НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Курганской области от 27.11.2015 № А34-5130/15

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

г. Курган

Дело №А34-5130/2015

04 декабря 2015 года

резолютивная часть решения объявлена 27 ноября 2015 года,

в полном объёме текст решения изготовлен 04 декабря 2015 года.

Арбитражный суд Курганской области

в составе судьи Т.Г. Крепышевой, при ведении протокола судебного заседания в письменном виде помощником судьи В.Е. Самсоновым, с использованием средства аудиозаписи,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению индивидуального предпринимателя Ужакова Вадима Николаевича (ОГРН 312450106100061, ИНН 450102529646) к Инспекции Федеральной налоговой службы по                           г. Кургану (ОГРН 1044515000001, ИНН 4501111870) о признании незаконными решений,

при участии:

от заявителя – Суханов С.П., представитель по доверенности от 20.11.2014,

от заинтересованного лица – Кочарина Л.В., старший госналогинспектор по доверенности от 14.09.2015 №04-12/38339, Шикаренко М.В., главный госналогинспектор по доверенности от 02.02.2015 №04-13/03581,

установил:

Индивидуальный предприниматель Ужаков Вадим Николаевич обратился в Арбитражный суд Курганской области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кургану о признании незаконными решения от 12.02.2015 №37 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и решения от 12.02.2015 № 4 об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению, а также об обязании налогового органа принять решение о возмещении налога на добавленную стоимость в размере 180504 рубля и оформить на основании решения о возмещении поручение в территориальный орган Федерального казначейства и направить его в названный орган.

В ходе судебного разбирательства представитель заявителя требование поддержал по основаниям, изложенным в заявлении.

Представители налогового органа в свою очередь против заявленного требования возражали по основаниям, изложенным в письменном отзыве.

Заслушав объяснения представителей сторон, изучив имеющиеся в деле материалы, суд установил, что индивидуальный предприниматель Ужаков Вадим Николаевич зарегистрирован Инспекцией Федеральной налоговой службы по г. Кургану, о чём 01.03.2012 внесена запись в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей за основным государственным регистрационным номером 312450106100061, поставлен на налоговый учёт с присвоением ИНН 450102529646 (том 1, листы дела 50-51, 57-60).

ИФНС России по г. Кургану проведена камеральная налоговая проверка представленной индивидуальным предпринимателем Ужаковым Вадимом Николаевичем 26.05.2014 уточнённой налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость за 4 квартал 2012 года, по результатам которой составлен акт от 09.09.2014 №3679 и приняты: - решение от 12.02.2015 №37 об отказе в привлечении к ответственности за налоговое правонарушение и уменьшении суммы налога, излишне заявленного к возмещению за 4 квартал 2012 года на 180504 рубля, предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учёта;           - решение от 12.02.2015 №4 об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению 180504 рубля (том 1, листы дела 15-39, 167-184).

Индивидуальный предприниматель Ужаков Вадим Николаевич обратился с жалобой в Управление Федеральной налоговой службы по Курганской области, решением которого от 27 мая 2015 года №125 решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кургану от 12.02.2015 №37 и №4 оставлены без изменения, жалоба без удовлетворения (том 1, листы дела 40-49).

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Заслушав объяснения представителей сторон, исследовав письменные материалы дела, и оценив имеющиеся доказательства в соответствии с частью 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности и взаимосвязи, суд исходит из следующего:

Основанием для принятия оспариваемых решений явился вывод налогового органа о неправомерном завышении суммы налога на добавленную стоимость, заявленного к возмещению, в результате необоснованного применения налоговых вычетов за 4 квартал 2012 года.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании ненормативного правового акта государственного органа, арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, и устанавливает его соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу статьи 143 Налогового кодекса Российской Федерации индивидуальный предприниматель Ужаков В.Н. в проверяемом периоде являлся плательщиком налога на добавленную стоимость.

Согласно пункту 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации  налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьёй 166 Кодекса, на установленные настоящей статьёй вычеты.

Пунктом 2 данной статьи предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации (за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса), а также товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Условия применения налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость определены пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьёй 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьёй, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учёт указанных товаров (работ, услуг) с учётом особенностей, предусмотренных названной статьёй, и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счёт-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном настоящей главой.

Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Таким образом, счёт-фактура является основным документом, необходимым для предъявления суммы НДС уплаченной поставщику товара (работ, услуг) к налоговому вычету по налогу на добавленную стоимость или возмещения налога.

При соблюдении условий, содержащихся в статьях 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик вправе принять к вычету, то есть уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, подлежащую уплате в бюджет, на суммы налога, предъявленные поставщиками товаров (работ, услуг).

Из смысла указанных норм следует, что для определения суммы налога, предъявляемой к вычету за истекший налоговый период необходимо соблюдение таких условий, как приобретение, товаров (работ, услуг), принятие их к учёту, использование в операциях, признаваемых объектом налогообложения, а также наличие счетов-фактур.

В соответствии с пунктом 1 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами                 1 - 3 пункта 1 статьи 146 Кодекса, полученная разница подлежит возмещению (зачёту, возврату) налогоплательщику в соответствии с положениями настоящей статьи.

Как установлено судом и следует из материалов дела, для подтверждения права на налоговые вычеты, предусмотренные пунктом 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации, за 4 квартал 2012 года индивидуальным предпринимателем Ужаковым В.Н. представлены счета-фактуры, которые отражены в книге покупок за указанный период, товарные накладные, платёжные документы, приобретённая продукция оплачена заявителем.

В ходе камеральной проверки указанной декларации налогоплательщиком представлены и налоговым органом истребованы договоры с поставщиками, счета-фактуры, выставленные поставщиками, платёжные поручения, копии счетов-фактур, выставленные покупателям за товары (работы, услуги), выписки по операциям по расчётным счетам, истребованы документы у контрагентов.

В рассматриваемом случае заявитель доказал своё право на применение налоговых вычетов по НДС в спорной сумме, поскольку представил документы, предусмотренные главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, доказательств обратного материалы дела не содержат.

Разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений презюмируется законом (пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Между тем, из материалов дела не следует, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, у которых приобретались ТМЦ.

Реальность операций по приобретению в спорный период товаров, работ, услуг у ООО «СК Аруна», ООО «Трейд плюс», ООО «Оками Курган», ООО «Торговая компания «Новый город», ООО «Кредо-М», ООО «Торговый дом «Ахиллес», ООО «Курган-Опт», ООО «Центр Систем Безопасности», ООО «АТД «Феникс», ООО «РН-Карт-Курган», ООО «ТоргПромРесурс», ООО «Хай-тэк», ООО «Бош-Курган», ООО «Производственная фирма «Барс», ООО «Жэлдорэкспедиция», ЗАО «Китеж», ИП Вара В.Н., ООО «Эльдорадо»  налоговым органом не оспаривается.

Вместе с тем, ИФНС России по г. Кургану полагает, что основания для принятия налога на добавленную стоимость к вычету отсутствуют, поскольку приобретение товарно-материальных ценностей у указанных лиц не связано с осуществлением предпринимательской деятельности.

Суд не находит указанный вывод налогового органа обоснованным.

В соответствии с пунктом 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее Пленум) под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Пунктами 3 и 4 Пленума определено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путём совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Согласно пункту 5 указанного Постановления о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать, в том числе, невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учётом времени, места нахождения имущества или объёма материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учёт для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учёт иных хозяйственных операций.

Пунктом 6 Пленума определено, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;  использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

На основании абзаца 2 пункта 9 Пленума судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели, поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счёт налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности её получения может быть отказано.

Таким образом, вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

В данном случае ни одно из указанных обстоятельств как по отдельности, так и в совокупности не нашли подтверждения в материалах дела.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 №3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Исходя из смысла вышеуказанных позиций, экономическую обоснованность недопустимо использовать в качестве мерила правомерности деятельности налогоплательщика. Для принятия затрат в целях налогообложения достаточно того, что налогоплательщик, осуществляя их, планировал в будущем получить доход либо избежать возникновения убытков, а рациональность понесённых расходов не подлежит оценке налоговым органом, как относящаяся к сфере хозяйственной деятельности предпринимателя.

Кроме того, в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» также отмечено: предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчётности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Между тем, какого-либо несоответствия в оформлении документов, подтверждающих право на налоговый вычет, налоговым органом в ходе камеральной налоговой проверки не выявлено.

Из материалов дела следует, что требуемые условия предоставления вычета по НДС предпринимателем соблюдены, фактов злоупотребления правом, предоставленным статьёй 171 Налогового кодекса Российской Федерации, со стороны налогоплательщика в судебном заседании не установлено.

Как следует из акта камеральной проверки, налоговым органом установлено, что индивидуальный предприниматель Ужаков В.Н. в 4 квартале 2012 года занимался прочей оптовой торговлей.

Отсутствие у индивидуального предпринимателя Ужакова В.Н.          какого-либо недвижимого имущества для хранения ТМЦ, в том числе строительных материалов, иных товаров, непредставление предпринимателем данных об объектах, на которые списывались ТМЦ  для осуществления ремонта, не может являться бесспорным доказательством факта отсутствия реальных хозяйственных взаимоотношений с указанными выше контрагентами, и не может служить неоспоримым основанием для отказа в принятии сумм налога на добавленную стоимость к вычету.

Кроме того, указанные обстоятельства не являются безусловным основанием, с которым в силу законодательства о налогах и сборах связано право налогоплательщика на применение вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Вывод налогового органа о том, что поскольку инспекцией не установлено, что товар приобретался для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения НДС, и не подтверждено также использование запасных частей и аксессуаров, приобретённых для эксплуатации автомобиля в деятельности, подлежащей обложению НДС, не может быть признан обоснованным.

Действующим законодательством о налогах и сборах право налогоплательщика на получение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и право на возмещение НДС, уплаченного поставщикам и в бюджет в качестве налогового агента, не связано с реальным осуществлением в какой-либо промежуток времени операций, признаваемыми объектами налогообложения.

В соответствии с пунктами 2, 3 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации, вычетам подлежат суммы налога, уплаченные в соответствии со статьёй 173 Налогового кодекса Российской Федерации при условии, что товары (работы, услуги) а также имущественные права были приобретены налогоплательщиком, для целей, которыми является осуществление операций, признаваемых объектами налогообложения НДС в соответствии с главой Налогового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, Налоговый кодекс Российской Федерации в качестве условия применения налоговых вычетов по НДС указывает на наличие определённой цели - осуществление облагаемых налогом на добавленную стоимость операций после приобретения товаров (работ, услуг), а также имущественных прав.

При этом Налоговый кодекс Российской Федерации не включает в это условие обязательность реализации этой цели (фактическое осуществление операций) в какой-либо определённый момент времени и не предусматривает совершение таких налогооблагаемых операций именно до предъявления налогоплательщиком права на налоговый вычет.

Как следует из материалов дела, в ходе камеральной налоговой проверки налогоплательщиком представлены акты на списание ТМЦ в 4 квартале 2012 года на благоустройство, санитарно-гигиенические, эстетические, жилищные, культурно-бытовые условия, на совершенствование режимов труда и отдыха (том 1, листы дела 155-160).

В свою очередь, бесспорных доказательств, свидетельствующих о том, что приобретённые товары, работы, услуги использованы налогоплательщиком в деятельности, не облагаемой налогом на добавленную стоимость, налоговым органом в нарушение части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Бесспорных доказательств того, что выполнение работ по монтажу потолочных конструкций по адресу г. Курган, мкрн. Глинки, ул. Айриха, 6 и проведение по указанному адресу строительных работ не связано с предпринимательской деятельностью заявителя, материалы дела также не содержат.

Следует также учесть, что налог на добавленную стоимость по своей правовой природе является косвенным налогом, в то же время, действующее в спорный налоговый период 4 квартал 2012 года налоговое законодательство, регулирующее порядок применения налоговых вычетов, не предусматривает в качестве обязательного условия для возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета оплату приобретённых товаров, включая НДС.

Между тем, факт осуществления реальных безналичных расчётов заявителя как индивидуального предпринимателя с контрагентами ООО «СК Аруна», ООО «Трейд плюс», ООО «Оками Курган», ООО «Торговая компания «Новый город», ООО «Кредо-М», ООО «Торговый дом «Ахиллес», ООО «Курган-Опт», ООО «Центр Систем Безопасности», ООО «АТД «Феникс», ООО «РН-Карт-Курган», ООО «ТоргПромРесурс», ООО «Хай-тэк», ООО «Бош-Курган», ООО «Производственная фирма «Барс», ООО «Жэлдорэкспедиция», ЗАО «Китеж», ИП Вара В.Н., ООО «Эльдорадо»  подтверждается материалами дела, налоговым органом не оспаривается, признан в ходе судебного разбирательства и принимается судом в порядке статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что, в свою очередь, свидетельствует об уплате налогоплательщиком сумм НДС поставщикам в составе стоимости приобретённых заявителем товаров (выполненных работ).

Исходя из изложенного, оснований полагать, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счёт налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность и действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий, не имеется.

Налоговый орган в ходе камеральной проверки также сделал вывод о получении необоснованной налоговой выводы при приобретении индивидуальным предпринимателем Ужаковым В.Н. у ООО «Аякс» дизельного топлива на сумму 305154,45 руб., в том числе НДС 46548,98 руб. по счёт-фактуре от 25.10.2012 №10-25-01, в обоснование, ссылаясь на взаимозависимость указанных лиц, поскольку  в период с 01.01.2012 по 21.11.2012 заявитель являлся учредителем ООО «Аякс» (доля 50%), с 21.11.2012 Ужаков В.Н. является единственным учредителем ООО «Аякс и руководителем, ООО «Аякс» применяет с 01.01.2007 упрощённую систему налогообложения и не является плательщиком НДС, налог, выделенный покупателю по счёту-фактуре 46548,98 руб. в бюджет не был перечислен, поскольку обществом заявлен вычет 43930 рублей, и соответственно налог к уплате составил 2618 руб.

Заявитель, не согласившись с выводами налогового органа, указал на то обстоятельство, что Налоговый кодекс Российской Федерации не запрещает вычет по НДС, неправомерно предъявленный контрагентом по необлагаемой операции, поскольку уплатив сумму такого налога поставщику, покупатель вправе принять её к вычету.

Заслушав объяснения сторон, исследовав письменные материалы дела, суд исходит из следующего.

В соответствии с пунктом 10 Пленума факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

В соответствии с частью 1 статьи 65 и частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, возлагается на орган или лицо, которые их приняли.

Однако, обстоятельства, перечисленные в пунктах 5, 6, 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговым органом не доказаны и не нашли подтверждения в материалах дела.

Налоговый орган не представил доказательств согласованности действий индивидуального предпринимателя Ужакова В.Н. и ООО «Аякс»,  направленных на незаконное получение возмещения из бюджета налога на добавленную стоимость.

Доказательств того, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком при приобретении дизельного топлива являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счёт налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, налоговым органом также не представлено.

Указывая на взаимозависимость заявителя и ООО «Аякс» как на один из критериев недобросовестности последнего,  налоговым органом не учтено, что совершение взаимозависимыми лицами каких-либо сделок не влечёт автоматического признания полученной ими выгоды неосновательной. Она может быть признана таковой, если взаимозависимость привела к нерыночному ценообразованию в целях необоснованного возмещения налога на добавленную стоимость.

Действующее в спорный налоговый период 2 квартал 2012 года налоговое законодательство, регулирующее порядок применения налоговых вычетов, не предусматривает в качестве обязательного условия для возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета оплату приобретённых товаров, включая НДС.

Между тем, факт осуществления реальных расчётов заявителя с контрагентом, в том числе с ООО «Аякс» подтверждается материалами дела, налоговым органом не оспаривается, признан в ходе судебного разбирательства и принимается судом в порядке статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Доказательств того, что взаимозависимость заявителя и ООО «Аякс» привела к нерыночному ценообразованию в целях необоснованного возмещения налога на добавленную стоимость материалы дела не содержат.

Доводы налогового орган о том, что контрагент ООО «Аякс» не является плательщиком НДС в связи с нахождением на упрощённой системе налогообложения и о неправомерности заявителя принимать к вычету суммы налога, судом не принимаются, поскольку сделаны без учёта пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации, прямо предусматривающего возможность выставления покупателю счетов-фактур с выделением суммы налога лицами, не являющимися налогоплательщиками, или налогоплательщиками, освобождёнными от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога. Следовательно, применение специального режима налогообложения указанными лицами не влияет на право налогоплательщика на применение налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, предъявленного названными поставщиками в счетах-фактурах, при условии, что обществом реально понесены затраты в форме отчуждения части имущества в пользу поставщика на оплату начисленных им сумм налога.

Доказательств того, что расчёты за дизельное топливо носили транзитный характер, свидетельствующий о движении денежных средств по кругу между ООО «Аякс» и заявителем, материалы дела не содержат.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 №53 указано, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны.

При этом в силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации налоговый орган должен представить в суд доказательства отсутствия в действиях налогоплательщика экономического смысла и возникновения у него необоснованной налоговой выгоды.

Как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 №366-О-П, налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет её самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Кроме того, налоговое законодательство не ставит в зависимость право на получение налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, от каких-либо иных условий, кроме прямо предусмотренных Налогового кодекса Российской Федерации.

В силу положений статей 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, при этом вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учёт указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учётом особенностей, предусмотренных настоящими статьями и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, применение налоговых вычетов предусматривается по реальным хозяйственным операциям, а право налогоплательщика на налоговые вычеты обусловлено фактами приобретения товаров, работ, услуг, принятия их на учёт и наличия первичных документов, а не дальнейшей реализацией.

Указанные факты налоговым органом не опровергнуты в ходе судебного разбирательства.

В связи с изложенным, доводы налогового органа о получении необоснованной налоговой выгоды носят предположительный характер, не подтверждены в соответствии с требованиями части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая вышеизложенное, требование заявителя   подлежит удовлетворению в полном объёме.

Требование об обязании Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кургану устранить нарушение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя Ужакова Вадима Николаевича путём принятия решения о возмещении налога на добавленную стоимость в размере 180504 рубля, оформить на основании решения поручение на возврат налога на добавленную стоимость и направить его в территориальный орган Федерального казначейства следует из положений пункта 3 части 5 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 333.21, 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации и с учётом положений пункта 21 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 №46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах», пункта 49 Постановления Пленума  Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 №57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами первой части Налогового кодекса Российской Федерации» судебные расходы заявителя по уплате государственной пошлины в сумме 300 рублей (том 1, лист дела 11) возлагаются на Инспекцию Федеральной налоговой службы по г. Кургану, государственная пошлина 300 рублей (том 1, лист дела 13) подлежит возврату заявителю как излишне уплаченная.

Руководствуясь ст. 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

Заявление индивидуального предпринимателя Ужакова Вадима Николаевича (ОГРН 312450106100061, ИНН 450102529646) удовлетворить.

Решение Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кургану (ОГРН 1044515000001, ИНН 4501111870) от 12.02.2015 №37 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, проверенное в оспариваемой части на соответствие требованиям Налогового кодекса Российской Федерации, признать незаконным.

Решение Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кургану (ОГРН 1044515000001, ИНН 4501111870) от 12.02.2015 №4 об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению, проверенное на соответствие требованиям Налогового кодекса Российской Федерации, признать незаконным.

Обязать Инспекцию Федеральной налоговой службы по г. Кургану (ОГРН 1044515000001, ИНН 4501111870) устранить допущенное нарушение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя Ужакова Вадима Николаевича путём принятия решения о возмещении налога на добавленную стоимость в размере 180504 рубля, оформить на основании решения поручение на возврат налога на добавленную стоимость и направить его в территориальный орган Федерального казначейства.

Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кургану (ОГРН 1044515000001, ИНН 4501111870) в пользу индивидуального предпринимателя Ужакова Вадима Николаевича (ОГРН 312450106100061, ИНН 450102529646) 300 рублей расходов по уплате государственной пошлины.

Возвратить индивидуальному предпринимателю Ужакову Вадиму Николаевичу (ОГРН 312450106100061, ИНН 450102529646) из федерального бюджета 300 рублей государственной пошлины.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия (изготовления его в полном объёме).

Апелляционная жалоба подаётся через Арбитражный суд Курганской области.

Судья

Т.Г. Крепышева