НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Республики Хакасия от 04.07.2016 № А74-1130/16

АРБИТРАЖНЫЙ   СУД   РЕСПУБЛИКИ   ХАКАСИЯ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

г. Абакан

11 июля 2016 года                                                                                    Дело № А74-1130/2016

Резолютивная часть решения объявлена 04 июля 2016 года.

Решение в полном объёме изготовлено 11 июля 2016 года.

Арбитражный суд Республики Хакасия в составе судьи Т.Г. Коршуновой,

при ведении протокола секретарём судебного заседания К.П. Кирбижековой,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по заявлению

федерального казённого учреждения «Следственный изолятор № 2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Хакасия» (ИНН 1901062639, ОГРН 1041901005299)

о признании недействительными представления Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия  от 29 декабря 2015 года                № 121 в части и предписания от 29 декабря 2015 года № 41.

В судебном заседании 28 июня 2016 года приняли участие представители:

федерального казённого учреждения «Следственный изолятор № 2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Хакасия» - Гамайло К.С. на основании доверенности от 15 декабря 2015 года, Кугушева И.С. на основании доверенности от 27 июня 2016 года № 70;

Управления Федерального казначейства по Республике Хакасия   - Ульчугачева Н.В. на основании доверенности от 26 мая 2016 года № 80-12-05/2, Шандакова Н.А. на основании доверенности от 17 мая 2016 года № 4.

В соответствии с положениями статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании был объявлен перерыв до 04 июля 2016 года.

В судебном заседании 04 июля 2016 года приняли участие те же представители сторон.

Федеральное казённое учреждение «Следственный изолятор № 2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Хакасия» (далее – ФКУ СИЗО-2, учреждение) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным предписания Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия (далее – ТУ Росфиннадзора, управление) от 29 декабря 2015 года № 41.

Определением арбитражного суда от 12 февраля 2016 года заявление ФКУ СИЗО-2 принято к производству, назначено предварительное судебное заседание на 09 марта 2016 года.

Арбитражным судом установлено, что 10 февраля 2016 года в Арбитражный суд Республики Хакасия поступило заявление ФКУ СИЗО-2 УФСИН России по Республике Хакасия о признании недействительным представления Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия от 29 декабря 2015 года  № 121. Заявление учреждения принято к производству. Делу присвоен номер       А74-1252/2016.

Определением от 12 февраля 2016 года арбитражный суд в порядке статьи 130 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации объединил в одно производство для совместного рассмотрения дела № А74-1130/2016 и А74-1252/2016 с присвоением объединённому делу № А74-1130/2016.

Определением арбитражного суда от 26 мая 2016 года удовлетворено ходатайство ТУ Росфиннадзора, произведена замена ненадлежащего ответчика - Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия на надлежащего – Управление Федерального казначейства по Республике Хакасия (далее – УФК по РХ).

Этим же определением арбитражный суд отложил судебное разбирательство на                     28 июня 2016 года.

До заседания суда от ФКУ СИЗО-2 поступили дополнения к заявлению. Также заявитель уточнил, что не оспаривает пункт 1 представления, пункт 2 представления оспаривает в части суммы 939 893 рубля 75 копеек, пункты 3 – 7 представления оспаривает в полном объёме. В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнение размера оспариваемого требования принято арбитражным судом.

От УФК по РХ поступили  дополнительные документы по делу.

По существу спора представители заявителя настаивали на требованиях по доводам, изложенным в заявлении и дополнительных пояснениях к нему, и доказательствам, представленным в материалы дела.

Представители УФК по РХ требования не признали, полагая, что отсутствуют основания для удовлетворения заявления на основании доводов, приведённых в отзыве и дополнительных пояснениях. Вместе с тем, согласились, что по пункту 4 представления имеется арифметический просчёт по одному работнику, верным по данному работнику является расчёт заявителя.

Исследовав материалы дела, и заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, арбитражный суд установил следующее.

В период с 23 сентября по 26 ноября 2015 года (с учётом приостановления на период с 06 по 28 октября 2015 года) ТУ Росфиннадзора проведена выездная проверка (ревизия) финансово-хозяйственной деятельности ФКУ СИЗО-2 за период с 01 января 2013 года по                31 декабря 2014 года.

В ходе ревизии контрольным органом  выявлены нарушения бюджетного законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, в том числе:

1) допущено неэффективное использование средств на уплату пеней и штрафов, сумма нарушения составила 3922 рубля 29 копеек;

2) приняты бюджетные обязательства, подлежащие оплате за счёт средств федерального бюджета в размере, превышающем доведённые лимиты бюджетных обязательств, сумма нарушения – 946 583 рубля 28 копеек (263 340 рублей 37 копеек + 34 979 рублей 99 копеек + 18 981 рубль 50 копеек + 750 рублей + 6599 рублей 53 копейки + 90 рублей + 17 047 рублей + 21 245 рублей 85 копеек + 583 549 рублей);

3) приняты бюджетные обязательства на 2014 год при отсутствии лимитов бюджетных обязательств, сумма нарушения – 3 124 786 рублей 90 копеек;

4) неправомерное использование средств на выплату процентной надбавки к денежному содержанию в завышенном размере в результате неверного применения северного коэффициента, сумма – 686 040 рублей 45 копеек;

5) при отсутствии прав администратора доходов федерального бюджета неправомерно произведено начисление администрируемых доходов, сумма – 2 037 479 рублей 44 копейки;

6) допущено искажение данных Отчёта (ф. 05031) в разделе «Бюджетные обязательства по расходам» за 2013, 2014 годы, сумма – 1 024 296 рублей 91 копейка (318 051 рубль 86 копеек + 706 245 рублей 05 копеек);

7) не отражены в бухгалтерском учёте принятые бюджетные обязательства на 2014 год, возникшие в результате заключения договоров, сумма – 3 124 786 рублей 90 копеек.

Результаты проверки отражены в акте от 26 ноября 2015 года № 189.

На основании акта выездной проверки руководителем ТУ Росфиннадзора 29 декабря 2015 года в адрес ФКУ СИЗО-2 направлены представление № 121 и предписание № 41.

В представлении от ФКУ СИЗО-2 потребовано рассмотреть информацию об указанных нарушениях бюджетного законодательства и иных нормативных правовых актов, регулирующих бюджетные правоотношения, и не позднее 30 дней с даты получения представления принять меры по устранению выявленных нарушений, а также устранению причин и условий данных нарушений.

Предписанием ФКУ СИЗО-2 в течение 160 дней с даты его получения предписано устранить нарушения бюджетного законодательства Российской Федерации путём взыскания неправомерных расходов в сумме 686 040 рублей 45 копеек с виновного лица.

 Не согласившись с представлением от 29 декабря 2015 года № 121 в части нарушений, указанных в пункте 2 в сумме 939 893 рубля 76 копеек, пунктах 3 – 7, и предписанием ТУ Росфиннадзора от 29 декабря 2015 года № 41, ФКУ СИЗО-2 обратилось в  арбитражный суд с настоящим заявлением.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, заслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришёл к следующим выводам.

В соответствии с частью 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Таким образом, для признания оспариваемого ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными необходимо наличие двух обязательных условий:

- оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту;

- оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон.

В силу пунктов 3, 4 части 1 статьи 199 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в заявлении о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными должны быть указаны (в том числе) права и законные интересы, которые, по мнению заявителя, нарушаются оспариваемым актом, решением и действиями (бездействием); законы и иные нормативные правовые акты, которым, по мнению заявителя, не соответствуют оспариваемый акт, решение и действия (бездействие).

Статьёй 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Таким образом, нарушение прав и законных интересов должен доказывать заявитель.

Согласно части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии со статьями 157, 269.2 Бюджетного кодекса Российской Федерации, пунктами 1, 4, 5.1 Положения о Федеральной службе финансово-бюджетного надзора, утверждённого Постановлением Правительства Российской Федерации от 04 февраля 2014 года № 77 (действующего в спорный период), пунктами 3, 6, 9 Правил осуществления Федеральной службой финансово-бюджетного надзора полномочий по контролю в финансово-бюджетной сфере, утверждённых Постановлением Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2013 года № 1092 (в редакции, действовавшей в спорный период), пунктами 1, 5.1.1, 5.14.1, 5.14.7 Положения о территориальных органах Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, утверждённого Приказом Минфина России от 11 июля 2005 года № 89н, Административным регламентом исполнения Федеральной службой финансово-бюджетного надзора государственной функции по контролю в финансово-бюджетной сфере, утверждённым Приказом Минфина России от 20 марта 2014 года № 18н, Федеральная служба финансово-бюджетного надзора и её территориальные органы наделены правом осуществлять в пределах своей компетенции государственный финансовый контроль за использованием средств федерального бюджета; в целях реализации полномочий в установленной сфере деятельности проводить в установленном порядке ревизии и проверки; направлять в пределах своей компетенции в проверенные организации обязательные для рассмотрения представления и обязательные к исполнению предписания по устранению выявленных нарушений; осуществлять контроль за своевременностью и полнотой устранения проверяемыми организациями выявленных нарушений.

Учитывая изложенное, арбитражный суд приходит к выводу, что оспариваемые представление и предписание вынесены уполномоченным органом.

Арбитражный суд отмечает, что в силу Указа Президента Российской Федерации от                    02 февраля 2016 года № 41 Федеральная служба финансово-бюджетного надзора упразднена. Функции Службы по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере, по внешнему контролю качества работы аудиторских организаций, определённых Федеральным законом от 30 декабря 2008 года № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» переданы Федеральному казначейству.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 апреля 2016 года № 300 признано утратившим силу Постановление Правительства Российской Федерации от                   04 февраля 2014 года № 77 «О Федеральной службе финансово-бюджетного надзора». Этим же Постановлением внесены соответствующие изменения в Постановление Правительства Российской Федерации от 01 декабря 2004 года № 703 «О Федеральном казначействе», утвердившем, в том числе Положение о Федеральном казначействе.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, арбитражный суд в порядке статьи 47 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произвёл замену                   ТУ Росфиннадзора на надлежащего  ответчика – УФК по РХ.

В пункте 2 оспариваемого представления контрольным органом указано на принятие учреждением бюджетных обязательств, подлежащих оплате за счёт средств федерального бюджета, в размере, превышающем доведённые лимиты. Сумма нарушения составила 946 583 рубля 28 копеек (263 340 рублей 37 копеек + 34 979 рублей 99 копеек + 18 981 рубль 50 копеек + 750 рублей + 6599 рублей 53 копейки + 90 рублей + 17 047 рублей + 21 245 рублей 85 копеек + 583 549 рублей 04 копейки).

Учреждением нарушения бюджетного законодательства в суммах 6599 рублей 53 копейки и 90 рублей не оспариваются.

Рассмотрев доводы сторон по данному пункту представления от 29 декабря 2015 года № 121, арбитражный суд пришёл к следующим выводам.

Статьёй 33 Бюджетного кодекса Российской Федерации предусмотрен принцип сбалансированности бюджета, который означает, что объём предусмотренных бюджетом расходов должен соответствовать суммарному объёму доходов бюджета и поступлений источников финансирования его дефицита, уменьшенных на суммы выплат из бюджета, связанных с источниками финансирования дефицита бюджета и изменением остатков на счетах по учёту средств бюджетов.

При составлении, утверждении и исполнении бюджета уполномоченные органы должны исходить из необходимости минимизации размера дефицита бюджета.

Пунктом 2 статьи 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации определено, что финансовое обеспечение деятельности казённого учреждения осуществляется за счёт средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации и на основании бюджетной сметы. В соответствии со статьёй 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации бюджетная смета - документ, устанавливающий в соответствии с классификацией расходов бюджетов лимиты бюджетных обязательств казённого учреждения.

Пунктом 5 статьи 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что заключение и оплата казённым учреждением государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров, подлежащих исполнению за счёт бюджетных средств, производятся от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в пределах доведённых казённому учреждению лимитов бюджетных обязательств, если иное не установлено настоящим Кодексом, и с учётом принятых и неисполненных обязательств.

В соответствии со статьёй 162 Бюджетного кодекса Российской Федерации получатель бюджетных средств обладает, в том числе, следующими бюджетными полномочиями: составляет и исполняет бюджетную смету; принимает и (или) исполняет в пределах доведённых лимитов бюджетных обязательств и (или) бюджетных ассигнований бюджетные обязательства.

Согласно пункту 3 статьи 219 Бюджетного кодекса Российской Федерации получатель бюджетных средств принимает бюджетные обязательства в пределах доведённых до него лимитов бюджетных обязательств. Получатель бюджетных средств принимает бюджетные обязательства путём заключения государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров с физическими и юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями или в соответствии с законом, иным правовым актом, соглашением.

Оплата денежных обязательств (за исключением денежных обязательств по публичным нормативным обязательствам) осуществляется также в пределах доведённых до получателя бюджетных средств лимитов бюджетных обязательств (пункт 5 статьи 219 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

Статья 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации определяет лимит бюджетных обязательств, как объём прав в денежном выражении на принятие бюджетным учреждением бюджетных обязательств и (или) их исполнении в текущем финансовом году. Согласно данной статье под бюджетным обязательством понимается расходное обязательство, подлежащее исполнению в соответствующем финансовом году, под денежным обязательством - обязанность получателя бюджетных средств уплатить бюджету, физическому лицу и юридическому лицу за счёт средств бюджета определённые денежные средства в соответствии с выполненными условиями гражданско-правовой сделки, заключённой в рамках его бюджетных полномочий, или в соответствии с положениями закона, иного правового акта, условиями договора или соглашения.

В соответствии со статьёй 242 Бюджетного кодекса Российской Федерации бюджетные ассигнования, лимиты бюджетных обязательств и предельные объёмы финансирования текущего финансового года прекращают своё действие 31 декабря.

На основании изложенного, суммы кредиторской задолженности являются расходным обязательством определённого финансового года, следовательно, принимаемые денежные обязательства могут быть оплачены ФКУ СИЗО-2 за счёт средств бюджета только при наличии выделенных лимитов на соответствующий финансовый год, объём которых не может быть превышен.

В ходе проверки ТУ Росфиннадзора установлено, что учреждением приняты бюджетные обязательства на суммы, превышающие доведённые лимиты бюджетных обязательств в 2013 году на суммы:

- 263 340 рублей 37 копеек в связи с начислением пособия по беременности и родам трём сотрудницам учреждения;

- 34 979 рублей 99 копеек в связи с начислением выходного пособия сотруднику при его увольнении;

- 18 981 рубля 50 копеек в связи с принятием авансового отчёта по проезду сотрудника в учебный отпуск;

- 750 рублей в связи с оплатой суточных сотруднику учреждения;

в 2014 году на суммы:

- 17 047 рублей в связи с начислением сотруднице учреждения пособия при рождении ребёнка;

- 21 245 рублей 85 копеек в связи с начислением пособия по беременности и родам двум сотрудницам учреждения;

- 583 549 рублей 04 копейки в связи с принятием авансовых отчётов сотрудников учреждения по компенсации стоимости проезда к месту проведения отпуска и обратно.

Материалами дела подтверждается и заявителем не оспаривается факт принятия бюджетных обязательств сверх доведённых лимитов бюджетных обязательств в общей сумме 939 893 рублей 75 копеек.

Вместе с тем довод заявителя о принятии названных обязательств в силу трудового законодательства Российской Федерации отклоняется арбитражным судом как необоснованный, поскольку соблюдение ФКУ СИЗО-2 законодательства Российской Федерации, регулирующего другие сферы деятельности учреждения, не является основанием для несоблюдения им требований бюджетного законодательства Российской Федерации.

Арбитражный суд также не принимает ссылку заявителя на положения законодательства о бухгалтерском учёте, поскольку по данному эпизоду учреждению не вменяется нарушение порядка ведения бухгалтерского учёта. Соблюдение получателем бюджетных средств правил бухгалтерского учёта не влияет на правовую оценку действий заявителя по принятию бюджетных обязательств в суммах, превышающих доведённые лимиты бюджетных обязательств на текущий финансовый год.

Таким образом, арбитражный суд полагает законным и обоснованным включение в представление от 29 декабря 2015 года № 121 нарушения по пункту 2, выразившееся в принятии учреждением бюджетных обязательств, подлежащих оплате за счёт средств федерального бюджета, в размере, превышающем доведённые лимиты бюджетных обязательств.

Пунктом 3 оспариваемого представления ФКУ СИЗО-2 вменяется нарушение статьи 162, пункта 3 статьи 219 Бюджетного кодекса Российской Федерации, выразившееся в принятии учреждением в 2013 году бюджетных обязательств на 2014 год при отсутствии доведённых бюджетных ассигнований и лимитов бюджетных обязательств. Сумма нарушения составила 3 124 786 рублей 90 копеек.

В ходе проверки ТУ Росфиннадзора установлено, что в декабре 2013 года ФКУ СИЗО-2 заключено 13 государственных контрактов и договоров со сроком действия с 01 января 2014 года и на период 2014 года, на момент заключения которых лимиты бюджетных обязательств на 2014 год отсутствовали.

Данное нарушение порядка осуществления бюджетного процесса аналогично нарушению, отражённому в пункте 2 оспариваемого представление, выводы о законности и обоснованности указания которого арбитражным судом сделаны ранее.

Факт заключения договоров в декабре 2013 года в указанной сумме и, соответственно, принятии бюджетных обязательств на 2014 год, подтверждается материалами дела и заявителем не оспаривается.

Таким образом, применительно к вышеизложенному арбитражный суд также приходит к выводу о допущении ФКУ СИЗО-2 нарушения положений статьи 162, пункта 3 статьи 219 Бюджетного кодекса Российской Федерации при заключении в декабре 2013 года государственных контрактов и договоров на 2014 год в отсутствие доведённых лимитов бюджетных обязательств.

Довод заявителя о том, что спорные договоры заключались в соответствии с указаниями главного распорядителя бюджетных средств ФСИН России от 03 декабря 2013 года № 14/2-627 «Лимиты потребности ТЭР и воды», доведённых до распорядителя бюджетных средств Управления ФСИН России по Республике Хакасия (далее – УФСИН Хакасии),  а также на основании полученных телеграмм и телефонограмм от УФСИН Хакасии от 04 декабря 2013 года № 20/1816, от 13 декабря 2013 года № 20/10-1586 и от 24 декабря 2013 года № 20/ТО/33-1843 (том 9 л.д. 15-24), свидетельствующих о доведении лимитов бюджетных средств на указанные цели, отклоняется арбитражным судом в связи со следующим.

Относительно телеграммы ФСИН России от 24 октября 2013 года № ИСХ-05-38419 (том 10 л.д. 78), в которой содержится требование главного распорядителя бюджетных средств о проработке вопроса проведения в 2013 году конкурсных процедур по закупкам отдельных видов товаров, работ, услуг, финансирование которых предусмотрено в 2014 году.

По смыслу названной телеграммы главный распорядитель бюджетных средств поручил территориальным органам Службы провести конкурсные процедуры по закупкам необходимых товаров, работ, услуг. Однако указаний о том, что данные процедуры должны привести к принятию бюджетных обязательств в отсутствие доведённых лимитов бюджетных обязательств на 2014 год, либо сверх доведённых бюджетных обязательств на 2013 год, данная телеграмма не содержит.

Вместе с тем само по себе проведение торгов в соответствии с требованиями Федерального закона от 05 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» при отсутствии доведённых лимитов бюджетных обязательств не свидетельствует о нарушении бюджетного процесса. Нарушением является принятие бюджетных обязательств (заключение контрактов, договоров) в отсутствие доведённых лимитов. В указанном Федеральном законе строго регламентирован порядок проведения закупок, в том числе по срокам проведения каждого из этапов закупки. В связи с чем правильное планирование проведения торгов позволит соблюсти требования как законодательства о закупках, так и бюджетного законодательства Российской Федерации.

Относительно ссылки ФКУ СИЗО-2 на наличие лимитов для заключения спорных договоров согласно вышеперечисленным телеграммам и телефонограммам УФСИН России по Республике Хакасия арбитражный суд находит её необоснованной.

В рассматриваемых правоотношениях в силу статьи 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации ФСИН России является главным распорядителем бюджетных средств, УФСИН России по Республике Хакасия – распорядителем бюджетных средств, уполномоченными распределять бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств между подведомственными распорядителями и (или) получателями бюджетных средств в соответствии со статьёй 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации.

Согласно Порядку доведения бюджетных ассигнований, лимитов бюджетных обязательств при организации исполнения федерального бюджета по расходам и источникам финансирования дефицита федерального бюджета и передачи бюджетных ассигнований, лимитов бюджетных обязательств при реорганизации участников бюджетного процесса федерального уровня, утверждённого приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30 сентября 2008 года № 104Н, доведение распределённых лимитов бюджетных обязательств производится на основании расходного расписания (ф. 0531722) и (или) реестра расходных расписаний (ф. 0531723).

Однако учреждением не представлено доказательство того, что ему были доведены в спорный период лимиты бюджетных обязательств на 2014 год в установленном бюджетным законодательством порядке. Следовательно, оснований для заключения спорных договоров и государственных контрактов, то есть принятия бюджетных обязательств на 2014 год, в отсутствии доведённых лимитов бюджетных обязательств у ФКУ СИЗО-2 не имелось. Тем самым ФКУ СИЗО-2 допущено нарушение порядка осуществления бюджетного процесса.

Доказательств обратного суду не представлено.

Ссылка заявителя на наличие в отношении должностных лиц учреждения постановлений Росфиннадзора Хакасии о прекращении производства по делам об административных правонарушениях в связи с отсутствием субъективной стороны – отсутствие вины должностного лица, арбитражным судом не принимается, поскольку  вывод о нарушении статей 162, 219 Бюджетного кодекса Российской Федерации не изменяет в силу того, что при проведении проверки и вынесении представления наличие (отсутствие) вины проверяемого лица не устанавливается. Цель представления контрольного органа носит в большей степени информационный и превентивный характер, в связи с чем включение данных нарушений в оспариваемое постановление не влечёт для учреждение нарушение его прав и законных интересов.

Таким образом, арбитражный суд полагает законным и обоснованным включение в представление от 29 декабря 2015 года № 121 нарушения по пункту 3, выразившееся в принятии учреждением в 2013 году бюджетных обязательств на 2014 год при отсутствии доведённых бюджетных ассигнований и лимитов бюджетных обязательств, в сумме 3 124 786 рублей 90 копеек.

Учреждение полагает неправомерным включение ТУ Росфиннадзора в представление от 29 декабря 2015 года № 121 по пункту 4 и в предписание от 29 декабря 2015 года № 41 нарушение, выраженное в неправомерном использовании средств на выплату процентной надбавки к денежному содержанию в завышенном размере в результате неверного применения северного коэффициента. Сума нарушения составила 686 040 рублей 45 копеек.

ТУ Росфиннадзора сделан вывод о нарушении учреждением статей 70, 162 Бюджетного кодекса Российской Федерации, пункта 5 Правил применения коэффициентов, утверждённых Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 года № 1237 «О размерах коэффициентов и процентных надбавок и порядке их применения для расчёта денежного довольствия военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, проходящих военную службу (службу) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдалённых местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях» (далее – Правила № 1237).

Арбитражным судом установлено, что в акте проверки от 26 ноября 2015 года № 189 сумма нарушения определена управлением в размере 704 787 рублей 73 копеек.

По результатам рассмотрения материалов проверки с учётом возражений учреждения в оспариваемых представлении и предписании сумма нарушения составила 686 040 рублей 45 копеек.

Исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доводы сторон и представленные в дело доказательства, арбитражный суд пришёл к следующим выводам.

Согласно статье 70 Бюджетного кодекса Российской Федерации обеспечение выполнения функций казённых учреждений включает, в том числе оплату труда работников казённых учреждений, денежное содержание (денежное вознаграждение, денежное довольствие, заработную плату) работников органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления, лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации и муниципальные должности, государственных и муниципальных служащих, иных категорий работников, командировочные и иные выплаты в соответствии с трудовыми договорами (служебными контрактами, контрактами) и законодательством Российской Федерации, законодательством субъектов Российской Федерации и муниципальными правовыми актами.

Правоотношения, связанные с денежным довольствием сотрудников, имеющих специальные звания и проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, а также с предоставлением им иных социальных гарантий, урегулированы положениями Федерального закона от 30 декабря 2012 года № 283-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон № 283-ФЗ).

Согласно частям 3, 15, 16 статьи 2 Закона № 283-ФЗ денежное довольствие сотрудников состоит из месячного оклада в соответствии с замещаемой должностью и месячного оклада в соответствии с присвоенным специальным званием, которые составляют оклад месячного денежного содержания, ежемесячных и иных дополнительных выплат.

К денежному довольствию сотрудников, проходящих службу в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдалённых местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях, устанавливаются коэффициенты (районные, за службу в высокогорных районах, за службу в пустынных и безводных местностях) и процентные надбавки за службу в этих районах и местностях, предусмотренные законодательством Российской Федерации. Для применения указанных коэффициентов и процентных надбавок в составе денежного довольствия учитываются: должностной оклад; оклад по специальному званию; ежемесячная надбавка к окладу денежного содержания за стаж службы (выслугу лет); ежемесячная надбавка к должностному окладу за квалификационное звание; ежемесячная надбавка к должностному окладу за особые условия службы; ежемесячная надбавка к должностному окладу за работу со сведениями, составляющими государственную тайну.

Порядок применения коэффициентов и выплаты процентных надбавок, указанных в части 15 статьи 2 Закона № 283-ФЗ, и размеры таких коэффициентов и процентных надбавок определяются Правительством Российской Федерации.

Правила применения коэффициентов (районных, за военную службу (службу) в высокогорных районах, за военную службу (службу) в пустынных и безводных местностях) и процентных надбавок к денежному довольствию, в том числе сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, проходящих службу в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдалённых местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях определены Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 года № 1237, в частности, определён размер процентных надбавок.

Подпунктом «г» пункта 5 Правил № 1237 определено, что для районов (местностей), отнесенных к IV группе территорий (Республика Хакасия) начисление северного коэффициента производится следующим образом: 10 процентов за первый год стажа, с увеличением на 10 процентов за каждые 2 последующих года стажа, но не более 30 процентов.

Абзацем вторым пункта 5 Постановления Правительства Российской Федерации от             30 декабря 2011 года № 1237 предусмотрено, что Правила распространяются на правоотношения, возникшие с 01 января 2013 года, в отношении лиц, указанных в части 1 статьи 1 Закона № 283-ФЗ, в числе которых указаны лица, проходящие службу в органах и учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Таким образом, новые правила применения процентных надбавок к денежному довольствию сотрудников, имеющих специальные звания и проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, действуют с 01 января 2013 года.   Возможность сохранения ранее существовавшего порядка и правил выплаты процентных надбавок к денежному довольствию названным сотрудникам новым правовым регулированием не предусмотрена. В том числе, в отношении сотрудников в возрасте до 30 лет, которые проживали в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям, не менее 5 лет.

Как указал Верховный Суд Российской Федерации в определении от 16 марта 2015 года № 1-КГ15-1, во исполнение Закона № 283-ФЗ и в соответствии с Правилами № 1237 для сотрудников уголовно-исполнительной системы с 01 января 2013 года сформирована новая система денежного довольствия, установлены новые увеличенные должностной оклад, оклад по специальному званию, новые ежемесячные надбавки, в результате чего в целом произошло увеличение денежного довольствия сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Изменение размера и порядка применения процентных надбавок к денежному довольствию сотрудников уголовно-исполнительной системы при одновременном увеличении в целом денежного довольствия, произведённое в связи с имевшим место реформированием системы денежного довольствия сотрудников уголовно-исполнительной системы, не повлекло ухудшения материального обеспечения и нарушения их прав.

Материалами дела подтверждается и заявителем не оспаривается, что в 2013 году им производились выплаты денежного довольствия с начислением северного коэффициента 21 сотруднику учреждения в превышающем размере.

Таким образом, в нарушение вышеуказанных нормативных правовых актов учреждением осуществлены неправомерные расходы средств федерального бюджета по выплате денежного содержания сотрудникам уголовно-исполнительной системы.

Арбитражный суд признаёт ссылку заявителя на нормы гражданского права
не состоятельной, не имеющей значения для рассматриваемых правоотношений.

Ссылки заявителя на положения трудового законодательства не влияют на существо установленного нарушения, поскольку вопрос взыскания излишне выплаченной заработной платы относится к исполнению вынесенного предписания. В свою очередь, управлением определён порядок исполнения предписания, в том числе путём взыскания денежных средств с виновного лица, а не посредством перерасчёта произведённых работникам выплат. В соответствии с порядком взыскания ущерба, установленным статьёй 248 Трудового кодекса Российской Федерации, виновное лицо определяется работодателем.

Служба в органах уголовно-исполнительной системы является особым видом федеральной государственной службы, а потому льготы в связи с прохождением службы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях предоставляются в соответствии с нормативными актами, регулирующими трудовые (служебные) отношения с данной категорией лиц.

Заключая соответствующий контракт о службе в органах уголовно-исполнительной системы, гражданин тем самым соглашается с условиями оплаты труда, которые предусмотрены для сотрудников данных органов специальными нормативными актами.

Довод заявителя о том, что нормы права не имеют обратной силы, подлежит отклонению как основанный на неверном толковании положений действующего законодательства.

В силу положений статьи 12 Трудового кодекса Российской Федерации действие закона или иного нормативного правового акта, содержащего нормы трудового права, распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, лишь в случаях, прямо предусмотренных этим актом.

В соответствии с пунктом 5 Постановления Правительства Российской Федерации                № 1237 они распространяются на правоотношения, возникшие с 01 января 2013 года, в отношении лиц, указанных в части 1 статьи 1 Закона  № 283-ФЗ. Таким образом, в Правилах № 1237 прямо предусмотрено, что положения Правил распространяются на отношения, возникшие до их введения в действие.

Следовательно, новые правила применения процентных надбавок к денежному довольствию сотрудников, имеющих специальные звания и проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, действуют с 01 января 2013 года.

Кроме того, оплата труда произведена учреждением за счёт денежных средств, выделенных на эти цели в конкретном финансовом году, соответственно, общие положения бюджетного законодательства обязывают расходовать денежные средства с соблюдением правил, действующих в текущем финансовом году. 

Учреждением не обозначены никакие нормативные документы, из которых бы следовало распространение ранее действовавшего порядка начисления северного коэффициента на правоотношения за период с 01 января 2013 года до ноября 2013 года. Соответственно, основания для начисления и выплаты сумм в указанный период по правилам, действовавшим ранее, отсутствовали. Учреждению следовало с 01 января 2013 года произвести перерасчёт применительно к новому порядку начисления северного коэффициента. 

Поскольку статьёй 70 Бюджетного кодекса Российской Федерации не предусмотрены расходы на оплату труда сотрудникам, которые противоречит действующему законодательству, такие расходы учреждения являются неправомерными.

При проверке в ходе судебного разбирательства расчёта суммы нарушения ФКУ СИЗО-2 согласилось с расчётом, произведённым ТУ Росфиннадзора, за исключением расчёта по 3 сотрудникам учреждения.

В ходе судебного разбирательства представители ФКУ СИЗО-2 по 2 сотрудникам согласились с позицией ТУ Росфиннадзора, а представитель ТУ Росфиннадзора признала, что по 1 сотруднику имеется арифметический просчёт (том 10, л.д. 76).

Принимая во внимание приведённые обстоятельства, арбитражный суд установил основания для частичного удовлетворения требований заявителя.

Общая сумма нарушения по пункту 4 составит 669 163 рубля 03 копейки, что меньше суммы нарушения, указанной управлением (686 040 рублей 45 копеек), на 16 877 рублей 42 копейки.

При таких обстоятельствах, в рассматриваемой части (16 877 рублей 42 копейки) нарушение по пункту 4 оспариваемого представления и предписания не соответствует положениям бюджетного законодательства и вышеуказанных нормативных правовых актов, нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем на основании части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат признанию недействительными.

В оставшейся части пункт 4 оспариваемого представления и предписание соответствуют закону, прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не нарушают, следовательно, с учётом положений части 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правовых оснований для удовлетворения требования заявителя в указанной части не имеется.  

ФКУ СИЗО-2 оспаривает пункт 5 представления от 29 декабря 2015 года № 121, которым учреждению вменено нарушение, выразившееся в неправомерном произведении начисления администрируемых доходов при отсутствии прав администратора доходов федерального бюджета. Сумма нарушения составила 2 037 479 рублей 44 копейки.

Оценив доводы лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришёл к следующим выводам.

Согласно статье 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации администратор доходов бюджета - орган государственной власти (государственный орган), орган местного самоуправления, орган местной администрации, орган управления государственным внебюджетным фондом, Центральный банк Российской Федерации, казённое учреждение, осуществляющие в соответствии с законодательством Российской Федерации контроль за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты, начисление, учёт, взыскание и принятие решений о возврате (зачёте) излишне уплаченных (взысканных) платежей, пеней и штрафов по ним, являющихся доходами бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Пунктом 2 статьи 160.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации среди бюджетных полномочий администраторов доходов бюджета предусмотрено, в том числе осуществление начисления, учёта и контроля за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью осуществления платежей в бюджет, пеней и штрафов по ним.

Бюджетные полномочия администраторов доходов бюджета осуществляются в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, а также в соответствии с доведёнными до них главными администраторами доходов бюджета, в ведении которых они находятся, правовыми актами, наделяющих их полномочиями администратора доходов бюджета (пункт 3 статьи 160.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

В спорный период ФСИН России приказом от 31 мая 2013 года № 291 (далее – приказ № 291) был утверждён Перечень учреждений и органов уголовно-исполнительной системы осуществляющих бюджетные полномочия администраторов доходов федерального бюджета, под пунктом 18 которого указано УФСИН Хакасии.

Приказом № 291 администраторы доходов бюджета уголовно-исполнительной системы в отношении закреплённых за ними источников доходов федерального бюджета наделены следующими бюджетными полномочиями администраторов доходов федерального бюджета, в том числе: начисление, учёт и контроль за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью осуществления платежей в федеральный бюджет, в том числе пеней и штрафов; заполнение (составление) и отражение в бюджетном учёте первичных документов по администрируемым доходам федерального бюджета;формирование и представление бюджетной отчётности по администрируемым доходам федерального бюджета (пункт 3 приказа).

Пунктом 4 приказа № 291 на администраторов доходов бюджета уголовно-исполнительной системы возложена обязанность по установлению порядка обмена информацией между подразделениями учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, необходимой для осуществления ими бюджетных полномочий администратора доходов федерального бюджета.

Перечисленные положения приказа № 291 касаются только учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, на которые данным приказом возложены осуществление бюджетных полномочий администраторов доходов федерального бюджета. Полномочий по передаче указанных бюджетных полномочий администраторов доходов федерального бюджета подведомственным им учреждениям не предусмотрено.

Как следует из материалов дела, в 2013 году УФСИН Хакасии какие-либо документы о передаче полномочий администраторов доходов федерального бюджета подведомственным учреждениям не принималось.

Таким образом, обязанность по осуществлению полномочий администратора доходов бюджета в 2013 году в полном объёме возложена на УФСИН Хакасии.

При проведении проверки управлением установлено, что в соответствии с пунктом 2.4 Устава ФКУ СИЗО-2 может осуществлять отдельные виды приносящей доход деятельности по договорам на возмездной основе с юридическими и физическими лицами.

В 2013 году учреждением осуществлялась деятельность по реализации товаров, при осуществлении приносящей доход деятельности, не связанной с привлечением осуждённых к труду (деятельность магазина, услуги проката аудио-видео техники, услуги прачечной, бани).

В этой связи учреждением в 2013 году производилось начисление доходов бюджета. Согласно данным оборотно-сальдовой ведомости по счёту 20500 «Расчёты по доходам» учреждением начислены доходы от деятельности магазина, от реализации высвобождаемого имущества (сдачи металлолома) на общую сумму 2 037 479 рублей 44 копейки.

Факт начисления в 2013 году доходов бюджета в указанной сумме заявителем не оспаривается.

Учитывая изложенное, ТУ Росфиннадзора правомерно сделан вывод о том, что в нарушение части 3 статьи 160.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации, в отсутствие полномочий администратора доходов федерального бюджета, ФКУ СИЗО-2  неправомерно производилось начисление доходов на общую сумму 2 037 479 рублей 44 копейки.

Арбитражный суд отклоняет ссылку заявителя на то, что начисление доходов осуществляется на основании бухгалтерских проводок, доведённых ФСИН России письмом от 18 января 2013 года № 16-1368 (том 11 л.д. 10-15), поскольку данное письмо направлено территориальным органам уголовно-исполнительной системы до издания приказа № 291 и распространяется на период составления бюджетного отчёта за 2012 год. Кроме того, осуществление бухгалтерских проводок доходов бюджета подлежат применению учреждениями, непосредственно подчинённых ФСИН России, ФКУ СИЗО-2 к которым не относится. Осуществление бухгалтерских проводок само по себе не наделяет учреждение вышеуказанными полномочиями.

Представленные письменные возражения за подписью главного бухгалтера УФСИН Хакасии (том 11 л.д. 16) относятся к представлению ТУ Росфиннадзора, направленного УФСИН Хакасии по результатам проверки его финансово-хозяйственной деятельности, следовательно, не имеют отношения к настоящему спору. Вместе с тем данный документ подтверждает обстоятельства начисления в 2013 году заявителем, подведомственному УФСИН Хакасии, доходов федерального бюджета в отсутствие полномочий администратора доходов.

Полномочия администратора доходов федерального бюджета, в том числе с правом начислять доходы предоставлены ФКУ СИЗО-2 с 07 июля 2015 года приказом ФСИН России от 05 июня 2015 года № 512 «Об осуществлении бюджетных полномочий администраторов доходов федерального бюджета учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы». До указанного периода правовых оснований для осуществления данной финансовой операции у учреждения не имелось.

С учётом изложенного, арбитражный суд пришёл к выводу о наличии оснований для включения ТУ Росфиннадзора в представление от 29 декабря 2015 года № 121 нарушения по пункту 5. Относительно суммы нарушения, арбитражным судом расчёт проверен и признан верным.

Пунктом 6 представления ФКУ СИЗО-2 вменяется нарушение, выразившееся в искажении данных Отчёта (ф. 0503128) в разделе «Бюджетные обязательства по расходам» за 2013, 2014  годы. Сумма нарушения составила 1 024 296 рублей 91 копейку (318 051 рубль 86 копеек + 706 245 рублей 05 копеек).

В силу статьи 162 Бюджетного кодекса Российской Федерации получателю бюджетных средств предоставлены бюджетные полномочия, в том числе по формированию бюджетной отчётности (обеспечению формирования бюджетной отчётности) и представлению бюджетной отчётности получателя бюджетных средств соответствующему главному распорядителю (распорядителю) бюджетных средств.

В соответствии с частью 1 статьи 264.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации единая методология и стандарты бюджетного учёта и бюджетной отчётности устанавливаются Министерством финансов Российской Федерации в соответствии с положениями настоящего Кодекса.

Частью 2 статьи 264.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что бюджетный учёт представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении о состоянии финансовых и нефинансовых активов и обязательств Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, а также об операциях, изменяющих указанные активы и обязательства.

Бюджетный учёт осуществляется в соответствии с планом счетов, включающим в себя бюджетную классификацию Российской Федерации.

План счетов бюджетного учёта и инструкция по его применению утверждаются Министерством финансов Российской Федерации.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 01 декабря 2010 года              № 157н утверждён Единый план счетов бухгалтерского учёта для органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления, органов управления государственными внебюджетными фондами, государственных академий наук, государственных (муниципальных) учреждений и Инструкция по его применению (далее – Инструкция № 157н).

Согласно пункту 3 Инструкции № 157н при ведении бухгалтерского учёта учреждениям, финансовым органам, органам, осуществляющим кассовое обслуживание, необходимо учитывать, что: данные бухгалтерского учёта и сформированная на их основе отчётность учреждений должны быть сопоставимы у государственного (муниципального) учреждения вне зависимости от его типа, в том числе за различные финансовые (отчётные) периоды его деятельности; в бухгалтерском учёте подлежит отражению информация, не содержащая существенных ошибок и искажений, позволяющая её пользователям положиться на неё, как на правдивую. В целях настоящей Инструкции существенной информацией признаётся информация, пропуск или искажение которой может повлиять на экономическое решение учредителей учреждения (пользователей информации), принятое на основании данных бухгалтерского учёта и (или) бухгалтерской (финансовой) отчётности субъекта учёта.

При ведении бухгалтерского учёта субъект учёта обеспечивает,  в том числе формирование полной и достоверной информации о наличии государственного (муниципального) имущества, его использовании, о принятых учреждением обязательствах, полученных учреждением финансовых результатах, и формирование бухгалтерской отчётности, необходимой внутренним пользователям (руководителям, наблюдательным советам автономных учреждений, органам, осуществляющим функции и полномочия учредителя, собственникам имущества, на базе которого создано учреждение, участникам бюджетного процесса, осуществляющим в соответствии с бюджетным законодательством соответствующие полномочия), а также внешним пользователям бухгалтерской отчётности (приобретателям (получателям) услуг (работ), социальных пособий, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчётности) (пункт 4 Инструкции № 157н).

Исходя из положений пунктов 309, 319 Инструкции № 157н, учреждение отражает по счёту 502.11 принятые обязательства, по счёту 502.12 принятые денежные обязательства.

Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 28 декабря 2010 года              № 191н утверждена Инструкция о порядке составления и представления годовой, квартальной и месячной отчётности об исполнении бюджетов бюджетной системы Российской Федерации (далее – Инструкция № 191н)  (в редакции, действовавшей в период для составления отчётности за 2013, 2014 годы).

Пунктом 1 Инструкции № 191н установлено, что получатели бюджетных средств составляют и представляют годовую, квартальную и месячную отчётность об исполнении бюджетов бюджетной системы Российской Федерации по утверждённым данной Инструкцией формам.

Отчётным годом является календарный год - с 1 января по 31 декабря включительно (пункт 3 Инструкции № 191н).

В соответствии с пунктом 7 Инструкции № 191н бюджетная отчётность составляется на основе, в том числе данных Главной книги и (или) других регистров бюджетного учёта, установленных законодательством Российской Федерации для получателей бюджетных средств, администраторов доходов бюджетов, администраторов источников финансирования дефицита бюджетов, финансовых органов, органов казначейства, с обязательным проведением сверки оборотов и остатков по регистрам аналитического учёта с оборотами и остатками по регистрам синтетического учёта.

Получатель бюджетных средств представляет бюджетную отчётность своему вышестоящему распорядителю (главному распорядителю) бюджетных средств в установленные им сроки (пункт 10 Инструкции № 191н).

Согласно пункту 11.1 Инструкции № 191н  в состав бюджетной отчётности для получателя бюджетных средств включена такая форма отчёта как Отчёт о принятых бюджетных обязательствах (ф. 0503128).

Пунктом 68 Инструкции № 191н предусмотрено, что Отчёт о принятых бюджетных обязательствах (ф. 0503128) составляется, в частности получателем бюджетных средств, на основании данных о принятии и исполнении получателями бюджетных средств бюджетных обязательств в рамках осуществляемой ими бюджетной деятельности.

В Отчёте (ф. 0503128) отражаются: в графе 1 - наименование показателя в следующей структуре «Бюджетные обязательства по расходам» или «Бюджетные обязательства по выплатам источников финансирования дефицита бюджета»; в графах 6 - 10 - показатели объёма принятых, исполненных бюджетных обязательств (денежных обязательств).

В соответствии с пунктом  71 Инструкции № 191н при формировании раздела «Бюджетные обязательства по расходам» получателем бюджетных средств отражаются показатели:

в графе 6 - на основании данных по соответствующим счетам аналитического учёта счёта 150211000 «Принятые обязательства на текущий финансовый год» (150211211 - 150211213, 150211221 - 150211226, 150211231, 150211232, 150211241, 150211242, 150211251 - 150211253, 150211261 - 150211263, 150211290, 150211310 (в части расходов бюджета), 150211320 - 150211340, 150211530) в сумме кредитовых оборотов по счёту и принятых и не исполненных обязательств на начало отчётного периода;

в графе 7 отражается сумма принятых на отчётную дату бюджетных обязательств по расходам сверх утверждённого (доведённого) на отчётную дату объёма бюджетных данных (бюджетных ассигнований и (или) лимитов бюджетных обязательств) - превышение показателя в графе 6 над показателем в графе 5 (в графе 4 - в части публичных нормативных обязательств);

в графе 8 - на основании данных по соответствующим счетам аналитического учёта счёта 150212000 «Принятые денежные обязательства на текущий финансовый год» (150212211 - 150212213, 150212221 - 150212226, 150211231, 150211232, 150211241, 150211242, 150211251 - 150211253, 150211261 - 150211263, 150211290, 150211310 (в части расходов бюджета), 150211320, 150211330, 150211340, 150211530) в сумме показателя по кредиту счёта по итогам отчётного периода;

в графе 9 отражается сумма принятых на отчётную дату денежных обязательств по расходам сверх утверждённого (доведённого) на отчётную дату объёма бюджетных данных (бюджетных ассигнований и (или) лимитов бюджетных обязательств) - превышение показателя в графе 8 над показателем в графе 5 (в графе 4 - в части публичных нормативных обязательств).

Таким образом, в Отчёте (ф. 0503128) сведения в графе 6 должны соответствовать данным бюджетного учёта, то есть сумме кредитовых оборотов по счёту и принятых и не исполненных обязательств на начало отчётного периода

Контрольным органом при проведении проверки установлено, что сумма принятых бюджетных обязательств (по кредиту счёта 502.11) составляет 4 552 700 рублей. В Отчёте (ф. 0503128) на 01 января 2015 года (т. 9 л.д. 47-49) в графе 6 указана сумма в размере 5 258 945 рублей 05 копеек, что превышает данные бюджетного учёта на 706 245 рублей 05 копеек.

Сумма 706 245 рублей 05 копеек представляет собой разницу между принятым учреждением бюджетным обязательствам по государственному контракту от 30 декабря 2013 года № 26911/280 на теплоснабжение в пределах доведённых лимитов (что нашло отражение по счёте 502.11) и суммой за фактически оказанные услуги по теплоснабжению в рамках названного контракта на основании выставленных учреждению счетов-фактур (денежные обязательства отражены по счёту 502.12).

Учитывая изложенное, арбитражный суд согласился с выводом управления о том, что учреждением в нарушение пункта 71 Инструкции № 191н в графе 6 Отчёта (ф. 0503128) отражены данные об объёме принятых денежных обязательствах.

Таким образом, вменённое учреждению нарушение, выразившееся в искажении данных Отчёта (ф. 0503128) в разделе «Бюджетные обязательства по расходам» за  2014  год в сумме 706 245 рублей 05 копеек подтверждено материалами дела, соответственно, представление ТУ Росфиннадзора в рассматриваемой части является законным, обоснованным и не нарушает прав и законных интересов заявителя.

В ходе проверки управлением установлено, что по данным Отчёта о принятых бюджетных обязательствах (ф. 0503128) по состоянию на 01 января 2014 года (т. 9 л.д. 44), представленным учреждением (копия заверена бухгалтером учреждения), размер доведённых на 2013 год лимитов бюджетных обязательств (графа 5) и принятых бюджетных обязательств (графа 6) указан в общей сумме 169 997 715 рублей 35 копеек, размер принятых денежных обязательств – 170 315 767 рублей 21 копейка (графа 8), что на 318 051 рубль 86 копеек больше доведённых лимитов.

Вместе с тем в графе 9 Отчёта (ф. 0503128) принятие денежных обязательств сверх утверждённых лимитов не отражено. В то же время указанная сумма значилась в графе 12 «Не исполнено принятых денежных обязательств».

Таким образом, в нарушение пункта 71 Инструкции № 191н учреждением допущено искажение данных Отчёта (ф. 0503128) в разделе «Бюджетные обязательства по расходам» за  2013  год в сумме 318 051 рубля 86 копеек путём не отражения в графе 9 код строки 200 сведений о принятых денежных обязательствах сверх утверждённых бюджетных назначений.

При рассмотрении настоящего спора ФКУ СИЗО-2 представлена в материалы судебного дела копия Отчёта о принятых бюджетных обязательствах (ф. 0503128)  по состоянию на  01 января 2014 года получателя бюджетных средств ФКУ СИЗО-2, имеющаяся у главного распорядителя (распорядителя) бюджетных средств УФСИН Хакасии (т. 11 л.д. 17). Из представленного учреждением Отчёта (ф. 0503128) усматривается, что принятые денежные обязательства сверх утверждённых денежных назначений в сумме 318 051 рубля 86 копеек отражены в графах 7, 9, 12.

Представители заявителя пояснили, что представленный надзорному органу в ходе проверки экземпляр Отчёта (ф. 0503128) не являлся окончательным, поскольку был доработан и в исправленном виде направлен распорядителю бюджетных средств УФСИН Хакасии. По мнению учреждения, данное обстоятельство, в частности наличие у распорядителя бюджетных средств правильного варианта Отчёта (ф. 0503128), свидетельствует об отсутствии вменяемого нарушения.

Арбитражный суд отклоняет данный довод заявителя, поскольку как уже ранее отмечалось в бухгалтерском учёте, соответственно, в бухгалтерской (финансовой) отчётности, подлежит отражению информация, не содержащая существенных ошибок и искажений, позволяющая её пользователям положиться на неё, как на правдивую (пункт 3 Инструкции № 157н).

Представив в ходе проверки надзорному органу хранящийся у ФКУ СИЗО-2 Отчёт (ф. 0503128) с искажёнными данными, учреждением допущено нарушение одних из основных принципов как финансовой отчётности, так и бюджетной системы, достоверность информации и полнота отражения, в том числе расходов.

На момент проведения проверки у ФКУ СИЗО-2, являющего самостоятельным субъектом  бюджетной отчётности, имелся в наличии только экземпляр Отчёта (ф. 0503128) с искажёнными данными. Соответственно, предоставляя такой документ, учреждение в полной мере несёт ответственность за правдивость содержащейся в нём информации перед иными её пользователями. Наличие у УФСИН Хакасии другого экземпляра Отчёта ФКУ СИЗО-2 (ф. 0503128) данного обстоятельства не изменяет.

Таким образом, вменённое учреждению нарушение, выразившееся в искажении данных Отчёта (ф. 0503128) в разделе «Бюджетные обязательства по расходам» за  2013  год в сумме 318 051 рубля 86 копеек подтверждено материалами дела, соответственно, представление ТУ Росфиннадзора в рассматриваемой части является законным, обоснованным и не нарушает прав и законных интересов заявителя. Суммы нарушений арбитражным судом проверены и признаны верными, заявителем не оспариваются.

Учреждение не согласилось с пунктом 7 представления от 29 декабря 2015 года  № 121, в котором ТУ Росфиннадзора указывает на нарушение ФКУ СИЗО-2 статьи 2, части 2 статьи 264.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации, пунктов 2, 31 Инструкции по применению Единого плана счетов бухгалтерского учёта, утверждённой приказом Министерства финансов Российской Федерации от 01 декабря 2010 года № 157н, выразившееся в не отражении в бухгалтерском учёте принятых бюджетных обязательств на 2014 год на основании заключения договоров. Сумма нарушения составила 3 124 786 рублей 90 копеек.

Арбитражный суд соглашается с выводом управления о допущенном учреждением нарушении в силу следующего.

Согласно пункту 2 статьи 264.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации бюджетный учёт осуществляется в соответствии с планом счетов, включающим в себя бюджетную классификацию Российской Федерации. План счетов бюджетного учёта и инструкция по его применению утверждаются Министерством финансов Российской Федерации

Единый план счетов бухгалтерского учёта для органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления, органов управления государственными внебюджетными фондами, государственных академий наук, государственных (муниципальных) учреждений и Инструкция по его применению (далее – Инструкция № 157н) утверждены приказом Министерства финансов Российской Федерации от 01 декабря 2010 года № 157н.

В соответствии с пунктом 1 Инструкции № 157н настоящая Инструкция по применению Единого плана счетов бухгалтерского учёта устанавливает единый порядок применения субъектами учёта Единого плана счетов бухгалтерского учёта, обязательные общие требования к учёту нефинансовых, финансовых активов, обязательств, операций, их изменяющих, и полученных по указанным операциям финансовых результатов на соответствующих счетах Единого плана счетов, в том числе требования по их признанию, оценке, группировке, общие способы и правила организации и ведения бюджетного учёта путём сплошного, непрерывного и документального учёта всех операций с активами и обязательствами.

Порядок учёта бюджетных обязательств получателем бюджетных средств (субъектом учёта) регламентирован в пунктах 318 – 320 раздела «Санкционирование расходов экономического субъекта» Инструкции № 157н.

Согласно пункту 318 Инструкции № 157н (в редакции, действовавшей в проверяемый период) счёт 502 00 «Принятые обязательства» предназначен для учёта учреждением показателей принятых обязательств (денежных обязательств) текущего (очередного) финансового года, первого и второго года планового периода и внесённых в текущем финансовом году изменений в показатели принятых обязательств (денежных обязательств).

Учёт принятых обязательств и (или) денежных обязательств осуществляется на основании документов, подтверждающих их принятие в соответствии с перечнем, установленным учреждением в рамках формирования учётной политики, с учётом требований по санкционированию оплаты принятых денежных обязательств, установленных финансовым органом.

Согласно пункту 3 статьи 219 Бюджетного кодекса Российской Федерации получатель бюджетных средств принимает бюджетные обязательства в пределах доведённых до него лимитов бюджетных обязательств. Получатель бюджетных средств принимает бюджетные обязательства путём заключения государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров с физическими и юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями или в соответствии с законом, иным правовым актом, соглашением.

Таким образом, принятые путём заключения государственных контрактов и договоров бюджетные обязательства подлежат учёту на счёте 502 00.

В силу пункта 2 Инструкции № 157н бухгалтерский учёт осуществляется учреждениями, финансовыми органами и органами, осуществляющими кассовое обслуживание, в соответствии с Бюджетным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом от 06 декабря 2011 года № 402-ФЗ «О бухгалтерском учёте», упомянутой Инструкцией и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регулирующими бухгалтерский учёт.

В соответствии с пунктом 3 статьи 6, пунктом 3 статьи 9 Федерального закона «О бухгалтерском учёте» бухгалтерский учёт ведётся непрерывно сдаты государственной регистрации до даты прекращения деятельности в результате реорганизации или ликвидации.

Первичный учётный документ должен быть составлен при совершении факта хозяйственной жизни, а если это не представляется возможным – непосредственно после его окончания. Лицо, ответственное за оформление факта хозяйственной жизни, обеспечивает своевременную передачу первичных учётных документов для регистрации содержащихся в них данных в регистрах бухгалтерского учёта, а также достоверность этих данных.

Из указанных норм следует, что принятые бюджетные обязательства подлежат отражению на счёте 502 00 (в том числе 502 20 «Санкционирование по первому году, следующему за текущим (очередным финансовым годом)») при совершении факта хозяйственной жизни, а если это не представляется возможным – непосредственно после его окончания.

Как установлено судом, на 2014 год учреждением заключены 30 декабря 2013 года               10 государственных контрактов и договоров на общую сумму 3 055 075 рублей 34 копейки, 31 декабря 2013 года заключены 3 договора на общую сумму 69 711 рублей 56 копеек.

Таким образом, учреждением 30 и 31 декабря 2013 года приняты бюджетные обязательства путём заключения государственных контрактов и договоров на общую сумму 3 124 786 рублей 90 копеек. Следовательно, принятые бюджетные обязательства должны быть отражены 30 и 31 декабря 2013 года на счёте 502 20.

В соответствии с данными главной книги за декабрь 2013 года, оборотно-сальдовой ведомостью учреждением счёт 502 20 не вёлся. Данное обстоятельство заявителем не оспаривается.

По данным бухгалтерского учёта в 2013 году операции по принятию бюджетных обязательств на 2014 год в общей сумме 3 124 786 рублей 90 копеек учреждением не отражены.

Таким образом, материалами дела подтверждается факт нарушения учреждением бюджетного законодательства, что выразилось в несвоевременном отражении на счёте 502 20 принятых обязательств на 2014 год в указанной сумме.

Довод заявителя о том, что при принятии и учёте бюджетных обязательств                          ФКУ СИЗО-2 руководствовалось утверждённой в установленном порядке учётной политикой учреждения, арбитражным судом не принимается ввиду того, что учётная политика учреждения регулирует вопросы бухгалтерского учёта органов государственной власти, государственных учреждений, не относящихся к рассматриваемому делу, данная политика должна осуществляться при соблюдении норм бюджетного законодательства Российской Федерации.

Арбитражный суд отклоняет довод учреждения со ссылкой на приказ Министерства финансов Российской Федерации от 19 сентября 2008 года № 98н «О Порядке учёта бюджетных обязательств получателей средств федерального бюджета», как основанный на неверном толковании норм права.

Названный приказ не подлежит применению к рассматриваемым правоотношениям, поскольку регулирует правоотношения, связанные с постановкой на учёт бюджетных обязательств в территориальных органах Федерального казначейства и не устанавливает порядок учёта принятых бюджетных обязательств учреждения.

Довод ФКУ СИЗО-2 о том, что в ходе проверки учреждением данное нарушение было устранено, о чём в своих возражениях на акт проверки учреждение сообщило надзорному органу, оставившего данное обстоятельство без внимания, арбитражным судом также отклоняется. Как уже ранее указывалось, цель представления контрольного органа носит в большей степени информационный и превентивный характер, в связи с чем включение данных нарушений в оспариваемое представление не влечёт для учреждения нарушение его прав и законных интересов.

Принимая во внимание изложенное, каких-либо нарушений прав и законных интересов заявителя, незаконного возложения на заявителя обязанностей, арбитражный суд в пункте 7 представления не установил.

С учётом изложенного, арбитражный суд полагает признать недействительным представление Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия от 29 декабря 2015 года № 121 в части

- суммы 16 877 рублей 42 копейки (пункт 4), как не соответствующее положениям Бюджетного кодекса Российской Федерации, Постановления Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 года № 1237 «О размерах коэффициентов и процентных надбавок и порядке их применения для расчёта денежного довольствия военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, проходящих военную службу (службу) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдалённых местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях»;

Также подлежит признанию недействительным предписание Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия   от 29 декабря 2015 года № 41 в части вышеуказанной суммы, как не соответствующее положениям Бюджетного кодекса Российской Федерации.

В удовлетворении остальной части заявленных ФКУ СИЗО-2 требований суд полагает отказать.

В соответствии с пунктом 3 части 4 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в резолютивной части решения по делу об оспаривании решений органов, осуществляющих публичные полномочия, должны содержаться, в том числе  указание на признание оспариваемого решения незаконным полностью или в части и обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

Арбитражный суд считает, что сам факт признания оспариваемых представления                 № 121 и предписания № 41 ТУ Росфиннадзора от 29 декабря 2015 года  недействительными в части устраняет допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в указанной части.

В соответствии со статьёй 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина относится на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в пункте 21 постановления от 21 января 2016 года № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», правило о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек применяется по экономическим спорам, возникающим из публичных правоотношений, связанным с оспариванием ненормативных правовых актов налоговых, таможенных и иных органов, если принятие таких актов возлагает имущественную обязанность на заявителя (часть 1 статьи 110 АПК РФ).

Определениями арбитражного суда от 12 февраля 2016 года учреждению предоставлена отсрочка уплаты государственной пошлины в общей сумме 6000 рублей.

УФК по РХ, являясь государственным органом, в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобождёно от уплаты государственной пошлины.

Таким образом, применительно к части 3 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина по настоящему делу  подлежит взысканию с учреждения в доход федерального бюджета в размере 5 921 рубля.

Руководствуясь статьями 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Р Е Ш И Л:

1. Удовлетворить заявленные федеральным казённым учреждением «Следственный изолятор № 2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Хакасия»  требования частично.

Признать недействительным представление Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия от 29 декабря 2015 года № 121 в части

- суммы 16 877 рублей 42 копейки (пункт 4), как не соответствующее положениям Бюджетного кодекса Российской Федерации, Постановления Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 года № 1237 «О размерах коэффициентов и процентных надбавок и порядке их применения для расчёта денежного довольствия военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, проходящих военную службу (службу) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдалённых местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях».

Признать недействительным предписание Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Республике Хакасия   от 29 декабря 2015 года              № 41 в части суммы 16 877 рублей 42 копейки, как не соответствующее положениям Бюджетного кодекса Российской Федерации.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказать.

2. Взыскать с федерального казённого учреждения «Следственный изолятор № 2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Хакасия», г. Абакан, зарегистрированного в качестве юридического лица 20 апреля 2004 года Межрайонной инспекцией Министерства Российской Федерации по налогам и сборам № 1 по Республике Хакасия, в доход федерального бюджета 5 921 (пять тысяч девятьсот двадцать один) рубль государственной пошлины.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Третий арбитражный апелляционный суд в месячный срок со дня его принятия. Жалоба  подаётся через Арбитражный суд Республики Хакасия.

Судья                                                                                                                          Т.Г. Коршунова