НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Ямало-Ненецкого АО от 30.11.2012 № А81-3422/12

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЯМАЛО-НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

г. Салехард, ул. Республики, д.102, тел. (34922) 5-31-00,

www.yamal.arbitr.ru, e-mail: info@yamal.arbitr.ru

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

г. Салехард

Дело № А81-3422/2012

10 декабря 2012 года

Резолютивная часть решения объявлена 30 ноября 2012 года.

Решение в полном объеме изготовлено 10 декабря 2012 года.

Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа в составе судьи Д.П. Лисянского, при ведении протокола судебного заседания помощником судьи А.А. Ивановым, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Ноябрьскэнергонефть» (ИНН 8905032490, ОГРН 1038900945973) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ямало-Ненецкому автономному округу об оспаривании решения от 30.12.2011 № 06-18/24 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения,

при участии в судебном заседании:

от заявителя – представители не явились;

от заинтересованного лица – Тарковской В.С. по доверенности от 14.02.2012 № 47, Муталаповой С.С. по доверенности от 23.04.2012 № 48,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Ноябрьскэнергонефть» (далее по тексту – ООО «Ноябрьскэнергонефть», общество, налогоплательщик, заявитель) обратилось в арбитражный суд с требованием, дополненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту – АПК РФ), к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ямало-Ненецкому автономному округу (далее по тексту – инспекция, налоговый орган, заинтересованное лицо) об оспаривании решения от 30.12.2011 № 06-18/24 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части: доначисления налога на прибыль организаций в общей сумме 2 843 127 руб., доначисления налога на добавленную стоимость в общей сумме 3 923 373 руб., привлечения к ответственности по ст.122 Налогового кодекса РФ за неполную уплату налога на добавленную стоимость в размере 637 881 руб., начисления пени, приходящейся на оспариваемые суммы налогов.

В обоснование требования заявитель указал, что инспекцией необоснованно сделан вывод о занижении обществом внереализационных доходов на сумму экономической выгоды от пользования имуществом (радиостанциями) на безвозмездной основе, что повлекло доначисление налога на прибыль организаций. По мнению налогоплательщика, инспекцией в нарушение положений ст.40 Налогового кодекса РФ не проведена оценка рыночных цен, не использовались официальные источники информации, не исследовался рынок спроса и предложения аренды аналогичного имущества, не оценена возможность использования метода дальнейшей реализации, за основу для расчета были взяты сделки между взаимозависимыми лицами.

Оспаривая вывод инспекции о занижении внереализационных доходов на сумму безвозмездно полученного от единственного участника общества имущества, заявитель указал, что это имущество являлось вкладом в уставный капитал и не может считаться безвозмездно полученным, поскольку отношения по формированию уставного капитала носят возмездный характер.

По мнению налогоплательщика, инспекцией неправомерно применена ст.268 Налогового кодекса РФ, регулирующая порядок признания расходов при реализации товаров (имущественных прав), в отношении суммы убытка от ликвидации основного средства (ножниц режущих универсальных). Общество считает, что в случае списания основного средства следует руководствоваться пп.8 п.1 ст.265 Налогового кодекса РФ, согласно которой расходы на ликвидацию выводимых из эксплуатации основных средств подлежат включению в состав внереализационных расходов единовременно.

Заявитель считает неправомерным вывод о занижении внереализационных доходов 2010 года на сумму резерва по сомнительным долгам, подлежащего восстановлению, поскольку общество не восстанавливало резерв, начисленный по состоянию на предыдущую дату.

Также налогоплательщик оспаривает вывод заинтересованного лица о занижении внереализационных доходов на суммы резервов, подлежащих восстановлению при присоединении к обществу ООО «Ямалэнергоремонт». По мнению заявителя, созданный присоединяемым лицом резерв на оплату отпусков и выплату ежегодного вознаграждения по состоянию на 31.08.2010 не может рассматриваться в качестве недоиспользованного резерва, поскольку присоединение одного юридического лица к другому предусматривает переход прав и обязанностей присоединенного юридического лица, в том числе в сфере трудовых отношений.

В дополнении к заявлению от 01.11.2012 общество, оспаривая вывод инспекции о неправомерном включении в состав расходов сумм амортизационной премии в отношении недвижимого имущества, полученного от единственного участника в качестве вклада в уставный капитал, заявитель указывает, что такое имущество не может считаться безвозмездно полученным, поскольку отношения по формированию уставного капитала носят возмездный характер.

Оспаривая доначисление налога на добавленную стоимость (налоговый агент), общество указывает на то, что спорная задолженность была погашена в полном объеме до вынесения оспариваемого решения, что подтверждено представленными в материалы дела платежными поручениями.

Считая неправомерным вывод инспекции о занижении налоговой базы по налогу на добавленную стоимость за 4 квартал 2008 года по операциям, связанным с ремонтом арендованного у ОАО «Сибнефть-ННГ» здания РММ, заявитель приводит доводы о том, что в периоде пользования имуществом им произведен капитальный ремонт указанного здания, а не его реконструкция. При этом работы по капитальному ремонту здания не могут формировать его неотделимые улучшения, передача которых на безвозмездной основе образует объект налогообложения налогом на добавленную стоимость.

Оспаривая вывод заинтересованного лица о неправомерном заявлении к вычету сумм налога на добавленную стоимость по компенсационным затратам, связанным с оплатой командировочных расходов водителей организаций, выполнявших для общества автотранспортные услуги, заявитель указывает, что отсутствие трудовых отношений с водителями не имеет значения при решении вопроса о принятии сумм налога к вычету.

В отзыве на заявление инспекция, возражая против требования заявителя, указала, что радиостанции, переданные налогоплательщику по договору безвозмездного пользования, в силу ст.ст.606, 689 Гражданского кодекса РФ не могут быть признаны безвозмездно переданными, так как к получателю такого имущества не переходит право собственности, соответственно на это имущество не распространяются положения ст.251 Налогового кодекса РФ. В целях начисления налога на прибыль у ссудополучателя возник внереализованный доход в виде экономической выгоды в размере стоимости безвозмездно полученной услуги временного пользования имуществом. Указанный доход исчисляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений ст.40 Налогового кодекса РФ. При проведении проверки инспекцией проанализированы договоры аренды оборудования, заключенные между обществом и ОАО «Газпромнефть-ННГ», таким образом, был применен метод сопоставимых сделок для определения рыночной цены услуги временного пользования имуществом.

По мнению заинтересованного лица, в связи с тем, что безвозмездно полученное от участника общества в 2008 году недвижимое имущество было в том же 2008 году передано обществом в аренду третьему лицу, такое имущество должно учитываться в составе внереализационных доходов налогоплательщика в связи с несоблюдением требований пп.11 п.1 ст.251 Налогового кодекса РФ. При этом налоговый орган указывает, что фактически размер уставного капитала общества в связи с передачей указанного имущества был увеличен только в 2009 году.

Из содержания документов, представленных обществом для проведения налоговой проверки, следует, что им в 2010 году в состав внереализационных расходов включена сумма резерва по сомнительным долгам в размере 89 390 руб. 82 коп., при этом согласно акту инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами от 31.12.2010 на конец 2010 года сумма дебиторской задолженности составила 62 643 руб. 13 коп.

Инспекция считает, что поскольку ООО «Ямалэнергоремонт» прекратило свое существование в момент внесения записи о ликвидации в ЕГРЮЛ 01.09.2010, то в соответствии с п.3 ст.55 Налогового кодекса РФ последним налоговым периодом считается период времени с 1 января года до 01.09.2010, а у общества как присоединяющей организации налоговый период не прерывался, то согласно требованиям ст.324.1 Налогового кодекса РФ оно не вправе было уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль организаций текущего периода на суммы остатков неиспользованных резервов присоединенного в этом же периоде юридического лица.

Заинтересованное лицо полагает, что общество не вправе было применять амортизационную премию в отношении основных средств, полученных в качестве вклада в уставный капитал, поскольку оно не несло расходы на приобретение этих основных средств.

Налоговый орган указал, что обществом в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость за 1 и 2 кварталы 2010 года не заполнен раздел 2 «Сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, по данным налогового агента», что является нарушением статей 80, 161, 173 и 174 Налогового кодекса РФ. В результате этого нарушения, произошло занижение суммы налога на добавленную стоимость к уплате по данным налогового агента за 1 квартал 2010 года в размере 37 714 руб., за 2 квартал 2010 года в размере 37 714 руб. Завышение суммы налога к уплате по данным налогового агента в 3 квартале 2010 года в размере 75 428 руб. Сумма налога, подлежащего уплате в бюджет по данным налогового агента, за 1 и 2 кварталы 2010 года отражена в налоговой декларации за 3 квартал 2010 года и уплачена в бюджет по срокам уплаты за 3 квартал 2010 года 24.11.2010, 19.11.2010 и 20.12.2010.

Инспекция считает, что общество с согласия ОАО «Газпромнефть-ННГ» произвело работы по реконструкции арендованного имущества, в результате которых здание РММ с изменением конструктивной схемы здания изменило свое производственное назначение, и после произведенных работ стало использоваться как административно-бытовое, что свидетельствует о создании неотделимых улучшений (капитальных вложений) арендуемого помещения и в соответствии с п.2 ст.257 Налогового кодекса РФ является достройкой, дооборудованием, модернизацией. При этом в силу требований ст.622, п.2 ст.623 Гражданского кодекса РФ по окончании договора аренды неотделимые улучшения подлежат передаче собственнику арендованного имущества на возмездной или безвозмездной основе. Между тем пунктом 1 ст.146 Налогового кодекса РФ установлено, что операции по реализации товаров (работ, услуг), а также по передаче имущественных прав как на возмездной, так и на безвозмездной основе являются объектом обложения налогом на добавленную стоимость. В связи с этим операцией по реализации является, в том числе, и передача арендодателю неотделимых улучшений арендованного имущества.

По мнению налогового органа, документы, представленные обществом в подтверждение включения в стоимость автотранспортных услуг командировочных расходов водителей ООО «Инком-Авто», ООО «Корал», ООО «РегионТрансАвто» (командировочные удостоверения, квитанции) не могут служить основанием для принятия вычета по налогу на добавленную стоимость, поскольку водители не являлись работниками указанных организаций.

Заявитель, извещенный надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, явку представителей в судебное заседание не обеспечил, представил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие. Дело на основании ч.2 ст.200 АПК РФ рассмотрено в отсутствие представителей заявителя.

В судебном заседании представители заинтересованного лица возражали против удовлетворения заявления, ссылаясь на доводы отзыва.

Заслушав представителей заинтересованного лица, исследовав материалы дела, оценив доказательства, доводы, изложенные в заявлении, отзыве, арбитражный суд установил следующие обстоятельства.

Как следует из материалов дела, должностными лицами налогового органа на основании решения исполняющего обязанности начальника инспекции от 20.06.2011 № 06-18/10 в период с 20.06.2011 по 15.11.2011 была проведена выездная налоговая проверка ООО «Ноябрьскэнергонефть» по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) различных налогов и сборов за период с 01.01.2008 по 31.12.2010, налога на доходы физических лиц за период с 26.06.2008 по 31.12.2010.

Результаты проверки отражены в акте выездной налоговой проверки от 21.11.2011 № 06-18/23.

По результатам рассмотрения указанного акта и иных материалов выездной налоговой проверки, возражений налогоплательщика заместителем начальника инспекции было вынесено решение от 30.12.2011 № 06-18/24 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (далее – решение инспекции от 30.12.2011, оспариваемое решение). Указанным решением общество привлечено к налоговой ответственности по п.1 ст.122 Налогового кодекса РФ за неуплату (неполную уплату) налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 637 881 руб. Также решением инспекции от 30.12.2011 налогоплательщику начислены пени: по налогу на прибыль организаций в общей сумме 73 272 руб. 74 коп., по налогу на добавленную стоимость в сумме 766 991 руб. 71 коп., по налогу на доходы физических лиц в сумме 10 892 руб. 20 коп., а также по налогу на добавленную стоимость (налоговый агент) в сумме 2 598 руб. 27 коп. Кроме того, оспариваемым решением обществу предложено уплатить недоимку: по налогу на прибыль организаций в общей сумме 2 865 258 руб., по налогу на добавленную стоимость в общей сумме 3 976 986 руб., по налогу на добавленную стоимость (налоговый агент) в сумме 75 428 руб.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Ямало-Ненецкому автономному округу от 22.05.2012 № 123, вынесенным по апелляционной жалобе общества, решение инспекции от 30.12.2011 изменено в части. Сумма предложенной к уплате недоимки по налогу на прибыль организаций за 2010 год уменьшена со 509 531 руб. до 501 531 руб. Кроме того, на инспекцию возложена обязанность произвести перерасчет пени за несвоевременную уплату налога на прибыль организаций.

Посчитав, что решение инспекции от 30.12.2011 не соответствует закону и нарушает его права в сфере предпринимательской деятельности, общество обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Изучив материалы дела, оценив представленные доказательства, доводы, изложенные в заявлении, отзыве на заявление, арбитражный суд считает требование заявителя подлежащим частичному удовлетворению.

В силу ч.4 ст.200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Общество считает, что инспекцией необоснованно сделан вывод о занижении им внереализационных доходов на сумму экономической выгоды от пользования радиостанциями на безвозмездной основе. Этот довод заявителя подлежит отклонению по следующим основаниям.

В силу ст.247 Налогового кодекса Российской Федерации (далее по тексту – Налоговый кодекс РФ, Кодекс) объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

В силу п.8 ст.250 Налогового кодекса РФ внереализационными доходами налогоплательщика признаются доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в ст.251 Кодекса.

В соответствии с пп.11 п.1 ст.251 Налогового кодекса РФ при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного российской организацией безвозмездно от организации, если уставный (складочный) капитал (фонд) получающей стороны более чем на 50 процентов состоит из вклада (доли) передающей организации.

При этом полученное имущество не признается доходом для целей налогообложения только в том случае, если в течение одного года со дня его получения указанное имущество (за исключением денежных средств) не передается третьим лицам.

Из материалов дела следует и признано лицами, участвующими в деле, что 100-процентной долей в уставном капитале ООО «Ноябрьскэнергонефть» владеет ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» (до реорганизации – ОАО «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз»).

В ходе проверки инспекцией был исследован договор безвозмездного пользования от 07.04.2005 № 1-БПИ заключенный обществом с ОАО «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз», действие которого распространялось на 2008-2010 годы. В соответствии с указанным договором ОАО «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз» передало ООО «Ноябрьскэнергонефть» в безвозмездное пользование следующее имущество:

- радиостанции Моторола GM-350 (инвентарный номер 01103149) балансовой стоимостью 13 584 руб., акт приема-передачи от 05.05.2005;

- радиостанции Моторола GM-350 (инвентарный номер 05318314) балансовой стоимостью 13 584 руб., акт приема-передачи от 05.05.2005;

- радиостанции Моторола GM-350 (инвентарный номер 05318315) балансовой стоимостью 13 584 руб., акт приема-передачи от 05.05.2005.

Из материалов дела следует и не оспаривается налогоплательщиком то обстоятельство, что безвозмездно полученное от единственного участника (ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз») имущество по истечении 1 – 3 месяцев со дня его получения было передано обществом третьему лицу (ООО «Ноябрьсктеплонефть»). Таким образом, требования подпункта 11 п.1 ст.251 Налогового кодекса РФ в рассматриваемом случае не соблюдены, в связи с чем полученное от учредителя имущество, переданное в течение года с момента его получения в аренду третьему лицу, признается внереализационным доходом у получившей безвозмездно это имущество стороны.

Применение пп.8 ст.250 Налогового кодекса РФ не ограничено только имущественными правами, представляющими собой требования к третьим лицам. Данное положение подлежит применению также и при безвозмездном получении права пользования вещью.

Налогоплательщик указывает, что инспекция, определяя размер внереализованного дохода, не учла, что пользование имуществом и аренда имущества отличаются по смыслу, в связи с чем считает, что к договору безвозмездного пользования положения статьи 614 Гражданского кодекса РФ (арендная плата) не применимы, а так как алгоритм расчета такого вида доходов Налоговым кодексом РФ не установлен, полагает, что расчет в таком случае должен производиться исходя из рыночных цен с учетом положений ст.40 Налогового кодекса РФ.

Действительно, в целях исчисления налога на прибыль организаций у ссудополучателя возникает внереализационный доход в виде экономической выгоды в размере стоимости безвозмездно полученной услуги временного пользования имуществом. Указанный доход исчисляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений ст.40 Налогового кодекса РФ на основании пп.8 ст.250 Налогового кодекса РФ, согласно которому при получении имущества (работ, услуг) безвозмездно оценка доходов осуществляется исходя из рыночных цен, определяемых с учетом положений ст.105.3 Налогового кодекса РФ, но не ниже определяемой в соответствии с главой 25 Налогового кодекса РФ остаточной стоимости по амортизируемому имуществу и не ниже затрат на производство (приобретение) по иному имуществу (выполненным работам, оказанным услугам).

Информация о ценах должна быть подтверждена налогоплательщиком – получателем имущества (работ, услуг) документально или путем проведения независимой оценки.

При проведении выездной налоговой проверки проанализированы представленные договоры аренды оборудования, заключенные между ООО «Ноябрьскэнергонефть» и ОАО «Газпромнефть-ННГ», в которых ОАО «Газпромнефть-ННГ» выступало как арендодатель.

Статья 40 Налогового кодекса РФ предусматривает три метода определения рыночной цены: метод сопоставимых сделок (п.п.4-9, 11 ст.40 Кодекса); метод цены последующей реализации (п.10 ст.40 Кодекса); затратный метод. Указанные методы применяются последовательно, то есть если налоговому органу не удается установить рыночную цену по одному методу, он должен определить ее по следующему методу.

В рамках настоящего дела инспекция обоснованно применила первый метод, который регулируется п.п.4-9, 11 ст.40 Налогового кодекса РФ.

Согласно п.4 ст.40 Налогового кодекса РФ рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии – однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях.

Между тем, колебание цен по сделкам одного и того же налогоплательщика более чем на 20 процентов является основанием для проверки цен, примененных этим налогоплательщиком, на соответствие рыночной цене (пп.4 п.2 ст.40 Кодекса).

По результатам анализа представленных договоров установлено, что при сдаче имущества в аренду (движимого имущества и недвижимого имущества) ОАО «Газпромнефть-ННГ» применялась единая методика определения арендной платой – стоимость арендной платы определялась как сумма амортизации за год, сумма налога на имущество и рентабельность 0,5 процента. То есть услуга – сдача в аренду радиостанции Моторола GM-350 является идентичной услуге – сдача в аренду оборудования.

При определении рыночной цены допустима возможность сравнения сделок, заключенных самим налогоплательщиком, в случае если данные сделки заключены в одном и том же периоде. Кроме того, сделки должны быть сопоставимы по объему услуг, срокам исполнения обязательств, условиям платежей. Таким образом, инспекцией соблюдены необходимые требования для определения рыночной цены.

Рыночная цена передаваемого имущества определена независимым оценщиком ООО «Агентство оценки и недвижимости» и составила 24 673 929 руб., о чем свидетельствуют выводы и заключения о рыночной стоимости объектов оценки.

То обстоятельство, что налоговым органом были приняты во внимание сделки между взаимозависимыми лицами, не свидетельствует о неправомерности выводов инспекции, поскольку взаимозависимость налогоплательщика и ОАО «Газпромнефть-ННГ» в рассматриваемом случае не повлияла на результаты сделок (п.8 ст.40 Кодекса).

При таких обстоятельствах доначисление решением инспекции от 30.12.2011 налога на прибыль организаций в сумме 8 567 руб., начисление соответствующей суммы пени является правомерным.

Общество считает, что имущество, полученное им от единственного участника в качестве вклада в уставный капитал, не может считаться безвозмездно полученным и признаваться внереализационным доходом, поскольку отношения по формированию уставного капитала носят возмездный характер. Арбитражный суд считает данный довод обоснованным в силу следующего.

Как следует из материалов дела, ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз», владеющим 100-процентной долей в уставном капитале ООО «Ноябрьскэнергонефть», на основании протокола проведения заочного голосования от 22.08.2008 № 182 был увеличен уставный капитал ООО «Ноябрьскэнергонефть» на 24 673 929 руб. путем передачи основных средств, в том числе следующих объектов недвижимого имущества:

- «Котельная базы» (инвентарный номер 95072294) передана по акту о приеме-передаче здания (сооружения) от 30.09.2008 № 2249;

- «Водозаборная скважина № 1» (инвентарный номер 03118553) передана по акту о приеме-передаче здания (сооружения) от 24.11.2008 № 3071;

- «Водозаборная скважина № 2» (инвентарный номер 03118554) передана по акту о приеме-передаче здания (сооружения) от 24.11.2008 № 3074.

В ходе проверки инспекцией установлено, что ООО «Ноябрьскэнергонефть» передало указанное имущество в аренду ООО «Ноябрьсктеплонефть на основании договора от 31.12.2008 № 205/01 (от 17.12.2008 № 05/158).

Квалифицируя означенное имущество как внереализационный доход налогоплательщика, налоговый орган руководствовался положениями пп.11 п.1 ст.251 Налогового кодекса РФ, посчитав, что обществом не выполнено условие о не передаче безвозмездно полученного от учредителя имущества третьим лицам в течение одного года со дня его получения.

В ходе судебного разбирательства инспекция, кроме того, указала, что указанное имущество не могло по состоянию на 31.12.2008 квалифицироваться как полученное в виде вклада в уставный капитал общества, поскольку фактически размер уставного капитала был увеличен в 2009 году согласно решению от 06.04.2009 об утверждении итогов внесения дополнительного вклада в уставный капитал, журналу-ордеру по бухгалтерскому счету 80 «Уставный капитал», а также сведениям из ЕГРЮЛ.

При этом заинтересованным лицом не учтено следующее.

В силу п.1 ст.39 Налогового кодекса РФ реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу – на безвозмездной основе.

Согласно пп.4 п.3 ст.39 Налогового кодекса РФ передача имущества, если такая передача носит инвестиционный характер (в частности, вклады в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ) реализацией товаров, работ или услуг не признается.

В соответствии с пп.3 п.1 ст.251 Налогового кодекса РФ при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, имущественных прав или неимущественных прав, имеющих денежную оценку, которые получены в виде взносов (вкладов) в уставный (складочный) капитал (фонд) организации.

В силу п.2 ст.248 Налогового кодекса РФ для целей главы 25 «Налог на прибыль организаций» имущество (работы, услуги) или имущественные права считаются полученными безвозмездно, если получение этого имущества (работ, услуг) или имущественных прав не связано с возникновением у получателя обязанности передать имущество (имущественные права) передающему лицу (выполнить для передающего лица работы, оказать передающему лицу услуги).

Безвозмездная передача предполагает, прежде всего, отсутствие каких бы то ни было встречных обязательств стороны, принимающей имущество, по отношению к стороне, его передающей. При получении имущества в виде взноса в уставный капитал таким встречным обязательством является обязательство предоставить учредителю соответствующую долю в уставном капитале. Следовательно, полученное обществом имущество не является безвозмездно переданным, соответственно, неправомерно применение инспекцией при доначислении налога на прибыль организаций за 2008 год подпункта 11 п.1 ст.251 Налогового кодекса РФ.

То обстоятельство, что акты приема-передачи спорных объектов были подписаны в 2008 году, а фактическое увеличение уставного капитала ООО «Ноябрьскэнергонефть» имело место в 2009 году не имеет правового значения в рассматриваемом случае, поскольку имущество изначально предполагалось к передаче именно как вклад в уставный капитал, что прямо следует из протокола подведения итогов заочного голосования ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз».

Однако даже если бы в рассматриваемом случае имела бы место безвозмездная передача указанного недвижимого имущества, как указывает инспекция, то объект налогообложения налогом на прибыль организаций в виде безвозмездно полученного имущества не мог возникнуть у общества ранее государственной регистрации права на это имущество.

Как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 08.11.2011 № 15726/10 момент, с которым Налоговый кодекс РФ связывает возникновение объекта налогообложения при исчислении налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, определяется как нормами общей части Кодекса – статьей 39, так и положениями глав 21 и 25 Кодекса, из содержания которых следует, что в отношении реализации объектов недвижимого имущества таким моментом при определении налогоплательщиком дохода (налоговой базы) признается передача права собственности на объекты.

В силу п.1 ст.131 Гражданского кодекса РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Регистрации подлежат право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом РФ и иными законами.

Однако из оспариваемого решения не следует, что налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки устанавливался момент государственной регистрации права собственности налогоплательщика на спорные объекты недвижимого имущества.

При таких обстоятельствах доначисление обществу решением инспекции от 30.12.2011 налога на прибыль организаций за 2008 год в сумме 2 156 563 руб. и соответствующей суммы пени является неправомерным.

По мнению налогоплательщика, инспекцией неправомерно применена ст.268 Налогового кодекса РФ, регулирующая порядок признания расходов при реализации товаров (имущественных прав), в отношении суммы убытка от ликвидации основного средства (ножниц режущих универсальных). Общество считает, что в случае списания основного средства следует руководствоваться пп.8 п.1 ст.265 Налогового кодекса РФ, согласно которой расходы на ликвидацию выводимых из эксплуатации основных средств подлежат включению в состав внереализационных расходов единовременно.

Арбитражный суд считает позицию заявителя по данному вопросу правильной по следующим основаниям.

Как указано в оспариваемом решении (п.1.5) в 2010 году обществом был получен убыток от ликвидации основных средств (ножницы режущие универсальные) согласно акту на списание основных средств ОС-4 от 28.12.2010 № 17. Основное средство введено в эксплуатацию 01.05.2005, первоначальная стоимость 14 084 руб., сумма начисленной амортизации 7 786 руб., сумма полученного убытка в размере 6 298 руб. включена в состав внереализационных расходов за 2010 год.

Делая вывод о необходимости включения убытка от ликвидации основного средства в состав прочих расходов равными долями в течение срока, определяемого как разница между сроком полезного использования этого имущества и фактическим сроком его эксплуатации до момента реализации, инспекция руководствовалась положениями ст.268 Налогового кодекса РФ. Однако применение данной нормы к спорной ситуации является неправомерным.

Так, ст.268 Налогового кодекса РФ устанавливает особенности определения расходов при реализации товаров и (или) имущественных прав. В рассматриваемом случае реализации не было, поскольку основное средство было списано налогоплательщиком в связи с выводом его из эксплуатации, поэтому должны применяться положения ст.265 Кодекса.

Подпунктом 8 п.1 ст.265 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности расходы на ликвидацию выводимых из эксплуатации основных средств, на списание нематериальных активов, включая суммы недоначисленной в соответствии с установленным сроком полезного использования амортизации, а также расходы на ликвидацию объектов незавершенного строительства и иного имущества, монтаж которого не завершен (расходы на демонтаж, разборку, вывоз разобранного имущества), охрану недр и другие аналогичные работы.

Таким образом, как правильно указал заявитель, убыток от списания основных средств по причине морального или физического износа признается единовременно в момент списания выбывающего амортизируемого имущества, поскольку особый порядок признания убытка установлен только при реализации (п.3 ст.268 Кодекса).

При таких обстоятельствах необоснованным является доначисление обществу оспариваемым решением налога на прибыль организаций за 2010 год в сумме 1 260 руб., начисление соответствующей суммы пени.

Оспаривая вывод инспекции о занижении им внереализационных доходов 2010 года на сумму резерва по сомнительным долгам, подлежащего восстановлению, общество указывает на то, что не восстанавливало резерв, начисленный по состоянию на предыдущую дату.

Заинтересованное лицо указывает в отзыве, что из содержания документов, представленных обществом во время проведения выездной налоговой проверки, установлено, что обществом в 2010 году в состав внерелизационных расходов включена сумма резерва по сомнительным долгам в размере 89 390,82 руб., при этом согласно акту инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами от 31.12.2010 на конец 2010 года сумма дебиторской задолженности составила 62 643 руб. 13 коп.

Так, согласно акту инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами сумма сомнительной дебиторской задолженности общества на 30.09.2010 составляла 67 776 руб. 17 коп., в том числе: по дебитору ноябрьский филиал ООО «Ноябрьскдорстрой» в размере 26 747 руб. 69 коп., по дебитору ООО «Строительно-монтажный трест» в размере 41 028 руб. 48 коп. По мнению инспекции, сумма сомнительной дебиторской задолженности по состоянию на 31.12.2010 составила 62 643 руб. 13 по дебитору ООО «Строительно-монтажный трест». Дебиторская задолженность ноябрьского филиала ООО «Ноябрьскдорстрой» в размере 26 747 руб. 69 коп., таким образом, по мнению инспекции, была исключена из состава резерва по сомнительным долгам и подлежала восстановлению на основании пп.7 ст.250 Налогового кодекса РФ.

Данные утверждения налогового органа не соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в материалах дела документам.

Действительно, в представленном в материалы дела акте инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами от 30.09.2010 № 1, а также справке к этому акту (т.7 л.д.23-24) отражена сумма сомнительной дебиторской задолженности (счет 62.01) всего в размере 67 776 руб. 17 коп., в том числе: по дебитору ноябрьский филиал ООО «Ноябрьскдорстрой» в размере 26 747 руб. 69 коп., по дебитору ООО «Строительно-монтажный трест» в размере 41 028 руб. 48 коп.

В соответствии с пп.7 п.1 ст.265 Налогового кодекса РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся, в частности расходы налогоплательщика, применяющего метод начисления, на формирование резервов по сомнительным долгам (в порядке, установленном ст.266 Кодекса).

Обществом были выполнены условия признания расходов на создание резерва по сомнительным долгам.

Учетной политикой общества на 2010 год, утвержденной приказом от 31.12.2009 № 987-П закреплено право на создание резерва по сомнительным долгам.

В соответствии с Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденным приказом Минфина РФ от 29.07.1998 № 34н, статьей 266 Налогового кодекса РФ, обществом проведена инвентаризация расчетов, о чем составлен акт от 31.12.2010 № 4 инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами формы № ИНВ-17 (т.3 л.д.144-152).

Результатами инвентаризации подтверждено наличие сомнительной задолженности, в том числе по контрагентам:

- ООО «Ноябрьскдорстрой» в размере 26 747 руб. 69 коп. (строка 3 части 1 акта);

- ООО «Строительно-монтажный трест» в размере 62 643 руб. 13 коп. (строка 27 части 1 акта).

Обществом 30.09.2010 произведена оценка вероятности непогашения дебиторами сомнительной задолженности (т.3 л.д.137). По итогам такой оценки налогоплательщиком принято решение о создании резервов по сомнительным долгам, что закреплено в приказах общества от 18.11.2010 № 1112-П и от 31.12.2010 № 1314-П (т.3 л.д.135-136).

Данные обстоятельства подтверждаются, кроме того, представленными в материалы дела выдержками из регистров бухгалтерского учета заявителя, а именно: оборотно-сальдовой ведомостью по счету 63, карточкой счета 63 за 2010 год (т.3 л.д.133-134). Факт отражения спорной задолженности в бухгалтерском учете подтверждается также представленными в материалы дела бухгалтерским балансом на 31.12.2010 (т.9 л.д.142-143), а также пояснительной запиской к бухгалтерской отчетности (т.10 л.д.13).

Таким образом, на дату окончания налогового периода 2010 года общество реализовало свое право на включение во внереализационные расходы суммы расходов на создание резерва по сомнительным долгам в общей сумме 89 390 руб. 82 коп. Довод инспекции об обязанности включить во внереализационные доходы сумму восстановленного резерва несостоятелен, поскольку факт восстановления резерва обществом материалами дела не подтверждается.

Так, по состоянию на 30.09.2010 был создан резерв по сомнительным долгам в общей сумме 47 261 руб. 93 коп. по контрагентам:

- ООО «Строительно-монтажный трест» в размере 20 514 руб. 24 коп. (50% суммы задолженности);

- ноябрьский филиал ООО «Ноябрьскдорстрой» в размере 26 747 руб. 69 коп. (100% суммы задолженности).

Так как по результатам 4 квартала оценка вероятности гашения дебиторской задолженности не изменилась, обществом доначислен резерв по состоянию на 31.12.2010 по контрагенту ООО «Строительно-монтажный трест» в сумме 42 128 руб. 89 коп. В такой ситуации оснований для восстановления резерва у налогоплательщика не было.

При указанных обстоятельствах неправомерным является доначисление обществу оспариваемым решением налога на прибыль организаций за 2010 год в сумме 5 349 руб., а также начисление соответствующей суммы пени.

Налогоплательщик оспаривает вывод заинтересованного лица о занижении внереализационных доходов на суммы резервов, подлежащих восстановлению при присоединении к обществу ООО «Ямалэнергоремонт». По мнению заявителя, созданный присоединяемым лицом резерв на оплату отпусков и выплату ежегодного вознаграждения по состоянию на 31.08.2010 не может рассматриваться в качестве недоиспользованного резерва, поскольку присоединение одного юридического лица к другому предусматривает переход прав и обязанностей присоединенного юридического лица, в том числе в сфере трудовых отношений. Позиция заявителя в данной части признается обоснованной по следующим основаниям.

Инспекция в обоснование своей позиции указывает, что поскольку ООО «Ямалэнергоремонт» прекратило свое существование в момент внесения записи в ЕГРЮЛ о ликвидации юридических лиц 01.09.2010, то в соответствии с п.3 ст.55 Налогового кодекса РФ последним налоговым периодом считается период времени с 1 января года до 01.09.2010, а у присоединяющей организации налоговый период не прерывался, поэтому согласно требованиям ст.324.1 Кодекса общество не вправе было уменьшать налоговую базу по налогу на прибыль организаций текущего периода на суммы остатков неиспользованных резервов присоединенного в этом же периоде юридического лица.

В 2009 году Положением об учетной политике для целей налогообложения ООО «Ямалэнергоремонт» было предусмотрено создание резерва предстоящих расходов на выплату вознаграждений по итогам работы за год. В 2010 году Положением об учетной политике для целей налогообложения ООО «Ямалэнергоремонт» было предусмотрено создание резерва предстоящих расходов на выплату вознаграждений по итогам работы за год и оплату предстоящих отпусков. При проведении проверки инспекцией в части определения сумм резервов нарушений не установлено.

Сумма резервов на дату присоединения ООО «Ямалэнергоремонт» к ООО «Ноябрьскэнергонефть» (31.08.2010) составила: на выплату вознаграждения по итогам работы за год – 203 884 руб., на оплату отпусков – 2 186 686 руб. Суммы созданных резервов на 31.08.2010 не израсходованы и переданы согласно передаточному акту к договору присоединения.

В силу ст.54 Налогового кодекса РФ налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

Особый порядок определения налогового периода установлен п.3 ст.55 Налогового кодекса РФ, согласно которому, если организация была ликвидирована (реорганизована) до конца календарного года, последним налоговым периодом для нее является период времени от начала этого года до дня завершения ликвидации (реорганизации).

Предусмотренные п.3 ст.55 Кодекса правила не применяются в отношении организаций, из состава которых выделяются либо к которым присоединяются одна или несколько организаций (абз.4 п.3 ст.55).

То есть положения приведенных норм Кодекса позволяют определить для присоединенной организации последний налоговый период, за который должна быть представлена отчетность.

Часть первая Налогового кодекса РФ устанавливает порядок администрирования налоговых отношений, но не регулирует порядок признания расходов для целей исчисления налога на прибыль. Для определения налогооблагаемой базы и сумы налога необходимо руководствоваться специальными нормами части второй Налогового кодекса РФ.

Пункт 7 ст.250 Налогового кодекса РФ определяет виды внереализационных доходов, в частности в виде сумм восстановленных резервов, расходы на формирование которых были приняты в составе расходов.

Статьей 324.1 Налогового кодекса РФ установлен порядок учета расходов на формирование резерва предстоящих расходов на оплату отпусков, резерва на выплату ежегодного вознаграждения за выслугу лет. При этом особый порядок учета резервов в случае реорганизации налогоплательщика (присоединения к другому юридическому лицу) законодательством о налогах и сборах не предусмотрен.

Согласно п.3 ст.324.1 Налогового кодекса РФ на конец налогового периода налогоплательщик обязан провести инвентаризацию указанного резерва. Недоиспользованные на последнее число текущего налогового периода суммы указанного резерва подлежат обязательному включению в состав налоговой базы текущего налогового периода.

При недостаточности средств фактически начисленного резерва, подтвержденного инвентаризацией на последний день налогового периода, налогоплательщик обязан по состоянию на 31 декабря года, в котором резерв был начислен, включить в расходы сумму фактических расходов на оплату отпусков и соответственно сумму страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, обязательное медицинское страхование, обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, по которым ранее не создавался указанный резерв.

Пунктом 5 ст.324.1 Налогового кодекса РФ установлено, что если при уточнении учетной политики на следующий налоговый период налогоплательщик посчитает нецелесообразным формировать резерв предстоящих расходов на оплату отпусков, то сумма остатка указанного резерва, выявленного в результате инвентаризации по состоянию на 31 декабря года, в котором он был начислен, для целей налогообложения включается в состав внереализационных доходов текущего налогового периода.

Таким образом, резерв подлежит обязательному включению в состав внереализационных доходов исключительно в случае, если налогоплательщиком будет принято решение о нецелесообразности создания резерва в дальнейшем. Аналогичные выводы содержит постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.04.2005 № 14295/04.

Пункт 3 ст.324.1 Налогового кодекса РФ устанавливает только порядок корректировки резерва посредством проведения инвентаризации. То есть, окончание налогового периода само по себе не играет определяющую роль при определении обязанности восстановления или доначисления резерва. Это лишь отчетная дата, на которую необходимо провести инвентаризацию и уточнить сумму резерва, подлежащую восстановлению или доначислению (увеличению расхода по резервам).

В силу п.1 ст.11 Налогового кодекса РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено Кодексом.

Следовательно, определяющую роль в спорной ситуации должны иметь нормы гражданского и трудового законодательства.

Согласно п.4 ст.57 Гражданского кодекса РФ при реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (п.1 ст.61 Гражданского кодекса РФ).

То есть присоединяемое при реорганизации юридическое лицо не ликвидируется в смысле, определенном ст.61 Гражданского кодекса РФ. В соответствии с п.2 ст.58 Гражданского кодекса РФ при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом.

Передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и обязательства, оспариваемые сторонами (п.1 ст.59 Гражданского кодекса РФ).

Таким образом, установлено правило универсального правопреемства.

Статьи 77-81 Трудового кодекса РФ не содержат такого основания для прекращения трудовых отношений, как реорганизация в форме присоединения. Следовательно, трудовые отношения не прекращаются и администрация присоединившего юридического лица несет ответственность по всем обязательствам перед работниками присоединенного юридического лица в части оплаты отпусков и выплаты вознаграждений по итогам работы за год.

Согласно постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.04.2005 № 14295/04 под недоиспользованной на последний день текущего налогового периода суммой резерва на оплату отпусков понимается разница между суммой начисленного в отчетном периоде резерва на оплату отпусков и суммой фактических расходов на оплату использованных отпусков, а также расходов на предстоящую оплату не использованных в отчетном году законодательно предусмотренных отпусков.

То есть созданный резерв на оплату отпусков и выплату ежегодного вознаграждения по состоянию на 31.12.2010 не может рассматриваться в качестве недоиспользованного резерва. Кроме того, при проведении проверки инспекцией не установлено недоиспользование резерва как по состоянию на 31.08.2010 (дату присоединения), так и на 31.12.2010, в которое согласно вышеуказанной позиции Президиума ВАС РФ не включаются расходы (суммы резерва) на оплату не использованных в отчетном году законодательно предусмотренных отпусков, а также не учтен факт того, что после реорганизации общество не планировало отказаться от формирования резерва.

При изложенных обстоятельствах у инспекции отсутствовали основания для доначисления налогоплательщику налога на прибыль организаций за 2010 год в сумме 478 114 руб. и начисления соответствующей суммы пени.

Оспаривая вывод инспекции о неправомерном включении в состав расходов сумм амортизационной премии в отношении недвижимого имущества, полученного от единственного участника в качестве вклада в уставный капитал, заявитель указывает, что такое имущество не может считаться безвозмездно полученным, поскольку отношения по формированию уставного капитала носят возмездный характер. Доводы налогоплательщика в данной части подлежат отклонению по следующим основаниям.

В соответствии с п.9 ст.258 Налогового кодекса РФ в целях главы 25 Кодекса амортизируемое имущество принимается на учет по первоначальной стоимости, определяемой в соответствии со статьей 257 Кодекса, если иное не предусмотрено настоящей главой. Налогоплательщик имеет право включать в состав расходов отчетного (налогового) периода расходы на капитальные вложения в размере не более 10 процентов (не более 30 процентов – в отношении основных средств, относящихся к третьей – седьмой амортизационным группам) первоначальной стоимости основных средств (за исключением основных средств, полученных безвозмездно), а также не более 10 процентов (не более 30 процентов – в отношении основных средств, относящихся к третьей – седьмой амортизационным группам) расходов, которые понесены в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, технического перевооружения, частичной ликвидации основных средств и суммы которых определяются в соответствии со статьей 257 Кодекса.

Понятие капитальных вложений в целях налогообложения следует применять в том значении, в котором оно используется в других отраслях законодательства (п.1 ст.11 Кодекса). Так, согласно абз.4 ст.1 Федерального закона от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», капитальные вложения – это инвестиции в основной капитал (основные средства), в том числе затраты на новое строительство, расширение, реконструкцию и техническое перевооружение действующих предприятий, приобретение машин, оборудования, инструмента, инвентаря, проектно-изыскательские работы и другие затраты.

Следовательно, для применения амортизационной премии необходимо понести затраты на приобретение или создание основного средства. Поскольку при получении вклада в уставный капитал организация таких расходов не несет, она не вправе применять амортизационную премию.

Таким образом, общество, получившее спорные основные средства в качестве вклада в уставный капитал от ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз», не произвело расходов на их приобретение и поэтому не вправе воспользоваться правом, предусмотренным пунктом 9 статьи 258 Кодекса.

Исходя из изложенного, общество завысило сумму расходов, уменьшающую доходы по налогу на прибыль организаций, что повлекло занижение налоговой базы за 2008 год в размере 805 308 руб. и не уплату налога на прибыль организации за 2008 год в сумме 193 274 руб.

Оспаривая доначисление налога на добавленную стоимость (налоговый агент), общество указывает на то, что спорная задолженность была погашена в полном объеме до вынесения оспариваемого решения, что подтверждено представленными в материалы дела платежными поручениями. Арбитражный суд считает доводы заявителя по данному эпизоду частично обоснованными по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что сумма налога на добавленную стоимость (налоговый агент) была уплачена обществом в полном объеме, однако с нарушением установленных периодов уплаты.

Как следует из отзыва налогового органа, при проверке порядка определения налоговой базы налоговыми агентами в соответствии со ст.161 Налогового кодекса РФ был исследован договор аренды, заключенный с Управлением муниципального имущества г. Муравленко от 01.10.2010 № 50/10. В соответствии с договором аренды от 01.10.2010 № 50/10, заключенным Управлением муниципального имущества г. Муравленко, расчет арендной платы произведен с 01.02.2010. Согласно представленным налоговым декларациям сумма налога на добавленную стоимость, уплачиваемого ООО «Ноябрьскэнергонефть» в качестве налогового агента исчислена в следующих размерах: 3 квартал 2010 года – 113 143 руб., 4 квартал 2010 года – 37 714 руб.

Налоговый вычет по налоговому агенту в декларациях не заявлен.

В соответствии с п.3 ст.161 Налогового кодекса РФ налоговый агент обязан исчислить, удержать из доходов, уплачиваемых арендодателю, и уплатить в бюджет соответствующую сумму налога. В соответствии со ст.174 Налогового кодекса РФ уплата налога производится по итогам каждого налогового периода не позднее 20-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом.

На основании вышеизложенного следует, что общество в нарушение п.3 ст.161 Налогового кодекса РФ несвоевременно исчисляло и уплачивало налог на добавленную стоимость с арендных платежей.

Так, ООО «Ноябрьскэнергонефть» в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость за 1 и 2 кварталы 2010 не заполнен раздел 2 «Сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, по данным налогового агента», что является нарушением ст.ст.80, 161, 173 и 174 Налогового кодекса РФ и раздела 5 приказа Минфина РФ от 15.10.2009 № 104н «Об утверждении формы налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость и порядка ее заполнения».

В результате нарушения, установлено занижение суммы налога к уплате по данным налогового агента за 1 квартал 2010 года в размере 37 714 руб., за 2 квартал 2010 года в размере 37 714 руб. Завышение суммы налога к уплате по данным налогового агента в 3 квартале 2010 года в размере 75 428 руб.

Таким образом, сумма налога на добавленную стоимость по данным налогового агента подлежащего уплате в бюджет за 1 и 2 кварталы 2010 года отражена в налоговой декларации за 3 квартал 2010 года и уплачена в бюджет по срокам уплаты за 3 квартал 2010 года: 24.11.2010, 19.11.2010, 20.12.2010.

При таких обстоятельствах доначисление налога на добавленную стоимость (налоговый агент) по срокам уплаты за 1 и 2 кварталы 2010 года произведено инспекцией правомерно, за нарушение сроков перечисления налога обществу обоснованно начислена пеня. Однако, учитывая факт уплаты спорной суммы налога, хотя и в более поздний период, предложение заявителю к уплате суммы налога на добавленную стоимость (налоговый агент) за 2010 год в сумме 75 428 руб. является неправомерным, поскольку на момент вынесения оспариваемого решения задолженность перед бюджетом по данному налогу в указанном размере отсутствовала.

Налогоплательщик считает неправомерным вывод инспекции о занижении налоговой базы по налогу на добавленную стоимость за 4 квартал 2008 года по операциям, связанным с ремонтом арендованного у ОАО «Сибнефть-ННГ» здания РММ. Общество приводит доводы о том, что в периоде пользования имуществом им произведен капитальный ремонт указанного здания, а не его реконструкция. При этом работы по капитальному ремонту здания не могут формировать его неотделимые улучшения, передача которых на безвозмездной основе образует объект налогообложения налогом на добавленную стоимость. Доводы заявителя по данному эпизоду подлежат отклонению.

Так в ходе выездной налоговой проверки установлено, что общество, являясь арендатором объекта недвижимости «Здание РММ», расположенного по адресу г. Ноябрьск, промзона, панель V, произвело в 2008 году, с согласия арендодателя ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз», переоборудование объекта в «Здание административно-производственное» с привлечением сторонней организации ООО «ПСК «Квадр».

В соответствии с условиями договора аренды от 07.04.2005 № 757, ОАО «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз», являясь собственником здания РММ, предоставило ООО «Ноябрьскэнергонефть» во временное владение и пользование имущество, в том числе и здание РММ. Действие договора в отношении здания РММ прекращено с 24.11.2008 в соответствии с дополнительным соглашением от 01.11.2008 № 33.

Здание РММ использовалось обществом в производственных целях в качестве здания РММ до 2006 года. В данном здании находились ремонтные мастерские по ремонту приборов релейной защиты и автоматики (РЗА) и службы телемеханики.

Ремонт здания РММ производился ООО «ПСК «Квадр» на протяжении 2007 – 2008 годов. В 2008 году осуществлялось переоборудование здания по договору подряда на проведение капитального ремонта от 05.02.2008 № 03/08 (от 05.03.2008 №317/02). Срок действия договора с 05.02.2008 по 31.12.2008. В соответствии с договором ООО «ПСК «Квадр» были выполнены работы по устройству бетонных полов, устройству опалубки, устройству покрытий однослойных наливных, укладки плитки, монтажа перегородок стальных, монтажа балок из швеллера, установки металлических панелей, демонтажа и монтажа перехода между зданием РММ и административным зданием.

По результатам проведенных работ, в соответствии с приказом общества от 20.03.2009 № 204-П «Об упорядочении учета основных средств» наименование объекта основных средств «Здание РММ» изменено в «Здание административно-производственное» и в дальнейшем использовалось как административно-бытовое, в котором были размещены управленческие службы общества, а также зал для проведения спортивных мероприятий и зал переговоров.

На основании изложенного общество с согласия ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» произвело работы по реконструкции арендованного имущества, в результате которых здание РММ с изменением конструктивной схемы изменило свое производственное назначение, и после произведенных работ стало использоваться как административно-бытовое, что свидетельствует о создании неотделимых улучшений (капитальных вложений) арендуемого помещения и в соответствии с п.2 ст.257 Налогового кодекса РФ является достройкой, дооборудованием, модернизацией.

На основании вышеизложенного инспекцией обоснованно сделан вывод о том, что ООО «Ноябрьскэенргонефть» с согласия арендодателя и балансодержателя ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» произвело работы по реконструкции арендованного имущества, в результате которых здание РММ с изменением конструктивной схемы здания изменило свое производственное назначение, и после произведенных работ стало использоваться как административно-бытовое, что свидетельствует о создании неотделимых улучшений (капитальных вложений) арендуемого помещения.

Пунктом 1 ст.168 Налогового кодекса РФ установлено, что при реализации товаров (работ, услуг) налогоплательщик дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг) обязан предъявить к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг) соответствующую сумму налога на добавленную стоимость по налоговой ставке, установленной статьей 164 Кодекса. В связи с изложенным при передаче балансодержателю-арендодателю неотделимых улучшений арендуемого помещения, произведенных собственными силами или с привлечением подрядных организаций, арендатор обязан предъявить арендодателю к оплате соответствующую сумму налога на добавленную стоимость.

В силу требований ст.622, п.2 ст.623 Гражданского кодекса РФ по окончании договора аренды неотделимые улучшения подлежат передаче собственнику арендованного имущества на возмездной (в случае возмещения их стоимости собственником) или безвозмездной (когда компенсация затрат арендатора не предусмотрена) основе. Между тем пунктом 1 ст.146 Налогового кодекса РФ установлено, что операции по реализации товаров (работ, услуг), а также по передаче имущественных прав как на возмездной, так и на безвозмездной основе являются объектом обложения налогом на добавленную стоимость. Исходя из этого, операцией по реализации является, в том числе, и передача арендодателю неотделимых улучшений арендованного имущества.

Аналогичные выводы содержатся в постановлениях арбитражных судов округов (постановления ФАС Уральского округа от 02.02 2010 № Ф09-4771/09-С2, ФАС Московского округа от 30.04.2010 № КА-А40/3819-10, ФАС Дальневосточного округа от 20.10.2008 № Ф03-4380/2008, ФАС Поволжского округа от 24.06 2008 по делу № А12-18629/07).

Таким образом, доводы заявителя относительно того, что спорные неотделимые улучшения, произведенные обществом в период действия договора аренды, не могли быть переданы арендодателю в смысле ст.39 Налогового кодекса РФ и их стоимость не образует самостоятельный объект налогообложения налогом на добавленную стоимость, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и указанным положениям законодательства о налогах и сборах.

В связи с тем, что Налоговый кодекс РФ не раскрывает содержание термина «ремонт основных средств» следует руководствоваться п.1 ст.11 Кодекса и применять то значение этого понятия, которое используется в других отраслях законодательства.

В соответствии с письмом Минфина СССР от 29.05.1984 № 80 «Об определении понятий нового строительства, расширения, реконструкции и технического перевооружения действующих предприятий» реконструкция – это переустройство существующих объектов основного, подсобного и обслуживающего назначения, приводящее к существенному улучшению технических характеристик объекта.

В абзаце 2 п.16 письма Госкомстата РФ от 09.04.2001 № МС-1-23/1480 указано, что под расходами на проведение ремонта (текущего, среднего и капитального) подразумевается стоимость работ по поддержанию объектов основных фондов в рабочем состоянии в течение срока их полезного использования, не приводящих к улучшению первоначальных нормативных показателей функционирования.

При капитальном ремонте зданий и сооружений производится замена изношенных конструкций и деталей или смена их на более прочные и экономичные, улучшающие эксплуатационные возможности ремонтируемых объектов. Исключение составляют случаи полной замены основных конструкций, срок службы которых в данном объекте является наибольшим (каменные и бетонные фундаменты зданий, трубы подземных сетей и т.п.) (абз.3, 4 п.16 вышеуказанного письма).

В письме Минфина РФ от 24.03.2010 № 03-03-06/4/29 разъясняется, что при разграничении модернизации и ремонта основных средств определяющее значение имеет изменение технологического или служебного назначения оборудования или приобретение им других новых качеств.

При рассмотрении данного вопроса необходимо опираться на определения терминов «модернизация» и «реконструкция», содержащиеся в ст.257 Кодекса, которые однозначно указывают на то, что в результате модернизации (реконструкции) должны измениться качественные (количественные) характеристики объекта.

Отличие капитального ремонта от реконструкции состоит в том, что при реконструкции изменяется сущность объекта (появляются новые качественные и количественные характеристики), а при капитальном ремонте сущность объекта не меняется, производится замена или восстановление неисправных элементов на более прочные и долговечные. Ремонт основных средств направлен на сохранение первоначальных характеристик основных средств, а реконструкция – на их увеличение (улучшение) или создание новых. Ремонтные работы в отличие от реконструкции не изменяют технологическое или служебное назначение основных средств, не совершенствуют производство и не повышают его технико-экономические показатели.

Заявитель, делая вывод об отнесении спорных работ к капитальному ремонту, ссылается на Положение о проведении планово-предупредительного ремонта производственных зданий и сооружений МДС 13-14.2000, утвержденного постановлением Госстроя СССР от 29.12.1973 №279.

Однако при определении характера произведенных работ необходимо руководствоваться в первую очередь критериями, установленными налоговым законодательством. Кроме того, указанное Положение принималось не для целей налогообложения. Аналогичный вывод также содержится в постановлении ФАС Московского округа от 05.04.2011 № КА-А40/1652-11.

Более того, с 22.07.2011 для целей бухгалтерского учета для определения понятий «реконструкция» и «капитальный ремонт» Федеральным законом от 18.07.2011 № 215-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в Градостроительный кодекс Российской Федерации (пункты 14, 14.1, 14.2, 14.3 статьи 1) введены следующие определения:

- реконструкция объектов капитального строительства (за исключением линейных объектов) - изменение параметров объекта капитального строительства, его частей (высоты, количества этажей, площади, объема), в том числе надстройка, перестройка, расширение объекта, а также замена и (или) восстановление несущих строительных конструкций объекта капитального строительства, за исключением замены отдельных элементов таких конструкций на аналогичные или иные улучшающие показатели таких конструкций элементы и (или) восстановления указанных элементов;

- капитальный ремонт объектов капитального строительства (за исключением линейных объектов) - замена и (или) восстановление строительных конструкций или их элементов, за исключением несущих строительных конструкций, замена и (или) восстановление систем инженерно-технического обеспечения и сетей инженерно-технического обеспечения объектов капитального строительства или их элементов, а также замена отдельных элементов несущих строительных конструкций на аналогичные или иные улучшающие показатели таких конструкций элементы и (или) восстановление указанных элементов.

В результате вышеуказанных работ объект «Здание РММ» переоборудовано в «Здание административно-производственное», о чем свидетельствуют протоколы допросов свидетелей, протокол осмотра территорий, помещений, документов и предметов от 14.11.2011 № 06-18/10/3, а также данные, полученные по запросу от 14.11.2011 № 07-18/02130 от филиала ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ», а также от ГУП «Окружной центр технической инвентаризации» Ноябрьский филиала (исх. от 23.11.2011 № 12/08-14/407), свидетельствующие об изменении конструктивной схемы здания.

До проведения спорных работ в здании находились ремонтные мастерские по ремонту приборов релейной защиты и автоматики и службы телемеханики. После проведения работ, ввиду неиспользования здания в производственных целях на основании акта технического освидетельствования от 18.03.2009 № 1 в соответствии с приказом от 20.03.2009 № 204-П «Об упорядочении учета основных средств» наименование объекта основных средств «Здание РММ» изменено на «Здание административно-производственное».

После составления акта обследования службой БТИ составлен новый технический паспорт объекта (т.10 л.д.46-54), и здание переведено в административно-производственное.

Факт использования здания в качестве административно-бытового, с размещением в нем управленческих служб общества, зала для проведения спортивных мероприятий, зала переговоров, подтвержден при проведении осмотра территорий, помещений, документов и предметов (протокол от 14.11.2011 № 06-18/10/3).

Кроме того, согласно проведенным в рамках дополнительных мероприятий налогового контроля допросам специалистов, обладающих специальными познаниями в области строительства: заместителя начальника Ноябрьского отделения ФГУП «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» Петрушенко В.В. (протокол допроса от 21.12.2011 06-18/1); директора Ноябрьского филиала ГУП «ОЦТИ» Лившиц Е.Л. (протокол допроса от 21.12.2011 № 06-18/2); главного инженера «Управление коммунального заказа» Белецкого Г.С. (протокол допроса от 23.12.2011 № 06-18/3), в совокупности с изменениями, представленными в технических паспортах объекта до и после проведенных работ, выполненные работы однозначно характеризуются как реконструкция и не имеют признаков капитального ремонта, так как в результате работ увеличены площади, добавлены кабинеты, имеет место возведение либо демонтаж внутренних перегородок, произошло изменение функционального назначения помещений, а также выполнен пристрой перехода.

Согласно данных допросов свидетелей – бывших работников общества, находившихся в трудовых отношениях с налогоплательщиком в проверяемом периоде (протоколы допросов свидетелей от 22.12.2011 № 06-18/4 Вишнякова Н.В; от 23.12.2011 № 06-18/5 Рыковского Н.В.; от 23.12.2011 № 06-18/6 Куликова Д.А.) после ремонта здание изменилось с обычного РММ в благоустроенный офис, появились кабинеты и многие другие помещения (спортзал и актовый зал), то есть помещение изменилось полностью.

Таким образом, в нарушение п.2 ст.257 Налогового кодекса РФ обществом, работы, отраженные в договоре подряда как «капитальный ремонт», ошибочно квалифицированы как ремонтные.

Материалами дела подтверждается, что общество (арендатор) с согласия ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» (арендодатель) в 2008 году произвело работы с привлечением сторонней организации ООО «ПСК «Квадр» в отношении арендованного имущества по договору от 05.03.2008 № 03/08, а именно устройство бетонных полов, устройство опалубки, устройство покрытий однослойных наливных, укладка плитки, монтаж перегородок стальных, монтаж балок из швеллера, установка металлических панелей, демонтаж и монтаж перехода между двумя зданиями, который является частью здания РММ (переход между зданием РММ и административным зданием) общей стоимостью 24 081 248 руб. 84 коп., в том числе налог на добавленную стоимость 3 673 410 руб. 84 коп.

Общество с согласия ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» (балансодержателя) произвело работы по реконструкции арендованного имущества, в результате которых здание РММ с изменением конструктивной схемы здания изменило свое производственное назначение, и после произведенных работ стало использоваться как административно-бытовое, что свидетельствует о создании неотделимых улучшений (капитальных вложений) арендуемого помещения.

Следовательно, после расторжения договора аренды здания РММ арендодателю ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» переданы на безвозмездной основе неотделимые улучшения здания РММ (инвентарный № 80070790) произведенные обществом с привлечением подрядной организации ООО «ПСК «Квадр» по договору подряда от 05.02.2008 № 03/08.

Таким образом, на основании ст.146 и п.1 ст.168 Налогового кодекса РФ, при передаче в 4 квартале 2008 года неотделимых улучшений (капитальных вложений) арендуемого помещения общество обязано было предъявить к оплате арендодателю соответствующую сумму налога на добавленную стоимость в размере 3 580 103 руб.

Оспаривая вывод заинтересованного лица о неправомерном заявлении к вычету сумм налога на добавленную стоимость по компенсационным затратам, связанным с оплатой командировочных расходов водителей организаций, выполнявших для общества автотранспортные услуги, заявитель указывает, что отсутствие трудовых отношений с водителями не имеет значения при решении вопроса о принятии сумм налога к вычету. Арбитражный суд считает позицию налогоплательщика по данному эпизоду обоснованной, а требование в этой части подлежащим удовлетворению.

В ходе выездной налоговой проверки установлено, что общество заключало в 2009 году с ООО «Корал», ООО «РегионТрансАвто», ООО «Инком-Авто» договоры на предоставление автотранспортных услуг. Оказанные автотранспортные услуги приняты к учету согласно счетам-фактурам и актам выполненных работ. Одним из условий каждого договора являлось возмещение командировочных расходов водителям указанных организаций при направлении транспорта для выполнения работ на объекты общества, расположенные вне основной базы.

Однако при проведении мероприятий налогового контроля установлено, что командируемые лица не являлись работниками организаций-исполнителей ООО «Корал», ООО «РегионТрансАвто», ООО «Инком-Авто».

В связи с этим инспекцией сделан вывод о том, что документы, представленные обществом в качестве обоснования и подтверждения включения в стоимость автотранспортных услуг командировочных расходов водителей ООО «Инком-Авто», ООО «Корал», ООО «РегионТрансАвто» не являются достоверными и не могут служить основанием для принятия вычета по налогу на добавленную стоимость.

Позиция заинтересованного лица по данному вопросу не может быть признана правомерной.

Так, в силу пп.1 п.1 ст.146 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров, работ, услуг и передаче имущественных прав.

Пунктом 2 ст.153 и пп.2 п.1 ст.162 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что при определении налоговой базы по налогу на добавленную стоимость выручка от реализации работ, услуг определяется исходя из всех доходов налогоплательщика и денежных поступлений, связанных с расчетами по оплате указанных работ, услуг.

Установление в договоре обязанности компенсировать понесенные исполнителем дополнительные расходы при исполнении договора в условиях, отличных от нормальных, определяет порядок расчетов за оказанные услуги. То есть компенсация расходов является доходом налогоплательщика-исполнителя за оказанные услуги и цена по договору состоит из прямой (тарифная ставка) и переменой (дополнительные компенсируемые расходы, влекущие удорожание в случае отклонения условий выполнения работ (оказания услуги) от нормальных). Таким образом, компенсационная стоимость непосредственно связана с расчетами по оплате работ, услуг и подлежит включению в налоговую базу по налогу на добавленную стоимость. Далее на основании п.1 ст.168 Налогового кодекса РФ исполнитель обязан предъявить суммы налога на добавленную стоимость дополнительно к цене работ, услуг покупателю.

Следовательно, предъявление исполнителем налога на добавленную стоимость по компенсируемым затратам заказчику соответствует положениям ст.ст.146, 153, 162, 168 Налогового кодекса РФ.

Пунктом 1 ст.171 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные статьей 171 Кодекса налоговые вычеты.

При этом согласно п.2 ст.171 Налогового кодекса РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении:

1) товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса;

2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Пунктом 1 ст.172 Налогового кодекса РФ установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 – 8 статьи 171 Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 172 Кодекса, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных статьей 172 Кодекса и при наличии соответствующих первичных документов.

Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов надлежаще оформленной первичной документацией лежит на налогоплательщике – покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком.

Применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость в силу п.1 ст.171 Налогового кодекса РФ является правом налогоплательщика, для реализации которого требуется выполнение определенных условий.

Исходя из системного толкования ст.172 Налогового кодекса РФ, законодателем предоставлено право принятия к вычету сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных налогоплательщику при приобретении им товаров (работ, услуг), используемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, при выполнении условий, содержащихся в п.1 ст.172 Кодекса, а именно, налоговые вычеты производятся при соблюдении следующих условий:

1) наличие счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг);

2) наличие соответствующих первичных документов, на основании которых приобретенные товары (работы, услуги) приняты на учет;

3) использование товаров (работ, услуг) в операциях, облагаемых налогом на добавленную стоимость.

Все указанные условия обществом соблюдены. Отсутствие трудовых отношений между исполнителями услуг по договорам и водителями не имеет правового значения при решении вопроса о принятии сумм налога к вычету при условии производственной направленности соответствующих расходов, в рассматриваемом случае – командировочных. Факт наличия у налогоплательщика документов, необходимых для принятия налога к вычету, в том числе счетов-фактур, налоговым органом не оспаривался.

При таких обстоятельствах доначисление заявителю решением инспекции от 30.12.2011 налога на добавленную стоимость в сумме 267 842 руб. и начисление соответствующей суммы пени является необоснованным.

При указанных обстоятельствах требование заявителя подлежит частичному удовлетворению.

Расходы заявителя по уплате государственной пошлины подлежат взысканию с ответчика на основании ч.1 ст.110 АПК РФ, поскольку положение пп.1.1 п.1 ст.333.37 Налогового кодекса РФ, предусматривающее освобождение государственных органов и органов местного самоуправления от уплаты государственной пошлины, не применяется при распределении судебных расходов между лицами, участвующими в деле.

При этом, учитывая неимущественный характер требований по данной категории дел, не могут применяться положения ч.1 ст.110 АПК РФ, регламентирующие распределение судебных расходов при частичном удовлетворении заявленных требований. Данная позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.11.2008 № 7959/08.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 110, 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд,

РЕШИЛ:

Требование общества с ограниченной ответственностью «Ноябрьскэнергонефть» удовлетворить частично.

Решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ямало-Ненецкому автономному округу от 30.12.2011 № 06-18/24 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения признать недействительным в части:

- доначисления и предложения обществу с ограниченной ответственностью «Ноябрьскэнергонефть» уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций за 2008 год в сумме 2 156 563 руб. и за 2010 год в сумме 484 723 руб., начисления соответствующих сумм пени по налогу на прибыль организаций;

- доначисления и предложения обществу с ограниченной ответственностью «Ноябрьскэнергонефть» уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость за 2008 – 2010 годы в сумме 267 842 руб., начисления соответствующей суммы пени по налогу на добавленную стоимость и привлечения к ответственности по п.1 ст.122 Налогового кодекса РФ за неуплату (неполную уплату) налога на добавленную стоимость в виде штрафа в соответствующем размере;

- предложения обществу с ограниченной ответственностью «Ноябрьскэнергонефть» уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость (налоговый агент) за 2010 год в сумме 75 428 руб.

В удовлетворении остальной части требования заявителя отказать.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ямало-Ненецкому автономному округу в пользу общества с ограниченной ответственностью «Ноябрьскэнергонефть» расходы по уплате государственной пошлины в сумме 2 000 руб.

Решение может быть обжаловано в месячный срок в Восьмой арбитражный апелляционный суд в апелляционном порядке.

Судья Д.П. Лисянский