НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Удмуртской Республики от 25.11.2019 № А71-14424/18

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

426011, г. Ижевск, ул. Ломоносова, 5

http://www.udmurtiya.arbitr.ru

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

г. Ижевск

Дело № А71- 14424/2018

02 декабря 2019 года

Резолютивная часть решения объявлена 25 ноября 2019 года

Полный текст решения изготовлен 02 декабря 2019 года

Арбитражный суд Удмуртской Республики в составе судьи В.Н. Якушева при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Л.И. Николаевой, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению публичного акционерного общества «Ижевский завод нефтяного машиностроения» г. Ижевск к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 12 по Удмуртской Республике г. Ижевск о признании недействительным решения от 07.06.2018 № 07-03/5 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части,

при участии в судебном заседании:

от заявителя: Леконцевой Ю.В. – представителя по доверенности от 12.02.2019, Деева А.О. – представителя по доверенности от 01.01.2019, Варначева В.В. – представителя по доверенности от 01.01.2019;

от ответчика: Лагуновой Т.Ю. – представителя по доверенности от 06.05.2019, Николаевой С.Л. – представителя по доверенности от 06.05.2019;

от третьего лица: Тотоева В.И. - представителя по доверенности от 15.03.2019 - до перерыва, объявленного 21.11.2019, после перерыва не явился,

УСТАНОВИЛ:

публичное акционерное общество «Ижевский завод нефтяного машиностроения» (далее – ПАО «Ижнефтемаш», ОАО «Ижнефтемаш», общество, заявитель, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением о признании недействительным решения от 07.06.2018 № 07-03/5 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (далее – решение, решение от 07.06.2018 № 07-03/5), вынесенного Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Удмуртской Республике г. Ижевск (далее – инспекция, налоговый орган, ответчик) в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее – НДС) в размере 39 137 220 рублей, соответствующих пени и штрафа, доначисления налога на прибыль организаций в размере 3 486 952,50 рубля, соответствующих пени и штрафа, привлечения к налоговой ответственности по ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 87 120 рублей за неуплату налога на прибыль организаций за 2014 год (с учетом уточнения заявленных требований в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса (далее – АПК РФ) (т. 26 л.д. 1, 18).

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Удмуртской Республике переименована на Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы № 12 по Удмуртской Республике.

Определением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 21.08.2018 действие решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Удмуртской Республике от 07.06.2018 № 07-03/5 приостановлено в части доначисления НДС в размере 39 140 1541 руб., соответствующих сумм пени и штрафа, налога на прибыль организаций в размере 5 487 313 руб., соответствующих сумм пени и штрафа, до вступления в законную силу судебного акта по делу № А71-14424/2018.

Определением от 18.02.2019 удовлетворено заявление общества с ограниченной ответственностью «ЛИТ» (далее – ООО «ЛИТ», третье лицо) о вступлении в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (т. 26 л.д. 123-124, 104-105).

Решение от 07.06.2018 № 07-03/5 оспаривается заявителем по основаниям, изложенным в заявлении (т. 1 л.д. 11-31), письменных пояснениях и объяснениях, консолидированных объяснениях (т. 25 л.д. 83-93, т. 40 л.д. 15-36, т. 41 л.д. 22-26, 125-129, т. 42 л.д. 49-50, 59-60, т. 44 л.д. 7-9, 36-43,т. 44 л.д. 136-188).

Ответчик требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве (т. 12 л.д. 3-30), письменных пояснениях (т. 25 л.д. 94-97, т. 26 л.д. 8-14, 88-91, 115-118, т. 40 л.д. 3-4, 52-55, т. 41 л.д. 6-8, 130-135, т. 42 л.д. 62-64, т. 44 л.д. 20-21, 28-29, 89-107).

Третье лицо требования заявителя поддержало по основаниям, изложенным в отзывах (т. 40 л.д. 1-3, т. 41 л.д. 136-141, т. 42 л.д. 28, т. 43 л.д. 1-6).

Как следует из представленных по делу доказательств, на основании решения заместителя начальника инспекции от 19.06.2017 № 07-02/3 в отношении ПАО «Ижнефтемаш» в период с 19.06.2017 по 07.03.2018 налоговым органом проведена выездная налоговая проверка за период с 01.01.2014 по 31.12.2016 по всем налогам и сборам.

По результатам проведенной налоговой проверки налоговым органом составлен акт налоговой проверки от 03.05.2018 № 07-43/2 (т. 1 л.д. 43-140).

По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки и возражений налогоплательщика (т. 1 л.д. 141-150) инспекцией вынесено решение от 07.06.2018 № 07-03/5 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым налогоплательщику:

доначислена недоимка по НДС за 2014-2016 г.г. в размере 39 140 141 рубль, начислены пени по НДС в размере 12 346 260,48 рублей, общество привлечено к ответственности по п. 1 и п. 3 ст. 122 НК РФ за неуплату НДС в виде штрафа в размере 7 862 570 рублей;

доначислена недоимка по налогу на прибыль организаций за период 2014-2015г.г. в размере 5 487 314 рублей, начислены пени по налогу на прибыль организаций в размере 1 048 065,05 рублей, общество привлечено к ответственности по п. 1 и п. 3 ст. 122 НК РФ за неуплату по налога на прибыль организаций в виде штрафа в размере 803 047 рублей;

доначислена недоимка по земельному налогу в размере 808 407 рублей, начислены пени по земельному налогу в размере 232 682,83 рубля, общество привлечено к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату земельного налога в виде штрафа в размере 80 840 рублей;

предложено увеличить убытки за 2016 год на сумму 10 001 806 рублей (т. 2 л.д. 1-223).

Не согласившись с решением в части доначисления НДС в размере 39 140 141 рублей, налога на прибыль организаций в размере 5 487 313 рублей, соответствующих сумм пени и штрафов, налогоплательщик обжаловал решение от 07.06.2018 № 07-03/5 в апелляционном порядке в Управление Федеральной налоговой службы по Удмуртской Республике (т. 2 л.д. 237-256).

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Удмуртской Республике по апелляционной жалобе ПАО «Ижнефтемаш» от 02.08.2018 № 06-7/15774@ апелляционная жалоба на решение от 07.06.2018 № 07-03/5 оставлена без удовлетворения (т. 3 л.д. 1-11).

На основании решения от 07.06.2018 № 07-03/5 в адрес налогоплательщика налоговым органом выставлено требование об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов (для организаций и индивидуальных предпринимателей) по состоянию на 03.08.2018 № 5, в соответствии с которым налогоплательщику надлежит уплатить недоимку в размере 45 435 862 рубля, пени в размере 13 627 008,36 рублей, штраф в размере 8 746 457 рублей (т. 3 л.д. 12, 13).

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Удмуртской Республике от 19.11.2018 № 05-13/24047@) в порядке ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации решение от 07.06.2018 № 07-03/5 отменено в части привлечения к налоговой ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ по НДС за 1, 2, 3, 4 кварталы 2014 года в размере 3 591 871 рубль, начисления земельного налога за 2015 год в размере 808 407 рублей, соответствующих сумм пени в размере 232 682,83 рубля и штрафа по п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 80 840 рублей (т. 26 л.д. 74), в связи с чем заявитель уточнил заявленные требования в порядке ст. 49 АПК РФ (т. 26 л.д. 1).

Несогласие заявителя с решением налогового органа в оспариваемой части послужило основанием для его обращения в арбитражный суд.

Заявитель оспаривает решение налогового органа от 07.06.2018 № 07-03/5 в части:

доначисления недоимки по НДС, начисления соответствующих пени и привлечения к ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ за неуплату НДС в виде штрафа по взаимоотношениям с обществом с ограниченной ответственностью Производственным предприятием «ЛИТ» ИНН 1840017971 (далее – ООО ПП «ЛИТ»);

доначисления недоимки по НДС, по налогу на прибыль организаций, начисления соответствующих пени и привлечения к ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ в виде штрафа за неуплату НДС и налога на прибыль организаций по взаимоотношениям с ООО «БК «Медиа» ИНН 7701978489 (далее – ООО «БК «Медиа»);

доначисления недоимки по налогу на прибыль организаций, начисления соответствующих пени и привлечения к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа за неуплату налога на прибыль организаций по взаимоотношениям с ЗАО «Римера» (далее также АО «Римера»).

В обоснование требований заявитель указал следующее.

Обществом не допущено нарушение норм налогового законодательства Российской Федерации. Налоговым органом не доказано, что схема построения договорных отношений с ООО ПП «ЛИТ» была создана налогоплательщиком в целях получения налоговой выгоды по НДС без цели приобретения товаров. Обстоятельств, свидетельствующих о наличии согласованных действий и аффилированности ПАО «Ижнефтемаш» и ООО ПП «ЛИТ», ООО «ЛИТ», которые бы привели к получению ПАО «Ижнефтемаш» необоснованной налоговой выгоды, не установлено. Взаимозависимость ООО ПП «ЛИТ» и ООО «ЛИТ» не приводит к получению необоснованной налоговой выгоды ПАО «Ижнефтемаш», поскольку сам налогоплательщик и ООО ПП «ЛИТ» не являются взаимозависимыми. Налоговым органом не учтено, что полученная от ПАО «Ижнефтемаш» выручка от реализации продукции в адрес ПАО «Ижнефтемаш» была полностью отражена последним в отчетности, а сумма НДС, полученного в составе цены товара, отражена в налоговой декларации по НДС в качестве налога, исчисленного с реализации произведенной ООО ПП «ЛИТ» продукции. Источник для возмещения налога в бюджете был сформирован контрагентом налогоплательщика, поскольку им операции по реализации товаров в адрес ПАО «Ижнефтемаш» и других предприятий отражены в полном объеме, при этом ПАО «Ижнефтемаш» оплатило товар, в том числе НДС в составе цены товара. У налогового органа отсутствуют правовые основания для оценки заключенного договора поставки с позиции экономической целесообразности, рациональности и эффективности хозяйственной деятельности их участников. Приобретенные у ООО ПП «ЛИТ» материалы использовались в производстве нефтедобывающего оборудования в качестве основных материалов для этого оборудования. Каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о нереальности поставок чугунного и стального литья налоговым органом не установлено. Контрагент обладал необходимыми трудовыми, техническими и имущественными ресурсами для выполнения обязательств по поставке продукции для налогоплательщика. Персонал был привлечен ООО ПП «ЛИТ» у организации ООО «ЛИТ» по договору на предоставление услуг персонала от 05.07.2013. В период взаимоотношений с налогоплательщиком ООО ПП «ЛИТ» находилось по адресу регистрации. Налогоплательщиком проведена проверка добросовестности контрагента ООО ПП «ЛИТ». Применение ООО «ЛИТ» упрощенной системы налогообложения (далее – УСН) не означает, что ПАО «Ижнефтемаш» была получена необоснованная налоговая выгода в рамках договора с ООО ПП «ЛИТ». Фактическим поставщиком и производителем поставляемых по договору поставки отливок являлось ООО ПП «ЛИТ». Кроме того, если бы налогоплательщик приобретал продукцию у ООО «ЛИТ», находившегося в период 2014-2015 г.г. на УСН, он бы получил налоговый вычет по НДС, поскольку данная компания утратила бы право на применение УСН в связи с превышением предельного размера дохода, установленного п. 4 ст. 346.13 НК РФ в проверяемый период, и перешла бы на общий режим налогообложения с исчислением НДС. В связи с этими обстоятельствами вывод налогового органа о получении необоснованной налоговой выгоды в результате создания схемы с участником, применяющим УСН, необоснован. Факт перевода полученных контрагентом от налогоплательщика денежных средств в оплату товара по цепочке неблагонадежных фирм не обусловлен действиями налогоплательщика, находится вне сферы его контроля и не влияет на право налогоплательщика на получение налоговых вычетов по НДС. Факт возврата денежных средств налогоплательщику или его аффилированным/взаимозависимым лицам не установлен. Заявитель оспаривает привлечение его к ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ, поскольку вывод налогового органа об умышленном характере нарушений законодательства о налогах и сборах является необоснованным, не подтвержденным доказательствами ввиду отсутствия взаимозависимости между налогоплательщиком и ООО ПП «ЛИТ», ООО «ЛИТ» и отсутствия доказательств участия ПАО «Ижнефтемаш» в организации деятельности группы компаний «ЛИТ».

В части доначисления НДС и налога на прибыль организаций в связи с приобретением услуги по размещению рекламно-информационных материалов (далее также РИМ) у ООО «БК Медиа» заявитель указал, что оказание рекламных услуг не входило в обязанности ЗАО «Римера» как управляющей компании в соответствии с договором от 01.11.2010. Сформулированное в договоре от 01.11.2010 условие об обязанности управляющей организации обеспечивать продвижение на рынке продукции ПАО «Ижнефтемаш», включая рекламу, с учетом норм ст.ст. 431, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) не свидетельствует о согласовании сторонами конкретных видов рекламных услуг, порядке их оказания и стоимости. Данное условие включено в раздел 3 договора, в котором отражены полномочия управляющей организации. Нормы ст. ст. 171, 172 и ст.ст. 252, 264 НК РФ не предусматривают в качестве основания для принятия налоговых вычетов и учета затрат в составе расходов по налогу на прибыль организаций планирование в бюджете налогоплательщика таких расходов. Начальник отдела Сутягин В.А. подтвердил согласование договора с ООО «БК Медиа» должностными лицами ПАО «Ижнефтемаш» и подписания данного договора. Иные допрошенные лица – сотрудники ПАО «Ижнефтемаш», указавшие, что ООО «БК «Медиа» им не знакомо, не принимали участия в согласовании условий договора с этим контрагентом. Факт заключения договора с ПАО «Ижнефтемаш» подтвердил генеральный директор ООО «БК Медиа» Глоба А.Г. Реальность оказания рекламных услуг подтверждается эфирной справкой владельца телеканала ООО «Смарт Ченнэл» от 31.08.2015, наличием видеоролика, ответом на требование налогового органа ООО «Смарт Ченнэл», подтвердившего размещение рекламы ПАО «Ижнефтемаш», подтверждаемое эфирной справкой от 31.08.2015. ООО «БК Медиа» было отобрано ЗАО «Римера» на заседании конкурсной комиссии 06.04.2015. Экономическая необходимость приобретения рекламных услуг заключалась в расширении клиентской базы ПАО «Ижнефтемаш», увеличении доходов от продаж. По данным налоговой отчетности прибыль налогоплательщика в 2014 г. (до проведения рекламной кампании) составляла 74 млн. руб., а в 2015г. составила 134 млн. руб. Факт перевода денежных средств, полученных ООО «БК Медиа» от ПАО «Ижнефтемаш», по цепочке организаций и обналичивания в г. Грозный не свидетельствует об отсутствии права ПАО «Ижнефтемаш» на получение налогового вычета по НДС и учета затрат по налогу на прибыль организаций. Обстоятельства, свидетельствующие о согласованности действий должностных лиц ПАО «Ижнефтемаш» с кем-либо из лиц, входящих в цепочку, не установлены. Налогоплательщик и ООО «БК Медиа» не являются взаимозависимыми лицами. Доказательств наличия умысла в действиях налогоплательщика при совершении операции с ООО «БК Медиа» и согласованности действий налогоплательщика и его контрагента с налоговым органом не представлено, в связи с чем привлечение к ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ произведено необоснованно. ЗАО «Римера» заключило отдельный договор на размещение РИМ, у ЗАО «Римера» был отдельный видеоролик Группы компаний «Римера» с ООО «БК Медиа» от 07.04.2015 № 03/13/15, приняло к учету и заявило налоговые вычеты по НДС по услугам, оказанным ООО «БК Медиа» в июне, июле и августе 2015 года по данному договору. Совпадение сумм в счете-фактуре от 30.06.2015 № 459, выставленном в адрес покупателя АО «Римера», и в счете-фактуре от 31.08.2015 № 716, выставленном в адрес ПАО «Ижнефтемаш», не свидетельствует о повторном использовании вычета ПАО «Ижнефтемаш» и об идентичности оказанных услуг, операции относятся к разным налоговым периодам. Налоговый орган не приводит доказательств того, что ООО «БК Медиа» не отразило в декларациях по НДС в составе реализации услуги, оказанные ПАО «Ижнефтемаш» и АО «Римера». Данные о времени размещения РИМ в эфирных справках за август 2015 года, предоставленных ООО «Смарт Ченнэл» для организаций ПАО «Ижнефтемаш» и ЗАО «Римера», не совпадают, что опровергает вывод налогового органа о двойном учете одних и тех же услуг.

В отношении вывода налогового органа о неправомерном учете затрат на НИОКР в составе общехозяйственных расходов в нарушение ст. 262 НК РФ заявитель указал, что услуга «управление НИОКР» является составной частью услуг управления налогоплательщиком по договору управления и не является работами по разработке конкретных проектов НИОКР. Услуги управления не могут быть отнесены к расходам, учитываемым в порядке, установленном ст. 262 НК РФ, содержащей закрытый перечень расходов на НИОКР. Работы в части выполнения научных исследований и разработок стали проводиться ЗАО «Римера» только после заключения дополнительного соглашения от 20.03.2015 № 4 к договору от 01.11.2010, о чем свидетельствуют отчеты Центра исследований и научных разработок (далее - ЦИиР) ЗАО «Римера», которые начали формироваться лишь с 1 квартала 2015 г. Произведенный налоговым органом расчет стоимости научно-исследовательских работ не основан на нормах налогового законодательства. Подпункт 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ не предусматривает такого метода и основания для расчета стоимости расходов, какой применен налоговым органом. ПАО «Ижнефтемаш» имело право на единовременный учет расходов, поскольку стороны ежеквартально подписывали акты сдачи-приемки оказанных услуг по договору от 01.11.2010. Кроме того, установленный п. 1 ст. 113 НК РФ срок давности взыскания штрафа за неуплату налога на прибыль организаций за 2014 год на момент вынесения решения истек.

Возражая против требований заявителя, налоговый орган указал следующее.

По взаимоотношениям заявителя с ООО ПП «ЛИТ» налоговым органом установлено получение ПАО «Ижнефтемаш» необоснованной налоговой выгоды в результате неправомерного завышения налоговых вычетов по НДС за 2014-2016г.г. в размере 36 848 383 руб. Основанием для доначисления спорных сумм недоимки, пеней, штрафа по операциям с ООО ПП «ЛИТ» послужили выводы налогового органа о том, что в проверяемом периоде 2014-2016г.г. налогоплательщиком ПАО «Ижнефтемаш» допущено нарушение ст. 169, 171, 172, 173 НК РФ, выразившееся в неправомерном завышении налоговых вычетов по счетам-фактурам, оформленным по приобретению продукции (отливок) у контрагента ООО ПП «ЛИТ». Налогоплательщик ПАО «Ижнефтемаш» при наличии согласованных действий с контрагентом ООО ПП «ЛИТ», являющимся плательщиком НДС, фактически осуществлял финансово-хозяйственные взаимоотношения с реальным производителем, применяющим спецрежим (УСН), – ООО «ЛИТ» ИНН 1834029150. В результате согласованных действий ПАО «Ижнефтемаш» с группой компаний «ЛИТ» создана схема формального применения налоговых вычетов по НДС и получения ПАО «Ижнефтемаш» необоснованной налоговой выгоды (т. 2 л.д.10-53).

В качестве основания для доначисления спорных сумм недоимки, пеней, штрафа по операциям с ООО «БК Медиа» послужили выводы налогового органа о том, что в проверяемом периоде 2014-2016г.г. налогоплательщиком ПАО «Ижнефтемаш» допущено нарушение ст. 169, 171, 172, 173 НК РФ, выразившееся в неправомерном завышении налоговых вычетов в размере 2 288 837 рублей по счету-фактуре от 31.08.2015 № 716 на сумму 15 004 600 рублей, включая НДС, выставленному ООО «БК Медиа» за оказанные услуги по размещению РИМ, и зарегистрированному налогоплательщиком в книге покупок за 3, 4 кварталы 2015г., а также нарушение ст. 247, 253, 263, 264, 318 НК РФ, выразившееся в неправомерном завышении расходов по налогу на прибыль организаций за 9 месяцев 2015 года на сумму услуг за размещение РИМ, оказанных ООО «БК Медиа», в размере 12 715 762,71 рубля. Данные нарушения привели к неполной уплате НДС за 3-4 кварталы 2015 года в сумме 2 288 837 рублей и занижению налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2015 год на сумму 12 715 762,71 рубля, которое повлекло неуплату налога на прибыль организаций в размере 2 543 153 рубля. Аудиовизуальные материалы (рекламные ролики) на проверку налогоплательщиком не представлены. Расходы на рекламные услуги бюджетом ПАО «Ижнефтемаш» на 2015 год не предусмотрены. Допрошенным налоговым органом свидетелям о заключении и согласовании договора, заключенного между ПАО «Ижнефтемаш» и ООО «БК Медиа», от 08.07.2015 № 05/13/07/15 ничего не известно. В обязанности управляющей организации ПАО «Ижнефтемаш» - ЗАО «Римера» согласно договору от 01.11.2010 входит продвижение на рынке продукции ПАО «Ижнефтемаш», включая рекламу и маркетинг, PR акции и связи с общественностью, за выполнение которых ПАО «Ижнефтемаш» выплачивает ЗАО «Римера» вознаграждение. Следовательно, расходы по оплате рекламных услуг для ПАО «Ижнефтемаш» возложены на ЗАО «Римера» и оплата этих обязанностей входит в сумму выплачиваемого ПАО «Ижнефтемаш» вознаграждения Управляющей организации (т. 2 л.д. 54-65, 69-76). Перечисленные налогоплательщиком в адрес ООО «БК Медиа» денежные средства за размещение рекламных материалов в конечном итоге были обналичены. Факт оплаты размещения РИМ для ОАО «Ижнефтемаш» владельцу телеканала «World Business Channel» - ООО «Смарт Ченнэл» - не подтвержден. Размер поступлений от заказчика размещения РИМ на телеканале «World Business Channel» для ПАО «Ижнефтемаш» - ООО «Сфера» - в адрес ООО «Смарт Ченнэл» не соответствует стоимости эфирного времени, указанной в приложении к договору.

При выборочной проверке правильности отражения расходов, уменьшающих сумму доходов от реализации в целях определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций, налоговым органом установлено, что в нарушение ст. 247, 253, 262, 264, 318 НК РФ обществом неправомерно отнесены в состав косвенных (общехозяйственных) расходов суммы вознаграждения организации ЗАО «Римера» за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа общества в области научных исследований и опытно-конструкторских разработок (далее – НИОКР), понесенных предприятием за период с 01.01.2014 по 31.12.2014 и за январь 2015 года по договору от 01.11.2010 о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ОАО «Ижнефтемаш» Управляющей организации, что привело к занижению налоговой базы при исчислении налога на прибыль за 2014 год на сумму 4 356 000 рублей и за 2015 год на сумму 363 000 рублей, а всего на общую сумму 4 719 000 рублей. Сумма доначисленного налога на прибыль по данному эпизоду составляет 943 800 рублей, в том числе за 2014 год – 871 200 рублей, за 2015 год – 72 600 рублей. Налоговый орган установил, что в указанный период на основании дополнительного соглашения № 3 от 27.01.2014 к договору от 01.11.2010, распространяющегося на отношения сторон с 01.01.2014, ЗАО «Римера» в составе услуг по управлению обществом в качестве единоличного исполнительного органа также оказывало услуги по управлению обществом в сфере научно-исследовательской, опытно-конструкторской, технологической деятельности, в т.ч. услуги, относящиеся к созданию новой или усовершенствованию производимой продукции, к созданию новых или усовершенствованию применяемых технологий, методов организации производства и управления, которые согласно ст. 262 НК РФ относятся к расходам на НИОКР. До 01.02.2015г. стоимость услуг в области НИОКР в договоре от 01.11.2010 и в дополнительном соглашении № 3 от 27.01.2014 в составе стоимости услуг по управлению не выделялась и полностью относилась на счет 26 «Общехозяйственные расходы». 20.03.2015 между ПАО «Ижнефтемаш» и ЗАО «Римера» заключено дополнительное соглашение № 4, в котором с 01.02.2015 стоимость услуг по НИОКР выделена в общей сумме вознаграждения. В соответствии со ст. 262 НК РФ и Положениями об учетной политике для целей налогообложения за 2014 и 2015 годы расходы на НИОКР должны учитываться в составе прочих расходов после завершения работ. В бухгалтерском учете такие расходы должны учитываться на счете 08.08 как вложения во внеоборотные активы. С 01.02.2015г. Общество учитывало стоимость услуг по НИОКР на счете 08.08. По состоянию на 31.12.2016 три проекта, включенные в Перечень проектов плана НИОКР на 2014 год, по которым ЗАО «Римера» осуществляло общее управление и контроль в 2014 году, не закрыты. Данные проекты по состоянию на 31.12.2016 учтены на счете 08.08, что подтверждается копиями оборотно-сальдовых ведомостей по счету 08.08. за 2014-2016 годы. Оказание услуг в области НИОКР подтверждается отчетами ЗАО «Римера», в том числе отчетом за 4 квартал 2014 года, перечнями проектов плана НИОКР, свидетельскими показаниями. Таким образом, проверкой установлено, что налогоплательщик расчет сумм услуг в области НИОКР, понесенных по договору от 01.11.2010г. в период с 01.01.2014 по 31.01.2015 не производил, расходы на НИОКР отражались в составе управленческих на счете 26, что привело к занижению налоговой базы по налогу на прибыль. В связи с тем, что стоимость услуг в области НИОКР ни в договоре от 01.11.2010, ни в дополнительном соглашении № 3 от 27.01.2014 отдельно не выделялась, расходы в области НИОКР в целях корректировки налоговой базы исчислены налоговым органом расчетным методом на основании сумм, определенных в дополнительном соглашении № 4 от 20.03.2015, пропорционально доле стоимости услуг НИОКР в общей стоимости вознаграждения за услуги по управлению, действовавших с 01.02.2015г. (т. 2 л.д. 79-99). Поскольку срок давности привлечения к ответственности по налогу на прибыль организаций за 2014 год начинает исчисляться с 01.01.2016, т.е. со следующего дня после окончания 2015 года как налогового периода, в течение которого было совершено налоговое правонарушение, предусмотренное ст. 122 НК РФ, установленный п. 1 ст. 113 НК РФ срок давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения на момент вынесения решения не истек.

Оценив в совокупности и во взаимосвязи представленные по делу доказательства в порядке ст. 71 АПК РФ, суд полагает, что требования заявителя подлежат удовлетворению частично по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии со статьей 57 Конституции Российской Федерации и п. 1 ст. 3 НК РФ каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы. Законодательство о налогах и сборах основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения. При установлении налогов учитывается фактическая способность налогоплательщика к уплате налога. В силу п. 3 ст. 3 НК РФ налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными.

Согласно п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом (п. 1 ст. 52 НК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 54 НК РФ налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

При обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем налоговом (отчетном) периоде перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения).

В соответствии с п. 1, 2 ст. 57 НК РФ сроки уплаты налогов, сборов, страховых взносов устанавливаются применительно к каждому налогу, сбору, страховому взносу.

При уплате налога, сбора, страховых взносов с нарушением срока уплаты налогоплательщик (плательщик сбора, плательщик страховых взносов) уплачивает пени в порядке и на условиях, предусмотренных настоящим Кодексом.

Пеней признается установленная настоящей статьей денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов, в том числе налогов, уплачиваемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу Таможенного союза, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки (п. 1 ст. 75 НК РФ).

Порядок исчисления пеней установлен п.п. 2-4 ст. 57 НК РФ.

Пунктами 1 и 3 статьи 122 НК РФ установлена ответственность за неуплату или неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия), если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 129.3 и 129.5 настоящего Кодекса, в виде штрафа в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога при совершении правонарушения по неосторожности и в виде штрафа в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога при умышленном совершении деяния.

В соответствии с п. 1, 3, 6 ст. 108 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом. Основанием для привлечения лица к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в силу. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом налогообложения по НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.

Пунктом 1 статьи 173 НК РФ установлено, что сумма налога (НДС), подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода, как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных статьей 171 настоящего Кодекса (в том числе налоговых вычетов, предусмотренных пунктом 3 статьи 172 настоящего Кодекса), общая сумма налога, исчисляемая в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса и увеличенная на суммы налога, восстановленного в соответствии с настоящей главой.

В силу п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Пунктом 2 ст. 171 НК РФ предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.

В соответствии с п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 2.1, 3, 6 - 8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Согласно п. 1, 2 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг) сумм налога к вычету. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Уплата налога по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 - 3 пункта 1 статьи 146 настоящего Кодекса, на территории Российской Федерации производится по итогам каждого налогового периода исходя из фактической реализации (передачи) товаров (выполнения, в том числе для собственных нужд, работ, оказания, в том числе для собственных нужд, услуг) за истекший налоговый период равными долями не позднее 25-го числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом, если иное не предусмотрено настоящей главой (п. 1 ст. 174 НК РФ).

В соответствии со ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью в целях настоящей главы признается для российских организаций, не являющихся участниками консолидированной группы налогоплательщиков, - полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с настоящей главой.

Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ в целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 настоящего Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с п. 2 ст. 252 НК РФ расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Как установлено п. 1 ст. 253 НК РФ, расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя:

1) расходы, связанные с изготовлением (производством), хранением и доставкой товаров, выполнением работ, оказанием услуг, приобретением и (или) реализацией товаров (работ, услуг, имущественных прав);

2) расходы на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств и иного имущества, а также на поддержание их в исправном (актуальном) состоянии;

3) расходы на освоение природных ресурсов;

4) расходы на научные исследования и опытно-конструкторские разработки;

5) расходы на обязательное и добровольное страхование;

6) прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией.

В соответствии с пп. 8 п. 1 ст. 23 НК РФ налогоплательщики обязаны в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Согласно п. 1 ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее – Закон о бухгалтерском учете) каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок.

При этом под фактом хозяйственной жизни понимаются сделка, событие, операция, которые оказывают или способны оказать влияние на финансовое положение экономического субъекта, финансовый результат его деятельности и (или) движение денежных средств (п. 8 ст. 3 Закона о бухгалтерском учете).

Согласно п. 3 ст. 9 Закона о бухгалтерском учете первичный учетный документ должен быть составлен при совершении факта хозяйственной жизни, а если это не представляется возможным - непосредственно после его окончания. Лицо, ответственное за оформление факта хозяйственной жизни, обеспечивает своевременную передачу первичных учетных документов для регистрации содержащихся в них данных в регистрах бухгалтерского учета.

Первичный учетный документ составляется на бумажном носителе и (или) в виде электронного документа, подписанного электронной подписью (п.5 ст. 9 Закона о бухгалтерском учете).

В соответствии с п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В силу п. 3, 4 постановления Пленума ВАС РФ № 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Из постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.04.2010 № 18162/09 следует, что при проверке обоснованности заявленных налоговых вычетов необходимо учитывать как достоверность, полноту непротиворечивость сведений, содержащихся в первичных документах, представленных налогоплательщиком, так и реальность совершенных хозяйственных операций.

В постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 № 15658/09 содержатся разъяснения о том, что при недоказанности факта отсутствия реальности исполнения по сделке в применении налогового вычета по НДС может быть отказано при условии, если налоговым органом будет доказано, что общество действовало без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки оно знало или должно было знать об указании контрагентом недостоверных сведений или о подложности представленных документов ввиду их подписания лицом, не являющимся руководителем контрагента, или о том, что в качестве контрагента по договору было указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности и не декларирующее свои налоговые обязанности в связи со сделками, оформляемыми от его имени.

В письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.11.2004 № С5-7/уз-1355 «Об определении Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 № 169-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Пром Лайн» на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса РФ» разъяснено, что оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели. Заключенные сделки должны не только формально не противоречить законодательству, но и не вступать в противоречие с общими запретами допустимости недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком. Принцип добросовестности в таком случае может использоваться правоприменителями в качестве критерия при разрешении налоговых споров.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25.07.2001 № 138-О разъяснил, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Исходя из этой презумпции в пункте 3 мотивировочной части постановления специально подчеркивается, что конституционные гарантии частной собственности нарушаются повторным списанием налогов в бюджет с расчетного счета только добросовестного налогоплательщика. Следовательно, на недобросовестных налогоплательщиков не распространяются те выводы, которые содержатся в его мотивировочной и резолютивной части, и принудительное взыскание в установленном законом порядке с недобросовестных налогоплательщиков не поступивших в бюджет налогов не нарушает конституционные гарантии права частной собственности.

Таким образом, в целях решения вопроса о признании налоговой выгоды необоснованной необходимо оценивать совершенные налогоплательщиком хозяйственные операции на наличие в них действительного экономического смысла, деловой цели и реальности совершения, а также добросовестности налогоплательщика.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определениях от 24.11.2005 № 452-О, от 18.04.2006 № 87-О, от 16.11.2006 № 467-О, от 20.03.2007 № 209-О-О неоднократно подчеркивал, что разрешение споров о праве на налоговый вычет, касающихся выполнениях обязанности по уплате налога, относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг), фактические отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работ, услуги), и т.п.).

В соответствии с ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В силу ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого решения, возлагается на этот орган.

Как следует из материалов дела, между ОАО «Ижнефтемаш» (Заказчиком) в лице начальника управления МТС Березина С.Б., и ООО ПП «ЛИТ» (Поставщиком) в лице директора Самуськова В.П. заключен договор от 03.07.2013 № 06/139-007/ИНМ/0697/13 (далее – договор от 03.07.2013), в соответствии с п. 1.1 которого Поставщик обязуется изготовить и поставить Заказчику, а Заказчик принять и оплатить продукцию по согласованным Спецификациям, являющимся неотъемлемой частью настоящего договора и разработанным ежемесячным заявкам Заказчика. В соответствии с п. 2.1, 2.3, 3.1 договора от 03.07.2013 Поставщик поставляет продукцию в количестве и сроки, указанные в Спецификации (Приложении к Договору); отгрузка продукции производится транспортом Заказчика; цена продукции согласовывается сторонами в Спецификации. В соответствии с п. 3.2 оплата товара производится Заказчиком путем перечисления денежных средств на расчетный счет Поставщика на основании счета на оплату. Пунктом 3.5 договора от 03.07.2013 установлено, что счет-фактура, товарная накладная и иные документы, относящиеся к договору, передаются одновременно с товарно-транспортной накладной и технической документацией. В соответствии с п. 4.1 договора от 03.07.2013 качество продукции должно соответствовать согласованным чертежам и удовлетворяться сертификатом соответствия, который поставляется вместе с продукцией (т. 3 л.д. 15-16, т. 14 л.д. 31-32).

В отношении договора от 03.07.2013 в ПАО «Ижнефтемаш» проведена процедура согласования должностными лицами общества в период с 16.10.2013 по 21.10.2013, в т.ч. начальником отдела Бобырем А.А., начальником управления Березиным С.Б., экспертом Ивановым А.Л., начальником бюро Арзамасцевой О.Б., главным бухгалтером Варначевым В.В., директором по экономике и финансам Гриценко М.В., директором технического центра Ильиным А.А., заместителем начальника отдела – начальником бюро Катаевой В.Н., главным технологом Князевым П.В., заместителем начальника отдела Ковалем П.Н. (т. 26 л.д. 3-4).

К договору ОАО «Ижнефтемаш» составлены спецификации, подписанные со стороны ООО ПП «ЛИТ» директором Самуськовым В.П., со стороны ОАО «Ижнефтемаш» - Березиным С.Б., на общую сумму 200 149 983 руб. 18 коп., в т.ч. НДС 36 026 996 руб. 97 коп. (т. 2 л.д. 13, т. 14 л.д. 33-77). Спецификациями предусмотрена поставка продукции: отливок СЧ-20 ГОСТ 1412-85, отливок Ст. 35Л ГОСТ 977-88, а также опытных партий отливок. В спецификациях указано, что отгрузка продукции производится транспортом Заказчика из г. Чайковский, ул. Советская, 1/13, корп. 12.

Во исполнение договора от 03.07.2013 в период с 04.10.2013 по 10.02.2016 ООО ПП «ЛИТ» поставляло в адрес общества продукцию – чугунные и стальные отливки, что подтверждается товарными накладными, транспортными накладными, и выставляло счета-фактуры с выделением НДС, которые учтены налогоплательщиком в книгах покупок (т. 17 л.д. 19-35, т. 30-38, т. 39 л.д. 129-154).

Счета-фактуры подписаны от имени ООО ПП «ЛИТ» директором Самуськовым В.П. и главным бухгалтером Смирновой Н.Г., товарные накладные - главным бухгалтером Смирновой Н.Г., в первичных документах бухгалтерского учета имеются печати ООО ПП «ЛИТ», указаны его реквизиты. Часть товарных накладных подписана от имени ООО ПП «ЛИТ» Изотовой, Горбуновым И.В. Транспортные накладные подписаны Изотовой, Кустовой О.Б. Товарные накладные и транспортные накладные содержат оттиск печати ООО ПП «ЛИТ».

На продукцию налогоплательщиком в ходе проверки представлены сертификаты предприятия-поставщика ООО ПП «ЛИТ» с указанием адреса: г. Чайковский, ул. Советская, 1/13 кор. 12, результатов химического анализа, механических свойств отливок, подписанные контролером ОТК (т. 14 л.д. 78-124, т. 27 л.д. 51-158, т. 28, т. 29).

Согласно данным анализа расчетного счета в адрес ООО ПП «ЛИТ» в оплату за товар ПАО «Ижнефтемаш» за 2014-2016 г.г. перечислило 248 866 453 рубля с наименованием платежа «за литье», что налоговым органом не оспаривается (т. 17 л.д. 6-9, т. 26 л.д. 8, т. 39 л.д. 1-128, т. 40 л.д. 88-135).

Отраженный в счетах-фактурах ООО ПП «ЛИТ» НДС в общей сумме 36 848 383 рубля принят налогоплательщиком к налоговому вычету в книгах покупок за 2014-2016 г.г. Превышения сумм принятого к вычету НДС над суммой НДС по выставленным поставщиком ООО ПП «ЛИТ» счетам-фактурам налоговым органом не установлено.

Реальность операций по поставке товара налоговым органом не оспаривается, расходы на приобретение продукции у ООО ПП «ЛИТ» не исключены налоговым органом из состава расходов при исчислении налога на прибыль организаций.

Как следует из материалов дела, поставщик ООО ПП «ЛИТ» отразил реализацию товаров в адрес ПАО «Ижнефтемаш» в своей налоговой отчетности и в регистрах бухгалтерского учета.

Реализация товаров (продукции) в адрес общества отражена ООО ПП «ЛИТ» по дебету счета 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» в оборотно-сальдовых ведомостях в следующих размерах: за 2014 год – 127 539 963 руб. 02 коп., за 2015 год – 108 736 401 руб. 12 коп., за 2016 год – 9 426 750 руб. 14 коп. (т. 3 л.д. 76-78).

Исчисленный с реализации в адрес заявителя НДС отражен ООО ПП «ЛИТ» в книгах продаж за 2014-2016 г.г., в том числе за 2014 год отражены продажи с учетом НДС на сумму 127 539 964,79 рубля, НДС в сумме 19 455 248,86 рублей; за 2015 год отражены продажи с учетом НДС на сумму 108 736 401,12 рубль, НДС в сумме 16 586 908,64 рублей; за 1 квартал 2016 года отражены продажи с учетом НДС на сумму 9 426 750,14 рублей, НДС в сумме 1 437 980,84 рублей (т. 3 л.д. 54, 56, 65-75). Налоговым органом данное обстоятельство не оспаривается.

За 2014-2016г.г. ООО ПП «ЛИТ» представлены налоговые декларации по НДС с отражением реализации с исчислением НДС и отражением НДС к уплате в бюджет. Налоговые декларации подписаны директором Самуськовым В.П., который в показаниях от 21.05.2018 подтвердил исчисление НДС с операций по договору от 03.07.2013 с ПАО «Ижнефтемаш» (т. 3 л.д. 24-27).

Так, в частности, согласно данным налоговых деклараций по НДС ООО ПП «ЛИТ» налоговая база по НДС за 4 квартал 2014 года составила 51 712 697 рублей, НДС к уплате в бюджет составил 580 048 рублей; налоговая база по НДС за 4 квартал 2015 года составляет 60 819 949 рублей, НДС к уплате в бюджет – 646 811 рублей; налоговая база по НДС за 1 квартал 2016 года составила 22 804 925 рублей, НДС к уплате в бюджет составил 108 236 рублей (т. 14 л.д. 24-30, т. 3 л.д. 57-64).

В налоговых декларациях указаны два телефона ООО ПП «ЛИТ»: 37-34-62, 37-16-11. Номер контактного телефона 37-34-62 совпадает с номером телефона/факса, указанным в договоре от 03.07.2013 (т. 3 л.д. 57-64, т. 14 л.д. 24-28). С этого же номера факса от ООО ПП «ЛИТ» в адрес налогоплательщика направлялись письма, в т.ч. письма от 11.02.2014 № 26 (ответ на претензию по браку отливок), от 20.02.2014 № 37 (претензия о погашении задолженности) (т. 15 л.д. 74, 77). Достоверность данных документов налоговым органом не опровергнута. Принадлежность телефонных номеров 37-34-62, 37-16-11 ООО ПП «ЛИТ» подтвердило ООО «ЛИТ» в отзыве (т. 40 л.д. 1-3).

Таким образом, операции по реализации и приобретению продукции зеркально отражены в налоговом и бухгалтерском учете ООО ПП «ЛИТ» и ПАО «Ижнефтемаш». Из первичных бухгалтерских документов следует, что поставщиком продукции, которая в дальнейшем использовалась ПАО «Ижнефтемаш» в производственной деятельности, являлось ООО ПП «ЛИТ».

Как следует из материалов дела, ООО ПП «ЛИТ» создано единственным участником Самуськовым В.П., зарегистрировано 12.07.2013. Директором ООО ПП «ЛИТ» в период с момента создания до 31.03.2016 являлся Самуськов В.П. Основной вид деятельности – производство отливок (т. 13 л.д. 139-144, т. 14 л.д. 1-7).

С 01.04.2016 участником ООО ПП «ЛИТ» является ООО «Базис», директором - Нефедов М.А. (т. 14 л.д. 1, 2).

Организация ООО ПП «ЛИТ» с момента создания до 11.01.2016 имела место нахождения по адресу: Удмуртская Республика, г. Ижевск, ул. Союзная, 107 (т. 13 л.д. 139-144, т. 14 л.д. 7). Часть нежилого помещения площадью 60 кв.м по данному адресу была предоставлена ООО ПП «ЛИТ» собственником помещения Самуськовым В.В., который являлся учредителем и директором ООО ПП «ЛИТ» (т. 13 л.д. 135, 136). Данный адрес указан в договоре от 03.07.2013 и указывался в первичных документах бухгалтерского учета и в счетах-фактурах на реализацию товаров.

Изменение места нахождения ООО ПП «ЛИТ» на адрес: 420132, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Чистопольская, д. 55, помещение 1001 - произведено на основании решения участника Самуськова В.П. от 18.12.2015, зарегистрировано 11.01.2016 (т. 13 л.д. 134, т. 14 л.д. 1, 7).

При этом суд отмечает, что основная часть поставок продукции осуществлена в период, когда ООО ПП «ЛИТ» находилось в г. Ижевске, в связи с чем довод налогового органа о том, что ООО ПП «ЛИТ» не находилось по адресу, указанному в Едином государственном реестре юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ), судом отклоняется.

При выборе контрагента ООО ПП «ЛИТ» ПАО «Ижнефтемаш» проявило должную степень осмотрительности и осторожности: проверило его правоспособность и добросовестность как контрагента, о чем в налоговый орган представлены полученные у ООО ПП «ЛИТ» копии выписки из ЕГРЮЛ на 02.07.2013г., свидетельств о государственной регистрации и о постановке на налоговый учет по месту нахождения, приказа от 01.10.2013 № 01 о праве подписи документов за руководителя и главного бухгалтера на Смирнову Н.Г., карточек с реквизитами, устава, заключений в отношении ПП ЛИТ от 23.07.2015, от 26.08.2015, от 18.02.2016, протоколов заседания тендерной комиссии за 2015 год, аналитических справок и протоколов об обосновании выбора контрагента (т. 8 л.д. 95, 96, т. 14 л.д. 125-150, т. 15 л.д. 1-71, 101, 125, 129).

Наряду с ООО ПП «ЛИТ» в тендерах участвовали и являлись победителями по ряду позиций также иные организации, например, ОАО «Редуктор», ОАО «ГЛЗ «Центролит», ООО «ККЗ», ООО «ЦКУ «Энергия», ООО «ЗВЛ «Авангард», ООО «ИЛМЗ», ЗАО «ТД «Химпром». ООО ПП «ЛИТ», таким образом, на равных условиях с другими организациями участвовало в тендерах и не являлось единственным поставщиком отливок для ПАО «Ижнефтемаш» (т. 14 л.д. 144-150). На заседаниях тендерных комиссий анализировались предлагаемые цены, условия поставок, отзывы третьих лиц, бухгалтерская и налоговая отчетность, документы, подтверждающие исполнение налоговых обязательств, правоспособность. Для проведения тендеров ПАО «Ижнефтемаш» запрашивало у ООО ПП «ЛИТ» документацию, в т.ч. бухгалтерскую и налоговую отчетность, в частности в письме от 17.06.2015 № 710-2/1445 (т. 15 л.д. 101).

Как сообщил в ходе допроса исполнительный директор ПАО «Ижнефтемаш» Березин С.Б., в качестве поставщика ООО ПП «ЛИТ» было выбрано исходя из цены, длительных хозяйственных связей и географии расположения поставщика, проверкой контрагента занималась служба безопасности (т. 8 л.д. 48-51).

Как следует из показаний главного специалиста отдела защиты товарно-материальных ресурсов Зиновьева В.И. (т. 8 л.д. 140-144), ранее работавшего в должности ведущего специалиста отдела защиты ресурсов Иванова А.Л. (т. 8 л.д. 91-96), товароведа Пешниной Т.Б. (т. 8 л.д. 53-56, т. 7 л.д. 105-110), Бобыря А.А., который в 2013 году работал в должности начальника отдела МТС (т. 8 л.д. 98-101), начальника отдела МТС Коваля П.Н. (т. 7 л.д. 129-146), руководителя группы отдела МТС Поремовой Е.И. (т. 8 л.д. 103-108), бывшего главного технолога Князева П.В. (т. 8 л.д.69-73), начальника управления качеством Пушина Н.А. (т. 8 л.д. 58-61), ведущего экономиста ПЭО Арзамасцевой О.Б. (т. 8 л.д. 86-89), производство ООО ПП «ЛИТ» находилось в г. Чайковском, куда выезжала комиссия ОАО «Ижнефтемаш» в 2014-2015г.г. Опыт сотрудничества с контрагентом положительный: более 15 лет, поставки литья начались с 2003г. от аффилированных ООО ПП «ЛИТ» фирм. Из протоколов допроса следует, что о причинах смены поставщиков из группы компаний «ЛИТ» сотрудникам ПАО «Ижнефтемаш» ничего не известно, это была инициатива руководства «ЛИТ»; личной выгоды при заключении договора с ООО ПП «ЛИТ» сотрудники ПАО «Ижнефтемаш» не имели.

Коваль П.Н. в ходе допроса сообщил, что договор проходил процедуру согласования (лист согласования – т. 26 л.д. 3-4) (т. 7 л.д. 129-146), что также подтверждено Санниковой С.А. (т. 8 л.д. 80-84), Князевым П.В. (т. 8 л.д. 69-73), Варначевым В.В. (т. 8 л.д. 63-67), Пушиным Н.А. (т. 8 л.д. 58-61), Катаевой В.Н. (т. 8 л.д. 75-78), Арзамасцевой О.Б. (т. 8 л.д. 86-89), Ивановым А.Л. (т. 8 л.д. 91-94). Проверка ООО ПП «ЛИТ» проводилась в соответствии с СТП 4.251-2011 ред. 0 «Заключение договора и работы с договорной документацией»: протокол выбора поставщика, пакет документов, выписка из ЕГРЮЛ, доверенность, лицензия, спецификация. В 2015 году ООО ПП «ЛИТ» участвовало в конкурсных закупках; проводился аудит службой управления качества отдела главного технолога; при заключении договора всегда запрашиваются регистрационные документы; поставщик выбран путем запроса предложений, предложения поставщиков анализируются планово-экономическим отделом; из представителей общался с директором Самуськовым В.П., с главным металлургом Горбуновым И.В. (т. 7 л.д. 129-146).

Сергеева Е.Н. (инженер отдела технологической подготовки и сопровождения производства № 210 ПАО «Ижнефтемаш» с 2013 года) сообщила, что из «ЛИТ» по производственным вопросам взаимодействовала с главным металлургом Горбуновым И.В. На предприятие «ЛИТ» в г. Чайковский на производственную площадку ездила комиссия в составе Сергеевой Е.Н., Коваля П.Н. для проведения аудита в связи с появлением брака в продукции, проверяли технологическое оборудование (наличие и паспорта), вспомогательные и основные материалы. Сергеева Е.Н. также сообщила, что в 2008г. работала в ООО «ЛИТ» ИНН 1834029150 ведущим инженером-технологом, работала в офисе на Союзной, 107 в г. Ижевске, директором был Самуськов В.П., главным бухгалтером Смирнова Н.Г., заместителем директора Курепова Е.В., уволилась из ООО «ЛИТ» в 2009 году, перешла работать в ООО «МЛЗ» г. Можга (т. 7 л.д.1-5).

Инженер отдела МТС Пешнина Т.Б. в ходе допроса сообщила, что ООО ПП «ЛИТ» - производитель продукции и поставщик литья, которое необходимо для изготовления качалок, насосов и ключей. На литье предоставлялись сертификаты качества. Литье проходило входной контроль. Все взаимодействие с данной организацией проходило через нее. Знакома с директором данной организации Самуськовым В.П., с главным бухгалтером Смирновой Н.Г., с главным металлургом Горбуновым И.В., знает их номера телефонов, в т.ч. в офисе в г. Ижевске по ул. Союзная, 107 и на производстве в г. Чайковский. Выбор данного контрагента производился через тендер. Тендеры проводятся на электронной площадке Газпрома ЗАО «Римера» (т.7 л.д. 105-110).

Показания свидетелей – сотрудников ПАО «Ижнефтемаш» о проведении заявителем аудита литейного производства и аудита валидации технического процесса изготовления отливок в ООО ПП «ЛИТ» подтверждаются деловой перепиской заявителя с ООО ПП «ЛИТ» за апрель и ноябрь 2014 года (т. 27 л.д. 39-40, 43-44).

Таким образом, с учетом того, что договор с ООО ПП «ЛИТ» от 03.07.2013 имел рамочный характер (ст. 429.1 ГК РФ), то есть не был заключен на поставку конкретных партий товара, в проверяемый период на поставку отдельных партий товара ПАО «Ижнефтемаш» проводились тендеры, в отношении участников которых обществом проводились проверки представленной ими документации, довод налогового органа о том, что налогоплательщиком не была проявлена должная степень осмотрительности и осторожности при выборе контрагента – ООО ПП «ЛИТ», - является необоснованным.

Довод налогового органа о том, что осмотрительность проявлена налогоплательщиком в более поздний период, чем заключен договор, отклоняется также в связи со следующим.

Ряд документов, подтверждающих правоспособность ООО ПП «ЛИТ», был получен при заключении договора от 03.07.2013, что подтверждается показаниями Коваля П.Н.

Согласно показаниям Поремовой Е.И. договор, датированный от 03.07.2013, фактически был подписан позднее, после согласования всеми службами ОАО «Ижнефтемаш», что подтверждается листом согласования (т. 26 л.д. 3-4).

Первая поставка осуществлена по накладной от 04.10.2013 (т. 8 л.д. 103-108). Из объяснений общества следует, что данная поставка носила пробный характер (спецификациями предусмотрена поставка опытных партий отливок).

Руководитель ООО ПП «ЛИТ» Самуськов В.П. был знаком обществу до заключения договора от 03.07.2013 в связи с руководством иными организациями, которые ранее осуществляли поставки в адрес ПАО «Ижнефтемаш», что подтверждается вышеуказанными свидетельскими показаниями, и подтверждает налоговый орган (т. 14 л.д. 18-23, т. 2 л.д. 11, 14-16). Самуськов В.П. как руководитель и участник обществ, ранее поставлявших литье заявителю, зарекомендовал себя как добросовестного руководителя организаций-поставщиков. При переводе активов и бизнеса с одной организации на другую, созданную тем же лицом, показатели деловой репутации предыдущего контрагента могут быть учтены как показатели деловой репутации вновь созданного контрагента, что фактически и было учтено обществом.

ПАО «Ижнефтемаш» не являлось единственным покупателем продукции ООО ПП «ЛИТ», что подтверждается данными выписки по операциям по расчетному счету (т. 40), книгой продаж (т. 3 л.д. 74-75), анализом покупателей ООО ПП «ЛИТ» за 2014-2016г.г., составленным налоговым органом (т. 17 л.д. 18). Как отражено в решении, доля реализации, приходящаяся на ПАО «Ижнефтемаш» по данным налоговой декларации за 4 квартал 2015 года, составляет 24,7% (т. 2 л.д. 40). Так, покупателями ООО ПП «Лит» являлись ООО «Литейное дело» (второй по величине оборота покупатель), ООО ПО «Югор», ООО «Воткинский ремонтный завод», ООО «Котельный завод «Богатырь», ООО «Камский Литейный завод», АО «Ижевский радиозавод», ООО «Ижевский котельный завод», ООО «Управляющая компания «ВЗТО», ОАО «Концерн «Калашников», ООО «ТД ИСОТ ПЛЮС», ООО «Нефтепромкомплект», ООО «Управляющая компания «Промтехкомплект», ООО «Высота-Юг» и другие (в анализе проведено 32 покупателя, перечень не закрытый).

Кроме того, ООО ПП «ЛИТ» выступало победителем при поведении закупок для государственных нужд, в частности, закупки № 31401670909, по результатам которой заключен государственный контракт с ФГУП «Главное военно-строительное управление № 8», закупок № 31401665632, 31401481306, по результатам которых заключены государственные контракты с ОАО «Концерн «Калашников», в связи с чем также проходило проверку правоспособности и деловой репутации.

Довод налогового органа о том, что ООО ПП «ЛИТ» не обладало ресурсами для осуществления хозяйственной деятельности, отклоняется в связи со следующим.

В материалах дела имеется бухгалтерский баланс ООО ПП «ЛИТ» за 2015 год, в котором отражено наличие основных средств на 01.01.2015 стоимостью 3,33 млн. рублей, запасов (на 01.01.2014 - на сумму более 23 млн. рублей, на 01.01.2015 - на сумму более 36 млн. рублей), дебиторской задолженности (на 01.01.2014 - на сумму более 13 млн. рублей, на 01.01.2015 - на сумму более 21 млн. рублей), денежных средств (на 01.01.2014 - на сумму 4,6 млн. рублей, на 01.01.2015 - на сумму более 15 млн. рублей) (т. 14 л.д. 28-29).

Наличие производственной площадки с оборудованием в г. Чайковском по ул. Советская, 1/13 подтверждается свидетельскими показаниями, в частности, Самуськова В.П. (т. 3 л.д. 24-27, т. 7 л.д. 112-118, 124-127), Сергеевой Е.Н. (т. 7 л.д. 1-5), поставщика ООО ПП «ЛИТ» Маева В.Ф. (т. 7 л.д. 64-65), директора ООО «ЛИТ» Куреповой Е.В. (т. 7 л.д. 68-72), заместителя директора по производству ООО «ЛИТ» Кустовой О.Б. (т. 7 л.д. 28-32), механика ООО «ЛИТ» Мартюшева О.Б. (т. 7 л.д. 8-11), выбивальщика отливок Гусева К.Г.(т. 7 л.д. 14-15), сварщика Дурновцева О.А. (т. 7 л.д. 17-18), договорами аренды нежилых помещений с ООО «Меркурий» от 15.07.2013 № 01/13, № 02/13, № 03/13, № 04/13, от 01.02.2014 № 01/14, № 02/14, № 03/14, № 04/14, от 01.01.2015 № 01/15, № 02/15, № 03/15, № 04/15 от 31.12.2015 (т. 26 л.д. 22-72, т. 41 л.д. 47-90), анализом движения по расчетному счету ООО ПП «ЛИТ», в котором отражены операции по перечислению денежных средств в ООО «Меркурий» (т. 17 л.д. 6-9, т. 40 л.д. 88-135).

Довод налогового органа о том, что по расчетному счету ООО ПП «ЛИТ» отсутствуют операции по перечислению денежных средств в оплату арендной платы за нежилые помещения, отклоняется, поскольку налоговый орган при анализе движения по расчетному счету ООО ПП «ЛИТ» установил факт перечисления данной организацией денежных средств в ООО «Меркурий» 14.12.2015 в размере 765 тыс. руб. в оплату за аренду производственных помещений (Приложение № 23 к акту ВНП) (т. 17 л.д. 6-9, т. 40 л.д. 128).

Из выписки по операциям по расчетному счету ООО ПП «ЛИТ» следует, что данная организация оплачивала оборудование, в т.ч. фрезерный станок с ЧПУ, пятиосевой обрабатывающий центр с ЧПУ «Antey-M», компрессор, электрооборудование, запчасти для оборудования, услуги охраны в г. Чайковский, электроэнергию, коммунальные услуги, заказывало проект газоснабжения литейного цеха, оплачивало работы по газоснабжению, монтажу системы вентиляции (т. 40 л.д. 88-135).

Наличие трудовых ресурсов подтверждается отзывами ООО «ЛИТ», договором на оказание услуг по предоставлению работников от 05.07.2013, заключенному между ООО ПП «ЛИТ» и ООО «ЛИТ» (т. 3 л.д. 79-81, т. 17 л.д. 90-93), актами на оказанные услуги по предоставлению персонала (т. 17 л.д. 90-104), свидетельскими показаниями Самуськова В.П. (т. 3 л.д. 24-27, т. 7 л.д. 112-118), сотрудников ПАО «Ижнефтемаш» (т. 7, т. 8), а также сотрудников ООО «ЛИТ» Куреповой Е.В. (т. 7 л.д. 68-74), Кустовой О.В., которые сообщили, что численность работников, принимавших участие в производственном процессе ООО ПП «ЛИТ», составляла 60-80 человек, с ООО «ЛИТ» у ООО ПП «ЛИТ» был заключен договор предоставления персонала (т. 7 л.д. 28-32), Мартюшева О.Б. (т. 7 л.д. 8-11), Гусева К.Г. (т. 7 л.д. 14-15), Немтыревой С.А. (т. 7 л.д. 76-78), Баженова Н.А. (т. 7 л.д. 80-82).

Наличие у ООО «ЛИТ» работников установлено налоговым органом в ходе проверки (т. 17 л.д. 47-48).

В ходе рассмотрения дела ООО «ЛИТ» подтвердило наличие персонала и его предоставление ООО ПП «ЛИТ» на основании договора от 05.07.2013 (т. 41 л.д. 136-141), предоставило копии доверенностей ООО ПП «ЛИТ», выданных на сотрудников ООО «ЛИТ» Яблокову Т.А., Курепову Е.В., Кустову О.Б., Горбунова И.В., Шаклеину Т.А. о наделении данных лиц полномочиями по подписанию товарных накладных, товарно-транспортных накладных, актов приема-передачи, иных документов (т. 42 л.д. 1-12, т. 41 л.д. 150), копии приказа о приеме на работу Кустовой О.В. на должность мастера участка от 03.02.2003, приказа о переводе Кустовой О.В. на должность заместителя директора по производству от 01.10.2015, приказа о приеме на работу Горбунова И.В. на должность выбивальщика отливок от 10.03.2004, приказа о переводе Горбунова И.В. на должность главного инженера от 01.10.2015, копии трудовых книжек Кустовой О.В,
Горбунова И.В. (т. 41 л.д. 142-149), копии заявлений о приеме на работу Горбунова И.В. от 10.03.2004, Кустовой О.В. от 03.02.2003, заявлений о переводе от 01.10.2015, копии индивидуальных сведений персонифицированного учета за 2003, 2005, 2006, 2007 г.г., сведений о начисленных и уплаченных страховых взносах на обязательное пенсионное страхование и страховом стаже Горбунова И.В. и Кустовой О.В. за 2010-2015г.г. и документов о принятии сведений ГУ УПФР в г. Ижевске УР (т. 43 л.д. 7-149).

Довод налогового органа о наличии несоответствий между данными документами и свидетельскими показаниями о наименованиях должностей Кустовой О.В. и Горбунова И.В. отклоняется, поскольку само по себе наименование должности не свидетельствует о том факте, что лицо не осуществляло трудовую деятельность. ООО «ЛИТ» представлены документы, подтверждающие представление в ПФР документов с отражением данных о наличии оснований для досрочного назначения пенсии указанным лицам, что не имеет отношения к исчислению НДС.

За услуги по предоставлению персонала согласно показаниям Самуськова В.П. (т. 7 л.д. 112-117) ООО ПП «ЛИТ» перечисляло ООО «ЛИТ» ежемесячно около 1,2 млн. рублей. Согласно анализу расчетного счета ООО ПП «ЛИТ» в адрес ООО «ЛИТ» за 2014-2015г.г. в оплату за работы перечислено 19 436 453,54 рубля (т. 17 л.д. 6, т. 40 л.д. 88-135, т. 40 л.д. 88-135).

С учетом положений абзаца 2 ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой трудовой договор считается заключенным с момента фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя, и положений абзаца 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ о полномочиях представителя, явствующих из обстановки, налогоплательщик, не являющийся взаимозависимым лицом по отношению к предприятиям группы компаний «ЛИТ» и не располагающий информацией об оформлении трудовых отношений с работниками внутри группы компаний «ЛИТ», мог исходить из того, что лица, действующие в отношениях с ним как представители ООО ПП «ЛИТ», являются сотрудниками данной организации.

Вывод инспекции о необходимости переквалифицировать операции, осуществленные ООО ПП «ЛИТ», в операции, совершенные от лица другого налогоплательщика - ООО «ЛИТ», в 2014-2015 г.г. применявшего УСН и не являвшегося плательщиком НДС в силу п. 2 ст. 346.11 НК РФ, является необоснованным.

Довод налогового органа о том, что осуществление поставок в адрес ПАО «Ижнефтемаш» организацией ООО «ЛИТ» с февраля 2016 года на основании договора от 01.01.2016 № 01 (т. 17 л.д. 108-109) подтверждает факт того, что фактическим поставщиком продукции в 2014-2015г.г. также являлось ООО «ЛИТ», а не ООО ПП «ЛИТ», отклоняется в силу следующего.

В период 2014-2015г.г. ООО «ЛИТ» не являлось стороной договора поставки с ПАО «Ижнефтемаш», не отражало реализацию товаров в адрес ПАО «Ижнефтемаш» в регистрах бухгалтерского учета, согласно акту сверки первые поставки продукции начались с 17.02.2016 (т. 17 л.д. 110-112).

В период 2014-2015г.г. ООО «ЛИТ» не имело реальной возможности осуществлять производство и поставку отливок, поскольку не оплачивало и не приобретало материалы, необходимые для изготовления отливок, электроэнергию и иные коммунальные ресурсы, в отличие от периода 2016 года (т. 17 л.д. 15-16). Данные обстоятельства подтверждаются анализом поставщиков ООО «ЛИТ», произведенным налоговым органом (т. 17 л.д. 15), показаниями Куреповой Е.В. (т. 7 л.д. 68-72), отзывами ООО «ЛИТ», признаны налоговым органом в письменных пояснениях от 18.12.2018 (т. 26 л.д. 8) и в решении налогового органа от 07.06.2018 № 07-03/5 (т.2 л.д. 32).

ООО «ЛИТ» подтвердило факт того, что оно не являлось производителем и поставщиком чугунных и стальных отливок в адрес ПАО «Ижнефтемаш» в спорный период 2014-2015г.г., не имело оборудования, необходимого для изготовления чугунных и стальных отливок, предоставило оборотно-сальдовые ведомости по счету 43 «Готовая продукция», из которых следует, что спорная продукция (отливки) не учитывалась ООО «ЛИТ» в составе готовой продукции и, соответственно, не могла быть реализована (т. 42 л.д. 28, 29-36, т. 41 л.д. 136-141). Данной организацией в спорный период 2014-2015г.г. осуществлялся иной вид деятельности, а именно: производство художественного литья, изготовление малых архитектурных форм. Данный довод подтверждают также документы, представленные налоговым органом (муниципальный контракт от 23.07.2014 и документация об аукционах, в которых принимало участие ООО «ЛИТ»).

ООО ПП «ЛИТ», напротив, согласно показаниям поставщика ИП Маева В.Ф. (т. 7 л.д. 64-55), показаниям Баженова Н.А. (т. 7 л.д. 80-82), Самуськова В.П. (т. 3 л.д. 24-27, т. 7 л.д. 112-117), данным выписки по операциям по расчетному счету приобретало и оплачивало лом чугунный, чушки, лом стальной, плитку чугунную, сливы чугунные, пресс-формы, ферроцерий, ферроникель, ферросилиций, формопесок, марганец, электроды, феррохром, иные добавки для литья, нефтепродукты, фанеру, иные материалы, транспортные услуги, электроэнергию, коммунальные услуги (т. 40 л.д. 88-135). Данные обстоятельства также отражены в решении налогового органа от 07.06.2018 № 07-03/5 (т. 2 л.д. 31).

Заявителем представлены документы, подтверждающие, что ООО ПП «ЛИТ» приобретало готовое литье у ПАО «Редуктор», которое в дальнейшем поставляло обществу (т. 45 л.д. 1-52).

Основными поставщиками материалов для ООО ПП «ЛИТ» согласно показаниям Самуськова В.П. и приложению к протоколу допроса (т. 7 л.д. 112-118), книгам покупок ООО ПП «ЛИТ», выписке по операциям по расчетному счету являлись ООО «Вторчермет НЛМК Восток»» г. Ижевск, ООО «Втормет» г. Ижевск, ООО «Кировчермет» г. Ижевск, ООО «Родонит», ООО «Ферро-Трейд» г. Екатеринбург».

Перечень поставщиков ООО «ПП «ЛИТ» установлен налоговым органом в ходе проверки (т. 17 л.д. 17, т. 40 л.д. 59-64).

В подтверждение реальности взаимоотношений и осуществления хозяйственной деятельности ООО ПП «ЛИТ» в проверяемый период заявитель представил запросы контрагентам данной организации и ответы на них (т. 41 л.д. 27-90, т. 44 л.д. 30-35, т. 45л.д. 1-29). Контрагенты, в частности, ООО ПП «Специндустрия» г. Ижевск, ООО «ПКП «Испытательный центр»
г. Челябинск, ООО «Уралхимпласт-Хюттенес Альбертус» г. Нижний Тагил, АО «ИРЗ» г. Ижевск, ООО «Воткинский ремонтный завод» г. Воткинск, ООО «Меркурий» г. Ижевск, ПАО «Редуктор» г. Ижевск подтвердили взаимоотношения с данной организаций, поставку продукции.

В подтверждение реальности операций заявителем в ходе налоговой проверки также представлена деловая переписка ООО ПП «ЛИТ», в т.ч заявки на продукцию, претензионные письма и ответы на претензии, уведомления о проводимых тендерах и об их результатах (т. 15 л.д. 72-131, т. 27 л.д. 3-50).

Обстоятельства, свидетельствующие о реальном осуществлении хозяйственной деятельности ООО ПП «ЛИТ», установлены судебными актами по делу №А71-15584/2018.

Довод ответчика о том, что между ПАО «Ижнефтемаш» и ООО ПП «ЛИТ» имеется взаимозависимость, не нашел своего подтверждения.

В качестве доказательства наличия взаимозависимости и согласованности действий налогоплательщика с группой компаний «ЛИТ» налоговый орган представил письмо ОПФР по УР от 02.04.2018 № 16-11/3087, согласно которому на основании трудовой книжки Самуськов В.П., 28.09.1947 г.р., в период с 04.10.1972 по 01.12.1989 работал на Ижевском заводе нефтяного машиностроения (последняя должность – заместитель главного инженера завода) (т. 9 л.д. 82).

Данные обстоятельства подтвердил также Самуськов В.П. (т. 3 л.д. 24-27).

Согласно показаниям Ванюхина Е.А. Самуськов В.П. работал на ОАО «Ижнефтемаш» до начала 90-х годов, потом уволился. Предложение поставлять литье поступило от него примерно в 2004г. Организация «ЛИТ» была одним из поставщиков-дублеров, но не была основным поставщиком (т. 8 л.д. 28-30). Суд отмечает, что с учетом периода создания в данном случае речь идет об иной (ранее созданной) организации ООО «ЛИТ».

Указанный период работы Самуськова В.П. на заводе «Ижнефтемаш» не позволяет сделать вывод о том, что на момент заключения договора от 03.07.2013, а также по состоянию на 2003 год, когда началось сотрудничество налогоплательщика с организациями, созданными Самуськовым В.П., Самуськов В.П. и ПАО «Ижнефтемаш» являлись взаимозависимыми лицами, и что Самуськов В.П. имел возможность оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок и определять действия налогоплательщика.

Какие-либо иные доказательства в подтверждение вывода о взаимозависимости инспекцией не представлены.

Довод налогового органа о согласованности действий ПАО «Ижнефтемаш» и ООО «ЛИТ», подтверждаемый, по мнению налогового органа, представлением заявителем документов о деятельности ООО «ЛИТ» и ООО ПП «ЛИТ» с возражениями на акт налоговой проверки и в ходе судебного разбирательства, судом отклоняется, поскольку данные действия свидетельствуют лишь о согласованности их позиций в споре с налоговым органом с целью защиты нарушенных прав и законных интересов ПАО «Ижнефтемаш».

Судом принят во внимание также довод заявителя и третьего лица, не опровергнутый налоговым органом, о том, что с учетом объемов реализации ООО ПП «ЛИТ» за 2013 год в размере 43 462 808 рублей и дохода ООО «ЛИТ» за 2013 год в размере 20 379 849 рублей при замене ООО ПП «ЛИТ» на ООО «ЛИТ» в качестве поставщика последнее утратило бы право на применение УСН в связи с превышением величины предельного размера доходов в целях применения УСН, установленного п. 4 ст. 346.13 НК РФ, и перешло на общую систему налогообложения с соответствующей обязанностью исчислять НДС с 2013 года (т. 40 л.д. 1-2, т. 41 л.д. 136-141, т. 42 л.д. 13-17). Налоговым органом данный довод налогоплательщика не опровергнут, доказательств обратного налоговым органом не представлено.

Налоговым органом не представлено доказательств и доводов относительно того, каким образом применение ООО «ЛИТ» УСН с учетом объема реализации товаров (работ, услуг) свидетельствует о получении ПАО «Ижнефтемаш» необоснованной налоговой выгоды по НДС.

Доводы налогового органа по существу сводятся к тому, что группой компаний «ЛИТ» создана схема по «дроблению бизнеса». Между тем, в ситуациях, когда налоговые органы по результатам проверок приходят к выводу о создании схемы по «дроблению бизнеса», вывод о подлежащей применению системе налогообложения для участников такой схемы и расчет налогов должен быть сделан с учетом консолидации доходов участников такой группы, что следует из п. 4 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.07.2018.

Применение налоговых последствий создания такой схемы по отношению к третьим лицам должно осуществляться с учетом наличия доказательств причастности данных лиц к созданию схемы и участию в ней.

Само по себе отсутствие у налогоплательщика счетов-фактур, оформленных от имени ООО «ЛИТ», которое, по мнению налогового органа, являлось реальным поставщиком продукции, при наличии счетов-фактур, выставленных ООО ПП «ЛИТ», не может являться основанием для отказа в предоставлении заявителю налоговых вычетов по НДС, поскольку доказательств участия налогоплательщика в организации хозяйственной деятельности внутри группы компаний «ЛИТ» и направленности такого способа организации деятельности на получение заявителем необоснованной налоговой выгоды по НДС налоговым органом не представлено.

Перераспределение персонала, производственных ресурсов внутри группы компаний «ЛИТ» в отсутствие признаков взаимозависимости и аффилированности с налогоплательщиком и доказательств его недобросовестности не может свидетельствовать о совершении ПАО «Ижнефтемаш» нарушения законодательства о налогах и сборах при приобретении у ООО ПП «ЛИТ» продукции, используемой в облагаемых НДС операциях.

В связи с изложенным, отклоняется довод налогового органа о создании налогоплательщиком с участием группы компаний «ЛИТ» схемы по получению необоснованной налоговой выгоды по НДС. Доказательств совершения обществом действий по умышленному искажению сведений о совершенных хозяйственных операциях в целях получения необоснованной налоговой выгоды по НДС налоговым органом не представлено.

Напротив, в решении (т. 2 л.д. 44, 53) налоговым органом сделан вывод о том, что именно работниками ООО «ЛИТ» формально оформлялся пакет документов от ООО ПП «ЛИТ» с целью создания возможности для возмещения заказчиком сумм НДС. Вывода об участии ПАО «Ижнефтемаш» в таком оформлении документов решение налогового органа не содержит.

Довод налогового органа о том, что в бюджете не сформирован источник для возмещения НДС в отношении ООО ПП «ЛИТ», отклоняется судом в связи со следующим.

В ходе налоговой проверки инспекцией проведены мероприятия налогового контроля в отношении ООО «Палладиум», налоговые вычеты по операциям с которым заявлены ООО ПП «ЛИТ» в книгах покупок за 2015 год.

Налоговым органом установлено, что основным видом деятельности ООО «Палладиум» по коду ОКВЭД является обработка отходов и лома цветных металлов, дополнительный вид деятельности – обработка отхода и ломов черных металлов. Перечисления денежных средств в адрес ООО «Палладиум» осуществлялись с назначением платежа: за плитку чугунную. Согласно данным расчетного счета основными поставщиками ООО «Палладиум» являются организации ООО «ВолгоВятПром», ООО «Триумф», ООО «Кировпром», ООО «Прометхинвест», которые осуществляют деятельность с высоким налоговым риском. Налоговым органом установлено перечисление денежных средств с расчетных счетов ООО «Триумф»,
ООО «Кировпром» на счета физических лиц.

Между тем, налоговым органом не представлено доказательств совершения указанными организациями нарушений законодательства о налогах и сборах в части исчисления НДС. Из решения налогового органа следует, что на долю поставщика ПАО «Ижнефтемаш» - ООО «Палладиум», доводы о высоком налоговом риске контрагентов (поставщиков) которого, т.е. контрагентов третьего звена, приходится лишь 27,3% от общего оборота денежных средств по расчетному счету ООО ПП «ЛИТ» (т. 2 л.д. 31). Денежные средства на счета физических лиц по договорам займов списывались с расчетных счетов организаций третьего звена (по цепочке ООО «Палладиум»). Доказательств наличия взаимоотношений ПАО «Ижнефтемаш» с физическими лицами, в пользу которых перечислялись денежные средства по договорам займа, налоговым органом не представлено, возврат займов физические лица подтвердили (т. 2 л.д. 39).

Доказательств, подтверждающих круговое движение денежных средств, возврат денежных средств налогоплательщику или взаимозависимым с ним лицам налоговым органом также не представлено.

В результате исследования выписки по расчетному счету ООО ПП «ЛИТ» за 2014-2016г.г. (т. 40 л.д. 88-135) в сопоставлении с данными анализа расчетного счета ООО ПП «ЛИТ» за 2014-2016г.г., составленного налоговым органом (т. 17 л.д. 6-9), судом установлено, что непосредственной связи между поступлением денежных средств от ПАО «Ижнефтемаш» и списанием денежных средств на расчетный счет ООО «Палладиум» не имеется.

Так, денежные средства от ПАО «Ижнефтемаш» начали поступать на расчетный счет ООО ПП «ЛИТ» 16 и 17 января 2014 года, первые же перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «Палладиум» произведены только 25.04.2014.

В 2016 году денежные средства от ПАО «Ижнефтемаш» перечисляются на расчетный счет ООО ПП «ЛИТ» в более поздние даты, чем ООО ПП «ЛИТ» перечисляет денежные средства на расчетный счет ООО «Палладиум» (т. 17 л.д. 9).

Преимущественно денежные средства, перечисленные ПАО «Ижнефтемаш», перечислялись ООО ПП «ЛИТ» за электроэнергию (например, операции от 16.01.2014, 20.03.2014, 30.04.2014, 23.05.2014, 20.06.2014, 15.10.2014), за лом (ООО «Мегамет», ООО «Кировчермет», ООО «Вторчермет НЛМК Восток»), материалы (в частности, ООО ТД «Метком», ООО «Гефест-металл», ООО «Ферро-Трейд», ООО «Торговый дом «Технические газы», ООО «Стройинвест», ЗАО «Ижторгометалл», ООО «Металлпромкомплект», ООО «Навигатор плюс», ООО ПКП «Испытательный центр», ООО «Уралхимпласт-Хюттенес-Альбертус»), в оплату налогов.

В силу ст. 57 Конституции Российской Федерации, п. 1 ст. 3 НК РФ, с учетом правовых позиций, содержащихся в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 № 329-О, п. 10 постановления Пленума ВАС РФ № 53, п. 31 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.02.2017, наличие у налогового органа определенного объема доказательств, подтверждающих, по мнению налогового органа, несоответствие лица, являющегося поставщиком, неисполнение поставщиками второго и более дальних звеньев по отношению к налогоплательщику обязанности по уплате налогов, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, само по себе не может являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров.

Реальность поставки товара, документально оформленной от имени спорного контрагента, использование товара в деятельности налогоплательщика для осуществления облагаемых НДС операций в соответствующих объемах налоговым органом не опровергнуты; налогоплательщиком, в свою очередь, представлены надлежащие документы в обоснование применения спорных вычетов по НДС.

Достаточных объективных доказательств совершения заявителем со спорным контрагентом действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды, налоговой инспекцией не представлено, согласованность действий налогоплательщика и его контрагента, направленных на минимизацию налоговых обязательств, не установлена, оснований, позволяющих усомниться в реальности хозяйственных отношений заявителя, не имеется. Наличие совокупности признаков, установленных Постановлением Пленума ВАС РФ № 53, позволяющих оценить деятельность заявителя как направленную на получение необоснованной налоговой выгоды, налоговым органом не доказано.

С учетом принципа экономического основания налогообложения, установленного п. 1, 3 ст. 3 НК РФ, отказ в налоговых вычетах заявителю, оплатившему продукцию, используемую в облагаемой НДС деятельности, в отсутствие доказательств его недобросовестности не будет отвечать действительному размеру его налоговых обязательств, исчисленному исходя из подлинного экономического содержания его деятельности.

В связи с вышеизложенным, суд приходит к выводу о незаконности решения от 07.06.2018 № 07-03/5 в части доначисления недоимки по НДС в размере 36 848 383 рубля, начисления соответствующих пеней и привлечения к ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ по взаимоотношениям с ООО ПП «ЛИТ».

В части операции по приобретению РИМ у ООО «БК Медиа» судом установлено следующее.

В 2015 году ПАО «Ижнефтемаш» включило в состав расходов по налогу на прибыль организаций стоимость услуг по размещению РИМ, оказанных ООО «БК Медиа», в размере 12 715 762,71 рубля, в 3 квартале 2015 года приняло к вычету предъявленный ООО «БК Медиа» по данной операции НДС в размере 2 099 784 рубля, в 4 квартале 2015 года - в размере 189 053,22 рубля (т. 2 л.д. 56).

В соответствии с пп. 6 п. 1 ст. 253 НК РФ расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя, в частности, прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией.

Согласно пп. 28 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на рекламу производимых (приобретенных) и (или) реализуемых товаров (работ, услуг), деятельности налогоплательщика, товарного знака и знака обслуживания, включая участие в выставках и ярмарках, с учетом положений пункта 4 настоящей статьи.

Абзацем 2 пункта 4 статьи 264 НК РФ установлено, что к расходам организации на рекламу в целях настоящей главы относятся, в частности, расходы на рекламные мероприятия через средства массовой информации (в том числе объявления в печати, передача по радио и телевидению), информационно-телекоммуникационные сети, при кино- и видеообслуживании.

Из положений абз. 5 п. 4 ст. 264 НК РФ, согласно которому расходы налогоплательщика на приобретение (изготовление) призов, вручаемых победителям розыгрышей таких призов во время проведения массовых рекламных кампаний, а также расходы на иные виды рекламы, не указанные в абзацах втором - четвертом настоящего пункта, осуществленные им в течение отчетного (налогового) периода, для целей налогообложения признаются в размере, не превышающем 1 процента выручки от реализации, определяемой в соответствии со статьей 249 настоящего Кодекса, следует, что расходы на рекламу, предусмотренные абзацем 2 п. 4 ст. ст. 264 НК РФ принимаются в полном размере фактически понесенных расходов.

Согласно п. 1, 5, 7 ст. 3 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» (далее - Закон о рекламе) реклама представляет собой информацию, распространенную любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованную неопределенному кругу лиц и направленную на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке; рекламодатель - изготовитель или продавец товара либо иное определившее объект рекламирования и (или) содержание рекламы лицо; рекламораспространитель - лицо, осуществляющее распространение рекламы любым способом, в любой форме и с использованием любых средств.

Из положений Закона о рекламе следует, что реклама может быть доведена до потребителя посредством размещения информации об объектах рекламирования в средствах массовой информации.

Согласно ст. 2 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» под средством массовой информации (далее - СМИ) понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием); под распространением продукции средства массовой информации понимаются продажа, подписка, доставка, раздача периодического печатного издания, аудио- или видеозаписи программы, вещание телеканала, радиоканала (телевизионное вещание, радиовещание), вещание телепрограммы, радиопрограммы в составе соответственно телеканала, радиоканала, демонстрация кинохроникальной программы, предоставление доступа к сетевому изданию, иные способы распространения; под телеканалом, радиоканалом понимается сформированная в соответствии с сеткой вещания (программой передач) и выходящая в свет (эфир) под постоянным наименованием (названием) и с установленной периодичностью совокупность теле-, радиопрограмм и (или) соответственно иных аудиовизуальных, звуковых сообщений и материалов. Правила, установленные настоящим Законом и другими законодательными актами Российской Федерации для телепрограммы, радиопрограммы, применяются в отношении телеканала, радиоканала, если иное не установлено настоящим Законом.

Распространение продукции средства массовой информации допускается только после того, как главным редактором дано разрешение на выход в свет (в эфир) (ст. 26 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации»).

Распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе (ст. 36 Закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации»).

В соответствии со ст. 12 Закона о рекламе рекламные материалы или их копии, в том числе все вносимые в них изменения, а также договоры на производство, размещение и распространение рекламы должны храниться в течение года со дня последнего распространения рекламы или со дня окончания сроков действия таких договоров, кроме документов, в отношении которых законодательством Российской Федерации установлено иное.

Из письма Минфина России от 06.09.2012 № 03-03-06/1/467 следует, что первичными документами, подтверждающими расходы на рекламу через эфирные средства массовой информации, могут быть:

- акты, подписанные организацией и рекламным агентством;

- эфирные справки при размещении рекламы на телевидении или радио.

Из материалов дела следует, что между ООО «БК Медиа» (Исполнителем) в лице генерального директора Глобы А.Г. и ОАО «Ижнефтемаш» (Заказчиком) в лице исполняющего обязанности исполнительного директора Стяжкина В.И, заключен договор от 08.07.2015 № 05/13/07/15 (т. 3 л.д. 94-98, т. 11 л.д. 52-59), в соответствии с п. 2.1 которого Заказчик поручает, а Исполнитель обязуется оказать Заказчику услуги по размещению РИМ – товарных брендов, предоставленных Заказчиком, в период, указанный в приложениях, которые являются неотъемлемой частью настоящего договора.

Услуги по размещению РИМ Заказчик оплачивает в объеме и в срок, указанный в настоящем договоре и дополнительных соглашениях (медиапланах) (п. 2.2 договора).

Согласно п. 3.1, 3.2. договора с целью размещения РИМ Заказчик направляет в адрес Исполнителя оформленную заявку, в которой указывается товарный бренд, подлежащий размещению, сроки и объемы размещения, хронометраж произведения (для видеорекламы). В случае согласия Исполнителя, а равно Заказчика на размещение РИМ в соответствии с параметрами, указанными в заявке, Стороны согласовывают условия размещения РИМ дополнительно в заявках (медиапланах), являющихся приложениями к настоящему договору. Форма заявки (медиаплана) – приложение № 1 к настоящему договору.

В соответствии с п. 3.3 договора для размещения РИМ Заказчик передает Исполнителю аудиовизуальные материалы, отвечающие техническим требованиям Исполнителя, записанные в системе PAL со сведенным звуком и выставленным тайм-кодом на видеокассетах формата Betacam SP или DVcam (далее «кассеты») не позднее, чем за 10 (Десять) рабочих дней до первого выхода в эфир.

При условии исполнения Заказчиком условий раздела 3 настоящего договора Исполнитель обеспечивает оказание Заказчику услуг по размещению РИМ, исходя из согласованного рекламного бюджета, в согласованные сроки и в согласованном объеме в соответствии с графиками размещения (медиапланом) (п. 4.1.2 договора).

По окончании оказания предусмотренных настоящим договором услуг Исполнитель предоставляет Заказчику по его требованию графики подтвержденных выходов, эфирные справки, заверенные Телеканалом, подтверждающие размещение РИМ (рекламы) (п. 4.1.4 договора).

Стоимость услуг по размещению РИМ, срок оплаты и вид носителей РИМ согласовываются Сторонами в Приложениях к настоящему договору (п. 5.1 договора).

Согласно п. 5.6 договора Исполнитель ежемесячно, не позднее 5-го числа месяца, следующего за отчетным (в котором оказывались услуги), направляет Заказчику акт об оказании услуг по размещению РИМ и счет-фактуру, при условии, что такие услуги в данном период оказывались.

В качестве подтверждения довода о согласовании договора с ООО «БК Медиа» должностными лицами ПАО «Ижнефтемаш», который был заявлен налогоплательщиком еще в возражениях на акт налоговой проверки, заявителем представлена копия последнего листа договора, на обратной стороне которого содержатся 4 подписи, а также расшифровка подписи: С.И. Кубынин. Из пояснений налогоплательщика следует, что договор был согласован директором по защите ресурсов Кубыниным С.И., начальником отдела реализации Сутягиным В.А., директором по продажам
Тетерущенко Д.В., финансовым директором Гриценко М.В. (т. 44 л.д. 176).

Факт представления налогоплательщиком данного листа согласования в ходе налоговой проверки и наличия у налогового органа информации о лицах, согласовавших договор, подтверждается показаниями Сутягина В.А. в протоколе допроса от 29.01.2018, на обозрение которому в ходе допроса инспектором представлялся лист согласования (т. 8 л.д. 109-111).

Кроме Сутягина В.А. иные сотрудники, согласовавшие договор, в ходе налоговой проверки допрошены не были (протоколы допроса в материалах проверки не содержатся), в связи с чем довод инспекции о том, что допрошенные в ходе проведения налоговой проверки свидетели не располагают информацией о заключении данного договора, судом отклоняется.

По обстоятельствам заключения указанного договора с ООО «БК Медиа» 28.05.2018 временно исполняющим обязанности нотариуса Широбоковой И.В. был допрошен Стяжкин В.И., в период отсутствия директора завода исполнявший обязанности исполнительного директора. Согласно его показаниям решение по выбору ООО «БК Медиа» в целях размещения рекламы принимало АО «Римера». После рекламной кампании в августе, когда ООО «БК Медиа» выполнило заказ, они направили отчеты в дирекцию, Гриценко Мария подписала акт выполненных работ и согласно договору произвела оплату. В ходе допроса Стяжкин В.И. подтвердил факт подписания им договора с ООО «БК Медиа», а также сообщил, что проект договора с ООО «БК Медиа» проходил через коммерческую дирекцию ПАО «Ижнефтемаш», а именно: Тетерущенко и Сутягина. Они же занимались утверждением ролика. Ролик Стяжкин В.И. видел примерно в конце июля. Ролик делала съемочная группа ООО «БК Медиа», данные для ролика давали Тетерущенко и Сутягин. Съемочную группу не видел, возможно, приезжала. Видеоматериалов про завод много. Но ролик был свежий, высокого качества (т. 3 л.д. 129-130).

К данному договору составлена и подписана сторонами договора заявка Заказчика № 1 (август) – приложение (медиаплан) (т. 3 л.д. 98, т. 11 л.д. 60). В соответствии с данной заявкой ОАО «Ижнефтемаш» поручает ООО «БК Медиа» разместить на телеканале «World Business Channel/Ворлд Бизнес Ченнэл» на территории РФ рекламно-информационные материалы, срок передачи материальных носителей записи - до 5 августа 2015 г. Медиаплан размещения в эфире телеканала «World Business Channel/Ворлд Бизнес Ченнэл» на август 2015 года приведен в виде таблицы с данными о датах и времени выхода блока рекламы, хронометража, стоимости, период размещения указан с 10.08.2015 по 31.08.2015, количество выходов в эфир- 499, общий хронометраж 14970 секунд, общая стоимость составляет 15 004 600 рублей, в т.ч. НДС – 2 288 837,29 рублей, хронометраж ролика – 30 сек., оплата производится на основании счета согласно договору № 05/13/07/15 от 08.07.2015.

В подтверждение факта оказания услуг ООО «БК Медиа» заявитель представил акт от 31.08.2015 № 716 на оказание услуг по размещению РИМ в эфире телеканала «World Business Channel/Ворлд Бизнес Ченнэл» согласно приложению № 1 к договору № 05/13/07/15 от 08.07.2015 в августе 2015 г. на сумму 15 004 600 руб., в т.ч. НДС 2 288 837,29 руб., подписанный от ООО «БК Медиа» генеральным директором Глобой А.Г., от имени ОАО «Ижнефтемаш» - директором по экономике и финансам Гриценко М.В. (т. 3 л.д. 118, т. 11 л.д. 61), счет-фактуру ООО «БК Медиа» от 31.08.2015 № 716 на сумму 15 004 600 руб. с выделением НДС в размере 2 288 837,29 руб. (т. 3 л.д. 119, т. 11 л.д. 62), копию эфирной справки от 31.08.2015 ООО «Смарт Ченнэл» (за период с 01.08.2015 по 31.08.2015) для ОАО «Ижнефтемаш», подписанной генеральным директором WBC Трубачевой О.А. и исполнителем Волковой Е.А., заверенную ООО «БК Медиа» (т. 3 л.д. 120-127, т. 11 л.д. 63-70).

Оплата оказанных услуг по счету от 28.07.2015 № 727 произведена заявителем в размере 15 004 600 рублей, что подтверждается платежным поручением от 29.07.2015 № 997594 (т. 3 л.д. 128, т. 11 л.д. 74).

Таким образом, подписавшее данный договор должностное лицо ПАО «Ижнефтемаш» подтвердило факт его заключения, факт перечисления денежных средств ПАО «Ижнефтемаш» в оплату услуг ответчиком не оспорен, иных лиц, которые согласовывали договор, налоговый орган не допрашивал.

Допрошенный 31.05.2018 нотариусом города Москвы Федорченко А.В. Глоба А.Г., являвшийся генеральным директором ООО «БК Медиа», сообщил, что АО «Ижнефтемаш» знакомо. В марте 2015 года между ООО «БК Медиа» и АО «Ижнефтемаш» был заключен договор на оказание рекламных услуг по размещению рекламы на канале WBC. Заключению договора с АО «Ижнефтемаш» предшествовал отбор компаний, который проводился АО «Римера», который был выигран ООО «БК Медиа», предложившей наиболее выгодные условия по проведению рекламной кампании. В марте 2015 года ООО «БК Медиа» принимало участие в конкурсе на проведение рекламной кампании ГК «Римера», объединяющей предприятия по производству оборудования и оказанию сервисных услуг для организаций топливно-энергетического комплекса. Взаимодействие происходило с руководителем службы безопасности АО «Римера» Казаковым В.В. В рамках заключенного договора были предоставлены услуги по размещению рекламно-информационных материалов на телеканале «World Business Channel». Специфика оказания таких услуг заключается в том, что крупнейшие игроки медийного рынка оптом скупают время на телеканалах и в дальнейшем перепродают его более мелким потребителям. По этой причине ООО «БК Медиа» был заключен договор на размещение рекламно-информационных материалов с компанией ООО «ПИ АР Классик», от которого ООО «БК Медиа» получало эфирные справки самого держателя лицензии телеканала «World Business Channel». ООО «БК Медиа» оказывало аналогичные услуги различным компаниям, в частности, для ЗАО «Пусковой элемент», ООО СК «СтройГрупп», ООО Страховая компания «Пари». От указанных контрагентов были предоставлены благодарственные письма в адрес АО «Римера». Опыт размещения рекламы на канале «World Business Channel» у ООО «БК Медиа» имелся. Прямой договор между ООО «БК Медиа» и ООО «Смарт Ченнэл» (владельцем телеканала «World Business Channel») не заключался, рекламное время приобреталось у оптовых покупателей рекламного времени. В рамках исполнения обязательств по договору от 08.07.2015 № 05/13/07/15 с АО «Ижнефтемаш» были составлены акты сдачи-приемки оказанных услуг, счет-фактура, медиаплан, эфирные справки. О ПАО «Ижнефтемаш» свидетелю известно, с указанной компанией ООО «БК Медиа» заключило договор на оказание рекламных услуг: размещение аудиовизуальных материалов о заводе на телеканале «World Business Channel». Договор с ПАО «Ижнефтемаш» был подписан лично Глобой А.Г. Ролик был изготовлен специалистами ООО «БК Медиа». Материалы для изготовления видеоролика были предоставлены АО «Римера». ООО «БК Медиа» оказывало услуги как для ЗАО «Римера», так и для ПАО «Ижнефтемаш». Договор на размещение рекламного видеоролика ПАО «Ижнефтемаш» был подписан непосредственно с ПАО «Ижнефтемаш». С ЗАО «Римера» ООО «БК Медиа» заключались самостоятельных договоры на размещение рекламных материалов про компанию ЗАО «Римера». В течение срока деятельности ООО «БК Медиа» в штате компании состояло 15-20 человек (т. 3 л.д. 131-133).

Показания Глобы А.Г. о размещении РИМ на телеканале «World Business Channel» в интересах ПАО «Ижнефтемаш» с привлечением третьего лица – ООО «ПИ АР Классик» подтверждаются данными по операциям по перечислению денежных средств. Так, 29.07.2015 на расчетный счет ООО «БК Медиа» поступили денежные средств от ОАО «Ижнефтемаш» в размере 15 004 600 рублей, 30.07.2015 ООО «БК Медиа» перечислило денежные средства в размере 14 929 577 руб. в адрес ООО «ПИ АР Классик» по договору от 16.09.2013 за размещение РИМ (т. 2 л.д. 56, т. 17 л.д. 14).

В свою очередь, ООО «ПИ АР Классик» 04.08.2015 перечислило денежные средств организациям ООО «Ай Пи Солюшенс» в размере 10 650 000 рублей, ООО «Сити» в размере 5 313 496,28 рублей за услуги по обеспечению размещения РИМ.

При этом суд отмечает, что составленный налоговым органом анализ расчетного счета ООО «Пи АР Классик» содержит выборочные сведения об операциях. Перечисление контрагентом четвертого звена - ООО «Регион Капитал» - в г. Грозный денежных средств в качестве выплаты микрозаймов физическим лицам не может свидетельствовать о получении ПАО «Ижнефтемаш» необоснованной налоговой выгоды, поскольку налоговым органом не представлено доказательств кругового движения денежных средств, возврата денежных средств заявителю или его аффилированным лицам.

В ответе на требование о предоставлении документов от 30.11.2017 № 23-14/196903, выставленное ИФНС № 15 по г. Москве на основании поручения налогового органа от 28.11.2017 № 07-52/3643 об истребовании документов, ООО «Смарт Ченнэл» сообщило, что размещение рекламных видеороликов на телеканале WBC было произведено на основании договоров, заключенных с ООО «Сфера», а также подтвердило, что размещение рекламного ролика ОАО «Ижнефтемаш» было произведено в августе 2015 года, что подтверждается эфирной справкой от 31.08.2015 (т. 11 л.д. 88-89).

Таким образом, исполнитель услуги по размещению РИМ ООО «БК Медиа» и организация, являющая владельцем телеканала (ООО «Смарт Ченнэл»), которая размещала рекламу, подтвердили факт заключения договора на размещение рекламы и факт размещения рекламы ПАО «Ижнефтемаш».

Довод налогового органа о двойном включении заявителем стоимости услуг по размещению РИМ в состав расходов, подлежащих учету при исчислении налога на прибыль, и вычета по НДС (в составе вознаграждения управляющей организации АО «Римера» и непосредственно по операции ПАО «Ижнефтемаш» с ООО «БК Медиа») подлежит отклонению в силу следующего.

Как следует из материалов дела, между заявителем и ЗАО «Римера» заключен договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ОАО «Ижнефтемаш» Управляющей организации от 01.11.2010 (далее – договор от 01.11.2010) (т. 3 л.д. 134-138) и дополнительные соглашения к нему (т. 3 л.д. 139-144).

Согласно п. 2.1 договора от 01.11.2010 Управляемая организация (ОАО «Ижнефтемаш») передает, а Управляющая организация (ЗАО «Римера») принимает и обязуется осуществлять полномочия единоличного исполнительного органа Управляемой организации, закрепленных действующим законодательством Российской Федерации, в порядке и на условиях, оговоренных настоящим договором.

В соответствии с пп. 3.2.15 договора от 01.11.2010 АО «Римера» обеспечивает продвижение на рынке продукции ПАО «Ижнефтемаш», включая рекламу и маркетинг, PR-акции и связи с общественностью.

Согласно п. 1 дополнительного соглашения от 21.01.2013 № 2 за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа по договору от 01.11.2010 Управляемая организация (ПАО «Ижнефтемаш») выплачивает Управляющей организации (ЗАО «Римера») ежемесячно вознаграждение в размере 2 596 000 рублей, в том числе НДС 18% - 396 000 рублей – за полномочия и обязанности управляющей компании.

В соответствии с п. 7.1 дополнительного соглашения от 20.03.2015 № 4 размер вознаграждения ЗАО «Римера» с 01.02.2015 утвержден в размере 5 867 432 руб., в т.ч. НДС 18%.

Как следует из решения налогового органа от 07.06.2018 № 07-03/5, за 2015 год на расходы за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа ПАО «Ижнефтемаш» было отнесено вознаграждений на сумму 56 463 000 руб. (т. 2 л.д. 55).

В связи с указанными обстоятельствами налоговым органом сделан вывод о том, что в проверяемом периоде расходы по оплате рекламных услуг для ОАО «Ижнефтемаш» возложены на ЗАО «Римера», и оплата этих обязанностей входит в сумму выплачиваемого ПАО «Ижнефтемаш» вознаграждения ЗАО «Римера» за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа.

Между тем, налоговым органом не учтено следующее.

Из письма АО «Римера» от 27.02.2018 № 040, направленного в ответ на требование о предоставлении документов (информации) ИФНС России № 10 по г. Москве от 09.02.2018 № 19-08-150215, следует, что в соответствии с договором от 01.11.2010 ЗАО «Римера» осуществляло размещение рекламных материалов в рамках том числе договора с ООО «БК Медиа» от 07.04.2015 № 03/13/03/15 на размещение рекламных материалов на телеканале «World Business Channel». Во исполнение пп. 3.2.15 договора от 01.11.2010 АО «Римера» оказывало ПАО «Ижнефтемаш» услуги в сфере внешних коммуникаций со СМИ в области рекламы: планирование внешних коммуникаций, взаимодействие со СМИ федерального уровня, медиапланирование, занимается подготовкой информационных материалов для федеральных СМИ, согласовывает коммуникацию ПАО «Ижнефтемаш» на региональном уровне. Отчеты об оказанных услугах в области связей с общественностью содержатся в ежеквартальных отчетах по договору от 01.11.2010. ЗАО «Римера» предоставило образцы видео рекламной продукции на CD диске.

Из данного письма АО «Римера» также следует, что договор от 07.04.2015 № 03/13/03/15 и документы по данному договору высылались АО «Римера» ранее в ответ на требование от 15.08.2017 № 139666 исходящим письмом от 06.09.2017 № 0362 (т. 11 л.д. 82-85).

Из письма АО «Римера» от 06.09.2017 № 0362 на требование ИФНС
№ 10 по г. Москве от 15.08.2017 № 139666 следует, что АО «Римера» предоставило в данный налоговый орган договор от 07.04.2015 № 03/13/03/15, дополнительное соглашение № 1, счета-фактуры и акты, в том числе от 30.06.2015 № 459, от 31.07.2015 № 534, от 31.08.2015 № 717, от 30.11.2015 № 1252, заявки заказчика, эфирную справку за 2015-2016г.г. на 136 листах, карточки счета 60 с ООО «БК Медиа» за 2015-2016г.г. (т. 44 л.д. 70-73).

Налоговый орган в решении подтвердил, что ИФНС № 10 по г. Москве сопроводительным письмом от 12.03.2018 № 124192 представило образцы видео рекламной продукции на CD диске: ролик об ОАО «Ижнефтемаш» хронометражем 30 секунд и ролик о предприятиях, входящих в ГК «Римера» хронометражем 2 минуты (т. 2 л.д. 58).

По запросу заявителя от 23.09.2019 (т. 44 л.д. 11) письмом от 04.09.2019 № 0431 (т. 44 л.д. 10) ЗАО «Римера» предоставило счета-фактуры и акты, составленные во исполнение договора от 07.04.2015 № 03/13/03/15, выписки из книги покупок по взаимоотношениям с ООО «БК Медиа» за 2, 3 кварталы 2015 года (т. 44 л.д. 12-19).

Копия договора от 07.04.2015 № 03/13/03/15 получена заявителем у ЗАО «Римера» на основании запроса от 10.09.2019 (т. 44 л.д. 51-60). Судом установлено, что данный договор имеет содержание, аналогичное содержанию договора, заключенного ООО «БК Медиа» с заявителем. Заказчиком по данному договору является ЗАО «Римера».

Счета-фактуры и акты от 30.06.2015 № 459 на суму 15 004 600 рублей, от 31.07.2015 № 534 на сумму 25 504 050 рублей, от 31.08.2015 № 717 на сумму 9 481 550 рублей выставлены ООО «БК Медиа» в адрес покупателя ЗАО «Римера». Стоимость услуг по счету-фактуре и акту от 31.08.2015 № 717 не совпадает с суммой акта и счета-фактуры от 31.08.2015 № 716, выставленных в адрес заявителя.

Кроме того, заявителем представлены приложение к договору от 07.04.2015 № 03/13/03/15 (медиаплан) на август 2015 года на сумму
9 481 550 рублей, в т.ч. НДС, и эфирная справка ООО «Смарт Ченнэл» от 31.08.2015 за август 2015 года, составленная для ЗАО «Римера». В результате исследования судом эфирных справок за август 2015 года, составленных ООО «Смарт Ченнэл» для ПАО «Ижнефтемаш» и для ЗАО «Римера», судом установлено, что совпадения по времени выхода рекламных роликов ЗАО «Римера» и ПАО «Ижнефтемаш» отсутствуют.

Судом исследован отчет ЗАО «Римера» по договору о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ОАО «Ижнефтемаш» Управляющей организации от 01.11.2010 за 3 квартал 2015 года (т. 10 л.д. 123-128). Из данного отчета, счета-фактуры от 31.08.2015 № У/Р 00000056 и акта от 31.08.2015 № У/Р 00000056 сдачи-приемки услуг за август 2015 года следует, что стоимость услуг ЗАО «Римера» за август 2015 года составляет 4 150 000 рублей, а также НДС – 747 000 рубля (без учета услуг в области НИОКР) (т. 10 л.д. 33-34). В состав услуг по управлению в части оказания услуг в области связей с общественностью входит: планирование коммуникационной активности, подготовка пресс-релизов, подготовка информационных материалов для корпоративного печатного издания, подготовка информационных материалов для электронного корпоративного издания, контроль информационного поля: подготовка и распространение ежедневных обзоров в СМИ, поддержание актуальности информации в сети Интернет. Из отчета не следует, что в состав услуг управления вошла стоимость услуг по размещению рекламы на телевидении.

Таким образом, налоговым органом не представлено доказательств, бесспорно подтверждающих, что заявитель дважды включил в состав расходов по налогу на прибыль организаций и вычетов по НДС стоимость услуги по размещению РИМ и налоговые вычеты НДС по взаимоотношениям с ООО «БК Медиа» по одной и той же услуге, оказанной ООО «БК Медиа». В отсутствие доказательств вывод налогового органа о двойном включении в налоговый учет одной и той же услуги является необоснованным, поскольку носит предположительный характер.

Доводы налогового органа об отсутствии экономического результата от размещения рекламы в связи с получением в 2016 году заявителем убытка от продаж и об отсутствии в составе бюджета заявителя на 2015 год расходов на размещение РИМ на телеканале отклоняются, поскольку размещение рекламы не может гарантировать получение прибыли и рост продаж, а планирование таких расходов в бюджете на отчетный период не является обязательным условием для признания расходов в налоговом учете и применения налоговых вычетов по НДС.

Кроме того, допрошенная в ходе проведения налоговой проверки Катаева В.Н., работавшая в 2015 году в ОАО «Ижнефтамаш» в должности начальника планово-экономического отдела, сообщила, что расходные операции по размещению РИМ в СМИ на «Ижнефтемаш» могут быть совершены сверх запланированного бюджета, решение может быть принято по согласованию с финансовым директором «Ижнефтемаш» либо по решению Управляющей компании; данные расходы относятся к расходам коммерческой дирекции (т. 8 л.д. 127-131).

Довод налогового органа об отсутствии экономической обоснованности данных расходов отклоняется в связи со следующим.

Налоговое законодательство Российской Федерации не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения налогоплательщиками финансово-хозяйственной деятельности.

Судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов. В силу принципа свободы экономической деятельности налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 № 320-О-П, Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24.02.2004 № 3-П). В связи с этим возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой (при уплате налогов в большем размере) не может являться основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, если соответствующая налоговая экономия получена в связи с осуществлением реальной хозяйственной деятельности (п. 4 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 Налогового кодекса Российской Федерации в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.07.2018).

Таким образом, решение налогового органа в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 2 543 153 рубля, НДС в размере 2 288 837 рублей, соответствующих пени, привлечения к налоговой ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ по взаимоотношениям с ООО «БК Медиа» является незаконным и нарушает права заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

Оспариваемым решением налогового органа ПАО «Ижнефтемаш» доначислен налог на прибыль организаций за 2014-2015 г.г. в размере 943 800 рублей, соответствующие пени, общество привлечено к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в связи с выводом налогового органа о неправомерном включении в состав косвенных расходов суммы вознаграждения за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа общества в области НИОКР, понесенных обществом за период с 01.01.2014 по 31.01.2015 в сумме 4 719 000 рублей по договору от 01.11.2010.

В соответствии с пп. 4, 6 п. 1 ст. 253 НК РФ расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя расходы на научные исследования и опытно-конструкторские разработки; прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией.

Согласно пп. 18, 19 п. 1 ст. 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на управление организацией или отдельными ее подразделениями, а также расходы на приобретение услуг по управлению организацией или ее отдельными подразделениями; расходы на услуги по предоставлению труда работников (персонала) сторонними организациями для участия в производственной деятельности, в том числе в управлении производством, выполнении иных функций, связанных с производством и (или) реализацией продукции (работ, услуг).

В соответствии с п. 1 ст. 272 НК РФ расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 - 320 настоящего Кодекса (в ред. Федерального закона от 29.05.2002 № 57-ФЗ).

Расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок. В случае, если сделка не содержит таких условий и связь между доходами и расходами не может быть определена четко или определяется косвенным путем, расходы распределяются налогоплательщиком самостоятельно.

Порядок определения суммы расходов на производство и реализацию установлен ст. 318 НК РФ.

Если налогоплательщик определяет доходы и расходы по методу начисления, расходы на производство и реализацию определяются с учетом положений настоящей статьи.

Для целей настоящей главы расходы на производство и реализацию, осуществленные в течение отчетного (налогового) периода, подразделяются на: прямые; косвенные.

К прямым расходам могут быть отнесены, в частности:

материальные затраты, определяемые в соответствии с подпунктами 1 и 4 пункта 1 статьи 254 настоящего Кодекса;

расходы на оплату труда персонала, участвующего в процессе производства товаров, выполнения работ, оказания услуг, а также расходы на обязательное пенсионное страхование, идущие на финансирование страховой и накопительной части трудовой пенсии на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, обязательное медицинское страхование, обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, начисленные на указанные суммы расходов на оплату труда (в ред. Федеральных законов от 29.05.2002 № 57-ФЗ, от 06.06.2005 № 58-ФЗ, от 24.07.2009 № 213-ФЗ);

суммы начисленной амортизации по основным средствам, используемым при производстве товаров, работ, услуг.

К косвенным расходам относятся все иные суммы расходов, за исключением внереализационных расходов, определяемых в соответствии со статьей 265 настоящего Кодекса, осуществляемых налогоплательщиком в течение отчетного (налогового) периода.

Налогоплательщик самостоятельно определяет в учетной политике для целей налогообложения перечень прямых расходов, связанных с производством товаров (выполнением работ, оказанием услуг) (п. 1 ст. 318 НК РФ).

При этом сумма косвенных расходов на производство и реализацию, осуществленных в отчетном (налоговом) периоде, в полном объеме относится к расходам текущего отчетного (налогового) периода с учетом требований, предусмотренных настоящим Кодексом. В аналогичном порядке включаются в расходы текущего периода внереализационные расходы.

Прямые расходы относятся к расходам текущего отчетного (налогового) периода по мере реализации продукции, работ, услуг, в стоимости которых они учтены в соответствии со статьей 319 настоящего Кодекса (п. 2 ст. 318 НК РФ).

Статьей 262 НК РФ установлено, что расходами на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки признаются расходы, относящиеся к созданию новой или усовершенствованию производимой продукции (товаров, работ, услуг), к созданию новых или усовершенствованию применяемых технологий, методов организации производства и управления (п. 1).

В соответствии с п. 2 ст. 262 НК РФ (в ред. Федерального закона от 07.06.2011 № 132-ФЗ) к расходам на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки относятся:

1) суммы амортизации по основным средствам и нематериальным активам (за исключением зданий и сооружений), используемым для выполнения научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок, начисленные в соответствии с настоящей главой за период, определяемый как количество полных календарных месяцев, в течение которых указанные основные средства и нематериальные активы использовались исключительно для выполнения научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок;

2) суммы расходов на оплату труда работников, участвующих в выполнении научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок, предусмотренных пунктами 1, 3, 16 и 21 части второй статьи 255 настоящего Кодекса, за период выполнения этими работниками научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок;

3) материальные расходы, предусмотренные подпунктами 1 - 3 и 5 пункта 1 статьи 254 настоящего Кодекса, непосредственно связанные с выполнением научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок;

4) другие расходы, непосредственно связанные с выполнением научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок, в сумме не более 75 процентов суммы расходов на оплату труда, указанных в подпункте 2 настоящего пункта;

5) стоимость работ по договорам на выполнение научно-исследовательских работ, договорам на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ - для налогоплательщика, выступающего в качестве заказчика научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок;

6) отчисления на формирование фондов поддержки научной, научно-технической и инновационной деятельности, созданных в соответствии с Федеральным законом «О науке и государственной научно-технической политике», в сумме не более 1,5 процента доходов от реализации, определяемых в соответствии со статьей 249 настоящего Кодекса.

Если работники, указанные в подпункте 2 пункта 2 настоящей статьи, в период выполнения научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок привлекались для осуществления иной деятельности налогоплательщика, не связанной с выполнением научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок, расходами на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки признаются соответствующие суммы расходов на оплату труда указанных работников пропорционально времени, в течение которого эти работники привлекались для выполнения научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок (п. 3 ст. 262 НК РФ).

В соответствии с п. 4 ст. 262 НК РФ расходы налогоплательщика на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки, предусмотренные подпунктами 1 - 5 пункта 2 настоящей статьи, признаются для целей налогообложения независимо от результата соответствующих научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок в порядке, предусмотренном настоящей статьей, после завершения этих исследований или разработок (отдельных этапов работ) и (или) подписания сторонами акта сдачи-приемки.

Налогоплательщик вправе включать расходы на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки в состав прочих расходов в том отчетном (налоговом) периоде, в котором завершены такие исследования или разработки (отдельные этапы работ), если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Приказом Минфина России от 19.11.2002 № 115н утверждено Положение по бухгалтерскому учету «Учет расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские и технологические работы» ПБУ 17/02» (далее - ПБУ 17/02).

Согласно п. 5 ПБУ 17/02 в бухгалтерском учете информация о расходах на НИОКР отражается в качестве вложений во внеоборотные активы. Аналитический учет расходов по научно-исследовательским, опытно-конструкторским и технологическим работам ведется обособленно по видам работ, договорам (заказам).

Согласно п. 6 ПБУ 17/02 единицей бухгалтерского учета расходов по научно-исследовательским, опытно-конструкторским и технологическим работам является инвентарный объект. Инвентарным объектом для целей настоящего Положения считается совокупность расходов по выполненной работе, результаты которой самостоятельно используются в производстве продукции (выполнении работ, оказании услуг) или для управленческих нужд организации.

К расходам по научно-исследовательским, опытно-конструкторским и технологическим работам относятся все фактические расходы, связанные с выполнением указанных работ.

В состав расходов при выполнении научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ включаются:

стоимость материально-производственных запасов и услуг сторонних организаций и лиц, используемых при выполнении указанных работ;

затраты на заработную плату и другие выплаты работникам, непосредственно занятым при выполнении указанных работ по трудовому договору;

отчисления на социальные нужды (в т.ч. единый социальный налог);

стоимость спецоборудования и специальной оснастки, предназначенных для использования в качестве объектов испытаний и исследований;

амортизация объектов основных средств и нематериальных активов, используемых при выполнении указанных работ;

затраты на содержание и эксплуатацию научно-исследовательского оборудования, установок и сооружений, других объектов основных средств и иного имущества;

общехозяйственные расходы, в случае если они непосредственно связаны с выполнением данных работ;

прочие расходы, непосредственно связанные с выполнением научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, включая расходы по проведению испытаний (п. 9 ПБУ 17/02).

Расходы по научно-исследовательским, опытно-конструкторским и технологическим работам подлежат списанию на расходы по обычным видам деятельности с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором было начато фактическое применение полученных результатов от выполнения указанных работ в производстве продукции (выполнении работ, оказании услуг).

В соответствии с Планом счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкцией по его применению, утвержденных приказом Минфина России от 31.10.2000 № 94н, счет 08 «Вложения во внеоборотные активы» предназначен для обобщения информации о затратах организации в объекты, которые впоследствии будут приняты к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, земельных участков и объектов природопользования, нематериальных активов, а также о затратах организации по формированию основного стада продуктивного и рабочего скота (кроме птицы, пушных зверей, кроликов, семей пчел, служебных собак, подопытных животных, которые учитываются в составе средств в обороте). К счету 08 «Вложения во внеоборотные активы» может быть открыт в том числе субсчет 08-8 «Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ». На субсчете 08-8 «Выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ» учитываются расходы, связанные с выполнением научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ.

Пунктами 2.10 Положения об учетной политике на 2014 год и Положения об учетной политике на 2015 год ПАО «Ижнефтмаш» установлены особенности признания прочих расходов: расходы на НИОКР (т. 9 л.д. 95-96).

Согласно подп. 2.10.1 Положения об учетной политике на 2014 год и Положения об учетной политике на 2015 год первоначальную стоимость объекта (вида) НИОКР определять по стоимости фактических расходов на основе данных бухгалтерского учета. Подпунктами 2.10.2 учетной политики на 2014 год и учетной политики на 2015 год установлено, что в качестве расходов на НИОКР следует учитывать следующие расходы:

суммы амортизации по основным средствам и нематериальным активам (за исключением зданий и сооружений), используемым исключительно для выполнения научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок;

суммы расходов на оплату труда работников, участвующих в выполнении научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок, предусмотренных пунктами 1, 3, 16 и 21 части второй статьи 255 НК РФ, за период выполнения этими работниками научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок;

материальные расходы, предусмотренные подпунктами 1 - 3 и 5 пункта 1 статьи 254 НК РФ, непосредственно связанные с выполнением научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок;

другие расходы, непосредственно связанные с выполнением научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок, в сумме не более 75 процентов суммы расходов на оплату труда;

стоимость работ по договорам на выполнение научно-исследовательских работ, договорам на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ.

Согласно пп. 2.10.3 Положения об учетной политике на 2014 год и Положения об учетной политике на 2015 год после завершения исследований или разработок (отдельных этапов работ) и (или) подписания сторонами акта сдачи-приемки расходы на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки, признаются для целей налогообложения независимо от результата соответствующих научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок в том отчетном (налоговом) периоде, в котором завершены такие исследования или разработки (отдельные этапы работ).

Расходы, непосредственно связанные с выполнением научных исследований и (или) опытно-конструкторских разработок, в части, превышающей 75 процентов суммы расходов на оплату труда, включаются в состав прочих расходов в отчетном (налоговом) периоде, в котором завершены такие исследования или разработки (отдельные этапы работ).

В соответствии с решением внеочередного общего собрания акционеров ОАО «Ижнефтемаш» от 06.10.2010 и протоколом Совета директоров ОАО «Ижнефтемаш» от 29.10.2010 между ОАО «Ижнефтемаш» (Обществом, Управляемой организацией) и ЗАО «Римера» (Управляющей организацией) заключен договор от 01.11.2010 сроком на 5 лет, пунктом 2.1 которого установлено, что Управляемая организация передает, а Управляющая организация принимает и обязуется осуществлять полномочия единоличного исполнительного органа Управляемой организации, закрепленных действующим законодательством Российской Федерации, в порядке и на условиях, оговоренных настоящим Договором. В соответствии с п. 7.1 договора от 01.11.2010 за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа Общества по Договору Общество выплачивает Управляющей организации вознаграждение, размер которого определяется в дополнительных соглашениях к настоящему Договору. Пунктом 7.2. договора от 01.11.2010 установлено, что ежеквартально, в течение 5 (пяти) рабочих дней после окончания очередного отчетного периода Управляющая организация направляет Обществу Отчет об оказанных в отчетном периоде услугах, счет на оплату за оказанные в отчетном периоде по Договору услуги и Акт приема-передачи оказанных в отчетном периоде услуг. В течение 5 (пяти) дней по окончании каждого отчетного периода Управляющая компания обязана направить Отчет об оказанных в Отчетном периоде услугах в Совет директоров Общества в лице председателя Совета директоров. Для целей настоящего Договора Стороны определили, что отчетным периодом является календарный квартал (т. 3 л.д. 134-138 т. 9 л.д. 83-88).

Дополнительным соглашением от 21.01.2013 № 2 к договору от 01.11.2010 установлено, что с 01.01.2013 за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа Общества по договору от 01.11.2010 Управляемая организация выплачивает Управляющей организации ежемесячно (далее по тексту – отчетный период) вознаграждение в размере 2 596 000 рублей 00 копеек, в том числе НДС 18% - 396 000 рублей (т. 3 л.д. 140, т. 9 л.д. 90).

Дополнительным соглашением от 21.01.2014 № 3 к договору от 01.11.2010 пункт 3.2 договора от 01.10.2010, устанавливающий права и обязанности Управляющей организации, дополнен подпунктами 3.2.23-3.2.25 следующего содержания: Управляющая организация осуществляет управление Обществом в сфере научно-исследовательской, опытно-конструкторской, технологической деятельности; осуществляет поиск и систематизацию запатентованных изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, содействие в оформлении прав на созданную Обществом интеллектуальную собственность; разработка централизованных решений, управление ИТ проектами управляемых обществ, политиками доступа к информационным ресурсам. Условия настоящего дополнительного соглашения распространяются на правоотношения сторон, возникшие с 01 января 2014 г. (т. 3 л.д. 141, т. 9 л.д. 91).

Дополнительным соглашением от 20.03.2015 № 4 к договору от 01.11.2010 установлено, что размер вознаграждения Управляющей организации за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа Общества с 01 февраля 2015г. составляет 5 867 432-00 рубля (в том числе НДС (18%) – 895 032-00 руб.). Указанное вознаграждение включает сумму в размере 970 432-00 рубля (в том числе НДС – 148 032-00 руб.) за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа Общества в области НИОКР. Ежеквартально Управляющая организация направляет Обществу Отчет об оказанных в Отчетном периоде услугах; ежемесячно в течение 5 (пяти) рабочих дней после окончания расчетного месяца Управляющая организация направляет Обществу счет на оплату за оказанные в расчетном месяце услуги и акт приема-передачи оказанных в Расчетном месяце услуг (т. 3 л.д. 142-143, т. 9 л.д. 92-93).

Дополнительным соглашением от 20.07.2015 № 5 к договору от 01.11.2010 в соответствии с решением годового общего собрания акционеров ОАО «Ижнефтемаш» от 24.06.2015 срок действия договора от 01.10.2011 продлен с 01.11.2015 на три года (т. 3 л.д. 144, т. 9 л.д. 94).

Из указанных дополнительных соглашений следует, что с 01.01.2014 в обязанности Управляющей организации ЗАО «Римера» включено оказание услуг по управлению обществом в области НИОКР. Между тем, стоимость данных услуг была выделена отдельно из общей стоимости вознаграждения только с 01.02.2015. При этом с 01.02.2015 перечень прав и обязанностей Управляющей организации по сравнению с 2014 годом не изменился, новые виды услуг в сфере НИКОР не были включены в договор. Таким образом, в период 2014-2016г.г. ЗАО «Римера» должно было оказывать один и тот же перечень услуг в рамках оказания услуг по управлению.

Из письма ПАО «Ижнефтемаш» от 26.07.2017 № ИНМ-04-60-06/170 в ответ на требование налогового органа следует, что инициаторами заключения со стороны ОАО «Ижнефтемаш» дополнительных соглашений № 3, 4 по договору от 01.11.2010 являлись Председатели Совета директоров ОАО «Ижнефтемаш», действовавшие на момент заключения дополнительных соглашений: № 3 - Наумова О.В., № 4 - Волошин Д.А. Отделом бухучета ОАО «Ижнефтемаш» указанные дополнительные соглашения получены по почте от ЗАО «Римера». С 01.01.2014 необходимость управления ОАО «Ижнефтемаш» в сфере НИОКР возникла в связи с увеличением централизации функций управления и контроля со стороны Управляющей организации за деятельностью управляемых предприятий, разработкой и внедрением крупных проектов НИОКР в 2014-2016г.г., в целом увеличением их количества, что подтверждается карточкой счета 08.08. за 2014, 2015, 2016 г.г. Причина увеличения вознаграждения по договору от 01.11.2010 - в увеличении функций управления и контроля со стороны Управляющей организации. Подтверждающими документами с расчетами сумм вознаграждения являются ежеквартальные отчеты по услугам управления и CD диски к квартальным отчетам с расшифровкой оказанных услуг по управлению. Перечень функциональных обязанностей и полномочий сотрудников Управляющей организации, выполняемых при оказании услуг по договору управления, приведен в ежеквартальных отчетах по услугам управления (т. 9 л.д. 24-41).

В ответе на требование налогового органа от 26.09.2017 № 07-63/1037-9 (письмо от 10.10.2017 № ИНМ-04-60-06/216) общество указало, что в проверяемый период руководство по управлению в сфере НИОКР осуществлял директор Центра исследований и разработок (далее - ЦИиР) ЗАО «Римера» Сибирев С.В. В обязанности по управлению в сфере НИКОР включено сопровождение технической службы ИНМ в процессе разработки проектов, регистрация патентов в государственных органах в г. Москве, переговоры с государственными органами по стратегии развития инвестиционных проектов ИНМ, формирование бюджетов капитальных вложений по инвестиционным проектам, отслеживание их выполнения по схеме план-факт, оформление протоколов совещаний бюджетно-инвестиционного комитета и контроль их исполнения (т. 9 л.д. 44-48).

В подтверждение факта оказания услуг в проверяемый период ЗАО «Римера» ежемесячно выставлялись счета-фактуры, а сторонами подписывались акты сдачи-приемки услуг за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа общества (т. 9 л.д. 139-150, т. 10 л.д. 1-82).

При этом в актах и счетах-фактурах, начиная с февраля 2015 года, отдельной строкой выделялась стоимость услуг за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа в области НИОКР в размере 970 432 рубля (с учетом НДС), без НДС – 822 400 рублей (т. 10 л.д. 15-82).

Расходы на выплату вознаграждения ЗАО «Римера» за период с 01.01.2014 по 31.01.2015 в полном объеме относились обществом на счет 26 «Общехозяйственные расходы» и учитывались при исчислении налога на прибыль организаций, расчет сумм вознаграждения в области НИОКР из общей суммы вознаграждения ЗАО «Римера» не производился, что подтверждается письмом общества от 15.03.2018 № ИНМ-04-60/0296 на требование налогового органа от 26.02.2018 № 07-63/1037-16 (т. 13 л.д. 3) и карточкой счета 26.02 (т. 13 л.д. 5-123).

Начиная с февраля 2015 года, суммы вознаграждений за выполнение полномочий в области НИОКР налогоплательщик отражал по дебету счета 08.08 в сумме 822 400 рублей ежемесячно (без учета НДС), всего за 2015 год в дебет счета 08.08 списано 9 046 400 рублей, за 2016 год – 9 868 800 рублей (т. 2 л.д. 83-84, т. 19-21, 24, 25).

Всего за проверяемый период на расходы за выполнение полномочий единоличного исполнительного органа общества на счет 26 «Общехозяйственные расходы» было отнесено вознаграждений на сумму: за 2014 год – 31 152 000 рублей, за 2015 год – 56 463 000 рублей, за 2016 год – 58 764 000 рублей.

Начиная с февраля 2015 года, к актам сдачи-приемки услуг ЦИиР ЗАО «Римера» составлялись и утверждались документы о распределении услуг ЦИиР в процентом отношении по темам НИОКР для ОАО «Ижнефтемаш» (т. 10 л.д. 17, 23, 26, 29, 32, 35, 38, 41, 47, 56, 53, 56, 59, 62, 65, 68, 71, 74, 77, 80, 83, т. 11 л.д. 129-140). Данные документы подписаны сотрудниками ЦИиР ЗАО «Римера»: начальником отдела технического маркетинга ЦИиР Сабировым А.А., начальником отдела разработки ЦИиР Трулевым А.В., директором ЦИиР Сибиревым С.В., исполнителем является специалист по планированию и контролю за исполнением проектов Ершова Л.Д.

В письме от 06.02.2018 № 0927 на требование от 18.01.2018 № 19-08/148728 АО «Римера» сообщило, что работы по управлению ПАО «Ижнефтемаш» в области НИОКР в период с 01.01.2014 по 20.03.2015 осуществлялись сотрудниками ЦИиР. Перечень и количество часов затраченного времени занятых сотрудников указаны в отчетах ЗАО «Римера» по договору от 01.11.2010 (т. 11 л.д. 97-102).

В подтверждение факта оказания услуг по договору от 01.11.2010 ЗАО «Римера» письмом от 14.04.2017 № 0150 по требованию ИФНС России № 10 по г. Москве от 04.04.2017 № 19-08/13197 (т. 11 л.д. 117-118) представлены квартальные отчеты ЗАО «Римера» по договору от 01.11.2010 за 2014-2016 г.г. (т. 10 л.д. 84-150, т. 11 л.д. 1-9), подписанные ЗАО «Римера» и заявителем. Кроме того, представлены отчеты о предоставлении консультационных услуг ЦИиР ЗАО «Римера» (т. 9 л.д. 97-134).

Во всех отчетах ЗАО «Римера» по договору от 01.11.2010 за
2014-2016 г.г. отражено оказание услуг в области НИОКР (пункт 11) (т. 10 л.д. 84-150, т. 11 л.д. 1-9).

При этом судом установлено, что в отчетах за 1-3 кварталы 2014 года в составе п. 11 «Услуги в области НИОКР» выделены следующие подпункты: «Мониторинг научно-исследовательской, опытно-конструкторской, технологической деятельности», «Поиск и систематизация запатентованных изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, содействие в оформлении прав на созданную интеллектуальную собственность».

В отчете за 4 квартал 2014 года в п. 11 «Услуги в области НИОКР» в дополнение к вышеуказанным подпунктам приведены пункты: «Организация разработки новых образцов оборудования (его отдельных элементов и узлов), ведение научных поисков и научных разработок в целях получения новых видов оборудования для добычи нефти», «Конструкторское и расчетное сопровождение изготовления и испытания новых разработанных образцов оборудования, его отдельных элементов и узлов» (т. 11 л.д. 6).

В состав отчетов входят списки сотрудников ЗАО «Римера» с указанием должностей и часов работы по табелю и для управляемой организации.

Судом установлено, что в отчетах за 1, 2 кварталы 2014 года отражены сведения об отработке часов для управляемой организации сотрудниками ЦИиР Сабировым А.А., Сибиревым С.В., а также ведущим инженером-конструктором Баландинским Б.Б., инженером по научно-технической информации Волосевичем С.В., специалистом по планированию и контролю за исполнением проектов Ершовой Л.Д., инженером-конструктором по газосепараторам группы проектирования степеней Гутниковым К.Ю. (т. 10 л.д. 137-139, 144-147).

В отчете за 3квартал 2014 года отражены сведения об отработке часов для управляемой организации сотрудниками ЦИиР Сабировым А.А., Сибиревым С.В., а также ведущим инженером-конструктором Баландинским Б.Б., инженером по научно-технической информации Волосевичем С.В., специалистом по планированию и контролю за исполнением проектов Ершовой Л.Д., ведущим инженером по расчетам и моделированию группы проектирования ступеней Гутниковым К.Ю., главным конструктором проекта группы конструирования Леоновым В.В. (т. 11 л.д. 1-3).

В отчете за 4 квартал 2014 года отражены сведения об отработке часов для управляемой организации сотрудниками ЦИиР Сабировым А.А., Сибиревым С.В., а также специалистом по планированию и контролю за исполнением проектов Ершовой Л.Д., ведущим инженером-конструктором Макрушиным Г.М., главным конструктором проекта группы конструирования Леоновым В.В. (т. 11 л.д. 8).

В отчете за 1 квартал 2015 года в составе п. 11 «Услуги в области НИОКР» выделены следующие подпункты: «Мониторинг научно-исследовательской, опытно-конструкторской, технологической деятельности», «Поиск и систематизация запатентованных изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, содействие в оформлении прав на созданную интеллектуальную собственность», т.е. его содержание в части описания работ аналогично отчетам за 1-3 кварталы 2014 года.

В разделе отчета за 1 квартал 2015 года со списком работников отражены сведения об отработке часов для управляемой организации, в том числе за январь 2015 года, сотрудниками ЦИиР Сабировым А.А.,
Сибиревым С.В., а также специалистом по планированию и контролю за исполнением проектов Ершовой Л.Д., инженером по научно-технической информации Черняком С.В., ведущим инженером-конструктором Макрушиным Г.М., главным конструктором проекта группы конструирования Леоновым В.В.(т. 10 л.д. 112-115).

В отчетах за 2-4 кварталы 2015 года, 1-4 кварталы 2016 года в состав подпунктов п. 11 «Услуги в области НИОКР» входят: «Мониторинг научно-исследовательской, опытно-конструкторской, технологической деятельности», «Поиск и систематизация запатентованных изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, содействие в оформлении прав на созданную интеллектуальную собственность», «Конструкторское и расчетное сопровождение изготовления и испытания новых разработанных образцов оборудования, его отдельных элементов и узлов».

В разделе отчета за 2 квартал 2015 года со списком работников отражены сведения об отработке часов для управляемой организации сотрудниками ЦИиР Сабировым А.А., Сибиревым С.В., а также специалистом по планированию и контролю за исполнением проектов Ершовой Л.Д., инженером по научно-технической информации Черняком С.В., главным специалистом группы проектирования ступеней Макрушиным Г.М., главным конструктором проекта группы конструирования Леоновым В.В.(т. 11 л.д. 120-122).

В разделе отчетов за 3, 4 кварталы 2015 года со списком работников отражены сведения об отработке часов для управляемой организации сотрудниками ЦИиР Сабировым А.А., Сибиревым С.В., Трулевым А.В., а также специалистом по планированию и контролю за исполнением проектов Ершовой Л.Д., инженером по научно-технической информации Черняком С.В., главным специалистом группы проектирования ступеней Макрушиным Г.М., ведущим специалистом группы проектирования ступеней Асеевым В.И., ведущим инженером-конструктором Модниковым К.И., главным конструктором проекта группы конструирования Леоновым В.В.(т. 11 л.д. 125-128, 131-134).

В разделе отчетов за 1-4 кварталы 2016 года со списком работников отражены сведения об отработке часов для управляемой организации сотрудниками ЦИиР Сабировым А.А., Сибиревым С.В., Трулевым А.В., а также ведущим инженером группы проектирования ступеней Асеевым В.И., специалистом по планированию и контролю за исполнением проектов Ершовой Л.Д., ведущим инженером-конструктором группы проектирования ступеней Галактионовым Н.О., главным конструктором проекта группы конструирования Леоновым В.В., начальником группы конструирования Логиновым В.Ф., начальником группы проектирования ступеней Ложкиной И.Н., главным специалистом группы проектирования ступеней Макрушиным Г.М., инженером по научно-технической информации Черняком С.В., ведущим инженером-конструктором гидрозащитной группы конструирования Шестаковой С.Б. (т. 11 л.д. 87-91, 94-96, 99-101, 104-108).

Данными отчетами, составленными и подписанными ЗАО «Римера», подтверждается факт оказания услуг в области НИОКР сотрудниками ЗАО «Римера» в рамках исполнения обязательств по договору от 01.11.2010, в том числе в 2014 году и в январе 2015 года. Стоимость услуг в области НИОКР в отчетах за 1-4 кварталы 2014 год и в отчете за 1 квартал 2015 года (за январь 2015 года) не отражалась отдельной строкой в отличие от остальных периодов.

При этом суд отмечает, что в отчете за 4 квартал 2014 года указано выполнение работ по организации разработки новых образцов оборудования (его отдельных элементов и узлов), ведению научных поисков и научных разработок в целях получения новых видов оборудования для добычи нефти, конструкторскому и расчетному сопровождению изготовления и испытания новых разработанных образцов оборудования, его отдельных элементов и узлов (т. 11 л.д. 6), в связи с чем к отчетам об оказании консультационных услуг ЦИиР ЗАО «Римера» (т. 9) и, в частности, к отчету за 4 квартал 2014 года, в котором не отражены данные виды работ, суд относится критически. Суд также отмечает, что отчеты об оказании консультационных услуг ЦИиР ЗАО «Римера» за спорные периоды (1-4 кварталы 2014 года, 1 квартал 2015 года) не подписаны со стороны ЗАО «Римера» (т. 9).

По поручению налогового органа от 17.01.2018 № 0-53/67 об истребовании документов (информации) ИФНС России № 10 по г. Москве у ЗАО «Римера» истребованы документы и информация в части оказания услуг по договору от 01.10.2011 в области НИОКР (т. 11 л.д. 97-140). С письмом от 06.02.2018 № 0927 на требование ИФНС России № 10 по г. Москве от 18.01.2018№ 19-08/148729 ЗАО «Римера» представило перечни проектов плана НИОКР ОАО «Ижнефтемаш» на 2014 год, на 2015 год, на 2016 год, утвержденные ЦИиР ЗАО «Римера» (т. 11 л.д. 100-102, 121-122).

Из перечня проектов плана НИОКР на 2014 год, подписанного начальником бюро новой техники ОАО «Ижнефтемаш» Бухариным Е.В., главным конструктором ОАО «Ижнефтемаш» Седовым А.С., начальником отдела технического маркетинга ЦИиР ЗАО «Римера» Сабировым А.А., начальником отдела разработки ЦИиР ЗАО «Римера» Трулевым А.В., утвержденного директором ЦИиР ЗАО «Римера» Сибиревым А.А., следует, что в план НИОКР на 2014 год включены следующие проекты:

- ВТМО – Внедрение технологии высокотемпературной термомеханической обработки – термокалибровки труб и прутков (номер проекта ИНМ0113-22), дата начала работ по проекту – 28.11.2012, планируемая дата завершения проекта – 15.08.2014, проект открыт КРП № 22 от 11.12.12г., в примечаниях указано: «Изготовление опытной исследовательской установки»;

- разработка УПЭГП с нерегулируемым объемным гидроприводом (проект № 2.1), дата начала работ по проекту – 20.03.2013, планируемая дата завершения проекта – 30.12.2014, проект открыт КРП № 23 от 20.03.13г., в примечаниях указано: «Совместный проект с ОАО «АЛНАС»;

- разработка установки для одновременно-раздельной эксплуатации скважин УОРЭ-146 (168), дата начала работ по проекту – 20.03.2013, планируемая дата завершения проекта – 30.12.2014, проект открыт КРП № 23 от 20.03.13г., в примечаниях указано: «Совместный проект с ОАО «АЛНАС».

Проект разработки УПЭГП (проект № ИНМ-0115-16) и создания установки для одновременно-раздельной эксплуатации ОРЭ (клапан) (проект № ИНМ-0115-17) включены в состав перечней проектов плана НИОКР на 2015 и на 2016 г.г.

Согласно протоколу комитета по развитию продукта от 20.03.2013 № 23, представленному налогоплательщиком по требованию от 08.12.2017 № 07-63/1037-11 ответственными исполнителями по проекту № 2.1 УПЭГП является в том числе Сибирев С.В. (сотрудник ЗАО «Римера») (т. 18 л.д. 86-87).

Согласно плану-графику реализации проекта № ИНМ-0115-16 «Разработка УПЭГП с объемным гидроприводом», согласованному ответственным за разработку руководителем группы ПАО «Ижнефтемаш» Седовым А.С., руководителем проекта – главным конструктором проекта ЦИиР Леоновым В.В., директором технического центра ПАО «Ижнефтемаш» Хомутовым А.С., утвержденному директором ЦИиР АО «Римера» Ильиным А.А. 23.08.2018, ответственным исполнителем по этапу «Передача на Ижнефтемаш согласованного ИЦ комплекта КД, по которому производилось изготовление деталей экспериментального образца УПЭГП в ОП ИЦ «АЛНАС», является ЦИиР, ответственными исполнителями этапов «Конструкторская проработка дополнительных вариантов уплотнений, гидрораспределителей», «Доработка КД УПЭГП по замечаниям ИНМ» являются ЦиИР, АЛНАС (ИЦ). Планируемая дата окончания последнего этапа проекта - 23.07.2018 (т. 18 л.д. 88-89).

Планом-графиком реализации проекта № ИНМ 0115-17 «Разработка установки для одновременно-раздельной эксплуатации скважин УОРЭ-ЭЦН (ШГН) – 146», подписанным руководителем проекта – главным конструктором проекта ЦИиР Леоновым В.В., начальником отдела разработки ЦИиР АО «Римера» Трулевым А.В., главным конструктором ОАО «Ижнефтемаш» Ившиным И.Г., руководителем направления ОАО «Ижнефтемаш» Бухариным Е.В., начальником отдела испытаний и внедрения в серию Низамутдиновой Р.Ф., согласованным директором технического центра ПАО «Ижнефтемаш» Хомутовым А.С., утвержденным директором ЦИиР АО «Римера» Ильиным А.А. 05.07.2017, ответственным исполнителем по этапам «Разработка проекта ТЗ на установку УОРЭ-ЭЦН (ШГН) – 146» (период работ с 02.12.2013 по 30.12.2013), «Согласование проекта ТЗ на установку УОРЭ-ЭЦН (ШГН) – 146» (период работ с 11.01.2014 по 30.04.2014), «Разработка РКД клапана переключения пластов по результатам ТС» (период выполнения работ с 08.12.2014 по 23.01.2015), «Передача РКД на экспериментальный образец клапана переключения пластов из ЦИиР в ОАО «Ижнефтемаш» (период выполнения работ с 26.01.2015 по 10.07.2015) является ЦИиР; планируемая дата окончания работ по всем этапам – 16.04.2018 (т. 19 л.д. 79-82).

Из показаний главного конструктора отдела ИНМ-02-70 ПАО «Ижнефтемаш» Ившина И.Г. (протокол допроса от 06.12.2017 № 07-75/205), работающего в данной должности с 19.10.2015, следует, что возглавляемый им отдел ведет 8 направлений, ранее отдел возглавлял Седов А.С. К Отделу главного конструктора в 2015 году относились в том числе следующие темы: «Разработка УПЭГП с нерегулируемым объемным гидроприводом», которая является темой переходящих периодов, инициатор разработки – ЦИиР, разработка темы ведется ЦИиР; «Создание установки с ОРЭ» - инициатором и источником разработки является ЦИиР, разработка темы ведется также ЦИиР. Данные темы относятся также к темам 2016 года. После завершения работ составляется акт признания работ НИОКР, который подписывается комиссией ПАО «Ижнефтемаш». Совещания с ЦИиР проводятся раз в неделю с участием со стороны ПАО «Ижнефтемаш»: директора Технического центра, главного конструктора, руководителей тем, отдела маркетинга, со стороны ЦИиР: директора ЦИиР и ведущих специалистов (т. 7 л.д. 34-40).

Директор Технического центра (далее также ТЦ) ПАО «Ижнефтемаш» Хомутов А.С. в ходе допроса сообщил, что работает в данной должности с июня 2017 года, ранее эту должность занимал Ильин А.А. ТЦ занимается разработкой конструкторско-технологической документации, ведет техническое сопровождение производства. По теме 2014 года «Разработка УПЭГП с нерегулируемым объемным гидроприводом» разработка ведется ЦИиР. Данная тема, а также тема «Создание установки с ОРЭ», являются переходящими на 2017 год. С ЦИиР совещания проводятся еженедельно, с Хомутовым А.С. от ЦИиР контактировали Ильин, Трулев Алексей (т. 7 л.д. 42-48).

Седов А.С., работавший с период с середины 2013 года по октябрь 2015 года в должности главного конструктора ОАО «Ижнефтемаш», в ходе допроса сообщил, что ЦИиР руководил работой Технического центра ОАО «Ижнефтемаш». Численность ЦИиР более 20 человек, директор – Сибирев, конструкторский отдел – Трулев. В 2013-2014г.г. сотрудники ЦИиР приезжали несколько раз в год с целью решения технических вопросов по НИОКРовским проектам, также 2-4 раза в месяц проводились совещания по ВКС. В ЦИиР передавались отчеты директором Технического центра. По теме 2014 года «ВТМО» в период 2013-2015г.г. приступили к изготовлению установки. Разработка темы 2014 года «УПЭГП с нерегулируемым объемным гидроприводом» ведется ЦИиР, он является разработчиком, в ОАО «Ижнефтемаш» тема передавалась для изготовления опытных образцов, тема по состоянию на конец 2016 года не была закрыта. По теме «Создание установки с ОРЭ» инициатором и разработчиком является ЦИиР, ПАО «Ижнефтемаш» – изготовитель. По вопросам УПЭГП контактировал с Трулевым из ЦИиР (т. 7 л.д. 50-56).

В ходе выездной налоговой проверки представлены оборотно-сальдовые ведомости по счету 08-08 «Расходы на НИОКР» за 2014-2016г.г. (т. 9 л.д. 135-138, т. 13 л.д. 124-127). По состоянию на конец 2016 года имеется сальдо по дебету счета 08-08 по проектам «УПЭГП с регулируемым объемным гидроприводом», «Внедрение технологии высокотемпературной термомеханической обработки (ВТМО) термокалибровки труб», «Создание установки с ОРЭ».

Таким образом, по состоянию на 31.12.2016 расходы по данным проектам не списаны со счета 08-08.

Акты о завершении работ не составлялись.

Таким образом, по состоянию на 31.12.2016 вышеуказанные проекты не закрыты.

На основании изложенного, в результате исследования и оценки доказательств в совокупности и их взаимной связи суд приходит к вводу о том, что в 2014 году и январе 2015 года ЗАО «Римера» оказывало услуги в области НИОКР, расходы по выплате вознаграждения за оказание которых должны были учитываться налогоплательщиком на счете 08.08, а не включаться в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, в целях уменьшения доходов при исчислении налога на прибыль организаций в отчетном периоде. Налогоплательщиком, таким образом, был нарушен порядок учета таких расходов в 2014 году и в 1 квартале 2015 года, что привело к занижению налога на прибыль организаций.

Выделение в дополнительном соглашении от 20.03.2015 № 4 размера вознаграждения за оказание ЗАО «Римера» услуг по выполнению полномочий единоличного исполнительного органа общества в области НИОКР суд оценивает как фактическое устранение ошибки в учете расходов, которое осуществлено лишь с 01.02.2015. При этом стороны договора от 01.11.2010, признаваемые взаимозависимыми лицами в силу положений ст. 20 и пп. 7 п. 2 ст. 105.1 НК РФ, имели возможность заключить соглашение и выделить стоимость услуг по управлению в области НИОКР в составе общей суммы вознаграждения с 01.01.2014, когда включили в состав услуг Управляющей организации услуги по управлению в области НИОКР.

В соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ и п. 5.6 письма Федеральной налоговой службы от 25.07.2013 № АС-4-2/13622 «О рекомендациях по проведению выездных налоговых проверок» налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в случаях отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения, ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги, или непредставления налогоплательщиком - иностранной организацией, не осуществляющей деятельность на территории Российской Федерации через постоянное представительство, налоговой декларации по налогу на имущество организаций.

В связи с нарушением порядка ведения учета расходов по налогу на прибыль организаций, приведшему к невозможности правильно исчислить размер налога, а также в связи с непредоставлением документов (информации) о том, каким образом был исчислен размер вознаграждения за услуги в области управления НИОКР, по требованию налогового органа от 26.02.2018 № 07-64/-1037-16 (т. 13 л.д. 1) налоговый орган обоснованно в соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ применил расчетный метод и доначислил обществу налог на прибыль организаций за 2014 и за 2015 год в общей сумме 943 800 рублей.

Довод заявителя о необоснованном расчете размера вознаграждения за услуги в области НИОКР исходя из доли стоимости услуг по управлению НИОКР в общей стоимости вознаграждения в 2015 году применительно к налоговому периоду 2014 года отклоняется в силу следующего.

В п. 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» даны следующие разъяснения по вопросам применения подпункта 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ.

Применяя названную норму, судам необходимо учитывать, что при определении налоговым органом на ее основании сумм налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем должны быть определены не только доходы налогоплательщика, но и его расходы.

При этом бремя доказывания того, что размер доходов и (или) расходов, определенный налоговым органом по правилам подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Кодекса, не соответствует фактическим условиям экономической деятельности налогоплательщика, возлагается на последнего, поскольку именно он несет риски, связанные с возникновением оснований для применения налоговым органом расчетного метода определения сумм налогов.

Изложенным подходом необходимо руководствоваться как в случае отсутствия у налогоплательщика соответствующих документов, так и при признании их ненадлежащими.

В случае отсутствия или признания ненадлежащими документов по отдельным совершенным налогоплательщиком операциям доходы (расходы) по этим операциям определяются налоговым органом по правилам указанного подпункта с учетом данных об аналогичных операциях самого налогоплательщика.

Как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 № 1844-О, допустимость применения расчетного пути исчисления налогов, предусмотренного пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, непосредственно связана с обязанностью правильной, полной и своевременной их уплаты и обусловливается неправомерными действиями (бездействием) налогоплательщика.

Наделение налоговых органов правом исчислять налоги расчетным путем вытекает из возложенных на них обязанностей по осуществлению налогового контроля в целях реализации основанных на Конституции Российской Федерации и законах общеправовых принципов налогообложения - всеобщности и справедливости налогообложения, юридического равенства налогоплательщиков, равного финансового бремени (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2005 года № 301-О).

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2010 № 5/10, при расчетном методе начисления налогов достоверное исчисление невозможно по объективным причинам, поскольку налоги могут быть исчислены достоверно только при надлежащем оформлении учета доходов и расходов, в то время как применение расчетного метода предполагает исчисление налогов с той или иной степенью вероятности, так как основано оно, как правило, на неких усредненных показателях.

Определение финансовых показателей налогоплательщика расчетным путем, на основании имеющейся у налоговых органов информации о нем, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках, основано на гипотезе о том, что у налогоплательщика или у другого налогоплательщика, добросовестно занимающегося тем же видом деятельности в сходных экономических условиях, размер налоговой базы с большой долей вероятности предполагается таким же.

Как следует из материалов дела, стоимость услуг Управляющей организации, в том числе в области НИОКР, была твердой и не зависела от количества привлеченных к оказанию услуг сотрудников и времени их работы. Перечень услуг Управляющей организации в 2015 году по сравнению с 2014 годом дополнительным соглашением изменен не был.

Поскольку ни ЗАО «Римера», ни ПАО «Ижнефтемаш» экономически обоснованный расчет размера вознаграждения за услуги по управлению в области НИОКР за 2014 год, за январь 2015 года, пояснений о расчете вознаграждения за данные периоды не представили, налоговый орган самостоятельно произвел такой расчет, исходя из доли стоимости услуг по управлению НИОКР - 16,5% в общей стоимости вознаграждения, действующей с 01.02.2015 года, исчислив размер вознаграждения за услуги по управлению в области НИОКР в размере 363 000 рублей без учета НДС (с учетом НДС – 428 340 рублей) в месяц.

Доказательства того, что примененный налоговым органом расчетный метод начисления налога на прибыль организаций применен неправильно, контррасчет налогоплательщиком не представлены.

С учетом того, что риски, связанные с возникновением оснований для применения налоговым органом расчетного метода определения сумм налогов, несет налогоплательщик, произведенный налоговым органом расчет недоимки по налогу на прибыль организаций признается судом обоснованным.

В отношении требования заявителя об оспаривании решения в части привлечения к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в виде взыскания штрафа в размере 87 120 рублей за 2014 год суд отмечает, что данный штраф начислен на доначисленную в решении недоимку по налогу на прибыль организаций по эпизоду неправомерного включения в состав общехозяйственных расходов услуг по управлению в области НИОКР (т. 2 л.д. 107, 128).

Довод заявителя об истечении установленного п. 1 ст. 113 НК РФ срока давности взыскания штрафа за неуплату налога на прибыль организаций за 2014 год отклоняется в связи со следующим.

В соответствии со п. 1 ст. 113 НК РФ (в ред. Федеральных законов от 27.07.2006 № 137-ФЗ, от 03.07.2016 № 243-ФЗ) лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения либо со следующего дня после окончания налогового (расчетного) периода, в течение которого было совершено это правонарушение, и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности истекли три года (срок давности).

Исчисление срока давности со дня совершения налогового правонарушения применяется в отношении всех налоговых правонарушений, кроме предусмотренных статьями 120 и 122 настоящего Кодекса.

Исчисление срока давности со следующего дня после окончания соответствующего налогового периода применяется в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 120 и 122 настоящего Кодекса.

В п. 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» установлено, что в силу пункта 1 статьи 113 НК РФ срок давности привлечения к ответственности в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных статьей 122 Кодекса, исчисляется со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено указанное правонарушение.

При толковании данной нормы судам необходимо принимать во внимание, что деяния, ответственность за которые установлена статьей 122 НК РФ, состоят в неуплате или неполной уплате сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий.

Поскольку исчисление налоговой базы и суммы налога осуществляется налогоплательщиком после окончания того налогового периода, по итогам которого уплачивается налог, срок давности, определенный статьей 113 Кодекса, исчисляется в таком случае со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено правонарушение в виде неуплаты или неполной уплаты налога.

В силу ст. 285 НК РФ налоговым периодом по налогу на прибыль организаций признается календарный год.

В соответствии с п. 1 ст. 287 НК РФ налог, подлежащий уплате по истечении налогового периода, уплачивается не позднее срока, установленного для подачи налоговых деклараций за соответствующий налоговый период статьей 289 настоящего Кодекса.

Согласно п. 4 ст. 289 НК РФ налоговые декларации (налоговые расчеты) по итогам налогового периода представляются налогоплательщиками (налоговыми агентами) не позднее 28 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом.

Следовательно, налог на прибыль организаций за 2014 год должен быть уплачен в срок до 28 марта 2015 года. Соответственно, срок давности привлечения к ответственности по налогу на прибыль организаций за 2014 год начинает исчисляться с 01.01.2016, т.е. со следующего дня после окончания 2015 года как налогового периода, в течение которого было совершено налоговое правонарушение, предусмотренное ст. 122 НК РФ.

Оспариваемое заявителем решение, которым заявитель привлечен к ответственности по ст. 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль организаций за 2014 год, вынесено 07.06.2018, т.е. в пределах установленного п. 1 ст. 113 НК РФ трехлетнего срока давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

При таких обстоятельствах основания для удовлетворения заявленных требований ПАО «Ижнефтемаш» о признании недействительным решения в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 943 800 рублей, соответствующих пени и штрафа, в том числе штрафа за неуплату налога на прибыль организаций за 2014 год в размере 87 120 рублей, отсутствуют.

В соответствии с ч. 2 ст. 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

В случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования (ч. 3 ст. 201 АПК РФ).

В соответствии с вышеизложенным, требования заявителя подлежат удовлетворению в части доначисления НДС, соответствующих пени, штрафа по взаимоотношениям с ООО ПП «ЛИТ», ООО «БК «Медиа», доначисления налога на прибыль организаций, соответствующих пени, штрафа по взаимоотношениям с ООО «БК «Медиа. В удовлетворении остальной части требований следует отказать.

На основании п. 1 ст. 110 АПК РФ понесенные заявителем судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 3000 рублей подлежат взысканию с ответчика.

Руководствуясь ст. 167-170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Удмуртской Республики

РЕШИЛ:

1. Признать недействительным, не соответствующим Налоговому кодексу Российской Федерации решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Удмуртской Республике г. Ижевск от 07.06.2018 №07-03/5, вынесенное в отношении публичного акционерного общества "Ижевский завод нефтяного машиностроения" г. Ижевск, в части доначисления недоимки по налогу на добавленную стоимость в размере 36 848 383 рубля, соответствующих пени и штрафа по взаимоотношениям с ООО «ПП «ЛИТ»; в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 2 543 153 рубля, налога на добавленную стоимость в размере 2 288 837 рублей, соответствующих пени и штрафа по взаимоотношениям с ООО «БК Медиа».

Обязать Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы №12 по Удмуртской Республике устранить нарушение прав и законных интересов публичного акционерного общества "Ижевский завод нефтяного машиностроения" г. Ижевск.

2. В удовлетворении остальной части заявления отказать.

3. Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №12 по Удмуртской Республике г. Ижевск в пользу публичного акционерного общества "Ижевский завод нефтяного машиностроения"
г. Ижевск 3000 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд г. Пермь в течение месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через Арбитражный суд Удмуртской Республики.

Судья В.Н. Якушев