НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Восточно-Сибирского округа от 02.09.2008 № А33-15383/07

АРБИТРАЖНЫЙ  СУД  КРАСНОЯРСКОГО  КРАЯ

Именем  Российской  Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

           Дело № А33-15383/2007

г. Красноярск

Судья Арбитражного суда Красноярского края Лапина М.В.

рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Глиноземсервис» (г. Ачинск) 

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Красноярскому краю (г. Ачинск)

о  признании недействительным  решения  налогового органа  № 87 от 02.11.2007

без участия в судебном заседании представителей сторон.

Протокол настоящего судебного заседания велся судьей Лапиной М.В.

Резолютивная часть решения была вынесена в судебном заседании 12 августа 2008 года. В полном объеме решение изготовлено 02 сентября 2008 года.

При рассмотрении дела судом установлены следующие обстоятельства.

Общество  с ограниченной ответственностью  «Глиноземсервис» (далее по тексту – общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Красноярскому краю (далее по тексту – налоговый орган) с заявлением, уточненным в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения налогового органа № 87 от 02.11.2007 в части:

доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 14 359 864,36 руб., начисления пени в сумме 1 485 052,96 руб.,

доначисления налога единого социального налога в сумме 25 568,01 руб., начисления пени в сумме 1 575,45 руб.,

привлечения к налоговой ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере:

2 791 770,47 руб. по налогу на добавленную стоимость,

5 113,60 руб. по единому социальному налогу,

привлечения к налоговой ответственности по статье 120 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 5 000 руб.

В судебном заседании представитель общества поддержал заявленные требования, налоговый орган требования заявителя не признал.

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка общества с ограниченной ответственностью «Глиноземсервис» по вопросам правильности исчисления, удержания и уплаты в бюджет налогов (сборов) за период с 01.01.2005 по 30.04.2007.

При проведении выездной налоговой проверки налоговым органом установлено неправомерное применение заявителем налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость за январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, октябрь, ноябрь, декабрь 2005 года, январь, февраль, март 2006 года в общей сумме 14 359 864,36руб. по счетам-фактурам, выставленным обществами «ТПК «ПромЭлектро», «Ресурс-Енисей».

В результате проведенных мероприятий налогового контроля налоговый орган пришел к выводу о том, что  обществом «Глиноземсервис» создана   цепочка по приобретению товаров у  обществ  «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей»  по завышенным ценам с целью  незаконного возмещения налога на добавленную стоимость и получения необоснованной налоговой выгоды.

В обоснование указанного вывода налоговый орган ссылается на следующие обстоятельства:

организации «Ресурс-Енисей», «ТПК «ПромЭлектро» не являются производителями товаров, складские помещения на предприятиях отсутствуют, основную часть продукции приобретали у одних и тех же фирм-«однодневок»: обществ «Строймаш», «Алькор», «Сапфир», «Юникс»,

общества «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро находятся по одному адресу,

продукцию у обществ «Ресурс-Енисей» и «ТПК «Промэлектро»  приобретали предприятия, входящие в группу «Русский алюминий»,

все основные предприятия являющиеся поставщиками организаций «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей» (общества «Строймаш», «Алькор», «Сапфир», «Юникс», «Агат», «Контек», «Сантэл», «Лидер») являются проблемными организациями: исчисляют в бюджет минимальные налоги (при реализации товаров ежемесячно на несколько десятков миллионов рублей), численность данных организаций составляет 1 человек, заработная плата начисляется минимальная, в настоящее время предприятия или ликвидированы путем реорганизации, либо потеряны, в связи с этим истребовать документы по приобретению товаров не предоставляется возможным,

расчеты между обществами «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей», «Строймаш», «Алькор», «Сапфир», «Юник» осуществлялись с использованием одного банка, используя различные комбинации и различные варианты «приобретения» товара: деньги в основном уходили на предприятие «Строймаш», на полученные денежные средства общество «Строймаш» приобретало векселя,

предприятия выдавали займы, в то время как прибыли не получали и не располагали свободными денежными средствами. Так, общество «Алькор» выдало заем руководителю предприятия «Алькор» - Неер Виктору Александровичу более чем на 11 000 000 руб., общество «Сапфир» выдавало займы учредителю общества «Строймаш» - Владимирову Владимиру Тимофеевичу на сумму 8 106 000 руб., Сидоренко Александру Геннадьевичу - 31 301 000 руб.,

указанное свидетельствует, что  деятельность организаций «ТПК «ПромЭлектро», «Ресурс-Енисей», «Строймаш», «Алькор», «Сапфир», «Юникс» не обусловлена разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями), деятельность данных организаций направлена не на осуществление реальной финансово-хозяйственной деятельности, а направлена на создание цепочки видимости движения товаров,

из представленных обществами «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро» счетов-фактур следует, что предприятия приобретали такое количество (объем и ассортимент) товара, которое впоследствии в том же объеме реализовывали предприятию «Глиноземсервис». Таким образом, предприятия «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро» просто переписывали счета-фактуры, причем значительно увеличивая цену на поставляемый товар,

договоры, заключенные между обществом «Глиноземсервис» и предприятиями «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро», составлены без согласования видов (ассортимента, количества, сроков поставки и т.п.) поставляемых товаров, данные условия согласно договоров оговорены в спецификации,

фактический     производитель     и     фактический  поставщик товара, реализованного в дальнейшем предприятием «Ресурс-Енисей» обществу «Глиноземсервис» по счету-фактуре №36 от 01.06.2005г. (циклон ЦН-15-1600х1УП - 1 шт.) на сумму 531 373,28 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость - 81056,94 руб.) не известен, общество «БунтМеталлТехник» поставку товара не подтвердил,

при фактическом участии и нахождении специалистов организации «Глиноземсервис» на территории Украины, поставка дробилки осуществлялась через цепочку посредников, причем фактическая стоимость дробилки при заключении контракта третьими лицами составила 5 338 793,90 руб., а в результате прохождения цепочки посредников, стоимость приобретения дробилки непосредственно предприятием «Глиноземсервис» составила 12 200 000 руб. или более чем в два раза,

в ходе проведенной встречной проверки предприятий «ТПК «ПромЭлектро», «Такмак-XXI век» выявлено несоответствие счетов-фактур, предоставленных обществом «ТПК «ПромЭлектро» по приобретению товаров у общества «Такмак-XXI век»: согласно данным предприятия «Такмак-XXI век» им было поставлено товаров обществу «ТПК «ПромЭлектро» на общую сумму 1 151 660,19 руб. Согласно данным общества «ТПК «ПромЭлектро» товар приобретен за 1 437 807,36 руб. (причем по данным общества «ТПК «ПромЭлектро» часть товара приобретено не у предприятия «Такмак-XXI век», а у предприятия «Сапфир»). Таким образом, документы, в том числе: счета-фактуры 25 от 01.02.2005г., №27 от 04.03.2005г., №1071 от 25.11.2004г., №1070 от 25.11.2004г., предоставленные предприятием «ТПК «ПромЭлектро» по сделкам совершенным с обществом «Такмак-XXI век» являются фиктивными,

при наличии у общества «Глиноземсервис» непосредственных деловых связей с обществом «Такмак-XXI век», учреждением «Контакт» сделки по приобретению товаров у общества «ТПК«ПромЭлектро» являются сомнительными (фиктивными),

одним из структурных подразделений организации «Глиноземсервис»
является Ремонтно-механическая база, данное подразделение имеет оборудование, в
том числе станки с числовым программным управлением, то есть предприятие  «Глиноземсервис» имеет возможность изготовления продукции тяжелого машиностроения,

общество «Глиноземсервис» не представило по требованию налогового №1/2007 от 05.06.2007г. следующие документы: товаротранспортные накладные (железнодорожные накладные, иные товаросопроводительные документы), по товарам приобретенным у предприятий «Ресурс-Енисей» и «ТПК ПромЭлектро», письма (заявки) на приобретение (заказ) товаров от данных предприятий (иная имеющаяся переписка).

Кроме того, налоговым органом установлены следующие нарушения:

неуплата единого социального налога  в сумме 25 568,01 руб. в результате занижения налоговой базы на сумму компенсационных выплат, связанных с увольнением работников,

грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов   налогообложения, выразившихся в отсутствии регистров бухгалтерского учета: (журналов-ордеров № 1 (по кредиту счета 50), № 2 (по кредиту счета 51), № 6 (по кредиту счета 60), ведомости № 6 аналитического учета расчетов с поставщиками, № 7 (по кредиту счета 71), № 8 (по кредиту счета 76), ведомости аналитического учета расчетов с разными дебиторами и кредиторами №11.

Решением налогового органа от 02.11.2007 № 87 налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности:

по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 2 791 770,47 руб., единого социального налога в виде налоговых санкций в сумме  5 113,60 руб.,

по пункту 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации за грубое нарушение правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения, выразившихся в отсутствии регистров бухгалтерского, совершенное в течение одного налогового периода в виде штрафа размере 5 000 руб.

Указанным решением обществу предложено уплатить  14 359 864,36  руб. налога на добавленную стоимость, 1 485 052,96 руб. пени по налогу на добавленную стоимость, 25 568,01 руб. единого социального налога, 1 575,45 руб. пени по единому социальному налогу.

Считая  решение от 02.11.2007 № 87 в указанной выше части нарушающим права и законные интересы налогоплательщика, общество с ограниченной ответственностью «Глиноземсервис» обратилось в арбитражный суд с требованием о признании недействительным ненормативного акта государственного органа по следующим основаниям:

изложенные в решении предположения и выводы о недобросовестности предприятий-контрагентов поставщиков общества «Глиноземсервис» не могут служить основанием признания сделок мнимыми (фиктивными), поскольку налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет,

выбор поставщиков произведен на основании конкурсного отбора, по результатам которого заключены договоры с обществами «Ресурс-Енисей» и «ТПК ПромЭлектро»,

довод инспекции о завышенной покупной цене товарно-материальных ценностей, приобретаемых у названных поставщиков, по сравнению с ценами производителей ничем не подтвержден, кроме единственного упоминания о поставке товарно-материальных ценностей на странице 61 решения. Однако, поставка по счету-фактуре № 05 от 08.02.2005 на сумму  1 298 936,87 руб. относится к «сделке, по которой налоговым органом проверка не проводилась и данная сделка не оспаривается»,

доводы инспекции о фиктивности сделок, касающиеся поставок общества «ТПК «ПромЭлектро» в адрес предприятия «Глиноземсервис» продукции, произведенной обществом «Такмак-XXI век» необоснован в силу того, что: во-первых, поставщик предложил наименьшую цену по сравнению с производителем, во-вторых, общество «Такмак-XXI век» (производитель) подтвердило письмом исх. № 71 от 19.01.2005, что общество «ТПК «ПромЭлектро» является официальным дилером производителя в г. Красноярске,

в письменных договорах с поставщиками товарно-материальных ценностей, согласованы все существенные условия (предмет, цена, сроки и условия оплаты и поставки), что соответствует требованиям гражданского законодательства,

оплата за поставленные товарно-материальные ценности производилась собственными денежными средствами с расчетного счета общества «Глиноземсервис» на расчетные счета поставщиков,  при этом все платежи произведены налогоплательщиком с учетом сумм налога на добавленную стоимость, что подтверждается предоставленными в ходе выездной проверки копиями платежных поручений и выписок из банка,

товаротранспортные документы: железнодорожные накладные и товарные накладные составлены по форме, предусмотренной Альбомом унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденным постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 25.12.1998 № 132, и содержат все обязательные реквизиты, предусмотренные пунктом 2 статьи 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете»,

указанные выше документы являются первичными учетными документами, на основании которых общество «Глиноземсервис» оприходовало (поставило на учет) приобретенные товарно-материальные ценности, отсутствие товарно-транспортных накладных не является основанием для признания налогоплательщика недобросовестным и отказе в вычете налога на добавленную стоимость,

вся номенклатура и ассортимент поставленных товарно-материальных ценностей реально установлены (смонтированы) на оборудовании (в цехах) общества «РУСАЛ-Ачинский глиноземный комбинат», что подтверждается первичными документами: приходными ордерами, справками, актами приемки выполненных работ, формами, предоставленными налогоплательщиком инспекции с возражениями на акт выездной проверки на 1 300 листах,

таким   образом,   все   договоры   поставки, заключенные с поставщиками, отвечают требованиям Гражданского кодекса Российской Федерации предъявляемым к данного рода сделкам, носят реальный характер, были исполнены надлежащим образом, как со стороны общества «Глиноземсервис», так и со стороны - поставщиков обществ  «Ресурс-Енисей» и  «ТПК   «ПромЭлектро», поэтому   оснований   для отнесения их к мнимым (фиктивным) сделкам отсутствуют,

вывод налогового органа о том, что в счетах-фактурах указаны недействительные реквизиты «грузоотправителей», поскольку общества «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро» не имели складских помещений, не основан на нормах налогового законодательства, поскольку наименование и адрес грузоотправителей в счетах-фактурах полностью соответствует наименованию и адресу грузоотправителей, указанных в товарных накладных № ТОРГ-12,

по единому социальному налогу:

прекращение трудовых отношений и увольнение 13 работников подтверждается документами, оформленными в соответствии с трудовым законодательством: записями в трудовых книжках, приказами о расторжении трудовых договоров, заявлениями работников об увольнении, поэтому налогоплательщик начислил и выплатил компенсацию за неиспользованный отпуск и правомерно не включил суммы компенсаций в налогооблагаемую базу по исчислению единого социального налога,

бывшие работники самостоятельно, реализуя права, предоставленные Конституцией Российской Федерации  и Трудовым кодексом Российской Федерации, обратились с заявлениями к обществу «Глиноземсервис» о принятии их на работу на условиях заключения срочного трудового договора,

часть 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться с поступающими на работу пенсионерами по возрасту,при этом стороны в трудовом договоре указывают дату начала работы и другие существенные условия труда,

налогоплательщик принял бывших работников на работу с дат, определенных срочными трудовыми договорами, установление работником и работодателем в трудовом договоре дату принятия на работу - следующую дату за днем его увольнения не запрещено Трудовым кодексом Российской Федерации,

таким образом, выводы инспекции о том, что увольнение 13 работников не производилось, или производилось на основании решения или указания налогоплательщика (по его инициативе), ничем не подтверждены, бездоказательны, опровергаются имеющимися документами, и более того, связаны с косвенным обвинением налогоплательщика в нарушении трудового законодательства,

по вопросу привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации:

общество «Глиноземсервис» при формировании регистров бухгалтерского учета в
автоматизированной системе не нарушало требования, предусмотренные статьей 10
Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 21.11.1996 № 129-ФЗ и пунктами 19, 20
Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской
Федерации, утвержденного приказом Минфина Российской Федерации от 29.07.1998 № 34н,

применяемые в 2005 году у налогоплательщика регистры бухгалтерского учета систематизировали и накапливали информацию, содержащуюся в принятых к учету первичных учетных документах, для отражения ее на счетах бухгалтерского учета и в бухгалтерской отчетности (фактов неотражения документов в учете при проверке не установлено, все документы отражены на счетах бухгалтерского учета и систематизированы в регистрах бухгалтерского учета),

все хозяйственные операции отражали в регистрах бухгалтерского учета в хронологической последовательности и группировали по соответствующим счетам бухгалтерского учета (в автоматизированной системе регистрация первичных документов осуществлялась в хронологической последовательности, учет велся с применением двойной записи на счетах бухгалтерского учета и отражением данных учета в автоматически формируемых регистрах бухгалтерского учета),

таким образом, выводы инспекции о грубом нарушении обществом «Глиноземсервис» правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения в течение более одного налогового периода, изложенные в разделе 1 решения не основаны на нормах права.

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд пришел к следующим выводам.

Налог на добавленную стоимость

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты.

Согласно пункту 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 29.12.2000 № 166-ФЗ) вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ) вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Порядок применения налоговых вычетов установлен в статье 172 Налогового кодекса Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 названной нормы (в редакции Федерального закона от 29.12.2000 № 166-ФЗ) налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 172 Кодекса, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пункту 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 22.07.2005 № 119-ФЗ) налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации. Вычетам подлежат, если иное не установлено этой статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных названной статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, условиями применения вычетов являются приобретение товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, фактическая уплата сумм налога продавцу, принятие на учет указанных товаров (работ, услуг) и наличие соответствующих первичных документов.

Основанием для  отказа   обществу  в применении налоговых вычетов налоговый орган в  оспариваемом  решении  указал на  создание с учетом  общества  «Глиноземсервис» цепочки по приобретению товаров у предприятий ЗАО «ТПК «ПромЭлектро»  и ООО «Ресурс «Енисей» по завышенным ценам с целью создания  схемы незаконного возмещения  налога на добавленную стоимость и целью получения необоснованной налоговой выгоды.

В пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»  предусмотрено, что под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение  налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой  налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

В силу пункта 3 названного выше Постановления налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения  учеты операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана  обоснованной, если получена  налогоплательщиком вне связи  с осуществлением реальной предпринимательской или иной  экономической деятельности (пункт 4  Постановления  Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации  от  12.10.2006 № 53).

В соответствии с частью  1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность  доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия  налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

Суд считает, что налоговый орган не доказал получение обществом необоснованной налоговой  выгоды в силу следующего.

В подтверждение  вывода  о создании видимости движения товаров по цепочке поставщиков в целях получения обществом  необоснованной налоговой выгоды инспекция ссылается на то, что общества «Ресурс-Енисей»  и «ТПК «ПромЭлектро» приобретали продукцию у одних и тех же фирм: обществ  «Строймаш», «Алькор», «Сапфир», «Юникс». В отношении указанных организаций, а также  иных поставщиков - обществ «Агат», «Контек», «Сантэл», «Лидер»  налоговый орган сделал вывод  о проблемности данных налогоплательщиков по тем основаниям, что данные организации исчисляли  минимальные налоги, в каждой  из названных организаций работало по одному человеку, заработная плата – минимальная. По сведениями инспекции в настоящее время данные   предприятия либо ликвидированы, либо их местонахождение  не установлено, что обусловило   невозможность  истребовать документы в рамках встречных проверок.

По мнению налогового органа, указанные обстоятельства, а также то, что  общества «ТПК «ПромЭлектро», «Ресурс-Енисей», «Строймаш», «Алькор», «Сапфир», «Юникс»  расчеты между собой осуществляли в одном банке, общества  «Строймаш» и  «Алькор», не получая прибыли и не имея свободных денежных средств,  приобретали векселя  и выдавали  займы своим учредителям,  свидетельствуют об отсутствии у названых выше хозяйствующих субъектов  разумной экономической цели,  деятельность данных организаций направлена  на создание цепочки видимости движения товаров.

Вместе с  тем  в оспариваемом решении  (стр. 30-38) налоговый орган приводит данные налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость, отчетов о прибылях и убытках,  свидетельствующих  об осуществлении    назваными выше лицами хозяйственной деятельности,  представлении ими в налоговый орган  налоговой  и бухгалтерской  отчетности.

При этом факты  использования   при производстве расчетов  одного банка,  ликвидация рада предприятий на момент проведения налоговым органом выездной налоговой проверки в отношении общества «Глиноземсервис»,  исчисление  налогов в минимальных размерах, наличие в штате каждой из организаций  по одному работнику сами по себе  не являются достаточным  основанием для вывода  о том, что указанные организации  созданы с целью  создания  видимости движения товаров и получения необоснованной налоговой выгоды.

Вышеизложенное с учетом того, что анализ финансово-хозяйственной деятельности  обществ «Строймаш», «Алькор», «Сапфир», «Юникс», «Агат», «Контек», «Сантел» налоговым органом  не  проводился,  свидетельствует о предположительном характере выводов налогового органа  об отсутствии у  данных организаций реальной деятельности, направленной на извлечение прибыли.

Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 16.10.2003 N 329-О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Поскольку налоговый орган не представил доказательств, свидетельствующих о совершении обществом и его контрагентами (обществ «ТПК «ПромЭлектро» и  «Ресурс-Енисей»), а также  обществами  «Строймаш», «Алькор», «Сапфир», «Юникс», «Агат», «Контек», «Сантел» согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для возмещения налога,  а также  доказательств осведомленности общества о поставке ему продукции, приобретенного у недобросовестных контрагентов, суд пришел к выводу о том, что  выводы, изложенные в решении налогового органа в отношении организаций, реализовавших товар  поставщикам заявителя, не  могут быть положены   в основу отказа обществу «Глиноземсервис» в применении  налоговых вычетов.

В силу пункта 9  Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 от 12.10.2006 «Об оценке арбитражными судами обоснованности  получения налогоплательщиком налоговой выгоды» установление судом наличия разумных  или иных экономических причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический  эффект в результате  реальной предпринимательской  или иной экономической деятельности.

Согласно разделу 4 Устава заявителя целью создания общества является получение прибыли от развития уставных видов деятельности, для достижения которых  общество осуществляет, в том числе следующие виды деятельности: ремонт и эксплуатацию  металлургического, энергетического оборудования, грузоподъемных сооружений и оборудования, модернизацию и реконструкцию  металлургического оборудования и объектов металлургического производства,  торговую деятельность.

Факт использования приобретенной у обществ «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей» продукции  при осуществлении указанной выше деятельности подтверждается налогоплательщиком представленными в материалы дела договорами поставки,  договорами на выполнение ремонтных работ,  счетами-фактурами, товарными накладными, актами о приемке выполненных работ,  реестрами израсходованных материалов   по ремонту технологического оборудования и т.д.

В связи с изложенным не имеют правового значения  доводы налогового  органа о неподтверждении  поставщиками обществ «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей», в частности  обществом «БунтМеталлТехник»,   наличия хозяйственных операций между ними  либо несоответствия экземпляров счетов-фактур, имеющихся у сторон сделок (ООО «Такмак-XXIвек»  и ФГУП НПП «Контакт»).

Реальность хозяйственных операций с обществом «Глиноземсервис» подтвердили допрошенные в  ходе выездной налоговой проверки  в качестве  свидетелей руководители обществ «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей». Руководитель общества «Ресурс-Енисей»  был допрошен в ходе судебного разбирательства и подтвердил  факт наличия в проверяемом периоде  отношений с заявителем  по поставке продукции. Факт оплаты заявителем приобретенной у поставщиков продукции налоговым органом не оспаривается.

При этом суд отклоняет довод  налогового органа о создании обществом «Глиноземсервис»  цепочки по приобретению товаров у предприятий «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей»  по тем основаниям, что согласно представленным заявителем документам выбор в качестве поставщиков отдельных видов продукции обществ «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро»  осуществлен заявителем  на основании  Стандарта предприятия «Оценка и выбор поставщиков (СТП 02.01-2005)» в результате конкурсного отбора. Основания, по которым  заявитель  в качестве поставщиков определил  общества «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей»,  указаны  в конкурсной документации, представленной налогоплательщиком в материалы дел.

Кроме того, налоговый орган не представил доказательств взаимозависимости участников сделок и согласованности их действий. Использование обществом  посредников (организаций, не производящих продукцию) при осуществлении хозяйственных операций не  противоречит  положениям Гражданского  кодекса Российской Федерации.

Налоговый орган также не доказал, что нахождение  поставщиков заявителя – обществ «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро» по одному адресу,  заключение  обществом «Глиноземсервис» с поставщиками долгосрочных договоров с согласованием  ассортимента, количества и качества продукции, сроков поставки   в спецификациях,  возможность изготовления  заявителем самостоятельно продукции тяжелого машиностроения  в силу наличия у него  ремонтно-механической базы, приобретение продукции у  общества «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей»  влияют на условия или экономические результаты деятельности заявителя и его поставщиков.

По мнению налогового органа об отсутствии реальности хозяйственных операций между налогоплательщиком и поставщиками свидетельствует значительное завышение цены приобретения  продукции (анализ расхождения цен производителей продукции, в частности  Ишлейского завода  высоковольтной аппаратуры, федерального государственного унитарного предприятия «Контакт», общества «Электроаппаратстрой», общества  «Алькор» (по эпизоду «дробилка КМД-220Т) и  цен, по которым общества «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро» реализовали   товары заявителю, содержится в пояснениях налогового органа от 23.04.2008).

Из анализа расхождения цен, произведенного налоговым органом, следует, что  инспекцией  вывод о значительном повышении цен на конкретные виды продукции на стадии  ее приобретения  обществом «Глиноземсервис» сделан  исходя из цен реализации заводов-изготовителей.

Вместе с тем по мнению суда указанный подход не соответствует положениям Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

Согласно пункту 2 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации налоговым органам предоставлено право контролировать правильность применения цен по сделкам в следующих случаях: 1) между взаимозависимыми лицами; 2) по товарообменным (бартерным) операциям; 3) при совершении внешнеторговых сделок; 4) при отклонении более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Пунктом 3 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что, если налоговый орган выявит наличие одного из вышеприведенных случаев и в результате последующей проверки правильности применения цен установит, что цены товаров, работ, услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных) товаров (работ (услуг)), он вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пеней, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги. При этом рыночная цена согласно названной норме определяется с учетом положений, предусмотренных пунктами 4 - 11 настоящей статьи и с учетом обычных при заключении сделок между невзаимозависимыми лицами надбавок к цене или скидок.

Согласно пункту 4 статьи 40 НК РФ рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях.

В силу пунктов 6 и 7 статьи 40 НК РФ идентичными признаются товары, имеющие одинаковые характерные для них основные признаки, а однородными признаются товары, которые, не являясь идентичными, имеют сходные характеристики и состоят из схожих компонентов, что позволяет им выполнять одни и те же функции и (или) быть коммерчески взаимозаменяемыми.

Пунктами 9 и 11 статьи 40 НК РФ установлено, что при определении рыночных цен товаров, работ или услуг учитывается информация о заключенных на момент реализации этого товара, работы или услуги сделках с идентичными (однородными) товарами, работами или услугами в сопоставимых условиях. То есть учитываются такие условия сделок, как количество (объем) поставляемых товаров (например, объем товарной партии), сроки исполнения обязательств, условия платежей, обычно применяемые в сделках данного вида, а также иные разумные условия, которые могут оказывать влияние на цены.

Необходимо также учитывать, что условия сделок на рынке идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров, работ или услуг признаются в том случае сопоставимыми, если различие между такими условиями либо существенно не влияет на цену таких товаров, работ или услуг, либо может быть учтено с помощью поправок.

При определении и признании рыночной цены товаров, работ или услуг используются официальные источники информации о рыночных ценах на товары, работы или услуги и биржевых котировках.

Суд считает, что налоговым органом нарушены принципы определения рыночных цен на реализованные товары, поскольку исследование рынка, использование официальных источников информации инспекцией не производилось.

По мнению суда, понятия «рыночная цена» и «цена  завода–изготовителя» не являются равнозначными до того момента, пока  налоговым органом   не будет установлено соответствие этих значений на основании положений статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Вышеизложенное позволяет суду сделать вывод о том, что вывод   налогового органа об отсутствии  между заявителем и обществами «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро»  реальных хозяйственных операций  по причине завышение цен  документально не подтвержден.

Довод налогового органа о неподтверждении обществом оприходования товаров, поскольку им не представлены товарно-транспортные накладные, является необоснованным.

Согласно  спецификациям к договорам поставки, заключенным заявителем с   обществами  «Ресурс-Енисей» и «ТПК «ПромЭлектро», доставка товаров обществу «Глиноземсервис» осуществлялась железнодорожным транспортом, автотранспортом поставщика, по отдельным спецификациям  -  самовывозом  покупателем (по условиям спецификаций № 14 от 01.11.2004  и № 7 от 24.08.2004).

Принимая во внимание, что по условиям заключенных договоров общество не участвовало в перевозке приобретенной продукции, в связи  с чем товарно-транспортные накладные ему не передавались, а налоговым органом не доказано обратное, суд считает необоснованным  вывод инспекции о том,  что в качестве документов, подтверждающих оприходование товара,  налогоплательщик обязан представить товарно-транспортные накладные.

В пункте 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» установлено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Согласно Указаниям по применению и заполнению форм первичной учетной документации по учету торговых операций, содержащимся в Альбоме унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденном постановлением Госкомстата Российской Федерации от 25.12.1998 № 132, для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации применяется форма ТОРГ-12 «Товарная накладная». Товарная накладная составляется в двух экземплярах: первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания, а второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.

В подтверждение принятия товара на учет налогоплательщик представил налоговому органу и в суд товарные накладные формы ТОРГ-12, составленные по форме, предусмотренной Альбомом унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденным постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 25.12.98 № 132.

В подтверждение факта принятия на учет  приобретенной  у поставщиков продукции налогоплательщиком  к каждой товарной накладной представлены  документы складского учета - приходные ордера, а также  документы о передаче (отпуске)  той же продукции на собственные нужды организации либо третьим лицам  (договоры, накладные на  отпуск  материалов на сторону, требования на внутреннее перемещение, счета-фактуры, доверенности на лиц, получающих товарно-материальные ценности  от  общества «Глиноземсервис»).

Принимая во внимание вышеизложенное суд пришел к выводу о том, что  налогоплательщик представил доказательства принятия  к учету  приобретенной у обществ «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей» продукции на основании товарных накладных, составленных по форме  № ТОРГ-12,   при этом  отсутствие в  части товарных накладных  таких реквизитов как подпись лица, которое произвело отпуск товара, не может свидетельствовать о непринятии обществом товара к учету.

Согласно  оспариваемому решению налогового органа основанием доначисления налога на добавленную стоимость  явилось неправомерное предъявление сумм налога к вычету по счетам-фактурам, в которых в строке «грузоотправитель» и «грузополучатель» указаны организации, которые фактически товар не отправляли и от перевозчика не получали. В строках «грузоотправитель»  и «грузополучатель»  указаны те же организация, что и в графе «продавец», тогда как по  части хозяйственных операций  продавец и грузоотправитель, покупатель и грузополучатель  согласно товаротранспортным накладным не совпадали.

Суд  считает необоснованным  довод налоговой инспекции о том, что представленные  обществом счета-фактуры оформлены с нарушением положений статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку в них указаны недостоверные сведения о грузоотправителе и грузополучателе.

Требования к форме и содержанию счетов-фактур установлены статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей в спорные налоговые периоды) счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном настоящей статьей.

Форма и порядок заполнения счетов-фактур установлены Правилами ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 02.12.2000 N 914.

В силу подпунктов 2 и 3 пункта 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации в счете-фактуре должны быть указаны наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя, а также грузоотправителя и грузополучателя.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Изложенные требования относятся не только к порядку заполнения обязательных реквизитов счетов-фактур, но и к достоверности сведений, которые в них содержатся.

Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит понятия «грузоотправитель» и «грузополучатель».

В статье 2 Устава железнодорожного транспорта содержатся понятия грузоотправителя, которым является физическое или юридическое лицо, которое по договору перевозки выступает от своего имени или от имени владельца груза, багажа, грузобагажа и указано в перевозочном документе, и грузополучателя (получателя), то есть физического или юридического лицо, управомоченного на получение груза, багажа, грузобагажа.

Устав  автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта также в качестве грузоотправителя указывает на физическое или юридическое лицо, которое по договору перевозки груза выступает от своего имени или от имени владельца груза и указывается в транспортной накладной, а в отношении грузополучателя – на физическое или юридическое лицо, управомоченное на получение груза.

Согласно статье 1 Устава железнодорожного транспорта данный Устав регулирует отношения, возникающие между перевозчиками, пассажирами, грузоотправителями (отправителями), грузополучателями (получателями), владельцами инфраструктур железнодорожного транспорта общего пользования, владельцами железнодорожных путей необщего пользования, другими физическими и юридическими лицами при пользовании услугами железнодорожного транспорта общего пользования (далее - железнодорожный транспорт) и железнодорожного транспорта необщего пользования, и устанавливает их права, обязанности и ответственность. Настоящий Устав определяет основные условия организации и осуществления перевозок пассажиров, грузов, багажа, грузобагажа, оказания услуг по использованию инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования и иных связанных с перевозками услуг.

В соответствии со статьей 1  Устава автомобильного  транспорта и городского наземного электрического транспорта сферой регулирования данного Устава  являются отношения, возникающие при оказании услуг автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, которые являются частью транспортной системы Российской Федерации,  определении общих условий перевозок пассажиров и багажа, грузов соответственно автобусами, трамваями, троллейбусами, легковыми автомобилями, грузовыми автомобилями, в том числе с использованием автомобильных прицепов, автомобильных полуприцепов (далее также - транспортные средства), а также общих условий предоставления услуг пассажирам, фрахтователям, грузоотправителям, грузополучателям, перевозчикам, фрахтовщикам на объектах транспортных инфраструктур.

Договор перевозки регулируется главой 40 Гражданского кодекса Российской Федерации. По договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату (часть 1 статьи 785 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как следует из содержания указанных норм права, назначение договора перевозки в рамках гражданско-правовых отношений - доставка вверенного отправителем груза. Поэтому содержание, которое вложено законодателем в понятие «грузоотправителя» и «грузополучателя»  в гражданско-правовых отношениях, связано с юридическим назначением данного субъекта при оформлении договорных отношений.

В соответствии с Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 18.01.2005 N 24-О сформулированные в статье 11 Налогового кодекса Российской Федерации общие правила, в силу которых институты, понятия и термины других отраслей законодательства применяются в Налоговом кодексе Российской Федерации в том значении, в каком они используются в этих отраслях, лишь в случаях, когда они не определены непосредственно самим налоговым законодательством, направлены на обеспечение в период проведения налоговой реформы определенности в правоприменительной практике, не имеют самостоятельного значения и могут применяться лишь во взаимосвязи с конкретными положениями законодательства о налогах и сборах и нормами актов иных отраслей законодательства.

Частью 1 статьи 2 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в Российской Федерации, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения. Следовательно, порядок применения налоговых вычетов и требования к оформлению документов, подтверждающих правомерность применения налоговых вычетов, регулируется положениями законодательства о налогах и сборах.

С учетом изложенного понятия «грузоотправитель» и «грузополучатель», которые приведены в Уставе железнодорожного транспорта и Уставе автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта имеют свое назначение в гражданско-правовых отношениях, не подлежат применению в рассматриваемой ситуации, поскольку законодательство о налогах и сборах не исключает возможность указания в счете-фактуре в качестве грузоотправителя поставщика товара, который является фактическим владельцем товара и отгружает товар, поручая третьему лицу заключить договор на перевозку данного товара, а в качестве  грузополучателя  - покупателя товара.

Следовательно, спорные счета-фактуры, по которым налоговым органом отказано в применении вычета по налогу на добавленную стоимость, оформлены обществом в соответствии с требованиями статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

Принимая во внимание вышеизложенное,  а также то, что налоговый орган  не установил фактов неправильного исчисления либо неуплаты в бюджет  налога на добавленную стоимость  со стороны обществ «ТПК «ПромЭлектро» и «Ресурс-Енисей», суд пришел к выводу о реальном движении товара от указанных лиц обществу «Глиноземсервис» и недоказанности инспекцией создания налогоплательщиком схемы  с целью незаконного возмещения налога на добавленную стоимость и получения  обществом «Глиноземсервис» необоснованной налоговой выгоды. В связи с чем доначисление ответчиком  налога на добавленную стоимость в размере  14 359 864,36 руб., пеней в сумме 1 485 052,96 руб., привлечение  общества к  ответственности за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере  2 791 770,47 руб. не соответствует положениям Налогового кодекса Российской Федерации, оспариваемое  решение налогового органа в указанной части подлежит признанию недействительным.

Единый социальный налог

Статья 236 Налогового кодекса Российской Федерации определяет, что объектом налогообложения единым социальным налогом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц.

В силу подпункта 2 пункта  1 статьи  238 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежат обложению единым социальным налогом компенсационные выплаты, связанные с увольнением работников, включая компенсации за неиспользованный отпуск.

Основанием для доначисления единого социального налога послужил вывод налогового органа о необоснованном исключении обществом из налогооблагаемой базы компенсации за неиспользованный отпуск, выплаченной работникам общества в связи с их увольнением. По мнению инспекции, произведенные выплаты не связаны с увольнением, поскольку фактически трудовые отношения данных лиц с обществом не прекращались ввиду того, что через день после увольнения с ними вновь были заключены срочные трудовые договоры.

Вместе с тем из материалов дела следует, что расторжение с достигшими пенсионного возраста работниками трудовых договоров, заключенных на неопределенный срок, произведен по инициативе  работников в соответствии с положениями   статьи 80 Налогового кодекса Российской Федерации. Расторжение  договоров с работниками, достигшими пенсионного возраста,  и заключение с ними срочных трудовых договоров произведено заявителем    путем издания соответствующего рода приказов, заключения  договоров, внесением записей в трудовые книжки. Процедура  увольнения и принятия на работу сопровождалась выполнением работниками  соответствующих  действий.

Достаточных доказательств того, что спорные трудовые договоры расторгались и  заключались срочные трудовые договоры исключительно и заведомо с целью занижения налоговой базы по единому социальному налогу (систематичности, отсутствия оснований для их заключения и т.д.), материалы дела не содержат. Напротив, из показаний допрошенных  в ходе выездной налоговой проверки в качестве свидетелей работников, которым выплачены компенсации за неиспользованный  отпуск, следует, что данные работники по окончании срочных трудовых договоров, которые заключались на срок от полугода до года, были уволены. В дальнейшем ни срочные трудовые договоры, ни договоры на неопределенный срок  с работниками  заявителем не заключались.

Факт увольнения  по собственной инициативе в связи с достижением работниками пенсионного возраста косвенно подтверждается выплатой со стороны  налогоплательщика увольняемым сотрудникам материальной помощи в размере трех окладов, выплачиваемой на предприятии в связи с уходом на пенсию.

Вышеизложенное позволяет суду сделать вывод  о том, что налогоплательщик обоснованно  спорные выплаты не включил в налогооблагаемую базу  по единому социальному налогу, в связи с чем  инспекцией неправомерно доначислен единый социальный налог в размере  25 568,01 руб., пени по налогу в сумме  1 575,45 руб., общество незаконно привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 5 113,6 руб.

По вопросу привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной  пунктом 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации

В ходе  проведения выездной налоговой проверки обществом по требованию налогового органа не представлены журналы-ордера № 1 (по кредиту счета 50), журналы-ордера № 2 (по кредиту счета 51), журналы-ордера № 6 (по кредиту счета 60), ведомости № 6 аналитического учета расчетов с поставщиками, журнал-ордер № 7 (по кредиту счета 71), журналы-ордера № 8 (по кредиту счета 76), ведомости аналитического учета  расчетов с разными дебиторами и кредиторами, журналы-ордера № 11, ведомости аналитического учета  отпуска, отгрузки и реализации товарно-материальных ценностей.

Вместо указанных выше документов  налогоплательщиком представлены  оборотно-сальдовые ведомости. Указанные учетные регистры, по мнению налогового органа, ведутся   с несоблюдением общих методологических принципов, установленных  Положением о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации РоссийРоссийской Федерации, обществом нарушен принцип накапливания данных первичных документов в разрезах, обеспечивающих  синтетический и аналитический учет средств и хозяйственных операций. Ведение обществом бухгалтерского учета таким образом, как следует из содержания оспариваемого решения,  не позволяют с полной достоверностью  определить результаты финансово-хозяйственной деятельности, а также  правильность определения налоговой базы  по налогу на прибыль за 2005 год и налогу на добавленную стоимость  за  налоговые периоды 2005 года. Указанные обстоятельства послужили основанием для привлечения общества к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации, в виде штрафа в размере 5 000 руб.

Пунктом 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за  грубое нарушение  организацией правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения, если эти деяния совершены  в течение одного налогового периода, при отсутствии признаков  налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 2  настоящей статьи.

При этом согласно абзацу 2 пункта 3 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации  под грубым  нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения для целей настоящей статьи понимается отсутствие первичных документов, или отсутствие счетов-фактур, или регистров бухгалтерского учета, систематическое  (два раза и более  в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение на счетах бухгалтерского учета и в отчетности хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, нематериальных активов и финансовых вложений налогоплательщика.

В соответствии со статьей 10  Федерального закона «О бухгалтерском учете» регистры бухгалтерского учета предназначены для систематизации и накопления информации, содержащейся в принятых к учету первичных документах, для отражения на счетах бухгалтерского учета и в бухгалтерской отчетности.

Регистры бухгалтерского учета ведутся в специальных книгах (журналах), на отдельных листах и карточках, в виде машинограмм, полученных при использовании вычислительной техники, а также на магнитных лентах, дисках, дискетах и иных машинных носителях.

Хозяйственные операции должны отражаться в регистрах бухгалтерского учета в хронологической последовательности и группироваться по соответствующим счетам бухгалтерского учета.

Исходя из положений пункта  2 Положения по бухгалтерскому учету «Учетная политика организации» ПБУ 1/98, система регистров бухгалтерского учета относится к способам ведения бухгалтерского учета, совокупность которых является учетной политикой организации для целей бухгалтерского учета.

В нарушение  положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации  налоговый орган не  представил доказательств  того, что налогоплательщиком в качестве  формы ведения бухгалтерского учета избрана   единая журнально-ордерная форма учета, утвержденная письмом Минфина СССР от 8 марта 1960 г. № 63 «Об Инструкции по применению единой журнально-ордерной формы счетоводства».

В связи с чем  вывод налогового органа об  отсутствии  у налогоплательщика  регистров бухгалтерского учета  в виде журналов-ордеров  документально не подтвержден.

Кроме того,  вывод об отсутствии у общества журналов-ордеров  сделан налоговым  на основании  факта непредставления обществом    журналов-ордеров на основании требований о предоставлении документов, направленных инспекцией  заявителю в ходе выездной налоговой проверки.

Вместе с тем, по мнению суда,  сам по себе факт непредставления  налоговому органу  истребованных им документов не свидетельствует об отсутствии таковых. Непредставление обществом  налоговому органу журналов-ордеров не означает, что  указанные регистры не велись налогоплательщиком  в автоматизированной системе.  Вместе с тем выемка документов и предметов, в том числе жестких магнитных дисков налоговым органом не производилась.

Вышеизложенное позволяет суду  сделать вывод о том, что налоговый орган не доказал  наличие в действия налогоплательщика состава правонарушения, предусмотренного  пунктом 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с чем необоснованно привлек общество  к ответственности в виде штрафа в размере 5 000 руб.

Государственная пошлина, отмена обеспечительных мер

В соответствии с пунктом 5 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации распределение судебных расходов, понесенных лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением апелляционной жалобы осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом (статья 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При подаче в арбитражный суд заявления о признании частично недействительным решения налогового органа обществом уплачена государственная пошлина в размере 2 000 руб. по платежному поручению № 3959  от 02.10.2007. Обществом также при подаче заявления о применении обеспечительных мер  уплачена государственная пошлина в сумме 1 000 руб. на основании платежного поручения №  3846 от 26.09.2007.

Учитывая  результаты  рассмотрения настоящего заявления (удовлетворение требований заявителя),  судебные расходы в сумме 3 000  руб.  подлежат взысканию с налогового органа в пользу заявителя.

В соответствии с частью 5 статьи 96 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае отказа в удовлетворении иска, оставления иска без рассмотрения, прекращения производства по делу обеспечительные меры сохраняют свое действие до вступления в законную силу соответствующего судебного акта. После вступления судебного акта в законную силу арбитражный суд по ходатайству лица, участвующего в деле, выносит определение об отмене мер по обеспечению иска или указывает на это в судебных актах об отказе в удовлетворении иска, об оставлении иска без рассмотрения, о прекращении производства по делу.

Таким образом, решение вопроса об отмене обеспечительных мер допускается на стадии принятия решения по делу по инициативе суда.

Принимая во внимание, что   определением суда  от 21.11.2007 действие  решения налогового органа № 87 от 02.11.2007  приостановлено в полном объеме, учитывая, что требования общества (с учетом уточнения заявленных требований) удовлетворены, обеспечительные  меры в виде приостановления действия  оспариваемого решения в отношении  3 103,3 руб. пеней по единому социальному налогу, пеней по налогу на доходы физических лиц в сумме 75,28 руб.,  штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 31,2 руб. подлежат отмене.

Руководствуясь статьями 167 – 170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Красноярского края

РЕШИЛ:

 заявление общества с ограниченной ответственностью «Глиноземсервис» удовлетворить.

 Признать недействительным решение № 87 от 02.11.2007, вынесенное межрайонной  инспекцией Федеральной налоговой службы  № 4 по Красноярскому краю, в части:

 налога на добавленную стоимость в размере  14 359 864,36 руб., пени по налогу в  сумме  1 485 052,96 руб., привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 2 791 770,47  руб.,

единого социального налога в сумме 25 568,01 руб., пени   по налогу  в размере  1 575,45 руб., привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации  в виде штрафа в сумме      5 113,6 руб.,

привлечения к ответственности, предусмотренной  пунктом 1 статьи 120 Налогового кодекса Российской Федерации  в виде штрафа в размере 5 000 руб. 

Оспариваемое решение проверено на соответствие Налоговому кодексу Российской Федерации.

Отменить обеспечительные меры  в виде приостановления  решения налогового органа № 87 от  02.11.2007 в отношении  3 103,3 руб. пеней по единому социальному налогу, пеней по налогу на доходы физических лиц в сумме 75,28 руб.,  штрафа по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 31,2 руб.

Взыскать с межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 4 по Красноярскому краю в пользу общества с ограниченной ответственностью «Глиноземсервис» 3 000 руб. судебных расходов.

Разъяснить, что настоящее решение может быть обжаловано в месячный срок  с момента его принятия путем подачи жалобы в Третий арбитражный апелляционный суд  либо путем подачи кассационной жалобы в течение  двух месяцев со дня вступления решения в законную силу в Федеральный арбитражный суд  Восточно-Сибирского округа.

Судья

                       М.В. Лапина