 30.08.2016 (в день получения травмы) отказалась.

По завершению всех консультаций и обследований на день получения травмы 30.08.2016 врачами МСЧ-36 установлен диагноз: Сочетанная травма: ЗЧМТ: сотрясение головного мозга, цефалгический, астено-вегетативный синдромы. Закрытый оскольчатый перелом головки левой лучевой кости без смещения. Растяжение связок левого голеностопного сустава. Травма производственная от 30.08.2016.

(дата изъята) на заседании врачебной комиссии, после осмотра, истец записана на прием к неврологу на (дата изъята).

(дата изъята) неврологом Д. установлен диагноз: невропатия локтевого нерва слева. Назначено соответствующеелечение.

(дата изъята) на контрольном осмотре неврологом истец продолжала предъявлять жалобы на почти ежедневные головные боли в левой теменной и височной областях, ограничение движений в левой кисти. Еремеевой И.В. расширен диагноз: травматическая невропатия локтевого и срединного нерва слева, стойкий болевой и ангиодистонический синдром. Истец направлена на дополнительное обследование.

(дата изъята)А.Е.Н. самостоятельно обратилась в ФГБНУ «Иркутский научный центр хирургии и травматологии» (ИНЦХТ) к врачу травматологу – ортопеду по заключению которого установленный врачами МСЧ-36 диагноз подтвержден. Показаний к хирургическому лечению не установлено, предложено продолжить наблюдение у травматолога и невролога по месту жительства, продолжить курс реабилитационных медикаментозных мероприятий, физиолечение, ЛФК, начатых в условиях МСЧ-36. Нетрудоспособность врачом ИНЦХТ не оценивалась. Медицинская реабилитация истца по листку нетрудоспособности у травматолога продолжена до (дата изъята) (64 дня нетрудоспособности). Также продолжено лечение травматической невропатии у невролога Еремеевой И.В.

На 64-й день временной нетрудоспособности лечение у травматолога завершено. Решением ВК (номер изъят) от (дата изъята) истец А.Е.Н. направлена на лечение к неврологу.

Неврологом Еремеевой И.В. истцу А.Е.Н. выдано направление на стационарное лечение в неврологическое отделение, которое она прошла в период с (дата изъята) по (дата изъята) и выписана к труду. При выписке повторно осмотрена зав.травматологического отделения стационара Е. и дано заключение: закрытый перелом головки лучевой кости и венечного отростка локтевой кости левого предплечья в стадии консолидации. Постиммобилизационная контрактура левого локтевого сустава.

С (дата изъята) по (дата изъята) истец проходила лечение у терапевта и отоларинголога.

(дата изъята) истец вновь обратилась в травматологическое отделение областной клиники с жалобами на боли и онемение в руке. После обследования ей выдана справка, из которой следует, что нуждается в повторной консультации и дальнейшем лечении у невролога по месту жительства.

Неврологом Еремеевой И.В.А.Е.Н. направлена к микрохирургу Областной клинической больницы по экстренным показаниям. А.Е.Н. осмотрена микрохирургом (дата изъята). По представленному приложению к медицинской карте из областной клинической больницы диагноз невролога Еремеевой И.В. микрохирургом подтвержден, содержится информация о проведенной консультации зав. микрохирургии Ж.

В записи осмотра микрохирурга отсутствуют объективные данные степени выраженности функциональных нарушений в левой верхней конечности, отсутствуют степень выраженности функциональных нарушений и в диагнозе, позволяющей оценить наличие/отсутствие временной нетрудоспособности. Вместе с тем, истец признанамикрохирургом нетрудоспособной. Выданы рекомендации о дополнительном обследовании пациентки в условиях Иркутска (проведение ЭНМГ в ИДЦ).

В МСЧ-36 истцу назначен и проведен очередной курс реабилитационного лечения функциональных нарушений по исходу травмы, указанной в Справке о заключительном диагнозе пострадавшего от несчастного случая на производстве: парез левой кисти, постравматическая контрактура левого локтевого сустава. В его рамках проведено лечение в условиях дневного неврологического стационара в период с (дата изъята) по (дата изъята), а также курс иглорефлексотерапии в поликлинике.

Неврологом Еремеевой И.В.А.Е.Н. выдан листок нетрудоспособности с (дата изъята) по (дата изъята), далее он продлевался врачом Г. с (дата изъята) по (дата изъята). Указана причина нетрудоспособности код «01» (заболевание).

Истец выписана к труду с (дата изъята). Рекомендовано плановое оперативное лечение в ОКБ в феврале 2017 года.

Неврологом ИДЦ на (дата изъята) временная нетрудоспособность не определена. Неврологом ОКБ на (дата изъята) пациентка признана нетрудоспособной.

Согласно выписке ОКБ (номер изъят)(дата изъята) истцу выполнена плановая операция невролиза срединного, локтевого нерва слева.

Следующее обращение в МСЧ-36 истца (дата изъята). Долечивание послеоперационной пациентки проведено травматологом и неврологом в МСЧ-36 в период с (дата изъята) по (дата изъята) по листку нетрудоспособности (номер изъят). Выписана к труду с(дата изъята).

После осмотра зав. неврологическим отделениемполиклиники З. истец на (дата изъята) признана нетрудоспособной. Проведен еще один курс реабилитации с временной утратой нетрудоспособности, в том числе в условиях дневного неврологического стационара в период с (дата изъята) по (дата изъята). На период лечения ей оформлен листок нетрудоспособности первичный (номер изъят) с (дата изъята) по (дата изъята), продленный (номер изъят) с (дата изъята) по (дата изъята). Причина нетрудоспособности – код «01» (заболевание). Рекомендовано приступить к труду с (дата изъята).

В целях проверки доводов иска и возражений ответчика, определением суда от (дата изъята) назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено ГБУЗ Иркутское областное Бюро судебно-медицинской экспертизы.

Согласно заключению (номер изъят) от (дата изъята) комиссии экспертов А.Е.Н.(дата изъята) получила производственную травму в виде закрытого внутрисуставного оскольчатого перелома головки левой лучевой кости без смещения, краевого перелома венечного отростка левой локтевой кости без смещения, осложнившегося развитием посттравматической невропатии локтевого и срединного нерва слева.

При оказании помощи А.Е.Н. в МСЧ-36 в период с (дата изъята) по (дата изъята) не имелось нарушений стандарта оказания медицинской помощи. В последующем, при лечении в МСЧ-36 в период амбулаторного лечения в декабре 2016 – январе 2017 года, а также стационарного лечения с (дата изъята) по (дата изъята), с (дата изъята) по (дата изъята) нарушений стандарта оказания медицинской помощи не имелось.

Основной диагноз «Закрытый внутрисуставной оскольчатый перелом головки левой лучевой кости без смещения» и сопутствующий диагноз «Растяжение связок левого голеностопного сустава» – установлен правильно и медицинская помощь оказана правильно и своевременно. Диагноз «Краевого перелома венечного отростка левой локтевой кости безсмещения» – был установлен позже, однако на характер оказания медицинской помощи это влияние не оказало. Диагноз «Закрытая черепно-мозговая травма. Сотрясение головного мозга» – данными объективных осмотров в представленных медицинских документах не подтверждается, и выставлен на основании субъективных данных.

Причинно-следственной связи между оказанной А.Е.Н. медицинской помощью по установленному диагнозу перелома головки левой лучевой кости и развившейся впоследствии посттравматической невропатии локтевого и срединного нерва не имеется, поскольку данное осложнение было обусловлено наложением (по показаниям) фиксирующей гипсовой повязки.

Период нетрудоспособности А.Е.Н.(дата изъята) по (дата изъята)) определен неправильно, поскольку перелом сопровождался развитием осложнения в виде посттравматической невропатии локтевого и срединного нерва и, несмотря на консолидацию перелома, функция левой руки не восстановилась.

Приказ МЗ РФ № 02-08/10-1977П от 21.08.2000 «Ориентировочные сроки временной нетрудоспособности при наиболее распространенных заболеваниях и травмах (в соответствии с МКБ-10)» носит рекомендательный характер (содержит ориентировочные сроки нетрудоспособности). Полного выздоровления истца в результате полученной 30.08.2016 травмы на момент (дата изъята) ненаступило.

Код заболевания при первичном обращении как «04» был определенправильно. В дальнейшем замена на кодировку «01» была произведена неправильно, поскольку первичной причиной расстройства здоровья А.Е.Н. являлась травма локтевого сустава и посттравматическая невропатия локтевого и срединного нерва, которая в данном случае не является самостоятельным заболеванием, а является осложнением полученной ранее травмы: «Закрытого внутрисуставного оскольчатого перелома головки левой лучевой кости без смещения, краевого перелома венечного отростка левой локтевой кости без смещения».

Исследовав доказательства в их совокупности, медицинские документы, показания свидетеля А., заключение судебной экспертизы, достоверно установив, что код заболевания с «04» на «01» МСЧ-36 был произведен неправильно, что будучи нетрудоспособной истец была выписана к труду, была вынуждена исполнять свои трудовые функции, испытывая боль, суд пришел к обоснованному выводу о том, что истцу были причинены нравственные страдания, определив размер компенсации морального вреда в размере 10 000 руб.

Данные выводы суда подробно мотивированы, соответствуют содержанию исследованных судом доказательств и норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, и не вызывают у судебной коллегии сомнения в их законности и обоснованности.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании имеющихся в деле доказательств, оценка которым дана согласно статье 67 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Доводы жалобы, направленные на несогласие с оценкой доказательств судом первой инстанции, судебной коллегией отклоняются.

Суд согласился с выводами заключения экспертов ГБУЗ ИОБСМЭ, поскольку нашел его объективным, а выводы обоснованными и достоверными.

Оснований сомневаться в компетентности экспертов у судебной коллегии не имеется, поскольку заключение содержит исчерпывающие ответы на поставленные судом вопросы, является определенным и не имеет противоречий, выводы экспертов научно аргументированы, обоснованы и достоверны, заключение экспертов соответствует требованиям статьи 86 ГПК РФ, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по статье 307 Уголовного кодекса РФ за дачу заведомо ложного заключения.

Указанное заключение экспертов надлежащими доказательствами не опровергнуто.

Доводы жалобы о некорректной формулировке судом вопроса № 4 и не постановкой вопроса о возможности у истца выполнять на момент выписки (дата изъята) свои служебные обязанности, судебная коллегия отклоняет.

В соответствии ч. 2 ст. 79 ГПК РФ каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы для эксперта. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом.

Как следует из протокола судебного заседания от 01-02 ноября 2017 года, в ходе которого была назначена судебная экспертиза, в нем принимали участие представители ответчика Солодкова Е.В. и Тройнина Т.В. (л.д.(данные изъяты)).

В ходе судебного разбирательства представителем истца было заявлено ходатайство о проведении по делу судебной экспертизы, копия ходатайства была вручена представителям ответчика.

Представители ответчика не возражали против проведения по делу экспертизы, предложив свои вопросы для постановки их на разрешение экспертов.

Суд в определении от 02.11.2017, с учетом пояснений сторон, обстоятельств дела, заключения прокурора сформулировал окончательный круг вопросов.

Имея сведения о назначении судом экспертизы, представитель ответчика не оспорил вопросы, поставленные судом на разрешение экспертов, ходатайств о проведении по делу дополнительной экспертизы не заявлял.

Указание в жалобе на тот факт, что при определении и установлении кодов заболевания в листках нетрудоспособности медсанчасть руководствовалась Рекомендациями «Ориентировочные сроки временной нетрудоспособности при наиболее распространенных заболеваниях и травмах», в которых установлены ориентировочные сроки по факту получения истцом травмы, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку данный документ носит рекомендательный характер и содержит ориентировочные сроки нетрудоспособности. При этом, как указано в заключении экспертов, полного выздоровления истца в результате полученной травмы на момент (дата изъята) не наступило.

В целом доводы жалобы следует признать несостоятельными, поскольку они направлены на переоценку установленных судом обстоятельств. Данные доводы приводились в обоснование позиции, изложенной при рассмотрении дела в суде первой инстанции, являлись предметом рассмотрения, исследованы судом и подробно изложены в постановленном решении. Оснований для переоценки представленных доказательств и иного применения норм материального права у суда второй инстанции не имеется, так как выводы суда полностью соответствуют обстоятельствам данного дела.

Апелляционная жалоба не содержит иных доводов, свидетельствующих о неправильном разрешении судом возникшего спора и наличии оснований для отмены судебного акта, в связи с чем решение суда отмене не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ангарского городского суда Иркутской области от 19 апреля 2018 года по настоящему делу оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Судья-председательствующий

О.Н. Иванова

Судьи

Л.С. Гуревская

Е.Г. Бутина