НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение Суда по интеллектуальным правам от 26.05.2016 № СИП-2/2016

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Огородный проезд, дом 5, строение 2, Москва, 127254

http://ipc.arbitr.ru

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

Москва

26 мая 2016 года

Дело № СИП-2/2016

Резолютивная часть решения объявлена 19 мая 2016 года.

Полный текст решения изготовлен 26 мая 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи – Рогожина С.П.,

судей – Кручининой Н.А., Пашковой Е.Ю.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Шовть Е.А., рассмотрев в судебном заседании заявление Тополева Сергея Евгеньевича (Санкт-Петербург) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995,
ОГРН 1047730015200) от 21.09.2015 о признании недействительным патента Российской Федерации на изобретение № 2509548 «Стимулятор с гибкими элементами», с участием в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Юрченко Евгения Валериевича (Украина), при участии в судебном заседании: от Тополева С.Е. – Тополев С.Е., лично;

от Роспатента – представитель Сенчихин М.С. (по доверенности
от 11.08.2015); от Юрченко Е. В. – представитель Филипппова И.А. (по доверенности от 28.10.2014 77 АБ № 476203),

УСТАНОВИЛ:

Тополев Сергей Евгеньевич (далее – Тополев С.Е., гражданин) обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 21.09.2015 о признании недействительным патента Российской Федерации на изобретение № 2509548 «Стимулятор с гибкими элементами».

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлеченЮрченко Евгений Валериевич (далее Юрченко Е.В.) – податель возражения в Роспатент против выдачи патента Российской Федерации на изобретение № 2509548.

Заявитель в судебном заседании поддержал заявленные требования в полном объем, ссылаясь на доводы, изложенные в 12-ти пунктах своего заявления.

Считает оспариваемое решение Роспатента недействительным, а положенные в его основу выводы палаты по патентным спорам о несоответствии спорного изобретения условию патентоспособности «изобретательный уровень» необоснованными и ошибочными, ввиду того, что, по его мнению, Роспатентом были неверно определены область техники, сущность, и технический результат оспариваемого патента.

Заявитель считает, что в нарушение положений пункта 24.5.3 Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на изобретение и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на изобретение, утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 № 327 (далее - Регламент ИЗ) Роспатент не провел анализ уровня техники, с целью подтверждения известности влияния признаков, совпадающих с отличительными признаками заявленного изобретения, на указанный заявителем технический результат, что привело не правомерному выводу о том, что оспариваемое изобретение, охарактеризованное в независимом пункте 1 формулы с очевидностью для специалиста следует из уровня техники.

Заявитель полагает, что Роспатент неправомерно отказал в корректировке формулы, путем включения в ее независимый пункт признаков из зависимых пунктов, в частности пункта 2 – «выполнение стимулирующего элемента с радиусным изгибом».

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения заявления по доводам, изложенным в отзыве на заявление. Считает оспариваемое решение законным и обоснованным, а спорное изобретение не соответствующим условию патентоспособности «изобретательский уровень».

Представитель третьего лица поддержал позицию Роспатента, считает обжалуемое решение Роспатента от 21.09.2015 правомерным и не подлежащим отмене.

Судом в порядке части 11 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации был направлен запрос специалисту -заведующему организационно-методического отдела государственного бюджетного учреждение здравоохранения города Москвы «Психиатрическая больница № 13 Департамента здравоохранения города Москвы», врачу-психиатру, сексологу, Федину Эдуарду Евгеньевичу и поставлены следующие вопросы:

1) Имеется ли указание в патенте Российской Федерации
№ 2509548 «Стимулятор с гибкими элементами» на достижение технического результата от реализации изобретения по оспариваемому патенту Российской Федерации № 2509548, достигается ли он в результате применения указанного патента и не влечет ли он вред здоровью? Если имеется, то просьба указать на его особенности (отличия).

2) Имеются ли отличия между существенными признаками формулы изобретения по патенту Российской Федерации № 2509548 и существенными признаками формул изобретений по противопоставленным патентам (патентный документ США № 5690603; патентный документ США № 5865715; патент Российской Федерации на изобретение № 2020912)? Если имеются, то просьба их конкретизировать.

3) По Вашему мнению, основано ли изобретение по патенту Российской Федерации № 2509548 на замене какой-либо части известного средства (способа) другой известной частью (операцией), изложенных в противопоставленных патентах, направлено ли это изобретение на устранение известной проблемы? Подтверждена ли известность влияния заменяющей части на достигаемый результат?

Отвечая на поставленные вопросы специалист пояснил, что:

1) в патенте Российской Федерации № 2509548 «Стимулятор с гибкими элементами» не имеется указания на достижение технического результата от реализации «изобретения».

2) указанные в формуле «изобретения» отличия по патенту Российской Федерации № 2509548 не являются существенными по отношению к признакам формул изобретений по противопоставленным патентам: патенту Российской Федерации № 2020912; патенту US 5865715; патенту US 5690603.

3) изобретение по патенту Российской Федерации № 2509548 не основано на замене какой-либо части известного средства (способа) другой известной частью (операцией), так как имеется лишь геометрическое изменение – «радиусный изгиб» одной из частей, либо расположения вибрирующего элемента.

В целях правильного разрешения настоящего спора суд в порядке статьи 551 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации привлек Федина Э.Е., врача по специальности «лечебное дело» (диплом ТВ № 371832 1 Московского медицинского института имени И.М. Сеченова, имеющего сертификаты в области психиатрии и сексологии, работающего с 11.01.2011 по настоящее время в должности заведующего организационно-методическим отделом государственного бюджетного учреждение здравоохранения города Москвы «Психиатрическая больница № 13 Департамента здравоохранения города Москвы», врача-психиатра, в качестве специалиста для получения разъяснений, консультаций и выяснения профессионального мнения по вопросам, имеющим существенное значение для рассмотрения дела.

В ходе судебного разбирательства специалист ответил на вопросы суда и лиц, участвующих в деле.

Как следует из материалов дела патент Российской Федерации
№ 2509548 на изобретение «Стимулятор с гибкими элементами» выдан по заявке № 2009145050/14 с приоритетом от 26.11.2009 на имя Тополева С.Е. гражданина со следующей формулой:

1. Устройство для сексуальной стимуляции, содержащее по меньшей мере два удлиненных стимулирующих элемента, закрепленных друг с другом одними своими концами, причем по крайней мере один из них выполнен из упругого материала, отличающееся тем, что свободный конец этого элемента выполнен отогнутым от другого элемента, а при сближении элементов они образуют единую форму, по существу, фаллоимитатора, пригодную для вагинальной стимуляции.

2. Устройство по п. 1, отличающееся тем, что указанный элемент выполнен с радиусным изгибом.

3. Устройство по п. 1, отличающееся тем, что устройство выполнено с возможностью фиксации сближенных элементов.

4. Устройство по п. 1, отличающееся тем, что указанный элемент выполнен с возможностью изменения изгиба.

5. Устройство по п. 1, отличающееся тем, что выполнено из силиконовой резины.

6. Устройство по п. 1, отличающееся тем, что содержит по меньшей мере одно вибрационное устройство.

Против выдачи данного патента в соответствии с пунктом 2
статьи 1398 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) Юрченко Е.В. в палату по патентным спорам было подано возражение, мотивированное несоответствием изобретения, охарактеризованного в формуле по оспариваемому патенту, условию патентоспособности «изобретательский уровень».

К возражению приложены следующие материалы:

- патентный документ США № 5690603;

- заявка на изобретение США № 2008009775;

- международная заявка WO № 2007041853;

- патентный документ США № 5865715;

- международная заявка WO № 2010002422;

- заявка на изобретение США № 2003148864;

- заявка на промышленный образец, Германия № 000332093;

- заявка на промышленный образец, Германия № 000397096;

- распечатка с Интернет сайта www.123 vibrator.nl;

- заявка на промышленный образец, Германия № 001621038;

- патентный документ США № 3504665;

- патент Российской Федерации № 2033119;

- патент Российской Федерации № 2020912;

- патент Российской Федерации № 2061455;

- патентный документ США № 536458.

Данное возражение рассматривалось коллегией палаты по патентным спорам в порядке, предусмотренном статьями 1248, 1398 ГК РФ, а также Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденными приказом Роспатента
от 22.04.2003 № 56 (далее - Правила) в части, не противоречащей ГК РФ.

По результатам рассмотрения возражения Роспатентом от 21.09.2015 было вынесено решение об удовлетворении возражения, оспариваемый патент признан недействительным полностью.

Тополев С.Е., полагая, что решение Роспатента от 21.09.2015 нарушает его права и законные интересы, обратился в суд с настоящим заявлением.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, оценив все доказательства в их совокупности по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд пришел к выводу о необоснованности требований заявителя в силу нижеследующего.

В силу статьи 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности обжалование решений государственных органов в суд.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы о пропуске указанного срока Роспатентом не заявлялись, соответствующие доказательства не представлялись.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 № 218 и заявителем не оспариваются.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2.3 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 5/29
от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты приоритета (26.11.2009) правовая база для оценки патентоспособности изобретения по указанному патенту включает ГК РФ, Правила и Регламент ИЗ.

Согласно пункту 1 статьи 1350 ГК РФ изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо.

В силу пункта 2 статьи 1350 ГК РФ, изобретение имеет изобретательский уровень, если для специалиста оно явным образом не следует из уровня техники. Уровень техники включает любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения.

Согласно подпункту 1 пункта 24.5.3 Регламента, изобретение имеет изобретательский уровень, если оно для специалиста явным образом не следует из уровня техники. Изобретение явным образом следует из уровня техники, если оно может быть признано созданным путем объединения, изменения или совместного использования сведений, содержащихся в уровне техники, и/или общих знаний специалиста.

Как разъяснено в подпункте 2 пункта 24.5.3 Регламента ИЗ, проверка изобретательского уровня может быть выполнена по следующей схеме: определение наиболее близкого аналога; выявление признаков, которыми заявленное изобретение, охарактеризованное в независимом пункте формулы, отличается от наиболее близкого аналога (отличительных признаков); выявление из уровня техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками рассматриваемого изобретения; анализ уровня техники с целью подтверждения известности влияния признаков, совпадающих с отличительными признаками заявленного изобретения, на указанный заявителем технический результат.

В соответствии подпунктом 6 пункта 24.5.3 Регламента ИЗ, известность влияния отличительных признаков на технический результат может быть подтверждена как одним, так и несколькими источниками информации. Допускается привлечение аргументов, основанных на общих знаниях в конкретной области техники, без указания каких-либо источников информации.

Согласно подпункту 7 пункта 24.5.3 Регламента ИЗ в случае наличия в формуле изобретения признаков, в отношении которых заявителем не определен технический результат, или в случае, когда установлено, что указанный им технический результат не достигается, подтверждения известности влияния таких отличительных признаков на технический результат не требуется.

Изобретению по оспариваемому патенту предоставлена правовая охрана в объеме совокупности признаков, содержащихся в приведенной выше формуле.

Как установлено судом, и следует из материалов дела: изобретение относится к медицинской технике, разделу сексологии, в частности, к устройствам индивидуального пользования, усиливающим возбуждение и облегчающим достижение оргазма, и может быть использовано для массажа половых органов и коррекции сексуальной дисгармонии.

Существом изобретения является устройство с гибкими и упругими элементами, которые за счет упругости увеличивают зоны стимуляции, расширяющимися внутри влагалища, и за счет своей гибкости позволяющие устройству приобретать форму и размеры пригодные для введения и перемещения во влагалище. Заявленное изобретение позволяет решить проблему усиленного и непрерывного стимулирования внутренних половых органов при фрикционной вагинальной стимуляции.

Из описания патента следует, что технический результат изобретения заключается в расширении влагалища без значительного расширения входа во влагалище при фрикционной стимуляции.

При этом в патенте в качестве задачи изобретения указано усилении стимулирующего эффекта от увеличения стимулируемой зоны влагалища путем его расширения, без значительного расширения входа во влагалище, усиления сексуального возбуждения и улучшенной стимуляции внутренних эрогенных зон влагалища, в частности точки «G», профилактике сексуальных расстройств.

В то же время исходя из положений статьи 1350 ГК РФ изобретение -это решение технической задачи, относящееся к материальному объекту - продукту или процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств - способу.

В соответствии с пунктом 10.4 Регламента ИЗ в качестве изобретения охраняется техническое решение в любой области, относящееся к продукту или способу.

Пунктом 10.4.1 Регламента ИЗ установлено, что продуктом как объектом изобретения является, в частности, устройство, вещество, штамм микроорганизма, культура (линия) клеток растений или животных, генетическая конструкция.

К устройствам относятся конструкции и изделия.

В то же время способом как объектом изобретения является процесс осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств (пункт 10.4.2 Регламента ИЗ).

Как следует из описания к спорному патенту, изобретение представляет собой устройство.

В соответствии с подпунктом 1.1 пункта 10.7.4.3 Регламента сущность изобретения как технического решения выражается в совокупности существенных признаков, достаточной для достижения обеспечиваемого изобретением технического результата. Признаки относятся к существенным, если они влияют на возможность получения технического результата, т.е. находятся в причинно-следственной связи с указанным результатом.

Технический результат представляет собой характеристику технического эффекта, явления, свойства и т.п., объективно проявляющихся при осуществлении способа или при изготовлении либо использовании продукта, в том числе при использовании продукта, полученного непосредственно способом, воплощающим изобретение.

В разделе «Раскрытие изобретения» в соответствии с подпунктом 1.2 пункта 10.7.4.3 Регламента ИЗ подробно раскрывается задача, на решение которой направлено заявленное изобретение, с указанием обеспечиваемого им технического результата. Если при создании изобретения решается задача только расширения арсенала технических средств определенного назначения или получение таких средств впервые, технический результат заключается в реализации этого назначения.

Роспатентом было верно установлено, что технический результат от реализации изобретения по оспариваемому патенту заключается в увеличении стимулируемой зоны влагалища за счет расширения влагалища, в усилении стимулирующего эффекта и сексуального возбуждения, а также в профилактике сексуальных расстройств.

В описании к спорному патенту указано, что технический результат достигается при фрикционной стимуляции. Исходя из задачи изобретения, фрикционная стимуляция направлена на стенки (мышцы) влагалища. В тоже время технический результат в противопоставленных патентах США № 5690603, 5865715 и Российской Федерации № 2020912 также достигается при фрикционной стимуляции стенок (мышц) влагалища.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 10.8 Регламента ИЗ, формула изобретения служит для определения объема правовой охраны, предоставляемой патентом.

Из формулы изобретения следует, что существенными признаками спорного патента являются выполнение одного из двух удлиненных стимулирующих элемента, закрепленных друг с другом одними своими концами устройства для сексуальной стимуляции, из упругого материала, отличающееся тем, что свободный конец этого элемента выполнен отогнутым от другого элемента, а при сближении элементов они образуют единую форму, по существу, фаллоимитатора, пригодную для вагинальной стимуляции.

Таким образом, вопреки доводам заявителя (пункты 1, 2, 6 заявления) Роспатентом верно определены область техники изобретения, сущность и технический результат изобретения.

Далее Роспатентом обоснованно в соответствии с абзацем первым подпункта 2 пункта 24.5.3 Регламента ИЗ определен наиболее близкий аналог изобретения, который был указан и в описании к патенту США
№ 5690603. Как было указано самим заявителем в описании к спорному патенту, этот аналог является устройством, содержащим два удлиненных стимулирующих элемента закрепленных друг с другом одним концом.

Тем самым довод, указанный в пункте 3 заявления, опровергается материалами дела и установленными судом по делу обстоятельствами.

Правомерно установив ближайший аналог спорного изобретения, Роспатент определил отличительные признаки спорного изобретения: «при сближении элементов они образуют единую форму, по существу, фаллоимитатора, пригодную для вагинальной стимуляции», «выполнение хотя бы одного стимулирующего элемента из упругого материала».

При этом признак «свободный конец этого элемента выполнен отогнутым от другого элемента», который заявитель указывает как отличительный (пункты 4, 5, 12 заявления), таковым не является в силу следующего.

Из патентного документа США № 5690603 известно устройство для сексуальной стимуляции, содержащее два удлиненных стимулирующих элемента, закрепленных друг с другом одними своими концами - элементами. При этом, как показано на фигуре, иллюстрирующей известное устройство, один из свободных концов стимулятора выполнен отогнутым от другого элемента. Согласно описанию изобретения по патенту США № 5690603 элементы могут быть использованы для одновременного их введения во влагалище одного пользователя и также являются пригодными для вагинальной стимуляции в случае их сближения.

В ходе выявления из уровня техники решений, имеющих признаки, совпадающие с отличительными признаками спорного изобретения, Роспатентом было установлено, что из патентного документа США
№ 5865715 известен тренажер для повышения и/или стимуляции сопротивления вагинальных мышц, в частности для сексуальной стимуляции. Данное устройство выполнено из двух стимулирующих элементов с возможностью их фиксации и с образованием единой формы, представляющей собой фаллоимитатор при сближении этих стимулирующих элементов.

Известный стимулятор обеспечивает тот же технический результат, указанный в спорном патенте: расширениевлагалища без значительного расширения входа во влагалище при фрикционной стимуляции, при этом также увеличивается стимулируемая зона влагалища, усиливается стимулирующий эффект, сексуальное возбуждение (см. реферат, фиг. 1).

При этом довод заявителя (пункты 7 заявления) о том, что при сближение двух элементов изобретения по патенту США № 5865715 не образуется единая форма, представляющая собой фаллоимитатор, является голословным и основан на субъективном восприятие указанного патента.

Как установлено судом и видно из описания к патенту США
№ 5865715 и фигур 2,4,5,6 при соединении двух элементов образуется единая форма (общий корпус – абзац 2 описания к патенту), которая представляется собой сложную геометрическую фигуру, имитирующую фаллос.

Судом отклоняется довод заявителя (пункт 8 заявления) о недостижении устройством по патенту США № 5865715 технического результата, аналогичного спорному изобретению.

Как уже было установлено судом, технический результат изобретения заключается в расширении влагалища без значительного расширения входа во влагалище при фрикционной стимуляции и может быть использовано для массажа половых органов и коррекции сексуальной дисгармонии.

При этом специалистам известно, что стимулирование зоны влагалища одновременно является и массажем этой зоны, что имеет немаловажное значение в профилактике сексуальных расстройств.

В тоже время патент США № 5865715 предназначен для массажа вагинальных мышц, то есть фактически является средством того же назначения, что и спорное изобретение.

Как указано в заключении специалиста, что период полового возбуждения у женщины сопровождается выраженной местной гиперемией стенок влагалища, во время которой происходит его значительное сужение, более того, наружная треть влагалища становится настолько узкой, что образуется так называемая «оргастическая манжетка», благодаря чему физиологически достигается более сильная стимуляция нервных окончаний. В случае дальнейшей стимуляции в фазе оргазма происходит сокращение мускулатуры влагалища и матки. Таким образом, указание в Описании на то, что «упругие элементы» «увеличивают зоны стимуляции, расширяясь внутри влагалища», противоречит указанной физиологии полового акта. Из указанного также очевидно, что увеличение зоны стимуляции при расширении стенок влагалища не может быть достигнуто, так как однозначно приводит к уменьшению количества нервных окончаний на единицу площади.

При этом специалист указывает, что коррекция сексуальной дисгармонии является психологической или психотерапевтической (врачебной) методикой, направленной на устранение обоюдной сексуальной дисфункции. При этом из описания к спорному патенту не следует, каким образом, и какая именно «сексуальная дисфункция» будет корректироваться спорным изобретением.

Поэтому указание на достижение технического результата, выражающегося в коррекции сексуальной дисгармонии при использовании спорного изобретения ставиться судом под сомнение. Таким образом Роспатентом был правомерно использован патент США № 5865715 при анализе уровня техники с целью подтверждения известности влияния признаков, совпадающих с отличительными признаками спорного изобретения, на указанный заявителем технический результат.

Возможность выполнения одного или двух элементов сексуального массажера из упругого эластичного материала, известна из патента Российской Федерации № 2020912 (см. стр. 1, 2 описания,
фиг. 1). Известное устройство применяется для массажа внутренних полостей, в частности для сексуальной стимуляции и коррекции эрогенной активности у женщин. Исходя из описания применение известного из патента Российской Федерации № 2020912 устройство используется в качестве профилактики сексуальных расстройств и позволяет усилить как стимулирующий эффект, так и сексуальное возбуждение за счет расширения стимулируемой зоны.

Таким образом, по мнению суда, представленные в источниках информации (патенты США № 5690603, 5865715, патент Российской Федерации № 2020912) сведения свидетельствуют о том, что изобретение, охарактеризованное в независимом пункте 1 формулы по оспариваемому патенту, с очевидностью для специалистов следует из уровня техники, так какв ходе проведенной Роспатентом проверки в соответствии с пунктом 24.5.3 Регламента ИЗ выявлены решения, имеющие признаки, совпадающие с его отличительными признаками, и подтверждена известность влияния этих отличительных признаков на указанный заявителем технический результат.

Что касается зависимых пунктов 2 - 6, то они также известны из следующих источников:

- выполнение стимулирующего элемента с радиусным изгибом известно из патентного документа США № 5690603;

- выполнение устройства с возможностью фиксации сближенных элементов известно из патентного документа США № 5865715;

- возможность изменения изгиба стимулирующего элемента достигается за счет упругости эластичного материала (например, силиконовой резины), из которого выполнен этот элемент, что с очевидностью для специалиста следует из патента Российской Федерации № 2020912;

- наличие в стимулирующем устройстве вибрационного элемента известно из международной заявки WO № 2007041853.

В виду изложенного отклоняется довод заявителя (пункт 10 заявления) о том, что Роспатентом не проведен анализ уровня техники с целью подтверждения известности влияния признаков, совпадающих с отличительными признаками заявленного изобретения, на указанный заявителем технический результат.

Также несостоятельным является довод заявителя (пункт 11 заявления) о том, что ему неправомерно отказано в корректировке формулы изобретения по спорному патенту.

В соответствии с пунктом 4.9 Правил рассмотрения возражений при рассмотрении возражений против выдачи патента на изобретение коллегия палаты по патентным спорам вправе предложить патентообладателю внести изменения в формулу изобретения в случае, если без внесения указанных изменений оспариваемый патент должен быть признан недействительным полностью, а при внесении - может быть признано недействительным частично.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 22.11.2010
№ ГКПИ10-1228 было установлено, что палата по патентным спорам, установив наличие возможных вариантов изменений, внесение которых в формулу изобретения может привести к патентоспособности изобретения, обязана предложить заинтересованному лицу внести такие изменения.

В то же время из материалов дела следует, и судом установлено что, Тополев С.Е. с заявлением о внесении изменений в формулу изобретения не обращался, признаки зависимых пунктов 2-6 формулы изобретения по спорному патенту известны из противопоставленных патентных документов (патенты США № 5690603, 5865715, патент Российской Федерации № 2020912) и международная заявка WO № 2007041853).

Данные обстоятельства указывают на невозможность внесения уточнений в формулу изобретения путем включения зависимых пунктов в независимый пункт таким образом, чтобы это могло привести к патентоспособности изобретения.

Согласно пункту 6 совместного постановления Пленума Верховного суда Российской Федеарции, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

С учетом изложенного суд полагает, что оспариваемое решение Роспатента от 21.09.2015 соответствует закону, в связи с чем оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется.

Судебные расходы распределяются в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

требования Тополева Сергея Евгеньевича о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности
от 21.09.2015 в отношении патента Российской Федерации на изобретение №2509548 оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья

С.П. Рогожин

Судья

Н.А. Кручинина

Судья

Е.Ю. Пашкова