НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Республики Коми от 29.05.2007 № А29-549/2007

         Арбитражный суд Республики Коми

http://komi.arbitr.ru

__________________________________________________________________________________

          Именем Российской Федерации

                               Решение

г. Сыктывкар

«29» мая 2007 г.Дело № А29-549/2007

(дата оглашения резолютивной части решения)

«31» мая 2007 г.

(дата изготовления решения в полном объеме)

Судья Арбитражного суда Республики Коми Борлакова Р.А.,

при ведении протокола судебного заседания ею же,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Открытого акционерного общества «Акционерная энергетическая компания «Комиэнерго»

к Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми

о признании частично недействительным решения от 29.12.2006 г. №15-13/5

при участии в заседании:

от истца: Понькин И.С.- доверенность от 28.12.2006 г., Идрисова О.А.- по доверенности от 28.12.2006 г.

от ответчика: Бербен О.П.- по доверенности №07-27/47 от 28.07.2006 г., Шушарина Т.А.- по доверенности от 19.04.2007 г., Сидорова Т.Л.- по доверенности №07-27/69 от 09.11.2006 г.

установила:

ОАО «АЭК «Комиэнерго» обратилось с заявлением о признании частично недействительным решения Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми от 29.12.2006 г. №15-13/5 (в части):

-пункт 1.2. в части штрафа по налогу на прибыль в сумме 85 454 руб. и штрафа по налогу на доходы физических лиц в сумме 1 024 руб. 40 коп.;

-пункт 2.2.1 полностью;

-пункт 2.2.2 полностью;

-пункт 2.2.3 в части 944 491 руб.;

-пункт 2.2.8 в части 819 884 руб.;

-пункт 2.3. полностью;

-пункт 2.4 в части 5 122 руб.;

-пункт 2.5.1 полностью;

-пункт 2.5.2 полностью;

-пункт 2.5.6 полностью;

-пункт 2.5.7 полностью;

-пункт 2.5.7.1 полностью;

-пункт 2.5.7.2 полностью;

-пункт 5 полностью.

В соответствии с заявлением ОАО АЭК «Комиэнерго от 28 мая 2007 г. требования были уточнены по пунктам 2.5.7 и 2.5.7.2, обозначены в сумме  в сумме 1 957 руб. 24 коп., при этом ООО АЭК «Комиэнерго» исключил из обжалуемой части решения пункт 2.5.7.1.  

Межрайонная Инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми не признает требования заявителя.

Межрайонная Инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми провела выездную налоговую проверку Открытого акционерного общества «Акционерная энергетическая компания «Комиэнерго» по вопросам соблюдения налогового и валютного законодательства за период с 01.01.2004 г. по 31.12.2004 г.

По результатам проверки был составлен акт выездной налоговой проверки от 11.12.2006 г., в соответствии с которым была установлена неполная уплата налога на прибыль, налога организаций с доходов, полученных в виде дивидендов от российских организаций иностранными организациями, НДС, земельного налога, транспортного налога, платы за пользование водными объектами, налога на рекламу, единого социального налога, налога на доходы физических лиц.  

ОАО АЭК «Комиэнерго», не согласившись с выводами проверки, представило возражения.

Рассмотрев акт проверки, с учетом представленных налогоплательщиком возражений, Межрайонная Инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми вынесла решение №15-13/5 от 29.12.2006 г. о привлечении ОАО АЭК «Комиэнерго» к налоговой ответственности.

ОАО АЭК «Комиэнерго», не согласившись частично с выводами проверки, обратилось с заявлением об обжаловании принятого решения.    

По делу объявлялся перерыв до 12 час. 00 мин.  28 мая 2007 г. и до 14 час. 30 мин. 29 мая 2007 г.

Выслушав представителей сторон, рассмотрев имеющиеся в деле документы и материалы, суд находит требования ОАО АЭК «Комиэнерго» обоснованными частично, при этом исходит из следующих обстоятельств.

Решение излагается судом в хронологии приведенных в заявлении ОАО АЭК «Комиэнерго» обстоятельств по каждому из обжалуемых пунктов решения, при этом ОАО АЭК «Комиэнерго» именуется как Общество, а Межрайонная Инспекция Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми как Инспекция, налоговый орган.

 По налогу на прибыль.

1. В соответствии с п. 1.1описательной части решения Обществом допущенозавышение   расходов в проверяемом периоде на 5830 руб.,  в нарушение статьи 252, пункта  12 статьи 264   Налогового Кодекса РФ и Инструкции Минфина СССР, Госкомтруда СССР, ВЦСПС № 62 от 07.04.1988 «О служебных командировках в пределах СССР», филиалом отнесено на расходы, уменьшающие доходы коммерческий сбор за реализацию ж/д билетов, услуги по оформлению и доставке проездных билетов по авансовым отчетам, связанным с затратами на командировки, в том числе:

- по филиалу «Энергосбыт»  в сумме 2835 руб. (факт нарушения отражен в пункте 2.1.2.1 акта проверки)

- по филиалу «Южные электрические сети в сумме 2995 руб. (факт нарушения отражен в пункте 2.1.2.5 акта проверки).

В этой части решения Инспекция полагает, что в соответствии с вышеуказанными нормативными актами к расходам на командировки относятся:

проезд к месту командировки и обратно к месту постоянной работы, наем жилого помещения; суточные или полевое довольствие в пределах норм, утвержденных Правительством Российской Федерации; оформление и выдачу виз, паспортов, ваучеров, приглашение и других аналогичных документов; консульские и аэродромные сборы, сборы на право въезда, прохода, транзита автомобильного и иного транспорта, за пользование морскими каналами, другими подобными сооружениями и иные аналогичные платежи и сборы. 

В соответствии со ст.252 НК РФ расходами для целей налогообложения признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Расходы можно отнести на затраты, учитываемые для целей налогообложения, при наличии доказательств их экономической целесообразности и связи с производственной деятельностью. Обоснованием необходимости приобретения билетов у посредника, которому был уплачен сервисный сбор, может служить отсутствие билетов в железнодорожной кассе. В этом случае допустимо отнесение сервисного сбора на расходы, как суммы комиссионных сборов.

Инспекция также сослалась на пункт 2 ст.786 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что заключение договора перевозки пассажира удостоверятся билетом. Форма билета устанавливается в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами.

Таким образом, полагает Инспекция, для целей налогообложения прибыли расходы работодателя, связанные с возмещением работнику стоимости проезда к месту командировки, будут учитываться только в суммах, подтвержденных билетом (проездным документом).

В отношении остальных затрат работника за предварительное приобретение билетов, сервисного сбора, брони, дополнительного страхования, взимаемого транспортными агентствами при покупке билетов, стоимости пользования в поезде комплектом постельного белья, Инспекция полагает, что они не связаны непосредственно с оплатой проезда к месту командировки и не уменьшают налогооблагаемую базу по прибыли.

Обратившись с заявлением Общество указало, что правомерно отнесло в состав расходов сумму коммерческого сбора за реализацию ж/д билетов, услуг по оформлению и доставке проездных билетов по авансовым отчетам, связанным с затратами по командировкам.   

 Приведенные Обществом доводы судом принимаются в качестве неправомерности доначисления налога на прибыль этому основанию.

Указанные услуги представляют собой сборы за оформление и доставку проездных билетов.

Возможность их включения в произведенные расходы, помимо положений ст. 247, ч.1 и ч.2  ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации, также установлена нижеследующими положениями.

В соответствии с пунктом 12 части 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией относятся, в том числе расходы на командировки, в частности на проезд работника к месту командировки и обратно к месту постоянной работы, оформление и выдачу виз, паспортов, ваучеров, приглашений и иных аналогичных документов, консульские, аэродромные сборы, сборы за право въезда, прохода, транзита автомобильного и иного транспорта, за пользование морскими каналами, другими подобными сооружениями и иные аналогичные платежи и сборы.

Как следует из текста вышеуказанной нормы приведенный перечень расходов, связанных с командировкой не является исчерпывающим, а потому сюда могут быть отнесены и иные экономически обоснованные и документально подтвержденные расходы.

Экономическая обоснованность подобных расходов вытекает из обязанности Заявителя в соответствии со статьями 167 и 168 Трудового договора РФ компенсировать работникам расходы последних, связанные со служебной командировкой.

В частности статьей 168 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что в случае направления работника в служебную командировку последнему компенсируются расходы по проезду, а также иные расходы.

В соответствии с пунктом 12 Инструкции Минфина СССР, Госкомтруда СССР, ВЦСПС № 62 от 07.04.1988 «О служебных командировках в пределах СССР»  расходы по проезду к месту командировки и обратно к месту постоянной работы возмещаются командированному работнику в размере: стоимости проезда воздушным, железнодорожным, водным и автомобильным транспортом общего пользования (кроме такси), включая страховые платежи по государственному обязательному страхованию пассажиров на транспорте, оплату услуг по предварительной продаже проездных документов, расходы за пользование в поездах постельными принадлежностями.

К авансовым отчетам работникам Общества приложены документы, подтверждающие произведенные ими расходы, в том числе и по приобретению билетов, соответственно, в силу ст. 168 Трудового кодекса Российской Федерации, Общество, являясь работодателем, обязано было из компенсировать, равно как и отнести в расходы, связанные с командировкой своих работников.

2. В соответствии с п. 1.2 описательной части решения, в нарушение подпункта 14 пункта 1 статьи 251, пункта 1 статьи 252 и подпункта 17 статьи 270 НК РФ филиалом Общества «Ухтинские тепловые сети» (факт нарушения отражен в пункте 2.1.2.2 акта проверки)  полученные доходы за 2004 год неправомерно уменьшены на суммы расходов за услуги по охранной деятельности Отдела вневедомственной охраны при УВД г. Ухта в размере 74 284,80 руб.

Решение Инспекции в этой части мотивировано положениями пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, устанавливающего, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Со ссылкой на Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №5953/03 от 21.10.2003г., где указано, что средства, поступающие подразделениям вневедомственной охраны в качестве платы за услуги по охранной деятельности, носят целевой характер и не могут быть признаны доходами в смысле, придаваемом статьей 41 Кодекса, и, соответственно, не подлежат обложению налогом на прибыль организаций, руководствуясь пунктом 17 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации, расходы по оплате услуг вневедомственной охраны не были приняты.

Как указывает Инспекция, в соответствии с пунктом 16 статьи 1 Федерального закона №58-ФЗ от 06.06.2005г.  «О внесении изменений в часть вторую Кодекса и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах» в статью 264 Кодекса внесены изменения, согласно которым в состав прочих расходов включаются, в частности, затраты на оплату услуг, оказываемых вневедомственной охраной при органах внутренних дел Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации. Данное положение вступает в силу по истечении одного месяца со дня его официального опубликования и распространяется на правоотношения, возникшие с 1 января 2005 года.

Рассмотрев представленные доводы Общества в этой части, суд находит их обоснованными.

Согласно положений п.17 ст. 270 Налогового кодекса российской Федерации и п. 14 ст. 251 Налогового кодекса Российской Федерации, при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются расходы в виде стоимости имущества, переданного в рамках целевого финансирования в соответствии с подпунктом 14 п.1 ст. 251 Налогового кодекса Российской Федерации.

В свою очередь подпункт 14 п.1 ст. 251 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает, что доходы в виде имущества, полученного налогоплательщиком в рамках целевого финансирования, не учитываются при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль. При этом к средствам целевого финансирования относится имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному организацией (физическим лицом) - источником целевого финансирования или федеральными законами, в том числе в виде средств бюджетов всех уровней, государственных внебюджетных фондов, выделяемых бюджетным учреждениям по смете доходов и расходов бюджетного учреждения.

Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Подпунктом 6 п. 1 ст. 264 Налогового кодекса РФ (в редакции Федерального закона от 29.05.2002 г. №57-ФЗ) предусмотрено, что к прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией, относятся, в частности, расходы на услуги по охране имущества, а также расходы на приобретение иных услуг охранной деятельности.

Факт производства расходов подтвержден наличием заключенного договора с вневедомственной охраной, а также счетами-фактурами, платежными поручениями, регистрами учета расходов.

Инспекцией производство расходов не оспаривается, равно как и их сумма.

Общество не определяет цели использования его денежных средств получателем, а пункт 14 статьи 251 Налогового кодекса РФ к средствам целевого финансирования относит имущество, полученное налогоплательщиком и использованное им по назначению, определенному организацией- источником целевого финансирования или федеральными законами.

Федеральным законом от 23 декабря 2003 г. №186-ФЗ действие частей 1 и 3 статьи 35 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. №1026-1 «О милиции» приостановлено с 1 января по 31 декабря 2004 г. в части средств, поступающих на основании договоров и в части финансирования вневедомственной охраны за счет средств, поступающих на основе договоров. Плата за государственные охранные услуги поступает в доход бюджета, а не вневедомственной охраны.

Согласно п.6 ст. 264 Налогового кодекса РФ (в редакции Федерального закона от 06.06.2005 г. №58-ФЗ) к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на услуги по охране имущества и иных услуг охранной деятельности, в том числе услуг, оказываемых вневедомственной охраной при органах внутренних дел Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно ст. 35 Закона РФ «О милиции» (в редакции, действующей с 01 января 2005 г.) финансирование вневедомственной охраны при органах внутренних дел за счет денежных средств, поступающих на основе договоров, не предусмотрено.

Доводы Инспекции о необходимости применения положений Постановления Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 21.10.2003 г. №5953/03 не принимаются налогоплательщиком.

В этой части суд также отмечает, что применительно к рассматриваемому делу необходимо учитывать расходы налогоплательщика, а не доходы Отдела вневедомственной охраны.

3. В соответствии с п. 1.3 описательной части решения Обществом в нарушение статьи 252   НК РФ в расходы, уменьшающие сумму доходов неправомерно включены расходы, не связанные с производством продукции, а именно расходы на приобретение питьевой воды у ООО «Эколайн», всего на сумму  160 800 руб., в том числе: 

-  филиалом «Ухтинские тепловые сети» в сумме 155 520 руб. ( факт нарушения отражен   в пункте 2.1.2.3 акта проверки)

- филиалом «Центральные электрические сети» в сумме 5 280 руб. ( факт нарушения отражен   в пункте 2.1.2.3 акта проверки)

4. В соответствии с п. 1.4 описательной части решения Обществом в нарушение статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации включены расходы на приобретение товарно-материальных ценностей (бутылей 19 литровых для питьевой воды и пневматических помп для удобства налива питьевой воды) у ПБОЮЛ Черемискина Руслана Геннадьевича в сумме 15750 руб. ( факт нарушения отражен   в пункте 2.1.2.4 акта проверки).

Возражая против выводов Инспекции в этой части, Общество указало, что в соответствии с пунктом 7 части 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией относятся, в том числе расходы на обеспечение нормальных условий труда.

Затраты на покупку воды для сотрудников обусловлены обязанностью работодателя обеспечивать нормальные условия труда работников в соответствии со статьями 22 и 223 Трудового кодекса РФ.

В соответствии протоколом испытания проб питьевой воды V.6/Х5-22 от 20.12.2005, составленным испытательной лабораторией МУП «Ухтаводоканал» качество воды не соответствует требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем водоснабжения. Контроль качества.» по показателям цветность, мутность и железо.

В соответствии с пунктом 2.1.5. договора от 05.02.2003 № 03-036, заключенного между МУП «Ухтаводоканал» и ОАО «АЭК Комиэнерго» (филиал «Ухтинские тепловые сети») качество поставляемой воды должно соответствовать ГОСТ Р 51232-98. В тексте договора от 01.06.2001, заключенного между МУП «Ухтаводоканал» и ОАО «АЭК Комиэнерго» (филиал «Центральные электрические сети» ) вообще отсутствует указание на то, что поставляемая вода должна соответствовать санитарным нормам.

Из текста представленных договоров на поставку питьевой воды  не следует, что питьевая вода соответствует или должна соответствовать СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем водоснабжения. Контроль качества».

Налоговым органом не представлено каких-либо доказательств того, что поставляемая ОАО «АЭК Комиэнерго» по г. Ухта питьевая вода фактически соответствует требованиям  вышеуказанного СанПиН.

Обязанность доказать данное обстоятельство возложена на налоговый орган в силу части 6 статьи 108 НК РФ, в соответствии с которой обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Аналогичная обязанность содержится и в части 1 статьи 65 АПК РФ, согласно которой обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Также в пунктах 1 и 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» подчеркнуто, что судебная практика рассмотрения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика, а сведения, изложенные в декларации и бухгалтерской отчетности - достоверны, если обратное не доказано налоговым органом.

Таким образом, налоговый орган не представил доказательств, свидетельствующих об экономической нецелесообразности расходов на питьевую воду, закупаемую у ООО «Эколайн».

Судом принимается вывод Инспекции о необоснованном включении в состав расходов суммы 160 800 руб. и 15 750 руб. (приобретение воды, бутылей и пневматических помп).

Представленный протокол испытания проб питьевой воды V.6/Х5-22 от 20.12.2005 г. не относится к 2004 г., составлен в декабре 2005 г.

Сведения о несоответствии питьевой воды в 2004 году не представлены Обществом.

Равно как и не представлены данные, подтверждающие использование питьевой воды в целях обеспечения работников, условия работы которых связаны с выездным характером работы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

К прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией, относятся, в частности, расходы на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации (подпункт 7 пункта 1 статьи 264 Кодекса).

Согласно статье 223 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) на работодателя возлагается обеспечение санитарно-бытового и лечебно-профилактического обслуживания работников организаций в соответствии с требованиями охраны труда. Работодатель обязан обеспечивать бытовые нужды работников, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей (статья 224 ТК РФ).

Если качество питьевой воды, подаваемой в организацию на основании договоров, заключенных с организациями водопроводно-канализационного хозяйства, соответствует Санитарно-эпидемиологическим правилам и нормам 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем водоснабжения. Контроль качества» (введены в действие Приказом Минздрава России от 26.09.2001 N 24) (далее - СанПиН 2.1.4.1074), то дополнительные расходы по приобретению питьевой воды являются экономически неоправданными расходами и не могут относиться на уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль.

Справка Госсанэпиднадзора о несоответствии водопроводной воды, поступающей в организацию, требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 и опасности использования ее в качестве питьевой Обществом не представлена.

На основании изложенного расходы Общества на приобретение питьевой воды являются экономически неоправданными, поскольку их экономическая целесообразность не подтверждена Обществом должным образом.

Приобретение бутылей и помп связано с необходимостью доставки питьевой воды и удобств ее налива.

Учитывая, что вопрос правомерности отнесения расходов по ее приобретению не решен положительно в пользу Общества, соответственно и вопрос приобретения бутылей и помп для ее транспортировки и налива также подлежит оценке в свете их экономической неоправданности.

Сумма заниженной налогооблагаемой базы в 2004 году составила 176 550 руб. (160 800 руб. + 15 750 руб. Сумма неуплаченного налога на прибыль в 2004 году составляет 42 372 руб.

5. В соответствии с п. 1.5. описательной части решения, Обществом в нарушение статьи 252 Кодекса Общество (филиал «Южные электрические сети») включило в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций, расходы на оплату услуг по сторожевой охране  по договору с обществом с ограниченной ответственностью частное охранное предприятие «Защита» в сумме 889 166 руб. Сумма неуплаченного налога на прибыль организаций за 2004 год составила 213 400 руб. (пункт 2.1.2.5 Акта выездной налоговой проверки).

Вывод налоговой инспекции об экономической нецелесообразности расходов, произведенных ЮЭС на оплату по сторожевой охране ООО ЧОП «Защита» в сумме 3 925 000 руб., произведен с учетом данных о выплаченной заработной плате за период с 01.01.2004 г. по 01.03.2004 г. Инспекция полагает, что расходы за 12 месяцев 2004 г. составили бы 2 845 801, 20 руб., в то время как стоимость услуг, оказанных ООО ЧОП «Защита» составила за 2004 г. 3 260 666, 67 руб.

Примененный метод определения целесообразности привлечения ООО ЧОП «Защита» к осуществлению услуг по охране помещений и материальных ценностей, представляется не соответствующим положениям налогового законодательства.

Общество в этой части обоснованно возражает против  сравнения только затрат на заработную плату сотрудников собственного отдела безопасности без учета всех нераспределенных общехозяйственных затрат, с расходами на услуги ООО ЧОП «Защита».

Пункт 1 статьи 252 Кодекса устанавливает, что целях настоящей главы налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В целях главы 25 Кодекса расходы разделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, а также внереализационные расходы.

Подпункт 6 пункта 1 статьи 264 Кодекса устанавливает, что к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на обеспечение пожарной безопасности налогоплательщика в соответствии с законодательством Российской Федерации, расходы на содержание службы газоспасателей, расходы на услуги по охране имущества, обслуживанию охранно-пожарной сигнализации, расходы на приобретение услуг пожарной охраны и иных услуг охранной деятельности, а также расходы на содержание собственной службы безопасности по выполнению функций экономической защиты банковских и хозяйственных операций и сохранности материальных ценностей (за исключением расходов на экипировку, приобретение оружия и иных специальных средств защиты).

С учетом приведенных положений налогового законодательства, принимая указание Общества на необходимость учета и иных затрат, связанных с наличием собственной службы безопасности, а также возможность решения вопроса по возмещению ущерба в полном объеме, суд не усматривает нарушений в действиях Обществ по отнесению в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций, расходы на оплату услуг по ООО ЧОП «Защита».

6. В соответствии с п.1.6 описательной части решения Общество, в нарушение статьи 252 Налогового Кодекса РФ расходов за оказание Компании консультационных услуг в области бухгалтерского и налогового учета, а также юридических услуг, оказанными сторонними организациями на сумму 79 624 руб. (факт нарушения отраженв пункте 2.1.2.6 Акта проверки).

    В ходе выездной налоговой проверки были затребованы штатное расписание  юридического отдела, должностные инструкции с указанием должностных лиц и возложенных функций по должностным обязанностям и табеля учета рабочего времени. Функциональные обязанности, прописанные в должностных инструкциях штатных сотрудников, не должны полностью совпадать с функциями работников, привлеченных со стороны.

Проанализировав и сопоставив договора об оказании юридических и консультационных услуг, договора возмездного оказания услуг, указанных в таблице, заключенные между обществом и юридическими фирмами, и должностные инструкции работников юридического отдела Общества, проверкой установлено, что штатные юристы общества выполняли работу, аналогичную указанной в договорах между обществом и юридическими фирмами. А именно, исходя из пункта 5 должностной инструкции, в соответствии с которыми на должность юрисконсульта юридического отдела исполнительного аппарата назначается лицо, имеющее высшее юридическое образование. Кроме того, юрисконсульт проходит периодическую аттестацию на соответствие занимаемой должности 1 раз в 5 лет и оценку профессионального потенциала, следовательно, включение в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль затрат по юридическим услугам, предоставленным юридическими фирмами, с которыми были заключены договора не являются экономически обоснованными и не несут более квалифицированную помощь, поскольку обладают углубленными знаниями.

При рассмотрении возражений были частично удовлетворены претензии Общества, за исключением суммы 60 000 руб. в силу отсутствием конкретного перечня оказанных услуг. 

Возражая против решения Инспекции в этой части, в сумме 60 000 руб. (договор на оказание консультационных услуг и представление интересов Компании в судебных и иных правоохранительных органах от 16.06.2004 г. б/н с адвокатским бюро «Поверенный), Общество указало, что право приобретения юридических услуг не ставится в зависимость от наличия аналогичной службы и соответствующих штатных сотрудников у предприятия. Налоговым органом не учтено, что Заявитель в 2004 году  являлся одним из крупнейших предприятий Республики Коми, специфика его работы  связана с достаточно большим объемом претензионно-договорной работы, требующей юридического сопровождения, с которой штатные работники юридического отдела не могут справиться в силу объективных причин. Так например за 2004 года общий объем претензионно-исковой работы составил:

- к ОАО «АЭК Комиэнерго» предъявлено исков 251 штука;

- предъявлено ОАО «АЭК Комиэнерго» исков 629 штук;

- предъявлено ОАО «АЭК Комиэнерго» претензий 55 397 штук;

- предъявлено претензий к ОАО «АЭК Комиэнерго» 91 штука;

Помимо этого значительную часть объема работы юридического отдела ОАО «АЭК Комиэнерго» составляет правовая экспертиза хозяйственных договоров, заключаемых ОАО «АЭК Комиэнерго». В 2004 году специалистами юридической службы Заявителя было рассмотрено 5 785 проектов договоров. Также в большом количестве решаются текущие вопросы хозяйственной деятельности Общества.

Кроме того, Заявитель вправе самостоятельно выбирать способ правовой защиты собственных интересов.

В соответствии с пунктом 14 части 1 статьи 264 Налогового кодекса РФ затраты на юридические и консультационные услуги отнесены к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

     Согласно отчета от 02.09.2004 Адвокатским бюро «Поверенный» были даны устные консультации, выработана правовая позиция ОАО «АЭК Комиэнерго», подготовлены проектов процессуальных документов по  кассационной жалобе Главы АМО «Сыктывдинский район» в Верховный суд Республики Коми  по делу о признании недействующими со дня принятия  п. 2, 3 Решения Совета МО «Сыктывдинский район» «О взимании арендной платы за пользование  земельными участками в 2003 году» от 28.05.2003 № 4/4-2 и п. 1.2. решения Совета МО «Сыктывдинский район» «О внесении изменений и дополнений в решение  Совета МО Сыктывдинский район» от 28.05.2003 № 4/5-2 «О взимании арендной платы  за пользование земельными участками в 2003 году» от 09.10.2003 года № 5/10-9, по апелляционной жалобе Васильевой Ю.Б. в Сыктывкарский городской суд по ее иску об истребовании из незаконного владения ОАО «АЭК Комиэнерго» здания ТП-216. Также дополнительно осуществлялись услуги по консультированию и оптимизации защиты интересов  ОАО АЭК «Комиэнерго» в рамках уголовных дел (№ 2409701), а также в связи с обращением Григорьевой Г.А. в Государственную инспекцию по охране труда.

С учетом приведенных обстоятельств, суд принимает возражение Общества в части необоснованного исключения из состава затрат суммы 60 000 руб., расходов по оплате услуг адвокатского бюро «Поверенный».

7. В соответствии с п. 1.7. описательной части оспариваемого решения, Обществом допущено  занижение налоговой базы по налогу на прибыль в части включения  в состав внереализационных расходов в целях налогообложения убытков прошлых налоговых периодов, выявленных в отчетном налоговом периоде.

Указав на занижение налогооблагаемой базы, Инспекция привела нижеследующие положения налогового законодательства.

В нарушение пункта 1 статьи 272, пункта 1 статьи 54 Кодекса для расчета налогооблагаемой базы в составе внереализационных расходов  учтены убытки прошлых налоговых периодов, выявленные в отчетном налоговом периоде в размере   3 217 353,0 рублей (факт нарушения отражен в пункте 2.1.4.1 Акта проверки)

Согласно пункту 1 статьи 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. В пункте 2 этой же статьи предусмотрено, что в целях настоящей главы к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности в виде убытков прошлых налоговых периодов, выявленных в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В соответствии с пунктом 1 статьи 272 Кодекса расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты.

 В пункте 1 статьи 54 Кодекса, определяющей общие правила порядка исчисления налоговой базы, предусмотрено, что при обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем (отчетном) налоговом периоде перерасчет налоговых обязательств производится в периоде совершения ошибки. Только в случае невозможности определения конкретного периода корректируются налоговые обязательства отчетного периода, в котором выявлены ошибки (искажения).

На основании представленных Обществом первичных документов Инспекцией установлено, что расходы в размере  3 217 353 рублей произведены в 2001-2003 годах. Получение первичных документов, подтверждающих  факт несения соответствующих расходов, после окончания налогового периода, к которому они относятся, свидетельствует о возникновении искажения в исчислении налоговой базы прошлых налоговых периодов (2001 год, 2002 год, 2003 год).

Возражая против вывода решения в этой части, Общество, со ссылкой на положения статей 247, 265, 313 Налогового кодекса Российской Федерации, указало, что согласно данным налогового учета Компании, полученные с опозданием счета-фактуры за 2002 и 2003 г. были отражены в том налоговом периоде, в котором они фактически получены, - 2004 г. ОАО «АЭК «Комиэнерго» исчисляло налогооблагаемую базу по налогу на прибыль в 2002 и 2003 гг. в соответствии с имеющимися на тот момент данными налогового учета. При этом затраты в этих периодах в состав расходов не включались вследствие поступления счетов-фактур за 2002, 2003 гг. лишь в 2004 году. Данное обстоятельство обоснованно не может быть ошибкой налогоплательщика при исчислении налогооблагаемой базы, поскольку ошибкой считается неправильное исчисление налогооблагаемой базы, а, следовательно, на него в данном случае не распространяется действие нормы абзац части 1 ст. 54 Налогового кодекса Российской Федерации о пересчете налоговых обязательств в периоде совершения ошибки. При исчислении налога на прибыль датой осуществления внереализационных расходов (к которым относятся предусмотренные п. 2 ст. 265 Налогового кодекса Российской Федерации убытки прошлых лет, выявленные в текущем периоде), в силу п. 3 ч. 7 ст. 272 Налогового кодекса Российской Федерации, является дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведенных расчетов. Необходимо отметить, что согласно налоговому регистру ВР-06 «Определение суммы расходов и убытков прошлых отчетных (налоговых) периодов, относящихся к внереализационным расходам отчетного (налогового) периода» за 2004 год (Приложение № 2), по строке 090 приложения № 7 к листу 2 налоговой декларации по аппарату управления отражена сумма 2 114 890 руб., а не 2 758 156,67 руб., как это указано в приложении № 5 к акту. Регистр ВР-06, в свою очередь, является источником для заполнения регистра налогового учета ВР-00 «Внереализационные расходы для целей налогообложения» (Приложение № 3).Оставшаяся сумма убытков прошлых лет, включенная в состав внереализационных расходов, правомерно отнесена на расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль в силу следующего.

В этой части заявления Общества суд отклоняет его требование.

В соответствии со ст. 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль признается прибыль, полученная налогоплательщиком, которая определяется как полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. Расходами в силу ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Согласно данным налогового учета Компании, полученные с опозданием счета-фактуры за 2002 и 2003 г. были отражены в том налоговом периоде, в котором они фактически получены, - 2004 г.

Согласно пункту 1 статьи 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. В пункте 2 этой же статьи предусмотрено, что в целях настоящей главы к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности в виде убытков прошлых налоговых периодов, выявленных в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В соответствии с пунктом 1 статьи 272 Кодекса расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты.

В пункте 1 статьи 54 Кодекса, определяющей общие правила порядка исчисления налоговой базы, предусмотрено, что при обнаружении ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем (отчетном) налоговом периоде перерасчет налоговых обязательств производится в периоде совершения ошибки.

Таким образом, представляется обоснованным вывод Инспекции о том, что только в случае невозможности определения конкретного периода корректируются налоговые обязательства отчетного периода, в котором выявлены ошибки (искажения).

Получение первичных документов, подтверждающих  факт несения соответствующих расходов, после окончания налогового периода, к которому они относятся, свидетельствует о возникновении искажения в исчислении налоговой базы прошлых налоговых периодов.

8. В соответствии с пунктом 1.8 описательной части решения Обществом было допущено занижение налоговой базы по налогу на прибыль в части включения  в состав резерва по сомнительным   долгам  в части необоснованного отнесения сумм дебиторской задолженности к безнадежной и последующем их списании на 7 230 292  руб. по нижеследующим лицам:

1) Компанией неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 2 647 196,99 рублей по ГУП РК «Кожвинский щебеночный завод», которая возникла в связи с неисполнением должником условий оплаты по договору энергоснабжения № 36 от 01.02.1999г.

Пунктом 2 ст. 266 НК РФ установлено, что безнадежными долгами признаются долги налогоплательщику, по которым истек установленный срок исковой давности, а также долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Согласно информации Арбитражного суда Республики Коми «Юридические лица и граждане-предприниматели, признанные решениями Арбитражного суда РК несостоятельными (банкротами) за 2003 год» ГУП РК «Кожвинский щебеночный завод» Решением от 22.12.2003г. по Делу № А29-4166/03-3б признан несостоятельным (банкротом), следовательно оснований по списанию сумм дебиторской задолженности у Общества в 2004г. не было.

2) Аппаратом Управления неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 1 211,12 рублей по ИТД «Косинов», которая возникла в связи с неоплатой Абонентом счетов за потребленную электроэнергию в период с января по май 1999г. по договору № 392 от 18.07.1997г. Постановление о возбуждении исполнительного производства от 07.10.2000г., судебный приказ о взыскании от августа 2000г. и акты сверок подписанные в одностороннем порядкене являются основанием для признания суммы дебиторской задолженности безнадежной.

3) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 1 216 676,30 рублей по ГУП РК совхоз «Соколовский», которая возникла в связи с неисполнением абонентом условий оплаты по договору энергоснабжения № 164 от 01.01.1995г  (17.05.2001г. перезаключен по новой форме). Согласно исполнительного документа  № А29-4239/03-1Э, выданного 29.09.2003г. Арбитражным судом РК - ГУП РК совхоз «Соколовский» обязан к уплате суммы долга, процентов и возврата госпошлины в пользу ОАО «АЭК Комиэнерго» в размере 1 018 543,29 руб. (758 508 руб. основной долг, 243 425 руб. проценты и 16 609 руб. госпошлина), кроме того, имеется письмо Подразделения судебных приставов № 15401 от 30.08.2004г. о том, что исполнительный лист № А29-4239/03-1Э от 29.09.2003г. о взыскании задолженности с ГУП РК совхоз «Соколовский» направлен в ликвидационную комиссию (ликвидатору).

Учитывая изложенное задолженность организации, в отношении которой осуществляется процедура банкротства и включенная в реестр требований кредиторов, не может быть признана для целей налогообложения прибыли безнадежной по причине истечения срока исковой давности, и не учитывается в расходах при формировании налоговой базы по налогу на прибыль до завершения конкурсного производства.

Согласно информации Арбитражного суда Республики Коми «Юридические лица и граждане-предприниматели, признанные решениями Арбитражного суда РК несостоятельными (банкротами) за 2005 год» ГУП РК совхоз «Соколовский» по делу № А29-1449/04-3б признан несостоятельным (банкротом), следовательно оснований по списанию сумм дебиторской задолженности у Общества в 2004 г. не было.

4) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 900 046,83 рублей по ГУП РК совхоз «Восковец», которая возникла в связи с неисполнением абонентом условий оплаты по договору энергоснабжения № 236 от 01.05.1997г.  Согласно исполнительного документа  № А29-4736/03-1Э, выданного 07.10.2003г. Арбитражным судом РК - ГУП РК совхоз «Восковец» обязан к уплате денежных средств в пользу ОАО «АЭК Комиэнерго» в размере 190 447,22 руб.

Согласно информации Арбитражного суда Республики Коми «Юридические лица и граждане-предприниматели, признанные решениями Арбитражного суда РК несостоятельными (банкротами) за 2005 год» ГУП РК совхоз «Восковец» по делу № А29-4756/05-3б признан несостоятельным (банкротом), следовательно оснований по списанию сумм дебиторской задолженности у Общества в 2004г. не было.

5) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 820 881,98 руб. по ГУП «Продовольственная корпорация», которая возникла в связи с неисполнением абонентом условий оплаты по договору энергоснабжения № 612205 от 01.10.1996г (23.05.01. договор был перезаключен по новой форме). Проверке представлены акты сверки, подписанные в одностороннем порядке. Кроме того, согласно информации Арбитражного суда Республики Коми «Юридические лица и граждане-предприниматели, признанные решениями Арбитражного суда РК несостоятельными (банкротами) за 2005 год» ГУП РК «Продовольственная корпорация» по Делу № А29-7598/05-3б признан несостоятельным (банкротом), следовательно, оснований по списанию сумм дебиторской задолженности у Общества в 2004г. не было.

6) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 1 123 564,45 руб. по ДП БПТО ГФУП «Ухтанефтегазгеология», которая возникла в связи с образованием задолженности – наличие на балансе предприятия жилых домов и общежитий в поселке Ветлосян, жильцы которых не в полном объеме оплачивали потребленную тепло-энергию и ГВС. В ходе проверки были представлены следующие документы: договор № 556 от 01.01.1998 г. о снабжении теплоэнергией, определение Арбитражного суда РК по делу № А29-9150/01-3б от 20.09.2004г. о завершении конкурсного производства, акты сверки.

Дебиторская задолженность организации (ДП БПТО ГФУП «Ухтанефтегазгеология»), признанной банкротом и в отношении которой введена процедура конкурсного управления, не может быть признана безнадежной до завершения конкурсного производства при условии, что кредитор заявил свои требования в установленном порядке и включен в реестр кредиторов. Учитывая изложенное, задолженность организации, в отношении которой осуществляется процедура банкротства и включенная в реестр требований кредиторов, не может быть признана для целей налогообложения прибыли безнадежной по причине истечения срока исковой давности и не учитывается в расходах при формировании налоговой базы по налогу на прибыль до завершения конкурсного производства.

7) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 255 197,84 руб. по ООО «Газстройкомплект», которая возникла в связи с неоплатой абонентом счетов за потребленную энергию по договору электроснабжения № 224 от 25.09.2000г. и договору  теплоснабжения  № 8 от 01.10.2000г. Представленные в ходе проверки документы: решения Арбитражного суда РК, исполнительный лист, справка с ИМНС России по г. Ухте об отсутствии сведений в ЕГРЮЛ об ООО «Газстройкомплект» не дают оснований считать задолженность организации, в отношении которой осуществляется процедура банкротства и включенная в реестр требований кредиторов, и признания её для целей налогообложения прибыли безнадежной по причине истечения срока исковой давности. Кроме того, в Постановлении о возвращении исполнительного документа и об окончании исполнительного производства от 12.01.2004г. в п.3 отмечено, что «возвращение исполнительного документа не является препятствием для нового предъявления этого документа на исполнение в пределах установленного законом сроках».

Согласно информации Арбитражного суда Республики Коми «Юридические лица и граждане-предприниматели, признанные решениями Арбитражного суда РК несостоятельными (банкротами) за 2006 год» ООО «Газстройкомплект» по делу № А29-1954/200б признан несостоятельным (банкротом), следовательно оснований по списанию сумм дебиторской задолженности у Общества в 2004г. не было.

 8) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 11 112,82 руб. по ООО «Артридес ЛТД», которая возникла в связи с неоплатой абонентом счетов за потребленную энергию по договору электроснабжения. Представленные в ходе проверки документы не дают оснований считать дебиторскую задолженность ООО «Артридес ЛТД» безнадежной, выписки из ЕГРЮЛ об исключении данного предприятия не представлено, решение суда о признании его банкротом также отсутствует.

9) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 7 805,83 руб. по ЗАО «Сыктывкаробувь», которая возникла в связи с неоплатой абонентом счетов за теплоэнергию. Представленные в ходе проверки документы не дают оснований считать дебиторскую задолженность ЗАО «Сыктывкаробувь» безнадежной, выписки из ЕГРЮЛ об исключении данного предприятия не представлено, решение суда о признании его банкротом также отсутствует.

10) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 164 340,19 руб. по Сыктывкарское предприятие народных художественных промыслов, которая возникла в связи с неоплатой абонентом счетов за потребленную теплоэнергию по договору № 4156 от 01.11.1998г.. Представленные в ходе проверки документы не дают оснований считать дебиторскую задолженность безнадежной, выписки из ЕГРЮЛ об исключении данного предприятия не представлено, решение суда о признании его банкротом также отсутствует.

В Постановлении о возвращении исполнительного документа и об окончании исполнительного производства от 21.04.2004г. в п.3 отмечено, что «возвращение исполнительного документа не является препятствием для нового предъявления этого документа на исполнение в пределах установленного законом сроках».

11) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 47 560,83 руб. по МУК «Парк культуры и отдыха», которая возникла в связи с неоплатой абонентом счетов за потребленную тепло-энергию по договору № 4654 от 01.01.1999г.. Представленные в ходе проверки документы не дают оснований считать дебиторскую задолженность безнадежной, выписки из ЕГРЮЛ об исключении данного предприятия не представлено, решение суда о признании его банкротом также отсутствует.

12) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 21 001,95 руб. по сельхозкооперативу «Молодой пахарь», которая возникла в связи с неоплатой абонентом счетов за потребленную электроэнергию по договору № 200 от 01.01.1999г.. Представленные в ходе проверки документы не дают оснований считать дебиторскую задолженность безнадежной, выписки из ЕГРЮЛ об исключении данного предприятия не представлено, решение суда о признании его банкротом также отсутствует

13) неправомерно списана дебиторская задолженность в сумме 13 695,29 руб. по ООО «Леспромгруппа», которая возникла в связи с неоплатой абонентом счетов за потребленную электроэнергию по договору № 208 от 13.03.2001г.. Представленные в ходе проверки документы не дают оснований считать дебиторскую задолженность безнадежной, выписки из ЕГРЮЛ об исключении данного предприятия не представлено, решение суда о признании его банкротом также отсутствует

Впоследствии по результатам рассмотрения возражений Общества сумма уменьшена до 4 583 095 руб. (исключена сумма по ГУП РУ «Кожвинский щебеночный завод»).

Компанией в учетной политике принято решение о создании резерва по сомнительным долгам на 2004 год, в соответствии с которым величина резерва определяется отдельно по каждому сомнительному долгу. Резерв сомнительных долгов создается на основании результатов проведенной инвентаризации дебиторской задолженности ежеквартально.   Сомнительным долгом признается задолженность, которая не погашена в установленные договором сроки и не обеспечена соответствующими гарантиями. Сумма резервов определяется и в бухгалтерском, и в налоговом учете по результатам проведенной инвентаризации. Величина резерва определяется отдельно по каждому сомнительному долгу в зависимости от финансового состояния (платежеспособности) должника и оценки вероятности погашения долга полностью или частично. Нарушений в части начисления резерва по сомнительным долгам проверкой не  установлено.

Сумма начисленного резерва по сомнительным долгам в 2004 году составила 425 000 000 рублей (приложение № 6), которая нашла свое отражение в расчете налога на прибыль по строке 030 Приложения № 7 к листу 02 Расчета. Согласно действующего положения по начислению резерва по сомнительным долгам,  если до конца отчетного года, следующего за годом создания резерва по сомнительным долгам, этот резерв в какой – либо части не будет использован, то неизрасходованные суммы присоединяются при составлении бухгалтерского баланса на конец отчетного года к финансовым результатам. В соответствии с п.3 ст.266 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик вправе создавать резервы по сомнительным долгам. Суммы отчислений в резервы по сомнительным долгам включаются в состав  внереализационных  расходов (пп.7 п.1 ст.265 Налогового кодекса).

Сомнительным долгом признается дебиторская задолженность организации, которая не погашена в сроки, установленные договором, и не обеспечена соответствующими гарантиями.

Резерв сомнительных долгов создается на основе результатов проведенной инвентаризации дебиторской задолженности организации.

Величина резерва определяется отдельно по каждому сомнительному долгу в зависимости от финансового состояния (платежеспособности) должника и оценки вероятности погашения долга полностью или частично. По представленным документам, резерв по сомнительным долгам  в 2004 году был создан под одного дебитора, а именно МУП Воркутинские тепловые сети. Дебиторская задолженность, по которой срок исковой давности истек, другие долги, нереальные для взыскания, списываются по каждому обязательству на основании данных проведенной инвентаризации, письменного обоснования и приказа (распоряжения) руководителя организации и относятся соответственно на счет средств резерва сомнительных долгов либо на финансовые результаты у коммерческой организации, если в период, предшествующий отчетному, суммы этих долгов не резервировались.

В соответствии с приказом № 1501 от 31.12.2004 года Компанией  резерв по сомнительным долгам на покрытие убытков от безнадежных долгов в 2004 году в целях налогового учета  был использован в сумме  49 126 941 рублей (приложение №7).

В ходе проверки были установлены нарушения в части необоснованного отнесения сумм дебиторской задолженности к безнадежной и последующем их списании по 13 выше приведенным юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям.

Возражая против данного вывода Инспекции, Общество указало, что в соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

Согласно статье 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 НК РФ к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов.

Из приведенных норм следует, что законодательство не ставит списание дебиторской задолженности в зависимость от наличия каких-либо действий по взысканию долга со стороны организации-кредитора. Условием такого списания является безнадежность долга, нереальность его взыскания.

Пунктом 2 статьи 266 НК РФ установлено, что безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения на основании акта государственного органа или ликвидации организации. Таким образом, для признания долга безнадежным и отнесения его к внереализационным расходам достаточно истечения срока исковой давности.

Исходя из этого, налогоплательщик вправе по истечении срока исковой давности (который установлен статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации и равен трем годам) отнести просроченную дебиторскую задолженность на убытки как долги, нереальные ко взысканию, в случае, если организацией не создан резерв по сомнительным долгам.

Факт истечения срока исковой давности является достаточным для признания задолженности безнадежной и списания ее в убыток, приравненный для целей налогообложения прибыли к внереализационным расходам.

Общество, при списании на убытки дебиторской задолженности, самостоятельно расценивает такую задолженность как долг, нереальный для взыскания в отчетном периоде, и, в соответствии с пунктом 77 «Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности», списывает ее на уменьшение налогооблагаемой прибыли независимо, в данном случае, от момента завершения конкурсного производства в отношении предприятия-должника.

Из изложенного следует, что законодательством о налогах и сборах Российской Федерации разрешено относить на расходы любые безнадежные долги, по которым истек срок исковой давности, независимо от того, была ли данная сумма истребована у должника.

Данной позиции придерживаются и суды (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 07.06.2006 по делу N А56-20946/2005, от 28.12.2004 N А52/2702/2004/2, Постановления ФАС Поволжского округа от 17.10.2006 по делу N А55-36869/2005, от 11.05.2006 по делу N А57-11860/04-28, Постановления ФАС Московского Округа от 18.04.2006, 13.04.2006 N КА-А40/2978-06 по делу N А40-56176/05-80-203, от 09.03.2006 N КА-А40/1064-06 по делу N А40-4260/0587-51).

Таким образом, сумма внереализационных расходов за 2004 год не подлежит уменьшению на 7 230 292 руб.

В этой части решения Инспекция также указала, что сомнительным долгом признается любая задолженность перед налогоплательщиком, если она не погашена в сроки, установленные договором, не обеспечена залогом (ст. 334 Гражданского кодекса РФ), поручительством (ст. 361 Гражданского кодекса РФ) или банковской гарантией (ст. 368 Гражданского кодекса РФ).

Резерв по сомнительным долгам носит целевой характер и создается для покрытия убытков по безнадежным долгам. Наличие у организации просроченной дебиторской задолженности не означает, что сумму такой задолженности можно автоматически списать на расходы, учитываемые при налогообложении прибыли. Эта сумма будет участвовать при создании резерва по сомнительным долгам, а списать её за счет резерва можно, только когда она будет признана безнадёжной по нормам пункта 2 статьи 266 НК РФ.

Здесь требование Общества удовлетворяется частично, при этом суд исходит из следующих положений налогового законодательства.

Безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации.

Однако, в соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 265 НК РФ, к внереализационным расходам приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в частности, суммы безнадежных долгов.

Из приведенных норм следует, что законодательство не ставит списание дебиторской задолженности в зависимость от наличия каких-либо действий по взысканию долга со стороны организации-кредитора. Условием такого списания является безнадежность долга, нереальность его взыскания.

Пунктом 2 статьи 266 НК РФ установлено, что безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения на основании акта государственного органа или ликвидации организации. Таким образом, для признания долга безнадежным и отнесения его к внереализационным расходам достаточно истечения срока исковой давности.

Исходя из этого, налогоплательщик вправе по истечении срока исковой давности (который установлен статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации и равен трем годам) отнести просроченную дебиторскую задолженность на убытки как долги, нереальные ко взысканию, в случае, если организацией не создан резерв по сомнительным долгам.

Материалами дела доказано, что часть дебиторской задолженности Общества представляет собой задолженность с истекшим сроком давности, по ней отсутствуют сведения о наличии должника в едином государственном реестре, истекли сроки предъявления судебного приказа к исполнению, завершено конкурсное производство в отношении должников, признанных несостоятельными (банкротами):

-ООО «Артридес ЛТД» в сумме 11 112,82 руб.,

-ЗАО «Сыктывкаробувь» в сумме 7 805,83 руб.,

-МУК «Парк культуры и отдыха» в сумме 47 560,83 руб.,

-сельхозкооперативу «Молодой пахарь» в сумме 21 001,95 руб.,

-ООО «Леспромгруппа» в сумме 13 695,29 руб.,

-ДП БПТО ГФУП «Ухтанефтегазгеология» в сумме 1 123 564,45 руб.,

-ИТД «Косинов» в сумме 1 211,12 руб.,

В то же время по  Сыктывкарскому предприятию народных художественных промыслов в сумме (164 340,19 руб.) имеется исполнительный лист Арбитражного суда Республики Коми, по которому не истек срок предъявления к исполнению.

По ГУП Совхоз «Соколовский» (1 216 676, 30 руб.) также нельзя установить задолженность безнадежной. Имеется исполнительный лист, направленный судебным приставом- исполнителем в ликвидационную комиссию. Несостоятельным (банкротом) ГУП РК «Соколовский» признан в 2005 г., сведения о завершении процедуры конкурсного производства отсутствуют. Следовательно, для списания суммы дебиторской задолженности в 2004 г. основания отсутствовали.   

Аналогичная ситуация и с ГУП Совхоз «Восковец» (900 046, 83 руб.), ГУП «Продовольственная корпорация» (820 881, 98 руб.), ООО «Газстройкомплект (255 197, 84 руб.), по которым имеются исполнительные листы Арбитражного суда, возращенные службой судебных приставов в 2004 г.

Указанные должники признаны несостоятельными (банкротами) в 2005 г., сведения о завершении конкурсного производства не представлены, соответственно, в 2004 году у Общества отсутствовали основания для признания данной задолженности безнадежной.

9. Общество не согласно с решением Инспекции в части доначисления налога с доходов, полученных иностранной организацией от источников в Российской Федерации, удерживаемого налоговым агентом, в размере 427 269, 14 руб. (пункт 2 описательной части решения).

По мнению Инспекции, Обществом не подтверждено право на применение ставки 5% от общей суммы дивидендов, следовательно, сумма налога, подлежащая перечислению в бюджет по ставке 10%, составляет:

·по организации НЕВЕСТ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД Кипр- 740 788,28 рублей (7 407 882,77 * 10%),

·по организации LindsellEnterprisesLimited Кипр- 113 750,00 рублей      (1 137 500,00 * 10%).

ОАО АЭК «Комиэнерго» 08 февраля 2005 года представило в Межрайонную Инспекцию Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми налоговый расчет (информацию) о суммах, выплаченных иностранным организациям и удержанных налогах за 2004 г.

В соответствии с указанным расчетом вышеназванным организациям были выплачены в октябре 2004 г. 8 545 382 руб. 77 коп.

Для подтверждения постоянного местонахождения компании НЕВЕСТ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД в  Республике Кипр Обществом представлен сертификат Министерства Финансов Республики Кипр от 18 марта 2004года. Для подтверждения обоснованности применения ставки налога 5% Обществом представлено сообщение ОАО Коми регионального банка «Ухтабанк» (номинальный держатель) № 06022-1078 от 08.07.2003г. о количестве акций       (284 918568 штук), находящихся во владении компании НЕВЕСТ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД по состоянию на 30.04.2003г. Договор купли-продажи акций, платежные документы, подтверждающие размер инвестиции не представлены (по требованию (по требованию инспекции от 28.11.2006г. № 14-14/ П, от 18.05.2006г. № 04-01-14/1).

Для подтверждения постоянного местонахождения компании LindsellEnterprisesLimitedв  Республике Кипр Обществом представлен сертификат Министерства Финансов Республики Кипр от 10 марта 2004года. Для подтверждения обоснованности применения ставки налога 5% Обществом представлен  договор купли-продажи ценных бумаг № 312 от 16.02.2004г., согласно которому компанией LindsellEnterprisesLimitedприобретено 35 000 000 штук акций Общества на сумму   630 000,0долларов США. Платежные документы, подтверждающие размер инвестиции (сумму, фактически уплаченную на дату приобретения акций), акты приемки-передачи акций  не представлены ( по требованию инспекции от 28.11.2006г. № 14-14/ П, от 18.05.2006г. № 04-01-14/1).

Как полагает Общество, им были представлены все необходимые документы, подтверждающие право на применение пониженной ставки налога. Также Общество ссылается на наличие решения Арбитражного суда по делу А29-4976/06А, в соответствии с которым его право признано установленным и подтвержденным соответствующими документами.

Право компании НЕВЕСТ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД на налоговую ставку 5 % подтверждается следующим:

- Сертификат Министерства Финансов Республики Кипр от 18.03.2004 года;

-  письмо ОАО «Ухтабанк» от 08.07.2003 № 06022-1078;

-  специальная доверенность на ЗАО «Лексфилд» от 29.07.2003;

-  письмо ЗАО «Лексфилд» как поверенного НЕВЕСТ ИНВЕСТМЕНТС ЛИМИТЕД от 01.07.2004;

-  соглашение о купле-продаже акций от 02.10.2002;

Право компании LindsellEnterprisesltd., на налоговую ставку 5 % подтверждается следующими документами:

-  письмами налогоплательщика от 22.06.2004, 16.07.2004;

- сертификат  департамента внутренних бюджетных поступлений Министерства финансов Республики Кипр от 10.03.2004;

-договор купли-продажи ценных бумаг от 16.02.2004 № 312.

Как указало Общество, 5 декабря 1998г. Между Правительством РФ и Правительством Республики Кипр заключено Соглашение об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал, основанием для удержания налога с доходов, получаемых компаниями в виде дивидендов по акциям российского эмитента, по соответствующим пониженным ставкам, предусмотренным пп. а) и б) п. 2 ст. 10 указанного Соглашения, является Сертификат, выданный компаниям Министерством финансов Кипра (Департамент внутренних доходов, Офис подоходных налогов), подтверждающий тот факт, что компании являются резидентом Кипра и ее доходы по всему миру подлежат налогообложению в соответствии с Законом о налогах Республики Кипр.

Для подтверждения правильности исчисления и своевременности уплаты налогов, по налоговой декларации: «Налоговый расчет (информация) о суммах выплаченных иностранными организациями доходов и удержанных налогов» за 12 месяцев   2004   года       нами   были   представлены   заверенные   копии   налоговых сертификатов компаний, платежные поручения, подтверждающие выплату доходов иностранным организациям, письма банков (как номинальных держателей в отношении акций своего клиента-нерезидента), подтверждающие право применения ставки налога 5 %.

Суд находит обоснованными требования Общества в этой части, при этом исходит из следующих положений.

Согласно ст.246 Налогового кодекса Российской Федерации иностранные организации, получающие доходы от источников в Российской Федерации, признаются плательщиками налога на прибыль в Российской Федерации.

Объектом налогообложения для указанной категории организаций признаются доходы, полученные от источников в Российской Федерации, которые определяются в соответствии с положениями ст.309 Налогового кодекса российской Федерации (ст.247 Налогового кодекса Российской Федерации).

Подпунктом 1 пункта 1 статьи 309 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что доходы в виде дивидендов, полученные иностранной организацией - акционером российской организации (если получение таких доходов не связано с предпринимательской деятельностью иностранной организации через постоянное представительство в РФ), относятся к доходам иностранной организации от источников в Российской Федерации и облагаются налогом, удерживаемым у источника выплаты доходов.

Статьей 7 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила и нормы, чем те, которые содержатся в российском налоговом законодательстве, то применяются правила и нормы международного договора.

В соответствии с п.2 ст.10 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал от 05.12.1998 (далее - Соглашение) дивиденды, выплачиваемые компанией, являющейся резидентом одного Договаривающегося Государства, резиденту другого Договаривающегося Государства, могут облагаться налогом в том Государстве, резидентом которого является компания, выплачивающая дивиденды, и в соответствии с законодательством этого Государства, но если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, является резидентом другого Государства, то взимаемый таким образом налог не должен превышать:

a) 5% от общей суммы дивидендов, если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, прямо вложило в капитал компании сумму, эквивалентную не менее 100000 долл. США;

б) 10% от общей суммы дивидендов во всех остальных случаях.

Пунктом 3 статьи 310 Налогового кодекса  Российской Федерации предусмотрено, что в случае выплаты налоговым агентом иностранной организации доходов, которые в соответствии с международными договорами (соглашениями) облагаются налогом в Российской Федерации по пониженным ставкам, исчисление и удержание суммы налога с доходов производятся налоговым агентом по соответствующим пониженным ставкам при условии предъявления иностранной организацией налоговому агенту подтверждения, предусмотренного пунктом 1 статьи 312 настоящего Кодекса. 

Пунктом 1 статьи 312 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при применении положений международных договоров Российской Федерации иностранная организация должна представить налоговому агенту, выплачивающему доход, подтверждение того, что она имеет постоянное местонахождение в том государстве, с которым Российская Федерация имеет международный договор (соглашение), регулирующий вопросы налогообложения. При этом данное подтверждение должно быть заверено компетентным органом иностранного государства.

Таким образом, для применения в отношении получающего дивиденды лица пункта 2 статьи 10 Соглашения и, соответственно, получения им права на налогообложение общей суммы дивидендов по ставке 5 % в стране-источнике дохода, Соглашением установлена необходимость одновременного соблюдения трех условий: лицо, получающее дивиденды, должно иметь фактическое право на эти дивиденды; лицо, получающее дивиденды, должно иметь постоянное местопребывание в конкретном государстве; лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, прямо вложило в капитал выплачивающей дивиденды компании сумму, эквивалентную не менее 100000 долларов США.

Представленные Обществом документы подтверждают правомерность удержания налога на доходы иностранной организации от источников в Российской Федерации по ставке 5%, равно как и представлены платежные поручения на перечисление дивидендов.

Другие документы, на необходимость представления которых указано в решении, не основаны на требованиях ст.ст. 310, 312 Налогового кодекса Российской Федерации.

10. Как указано в п. 5.2. описательной части решения, в нарушение статей 149,146,154,168 Налогового Кодекса РФ налогоплательщиком не уплачен и не предъявлен покупателям налог на добавленную стоимость,  исчисленный со стоимости путевок базы отдыха «Дюны Золотые»   реализованных   в 2004 году в размере 944 491     руб.

 Основанием к доначислению налога на добавленную стоимость в этой части указано отсутствие раздельного учета операций, подлежащих налогообложению, и операций, не подлежащих налогообложению. Также указано на произвольную форму журнала учета путевок, невозможность определения ф.и.о. отдыхающих, номеров путевки, сроков путевок, использование путевок по срокам, а также невозможность определения размера выручки от реализации путевок.

Судом принимаются возражения Общества в части необоснованного доначисления НДС, исчисленного по базе отдыха «Дюны Золотые».

В силу подпункта 18 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в проверяемый период) не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость услуги санаторно-курортных, оздоровительных организаций и организаций отдыха, расположенных на территории Российской Федерации, оформленные путевками или курсовками, являющимися бланками строгой отчетности.

Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 30.07.1993 N 745 Министерству финансов Российской Федерации поручено разработать и утвердить по представлению заинтересованных министерств, ведомств, предприятий и организаций формы документов строгой отчетности (в том числе квитанций, путевок, билетов, талонов, знаков почтовой оплаты), которые могут использоваться при расчетах с населением для учета наличных денежных средств.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 10.12.1999 N 90н (далее - приказ N 90н) утверждены в качестве документов строгой отчетности формы бланков путевок.

База отдыха, находящаяся на территории Российской Федерации оформляла путевки на бланках, изготовленных по форме, утвержденной приказом N 90н. Следовательно, путевки оформлялись налогоплательщиком на бланках строгой отчетности, и Комиэнерго правомерно не обложила НДС реализацию путевок.

Ссылка налогового органа на то, что на предприятии не велся раздельный учет облагаемых и необлагаемых НДС операций, не обоснована, так как реализация путевок осуществлялась только базой отдыха и в передаваемых ею извещениях указывалась именно выручка от реализации путевок.

Кроме того, законодательно порядок ведения раздельного учета не установлен.

Пунктом 4 статьи 149  и иными положениями Налогового кодекса РФ не обязывают налогоплательщика  закреплять способы ведения раздельного учета облагаемых и необлагаемых НДС операций непосредственно в учетной политике для целей бухгалтерского учета, либо налогового учета. Фактическое ведение раздельного учета предприятие вправе подтвердить  с помощью первичных документов.

11. Как указано в п. 8.1. описательной части решения, Обществом, в нарушение п.1 ст.236, ст.237 Налогового кодекса РФ при определении налоговой базы в 2004 году филиалом Центральные электрические сети не учтены выплаченные работникам денеж­ные суммы за проезд в городском транспорте общего пользования к месту работы и об­ратно в размере 91275 руб.

Доначисление произведено с учетом положений п.26 статьи 270 Налогового кодекса РФ, устанавливающего, что при определении налоговой базы не учитываются следующие расходы  на оплату проезда к месту работы и обратно транспортом общего пользования, специальными маршрутами, ведомственным транспортом, за исключением сумм, подлежащих включению в состав расходов на производство и реализацию товаров (работ, услуг) в силу технологических особенностей производства, и за исключением случаев, когда расходы на оплату проезда к месту работы и обратно предусмотрены трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Предприятием неправомерно отнесены указанные выплаты к расходам, не уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, поскольку эти расхо­ды на оплату проезда к месту работы и обратно предусмотрены коллективным договором.

В результате данного нарушения налоговая база занижена на 91 275 руб., доначисленная сумма налога за 2004 год составила 27 629 руб.

Возражения Общества в этой части сводятся к тому, что в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 238 НК РФ не подлежат налогообложению единым социальным налогом все виды компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством РФ), связанных в том числе с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей.

При отсутствии обеспечения работника специальным транспортом на время выполнения служебных обязанностей для оплаты проезда сотрудников, работа которых носит разъездной характер, организация может применять следующие формы оплаты проезда:

приобретение проездных билетов или выдача денежных средств под отчет работникам для приобретения проездных билетов. Пользование проездными билетами осуществляется в рабочее время для проезда к месту выполнения работ (оказания услуг). Для подтверждения производственного характера поездок используется книга (журнал) местных командировок;

оплата работникам стоимости проезда на общественном транспорте для выполнения ими служебных обязанностей. Основание выплаты заявление работника об оплате транспортных расходов, проездные билеты, а также соответствующий приказ организации.

При наличии документально подтвержденных расходов физического лица производственного (служебного) характера оплата организацией в любой форме стоимости проезда не рассматривается как произведенная в интересах физического лица и, следовательно, в соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 238 НК РФ не подлежит налогообложению единым социальным налогом.

Спорная сумма 91 275 руб. выплачена работникам по специальности электромонтер по надзору за трассами кабельных сетей, работа которых имеет разъездной характер, что подтверждается должностной инструкцией (Приложение №8), и не может быть обложена единым социальным налогом.

Приведенные налоговым органом основания доначисления единого социального налога судом принимаются.

Расходы подтверждены документально, стороны не спорят по их размеру.

В соответствии с п.1 ст.236 Налогового кодекса Российской Федерации  объектом налогообложения по единому социальному налогу для налогоплательщиков - лиц, производящих выплаты физическим лицам, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.

Согласно п.3 ст.236 Кодекса указанные в п.1 ст.236 Кодекса выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

Выплатами, уменьшающими налоговую базу по налогу на прибыль организаций, признаются выплаты, включение которых в состав расходов при определении налоговой базы предусмотрено гл.25 Кодекса.  Учитывая положения главы 25, налогоплательщик не имеет права исключать суммы, отнесенные законом к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, из налоговой базы по единому социальному налогу.

Согласно п.26 ст.270 Налогового кодекса при определении налоговой базы не учитываются расходы на оплату проезда к месту работы и обратно транспортом общего пользования, специальными маршрутами, ведомственным транспортом, за исключением сумм, подлежащих включению в состав расходов на производство и реализацию товаров (работ, услуг) в силу технологических особенностей производства, и за исключением случаев, когда расходы на оплату проезда к месту работы и обратно предусмотрены трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Расхо­ды на оплату проезда к месту работы и обратно предусмотрены  пунктом 2.4 Коллективного договора, действовавшего в 2004 году.

Следовательно, расходы на оплату проезда к месту работы и обратно подлежат налогообложению единым социальным налогом. В результате данного нарушения налоговая база занижена на 91 275 руб., доначисленная сумма налога за 2004 год составила 27 629 руб.

12. В соответствии с п. 8.2. описательной части решения, Обществом в  проверяемом периоде ОАО АЭК «Комиэнерго»  произведена оплата Пахмутову А.В. провоза личного автомобиля железнодорожным транспортом, компенсирующая расходы на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска  и обратно (Ав.отчет №1 от 25.08.2004 г.). В нарушение  пункта 1 статьи 236, статьи 237 Налогового кодекса Российской Федерации  указанные выплаты не включены в налоговую базу для исчисления единого социального налога.

Как установлено налоговым органом, и не оспаривается Обществом, Пахмутов А.В. выехал для проведения отпуска   из г.Воркуты  в г.Сосногорск  в плацкартном вагоне пассажирского поезда. Принадлежащий ему автомобиль был отправлен на  железнодорожной платформе. Местом проведения отпуска Пахмутова является г. Сосногорск, что подтверждено билетом для проезда железнодорожным транспортом. Далее, согласно указанию налогового органа, документы, подтверждающие дальнейший путь работника на личном автомобиле, не представлены, то есть Пахмутов А.В. провез автомобиль в качестве багажа и  не использовал его для проезда к месту отдыха. Коллективным договором Общества компенсация стоимости  провоза  личного автотранспорта железнодорожным транспортом не предусмотрена. 

Возражая против доначисления, Общество указало, что в соответствии с п.3 ст.217 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) компенсации, выплачиваемые физическим лицам, проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в порядке, установленном ст.33 Закона РФ от 19.02.1993 N 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях», не облагаются налогом на доходы физических лиц. Статьей 238 НК РФ освобождены от налогообложения ЕСН все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат. Пунктом 39 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, утвержденной Приказом Минтруда РСФСР от 22.11.1990 N 2, предусмотрено, что предприятиям, учреждениям и организациям, расположенным в указанных районах, разрешено оплачивать стоимость проезда к месту использования отпуска и обратно один раз в два года, наряду с оплатой проезда самого работника, двум членам его семьи (супруг, дети). Оплата проезда работников и членов их семей производится соответствующими предприятиями, учреждениями и организациями в зависимости от фактического использования проезда видами транспорта. Оплата проезда в отпуск и обратно осуществляется перед отъездом в отпуск исходя из примерной стоимости проезда. Окончательный расчет производится по возвращении из отпуска на основании представленных билетов или других оправдательных документов. При непредставлении проездных билетов, но при наличии документов, подтверждающих проведение отпуска в другой местности, оплата проезда к месту использования отпуска и обратно осуществляется по наименьшей стоимости проезда кратчайшим путем. Возмещаются также расходы по проезду в отпуск и обратно на личном автомобиле, в связи с чем компенсируется стоимость фактически израсходованного бензина по предъявленным об оплате документам по соответствующему маршруту. В связи с вышеизложенным стоимость проезда работника, включая стоимость провоза личного автомобиля водным путем (паромом) или железнодорожным транспортом из-за отсутствия автотрассы (как известно, Воркута – не транзитный город), не включается в совокупный доход работника организации при условии использования указанной компенсации только в целях проезда к месту использования отпуска и обратно.

В этой части решения судом принимаются выводы налогового органа.

В соответствии с п.9 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит налогообложению стоимость проезда работников и членов их семей к месту проведения отпуска и обратно, оплачиваемая налогоплательщиком лицам, работающим и проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статьей 325  Трудового Кодекса (от 30.12.2001 №97-ФЗ ред. от 30.06.2003 г.) установлено, что лица, работающие в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплачиваемый один раз в два года за счет средств работодателя проезд к месту использования отпуска в пределах территории Российской Федерации и обратно любым видом транспорта, в том числе личным (за исключением такси), а также на оплату стоимости провоза багажа весом до 30 килограммов.

Оплата стоимости проезда работника личным транспортом к месту использования отпуска и обратно производится по наименьшей стоимости проезда кратчайшим путем.

Из приведенной нормы следует, что компенсации подлежит проезд самого работника соответствующим видом (видами) транспорта. Провоз к месту отдыха личного транспорта на железнодорожной платформе не рассматривается как проезд  работника личным транспортом.

Указанные выплаты налогоплательщиком отнесены  к расходам, уменьшающим  налоговую базу по налогу на прибыль организаций.

Таким образом, в соответствии с вышеназванными законодательными актами Российской Федерации, расходы по   провозу автотранспорта железнодорожным транспортом, произведенные за счет средств, уменьшающих  налоговую базу по налогу на прибыль,  подлежат включению в налогооблагаемую базу для исчисления  единого социального налога.

Занижение налоговой базы  составляет – 20 996,53 руб., в том числе за 2004 год – 20 996,53 руб., сумма не исчисленного и не  уплаченного налога составила –  4199 руб.

13. В соответствии с п. 8.4. оспариваемого решения, в проверяемом  периоде ОАО  «АЭК «Комиэнерго»  производило доплаты работникам в период временной нетрудоспособности до фактического заработка. Суммы доплаты не включены в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу, в результате чего нарушены  пункт 1 статьи 236 , статья 237  Налогового кодекса РФ.

Обжалуя решение налогового органа в этой части, Общество указало, в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются, в частности, расходы на доплату до фактического заработка в случае временной утраты трудоспособности, установленную законодательством РФ (п.15 ст.255 НК РФ). В настоящее время нет ни одного законодательного акта, которым на работодателей возлагалась бы обязанность производить доплату до фактического заработка к той сумме пособия по временной нетрудоспособности, которую возмещает ФСС РФ. Таким образом, отнесение рассматриваемых выплат на расходы, уменьшающие базу по налогу на прибыль в соответствии с п.15 ст.255 НК РФ, не допускается. Кроме того, указанные доплаты в принципе не могут признаваться расходами в целях формирования базы по налогу на прибыль, поскольку они не соответствуют критериям п.1 ст.252 НК РФ:

- не могут считаться экономически обоснованными;

- не связаны с осуществлением организацией деятельности, направленной на получение дохода.

Следовательно, доплаты до фактического заработка, производимые организацией-работодателем, не уменьшают базу по налогу на прибыль и не признаются объектом обложения ЕСН (п.3 ст.236 НК РФ).

Суд находит обоснованным решение налогового органа в части доначисления единого социального налога по сумме доплат.

В соответствии с п.1 статьи 237 Налогового кодекса РФ налоговая база налогоплательщиков - организаций определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236 Кодекса, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в статье 238 Кодекса), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности, полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в его интересах, оплата страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подпункте 7 пункта 1 статьи 238 Кодекса) (в ред. Федерального закона от 20.07.2004 N 70-ФЗ).

Согласно п. 15 ст. 255 Налогового кодекса Российской Федерации расходы на доплату до фактического заработка в случае временной утраты трудоспособности, установленную законодательством Российской Федерации, учитываются в составе расходов на оплату труда в целях гл. 25 Кодекса.

Выплаты производились за счет средств, не уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль.

В соответствии с п.3 ст.236 указанные в пункте 1 настоящей статьи выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В целях исчисления единого социального налога под выплатами, уменьшающими налоговую базу по налогу на прибыль организаций, признаются выплаты, включение которых в состав расходов  при определении налоговой базы предусмотрено главой 25 Налогового кодекса РФ.

На основании вышеизложенного, суммы доплаты до фактического заработка в период временной нетрудоспособности подлежат  включению в налогооблагаемую базу и  обложению единым социальным налогом.

Занижение налоговой базы  составляет – 839 207,43 руб., в том числе за 2004 год – 839 207,43 руб., сумма не исчисленного и не  уплаченного налога составила – 97 936 руб.

14. В соответствии с п. 8.5. описательной части решения в проверяемом  периоде ОАО  «АЭК «Комиэнерго»  производило выплаты работникам несписочного состава по договорам гражданско-правового характера, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг. Данные выплаты не включены в налоговую базу для исчисления единого социального налога, в результате чего нарушены  пункт 1 статьи 236 , статьи 237  Налогового кодекса РФ.

Возражая против доначисления единого социального налога в этой части, Общество указало, что при определении объекта налогообложения по единому социальному налогу нормы пункта 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации применяются с учетом положений пункта 3 указанной статьи. Согласно пункту 1 статьи 237 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база для работодателей определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации, начисленных работодателями за налоговый период в пользу работников. В проверяемый период общество выплаченные суммы по договорам гражданско-правового характера не относило на расходы по налогу на прибыль организаций. Данный факт налоговой инспекцией не опровергается. Таким образом, Компанией правомерно не включена в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу сумма  288 287 руб. указанных выплат.

 Судом принимается основание доначисление единого социального налога.

 В соответствии с п.1 статьи 237 Налогового кодекса РФ налоговая база налогоплательщиков - организаций определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236 Кодекса, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в статье 238 Кодекса), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности, полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в его интересах, оплата страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подпункте 7 пункта 1 статьи 238 Кодекса) (в ред. Федерального закона от 20.07.2004 N 70-ФЗ).

Пунктом  21 ст. 255 Налогового кодекса РФ определено, что  расходы на оплату труда работников, не состоящих в штате организации-налогоплательщика, за выполнение ими работ по договорам гражданско-правового характера учитываются в целях налогообложения прибыли.

Выплаты произведены за счет средств, не уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль и отражены в строке 1000 декларации по единому социальному налогу за 2004 год.

В соответствии с п.3 ст.236 указанные в пункте 1 настоящей статьи выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В целях исчисления единого социального налога под выплатами, уменьшающими налоговую базу по налогу на прибыль организаций, признаются выплаты, включение которых в состав расходов  при определении налоговой базы предусмотрено главой 25 Налогового кодекса РФ.

Учитывая вышеизложенное, суммы оплаты за выполненные работы, услуги по договорам гражданско-правового характера независимо от источника расходов подлежат  включению в налогооблагаемую базу и  обложению единым социальным налогом.

Занижение налоговой базы  составляет – 288 872 руб., в том числе за 2004 год – 288 872 руб., сумма не исчисленного и не  уплаченного налога составила –  86 592 руб.

15. В соответствии с п. 8.6. описательной части решения в проверяемом  периоде ОАО  «АЭК «Комиэнерго»  производило выплату вознаграждений членам Совета директоров. В нарушение п.1 статьи 236, статьи 237 указанные выплаты не включены в налоговую базу для исчисления единого социального налога.

Возражая против доначисления единого социального налога, Общество указало, что совет директоров (наблюдательный совет) является одним из органов управления акционерного общества и осуществляет общее руководство его деятельностью, за исключением вопросов, отнесенных пунктом 1 статьи 64 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее - Закон) к компетенции общего собрания акционеров. Таким образом, деятельность совета директоров акционерного общества и отношения между советом директоров общества и самим обществом регулируются нормами гражданского законодательства, следовательно, эти отношения являются гражданско-правовыми. Согласно пункту 2 статьи 64 Закона по решению общего собрания акционеров членам совета директоров (наблюдательного совета) общества в период исполнения ими своих обязанностей могут выплачиваться вознаграждение и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов совета директоров (наблюдательного совета) общества. Размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением общего собрания акционеров. Следовательно, выплату вознаграждения членам совета директоров общества Закон связывает с выполнением ими управленческих функций. Такая деятельность подпадает под объект налогообложения, предусмотренный частью 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации. В то же время в соответствии с пунктом 3 статьи 236 Налогового кодекса РФ указанные в пунктах 1 и 2 этой статьи выплаты не признаются объектом налогообложения, если они производятся за счет средств, остающихся в распоряжении организации после уплаты налога на прибыль, или средств, оставшихся в распоряжении индивидуального предпринимателя либо физического лица после уплаты налога на доходы физических лиц. Общество выплачивало вознаграждение членам Совета директоров за счет чистой прибыли предприятия, то есть расходы по их выплате не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль.

Как указала налоговая инспекция, деятельность совета директоров акционерного общества и отношения между советом директоров и самим обществом регулируются нормами гражданского законодательства и являются гражданско-правовыми.

         В соответствии с п.1 статьи 236 Налогового кодекса РФ вознаграждения, начисляемые налогоплательщиком по гражданско-правовым договорам, предметом которых является оказание услуг, являются объектом налогообложения единым социальным налогом.

       Данные выплаты производились  за счет средств, не уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, и отражены в строке 1000 декларации по единому социальному налогу за 2004 год.

В соответствии с п.3 ст.236 указанные в пункте 1 настоящей статьи выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В целях исчисления единого социального налога под выплатами, уменьшающими налоговую базу по налогу на прибыль организаций, признаются выплаты, включение которых в состав расходов  при определении налоговой базы предусмотрено главой 25 Налогового кодекса РФ.

В соответствии с п.1 статьи 252 Налогового кодекса РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса РФ).

Расходами  признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Поскольку, основной целью деятельности Общества является получение прибыли (статья 3 устава ОАО  «АЭК «Комиэнерго»), то  исполнение обязанностей членами совета директоров в интересах Общества по осуществлению общего руководства  (пункты 14.1, 14.3 статьи 14 устава) направлено также на получение прибыли.

Кроме того, вознаграждение совету директоров не относится  к расходам, не подлежащим налогообложению в порядке статьи 270 Налогового кодекса РФ, а соответствует требованиям п.1 статьи 236 и п.1 статьи 252 Налогового кодекса РФ, следовательно, подлежит налогообложению единым социальным налогом.

В рассматриваемой части обжалуемого решения судом принимается возражение Общества.

Налоговым органом не оспаривается факт производства выплат за счет прибыли прошлых лет, оставшейся в распоряжении Общества.

Согласно п.1 ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации эти расходы не учитываются в целях налогообложения прибыли.

 В соответствии с п.3 ст. 236 Налогового кодекса Российской Федерации выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом обложения единым социальным налогом, если у налогоплательщиков- организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде. 

16. В соответствии с п. 8.7 оспариваемой части решения в проверяемом  периоде ОАО  «АЭК «Комиэнерго»  произвело выплату премии работнику предприятия за  подготовку к прохождению осенне-зимнего максимума нагрузок 2003-2004 годов.

Со ссылкой на п. 1 статьи 236 Налогового кодекса РФ, устанавливающей, что объектом налогообложения для налогоплательщиков – организаций  признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым  договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам, на п. 2 статьи 255 Налогового кодекса РФ, определившей, что к расходам на оплату труда в целях  определения налоговой базу по налогу на прибыль относятся начисления стимулирующего характера, в том числе премии за производственные результаты, надбавки к тарифным ставкам и окладам  за профессиональное мастерство, высокие достижения в труде и иные подобные показатели, налоговая инспекция полагает, что выплаченная премия включается в объект налогообложения по единому социальному налогу, определяемый п.1 ст.236 Кодекса.

Основанием неправомерности включения указанных выплат в налоговую базу Общество указано, что данные выплаты производились за счет  прибыли, не уменьшая соответственно налоговую базу (п.3 ст. 236 Налогового кодекса Российской Федерации).

Суд в рассматриваемой части решения принимает выводы налогового органа о неправомерности исключения из налоговой базы по ЕСН данных выплат.

Премия за  подготовку к прохождению осенне-зимнего максимума нагрузок является одним из материальных стимулов эффективной деятельности  предприятия, выплачивается по результатам труда  и в соответствии с коллективным договором предприятия (выплачена на основании приказа по Обществу (№1478 от 18.12.2003 г.).

В соответствии с пунктом 1 статьи 236 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения для налогоплательщиков – организаций  признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.

Пунктом 2 статьи 255 Налогового кодекса РФ определено: к расходам на оплату труда в целях  определения налоговой базу по налогу на прибыль относятся начисления стимулирующего характера, в том числе премии за производственные результаты, надбавки к тарифным ставкам и окладам  за профессиональное мастерство, высокие достижения в труде и иные подобные показатели и, следовательно, включаются в объект налогообложения по единому социальному налогу, определяемый п.1 ст.236 Кодекса.

Пунктом 25 статьи 255 Кодекса установлено, что в состав расходов на оплату труда включаются другие виды расходов, произведенных в пользу работника, предусмотренных трудовым и (или) коллективным договором.

В соответствии с п.3 ст.236 указанные в пункте 1 настоящей статьи выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В целях исчисления единого социального налога под выплатами, уменьшающими налоговую базу по налогу на прибыль организаций, признаются выплаты, включение которых в состав расходов  при определении налоговой базы предусмотрено главой 25 Налогового кодекса РФ.

Коллективным договором Общества предусмотрено осуществление произведенных выплат, соответственно эти расходы должны включаться в состав расходов по оплате труда и относиться в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Занижение налоговой базы  составляет – 25 660 руб., в том числе за 2004 год – 25 660 руб., сумма не исчисленного и не  уплаченного налога составила –  513 руб.  

17. В соответствии с п. 8.8. оспариваемой части решения в проверяемом  периоде ОАО  «АЭК «Комиэнерго»  оплатило работникам предприятия часы переработки сверх установленных нормативов рабочего времени.

Данная выплата произведена на основании  приказа по Обществу (№195 от 26.02.2004 г.) и в соответствии с коллективным договором предприятия.

Налоговым органом указано, что в нарушение пункта 1 статьи 236, статьи 237  сумма выплаты не включена в налогооблагаемую базу для исчисления единого социального налога.

Оспаривая решения в этой части, Общество указало, что данные выплаты производились за счет прибыли, не уменьшая соответственно налоговую базу. Следовательно, в силу пункта 3 ст. 236 НК РФ такие выплаты не могут формировать налоговую базу по ЕСН.

Здесь судом принимаются выводы налогового органа.

В соответствии с пунктом 1 статьи 236 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения для налогоплательщиков – организаций  признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.

 К расходам на оплату труда в целях главы 25, в соответствии с    пунктом 3 статьи 255 Налогового кодекса РФ, относятся: начисления стимулирующего и (или) компенсирующего характера, связанные с режимом работы и условиями труда, в том числе надбавки к тарифным ставкам и окладам за работу в ночное время, работу в многосменном режиме, за совмещение профессий, расширение зон обслуживания, за работу в тяжелых, вредных, особо вредных условиях труда, за сверхурочную работу и работу в выходные и праздничные дни, производимые в соответствии с законодательством Российской Федерации;

На основании изложенного данная выплата подлежит включению в налогооблагаемую базу для исчисления единого социального налога.

Оплата за сверхурочную работу  произведена налогоплательщиком за счет средств, не уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль, и отражена в строке 1000 декларации по единому социальному налогу за 2004 год.

В соответствии с п.3 ст.236 указанные в пункте 1 настоящей статьи выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В целях исчисления единого социального налога под выплатами, уменьшающими налоговую базу по налогу на прибыль организаций, признаются выплаты, включение которых в состав расходов  при определении налоговой базы предусмотрено главой 25 Налогового кодекса РФ.

Занижение налоговой базы по данному нарушению составляет – 23 771,95 руб., в том числе за 2004 год – 23 771,95 руб., сумма не исчисленного и не  уплаченного налога составила – 5800 руб.

18. В соответствии с п. 9.1. описательной части решения в нарушение п.1 ст.210 Налогового кодек­са РФ филиалом Ухтинские  тепловые сети не исчислен и не удержан налог на доходы физических лиц с сумм дохода, полученных физическими лицами  в виде материальной помощи в связи со смертью бывших работников предприятия.

Как указала налоговая инспекция, в соответствии с п.8 статьи 217 Налогового кодек­са РФ  не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения)  суммы единовременной материальной помощи, оказываемой работодателями членам семьи умершего работника или работнику в связи со смертью члена (членов) его семьи.

Материальная помощь, полученная физическими лицами, в связи со смертью бывших работников предприятия в размере 18 000 руб. подлежит налогообложению налогом на доходы физических лиц. В результате данного нарушения  сумма неисчисленного и неуплаченного налога составила 2340 руб.

У налогового агента имелась возможность удержать  налог на доходы физических лиц за  счет выдаваемых денежных средств.

Возражая против решения налоговой инспекции в этой части, Общество указало, что налогоплательщиками налога на доходы физических лиц являются физические лица.

Согласно статье 8 Налогового кодекса Российской Федерации налогом является обязательный, индивидуально безвозмездный платеж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления денежных средств в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований. То есть по сути налог - это изъятие части имущества, принадлежащего налогоплательщику, а не третьим лицам. Взыскание налога за счет средств налогового агента противоречит положениям статьи 8 Налогового кодекса Российской Федерации.

Пунктом 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налогоплательщик должен самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Основания, по которым налогоплательщик признается исполнившим обязанность по уплате налога, перечислены в пункте 2 этой статьи.

Если обязанность по исчислению и удержанию налога возложена на налогового агента, то обязанность налогоплательщика по уплате налога считается выполненной с момента удержания налога налоговым агентом (абзац третий пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации). До момента удержания налоговым агентом суммы налога обязанность по его уплате лежит на налогоплательщике.

Таким образом, в случае неисчисления и неудержания налога, подлежащего удержанию и перечислению в бюджет налоговым агентом, обязанность налогоплательщика по уплате налога считается неисполненной, то есть именно он является должником перед бюджетом.

В случае удержания суммы налога налоговым агентом обязанным лицом по перечислению (уплате) в бюджет этой суммы становится налоговый агент.

Следовательно, нормы Налогового кодекса Российской Федерации, регулирующие порядок уплаты налогов, установленный для налогоплательщиков, применяются к налоговым агентам только в отношении удержанных с налогоплательщиков сумм налогов.

Предусмотренная пунктом 1 статьи 46 Налогового кодекса Российской Федерации возможность взыскания суммы налога с налогового агента является способом принудительного исполнения налоговым агентом обязанности по перечислению в бюджет суммы налога, фактически удержанной из средств налогоплательщика.

Судом приведенные возражения налогоплательщик не принимаются.

Как указано налоговым органом, а акте выездной налоговой проверки отражены нарушения налогового законодательства, допущенные ОАО «АЭК «Комиэнерго» в качестве налогоплательщика и в качестве налогового агента.

Статьей 24 Налогового кодекса Российской Федерации определены права и обязанности налоговых агентов.

В соответствии с  пунктом 2 статьи 226 исчисление и уплата налога на доходы физических лиц производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент.

Пп. 2 п.2.24.1 акта проверки отражено нарушение, выразившееся в  неисчислении и неуплате налога на доходы физических лиц с сумм материальной помощи в связи со смертью бывших работников предприятия.

В результате данного нарушения  сумма неисчисленного и неуплаченного налога составила 2340 руб.

У налогового агента имелась возможность удержать  налог на доходы физических лиц за  счет выдаваемых денежных средств.

Пунктом 3.2.4  акта  ОАО «АЭК «Комиэнерго» предложено удержать с физических лиц суммы налога на доходы физических лиц, указанные в п. 3.1.2 акта и перечислить их в бюджет.

В случае невозможности удержания представить в налоговые органы сведения о доходах физических лиц, необходимые для осуществления налогового контроля.

19. В соответствии с п. 9.2. описательной части решения в  проверяемом периоде ОАО АЭК «Комиэнерго»  произведена оплата провоза личного автомобиля железнодорожным транспортом Пахмутову А.В. к месту отдыха, компенсирующая расходы на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска  и обратно (Ав.отчет №1 от 25.08.2004 г.). В нарушение  пункта 1 статьи 210 Налогового кодекса Российской Федерации с  указанной выплаты не исчислен налог на доходы физических лиц.

Относя произведенные выплаты по оплате стоимости проезда в отпуск и обратно, к компенсационным выплатам, Общество полагает, что такие расходы не подлежат обложению единым социальным налогом и налогом на доходы физических лиц. 

Приведенные Обществом доводы судом не принимаются.

Как установлено при проведении проверки и не оспаривается сторонами, Пахмутов А.В. выехал для проведения отпуска   из г.Воркуты  в г.Сосногорск  в плацкартном вагоне пассажирского поезда. Принадлежащий ему автомобиль был отправлен на  железнодорожной платформе. Местом проведения отпуска Пахмутова является г. Сосногорск, что подтверждено билетом для проезда железнодорожным транспортом. Документы, подтверждающие дальнейший путь работника на личном автомобиле, не представлены. То есть Пахмутов А.В. провез автомобиль в качестве багажа и  не использовал его для проезда к месту отдыха.

Коллективным договором Общества компенсация стоимости  провоза  личного автотранспорта железнодорожным транспортом не предусмотрена. 

В соответствии  с п.3 статьи 217 НК РФ не подлежат налогообложению все виды установленных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации).

Статьей 325  Трудового Кодекса (от 30.12.2001 №97-ФЗ ред. от 30.06.2003 г.) установлено, что лица, работающие в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплачиваемый один раз в два года за счет средств работодателя проезд к месту использования отпуска в пределах территории Российской Федерации и обратно любым видом транспорта, в том числе личным (за исключением такси), а также на оплату стоимости провоза багажа весом до 30 килограммов.

Оплата стоимости проезда работника личным транспортом к месту использования отпуска и обратно производится по наименьшей стоимости проезда кратчайшим путем.

Из приведенной нормы следует, что компенсации подлежит проезд самого работника соответствующим видом (видами) транспорта. Провоз к месту отдыха личного транспорта на железнодорожной платформе не рассматривается как проезд  работника личным транспортом.

В соответствии с вышеприведенными положениями законодательства, расходы по   провозу автотранспорта железнодорожным транспортом  подлежат включению налогообложению налогом на доходы физических лиц. У налогового агента имелась возможность удержать  налог на доходы физических лиц за  счет денежных средств, выдаваемых в виде заработной платы.

Занижение налоговой базы  составляет – 20 996,53 руб., в том числе за 2004 год – 20 996,53 руб., сумма не исчисленного и не  уплаченного налога составила –  2730 руб.

20. В соответствии с п. 9.5 описательной части решения в нарушение пункта 3 статьи 218 Налогового кодекса РФ  филиалом Сыктывкарские электрические сети необоснованно  предоставлен стандартный налоговый вычет Рафаенко Г.А. В феврале 2004г. доход налогоплательщика (Рафаенко Г.А.) превысил 20 000 руб. и составил 21 962,93 руб., однако ему был предоставлен вычет в размере 400 руб.

В результате данного нарушения налоговая база занижена на 400 руб., сумма не полностью уплаченного  налога на доходы физических лиц  составляет  52 руб.

Возражая против выводов налогового органа в этой части, Общество указало, что сумма НДФЛ в размере 52 руб. начислена и удержана из заработной платы работника Рафаенко Г.А. в декабре 2005 года и уплачена в бюджет 16 января 2006 года.

ОАО «АЭК «Комиэнерго» не представлены документы, подтверждающие удержание и перечисление налога на доходы физических лиц в бюджет по данному нарушению.

Как указано налоговым органом, ОАО АЭК «Комиэнерго» не представило документы, подтверждающие удержание и перечисление налога на доходы физических лиц в бюджет по данному нарушению.

Суд, отказывая в удовлетворении требований Общества в этой части, исходит из следующих положений.

Факт необоснованного предоставления налогового вычета в сумме 52 руб. не оспаривается налоговым агентом (Обществом).

На момент вынесения решения данная сумма не была перечислена в бюджет, соответственно, налоговым органом обоснованно указано на необходимость производства такого действия.

Равно как и не принимаются судом возражения налогового агента (Общества) и по пунктам 2.3 и 2.4 решения.

Последние надлежит рассматривать в совокупности обязанностей налогового агента, которые при невозможности их исполнения путем удержания из сумм, выплачиваемых налогоплательщику - физическому лицу, подлежат выполнению путем доведения соответствующих сведений налоговому органу.

В части начисления пени (пункты 2.5.7 и 2.5.7.2) суд находит, что требования Общества также подлежат отклонению.

В соответствии со статьей 226 Налогового кодекса Российской Федерации, российские организации, индивидуальные предприниматели и постоянные представительства иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в пункте 2 этой статьи, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 Кодекса с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей.

Исчисление сумм и уплата налога в соответствии со статьей 226 Налогового кодекса Российской Федерации производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата налога осуществляются в соответствии со статьями 214.1, 227 и 228 Кодекса с зачетом ранее удержанных сумм налога.

Согласно статье 75 Налогового кодекса Российской Федерации пенями признаются установленная этой статьей денежная сумма, которую налогоплательщик, плательщик сборов или налоговый агент должны выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов, в том числе налогов, уплачиваемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

В силу главы 11 Налогового кодекса Российской Федерации пени являются способом обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов и сборов.

Поскольку статьей 226 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по уплате в бюджет налога на доходы физических лиц возложена на налоговых агентов, то пени являются способом обеспечения исполнения обязанностей по уплате данного налога именно налоговым агентом.

Кроме того, пени являются правовосстановительной мерой государственного принуждения, носящей компенсационный характер, за несвоевременную уплату налога в бюджет и должны взыскиваться с того субъекта налоговых правоотношений, на кого возложена такая обязанность. При этом следует иметь в виду, что обязанность по уплате в бюджет налога на доходы физических лиц налоговым агентом возникает по общему правилу ранее, чем аналогичная обязанность возникает у налогоплательщика. Следовательно, взыскание пеней не с налогового агента, а с налогоплательщика (в случае неудержания с него налога налоговым агентом) не обеспечивало бы в полной мере возмещение ущерба государству от несвоевременной и неполной уплаты налога.

Согласно статье 46 Налогового кодекса Российской Федерации в случае неуплаты или неполной уплаты налога в установленный срок обязанность по уплате налога исполняется принудительно путем обращения взыскания на денежные средства налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя - на счетах в банках. Взыскание налога производится по решению налогового органа путем направления в банк, в котором открыты счета налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя, инкассового поручения (распоряжения) на списание и перечисление в соответствующие бюджеты (внебюджетные фонды) необходимых денежных средств со счетов налогоплательщика (налогового агента) - организации или индивидуального предпринимателя.

Обжалуемый пункт 5 решения содержит указание на необходимость представления уточнений по налогу на прибыль, за соответствующий налоговый период, согласно материалов выездной налоговой проверки.

Суд находит, что данное указание носит организационный характер и не может повлечь для налогоплательщика негативные последствия, то есть не нарушает его права и обязанности.

Согласно ст. 13 Гражданского кодекса РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В соответствии с пунктом 2 статьи 29 и частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагает на них какие-либо обязанности, создает иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

При этом предметом спора по делам об оспаривании решений и действий государственных органов является требование, направленное на исключение последствий, порожденных такими решением или действиями.

В силу ч. 1 ст. 198, ч. 4 ст. 200, ч. 2, 3 ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса РФ для признания ненормативного правового акта, решения и действия (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц недействительным (незаконным) обязательно наличие двух условий: несоответствие оспариваемого ненормативного правового акта, решения и действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение указанным актом, решением и действием (бездействием)  прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Частичное удовлетворение требований Общества влечет удовлетворение его требований по пени и налоговой санкции и взыскание расходов по оплате госпошлины с налогового органа (от суммы удовлетворенных требований)..

Руководствуясь ст.ст. 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р  Е   Ш   И   Л  :

1.Заявление ОАО АЭК «Коминерго» удовлетворить частично.

2. Признать недействительным решение Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми от 29.12.2006 г. №15-13/5 в части:

-пункт 1.2. в части штрафа по налогу на прибыль в сумме 85 454 руб.;

-пункт 2.2.1 частично в сумме 541 253, 54 руб.;

-пункт 2.2.2 полностью;

-пункт 2.2.3 полностью в заявленной сумме 944 491 руб.;

-пункт 2.2.8 частично в сумме 597 215 руб.;

-пункт 2.5.1 частично в сумме 62918 руб;

-пункт 2.5.2 полностью;

-пункт 2.5.6 частично в сумме 182 567, 12 руб.;

В остальной части  требований отказать

3.Взыскать с Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Коми в пользу ОАО АЭК «Комиэнерго» 1 210 руб. 90 коп. госпошлины.

Выдать исполнительный лист на взыскание после вступления решения в законную силу.

4. Решение вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

5. Решение может быть обжаловано во Второй Арбитражный апелляционный суд.

Судья Арбитражного суда

Республики Коми                                                                          Р.А.Борлакова