НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Иркутского областного суда (Иркутская область) от 06.08.2018 № 33-6609/18

Судья Касьянова Н.И.

Судья-докладчик Трофимова Е.Н. по делу 33-6609/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

6 августа 2018 года г. Иркутск

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

судьи-председательствующего Быковой А.В.,

судей Шабалиной В.О., Трофимовой Е.Н.,

при секретаре Васильевой Е.О.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску

Аксенова Максима Анатольевича к ООО СК «ВТБ Страхование» об исключении из числа участников программы страхования, признании договора коллективного страхования прекращенным, взыскании страховой премии в размере, компенсации морального вреда, штрафа,

по апелляционной жалобе Аксенова Максима Анатольевича на решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 4 мая 2018 года по данному гражданскому делу,

установила:

в обоснование исковых требований указано, что 10 апреля 2017 года между ВТБ 24 (ПАО) и Аксеновым М.А. заключен кредитный договор №625/0040-0601118 сроком действия 60 месяцев, период действия с 10.04.2017 года по 11.04.2022 года, на сумму 752304 рубля. Процентная ставка по данному кредиту составила 14,5 % годовых. Кроме того, 10 апреля 2017 года в момент заключения вышеуказанного договора истец включен в число участников Программы страхования в рамках Договора коллективного страхования по Страховому продукту «Финансовый резерв Лайф+», заключенного между Банком и ООО СК «ВТБ Страхование». Период действия договора страхования: с 00 часов 00 минут 11.04.2017 по 24 часа 00 минут 11.04.2022, страховая сумма: 752304 рубля. Плата за включение в число участников Программы страхования за весь срок составила 99304 рублей, которая состоит из комиссии Банка за подключение к Программе страхования в размере 19860, 80 руб. (включая НДС) и расходов Банка на оплату страховой премии по Договору коллективного страхования по Страховому продукту «Финансовый резерв» в размере 79433,20 руб. Истцом 22.11.2017 г. кредитные обязательства по указанному кредитному договору исполнены в полном объеме, кредит закрыт. В связи с чем истец полагал, что с ответчика подлежит взысканию следующая сумма: 79433,20 р. (сумма страховой премии) / 1825 (полный период действия договора страхования в днях) = 43,50 р. (стоимость договора страхования в день); 43,50 р. (стоимость договора страхования в день) * 295 (фактический период действия договора страхования в днях) - 12 832,5 р. (стоимость договора страхования за фактический период действия); 79433,20 р. (сумма страховой премии) - 12 832,5 р. (стоимость договора страхования за фактический период действия) = 66 600,70 р. (сумма страховой премии, подлежащая выплате страхователю в связи с расторжением договора страхования).

Истец просил суд исключить его из числа участников Программы страхования в рамках Договора коллективного страхования по страховому продукту «Финансовый резерв Лайф+»; признать договор коллективного страхования по Страховому продукту «Финансовый резерв Лайф+» прекращенным с 31.01.2018; взыскать с ответчика в свою пользу сумму страховой премии в размере 66600,70 руб., компенсацию морального вреда в размере 5000 руб., штраф в размере 35800,35 руб.

Решением Ленинского районного суда г. Иркутска от 4 мая 2018 года в удовлетворении исковых требований отказано.

В апелляционной жалобе Аксенов М.А. просит решение суда отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В обоснование доводов апелляционной жалобы указано, что решение суда незаконно и необоснованно, вынесено с нарушением норм материального и процессуального права, судом неправильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Суд в решении пришел к ошибочным выводам о том, что истец не обращался в банк с заявлением об отказе от договора страхования. Аксенов М.А. неоднократно обращался в досудебном порядке к страхователю - в Банк и к страховщику - ООО СК «ВТБ Страхование» с заявлением об исключении из числа участников договора коллективного страхования, расторжении договора страхования и возврате уплаченной страховой премии, что подтверждается представленными в материалы дела ответом банка от 21.12.2017, заявлением в адрес ООО СК «ВТБ Страхование» от 31.01.2018, ответами от 01.02.2018.

У истца отсутствовала возможность предоставления доказательств обращения с заявлением в Банк, поскольку у истца отсутствовали на момент назначения предварительного судебного заседания данные доказательства, ответ Банка об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца был получено позднее.

Судом нарушены процессуальные права истца, так как суд не дал оценку действиям ответчика в ходе рассмотрения дела, которые выразились в непредставлении запрашиваемых истцом документов, суд не предоставил истцу времени для ознакомления с представленными ответчиком документами.

Суд пришел к неправомерным выводам о том, что истец, являясь выгодоприобретателем по договору страхования, не имеет самостоятельных прав по договору страхования, в том числе прав на расторжение данного договора. Данная позиция не соответствует положениям п.2, п. 3 ст. 958 ГК РФ, а также судебной практике по данным спорам.

Возражений на апелляционную жалобу не поступило.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель истца Матюхин Г.А. доводы апелляционной жалобы поддержал.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции представитель ответчика не явился, был извещен о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы надлежащим образом, об отложении судебного заседания не просил, об уважительных причинах неявки суд апелляционной инстанции не уведомил.

Кроме того, информация о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы была размещена на официальном сайте Иркутского областного суда в соответствии со ст. ст. 14 и 16 Федерального закона от 22.12.2008 N 262-ФЗ "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации".

С учетом положений ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при указанной явке.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Исковые требования истца о возврате страховой премии и платы за подключение к Программе коллективного добровольного страхования, а также вытекающие из них производные требования о взыскании штрафа, компенсации морального вреда и судебных издержек, основаны на положениях ст. ст. 10 и 16 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей".

В соответствии с ч. 3 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Решение должно быть законным и обоснованным (ч. 1 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 2 и п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении").

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что вышеприведенным требованиям закона оспариваемое решение полностью отвечает и отмене не подлежит.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, 10.04.2017 между ВТБ24 (ПАО) и Аксеновым М.А. заключен кредитный договор N 625/0040-0601118, в соответствии с условиями которого заемщику предоставлен кредит на потребительские нужды в размере 752 304 руб. сроком до 11.04.2022 г. (60 мес.) под 14,5% годовых. При этом полная стоимость кредита составила 14,496 % годовых, ежемесячный платеж – 17700,42 рублей.

Одновременно 10.04.2017 г Аксеновым М.А. в ВТБ24 (ПАО) подано заявление об участии в программе коллективного страхования.

Согласно заявлению на включение в число участников Программы страхования в рамках страхового продукта "Финансовый резерв Лайф+", поданному в ВТБ 24 (ПАО), истец просил включить его в число участников Программы страхования в рамках Договора коллективного страхования по Страховому продукту "Финансовый резерв Лайф+", заключенному между Банком ВТБ24 (ПАО) и ООО СК "ВТБ Страхование", плата за включение в число участников Программы страхования составляет 99 304 руб., которая состоит из комиссии Банка за подключение к Программе страхования в размере 19860,80 руб. и расходов Банка на оплату страховой премии страховщику в размере 79443,20 руб.

Таким образом, при заключении кредитного договора с ВТБ 24 (ПАО) от 10.04.2017 г. Аксенов М.А. присоединился к Программе страхования, собственноручно написав заявление о заключении договора страхования, и произвел оплату подключения к названной программе в размере 99 304 руб.

Срок страхования составил с 00 час. 00 мин. 11.04.2017 г. по 24 час. 00 мин. 11.04.2022 г. (п. 3 заявления).

Задолженность Аксенова М.А. по кредитному договору № 625/0040-0601118 от 10.04.2017 г. по состоянию на 22.11.2017 г. полностью погашена, договор закрыт.

Согласно условиям страхования, договор страхования действует до 24 час. 00 мин. дня, указанного в качестве даты окончания срока действия договора страхования. Согласно полису дата окончания срока действия договора страхования – 11.04.2022.

Установив указанные обстоятельства и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводам о том, что договор страхования является самостоятельной услугой, которую истец оформил на основании отдельного договора в виде подачи заявления на подключение к Программе коллективного страхования. Услуга по страхованию не связана с предоставлением кредита, подключение к программе страхования не было включено в текст кредитного договора в качестве обязательного и существенного условия. Подключая истца к Программе коллективного страхования, Банк действовал по поручению истца, а поскольку оказываемая услуга является самостоятельной, то в силу положений п. 3 ст. 423, ст. 972 Гражданского кодекса Российской Федерации Банк вправе взимать плату за оказываемую услугу. Из заявления на включение в число участников Программы страхования в рамках страхового продукта "Финансовый резерв" следует, что истец был ознакомлен и согласен с тем, что за подключение к программе страхования Банк взимает с него плату за весь срок страхования, которая состоит из комиссии за подключение клиента к данной Программе и компенсации расходов банка на оплату страховой премии страховщику. Сумма комиссии и сумма страховой премии до заемщика были доведены. Собственноручные подписи истца в кредитном договоре и в заявлении на включение в число участников Программы страхования в рамках страхового продукта "Финансовый резерв" подтверждают, что истец осознанно и добровольно принял на себя обязательства, в том числе и по уплате Банку платы за оказание услуг по заключению договора страхования.

Согласно ч. 1 ст. 927 Гражданского кодекса Российской Федерации страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком). Договор личного страхования является публичным договором (статья 426).

Согласно ст. 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплаченную другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре лица, достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Возможность досрочного расторжения договора страхования регламентирована положениями ст. 958 Гражданского кодекса Российской Федерации

Согласно п. 1 ст. 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся: гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая; прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью.

В силу п. п. 2, 3 ст. 958 Гражданского кодекса Российской Федерации страхователь (выгодоприобретатель) вправе отказаться от договора страхования в любое время, если к моменту отказа возможность наступления страхового случая не отпала по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи.

При досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное.

Страхование истца осуществлялось в рамках договора коллективного страхования № 1235 от 01.02.2017 г., заключенного между ООО СК "ВТБ Страхование " и ВТБ 24 (ПАО). Из п. 1.1. договора коллективного страхования № 1235 от 01.02.2017 г. следует, что по настоящему договору ООО СК «ВТБ Страхование» (страховщик) обязуется за обусловленную плату, уплачиваемую Банк ВТБ 24 (ПАО) (страхователь), выплатить выгодоприобретателям обусловленное договором страховое возмещение при наступлении страховых случаев. Приложением к данному соглашению являются условия по страховому продукту «Финансовый резерв». Из п. 6.2 условий следует, что страхование обусловленное договором страхования, прекращается в отношении конкретного застрахованного до окончания срока страхования, если после вступления договора страхования в силу в отношении конкретного застрахованного возможность наступления страхового случая отпала, и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным чем страховой случай (например, смерть застрахованного, по причинам иным чем страховой случай или болезнь). При прекращении страхования в случаях, указанных п. 6.2 Условий, возврат части страховой премии страхователю осуществляется страховщиком (уполномоченным представителем) в течение 15 рабочих дней со дня предоставления страхователем в случае поступления от застрахованного заявления на исключение из числа участников Программы страхования. В соответствии с п. 5.5. договора коллективного страхования, страхование, обусловленное договором, прекращается в отношении конкретного застрахованного возможность наступления страхового случая отпала, и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. При досрочном отказе страховщика от договора, уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, кроме случаев, предусмотренных п. 5.7. настоящего договора - в случае отказа страхователя от договора в части страхования конкретного застрахованного, в связи с получением страхователем в период действия договора заявления такого застрахованного об исключении его из числа участников Программы страхования (отказе от страхования), страховщик возвращает страхователю страховую премию, уплаченную за страхование конкретного застрахованного, частично (пропорционально сроку действия страхования в отношении застрахованного) или полностью.

В соответствии с требованиями Закона Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" добровольное страхование осуществляется на основании договора страхования и Правил страхования, определяющих условия и порядок его осуществления. В соответствии с абз. 2 п. 3 ст. 958 Гражданского кодекса Российской Федерации при досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное. При этом условиями заключенного между страховщиком и Банком договора страхования и условиями по страховому продукту «Финансовый резерв Лайф+» не предусмотрен возврат страховой премии застрахованному лицу, а в соответствии со ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора, который вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения (п. 1. ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В своем заявлении на включение в число участников программы страхования от 10.04.2017 г. Аксенов М.А. указал, что с условиями страхования ознакомлен и согласен. Таким образом, добровольно, на основании собственного заявления Аксенов М.А. был включен в число застрахованных лиц на вышеизложенных условиях, не предусматривающих возможность возврата застрахованному лицу страховой премии.

Договоры страхования и кредитный договор существуют отдельно друг от друга, договор страхования является самостоятельной услугой по страхованию. Досрочный возврат кредита не влечет прекращения существования страхового риска застрахованного лица по договору страхования. При досрочном погашении кредита обстоятельства, предусмотренные п. 1 ст. 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, для возврата страховой премии не наступают. При этом условиями страхования порядок возврата страховой премии застрахованном улицу, в том числе при досрочном возврате кредита, не предусмотрен.

Согласно Указанию Банка России от 20.11.2015 N 3854-У "О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования", вступившее в силу 02.03.2016, при осуществлении добровольного страхования (за исключением случаев осуществления добровольного страхования, предусмотренных пунктом 4 настоящего Указания) страховщик должен предусмотреть условие о возврате страхователю уплаченной страховой премии в порядке, установленном настоящим Указанием, в случае отказа страхователя от договора добровольного страхования в течение пяти рабочих дней со дня его заключения независимо от момента уплаты страховой премии, при отсутствии в данном периоде событий, имеющих признаки страхового случая.

В силу п. 7 Указания Центрального банка Российской Федерации от 20.11.2016 N 3854-У "О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования", страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть условие о том, что договор добровольного страхования считается прекратившим свое действие с даты получения страховщиком письменного заявления страхователя об отказе от договора добровольного страхования или иной даты, установленной по соглашению сторон, но не позднее срока, определенного в соответствии с п. 1 Указания.

В соответствии с п. 5 Указания Банка России от 20.11.2015 N 3854-У, страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть, что в случае если страхователь отказался от договора добровольного страхования в срок, установленный п. 1 настоящего Указания, и до даты возникновения обязательств страховщика по заключенному договору страхования, уплаченная страховая премия подлежит возврату страховщиком страхователю в полном объеме.

В соответствии с п. 6 Указания страховщик при осуществлении добровольного страхования должен предусмотреть, что в случае если страхователь отказался от договора добровольного страхования в срок, установленный п. 1 настоящего Указания, но после даты начала действия страхования, страховщик при возврате уплаченной страховой премии страхователю вправе удержать ее часть пропорционально сроку действия договора страхования, прошедшему с даты начала действия страхования до даты прекращения действия договора добровольного страхования.

Таким образом, все договоры добровольного страхования, заключенные с физическими лицами после вступления в силу Указания ЦБ РФ, должны соответствовать приведенным выше требованиям, предусматривающим право страхователя-физического лица в течение пяти рабочих дней со дня заключения договора добровольного страхования отказаться от него с возвратом страховой премии в полном объеме, если к моменту отказа от него договор страхования не начал действовать, а если договор начал действовать, то за вычетом суммы страховой премии, пропорционально времени действия начавшегося договора добровольного страхования.

Таким образом, истец не воспользовался правом отказа от присоединения к Программе коллективного страхования по истечении течение пяти рабочих дней со дня подписания заявления (10.04.2017 г.), следовательно, оснований требовать возврата уплаченных по договору страхования денежных средств у Аксенова М.А. не имеется.

Как установлено судом, условиями договора коллективного страхования предусмотрена возможность подачи застрахованным лицом, в данном случае Аксеновым М.А. страхователю (Банку) заявления об исключении его из числа участников Программы страхования (п. 5.7 договора).

Как следует из пояснений истца, с данным требованием он к банку не обращался.

По смыслу положений ст. 11 ГК РФ, ч. 1 ст. 3 ГПК РФ судом осуществляется судебная защита нарушенных, оспариваемых гражданских прав и законных интересов, за которой в суд вправе обратиться любое заинтересованное лицо в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве.

Говоря о свободе выбора способа защиты, следует учитывать, что выбор может осуществляться только среди предусмотренных законом способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ).

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ истец должен указать, в чем состоит нарушение или угроза нарушения его прав и законных интересов.

Судебной защите подлежит только нарушенное право.

При таких обстоятельствах, учитывая наличие у истца права обращения к ВТБ24 (ПАО) с заявлением об исключении из числа участников программы страхования, предусмотренное условиями страхования, о чем истцу также разъяснено ВТБ 24 (ПАО) в ответе на его заявление и указано на необходимость обращения для подписания такого заявления в офис банка, принимая во внимание, что данным правом истец не воспользовался, в Банк с таким заявлением не обратился, оснований для удовлетворения данной части исковых требований не имеется, поскольку истцом не представлены доказательства, свидетельствующие о нарушении ответчиком его прав по требованию об исключении его из числа участников программы страхования.

Исходя из условий договора страхования требования об исключении из числа участников программы страхования должны быть предъявлены не к страховщику ООО СК «ВТБ Страхование», а к ВТБ24 (ПАО).

Принимая во внимание, что исключение Аксенова М.А. из числа участников программы страхования в рамках договора коллективного страхования № 1235 от 01.02.2017 г. влечет прекращение распространения условий данного договора на Аксенова М.А., учитывая отсутствие доказательств нарушения ответчиком ООО СК «ВТБ Страхование» прав истца в данной части, оснований для удовлетворения исковых требований об исключении из числа участников Программы страхования, признании договора коллективного страхования прекращенным не имеется. Судом учтено, что истец не лишен права обратиться к ВТБ24 (ПАО) с соответствующим заявлением.

Учитывая, что в удовлетворении исковых требований Аксенова М.А. об исключении из числа участников Программы страхования, признании договора коллективного страхования прекращенным, взыскании страховой премии судом отказано, производные от них требования о взыскании компенсации морального вреда и штрафа удовлетворению также не подлежат.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, поскольку разрешая спор, суд правильно установил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, собранным по делу доказательствам дал оценку в их совокупности в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Вопреки доводам истца, до него была доведена полная и необходимая информация об оказываемой услуге, в заявлении на включение в число участников Программы страхования содержится срок страхования, плата за страхование, размер страховой премии, размер комиссии за подключение к программе страхования перечислены страховые риски, имелось право выбора страхового продукта. В кредитном договоре было указано, что кредит предоставляется, в том числе, и на оплату страховой премии. Соответственно, на руки истцу была выдана сумма за минусом платы за подключение к программе страхования. Изложенные в апелляционной жалобе доводы, свидетельствуют о несогласии истца с выводами суда по существу спора, направлены на переоценку исследованных судом доказательств, для чего оснований не имеется.

Безусловных оснований для отмены решения, предусмотренных ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебной коллегией не установлено.

Руководствуясь статьей 328, статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Ленинского районного суда г. Иркутска от 4 мая 2018 года по данному гражданскому делу оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Судья - председательствующий А.В. Быкова

Судьи В.О. Шабалина

Е.Н. Трофимова