НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Апелляционное определение Амурского областного суда (Амурская область) от 17.02.2016 № 33АП-789/16

Дело № 33АП- 789/16 Судья первой инстанции:

Докладчик Сараева Н.В.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

17 февраля 2016 года г. Благовещенск

Судебная коллегия по гражданским делам Амурского областного суда в составе:

председательствующего Сараевой Н.В.

судей коллегии Абрамовой С.А., Бугаковой Ю.А.,

при секретаре Федчун Ю.С.,

с участием прокурора Середа О.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» Кантеевой О.Г. на решение Завитинского районного суда от 03 ноября 2015 года.

Заслушав дело по докладу судьи Сараевой Н.В., пояснения представителя ответчика ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» Кантеевой О.Г., действующей на основании доверенности от 28 сентября 2015 года, истицы Федоровой Т.И., заключение прокурора Середа О.А., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Федорова Т. И. обратилась в суд с иском к государственному автономному учреждению Амурской области «Завитинский лесхоз» об оспаривании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, взыскании компенсации морального вреда, взыскании недополученной заработной платы в виде премий. В обоснование требований истица указала, что состоит с ответчиком в трудовых отношениях, работает в должности <данные изъяты>. В период с июня 2015 года по сентябрь 2015 истица 6 раз была привлечена к дисциплинарной ответственности. Приказом начальника ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» от 11 июня 2015 года к истице применено дисциплинарное взыскание в виде замечания за нарушение Правил внутреннего трудового распорядка учреждения, выразившееся в отсутствии на рабочем месте 10 июня 2015 года с 08 часов до 09 часов 30 минут без уважительных причин. Приказом от 19 июня 2015 года истица привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушение Правил внутреннего трудового распорядка учреждения, выразившегося в некорректном поведении 11 июня 2015 года в отношении начальника учреждения. 28 августа 2015 года в соответствии с приказом истица была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушение Правил внутреннего трудового распорядка учреждения, выразившегося в отсутствии на рабочем месте 25 августа 2015 года в период с 14 часов до 15 часов без уважительных причин. Основанием для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности в виде выговора согласно приказу от 07 сентября 2015 года явился факт нарушения финансовой дисциплины, выразившийся в <данные изъяты>, что повлекло причинение убытков. Приказом от 14 сентября 2015 года истица была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушение Правил внутреннего трудового распорядка учреждения, выразившегося в некорректном поведении и создании помех в выполнении трудовых обязанностей работникам <данные изъяты> в течение 2 часов. Кроме того, 14 сентября 2015 года в соответствии с приказом к истице было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора за нарушение Правил внутреннего трудового распорядка учреждения, выразившегося в отсутствии 04 сентября 2015 года с 15 часов более полутора часов без уважительных причин на рабочем месте. При этом, привлечение к дисциплинарной ответственности повлекло лишение премии по итогам работы за указанный период. Ссылаясь на то, что дисциплинарные взыскания наложены по надуманным основаниям с целью последующего увольнения, кроме того, нарушен срок привлечения к дисциплинарной ответственности, истица просила признать приказы от 11 июня 2015 года, от 19 июня 2015 года, от 28 августа 2015 года, от 07 сентября 2015 года, от 14 сентября 2015 года, от 14 сентября 2015 года о привлечении к дисциплинарной ответственности незаконными, взыскать с ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, недополученную заработную плату в виде премий за июнь-сентябрь 2015 года в размере <данные изъяты>.

В ходе производства по делу истица обратилась в суд с иском к ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» об оспаривании приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, денежной компенсации за неиспользованный отпуск. Требования мотивированы тем, что 14 сентября 2015 года в соответствии с приказом с истицей был прекращен трудовой договор по п.5 ст. 81 ТК РФ (в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей). В качестве оснований для увольнения послужили вышеупомянутые оспариваемые приказы о привлечении истицы к дисциплинарной ответственности, а также приказы от 05 ноября 2014 года о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде замечания, от 08 декабря 2014 года, от 08 декабря 2014 года о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде выговора по факту нарушения в октябре и ноябре 2014 года финансовой дисциплины, приказ от 08 декабря 2014 года о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде замечания за отсутствие контроля за <данные изъяты>, приказ от 09 декабря 2014 года о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде выговора за неисполнение распоряжения о <данные изъяты>, приказ от 24 декабря 2014 года о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде выговора по факту <данные изъяты>, приказ от 19 мая 2015 года о привлечении к дисциплинарной ответственности за опоздание 18 мая 2015 года на работу. Ссылаясь на то, что нарушение финансовой дисциплины причинение вреда для учреждения не повлекло, при <данные изъяты> в фонд социального страхования, транспортного и земельного налога предусмотрена возможность корректировки предоставленных сведений, отсутствие в платежной ведомости подписи руководителя не является основанием для задержки выплаты заработной платы, налоги своевременно не были перечислены Ф.И.О.7, в период исполнения ею обязанностей <данные изъяты>, истица просила признать приказ от 14 сентября 2015 года о прекращении трудового договора от 22 апреля 2014 года незаконным, восстановить ее на работе в должности <данные изъяты> ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» с 15 сентября 2015 года, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула с 15 сентября 2015 года, компенсацию за неиспользованный отпуск.

Определением Завитинского районного суда от 09 октября 2015 года дела по вышеуказанным искам объединены в одно производство.

В судебном заседании истица на заявленных исковых требованиях настаивала, в дополнение пояснила, что приказом от 24 февраля 2015 года была уволена из ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» по п.2 ст.81 ТК РФ (сокращение численности работников). Решением Завитинского районного суда от 16 апреля 2015 года увольнение было признано незаконным. После восстановления на работе работодатель создал невыносимые условия труда, предоставив кабинет, не оборудованный компьютером с программами по <данные изъяты>, лишил возможности работать с <данные изъяты> документами, что препятствовали исполнению должностных обязанностей. Приказом от 19 мая 2015 года на истицу была возложена обязанность по ремонту кабинета, отведенного ей для работы. Имея медицинские противопоказания выполнения тяжелого физического труда, поднятия тяжести и работы на высоте, истица обратилась в медицинское учреждение для получения соответствующей справки, в связи с чем, приказом от 11 июня 2015 года была привлечена к дисциплинарной ответственности за отсутствие на работе с 08 часов до 09 часов 30 минут без уважительных причин. По факту нарушений, выявленных в ходе инвентаризации, истица обратилась за разъяснением к руководителю, который накричал на нее, с применением физический силы вытолкал из кабинета и привлек к дисциплинарной ответственности, издав приказ от 19 июня 2015 года. Несмотря на предоставление отпуска без сохранения заработной платы 25 августа 2015 года с 14 часов до 15 часов, работодатель привлек истицу к дисциплинарной ответственности за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин. 04 сентября 2015 года истица находилась на участке, осуществляя контроль за заготовкой сена, за что приказом от 14 сентября 2015 года была привлечена к дисциплинарной ответственности за отсутствие на рабочем месте с 15 часов.

Представитель ответчика ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» Кантеева О.Г. иск не признала, в обоснование возражений пояснила, что в период с ноября 2014 года по сентябрь 2015 года Федорова Т.И. систематически нарушала трудовую дисциплину, ненадлежаще исполняла свои должностные обязанности, за что неоднократно привлекалась к дисциплинарной ответственности и обоснованно была уволена по п. 5 ст.81 ТК РФ. Вопрос о законности приказов от 05 ноября 2014 года, от 08 декабря 2014 года, от 08 декабря 2014 года, от 08 декабря 2014 года от 09 декабря 2014 года, от 24 декабря 2014 года являлся предметом судебного разбирательства, решением Завитинского районного суда от 16 апреля 2015 года требования истицы о признании указанных приказов незаконными оставлены без удовлетворения по мотивам пропуска срока их обжалования. Выплата премии работнику является правом, а не обязанностью работодателя. При наличии дисциплинарных взысканий законных оснований для начисления и выплаты премии не имелось. Требования о компенсации морального вреда не обоснованы, доказательств причинения морального вреда не представлено.

Решением Завитинского районного суда от 03 ноября 2015 года иск Федоровой Т.И. удовлетворен частично, приказы начальника ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» от 19 июня 2015 года, от 28 августа 2015 года, от 07 сентября 2015 года, от 14 сентября 2015 года, от 14 сентября 2015 года признаны незаконными, постановлено восстановить Федорову Т.И. на работе в ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» в должности <данные изъяты>, с ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» в пользу Федоровой Т.И. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула с 16 сентября 2015 года по 03 ноября 2015 года в сумме <данные изъяты>, компенсация за 4 дня неиспользованного отпуска в сумме <данные изъяты>, премии по итогам работы с июля по сентябрь 2015года в сумме <данные изъяты>, а всего <данные изъяты>, компенсация морального вреда <данные изъяты> рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано. Решение суда в части восстановления Федоровой Т.И. на работе обращено к немедленному исполнению. Разрешен вопрос о взыскании госпошлины.

В апелляционной жалобе представитель ответчика ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» Кантеева О.Г. ставит вопрос об отмене решения суда, в связи с допущенными нарушениями норм материального и процессуального права, принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении иска. Указывает, что принимая решение, суд вышел за пределы заявленных требований, признал приказы о привлечении истицы к дисциплинарной ответственности за период с ноября 2014 года по май 2015 года незаконными, которые истицей не оспаривались, кроме того, суд не учел, что вопрос о законности указанных приказов являлся предметом судебного разбирательства. Суд самостоятельно определил размер заработной платы, подлежащий взысканию в пользу истицы за время вынужденного прогула и размер компенсации за неиспользованный отпуск, что также свидетельствует о выходе суда за пределы заявленных требований. Признавая право истицы на компенсацию морального вреда, суд указал на то, что ответчик не исполнил решение суда о восстановлении истицы на работе, тогда как указанный вопрос не являлся предметом судебного разбирательства. Выводы суда о создании ответчиком для истицы невыносимых условий труда, неисполнение в добровольном порядке решения суда о восстановлении истицы на работе противоречат обстоятельствам дела.

В письменных возражениях истица указывает на несогласие с доводами апелляционной жалобы, указывает, что суд первой инстанции правильно установил обстоятельства, имеющие юридическое значение, дал всестороннюю оценку представленным доказательствам, просит оставить обжалуемое решение без изменения, а доводы апелляционной жалобы без удовлетворения.

В заседании судебной коллегии представитель ответчика ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» Кантеева О.Г. на доводах апелляционной жалобы настаивала, просила решение суда отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Истица Федорова Т.И. указала на несогласие с доводами апелляционной жалобы, полагала, что обжалуемое решение суда соответствует требованиям законности и обоснованности, просила оставить его без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Участвующий в рассмотрении дела прокурор Середа О.А. указала, что правовые основания для отмены решения суда отсутствуют.

Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов жалобы и возражений относительно жалобы по правилам статьи 327.1 части 1 ГПК РФ, судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

Как видно из материалов дела, спор возник относительно законности наложенных на истицу дисциплинарных взысканий в виде замечаний и выговоров за неисполнение и ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей в период с июня 2015 года по сентябрь 2015 года, а также законности увольнения истицы по п.5 ст. 81 ТК РФ. Основанием для увольнения Федоровой Т.И. согласно приказу от 14 сентября 2015 года явился факт неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей при наличии дисциплинарных взысканий, которые применены в отношении работника с 05 ноября 2014 года ( приказы от 05 ноября 2014 года, от 08 декабря 2014 года, от 08 декабря 2014 года, от 08 декабря 2014 года от 09 декабря 2014 года, приказ от 24 декабря 2014 года, а также оспариваемые приказы от 11 июня 2015 года, от 19 июня 2015 года, от 28 августа 2015 года, от 07 сентября 2015 года, от 14 сентября 2015 года, от 14 сентября 2015 года).

Принимая решение, суд дал правовую оценку всем приказам о привлечении истицы к дисциплинарной ответственности, указанных работодателем в качестве оснований для увольнения, проверил наличие правовых оснований для применения к истице дисциплинарных взысканий и соблюдение порядка применения дисциплинарного взыскания.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы о нарушении судом норм процессуального права, признание незаконными приказов от 05 ноября 2014 года, от 08 декабря 2014 года, -П от 08 декабря 2014 года, от 08 декабря 2014 года от 09 декабря 2014 года, от 24 декабря 2014 года, которые истицей в ходе судебного разбирательства не оспаривались, кроме того, решением Завитинского районного суда от 16 апреля 2015 года требования истицы о признании указанных приказов незаконными оставлены без удовлетворения по мотивам пропуска срока их обжалования, заслуживают внимания. Вместе с тем, указанные обстоятельства не могут служить основанием для отмены решения суда, поскольку на его правильность не влияют.

Проверяя законность наложения дисциплинарных взысканий, в том числе в виде увольнения, суд первой инстанции обоснованно руководствовался положениями ст. 192 ТК РФ и исходил из того, что взыскания, в том числе и в виде увольнения, могут быть применены за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Выводы суда первой инстанции об отсутствии у работодателя оснований для применения в отношении истицы оспариваемых дисциплинарных взысканий, являются правильными, мотивированными, подтверждёнными имеющимися в деле доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку. Судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что наложенные работодателем дисциплинарные взыскания, в том числе, в виде увольнения за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей не соответствуют таким общеправовым принципам юридической ответственности как справедливость и соразмерность. При наложении дисциплинарных взысканий в нарушение требований ст. 192 ТК РФ работодателем не были учтены тяжесть поступков и обстоятельства при которых они были совершены.

В пункте п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ» разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.). К таким нарушениям, в частности, относится отсутствие работника без уважительных причин на работе либо рабочем месте.Признавая незаконным приказ от 11 июня 2015 года о привлечении истицы к дисциплинарной ответственности в виде замечания за нарушение Правил внутреннего трудового распорядка ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз», выразившееся в отсутствии на рабочем месте 10 июня 2015 года с 08 часов до 09 часов 30 минут, суд первой инстанции правомерно отметил, что отсутствие истицы на работе, о чем работодатель был заблаговременно предупрежден, было обусловлено неправомерным распоряжением работодателя, который возложил на истицу обязанность выполнить работы по ремонту кабинета, не предусмотренные трудовым договором, противопоказанные по состоянию здоровья, в отсутствии согласия работника, в целях обращения в медицинское учреждения для получения медицинского заключения и защиты нарушенных трудовых прав.

При указанных обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно признал, что причину отсутствия истицы на рабочем месте 10 июня 2015 года в период с 08 часов до 09 часов 30 минут следует признать уважительной, что исключает возможность применения дисциплинарного взыскания.

Давая оценку приказу от 19 июня 2015 года в соответствии с которым Федорова Т.И. была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде замечания за некорректное поведение, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии в действия истицы состава дисциплинарного проступка. Принимая во внимание, что дисциплинарным проступком в соответствии со ст. 192 ТК РФ являются противоправные виновные действия работника, которые непосредственно связаны с исполнением трудовых обязанностей, допущенные истицей нарушения норм морали и этики, в отсутствии ссылок на положения локальных актов учреждения, которые истица нарушила, не могут быть квалифицированы как нарушение трудовой дисциплины.

Приказ от 14 сентября 2015 года, основанием к изданию которого явился факт некорректного поведения истицы в помещении <данные изъяты> 27 августа 2015 года, суд первой инстанции также правомерно признал незаконным, сославшись на то, что нарушение норм морали выходит за рамки дисциплинарного проступка в смысле положений ст. 192 ТК РФ.

Выводы суда о незаконности приказа от 28 августа 2015 года также являются верными.

Как следует из материалов дела, приказом от 28 августа 2015 года истица была привлечена к дисциплинарной ответственности за отсутствие на рабочем месте 25 августа 2015 года с 14 часов до 15 часов без уважительных причин (по письменному заявлению отпросилась в поликлинику, но пошла к судебным приставам). В указанный период на основании письменного заявления истице был предоставлен отпуск без сохранения заработной платы для посещения лечебного учреждения.

Проанализировав положения ст. 81 ТК РФ, определяющей понятие прогул как отсутствие на рабочем месте без уважительных причин, нормы ст. 128 ТК РФ и локальные нормативные акты ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз», устанавливающие основания и порядок предоставления отпуска без сохранения заработной платы, суд первой инстанции правомерно признал, что посещение истицей судебных приставов в период нахождения в отпуске без сохранения заработной платы, предоставленного для посещения лечебного заведения, в отсутствии ссылок на нормативные акты, которые истица нарушила, не свидетельствует об отсутствии на работе без уважительных причин, в связи с чем, оно не могло быть квалифицировано как прогул.

Давая оценку приказу от 07 сентября 2015 года в соответствии с которым Федорова Т.И. была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за нарушение финансовой дисциплины, <данные изъяты> установив факт нарушения истицей ее трудовых обязанностей, суд первой инстанции правомерно проверил соблюдение работодателем порядка наложения дисциплинарного взыскания.

Как следует из материалов дела, поводом к привлечению истицы к дисциплинарному взысканию явились докладные от 23 июля 2015 года и 24 июля 2015 года.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ» днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по работе подчинен работник стало известно о совершении проступка, независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий.

Судом установлено, что днем обнаружения работодателем проступка является 23 и 24 июля 2015 года. При указанных обстоятельствах, принимая во внимание, что работодателем не соблюден срок привлечения истицы к дисциплинарной ответственности, выводы суда о незаконности приказа от 07 сентября 2015 года являются верными.

Не согласиться с данной судом первой инстанции оценкой приказу от 14 сентября 2015 года у судебной коллегии оснований также не имеется.

Указанным приказом Федорова Т.И. была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора за отсутствие на рабочем месте 04 сентября 2015 года с 15 часов более полутора часов без уважительных причин. Основанием для применения в отношении истицы дисциплинарного взыскания явился акт от 09 сентября 2015 года об отказе Федоровой Т.И. дать пояснения по факту отсутствия на рабочем месте 04 сентября 2015 года. Установив, что в указанный период истица исполняла возложенные на нее трудовые обязанности вне здания ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз», о чем руководитель был поставлен в известность, в локальных трудовых актах конкретное рабочее место истицы не определено, право выполнять трудовые обязанности за пределами учреждения исключительно с согласия работодателя не закреплено, суд правомерно признал недоказанность факта нарушения истицей Правил внутреннего распорядка, а также отсутствие в ее действиях состава дисциплинарного проступка.

Выводы суда о незаконности применения в отношении истицы дисциплинарного взыскания в виде увольнения, являются верными.

В соответствии с приказом от 14 сентября 2015 года к Федоровой Т.И. было применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения по п.5 ст. 81 ТК РФ. В качестве оснований к увольнению указаны приказы о привлечении Федоровой Т.И. к дисциплинарной ответственности от 05 ноября 2014 года, от 08 декабря 2014 года, от 08 декабря 2014 года, от 08 декабря 2014 года от 09 декабря 2014 года, приказ от 24 декабря 2014 года, а также оспариваемые приказы от 11 июня 2015 года, от 19 июня 2015 года, от 28 августа 2015 года, от 07 сентября 2015 года, от 14 сентября 2015 года, от 14 сентября 2015 года.

В силу п. 5 ч.1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Согласно разъяснениям, данным в п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации ТК РФ» при разрешении споров лиц, уволенных по п. 5 ч. 1 ст. 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: 1) совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; 2) работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

Статьей 193 ТК РФ предусмотрено, что за каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Указанная норма согласуется с общим принципом юридической ответственности, исключающим возможность двойного (повторного) наказания за одно и то же правонарушение.

Как следует из материалов дела, поводом к увольнению истицы явился факт отсутствия ее на рабочем месте 04 сентября 2015 года при наличии ранее неоднократно примененных дисциплинарных взысканий, которые не сняты. Иные нарушения трудовой дисциплины после указанного факта отсутствия истица на рабочем месте до прекращения трудового договора истице не вменялись. Приказом от 14 сентября 2015 года по указанному факту истица была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора. При указанных обстоятельствах, увольнение истицы по п.5 ч.1 ст. 81 ТК РФ, поводом к которому явился тот же факт, свидетельствует о нарушении работодателем требований ст. 193 ТК РФ и незаконности оспариваемого приказа.

Тот факт, что приказ от 14 сентября 2015 года не указан в приказе от 14 сентября 2015 года в качестве оснований увольнения истицы, правового значения не имеет. Юридически значимым обстоятельством подлежащим установлению являются действия работника, послужившие основанием для увольнения. При наличии факта отсутствия работника на рабочем месте, работодателем был решен вопрос о применении дисциплинарного взыскания, в качестве вида дисциплинарного взыскания применен выговор, что исключает применение по указанному факту иного вида дисциплинарного взыскания.

Кроме того, указание в приказе или ином документе, на основании которого производится увольнение работника на конкретные нарушения работника, является юридически значимым обстоятельством при увольнении по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК Российской Федерации. Данные требования работодателем не выполнены, из приказа об увольнении не усматривается какие конкретно нарушения явились поводом к увольнению истицы. Не соблюден работодателем и порядок привлечения истицы к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, установленный ст. 193 ТК РФ, письменные объяснения до применения дисциплинарного взыскания затребованы не были.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы, направленные на оспаривание выводов суда о наличии правовых оснований для взыскания с работодателя в пользу истицы компенсации морального вреда, со ссылками на отсутствие доказательств причинения физических и нравственных страданий, не состоятельны.

Согласно ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

В пункте п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью девятой статьи 394 Кодекса суд вправе удовлетворить требование работника, уволенного без законного основания, о компенсации морального вреда. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

По смыслу вышеуказанного, в случае нарушения работодателем прав и законных интересов работника возникновение у последнего нравственных страданий презюмируется, то есть не требует дополнительного доказывания.

Судебная коллегия считает, что компенсация морального вреда в размере <данные изъяты> рублей является разумной и справедливой с учетом конкретных обстоятельств дела и степени нарушения трудовых прав истицы вследствие незаконного увольнения.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы о том, что судом неправомерно в пользу истицы была взыскана премия в максимальном размере при наличии непогашенных ранее дисциплинарных взысканий, не заслуживают внимания.

Часть 1 ст. 191 ТК РФ закрепляет право работодателя поощрять работников, добросовестно исполняющих свои обязанности, создавая тем самым дополнительный стимул к высокопроизводительному труду, предоставляет работодателю возможность максимально эффективно использовать труд своих работников в целях ведения экономической деятельности.

Система премирования нормами трудового законодательства не регулируется. Вопросы условий, оснований, порядок выплаты премий, а также их размера относятся к компетенции работодателя и устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством. Вместе с тем, право работодателя поощрять работников не носит произвольного характера.

Проанализировав положения о премировании работников ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз», суд первой инстанции правомерно учел, что выплата премии по итогам работы за месяц осуществляется на основе оценки работы работника учреждения в отчетный период; премия не выплачивается в случаях неснятого дисциплинарного взыскания в отчетном периоде.

Принимая во внимание, что судом установлен факт незаконного применения в отношении истицы дисциплинарных взысканий в период с июля 2015 года по сентябрь 2015 года, иные основания для снижения размера премии не установлены, в приказах о лишении истицы премий не приведены, суд первой инстанции правомерно взыскал с ответчика в пользу истцы премии по итогам месяца за указанный период.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы о том, что суд вышел за пределы заявленных требований, самостоятельно определил размер заработной платы, подлежащий взысканию в пользу истицы за время вынужденного прогула и размер компенсации за неиспользованный отпуск, не состоятельны. Требования ст. 196 ГПК РФ судом первой инстанции были соблюдены. Размер заработной платы и компенсации за неиспользованный отпуск определены судом за время вынужденного прогула и 4 дня неиспользованного отпуска, что соответствует заявленному в иске периоду.

Доводы заявителя апелляционной жалобы, направленные на оспаривание выводов суда о создании ответчиком для истицы невыносимых условий труда, неисполнение в добровольном порядке решения суда о восстановлении истицы на работе к вопросу законности оспариваемого решения не относятся, поскольку являются предметом оценки обстоятельств, послужившим основанием для вынесения судом частного определения. Наличие указанных обстоятельств подлежит установлению в рамках проверки законности частного определения.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы не содержат фактов, которые не были учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судебной коллегией несостоятельными. С учетом изложенного, оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, для отмены решения суда, не имеется.

Руководствуясь ст.328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Завитинского районного суда от 03 ноября 2015 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя ГАУ Амурской области «Завитинский лесхоз» Кантеевой О.Г. – без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий:

Судьи коллегии: