НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Сахалинской области от 17.06.2015 № А59-5854/14

АРБИТРАЖНЫЙ  СУД  САХАЛИНСКОЙ  ОБЛАСТИ

693000, г. Южно-Сахалинск, Коммунистический проспект, 28

Тел/факс 460-945, 460-952,  сайт: info@sakhalin.arbitr.ru

Электронная почта- office@sakhalin.arbitr.ru

Именем  Российской  Федерации

Р  Е  Ш  Е  Н  И  Е

г. Южно-Сахалинск                                                    Дело № А59-5854/2014

17 июня 2015 года

Арбитражный суд Сахалинской области в составе судьи Орифовой В.С., при ведении протокола судебного заседания секретарем  судебного заседания Се Н.Л.,

 рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению закрытого акционерного общества «Компания Сакура» (ОГРН 1026501022162,  ИНН 6509004785) к  Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по Сахалинской области  о признании недействительным решения № 22-В о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 28.08.2014 в части,

 и встречному заявлению Межрайонной ИФНС России № 2 по Сахалинской области к закрытому акционерному обществу «Компания Сакура» (ОГРН 1026501022162,  ИНН 6509004785) о взыскании задолженности по пени и штрафам  в общем размере 115 913 рублей,

при участии представителей:

от ЗАО «Компания Сакура» –  Ненахов А.В. по доверенности от 27.11.2014,

от Межрайонной ИФНС России № 2 по Сахалинской области – Саблина И.Г. по доверенности от 09.01.2015 № 02-20/007, Русакова Н.В. по доверенности от 24.02.2015 № 02-20/077, Айзатулова К.Н. по доверенности от 16.06.2015 № 02-12/б/н,

У С Т А Н О В И Л:

Закрытое акционерное общество «Компания Сакура» (далее – общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Сахалинской области с заявлением к  Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №2 по Сахалинской области (далее – инспекция, налоговый орган) с заявлением о признании недействительным решения № 22-В о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 28.08.2014, с учетом уточнения в порядке статьи 49 АПК РФ, в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 29 485 рублей, пени в сумме 6 860 рублей и штрафа в сумме 5 897 рублей; единого налога, уплачиваемого при УСН в сумме 121 636 рублей, пени в сумме 13 145 рублей и штрафа в сумме 24 327  рублей; пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 36 356 рублей и штрафа в сумме 22 857 рублей.

Определением суда от 12.12.2014 заявление общества принято к производству.

30.12.2014 инспекция обратилась  в арбитражный суд с встречным заявлением к ЗАО «Компания Сакура» о взыскании задолженности  по пени и штрафам  в общем размере 115 913 рублей.

Указанное заявление принято к производству определением суда от 30.12.2014.

В обоснование заявленного требования, поддержанного представителем  общества в судебном заседании, по основаниям, изложенным в заявлении и в возражениях на отзыв инспекции,  указано, что  задолженность передООО ТПК «ХикДВ» в сумме 1 177 506 рублей не являемся доходом общества для целей налогообложенияв проверяемом периоде. Дата признания задолженности в составе доходов определяется моментом ликвидации контрагента и относится к 2010 году,который, в свою очередьнаходится за пределами проверяемых налоговых периодов. Таким образом, требование налогового органа о включении указанной задолженности в состав доходов 2011 года является неправомерным.

Обществом правомерно учтены расходы на услуги связи на сумму 4 472 рубля по документам, датированным 2010 годом, в составе расходов 2011 года. Требование налогового органа об исключении данных расходов из расчета налогооблагаемой базы является неправомерным.

Согласно п. 2.20 решения, налоговым органом не приняты но внимание возражения общества о том, что в связи с ликвидацией контрагента ООО «Дары Нептуна», исключен из ЕГРЮЛ 11.02.2011, оснований для списания задолженности в сумме 370 000 рублей в 2013 году не имеется. Данная задолженность подлежит признанию в доходах 2011 года.

Фактические расходы общества, подлежащие учету в составе расходов для УСН не ниже 3 415 808 руб.(2 864 228, 19 руб. + 551 580 руб.) При этом, обществом   в Книге учета доходов и расходов за2012 год   отражено   лишь 1 252 602 руб.

Общество считает обоснованными вышеуказанные расходы и просило по результатам проверки учесть их фактическую величину, в чем налоговым органом было необоснованно отказано.

На момент перехода с ОСН на УСН фактически имелись не списанные в производство/эксплуатацию остатки МПЗ на сумму 716 206, 24 руб. (246 246, 34 руб. + 469 960 руб.).

В общей сумме расходов 1 252 602 руб. налоговому органу подлежало признать стоимость банки с крышкой в полном объеме, этикетку в указанных расходах не признавать, а отнести ее в состав расходов, оплаченных через подотчет.

Общество настаивало на признании указанных расходов в ходе досудебного обжалования. Так, в апелляционной жалобе в вышестоящий орган обществом изложена необходимость признания расходов в сумме большей, чем признано налоговым органом в оспариваемом решении, поскольку на переходную на УСН дату имелись оплаченные остатки материальных ценностей.

Общество отметило, что в ходе проверки налоговому органу предоставлялись все запрашиваемые документы, за исключением не представленных документов, поименованных в оспариваемом решении, за непредставление которых налоговым органом начислен штраф по ст. 126 НК РФ. Довод налогового органа о непредставлении к проверке документов по оплате является несостоятельным.

Обществом   обоснованно   не   начислялся   НДФЛ   по   договорам   с предпринимателями. Налоговым органом необоснованно переквалифицированы договоры с индивидуальными предпринимателями в трудовые договоры.

В ходе судебного разбирательства общество заявило ходатайство о снижении размера штрафов за нарушения налогового законодательства, указав следующее.

Заявитель является одним из крупнейших предприятий с. Правда Холмского района Сахалинской области, является социально значимым предприятием и осуществляет производство и переработку рыбопродукции и консервов.

Заявитель имеет текущие обязательства перед персоналом, контрагентами. В случае несвоевременного выполнения взятых на себя обязательств по договорам и несвоевременной оплаты по ним, заявитель понесет значительные убытки в виде уплаты штрафных санкций предусмотренных ГК РФ. Отсутствие достаточного количества денежных средств на счете заявителя сделает невозможным выполнение договорных обязательств, и заявитель понесет значительные убытки в виде процентов и неустойки.

Заявитель не сможет продолжать финансово - хозяйственную деятельность и осуществлять производственный процесс, а также сохранить места для работников, каковыми являются жители с. Правда. Потеря рабочих мест работниками и срыв производства приведут к негативным социальным последствиям, т.к. заявитель - один из немногих и крупнейших в селе работодателей.

Инспекция по доводам, изложенным в представленных отзывах,  требование общества не признала, указала, что, так как ЗАО «Компания Сакура» в периоде ликвидации контрагента ООО ТПК «ХикДВ» - в 2010 году, самостоятельно сумму кредиторской задолженности не списало, в состав внереализационных доходов не включило, налоговый орган учел выбор налогоплательщика не списывать кредиторскую задолженность в более раннем периоде - периоде ликвидации контрагента. Следовательно, налоговым органом правомерно включена в состав внереализационных доходов кредиторская задолженность в периоде истечения срока исковой давности и доначислен налог, уплачиваемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения, за 2012 г.

Доводы налогового органа об отнесении расходов по ОАО «Дальсвязь» к периоду, к которому они относятся - октябрю 2010 года, подтверждаются судебной практикой.  Со ссылкой на письмо Минфина России от 17.10.2013 № 03-03-06/43299, инспекция указала, что  доводы ЗАО «Компания Сакура» основаны на неверном применении норм материального права.

Организация заблуждается, указывая, что сумму 469 960 руб. необходимо учесть в составе расходов по п. 2.11 решения. Указанная сумма уже учтена в п. 2.11 решения. С учетом возражений всего по итогам проверки приняты расходы из 9 269 082 рубля (максимально возможная сумма включения в расходы банки и этикетки по бухучету) в размере 8 416 522 руб., в т.ч.: А) банка счет 10.6-7 864 942 (6 693 960 руб. + 469 960 руб.) руб.; Б) этикетка 10.4 - 551 580 руб. Разница между заявленной в декларации общей суммы 8 857 431 руб.и принятой по результатам ВНП 8 416 522 руб. в размере 440 909 руб. как раз и является суммами: 1)       по авансовому отчету заявлено в Книге больше, чем объяснялось на возражениях (заявлено в Книге 910 869 руб., объяснялось на возражениях 716 206  руб., образовалась разница 194 663 руб.); 2) не принятая инспекцией сумма этикетки в размере 246 246 руб., т.к. уже была принята по п. 2.10 в сумме 551 580 руб.

В рамках выездной налоговой проверки в соответствии со ст. 93 НК РФ в адрес проверяемого налогоплательщика было выставлено требование № 10-82/5211 от 11.07.2014 г. о предоставлении документов, в том числе в п. 16 предлагалось представить документы, подтверждающие отнесение в состав расходов по УСН за 2012 г. сумму в размере 1 252 602 руб. (корректировка расходов при переходе на УСН на сумму оплаченных и оприходованных материалов при ОСНО).

Вместе с возражениями истец представил квитанции к приходному кассовому ордеру за 2011 г., подтверждающие оплату ГУП «Сахалинская областная типография» за изготовление этикетки в сумме 246 246 руб.

По данному факту, налоговым органом при рассмотрении возражений принесенных на акт ВНП № 19 от 25.07.2015, было учтено, что, так как ЗАО «Компания Сакура» представляло в электронном виде карточки счетов 10 «Материалы», 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками» за 2011- 2013 годы, инспекция в период рассмотрения материалов проверки и пояснений, представленных в возражениях, нашла основания для принятия доводов о включении в расходы материалов (этикетки).

Учитывая тот факт, что доводы об отказе инспекцией в признании расходов по этикетке в сумме 246 246 руб. на дату переходного периода на УСН, ЗАО «Компания Сакура» ни при рассмотрении возражений на акт выездной налоговой проверки, ни в апелляционной инстанции УФНС России по Сахалинской области не заявляло, следовательно, заявителем нарушен досудебный порядок урегулирования спора и есть все основания для оставления указанных требований без рассмотрения.

Так как ЗАО «Компания Сакура» в периоде ликвидации контрагента ООО «Дары Нептуна» - в 2011 году самостоятельно сумму кредиторской задолженности не списало, в состав внереализационных доходов не включило, налоговый орган учел выбор налогоплательщика не списывать кредиторскую задолженность в более раннем периоде - периоде ликвидации контрагента.

Материалами выездной налоговой проверки подтверждено, что по заключенным договорам с ЗАО Компания «Сакура» работа выполнялась лично физическими лицами, работодатель указывал место работы, даты начала работы, а так же срок его действия, оговаривал конкретный вид поручаемой работнику работы и условия оплаты труда, обеспечивал работников необходимыми условиями труда, выполнение работ имеет длящийся характер, а не разовое задание, отсутствие в условиях договоров конкретного объема работ. Кроме того, налоговый орган установил, что из условий договоров и фактического поведения сторон следует, что работники выполняли работу с подчинением режиму труда на предприятии и под контролем работодателя, а работодатель обеспечивал работнику условия труда.

Доказательств применения к ЗАО Компания «Сакура» несоизмеримо большого штрафа в размере 226 260 руб., что может превратиться из меры воздействия в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, материалы дела не содержат и заявителем не представлены.

Согласно налоговой декларации по УСН за 2013г., сумма доходов составила 7 122 406 руб. Следовательно, выездной налоговой проверкой установлено, что за проверяемый период на расчетные счета налогоплательщика    поступали значительные денежные средства, которые расходовались на оплату заработной платы и оплату контрагентам, что не свидетельствует о тяжелом финансовом положении ЗАО «Компания Сакура».

Так же выездной налоговой проверкой установлена задолженность по удержанному, но не перечисленному НДФЛ в размере 424 534 руб.

При этом необходимо обратить внимание, что бухгалтерский и налоговый учет в организации осуществляет ООО «ИБЦ - Транзит» по договору от 01.101.2010 г. № 10/БО-10, по настоящее время.

Все выявленные налоговым органом нарушения, отраженные в оспариваемом решении, ведения бухгалтерского и налогового учета, допущены вышеуказанной специализированной организацией, что является свидетельством об отсутствии должного контроля со стороны руководителя ЗАО «Компания Сакура» за качественным оказанием услуг по ведению бухгалтерского и налогового учета.

Налогоплательщик своими действиями создал для себя благоприятные условия, уклоняясь от своевременного удержания у физических лиц и перечисления НДФЛ в бюджетную систему.

Инспекция считает, что назначенная и предъявленная к взысканию налоговая санкция в сумме 226 260 руб. отвечает конституционным принципам дифференцированности и справедливости наказания, признаку индивидуализации налоговой ответственности, соответствует характеру правонарушения.

В судебном заседании объявлялся перерыв до 16 часов 30 минут 17.06.2015.

Заслушав участников процесса, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, инспекцией на основании решения  и.о. начальника Межрайонной ИФНС России № 2 по Сахалинской области  № 10-33/12 от 12.05.2014 проведена выездная налоговая проверка ЗАО «Компания Сакура» по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) в бюджет налогов и сборов: налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость,  налога на имущество организаций за период с 01.01.2011  по 31.12.2011, единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения за период с 01.01.2012 по 31.12.2013, налога на доходы физических лиц, исчисляемого налоговым агентом, за период с 01.01.2011 по 31.12.2013.

По результатам налоговой проверки составлен акт № 19 от 25.07.2014, рассмотрев который и иные материалы налоговой проверки, а также письменные возражения и дополнительно представленные документы,  инспекцией принято решение № 22-В о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 28.08.2014, которым ЗАО «Компания Сакура»привлечено к налоговой ответственности, в виде штрафа, по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) за неуплату сумм налога на прибыль организаций в сумме 5 897 рублей, единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения в размере 133 108 руб., по статье 123 НК РФ за неперечисление (неполное перечисление в установленный срок) налога на доходы физических лиц (налоговый агент) в сумме 106 840 руб., неперечисление (неполное перечисление в установленный срок) налога на доходы физических лиц (недобор) в сумме 53 353 руб., по пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление документов в сумме 6 400 рублей (далее – решение инспекции № 22-В от 28.08.2014).

Указанным решением ЗАО «Компания Сакура» доначислены налог на прибыль организаций в сумме 29 485 руб., единый налог, уплачиваемый при применении упрощенной системы налогообложения, в сумме 775 121 руб., а также предложено перечислить суммы удержанного, но неперечисленного налога на доходы физических лиц в сумме 424 534 руб., а также удержать неудержанный налог на доходы физических лиц и перечислить его в бюджет или письменно сообщить налогоплательщику и налоговому органу по месту своего учета о невозможности удержать налог в сумме 279 662 рубля, по указанным налогам начислены пени в размере 225 575 руб.

Не согласившись с решением инспекции № 22-В от 28.08.2014, общество обжаловало его в апелляционном порядке в вышестоящий налоговый орган.

По результатам рассмотрения жалобы УФНС России по Сахалинской области приняло решение от 30.10.2014 №169, которым оспариваемое решение инспекции изменено в части:

- уменьшения в подпункте 2 пункта 1 решения доначисленной суммы неуплаченного единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения за 2012 год в сумме 123 965 руб., за 2013 год в сумме 49 445 руб.;

- уменьшения в подпункте 3 пункта 2 решения суммы штрафных санкций, за неуплату (неполную уплату) единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения в размере 34 682 руб.;

- уменьшения в подпункте 2 пункта 5 суммы удержанного, но неперечисленного налога на доходы физических лиц - налоговый агент (удержан, но не перечислен) на 223 282,31 руб.;

уменьшения в подпункте 4 пункта 2 решения о привлечении к налоговой ответственности предусмотренной, статьей 123 Кодекса за неперечисление (неполное перечисление в установленный срок) суммы штрафных санкций налога на доходы физических лиц (налоговый агент) на 44 656 руб. В остальной части решение инспекции № 22-В от 28.08.2014 оставлено без изменения.

Не согласившись с решением инспекции № 22-В от 28.08.2014 в оспариваемой части, ЗАО «Компания Сакура» обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Частью 1 статьи 198 АПК РФ установлено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия,  должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как следует из решения инспекции № 22-В от 28.08.2014, обществу вменяется нарушение пункта 18 статьи 250 НК РФ и статьи 274 НК РФ, выразившегося в занижении суммы внереализационного дохода на сумму кредиторской задолженности, по которой истек срок исковой давности по контрагенту ООО «Торгово-производственная компания «ХиК ДВ» (далее  - ООО «ТПК «ХиК ДВ») ИНН 2536145900. Дата возникновения задолженности 22.12.2008, сумма задолженности -1 177 505,96 рублей.

Согласно сведениям Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) ООО «ТПК «Хик ДВ» ликвидировано 25.10.2010 в связи с признанием его несостоятельным (банкротом).

В оспариваемом решении, налоговый орган пришел к выводу о том, что

срок исковой давности по задолженности по контрагенту ООО «ТПК «Хик ДВ» истек 22.12.2011.

В обоснование этого вывода инспекция указала, что до момента проведения выездной налоговой проверки кредиторская задолженность по контрагенту ООО «ТПК «Хик ДВ» не списывалась ни в связи с его ликвидацией, ни по сроку исковой давности. В поверяемом периоде с 01.01.2011 по 31.12.2013 ЗАО «Компания Сакура» также кредиторскую задолженность не списало.

Так как ЗАО «Компания Сакура» в периоде ликвидации контрагента - в 2010 году самостоятельно сумму кредиторской задолженности не списало, в состав внереализационных доходов не включило, налоговый орган учел выбор налогоплательщика не списывать кредиторскую задолженность в более раннем периоде - периоде ликвидации контрагента.

У ЗАО «Компания Сакура» в периоде, когда налогоплательщик узнал о ликвидации контрагента, была возможность представления уточненной декларации за 2010 год. Организация в период 2011-2013 гг. уточненную декларацию за 2010 год не представила, а также не представила ее и на дату рассмотрения материалов выездной налоговой проверки.

Таким образом, налоговый орган посчитал, что обществом за 2011 год неправомерно занижена сумма внереализационного дохода на сумму кредиторской задолженности, по которой истек срок исковой давности в размере 1 177 506 рублей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации для российских организаций являются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. К доходам в целях главы 25 НК РФ относятся согласно пункту 1 статьи 248 НК РФ доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав, а также внереализационные доходы.

Согласно пункту 18 статьи 250 НК РФ к внереализационным доходам налогоплательщика отнесены доходы в виде сумм кредиторской задолженности (обязательств перед кредиторами), списанной в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям, за исключением случаев, предусмотренных подпунктом 21 пункта 1 статьи 251 НК РФ.

Пунктом 8 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) установлено, что с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица, это лицо считается прекратившим свое существование.

Ликвидация юридического лица (должника или кредитора) влечет прекращение обязательств, кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо, на что прямо указано в статье 419 ГК РФ.

Следовательно, ликвидация кредитора относится к другим основаниям, при наличии которых сумма кредиторской задолженности (обязательства перед кредиторами) в силу нормы пункта 18 статьи 250 НК РФ подлежит включению в состав внереализационных доходов именно в периоде, когда организация-кредитор исключена из Единого государственного реестра юридических лиц.

Суд соглашается с доводом общества о том, что дата признания задолженности в составе доходов определяется моментом ликвидации контрагента, поскольку различные основания, с которыми подпункт 18 статьи 250 НК РФ связывает момент отнесения кредиторской задолженности, невозможной к взысканию, в состав внереализационных доходов, не означает то, что данная норма налогового законодательства диспозитивна и предоставляет налогоплательщику право произвольного выбора налогового периода.

Следовательно, периодом, в котором следует отражать кредиторскую задолженность для целей бухгалтерского и налогового учета, признается тот период, в котором наступает событие, связанное с моментом прекращения обязательств.

Налоговым периодом, в котором спорная кредиторская задолженность должна была быть отражена налогоплательщиком в бухгалтерском и налоговом учете, является 2010 год, поскольку ООО «ТПК «ХиК ДВ» исключено из ЕГРЮЛ именно в этом налоговом периоде.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что спорная сумма кредиторской задолженности подлежала включению в состав внереализационных доходов за 2010 год  как подлежавшая списанию в этом налоговом периоде по иным основаниям, в данном случае - в связи с ликвидацией кредитора.

В связи с изложенным, налоговый орган неправомерно учел в 2011 году полученный таким образом доход для целей исчисления налога на прибыль.

Более того, 2010 год не входил в число проверяемых инспекцией периодов по налогу на прибыль, следовательно, данные обстоятельства не подлежали оценке налоговым органом и не могли быть приняты во внимание.

При таких обстоятельствах, решение № 22-В от 28.08.2014 в части доначисления  ЗАО «Компания Сакура» налога на прибыль организаций в сумме 28 591 рубль и приходящихся на указанную сумму пени и штрафа, подлежит признанию недействительным.

С учетом изложенного, является неправомерным и вывод налогового органа о занижении обществом за 2013 год внереализационного дохода, учитываемого при исчислении налоговой базы при УСН, на сумму кредиторской задолженности в размере  370 000 рублей по контрагенту ООО «Дары Нептуна».

         ООО «Дары Нептуна» (ИНН 6504003636) исключено из ЕГРЮЛ 11.02.2011.

  Следовательно, у инспекции отсутствовали основания для включения в состав внереализационных доходов за 2013 год кредиторской задолженности в размере  370 000 рублей.

В связи с чем, решение № 22-В от 28.08.2014 в части доначисления  ЗАО «Компания Сакура» единого налога, уплачиваемого при УСН в сумме 55 500 рублей и приходящихся на указанную сумму пени и штрафа, также подлежит признанию недействительным.

Как установлено в ходе выездной налоговой проверки, ЗАО «Компания Сакура» включило в состав прочих расходов услуги связи (телефон, интернет), оказанные ОАО «Дальсвязь» за октябрь 2010 года в размере 4471,95 рублей.

ЗАО «Компания Сакура» представило счет-фактуру от 31.10.2010 № 4243330178, акт выполненных работ за октябрь 2010 года на общую сумму 5276,91 руб. (в т.ч. НДС 804,96 руб.).

Указанный счет-фактура был получен 28.02.2011, что подтверждается журналом полученных счетов-фактур за февраль 2011 года.

Общество отнесло в состав налоговых вычетов по НДС сумму 804,96 руб. и на расходы по налогу на прибыль сумму 4471,95 руб. в феврале 2011 года после получения оригиналов документов.

         При указанных обстоятельствах, налоговый орган пришел к выводу о том, что в нарушение пунктов 1, 2 статьи 272 НК РФ ЗАО «Компания Сакура» неправомерно завысило расходы по налогу на прибыль за 2011 год на сумму 4471,95 руб. Указанные расходы относятся к налоговому периоду 2010 году.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 272 НК РФ расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 - 320 настоящего Кодекса.

Расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок. В случае, если сделка не содержит таких условий и связь между доходами и расходами не может быть определена четко или определяется косвенным путем, расходы распределяются налогоплательщиком самостоятельно.

Положениями пункта 1 статьи 54 НК РФ установлено, что налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

При обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем налоговом (отчетном) периоде перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения) (абзац 2).

В случае невозможности определения периода совершения ошибок (искажений) перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены ошибки (искажения). Налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены ошибки (искажения), относящиеся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, также и в тех случаях, когда допущенные ошибки (искажения) привели к излишней уплате налога (абзац 3).

Из приведенных положений в их взаимосвязи следует, что норма абзаца 3 пункта 1 статьи 54 НК РФ, устанавливая исключение из общего правила по определению момента, на который подлежат отнесению исправления ошибок в исчислении налоговой базы, определяет два случая перерасчета налоговой базы и суммы налога в периоде выявления ошибок: во-первых, при невозможности определения периода совершения ошибок (искажений), во-вторых, когда допущенные ошибки (искажения) привели к излишней уплате налога.

Поскольку период возникновения понесенных обществом расходов известен,  то исходя из указанных норм, перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за период, в котором были совершены указанные ошибки (искажения).

Также, в рассматриваемом случае,  совокупности обстоятельств, подпадающей под регулирование нормой абзаца 3 пункта 1 статьи 54 НК РФ, оснований для квалификации спорных правоотношений как направленных на возврат и возмещение из бюджета сумм налога, не имеется.

С учетом изложенного, суд соглашается с выводом инспекции о неправомерном завышении обществом расходов по налогу на прибыль за 2011 год на сумму 4471,95 руб., поскольку указанные расходы относятся к налоговому периоду 2010 году.

Следовательно, оспариваемое решение налогового органа в этой части соответствует закону и не нарушает права общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно пункту статьи 138 НК РФ акты налоговых органов ненормативного характера, действия или бездействие их должностных лиц (за исключением актов ненормативного характера, принятых по итогам рассмотрения жалоб, апелляционных жалоб, актов ненормативного характера федерального органа исполнительной власти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов, действий или бездействия его должностных лиц) могут быть обжалованы в судебном порядке только после их обжалования в вышестоящий налоговый орган в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом.

Следовательно, законодательно установлен обязательный досудебный порядок урегулирования спора.

Таким образом, решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть оспорено в суде только в той части, в которой оно было обжаловано в вышестоящий налоговый орган.

Из апелляционной жалобы (стр.5) общества от 19.09.2014 на оспариваемое решение № 22-В от 28.08.2014 в УФНС России по Сахалинской области (далее – управление) следует, что общество, в частности, считает, что расходы, произведенные подотчетным лицом в сумме 469 960 руб. не признаны в п. 2.10 решения  и подлежат признанию в качестве расходов для целей налогообложения по рассматриваемому основанию. По указанному пункту излишне начислен налоговым органом единый налог УСН в сумме 70 494 руб. (469 960 руб. х 15%), пени в сумме 10 041,  87 руб., штрафы в сумме 14 098 руб. Общество просило управление в этой части также признать оспариваемое решение недействительным.

Согласно решению (стр. 7) УФНС России по Сахалинской области от 30.10.2014 № 169 в ходе рассмотрения апелляционной жалобы установлено, что инспекцией приняты расходы  469 960 руб. при рассмотрении возражение общества по акту выездной налоговой проверки от 25.07.2014 № 19. В результате сумма расходов за 2012 год была скорректирована на указанную сумму (стр. 30, пункт 2.11 решения от 28.08.2014 № 22-В).

Однако в заявлении и дополнениях к заявлению общество приводит, в частности, доводы о том, что в общей сумме расходов 1 252 602 руб. налоговому органу подлежало признать стоимость банки с крышкой в полном объеме, этикетку в указанных расходах не признавать, а отнести ее в состав расходов, оплаченных через подотчет. На момент перехода с ОСН на УСН фактически имелись не списанные в производство, эксплуатацию остатки МПЗ на сумму 716 206.24 руб. Сумма расходов переходного периода по этикетке 246 246 руб. также подлежит учету в составе расходов для целей налогообложения. Кроме того, у общества имелись и инспекцией подтверждены, возможные к признанию в составе расходов суммы стоимости материальных запасов 9 269 082 руб. При этом, согласно показателям декларации по УСН общества сумма таких расходов составила 8 857 431 руб. Фактически признано ответчиком 8 416 522 руб., не признано 440 909 руб. При этом, инспекция ссылается, в частности, на то, что в книге доходов и расходов отражены расходы переходного периода по материалам на сумму 1 252 602 руб. В связи с этим, налоговым органом приняты расходы по остаткам материалов именно на эту сумму, а не на сумму фактически имевшихся расходов. Общество просит учесть в расходах сумму в размере 440 909 руб. (разницу между суммой, заявленной в декларации 8 857 411 руб. и суммой, принятой Инспекцией 8 416 522 руб.).

В дополнении заявлению (вх. 02.03.2015) общество уточнило требование и просило признать оспариваемое решение недействительным, том числе, в части доначисления  единого налога, уплачиваемого при УСН в сумме 66 136 рублей (440 909 х 15%), пени в сумме 9 421 рубль и штрафа в сумме 13 227  рублей.

Исходя из вышеизложенного, управление проверило решение налогового органа только в обжалуемой части. Правомерность доначисления  единого налога, уплачиваемого при УСН в сумме 66 136 рублей (440 909 х 15%), пени в сумме 9 421 рубль и штрафа в сумме 13 227  рублей по изложенным обществом в заявлении и дополнениях к нему основаниям и доводам, не была предметом рассмотрения управления, так как в этой части решение инспекции налогоплательщиком не обжаловалось.

Пунктом 2 части 1 статьи 148 АПК РФ предусмотрено, что если после принятия заявления к производству суд установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором, то исковое заявление арбитражный суд оставляет без рассмотрения.

При таких обстоятельствах суд  считает, что обществом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора в части признания недействительным решения № 22-В от 28.08.2014  в части доначисления  единого налога, уплачиваемого при УСН в сумме 66 136 рублей (440 909 х 15%), пени в сумме 9 421 рубль и штрафа в сумме 13 227  рублей.

Следовательно, требование общества в этой части подлежит оставлению без рассмотрения.

Одновременно инспекция предъявила встречное требование о взыскании с общества штрафа по статье 123 НК РФ в размере 53 353 рубля за неудержание и неперечисление НДФЛ (недобор), пени за просрочку исполнения обязанности по НДФЛ в размере 56 560 рублей и штрафа по пункту 1 статьи 126 НК РФ в размере 6 0200 рублей за непредставление справок по форме 2-НДФЛ, доначисленных оспариваемым решением по результатам выездной налоговой проверки. Инспекция указала, что выставленные требования № 1408 от 14.11.2014, №1409 от 14.11.2014 об уплате сумм штрафов и пени оставлены налогоплательщиком без исполнения. Поскольку обязанность по уплате указанных сумм штрафов и пени основана на изменении налоговым органом юридической квалификации сделки, совершенной налогоплательщиком, то в силу подпункта 3 пункта 2 статьи 45 НК РФ такие суммы подлежат взысканию в судебном порядке.

Определением суда от 30.12.2014 встречное исковое заявление инспекции принято к производству для рассмотрения совместно с требованием о признании решения недействительным.

Проверив в судебном заседании доводы заявителя о том, что обществом   обоснованно   не   начислялся   НДФЛ   по   договорам   с индивидуальными предпринимателями и что налоговым органом необоснованно переквалифицированы договоры с индивидуальными предпринимателями в трудовые договоры, суд отклоняет их, исходя из следующего. 

В соответствии с пунктом 1 статьи 226 НК РФ российские организации, индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также обособленные подразделения иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 данной статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 НК РФ.

Исчисление сумм и уплата налога производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент. Исчисление сумм налога производится налоговыми агентами нарастающим итогом с начала налогового периода по итогам каждого месяца применительно ко всем доходам, в отношении которых применяется налоговая ставка, установленная пунктом 1 статьи 224 НК РФ, начисленным налогоплательщику за данный период, с зачетом удержанной в предыдущие месяцы текущего налогового периода суммы налога (пункты 2, 3 статьи 226 НК РФ).

Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам (пункт 4 статьи 226 НК РФ).

Налоговые агенты обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках (абзац 1 пункта 6 статьи 226 НК РФ).

В иных случаях налоговые агенты перечисляют суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня, следующего за днем фактического получения налогоплательщиком дохода, - для доходов, выплачиваемых в денежной форме, а также дня, следующего за днем фактического удержания исчисленной суммы налога, для доходов, полученных налогоплательщиком в натуральной форме либо в виде материальной выгоды (абзац 2 пункта 6 статьи 226 НК РФ).

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 223 НК РФ установлено, что дата фактического получения дохода определяется как день выплаты дохода, в том числе перечисления дохода на счета налогоплательщика в банках либо по его поручению на счета третьих лиц.

В соответствии с пунктом 1 статьи 75 НК РФ пеней признается установленная данной статьей денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов, в том числе налогов, уплачиваемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу Таможенного союза, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

Пеня начисляется за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора. Правила, предусмотренные названной статьей, распространяются также на плательщиков сборов и налоговых агентов (пункты 3, 7 статьи 75 НК РФ).

В силу главы 11 НК РФ пени являются способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов.

Поскольку статьей 226 НК РФ обязанность по уплате в бюджет НДФЛ возложена на налоговых агентов, то пени – это способ обеспечения исполнения обязанностей по уплате данного налога именно налоговым агентом.

Кроме того, пени являются правовосстановительной мерой государственного принуждения, носящей компенсационный характер, за несвоевременную уплату налога в бюджет и должны взыскиваться с того субъекта налоговых правоотношений, на которого возложена такая обязанность.

Согласно пункту 5 статьи 24 НК РФ за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на него обязанностей налоговый агент также несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статьей 123 НК РФ, в редакции Федерального закона № 229-ФЗ от 27.07.2010, предусмотрена ответственность налогового агента за неправомерное неудержание и (или) неперечисление (неполное удержание и (или) перечисление) в установленный названным Кодексом срок сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, в виде штрафа в размере 20 процентов от суммы, подлежащей удержанию и (или) перечислению.

Как следует из материалов дела, в проверяемом периоде общество осуществляло деятельность, в том числе, по переработке и консервированию рыбы и морепродуктов (код ОКВЭД 15.20).

В указанный период обществом были заключены договоры возмездного оказания услуг с физическими лицами (Козкой (Золотаревой) Татьяной Владимировной, Кислой Екатериной Олеговной, Магуровой Светланой Анатольевной, в том числе, являющимися  индивидуальными предпринимателями (Сухомлиновой Натальей Николаевной, Салыкиной Натальей Сергеевной, Шебалиной Анастасией Романовной, Ткачук Алексеем Олеговичем, Пашковым Романом Сергеевичем, Потаповой Надеждой Валерьевной, Полевиной Ириной Николаевной, Левкиной Ириной Сергеевной, Киселевой Ириной Валерьевной, Кирилловых Ксенией Александровной, Кирилловых Еленой Юрьевной, Гвон Сун Дя, Курьяновой Надеждой Васильевной, Левкиной Ириной Сергеевной, Клениной Любовью Петровной).

Сведения о дате, номере, сроках действия договоров с указанными лицами содержатся в материалах дела, а именно, в Приложении № 16 к акту проверки.

Как установлено судом, данные договоры идентичны по своему содержанию (за исключением срока их действия) и нумерации пунктов.

Согласно пункту 1 вышеназванных договоров предметом соглашений между обществом (заказчик) и гражданами (индивидуальными предпринимателями (исполнителями) является возмездное оказание услуг по переработке и консервированию рыбо- и морепродуктов.

В соответствии с пунктом 3 договоров оплата услуг производится за наличный расчет и в безналичной форме ежемесячно на основании нормативов и расценок, действующих на предприятии, дополнительное вознаграждение в размере 100 % за качественное и своевременное оказание услуг.

Пунктом 5 договоров установлено, что в случае изменения ставок отчислений в государственные внебюджетные фонды, стороны имеют право пересмотреть цену услуги.

Согласно пункту 6 договоров исполнитель несет полную ответственность перед заказчиком за ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору в соответствии с нормами действующего гражданского законодательства.

В силу пункта 7 договоров на предпринимателей возложена обязанность по соблюдению правил техники безопасности, охраны труда и правил внутреннего трудового распорядка, действующих на предприятии общества.

На основании пункта 8 договоров в случае причинения исполнителем вреда заказчику при исполнении обязанностей по договору, исполнитель несет ответственность в размере действительного ущерба, при этом заказчик имеет право удержать сумму возмещения вреда из стоимости оплаты услуг исполнителя.

За нарушение правил внутреннего трудового распорядка, Трудового кодекса РФ, неисполнение или ненадлежащее исполнение предпринимателями возложенных на них трудовых обязанностей, оставление рабочего места, хищение материальных ресурсов, дополнительное вознаграждение в размере 100 % не выплачивается (пункт 9 договоров).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Согласно пункту 1 статьи 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В связи с этим гражданские права и обязанности возникают, в том числе,  из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему (подпункт 1 пункта 1 статьи 8 ГК РФ).

В силу пункта 1 статьи 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Пунктами 1 и 2 статьи 421 ГК РФ установлено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

Исходя из содержания статьи 431 ГК РФ, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой названной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Таким образом, само по себе наименование договора не может служить достаточным основанием для отнесения его к гражданско-правовому или трудовому. Основное значение имеет смысл договора, его содержание и фактическое поведение сторон.

Пунктом 1 статьи 779 ГК РФ предусмотрено, что по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В соответствии с частью 1 статьи 15 Трудового кодекса РФ (далее - ТК РФ) трудовые отношения – это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается (часть 2 статьи 15 ТК РФ).

Согласно части 1 статьи 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с названным Кодексом.

В силу части 1 статьи 56 ТК РФ под трудовым договором понимается  соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

На основании части 1 статьи 61 ТК РФ трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено названным Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя.

Из анализа приведенных норм следует, что договорно-правовыми формами, опосредующими возмездное оказание услуг (выполнение работ), могут являться как гражданско-правовые договоры, в частности, договор возмездного оказания услуг, так и трудовой договор. Вместе с тем существуют признаки, позволяющие разграничить трудовой договор от гражданско-правового договора.

Так, предметом гражданских правоотношений является конечный результат труда (оказание услуг, выполнение работ), в то время как предметом трудовых отношений является сам процесс труда (выполнение трудовой функции), выполнение работ определенного рода, а не разового задания. В этой связи трудовым правоотношениям присущ длящийся характер и они, как правило, не прекращаются после завершения выполнения работником какого-либо действия (рабочей операции) или трудового задания, в отличие от гражданско-правовых отношений, связанных с трудом.

Характерным признаком трудового договора также является наличие у работодателя обязанности обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением. Выполнение работ по гражданско-правовому договору, по общему правилу, осуществляется  иждивением подрядчика (исполнителя) – из его материалов, его силами и средствами.

Оплата труда работника по трудовому договору зависит от трудового вклада и качества труда, заработная плата должна выплачиваться регулярно. По гражданско-правовым договорам цена выполненной работы (услуги), порядок ее оплаты определяются, как правило, в договоре по соглашению сторон, а выдача вознаграждения производится обычно после окончания работы.

Кроме того, трудовые отношения предполагают включение работника в производственную деятельность работодателя, а трудовой договор предусматривает подчинение работника внутреннему трудовому распорядку, режиму рабочего времени, дисциплине труда, что является особенностью отношений власти-подчинения, в то время как оформленные договором гражданско-правовые отношения основываются на признании равенства его участников, возможности самостоятельного определения исполнителем (подрядчиком) способов, времени и места выполнения задания заказчика.

Как видно из представленных в материалы дела договоров возмездного оказания услуг, фактически их предметом является осуществление физическими лицами и предпринимателями переработки и консервирования рыбо- и морепродуктов. При этом положения договоров не содержат указания на конечный результат труда, конкретный объем работ, выполнение которого позволило бы считать договор исполненным.

Договоры об оказании услуг заключались обществом на продолжительный срок (от 1, 5 до 3 месяцев) и в силу пункта 12 договоров автоматически пролонгировались на аналогичный срок при условии отсутствия заявки о расторжении и изменении договора, направленной другой стороне не менее чем за три дня до истечения срока действия договора.

Как следует из обстоятельств дела, пояснений общества и протокола допроса свидетеля генерального директора общества Тян Ден Де от 11.07.2014 № 306, индивидуальные предприниматели были обеспечены помещением и оборудованием для выполнения работы на предприятии общества, рабочее место определялось мастером смены.

Судом установлено, что предусмотренная пунктом 3 договора оплата услуг исполнителей носит регулярный характер, установлена ежемесячная выплата вознаграждения, что также подтверждается материалами дела.

Из анализа пунктов 7, 9 договоров усматривается обязанность исполнителя строго соблюдать правила техники безопасности, охраны труда, внутреннего распорядка, действующего на предприятии общества, а также положения трудового законодательства РФ, в том числе необходимость находиться на рабочем месте, надлежащим образом исполнять трудовые обязанности. Согласно протоколу допроса генерального директора Тян Д.Д.  от 11.07.2014  № 306, режим рабочего времени исполнителей по договорам оказания услуг совпадал с режимом рабочего времени сотрудников, принятых на работу, работа выполнялась посменно.

Таким образом, содержание спорных договоров в совокупности с имеющимися в материалах дела доказательствами подтверждает, что отношения общества с Козкой (Золотаревой) Т.В., Кислой Е.О., Магуровой С.А., Сухомлиновой Н.Н., Салыкиной Н.С., Шебалиной А.Р., Ткачук А.О., Пашковым Р.С., Потаповой Н.В., Полевиной И.Н., Левкиной И.С., Киселевой И.В., Кирилловых К.А., Кирилловых Е.Ю., Гвон Сун Дя, Курьяновой Н. В., Левкиной И.С., Клениной Л.П. имеют характерные признаки трудовых отношений.

Доказательств того, что в спорных правоотношениях между обществом с физическими лицами и предпринимателями имелись какие-либо различия, материалы дела не содержат и заявителем не представлено. Согласно материалам выездной проверки характер работы в виде переработки и консервирования рыбы (морепродуктов) являлся аналогичным. Одновременно суд учитывает, что представитель заявителя в судебном заседании признал наличие трудовых отношений с физическими лицами, не являющимися предпринимателями.

При таких обстоятельствах суд находит обоснованными выводы налогового органа о том, что договоры, заключенные обществом с вышеназванными лицами, по своему содержанию являются трудовыми, так как свидетельствуют об отсутствии у последних самостоятельности в деятельности и фактическом выполнении трудовой функции.

В этой связи суд считает, что инспекцией правомерно исчислена сумма неудержанного и неперечисленного НФДЛ в размере 279 662 рубля (в том числе, в отношении предпринимателей), а также начислены к уплате соответствующие данной сумме пени в размере 56 560 рублей и назначен штраф по статье 123 НК РФ в размере 53 353 рубля.

Проверив в судебном заседании представленные инспекцией расчеты сумм пени и штрафа, суд находит их правильными, что не оспаривается обществом.

Обстоятельств, свидетельствующих о невозможности обществом исполнить обязанность по своевременному и полному исчислению и перечислению в бюджет сумм НДФЛ, а также исключающих вину лица в совершении налогового правонарушения, судом не установлено.

Отсутствуют в материалах дела и доказательства принятия заявителем каких-либо мер, направленных на надлежащее исполнение своих обязанностей как налогового агента.

Общество должно не только знать о существовании обязанностей, вытекающих из налогового законодательства, но и обеспечить их выполнение, то есть использовать все необходимые меры для недопущения события противоправного деяния при той степени заботливости и осмотрительности, которая требовалась от него в целях надлежащего исполнения своих обязанностей и требований закона.

Доводы заявителя о том, что при анализе спорных договоров налоговым органом не приняты во внимание положения таких договоров о полной ответственности исполнителя перед заказчиком за ненадлежащее исполнение своих обязательств в соответствии с нормами действующего гражданского законодательства РФ, суд отклоняет ввиду того, что указанные обстоятельства не являются безусловными основаниями для признания спорных договоров гражданско-правовыми.

Поскольку в спорных правоотношениях в действительности имели место трудовые отношения, то наличие у некоторых физических лиц статуса индивидуального предпринимателя, не имеет правового значения. Приобретение физическим лицом такого статуса не исключает применение норм ТК РФ и, соответственно, положений НК РФ, регулирующих обязанности налогового агента по НДФЛ.

Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения инспекцией материалов выездной налоговой проверки судом не установлено.

Рассмотрев встречное заявление инспекции, суд установил, что в силу приведенных выше обстоятельств предъявленные к взысканию 56 560 рублей пени по НДФЛ и 53 353 рубля рубль штрафа по статье 123 НК РФ начислены по результатам выездной налоговой проверки правомерно.

Ввиду признания общества налоговым агентом по отношению к  физическим лицам (в том числе предпринимателям), с которыми в проверяемом периоде были заключены договоры возмездного оказания услуг при фактическом наличии трудовых отношений, суд также находит правомерными  выводы инспекции о нарушении обществом пункта 2 статьи 230 НК РФ, выразившемся в непредставлении не позднее 1 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом, справок формы 2-НДФЛ в количестве 30 штук (стр. 55, 56 решения № 22-В от 28.08.2014).

Неисполнение налоговым агентом обязанности по представлению в установленный законодательством срок в налоговый орган документов и сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, влечет налоговую ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ.

Следовательно, инспекция законно и обоснованно по результатам выездной налоговой проверки назначила обществу наказание за данное налоговое правонарушение в размере 6 000 рублей (200 х 30) штрафа.

Суд соглашается с доводами инспекции о том, что в ходе налогового контроля проверяющие изменили юридическую квалификацию сделок, совершенных обществом с физическими лицами, в связи с чем, в силу подпункта 3 пункта 2 статьи 45 НК РФ указанные во встречном заявлении суммы налоговой санкции и пени подлежат взысканию в судебном порядке.

Правовых оснований для снижения штрафа в порядке статей 112, 114 НК РФ суд не усматривает, а доводы общества в данной части (заявитель является социально значимым предприятием, наличии существенной кредиторской задолженности, отсутствие достаточного количества денежных средств на счете) суд не принимает.

Доказательств применения к обществу несоизмеримо большого штрафа, что может превратиться из меры воздействия в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, материалы дела не содержат и заявителем не представлено.

Напротив суд признает, что назначенная инспекцией налоговая санкция в общем размере 226 260 рублей (без учета удовлетворенных требований) отвечает конституционным принципам дифференцированности и справедливости наказания, признаку индивидуализации налоговой ответственности, соответствует характеру правонарушениям, а также обеспечивает учет причин и условий их совершения, степень вины юридического лица, гарантируя тем самым адекватность порождаемых последствий для заявителя тому вреду, который причинен в результате противоправных деяний.

Выставленные инспекцией в порядке статей 69, 70 НК РФ требования        №№ 1408, 1409 от 14.11.2014 об уплате налоговым агентом предъявленной к взысканию пени и штрафа в добровольном порядке обществом оставлены без исполнения.

Нарушение срока на обращение инспекции в суд не выявлено.

Принимая во внимание установленные при рассмотрении дела обстоятельства, а также факт неуплаты заявителем по настоящее время указанных платежей, суд удовлетворяет заявленное инспекцией встречное требование о взыскания с общества 115 913 рублей, в том числе, штрафа по статье 123 НК РФ в размере 53 353 рубля за неудержание и неперечисление НДФЛ (недобор), пени в размере 56 560 рублей за  просрочку исполнения обязанности по уплате НДФЛ и штрафа по пункту 1 статьи 126 НК РФ в размере 6 000 рублей за непредставление справок по форме 2-НДФЛ, начисленных оспариваемым решением по результатам выездной налоговой проверки.

Согласно статье 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В соответствии со статьей 333.21 НК РФ при цене иска 115 913 рублей государственная пошлина составляет 4 477 рублей 39 копеек и подлежит отнесению на общество.

При обращении в суд с заявлением об оспаривании в части решения инспекции от 28.08.2014 № 22-В, общество  по чеку-ордеру от 06.12.2014 уплатило государственную пошлину в сумме 2 000 рублей.

Принимая во внимание результаты рассмотрения настоящего дела, а также то, что законодательством не предусмотрено освобождение государственных органов от возмещения судебных расходов в случае принятия решения не в их пользу, в том числе, в части, суд,  в силу статьи 110 АПК РФ относит судебные расходы в виде уплаченной государственной пошлины в размере 2 000 рублей на инспекцию.

Руководствуясь статьями 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л :

Требование закрытого акционерного общества «Компания «Сакура» удовлетворить частично.

Признать недействительным решение Межрайонной ИФНС России № 2 по Сахалинской области № 22-В о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 28.08.2014 в части доначисления  закрытому акционерному обществу «Компания Сакура» налога на прибыль организаций в сумме 28 591 рубль и приходящихся на указанную сумму пени и штрафа; единого налога, уплачиваемого при УСН в сумме 55 500 рублей и приходящихся на указанную сумму пени и штрафа, как не соответствующее Налоговому кодексу РФ.

В удовлетворении остальной части требования закрытого акционерного общества «Компания «Сакура» отказать.

Требование закрытого акционерного общества «Компания «Сакура» о признании  недействительным решения Межрайонной ИФНС России № 2 по Сахалинской области № 22-В о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 28.08.2014 в части доначисления  единого налога, уплачиваемого при УСН в сумме 66 136 рублей, пени в сумме 9 421 рубль и штрафа в сумме 13 227  рублей оставить без рассмотрения.

Взыскать с закрытого акционерного общества «Компания «Сакура», зарегистрированного в качестве юридического лица администрацией города Холмска и района Сахалинской области 07.06.1996 за регистрационным номером 60 и в Едином государственном реестре юридических лиц за основным государственным регистрационным номером 1026501022162 (ИНН 6509004785), расположенного по адресу: Сахалинская область, Холмский район, село Правда, ул. Центральная, 33, в доход бюджета пени по налогу на доходы физических лиц в размере 56 560 рублей и налоговые санкции в размере 59 353 рубля, в общей сумме 115 913 рублей.

Взыскать с закрытого акционерного общества «Компания «Сакура» государственную пошлину в доход федерального бюджета в размере 4 477 рублей 39 копеек.

Взыскать с Межрайонной ИФНС России № 2 по Сахалинской области в пользу закрытого акционерного общества «Компания Сакура» 2 000 рублей судебных расходов по уплате государственной пошлины.

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня его принятия в Пятый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Сахалинской области.

Судья                                                                                            В.С. Орифова