НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Республики Хакасия от 10.02.2020 № А74-5841/19

АРБИТРАЖНЫЙ   СУД   РЕСПУБЛИКИ   ХАКАСИЯ

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

г. Абакан                                                                                                      

14 февраля 2020 года                                                                                    Дело № А74-5841/2019

Резолютивная часть решения объявлена 10 февраля 2020 года.

Решение в полном объёме изготовлено 14 февраля 2020 года.

Арбитражный суд Республики Хакасия в составе судьи А.А. Пономарёвой, при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания А.В. Лебедевой рассмотрел в открытом судебном заседании дело по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью «Золотодобывающая компания «Надежда» (ИНН 1911008493, ОГРН 1141903000117) в лице участника общества Солодкого Игоря Михайловича к индивидуальному предпринимателю Самарину Виктору Анатольевичу  (ИНН 191102919405, ОГРНИП 311190335600051), к обществу с ограниченной ответственностью «Агат» (ИНН 2465109075, ОГРН 1072465001685), к обществу с ограниченной ответственностью «Золотодобывающая компания «Надежда» (ИНН 1911008493, ОГРН 1141903000117) о признании договора подряда от 11.10.2018 недействительным и применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с ООО «Агат» 26 917 526 руб. 40 коп.

В судебном заседании приняли участие представители:

истца – Майнагашев Р.А. на основании доверенности 19 АА № 0503276 от 15.06.2018;

ответчика ИП Самарина Виктора Анатольевича – Маркевич Е.А. на основании доверенности 19 АА № 0517040 от 03.08.2018.

Общество с ограниченной ответственностью «Золотодобывающая компания «Надежда» в лице участника общества Солодкого Игоря Михайловича (далее – истец, Солодкий И.М.) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Самарину Виктору Анатольевичу (далее – ответчик, ИП Самарин В.А.), к обществу с ограниченной ответственностью «Агат» (далее – ответчик, ООО «Агат») о признании договора подряда от 11.10.2018 недействительным и применении последствий недействительности сделки.

Протокольным определением суда от 19.11.2019 принято уточнение исковых требований в части применения последствий недействительности сделки о взыскании с ООО «Агат» 26 917 526 руб. 40 коп., выплаченных по договору подряда.

Определением арбитражного суда от 22.10.2019 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Золотодобывающая компания «Надежда» (далее – ООО «ЗДК «Надежда»).

Определением арбитражного суда от 18.12.2019 по ходатайству Солодкого Игоря Михайловича ООО «Золотодобывающая компания «Надежда» привлечено к участию в деле в качестве соответчика, исключено из числа третьих лиц по делу.

Ответчики ООО «Агат», ООО «ЗДК «Надежда», извещенные надлежащим образом о дате, времени и месте судебного заседания, в судебное заседание представителей не направили; ООО «ЗДК «Надежда» отзыв на иск не представил.

На основании части 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) дело рассмотрено в отсутствие указанных представителей лиц, участвующих в деле.

Определением арбитражного суда от 10.02.2020 отказано в удовлетворении ходатайства Солодкого Игоря Михайловича о назначении экспертизы.

Представитель истца в ходе рассмотрения дела поддержал заявленные требования, полагал, что договор подряда от 11.10.2018 является крупной сделкой; полагал, что поскольку ИП Самарин В.А. сдавал спецтехнику ООО «Агат» для работы по договору подряда и извлекал прибыль, ИП Самарин В.А. является выгодоприобретателем по оспариваемому договору, в связи с тем, что Самарин В.А. являлся директором ООО «ЗДК «Надежда», договор подряда является сделкой с заинтересованностью; договор подряда от 11.10.2018  заключен без одобрения участников ООО «ЗДК «Надежда». Кроме того, спорный договор подряда является ничтожной сделкой, поскольку совершен для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия.

Представитель ООО «Агат» в письменном отзыве на иск просил отказать в удовлетворении исковых требований, пояснив, что оспариваемый договор заключен сторонами в процессе обычной хозяйственной деятельности, данная сделка не является крупной согласно нормам действующего законодательства, истцом не подтверждено наличия негативных последствий, возникших у общества или его участников в связи с совершением указанной сделки.

Представитель ИП Самарина В.А. в судебном заседании и в письменном отзыве на иск просил отказать в удовлетворении исковых требований, пояснив, что оспариваемый договор не является ни крупной сделкой, ни сделкой с заинтересованностью, совершен в рамках обычной хозяйственной деятельности, при оспаривании договора истец ссылается не недействующую норму права (пункт 1 статьи 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»); ИП Самарин В.А. не является надлежащим ответчиком по делу, поскольку не является стороной оспариваемого договора; доказательств в подтверждение довода о том, что ИП Самарин В.А. является выгодоприобретателем по договору подряда от 11.10.2018, истцом не представлено.

Заслушав представителей сторон, исследовав письменные доказательства, арбитражный суд установил следующие обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора.

Общество с ограниченной ответственностью «Золотодобывающая компания «Надежда» (ИНН 1911008493, ОГРН 1141903000117) зарегистрировано 06.02.2014 Межрайонной ИФНС России № 1 по Республике Хакасия за ГРН 2191901080479, о чем внесены сведения в Единый государственный реестр юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ).

Согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ по состоянию на 21.05.2019 (на дату принятия искового заявления к производству), уставный капитал общества составляет         10 000 руб., участниками общества являются Самарин Виктор Анатольевич с долей в размере 50 % номинальной стоимостью 5 000 руб., Солодкий Игорь Михайлович с долей в размере 50 % номинальной стоимостью 5 000 руб.; генеральным директором общества является Самарин В.А.

Согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ по состоянию на 10.02.2020, уставный капитал общества составляет 10 000 руб., участниками общества являются: Солодкий Игорь Михайлович с долей в размере 50% номинальной стоимостью 5 000 руб., в реестре содержатся сведения об обременении – залог до полной оплаты доли, залогодержателем является Самарин В.А.; Микаелян С.С. с долей в размере 50% номинальной стоимостью        5 000 руб., генеральным директором общества является Мелецкий Н.П.

Устав общества утвержден 23.01.2014.

Согласно пункту 6.3 Устава участники общества вправе, в том числе, участвовать в управлении делами общества в порядке, установленном законодательством и настоящим Уставом.

В соответствии с пунктом 11.2.6 Устава очередное общее собрание проводится не реже чем один раз в год. Очередное общее собрание созывается исполнительным органом (генеральным директором) общества. Очередное общее собрание, на котором утверждаются годовые результаты деятельности общества, проводится не ранее чем через 2 месяца и не позднее 3- месячного срока после окончания финансового года.

Между ООО «ЗДК «Надежда» в лице генерального директора Самарина В.А. (заказчик) и ООО «Агат» (подрядчик) 11.10.2018 заключен договор подряда, в соответствии с пунктом 1.1 которого подрядчик по заданию заказчика обязуется своими силами или силами подрядных организаций и за свой счет, а именно: принимая на себя все связанные с выполнением работ риски с использованием комплекса своей техники и оборудования, силами собственных специалистов и рабочих, за счет собственных средств, выполнить работы по доразведке и добыче россыпного золота открытым карьерным способом на месторождении россыпного золота «Верхние Пихтачи» в границах лицензии АБН 00737 БЭ ООО «Золотодобывающая компания «Надежда».

Согласно пункту 2.2.1 договора заказчик безвозмездно предоставляет в пользование подрядчику промывочный прибор, дизельные насосные станции (3 штуки), дизельную электростанцию, временный поселок (включает общежитие, столовую, баню, ЗПК, жилые балки и пр.).

В соответствии с пунктами 3.1 – 3.4 договора стоимость всех выполняемых по договору подрядных работ согласовывается сторонами в размере 80% от стоимости реализованного металла (золото, серебро), добытого подрядчиком в результате выполнения м комплекса горных работ. Количество добытого подрядчиком металла определяется паспортом – расчетом аффинажного завода. Цена оплачиваемого подрядчику металла определяется на основании ежемесячных расчетов банка. Взаиморасчеты между заказчиком и подрядчиком производится ежемесячно и должны подтверждаться справками, актами сверки. Реализация металла, добытого на месторождении россыпного золота «Верхние Пихтачи», должна производиться заказчиком не реже одного раза в месяц. Оплата подрядчику за выполненные подрядные работы производится в течение 3 банковских дней с момента реализации металла. Полный расчет за отчетный год производится в пределах стоимости работ, определенной в окончательном акте приемки выполненных работ, не позднее 15.12.2018.

Срок выполнения работ согласован сторонами в разделе 4 договора, дата начала выполнения работ: в течение 10 рабочих дней с момента подписания договора, дата окончания выполнения работ: до 31.12.2018.

Договор вступает в силу со дня его подписания сторонами и действует до 31.12.2018. заказчик и подрядчик гарантируют, что заключение договора соответствует действительным намерениям сторон. Договор подписан уполномоченными представителями сторон, ограничения на совершение сделки отсутствуют (пункт 7.1 договора).

Полагая, что договор подряда от 11.10.2018 является недействительной сделкой, истец обратился в суд с настоящим иском.

Оценив доводы лиц, участвующих в деле, и представленные доказательства в порядке статьи 71 АПКРФ, арбитражный суд пришёл к следующим выводам.

В силу пункта 1 статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно пункту 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу пункта 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно пункта 1 статьи 65.2 ГК РФ участники корпорации (участники, члены, акционеры и т.п.) вправе, в том числе оспаривать, действуя от имени корпорации (пункт 1 статьи 182), совершенные ею сделки по основаниям, предусмотренным статьей 174 настоящего Кодекса или законами о корпорациях отдельных организационно-правовых форм, и требовать применения последствий их недействительности, а также применения последствий недействительности ничтожных сделок корпорации.

Как разъяснил Верховный Суд Российской Федерации в пункте 32 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее - Постановление № 25) участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков (статья 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация (пункт 2 статьи 53, пункт 1 статьи 65.2 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Лицо, уполномоченное выступать от имени корпорации, также является представителем корпорации при рассмотрении названных требований наряду с предъявившим их участником корпорации.

В случае оспаривания участником заключенных корпорацией сделок, предъявления им требований о применении последствий их недействительности или о применении последствий недействительности ничтожных сделок ответчиком является контрагент корпорации по спорной сделке.

Поскольку на дату совершения спорных сделок и на дату обращения в Арбитражный суд Республики Хакасия с настоящим иском Солодкий И.М. являлся участником ООО «ЗДК «Надежда», он вправе оспаривать договор подряда, действуя от имени общества.

Из материалов дела следует, что на дату заключения договора подряда от 11.10.2018 участниками общества являлись Самарин Виктор Анатольевич и Солодкий Игорь Михайлович, генеральным директором ООО «ЗДК «Надежда» являлся Самарин Виктор Анатольевич.

Оспариваемый договор подряда подписан со стороны ООО «ЗДК «Надежда» Самариным В.А., со стороны ООО «Агат» - генеральным директором Гагаркиным Д.М., скреплен печатями организаций.

Как следует из искового заявления и пояснений представителя истца, правовым основанием заявленных требований истец указывает статью 45, часть 1 статьи 46 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью), статьи 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, указывает на завышенную рыночную стоимость работ.

В силу статьи 4 ГК РФ положения Закон № 14-ФЗ в редакции Федерального закона от 03.07.2016 № 343-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (далее - Закон № 343-ФЗ) подлежат применению к сделкам, совершенным после даты вступления в силу Закона № 343-ФЗ, то есть после 01.01.2017 (статья 4 Закона № 343-ФЗ). Данная позиция подтверждается разъяснениями, приведенными в пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (далее - Постановление № 27).

Согласно части 1 статьи 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, признается сделка, в совершении которой имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа общества или лица, являющегося контролирующим лицом общества, либо лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания.

Указанные лица признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) подконтрольные им лица (подконтрольные организации): являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке; являются контролирующим лицом юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке; занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица.

Согласно пункту 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» в соответствии с пунктом 1 статьи 81 Закона об акционерных обществах и пунктом 1 статьи 45 Закона об обществах с ограниченной ответственностью лица, указанные в данных положениях закона, признаются заинтересованными в совершении обществом сделки, в том числе если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) подконтрольные им организации являются выгодоприобретателем в сделке либо контролирующими лицами юридического лица, являющегося выгодоприобретателем в сделке, либо занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося выгодоприобретателем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица. Применяя указанные нормы, необходимо исходить из того, что выгодоприобретателем в сделке признается не являющееся стороной в сделке лицо, которое в результате ее совершения может быть освобождено от обязанностей перед обществом или третьим лицом.

Истец в подтверждение своих доводов истец ссылается на протокол осмотра места происшествия от 14.11.2018, в котором отражено, что Самарин В.А. в качестве индивидуального предпринимателя сдает в аренду принадлежащую ему на праве собственности спецтехнику экскаватор HyundaiR260, бульдозер и иную спецтехнику ООО «Агат» на работы для добычи золота.

Представитель истца в письменных пояснениях указал, что по договорам аренды ООО «ЗДК «Надежда» оплатило Самарину В.А. согласно платежным поручениям № 14 от 16.11.2018, № 18 от 28.11.2018, № 20 от 20.12.2018, № 21 от 20.12.2018, № 22 от 20.12.2018, № 23 от 20.12.2018 денежные средства в сумме 24 171 278 руб. 81 коп. Сделка является совершенной с заинтересованностью, потому что ООО «ЗДК «Надежда» по платежным поручениям перечислило за ООО «Агат» Самарину В.А.

Между тем, указанные доводы не подтвердились материалами дела, согласно представленным истцом документам, в качестве назначения платежа в платежных поручениях № 152 от 28.12.2018, № 14 от 16.11.2018,  18 от 28.11.2018, № 22 от 20.12.2018, № 23 от 20.12.2018 указано «за выполнение работ по добыче россыпного золота на месторождении «Верхние Пихтачи», «оплата по договору подряда от 11.10.2018», получателем денежных средств является ООО «Агат».

В платежном поручении № 20 от 20.12.2018 указано «оплата в порядке п. 1 ст. 313 ГК РФ за ООО «Агат» за транспортные услуги», получателем денежных средств является ИП Веревкин Р.С.

В платежном поручении № 21 от 20.12.2018 указано «оплата в порядке п. 1 ст. 313 ГК РФ за ООО «Агат» за аренду спецтехники», получателем денежных средств указан ИП Ермолов И.О.

В качестве документов, подтверждающие наличие взаимоотношений между ООО «Агат» и ИП Веревкиным Р.С., ИП Ермоловым И.О., ответчиком в материалы дела представлены договоры, счета и акты к казанным договорам, а также уведомления о порядке исполнения обязательств по договору подряда от 11.10.2018, согласно которым ООО «Агат» в соответствии с пунктом 1 статьи 313 ГК РФ просит ООО «ЗДК «Надежда» произвести оплату за выполненные работы по добыче россыпного золота по договору подряда от 11.10.2018 в адрес ИП Веревкина Р.С., ИП Ермолова И.О.

Доказательств изменений назначения платежа либо иных изменений реквизитов платежных поручений истцом арбитражному суду не представлено, как и не представлено доказательств того, что ИП Самарин В.А. является выгодоприобретателем по спорному договору, доводы истца об использовании арендованной техники указанное обстоятельство не подтверждают.

По расчету арбитражного суда сумма перечисленных денежных средств согласно представленным в материалы дела платежным поручениям № 152 от 28.12.2018, № 14 от 16.11.2018, № 18 от 28.11.2018, № 20 от 20.12.2018, № 21 от 20.12.2018, № 22 от 20.12.2018, № 23 от 20.12.2018 составила 24 417 210 руб. 21 коп.

Кроме того, в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.02.1999 № 18-О установлено, что из нормы статьи 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» следует, что собирание, проверка и оценка доказательств возможны лишь в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом. При этом все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда. Доказательства, полученные с нарушением установленного порядка, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания всех необходимых обстоятельств при производстве дознания, предварительного следствия и разбирательстве уголовного дела в суде.

Следовательно, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном названным кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В отсутствие иных доказательств, помимо ссылки на отказной материал № 1841/433,  суд не может признать доводы истца подтвержденными.

Согласно части 1 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностьюкрупной сделкой считается сделка (несколько взаимосвязанных сделок), выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и при этом: связанная с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества (в том числе заем, кредит, залог, поручительство, приобретение такого количества акций (иных эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции) публичного общества, в результате которых у общества возникает обязанность направить обязательное предложение в соответствии с главой XI.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»), цена или балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату; предусматривающая обязанность общества передать имущество во временное владение и (или) пользование либо предоставить третьему лицу право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на условиях лицензии, если их балансовая стоимость составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату.

Согласно части 5 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью суд отказывает в удовлетворении требований о признании крупной сделки, совершенной с нарушением порядка получения согласия на ее совершение, недействительной при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств: к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения такой сделки; при рассмотрении дела в суде не доказано, что другая сторона по такой сделке знала или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной сделкой, и (или) об отсутствии надлежащего согласия на ее совершение.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 3 Постановления от 16 мая 2014 г. № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» указал, что лицо, предъявившее иск о признании сделки недействительной на основании того, что она совершена с нарушением порядка одобрения крупных сделок или сделок с заинтересованностью, обязано доказать следующее:

1) наличие признаков, по которым сделка признается соответственно крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью, а равно нарушение порядка одобрения соответствующей сделки;

2) нарушение сделкой прав или охраняемых законом интересов общества или его участников (акционеров), т.е. факт того, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или его участнику, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них.

Само по себе отсутствие надлежащего решения компетентного органа управления обществом об одобрении сделки с заинтересованностью не является достаточным основанием для признания ее судом недействительной.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» разъяснено, что для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие у сделки на момент ее совершения двух признаков:

1) количественного (стоимостного): предметом сделки является имущество, в том числе права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, цена или балансовая стоимость (а в случае передачи имущества во временное владение и (или) пользование, заключения лицензионного договора - балансовая стоимость) которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату;

2) качественного: сделка выходит за пределы обычной хозяйственной деятельности, т.е. совершение сделки приведет к прекращению деятельности общества или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов (пункт 8 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Например, к наступлению таких последствий может привести продажа (передача в аренду) основного производственного актива общества. Сделка также может быть квалифицирована как влекущая существенное изменение масштабов деятельности общества, если она влечет для общества существенное изменение региона деятельности или рынков сбыта.

Любая сделка общества считается совершенной в пределах обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное (пункт 8 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Бремя доказывания совершения оспариваемой сделки за пределами обычной хозяйственной деятельности лежит на истце.

Таким образом, в силу приведенных разъяснений любая сделка, совершенная обществом с ограниченной ответственностью, признается совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, пока истцом не доказано, что она является для общества крупной, то есть представлены доказательства наличия одновременно двух условий: 1) в результате совершения сделки отчуждено имущество, балансовая стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности на последнюю отчетную дату, 2) вследствие совершения сделки прекратилась деятельность юридического лица либо изменился ее вид, либо существенно изменились ее масштабы.

Кроме того, в пункте 18 Постановления № 27 разъяснено, что в силу абзаца третьего пункта 5 статьи 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью на истца возлагается бремя доказывания того, что другая сторона по сделке знала (например, состояла в сговоре) или заведомо должна была знать о том, что сделка являлась для общества крупной сделкой (как в части количественного (стоимостного), так и качественного критерия крупной сделки) и (или) что отсутствовало надлежащее согласие на ее совершение.

Заведомая осведомленность о том, что сделка является крупной (в том числе о значении сделки для общества и последствиях, которые она для него повлечет), предполагается, пока не доказано иное, только если контрагент, контролирующее его лицо или подконтрольное ему лицо является участником (акционером) общества или контролирующего лица общества или входит в состав органов общества или контролирующего лица общества. Отсутствие таких обстоятельств не лишает истца права представить доказательства того, что другая сторона сделки знала о том, что сделка являлась крупной, например письмо другой стороны сделки, из которого следует, что она знала о том, что сделка является крупной.

По общему правилу, закон не устанавливает обязанности третьего лица по проверке перед совершением сделки того, является ли соответствующая сделка крупной для его контрагента и была ли она надлежащим образом одобрена (в том числе отсутствует обязанность по изучению бухгалтерской отчетности контрагента для целей определения балансовой стоимости его активов, видов его деятельности, влияния сделки на деятельность контрагента). Третьи лица, полагающиеся на данные единого государственного реестра юридических лиц о лицах, уполномоченных выступать от имени юридического лица, по общему правилу, вправе исходить из наличия у них полномочий на совершение любых сделок (абзац второй пункта 2 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из разъяснений, изложенных в пункте 93 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», следует, что о наличии явного ущерба свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях. При этом следует исходить из того, что другая сторона должна была знать о наличии явного ущерба в том случае, если это было бы очевидно для любого участника сделки в момент ее заключения.

Исследовав и оценив по правилам статей 67, 68 и 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, арбитражный суд приходит к выводу об отсутствии оснований для признания сделки недействительной по указанному основанию, поскольку Солодким И.М. не доказано, что заключение договора подряда с учетом обстоятельств его фактического исполнения являлось убыточным для общества, истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что при заключении договора подряда от 11.10.2018 стороны действовали не в целях создания соответствующих правовых последствий.

В материалы дела не представлено доказательств того, каким образом другая сторона по сделке (ООО «Агат») знала или должна было знать о том, что в результате совершения указанной сделки обществу может быть причинен явный ущерб, либо что имел место сговор в ущерб интересам ООО «ЗДК «Надежда».

Оспариваемый договор подписан сторонами без замечаний уполномоченными на то лицами, условия договора не противоречат нормам действующего законодательства и не нарушают ни публичные интересы, ни интересы самого заказчика.

В соответствии с частью 1 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Достоверных доказательств существенного завышения цен по выполнению подрядных работ по сравнению с рыночными ценами в материалы дела не представлено, в связи с чем, довод о завышении цены отклоняется судом.

Согласно положениям статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 статьи, суд, арбитражный суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Указанная норма закрепляет принцип недопустимости злоупотребления правом и определяет общие границы (пределы) гражданских прав и обязанностей. Суть этого принципа заключается в том, что каждый субъект гражданских правоотношений волен свободно осуществлять права в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы других лиц.

Действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, являются в силу данного принципа недозволенными и признаются злоупотреблением правом. В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Таким образом, по смыслу статьи 10 ГК РФ злоупотребление гражданским правом заключается в превышении пределов дозволенного гражданским правом осуществления своих правомочий путем осуществления их с незаконной целью или незаконными средствами, с нарушением при этом прав и законных интересов других лиц.

В абзаце третьем пункта 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Для установления ничтожности договора на основании статей 10 и 168 ГК РФ необходимо установить факт недобросовестного поведения (злоупотребления правом) сторон оспариваемой сделки, а также их действия с намерением причинить вред другому лицу (п. 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 № 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

По общему правилу добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное (п. 5 ст. 10 ГК РФ).

По смыслу приведенных норм, для признания действий каких-либо лиц злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел таких лиц был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной их целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей).

При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

В силу статьи 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Для установления недействительности сделки на основании статьи 10, 168 ГК РФ необходимо установить факт недобросовестного поведения (злоупотребления правом) обеих сторон оспариваемой сделки, а также то обстоятельство, что обе стороны сделки действовали исключительно с намерением причинить вред должнику и его кредиторам.

Доводы истца о злоупотреблении правом при заключении спорного договора со ссылкой на статью 10 ГК РФ отклоняется, обстоятельства данного спора свидетельствуют об отсутствии в действиях ответчика по заключению и исполнению договора подряда признаков такого злоупотребления.

Документов, подтверждающих доводы о том, что работы по договору производились силами ООО «ЗДК «Надежда», а заключение договора с ООО «Агат» было необходимо для создания видимости работы и получения денежных средств в ущерб интересам ООО «ЗДК «Надежда», истцом не представлено.

Проанализировав представленные в материалы дела доказательства, суд полагает, что основания полагать, что договор подряда от 11.10.2018 является мнимой сделкой, отсутствуют, поскольку факт реального исполнения договора (выполнения работ и их оплаты) подтверждается материалами дела, у сторон спорного договора имелась цель достижения определенного результата - выполнение работ и указанные лица имели реальный интерес в исполнении данной сделки.

Истцом не представлено доказательств того, что договор подряда от 11.10.2018 заключен в ущерб интересов общества и является убыточным для ООО «ЗДК «Надежда», кроме того, из представленных в материалы дела документов не следует и судом не установлено наличие обстоятельств, которые свидетельствуют о сговоре сторон договора.

Напротив, ООО «Агат» представлены в материалы дела документы, подтверждающие исполнение договора, а именно:

- акты выполненных работ № 1 от 15.11.2018, № 2 от 28.11.2018, № 3 от 20.12.2018,   № 4 от 28.12.2018, подписанные сторонами без возражений;

- счета-фактуры за ноябрь – декабрь 2018 года;

- расчеты по поставке ПАО «Промсвязьбанк» от 15.11.2018, от 27.11.2018, от 19.12.2018, от 25.12.2018;

- расчеты АО «Новосибирский аффинажный завод» за принятый металл от 09.11.2018, от 23.11.2018,

- письмо АО «Новосибирский аффинажный завод» от 27.11.2018;

- договоры аренды спецтехники, на оказание услуг по перевозке грузов; путевые листы к договору;

- трудовые договоры (вахтовый метод работы), заключенные ООО «Агат» и физическими лицами, по выполнению работ на участке Верхние Пихтачи №№ 1 - 9 от 15.10.2018, штатное расписание ООО «Агат»;

- справки-расчеты по объемам добычи россыпного золота.

Таким образом, арбитражный суд приходит к выводу об отсутствии совокупности обстоятельств недействительности оспариваемой сделки. Оснований для признания оспариваемой сделки недействительной не имеется, соответственно, отсутствуют и основания для применения последствий ее недействительности.

На основании изложенного, в удовлетворении заявленных требований следует отказать.

Государственная пошлина по делу составляет 6 000 руб., уплачена истцом при обращении в суд с иском не была, поскольку истец освобожден от уплаты государственной пошлины на основании пункта 2 части 2 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьёй 110 АПК РФ государственная пошлина по делу относится на истца, по результатам рассмотрения спора взысканию с истца в доход федерального бюджета не подлежит.

Поскольку определением арбитражного суда от 10.02.2020 отказано в удовлетворении ходатайства Солодкого Игоря Михайловича о назначении экспертизы, основания для нахождения денежных средств в сумме 250 000 руб., перечисленных на депозитный счет арбитражного суда по чеку-ордеру от 25.01.2020 в качестве вознаграждения эксперту, на депозите суда отсутствует, данная сумма будет возвращена отдельным определением.

Настоящее решение считается направленным лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». По ходатайству лиц, участвующих в деле, копии решения на бумажном носителе могут быть направлены заказным письмом или вручены под расписку.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180 Арбитражного процессуального  кодекса  Российской Федерации,  арбитражный суд

Р Е Ш И Л:

Отказатьв удовлетворении иска.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Третий арбитражный апелляционный суд (г. Красноярск) в течение месяца с момента его принятия.

Апелляционная жалоба подаётся через Арбитражный суд Республики Хакасия.

Судья                                                                                                                        А.А. Пономарёва