НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Ростовской области от 13.02.2019 № А53-365/18

АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

г. Ростов-на-Дону

Резолютивная часть решения объявлена   13 февраля 2019 года

Полный текст решения изготовлен            15 февраля 2019 года

Арбитражный суд Ростовской области в составе судьи Корниенко А. В.

при ведении протокола судебного заседания секретарём судебного заседания Малоземовой В.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску

общества с ограниченной ответственностью "АЛЛ ГРИН" (ИНН 6114009400,               ОГРН 1066114003559)

к Черняк Виктору Викторовичу, Борисову Николаю Николаевичу,

о взыскании,

при участии:

от истца: представители Артеменко А.А. и Супрун В.В. по доверенности от 28.05.2018,  представитель  Никитина Ю.Н. по доверенности от 06.11.2018;

от ответчика: представитель Новикова Г.М. по доверенности от 29.01.2019 и  Черняк Виктор Викторович (лично, паспорт предъявлен, личность установлена).

от Борисова Н.Н.: Борисов Н.Н. (лично, паспорт предъявлен, личность установлена) и представитель Новикова Г.М. по доверенности от 31.01.2018.

установил: общество с ограниченной ответственностью "АЛЛ ГРИН" обратилось в суд с иском к Черняк Виктору Викторовичу и Борисову Николаю Николаевичу о взыскании убытков в размере 1 423 000 рублей.

Третьи лица, извещенные надлежащим образом, явку своих представителей не обеспечили. Судебное заседание проводится в порядке, предусмотренном статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В ходе судебного разбирательства истец уточнил исковые требования, согласно которым просил взыскать с ответчиков солидарно убытки в общем размере 1 763 769 рублей 87 копеек, из которых: убытки в размере 1 283 305 рублей, связанные с утратой денежных средств, находившихся на расчетных счетах ООО "АЛЛ ГРИН", убытки в размере 480 464 рублей 87 копеек. Судом приняты к рассмотрению уточненные требования истца в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Требования истца мотивированы следующим.

В период времени с 09.12.2015 по 12.01.2017 Черняк Виктор Викторович работал в должности генерального директора ООО "АЛЛ ГРИН", что подтверждается дополнительным соглашением от 08.12.2015 № 11 к трудовому договору от 01.11.2007               № 3, приказом от 09.12.2015 № 6, протоколом общего собрания участников ООО "АЛЛ ГРИН" от 08.12.2015 № 2-15.

В период с 21.01.2016 по 21.09.2016 по корпоративной карте ООО "АЛЛ ГРИН", номер карты: 5479520010070876, а также по корпоративному счету 40702810300235003805, открытому в Филиале "Южный" Банка ВТБ (ПАО), были проведены следующие операции по снятию наличных денежных средств:

ПАО "Сбербанк" – р/с 4070281045209002970:

21.01.2016 – 150 000 рублей,

25.01.2016 – 30 000 рублей,

02.02.2016 – 150 000 рублей,

03.02.2016 – 128 000 рублей,

03.02.2016 – 20 000 рублей,

04.02.2016 – 80 000 рублей,

11.02.2016 – 148 500 рублей,

20.02.2016 – 49 500 рублей,

29.02.2016 – 99 000 рублей,

03.03.2016 – 80 000 рублей,

10.03.2016 – 15 000 рублей,

16.03.2016 – 4 000 рублей,

17.03.2016 – 16 000 рублей,

18.03.2016 – 55 000 рублей,

29.03.2016 – 6 500 рублей,

09.04.2016 – 5 500 рублей,

21.04.2016 – 77 000 рублей,

28.04.2016 – 16 000 рублей,

10.05.2016 – 15 000 рублей,

Итого: 1 145 500 рублей.

Филиал "Южный" Банка ВТБ (ПАО) р/с 40702810300235003805:

16.05.2016 – 37 000 рублей,

25.05.2016 – 24 000 рублей,

26.05.2016 – 99 500 рублей,

27.05.2016 – 52 000 рублей,

03.06.2016 – 20 000 рублей,

07.06.2016 – 20 000 рублей,

15.08.2016 – 15 000 рублей,

21.09.2016 – 10 000 рублей,

Итого: 277 500 рублей.

В ходе проведения внутренней бухгалтерской проверки, а также аудиторской проверки выявлено, что 01.01.2016 по 30.09.2016 кассовые чеки на получение денежных средств с корпоративных карт, а также приходные кассовые ордера на внесение наличных денежных средств в кассу отсутствуют. Указанные денежные средства в кассу ООО "АЛЛ ГРИН" не вносились.

Ссылаясь на неправомерные действия ответчиков по ненадлежащему контролю за ведением бухгалтерского учета, истец обратился в суд с настоящим заявлением.

Выслушав представителей сторон и ознакомившись с доказательствами, имеющимися в материалах дела, суд пришел к следующим выводам.

На основании пунктов 1, 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом.

Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Из анализа пункта 4 статьи 32, пункта 1 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", пункта 3 статьи 53 ГК РФ следует, что директор является исполнительным органом управления общества и, реализуя от имени и в интересах данного юридического лица гражданские права и обязанности, должен действовать добросовестно и разумно.

Согласно пунктам 2, 3 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

При определении оснований и размера ответственности членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа общества, членов коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющего должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Согласно пункту 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", абзацу второму пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий связана с риском предпринимательской и (или) иной экономической деятельности.

В пунктах 1, 3, 4, 5, 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" разъяснено, что лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган - директор, генеральный директор и т.д., временный единоличный исполнительный орган, управляющая организация или управляющий хозяйственного общества, руководитель унитарного предприятия, председатель кооператива и т.п.; члены коллегиального органа юридического лица - члены совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) хозяйственного общества, члены правления кооператива и т.п.; далее - директор), обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК РФ). В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

На основании подпункта 5 пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" недобросовестность действий директора считается доказанной, когда директор знал о том, что его действия на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица.

Арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности. Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

В силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.

В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (статья 1 ГК РФ), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.

Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

Арбитражным судам следует давать оценку тому, насколько совершение того или иного действия входило или должно было, учитывая обычные условия делового оборота, входить в круг обязанностей директора, в том числе с учетом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т.п.

Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством. В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т.п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора, понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора.

При обосновании добросовестности и разумности своих действий (бездействия) директор может представить доказательства того, что квалификация действий (бездействия) юридического лица в качестве правонарушения на момент их совершения не являлась очевидной, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица.

В случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки (пункт 3 статьи 53             ГК РФ).

При оценке добросовестности и разумности подобных действий (бездействия) директора арбитражные суды должны учитывать, входили или должны ли были, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица, входить в круг непосредственных обязанностей директора такие выбор и контроль, в том числе, не были ли направлены действия директора на уклонение от ответственности путем привлечения третьих лиц.

О недобросовестности и неразумности действий (бездействия) директора помимо прочего могут свидетельствовать нарушения им принятых в этом юридическом лице обычных процедур выбора и контроля.

С иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим, вправе обратиться в суд общество или его участник (пункт 5 названной статьи Закона).

Ответственность единоличного исполнительного органа общества является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам статьи 15                    ГК РФ.

Взыскание убытков является одной из форм гражданско-правовой ответственности, направленной исключительно на восстановление нарушенных имущественных прав, на сохранение баланса прав и законных интересов субъектов гражданского правоотношения с учетом принципа справедливости.

В силу статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными ГК РФ, согласно которым под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

В соответствии со статьей 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом и договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. При этом согласно пункту 2 статьи 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

Таким образом, под убытками понимаются не любые имущественные потери лица, независимо от причин их возникновения, имеющие экономическую основу, а лишь те невыгодные имущественные последствия, которые наступают для потерпевшего вследствие противоправного нарушения обязательства либо причинения вреда его личности или имуществу и подлежащие возмещению.

По смыслу названных норм, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать их наличие и размер, неисполнение или ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору и причинную связь между ненадлежащим исполнением обязательства и причинением убытков.

Обращаясь в суд с требованием о взыскании убытков, истец ссылается на то, что ответчик, занимая должность генерального директора общества в период с 21.01.2016 по 21.09.2016, допустил неразумные и недобросовестные действия (действия) по ненадлежащему ведению бухгалтерского учета, снятию денежных средств и незаконному начислению и выплате заработной платы Борисову Н.Н. В связи с чем, в результате неправомерных действий генерального директора Черняка В.В. у общества возникли убытки в размере 1 763 769 рублей 87 копеек.

В силу статьи 3 Закона о бухгалтерском учете руководитель экономического субъекта – лицо, являющееся единоличным исполнительным органом экономического субъекта, либо лицо, ответственное за ведение дел экономического субъекта, либо управляющий, которому переданы функции единоличного исполнительного органа.

Статьей 19 Закона о бухгалтерском учете также установлена обязанность экономического субъекта организовать и осуществлять внутренний контроль совершаемых фактов хозяйственной жизни.

Указанные нормы направлены на усиление контроля за достоверностью бухгалтерского учета организации.

Таким образом, Черняк В.В. в период исполнения обязанностей единоличного исполнительного органа общества должен был обеспечить соблюдение бухгалтерской дисциплины на предприятии.

Однако нарушение порядка ведения бухгалтерского учета само по себе не является достаточным основанием для вывода о причинении обществу убытков. В данном случае истец должен представить надлежащие доказательства того, что в результате недобросовестного и неразумного исполнения ответчиком своих обязанностей (а именно их ненадлежащего исполнения) обществу причинены имущественные убытки.

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 и пункта 2 статьи 7 ФЗ "О бухгалтерском учете" руководитель несет ответственность за надлежащую организацию бухгалтерского учета, а главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера) - за ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности.

В спорный период времени в обществе имелась должность главного бухгалтера и Черняк В.В., как генеральный директор общества, за период с 21.01.2016 по 21.09.2016, никогда не принимал на себя исполнение обязанностей главного бухгалтера. Именно на главного бухгалтера общества в силу норм ФЗ "О бухгалтерском учете" законодатель возложил обязанность по ведению бухгалтерского учета и составлению отчетности, отвечающей критериям полноты и достоверности. При этом в материалы дела не представлено доказательств того, что действия ответчика противоречили мнению главного бухгалтера общества, или, что ответчик принуждал главного бухгалтера к искажениям или ошибкам при ведении учета или составлении отчетности.

В качестве подтверждения возникновения убытков, истец представил суду письменную информацию по результатам аудиторской проверки бухгалтерской (финансовой) отчетности ООО "АЛЛ ГРИН" за период с 01.01.2015 по 30.09.2016, составленную обществом с ограниченной ответственностью "Профессионал Аудит", а также банковские выписки о  движении денежных средств по счетам.

Согласно выводам аудитора в обществе не применяются такие процедуры контроля в системе бухгалтерского учета, как: проведение сверок расчетов, проверка правильности документооборота и наличия разрешительных записей руководящего персонала; проведение в соответствии с установленным порядком периодических и плановых инвентаризаций товарно-материальных ценностей на предмет выяснения соответствия данных бухгалтерского учета фактическому наличию; использование для целей контроля информации из источников, расположенных вне данного экономического субъекта; осуществление мер, направленных на физическое ограничение доступа несанкционированных лиц к активам Общества, системе ведения документации и записей по бухгалтерским счетам.

Между тем, истцом не представлены документы, подтверждающие компетентность аудитора в проведении аудиторских проверок, содержание письменной информации носит предположительный характер. Следовательно, не принимается судом в качестве надлежащего доказательства.

Что касается необоснованной выплаты Борисову Н.Н. при увольнении, суд отмечает следующее.

В соответствии с частью 3 статьи 40 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" единоличный исполнительный орган общества:

1) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки;

2) выдает доверенности на право представительства от имени общества, в том числе доверенности с правом передоверия;

3) издает приказы о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и налагает дисциплинарные взыскания;

4) осуществляет иные полномочия, не отнесенные настоящим Федеральным законом или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества, совета директоров (наблюдательного совета) общества и коллегиального исполнительного органа общества.

В силу пункта 2.3.5 дополнительного соглашения от 08.12.2015 № 11 к трудовому договору от 01.11.2007 к полномочиям директора  относится заключение, изменение, прекращение трудовых договоров с работниками Общества. Указанные вопросы не относятся к компетенции общего собрания участников.

Следовательно, Черняк В.В., заключая дополнительное соглашение от 02.02.2016            № 6 к трудовому договору от 14.05.2009 № 13, действовал в рамках своих полномочий.

Кроме того, истец, заявляя о том, что данное соглашение о дополнительных выплатах было принято Черняком В.В. в период тяжелой финансовой ситуации для общества, надлежащих доказательств такой ситуации не представил.

Ответчик, возражая портив удовлетворения заявленных требований, указал, что истцом после освобождения Черняка В.В. от должности были поданы в налоговые органы изменения в бухгалтерскую отчетность, которые не соответствовали действительной финансовой обстановке в организации, в связи с чем породили настоящие исковые требования.

По ходатайству ответчика по настоящему делу была проведена почерковедческая экспертиза, на разрешение эксперту были поставлен следующий вопрос: "Кем, Черняком В.В. или иным лицом, выполнены подписи от его имени, расположенные в левом нижнем углу под текстом описи № 4 к акту приемки-передачи дел и имущества от 12.01.2017                 № 1?".

В заключении эксперт указал, что подписи от имени Черняка В.В., расположенные в левом нижнем углу под текстом описи № 4 к акту приемки-передачи дел и имущества от 12.01.2017 № 1, не пригодны для проведения идентификационного почерковедческого исследования, так как вследствие предельной краткости и простоты строения, в них отсутствуют значимые идентификационные признаки, характеризующие подписной почерк конкретного исполнителя.

Таким образом, довод ответчика о не подписании акта приема-передачи от 12.01.217 последним не оспорен.

Также ответчик заявил о пропуске исковой давности.

Однако такое заявление ответчика со ссылкой на статью 392 Трудового кодекса Российской Федерации суд считает не обоснованным.

Согласно статьям 196, 200 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года.

Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В абзаце 2 пункта 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 разъяснено, что в случаях, когда требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении.

В рассматриваемом случае новый директор общества Хомяков А.Д. был назначен с 29.08.2017. Иск поступил в Арбитражный суд Ростовской области 11.01.2018.

Сроки, установленные статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, к рассматриваемому случаю не применимы.

Согласно абзацу 3 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации («Сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора») работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба.

В соответствии с абзацем 1 статьи 381 Трудового кодекса Российской Федерации индивидуальный трудовой спор - неурегулированные разногласия между работодателем и

работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Между тем, ответчик Черняк В.В. привлекается к ответственности на основании положений ГК РФ и Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», в связи с чем к настоящему требованию подлежит применению общий срок исковой давности.

Согласно пункту 1 статьи 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 ГК РФ.

В абзаце 2 пункта 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 разъяснено, что в случаях, когда требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении.

В рассматриваемом случае новый директор общества Хомяков А.Д. был назначен с 29.08.2017. Иск поступил в Арбитражный суд Ростовской области 11.01.2018.

Даже если принять довод ответчика о том, что Хомяков А.Д. знал еще в 2016 году обо всех перечислениях, срок исковой давности истцом не пропущен по основаниям, указанным ранее.

Таким образом, доводы истца о наличии вины ответчика и причинной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями не основаны на нормах материального права, регулирующих спорное правоотношение.

Привлечение единоличного исполнительного органа к ответственности зависит от того, действовал ли он при исполнении своих обязанностей разумно и добросовестно, то есть, проявил ли он заботливость и осмотрительность и принял ли все необходимые меры для надлежащего исполнения своих обязанностей.

С учетом изложенного, истцом в материалы не представлено доказательств, достоверно подтверждающих факт причинения убытков действиями ответчика; доказательств, подтверждающих непосредственное участие ответчика в необоснованном перечислении денежных средств, а также вины ответчика.

Поскольку не доказана совокупность условий, необходимых для привлечения Черняка В.В. к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков, постольку правовых оснований для удовлетворения иска не имеется.

В отношении требований к Борисову Н.Н. суд пришел к выводу о прекращении производства по делу на основании следующего.

Согласно статье 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражному суду подведомственны  дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, если сторонами в них являются юридические лица или индивидуальные предприниматели.

Юридически значимым фактом для отнесения спора к подведомственности арбитражного суда является установление не только субъектного состава, но и предмет спора (экономический характер требования).

К подведомственности арбитражных судов отнесены экономические споры с участием граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном порядке, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (часть 2 статьи 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с положениями пункта 2 части 6 статьи 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане, арбитражные суды рассматривают дела по спорам, указанным в статье 225.1 настоящего Кодекса.

Статьей 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к таким спорам, в частности отнесены споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, споры, возникающие из гражданских правоотношений между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц, а также споры, вытекающие из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров.

При рассмотрении настоящего спора судом установлено, что в спорный период Борисов Н.Н. числился заместителем директора общества.

В соответствии со статьей 17 Устава ООО "АЛЛ ГРИН" органами управления в обществе являются общее собрание участников общества и генеральный директор общества.

Следовательно, Борисов Н.Н. не является лицом, входящим в состав органов его управления по смыслу пункта 4 названной статьи.

В силу пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Таким образом, требования истца о взыскании с Борисова Н.Н. убытков не отнесены к категории корпоративных по субъектному составу правоотношений и не подлежат рассмотрению арбитражным судом в связи с его неподведомственностью, что влечет необходимость прекращения производства по делу в этой части.

По правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по проведению судебной экспертизы относятся судом на истца. Излишне внесенные ответчиком на депозитный счет суда денежные средства подлежат возврату последнему.

Так как определением от 18.01.2018 истцу была предоставлена отсрочка уплаты государственной пошлины, с истца надлежит взыскать в федеральный бюджет государственную пошлину в размере 30 638 рублей.

Руководствуясь статьями 110, 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Р Е Ш И Л:

в удовлетворении исковых требований общества с ограниченной ответственностью "АЛЛ ГРИН" (ИНН 6114009400, ОГРН 1066114003559) к Черняк Виктору Викторовичу отказать.

Производство по делу в части исковых требований к Борисову Николаю Николаевичу прекратить.

Разъяснить истцу, что при прекращении производства по делу повторное обращение в арбитражный суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "АЛЛ ГРИН"                          (ИНН 6114009400, ОГРН 1066114003559) в пользу Черняк Виктора Викторовича расходы по проведению экспертизы в размере 11 888 рублей.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "АЛЛ ГРИН"                             (ИНН 6114009400, ОГРН 1066114003559) в федеральный бюджет судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 30 638 рублей.

Возвратить Черняк Виктору Викторовичу с депозитного счета Арбитражного суда Ростовской области денежные средства в размере 18 112 рублей, излишне уплаченных по чек-ордеру от 16.06.2018, по реквизитам, указанным в заявлении. 

Решение суда по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Решение суда по настоящему делу может быть обжаловано в апелляционном порядке в Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца с даты принятия решения через суд, принявший решение.

Решение суда по настоящему делу может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу решения через суд, принявший решение, при условии, что оно было предметом рассмотрения арбитражного суда апелляционной инстанции или суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.

            Судья                                                                                               Корниенко А. В.