НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Красноярского края от 17.10.2016 № А33-25092/15

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Р Е Ш Е Н И Е

  19 октября 2016 года

Дело № А33-25092/2015

Красноярск

Резолютивная часть решения объявлена 17 октября 2016 года.

В полном объеме решение изготовлено 19 октября 2016 года.

Арбитражный суд Красноярского края в составе судьи Петракевич Л.О., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению акционерного общества "Разрез Березовский" (ИНН 2459018895, ОГРН 1132468028978, Красноярский край, с. Родники, дата регистрации - 21.05.2013)

к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Шарыпово и Шарыповском районе Красноярского края (ИНН 2459010720, ОГРН 1022401742120, Красноярский край, г. Шарыпово, дата регистрации - 03.10.2001)

о признании частично недействительным решения № 03402315 РВ 0000921 от 30.09.2015 и недействительным в полном объеме решения № 26 от 30.09.2015,

при участии в судебном заседании:

представитель заявителя: Кудрявцевой Н.А., по доверенности №БЕР-16/3 от 01.02.2016,

представитель ответчика: Поздняковой О.В., по доверенности от 22.03.2016;

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Коленько Н.В.,

установил:

акционерное общество "Разрез Березовский" (далее - заявитель) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного Фонда Российской Федерации в г. Шарыпово и Шарыповском районе Красноярского края (далее - ответчик) о признании недействительным решения № 03402315 РВ 0000921 от 30.09.2015 о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах в части доначисления страховых взносов в размере 7 307 653,47 руб., пени в размере 645 525,25 руб. и штрафов в размере 1 461 530,69 руб., а также признании недействительным в полном объеме решения № 26 от 30.09.2015 о привлечении лица к ответственности за нарушение законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования в виде финансовой санкции в размере 934 755,18 руб. и предложении представить корректирующие формы индивидуальных сведений.

Заявление принято к производству суда. Определением от 16.11.2015 возбуждено производство по делу.

Представитель заявителя в судебном заседании заявленные требования поддержал в полном объеме по следующим основаниям, изложенным в заявлении:

- в соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 9 Закона №212-ФЗ стоимость льготного проезда к месту отдыха и обратно, оплачиваемая плательщиком страховых взносов лицам, работающим и проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в соответствии с законодательством Российской Федерации, трудовыми договорами и (или) коллективными договорами, не подлежит обложению страховыми взносами;

- согласно части 1 статьи 7 Закона №212-ФЗ объектом обложения страховыми взносами признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг. В соответствии со статьями 15, 129, 135 Трудового Кодекса Российской Федерации материальная помощь, выданная работнику, не может являться выплатой по трудовому договору, не является стимулирующей выплатой, не зависит от квалификации работников, сложности, качества и количества, условий выполнения самой работы, не является систематической выплатой, не является оплатой труда работников (вознаграждением за труд). При таких обстоятельствах суммы материальной помощи многодетным семьям и одинокой матери не подлежат обложению страховыми взносами;

- единовременное пособие, выплачиваемое до прекращения трудовых отношений работникам при достижении ими пенсионного возраста, не включается в объект обложения взносами. Сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда;

- федеральным законом №212-ФЗ не установлен иной порядок определения базы для исчисления страховых взносов в случае реорганизации общества – плательщика страховых взносов, в связи с чем заявитель правомерно определял базу для начисления страховых взносов с 01.01.2013, учитывая суммы выплат и иных вознаграждений в пользу физических лиц до создания нового юридического лица;

- пенсионный фонд неправомерно привлек общество к ответственности за предоставление недостоверных индивидуальных сведений, поскольку обязанности страхователя по предоставлению сведений о выплатах, не включенных им в базу для исчисления страховых взносов, и о суммах страховых взносов, которые им не начислялись, Закон 27-ФЗ не предусматривает. Кроме того, сведения страхователя в отношении льготного стажа работников представлены в пенсионный фонд на основании приказов и других документов по учету кадров, карт аттестаций, в связи с чем указанные сведения являются достоверными;

- пенсионным фондом допущено существенное нарушение процедуры оформления материалов проверки, так как акт проверки №26 от 18.08.2015 не содержит описание правонарушения со ссылкой на первичные документы, в связи с чем страхователь был лишен возможности представить возражения по установленным обстоятельствам. В решении №26 не изложены обстоятельства правонарушения, отсутствует результат проверки доводов, приводимых страхователем в свою защиту.

Кроме того, общество заявило ходатайство о снижении суммы доначисленных санкций в связи с наличием смягчающих ответственность обстоятельств (своевременная уплата текущих платежей, отсутствие умысла на совершение правонарушения; отсутствие фактов привлечения к ответственности в течение 12 месяцев).

Представитель ответчика в судебном заседании заявленные требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве на заявление и дополнениях к нему.

По мнению Фонда, им правомерно доначислены страховые взносы на выплаты многодетным семьям, одиноким матерям, оплату проезда к месту отдыха и обратно, единовременные выплаты при достижении пенсионного возраста, поскольку такие выплаты не поименованы в действующем законодательстве в качестве сумм, не подлежащих обложению страховыми взносами.

Кроме того, Пенсионный фонд считает, что общество необоснованно определяло базу для начисления страховых взносов, учитывая суммы выплат и вознаграждений в пользу физических лиц с 01.01.2013, то есть до создания нового юридического лица в результате реорганизации.

Пенсионный фонд также полагает, что правомерно решением №26 от 30.09.2015 привлек общество к ответственности за предоставление недостоверных сведений об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования, в том числе недостоверных сведений в части льготного стажа работников.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании 10.10.2016 объявлялся перерыв до 17.10.2016 (17 час. 00 мин.).

При рассмотрении дела установлены следующие, имеющие значение для рассмотрения спора, обстоятельства.

Управлением Пенсионного фонда Российской Федерации (государственным учреждением) в г. Шарыпово и Шарыповском районе Красноярского края проведена выездная проверка акционерного общества «Разрез Березовский» по вопросу правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное пенсионное и медицинское страхование за период с 21.05.2013 по 31.12.2014, а также по вопросу достоверности представленных страхователем в Пенсионный фонд Российской Федерации индивидуальных сведений.

По результатам проверки составлены следующие акты:

- акт №26 от 18.08.2015, в котором зафиксированы нарушения в виде представления страхователем недостоверных индивидуальных сведений, в том числе в результате занижения налоговой базы для исчисления страховых взносов на сумму 30 007 813,19 руб. в отношении 542 застрахованных лиц и в результате неверного указания трудового (страхового) стажа в отношении 9 застрахованных лиц (акт №7 от 30.06.2015);

- акт № 034 023 15 АВ 0001164 от 18.08.2015, которым зафиксирована, в числе прочих нарушений, неуплата обществом страховых взносов в размере 7 307 653,47 руб. в результате занижения налоговой базы на выплаты многодетным семьям, одиноким матерям, оплату проезда к месту отдыха и обратно, единовременные выплаты при достижении пенсионного возраста, а также выплаты и вознаграждения в пользу физических лиц с 01.01.2013, то есть до создания нового юридического лица в результате реорганизации.

Указанные акты направлены пенсионным фондом в адрес страхователя по почте.

Извещением и уведомлением от 21.08.2015 страхователь приглашен на рассмотрение материалов проверки 30.09.2015 в 10 час. 00 мин. Извещение и уведомление получено обществом 25.08.2015, что подтверждается почтовым уведомлением.

Не согласившись с нарушениями, указанными в актах проверки, страхователь 14.09.2015 представил в Пенсионный фонд возражения.

Рассмотрение материалов проверки проводилось Пенсионным фондом с участием уполномоченных представителей страхователя.

По результатам рассмотрения материалов проверки Пенсионным фондом приняты следующие решения:

- решение № 03402315 РВ 0000921 от 30.09.2015 о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах, согласно резолютивной части которого обществу доначислены оспариваемые страховые взносы в размере 7 307 653,47 руб. и соответствующие пени в размере 645 525,25 руб. Кроме того, названным решением общество привлечено к ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 47 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ, за неполную уплату оспариваемых страховых взносов в виде штрафов в размере 1 461 530,69 руб.;

- решение № 26 от 30.09.2015 о привлечении лица к ответственности за нарушение законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования в виде финансовой санкции в размере 934 755,18 руб. и предложении представить корректирующие формы индивидуальных сведений.

Указанные решения получены обществом почтовым отправлением 06.10.2015, что подтверждается штампами входящей корреспонденции.

Считая решения пенсионного фонда незаконными, нарушающими его права и законные интересы в сфере экономической деятельности, заявитель  обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения № 03402315 РВ 0000921 от 30.09.2015 о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах в части доначисления страховых взносов в размере 7 307 653,47 руб., пени в размере 645 525,25 руб. и штрафов в размере 1 461 530,69 руб., а также о признании недействительным в полном объеме решения № 26 от 30.09.2015 о привлечении лица к ответственности за нарушение законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования.

Исследовав и оценив представленные доказательства, доводы лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришел к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда организации стало известно о нарушении ее прав и законных интересов. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Оспариваемые решения получены страхователем 06.10.2015, в арбитражный суд с настоящим заявлением общество обратилось 09.11.2015. Таким образом, трехмесячный срок на обжалование решений заявителем соблюден.

На основании статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Согласно пункту 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу пункта 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Суд считает, что Пенсионный фонд не доказал правомерность принятых решений. При этом правовая позиция суда сводится к следующему.

Оспариваемым решением № 03402315 РВ 0000921 от 30.09.2015 Пенсионный фонд доначислил обществу страховые взносы в размере 7 307 653,47 руб. в результате занижения налоговой базы на выплаты многодетным семьям, одиноким матерям, оплату проезда к месту отдыха и обратно, единовременные выплаты при достижении пенсионного возраста, а также выплаты и вознаграждения в пользу физических лиц с 01.01.2013.

08.02.2016 сторонами заключено соглашение о признании фактических обстоятельств, согласно которому стороны подтверждают, что работники общества, в пользу которых производились спорные выплаты (суммы льготного проезда к месту отдыха и обратно работников и членов их семей; суммы материальной помощи многодетным семьям работников; суммы материальной помощи одиноким матерям; суммы единовременных пособий, выплачиваемых до прекращения трудовых отношений работникам по достижении ими пенсионного возраста; суммы иных вознаграждений в пользу физических лиц с 01.01.2013, то есть до реорганизации общества в форме выделения) состояли в трудовых отношениях с обществом. Кроме того, в названном соглашении стороны указали, что не оспаривают размеры выплаченных сумм и факт выплаты сумм работникам общества.

Соглашение по фактическим обстоятельствам, достигнутое сторонами, принято судом в судебном заседании 09.02.2016.

Таким образом, спор между сторонами по вопросу правомерности выводов Пенсионного фонда, изложенных в решении № 03402315 РВ 0000921 от 30.09.2015, является чисто правовым; по фактическим обстоятельствам и суммам доначислений спор между сторонами отсутствует.

Как следует из материалов дела, Фонд в ходе проведенной проверки пришел к выводу о том, что страхователем необоснованно не были начислены страховые взносы на суммы стоимости проезда работников и членов их семей к месту использования отпуска и обратно. Указанное послужило основанием для начисления страхователю решением № 03402315 РВ 0000921 от 30.09.2015 страховых взносов в размере 1 077 983,47 руб., пени в размере 93 960,65 руб., а также штрафов в размере 215 596,69 руб.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 5 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» заявитель является плательщиком страховых взносов.

Согласно части 1 статьи 7 Федерального закона № 212-ФЗ объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подпунктах «а» и «б» пункта 1 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в пункте 2 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона), а также по договорам авторского заказа, договорам об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательским лицензионным договорам, лицензионным договорам о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства. Объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подпункте «а» пункта 1 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона, признаются также выплаты и иные вознаграждения, начисляемые в пользу физических лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

Частью 1 статьи 8 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ установлено, что база для начисления страховых взносов для плательщиков страховых взносов, указанных в подпунктах «а» и «б» пункта 1 части 1 статьи 5 настоящего Федерального закона, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных частью 1 статьи 7 настоящего Федерального закона, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в статье 9 настоящего Федерального закона.

В силу пункта 7 части 1 статьи 9 Федерального закона от 24.07.2009 № 212- не подлежит обложению страховыми взносами стоимость проезда работников к месту проведения отпуска и обратно и стоимость провоза багажа весом до 30 килограммов, оплачиваемые плательщиком страховых взносов лицам, работающим и проживающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в соответствии с законодательством Российской Федерации, трудовыми договорами и (или) коллективными договорами.

В силу статьи 33 Закона Российской Федерации от 19.02.1993 N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" (в редакции, действовавшей до 13.04.2014), лица, работающие в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплачиваемый один раз в два года за счет средств работодателя (организации, финансируемой из федерального бюджета) проезд к месту использования отпуска в пределах территории Российской Федерации и обратно. Размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, не относящихся к бюджетной сфере, устанавливаются работодателем.

Пунктом 3 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 19.02.1993 N4521-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" предусмотрено, что государственные гарантии и компенсации распространяются на районы Севера, в которых начисляются районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате, но не отнесенные к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям.

Пунктом 13 постановления Совета Министров РСФСР от 04.02.1991 N 76 "О некоторых мерах по социально-экономическому развитию районов Севера" исполнительным органам субъектов Российской Федерации предоставлено право устанавливать районные коэффициенты к заработной плате рабочих и служащих в пределах действующих на территории минимальных и максимальных размеров этих коэффициентов.

Во исполнение указанного постановления администрацией Красноярского края принято постановление от 21.08.1992 N 311-п "Об установлении районного коэффициента", которым установлен единый районный коэффициент 1,3 вместо действующего коэффициента 1,2 к заработной плате работников предприятий и организаций, расположенных на территории городов и районов края, в том числе, и в городе Красноярске.

Следовательно, государственные гарантии и компенсации, предусмотренные Законом Российской Федерации от 19.02.1993 N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях", распространяются на районы, которые не отнесены к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям, но в которых начисляется районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате.

В соответствии со статьей 313 Трудового кодекса Российской Федерации государственные гарантии и компенсации лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливаются Трудовым кодексом Российской Федерации, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Дополнительные гарантии и компенсации указанным лицам могут устанавливаться законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами исходя из финансовых возможностей соответствующих субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и работодателей.

Статьей 325 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лица, работающие в организациях, финансируемых из федерального бюджета, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, имеют право на оплату один раз в два года за счет средств работодателя (организации, финансируемой из федерального бюджета) стоимости проезда в пределах территории Российской Федерации к месту использования отпуска и обратно любым видом транспорта (за исключением такси), в том числе личным, а также на оплату стоимости провоза багажа весом до 30 килограммов. Право на компенсацию указанных расходов возникает у работника одновременно с правом на получение ежегодного оплачиваемого отпуска за первый год работы в данной организации.

Размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, финансируемых из бюджетов субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в организациях, финансируемых из местных бюджетов, - органами местного самоуправления, у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, - коллективными договорами, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения выборных органов первичных профсоюзных организаций, трудовыми договорами.

Таким образом, организации, не относящиеся к бюджетной сфере, принимают решение об оплате работникам проезда к месту проведения отпуска и обратно самостоятельно и закрепляют его в коллективном договоре, локальном нормативном акте и (или) трудовых договорах.

Статьей 21 Федерального закона от 20.06.1996 N 81-ФЗ "О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности" предусмотрено, что социальная поддержка для работников и пенсионеров организаций по добыче (переработке) угля (горючих сланцев) устанавливается в соответствии с законодательством Российской Федерации, соглашениями, коллективными договорами за счет средств этих организаций (часть 1).

В соответствии с частью 1 статьи 45 Трудового кодекса Российской Федерации соглашение - правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения и устанавливающий общие принципы регулирования связанных с ними экономических отношений, заключаемый между полномочными представителями работников и работодателей на федеральном, межрегиональном, региональном, отраслевом (межотраслевом) и территориальном уровнях социального партнерства в пределах их компетенции.

Отраслевое (межотраслевое) соглашение устанавливает общие условия оплаты труда, гарантии, компенсации и льготы работникам отрасли (отраслей). Отраслевое (межотраслевое) соглашение может заключаться на федеральном, межрегиональном, региональном, территориальном уровнях социального партнерства (часть 8 статьи 45 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 46 Трудового кодекса Российской Федерации в соглашение могут включаться взаимные обязательства сторон, в том числе по вопросам гарантий, компенсаций и льгот работникам.

Федеральными отраслевыми соглашениями по угольной промышленности Российской Федерации на 2010 – 2012 годы (пункт 5.10), на 2013 – 2016 годы (пункт 5.11) предусмотрено, что в организациях, расположенных в районах Республик Бурятии, Хакасии, а также Приморского, Хабаровского, Красноярского и Забайкальского краев, Амурской, Иркутской, Кемеровской областей, не вошедших в перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, работодатель производит компенсацию расходов на оплату стоимости проезда работникам, уполномочившим профсоюз представлять их интересы в установленном порядке, и членам их семей один раз в три года к месту использования ежегодного отпуска и обратно в пределах территории Российской Федерации любым видом транспорта (кроме такси), в том числе личным легковым.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд установил, что спорные выплаты были произведены обществом «Разрез Березовский» своим сотрудникам, работающим в районах Красноярского края, на территории которых установлен районный коэффициент к заработной плате в целях социально-экономического развития районов Севера, и основаны (спорные выплаты) на положениях Закона Российской Федерации от 18.02.1993 N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" (далее - Закон N 4520-1).

Кроме того, суд учитывает следующее.

Из анализа части 1 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ следует, что к объекту обложения страховыми взносами относятся, в частности, выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц именно в рамках трудовых отношений

Статья 15 Трудового кодекса Российской Федерации определяет трудовые отношения как отношения, основанные на соглашении между работниками и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии со статьей 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с Кодексом, а также в результате назначения на должность или утверждения в должности.

Статьей 129 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что заработная плата (оплата труда работника) - это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату труда. В отличие от трудового договора, который регулирует именно трудовые отношения, коллективный договор согласно статье 40 Трудового кодекса Российской Федерации регулирует социально-трудовые отношения. Выплаты социального характера, основанные на коллективном договоре, не являющиеся стимулирующими, не зависят от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, и не являются оплатой труда работников (вознаграждением за труд), в том числе и потому, что не предусмотрены трудовыми договорами.

Из системного анализа норм Закона Российской Федерации «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» следует, что компенсация расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно является дополнительной предусмотренной законом социально-экономической гарантией для данной категории лиц, связанной с осуществлением ими трудовой деятельности и проживанием в экстремальных природно-климатических условиях, то есть представляет собой выплату социального характера, основанную на локальном нормативном акте, и не являющуюся оплатой труда.

На основании изложенного, учитывая положения Закона N 4520-1, Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 19.02.1993 N 4521-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям", положения статей 313, 325 Трудового кодекса Российской Федерации, принимая во внимание, что компенсационный характер спорных выплат связан с добровольным принятием обществом бремени государственной функции по обеспечению соответствующих преимуществ для лиц, работающих и проживающих в экстремальных природно-климатических условиях Севера, в целях выполнения общенациональной задачи по освоению и удержанию Россией северных земель, руководствуясь положениями Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования", а также принимая во внимание, что спорные компенсационные выплаты не призваны компенсировать сотрудникам расходы, вызванные осуществлением трудовых обязанностей в соответствии с конкретной трудовой функцией, не зависят от квалификации работников, сложности, качества, количества и условий выполнения самой работы, суд пришел к выводу, что спорные выплаты не подлежат обложению страховыми взносами.

При таких обстоятельствах, заявленные требования о признании недействительным решения №034 023 15 РВ 0000921 от 30.09.2015 в части доначисления 1 077 983,47 руб. страховых взносов, соответствующих сумм пени и штрафа являются обоснованными.

Кроме того, указанным решением Пенсионный фонд доначислил обществу страховые взносы, пени и штрафы в результате занижения базы для исчисления страховых взносов на выплаты многодетным семьям, одиноким матерям, а также выплаты по достижению пенсионного возраста.

В связи с указанными нарушениями Фонд доначислил страхователю следующие оспариваемые суммы:

- на материальную помощь многодетным семьям и одиноким матерям – 53 856,29 руб. взносов, 4 282,74 руб. пени и 10 771,26 руб. штрафов;

- на пособия по достижению пенсионного возраста – 2 812 891,60 руб. взносов, 248 139,18 руб. пени и 562 578,32 руб. штрафов.

Вывод фонда о занижении страхователем базы для исчисления страховых взносов на вышеперечисленные суммы выплат является неправомерным в силу следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ объектом обложения страховыми взносами признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений.

База для начисления страховых взносов определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных частью 1 статьи 7 Федерального закона №212-ФЗ, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в статье 9 названного Федерального закона (статья 8 Федерального закона № 212-ФЗ).

Между тем, фонд не учел, что в соответствии с вышеприведенным правовым регулированием основанием для исчисления страховых взносов являются выплаты и иные вознаграждения, начисленные в рамках трудовых отношений.

Из системного толкования указанных норм Федерального закона №212-ФЗ и положений статей 15, 129, 132, 135 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что материальная помощь работникам, которая не связана с выполнением получателем трудовой функции и направлена на удовлетворение его социальных потребностей, обусловленных возникновением трудной жизненной ситуации или наступлением определенного события, не облагается страховыми взносами. Материальная помощь выдается работнику организации для личных нужд и не является оплатой труда за фактически отработанное время. Выплата материальной помощи связана исключительно с возможностями работодателя.

Сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые производятся работникам, представляют собой оплату их труда.

В данном случае выплаты материальной помощи работникам, имеющим многодетные семьи, и одиноким матерям, не входят в состав заработной платы, не связаны с выполнением трудовых обязанностей, не носят компенсационного или стимулирующего характера.

Фондом не представлены доказательства, подтверждающие, что выплаты единовременных пособий работающим пенсионерам, предусмотрены системой оплаты труда, действующей в обществе. Единовременные выплаты были осуществлены обществом в связи с достижением работниками пенсионного возраста. Выплаты осуществлялись на основании Отраслевого тарифного соглашения предприятий угольной промышленности, в связи с чем включены в коллективные договоры. Данные выплаты осуществлялись только при наличии заявления работника.

Принимая во внимание вышеизложенное, выплаты многодетным семьям, одиноким матерям, выплаты по достижении пенсионного возраста, носят социальный характер, и несмотря на то, что они произведены в связи с наличием трудовых отношений, указанные выплаты не являются оплатой труда, в связи с чем обложению страховыми взносами не подлежат.

Из материалов дела следует, что в базу для начисления страховых взносов за 2013 год вошли выплаты в пользу работников общества, произведенные за период с 01.01.2013 по 21.05.2013, то есть за период до реорганизации общества в форме выделения.

По мнению Фонда, после реорганизации общество является вновь созданной организацией, в связи с чем облагаемая база не должна уменьшаться на суммы выплат, произведенных до реорганизации. В обоснование своей позиции фонд ссылается на часть 3 статьи 10 Федерального закона №212-ФЗ.

По данному эпизоду Фонд доначислил страхователю решением №034 023 15 РВ 0000921 от 30.09.2015 о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах 3 362 922,11 руб. взносов, 299 142,68 руб. пени и 672 584,42 руб. штрафов.

Суд считает указанное доначисление незаконным в связи со следующим.

В соответствии с частью 3 статьи 15 Федерального закона №212-ФЗ в течение расчетного (отчетного) периода по итогам каждого календарного месяца плательщики страховых взносов производят исчисление ежемесячных обязательных платежей по страховым взносам, исходя из величины выплат и иных вознаграждений, начисленных с начала расчетного периода до окончания соответствующего календарного месяца, и тарифов страховых взносов, за вычетом сумм ежемесячных обязательных платежей, исчисленных с начала расчетного периода по предшествующий календарный месяц включительно.

Согласно части 1 статьи 10 Федерального закона №212-ФЗ расчетным периодам по страховым взносам признается календарный год.

Частью 3 указанной статьи предусмотрено, что если организация была создана после начала календарного года, первым расчетным периодом для нее является период со дня создания до окончания данного календарного года.

Общество было реорганизовано в форме выделения, дата внесения записи в единый государственный реестр юридических лиц о создании акционерного общества "Разрез Березовский" 21.05.2013.

Согласно статье 58 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 16 статьи 15 Федерального закона №212-ФЗ правопреемник реорганизованного юридического лица при исполнении возложенных на него данной статьей обязательств по уплате страховых взносов пользуется правами, исполняет все обязанности в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

В силу пункта 4 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом.

Следовательно, обязанность работодателя по начислению страховых взносов в пользу работника после реорганизации в виде выделения сохраняется, а не возникает вновь.

Кроме того, согласно части 16 статьи 15 Федерального закона №212-ФЗ в случае реорганизации плательщика страховых взносов – организации уплата страховых взносов, а также представление расчетов по начисленным и уплаченным страховым взносам осуществляются его правопреемником (правопреемниками) независимо от того, были ли известны до завершения реорганизации правопреемнику (правопреемникам) факты и (или) обстоятельства неисполнения или ненадлежащего исполнения реорганизованным юридическим лицом обязательств по уплате страховых взносов.

Федеральным законом №212-ФЗ не установлен особый порядок определения базы для начисления страховых взносов в случае реорганизации общества – плательщика страховых взносов. Никаких специальных условий для прерывания расчета взносов при реорганизации юридических лиц действующим законодательством не предусмотрено.

Положения части 3 статьи 10 Федерального закона №212-ФЗ распространяются на вновь созданные организации и не подлежат применению при правопреемстве в отношении исчисления и уплаты страховых взносов в случае реорганизации плательщика.

На основании изложенного требование заявителя о признании частично недействительным решения № 03402315 РВ 0000921 от 30.09.2015 подлежит удовлетворению в полном объеме.

Кроме того, заявитель оспаривает решение № 26 от 30.09.2015 о привлечении лица к ответственности за нарушение законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования на соответствие Федеральному закону №27-ФЗ от 01.04.1996 «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

Указанным решением страхователь привлечен к ответственности за нарушение законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования в виде финансовой санкции в размере 934 755,18 руб., предусмотренной частью 3 статьи 17 Федерального закона №27-ФЗ от 01.04.1996 «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

В обоснование заявленного требования общество считает, что пенсионным фондом допущено существенное нарушение процедуры оформления материалов проверки, так как акт проверки №26 от 18.08.2015 не содержит описание правонарушения со ссылкой на первичные документы, в связи с чем страхователь был лишен возможности представить возражения по установленным обстоятельствам. В решении №26 не изложены обстоятельства правонарушения, отсутствует результат проверки доводов, приводимых страхователем в свою защиту.

Порядок проведения проверок плательщиков страховых взносов, оформления результатов проверки, и порядок привлечения к ответственности за совершение нарушения законодательства о страховых взносах регулируется Федеральным законом от 24.07.2009 N 212-ФЗ "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования".

В соответствии с пунктом 2 статьи 38 Закона №212-ФЗ по результатам выездной проверки в течение двух месяцев со дня составления справки о проведенной выездной проверке должностными лицами органа контроля за уплатой страховых взносов, проводившими проверку, должен быть составлен акт проверки по форме и в соответствии с требованиями к составлению акта выездной проверки, которые установлены органом контроля за уплатой страховых взносов по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социального страхования.

Акт проверки в течение пяти дней с даты подписания этого акта должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченному представителю), лично под расписку, направлен по почте заказным письмом или передан в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи. В случае направления акта проверки по почте заказным письмом датой вручения этого акта считается шестой день считая с даты отправления заказного письма. Форматы, порядок и условия направления плательщику страховых взносов акта проверки в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи устанавливаются органами контроля за уплатой страховых взносов (пункт 4 статьи 38 Закона №212-ФЗ).

Пунктом 5 статьи 38 Закона №212-ФЗ установлено, что лицо, в отношении которого проводилась проверка (его уполномоченный представитель), в случае несогласия с фактами, изложенными в акте проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих в течение 15 дней со дня получения акта проверки вправе представить в орган контроля за уплатой страховых взносов письменные возражения по указанному акту в целом или по его отдельным положениям. При этом плательщик страховых взносов вправе приложить к письменным возражениям или в согласованный срок передать в орган контроля за уплатой страховых взносов документы (их заверенные копии), подтверждающие обоснованность своих возражений.

Согласно статье 39 Закона №212-ФЗ акт проверки и другие материалы проверки, в ходе которой были выявлены нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах, а также представленные проверяемым лицом (его уполномоченным представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) органа контроля за уплатой страховых взносов, проводившего проверку, и решение по ним должно быть принято в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в части 5 статьи 38 настоящего Федерального закона. Указанный срок может быть продлен, но не более чем на один месяц (пункт 1).

Руководитель (заместитель руководителя) органа контроля за уплатой страховых взносов извещает о времени и месте рассмотрения материалов проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка. Лицо, в отношении которого проводилась проверка, вправе участвовать в процессе рассмотрения материалов указанной проверки лично и (или) через своего уполномоченного представителя (пункты 4, 5 статьи 39 Закона №212-ФЗ).

В соответствии с пунктом 9 статьи 39 Федерального закона №212-ФЗ в решении о привлечении к ответственности за совершение правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение конкретных правонарушений с указанием статей настоящего Федерального закона, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

Из содержания решения № 26 от 30.09.2015 следует, что оно вынесено на основании акта №26 от 18.08.2015.

В акте №26 указано о том, что проведена проверка фактической численности работников, проверено 696 индивидуальных сведений на основании 564 лицевых счетов. Кроме того, в акте содержится указание на выявление следующих фактов нарушения законодательства об индивидуальном персонифицированном учете в системе обязательного пенсионного страхования, а именно:

- несоответствие сумм страховых взносов, начисленных в индивидуальных сведениях, с суммами страховых взносов, начисленных по результатам проверки на общую сумму 5 533 778,39 руб. в отношении 542 застрахованных лиц по нарушениям, указанным в акте выездной проверки от 18.08.2015 № 034023 15 АВ 0001164, в связи с занижением базы по начисленным страховым взносам на сумму 30 007 813,19 руб. (приложение №1 к акту);

- несоответствие представленных индивидуальных сведений с первичными документами по учету кадров в отношении 9 застрахованных лиц по нарушениям, указанным в акте документальной проверки достоверности сведений о застрахованных лицах №7 от 30.06.2015.

При этом в акте №7 от 30.06.2015 Фондом установлены нарушения в виде несоответствия данных в индивидуальных сведениях, представленных страхователем на 10 застрахованных лиц – Барабанова А.В., Гаврилова О.А., Коренева А.Н., Курдюкова В.В. Лопасова В.Ю., Осипова А.В., Осипова Д.Н., Сон В.И., Спевакиной М.А., Сурова В.П.

Таким образом, в актах №7 и №26 содержатся противоречия по количеству застрахованных лиц, в отношении которых установлены нарушения в части сведений о льготном стаже (9 или 10 застрахованных лиц). При этом в акте №26 отсутствует перечень работников, в отношении которых страхователем представлены недостоверные сведения по стажу. Указанные обстоятельства не позволили страхователю понять, какие конкретно нарушения, в отношении каких работников ему вменяются, представить возражения в отношении всех нарушений, установленных Фондом.

В решении №26 обществу вменяется также нарушение в виде несоответствия представленных индивидуальных сведений с первичными документами по учету кадров в отношении 9, а не 10 застрахованных лиц.

Кроме того, как в акте №26, так и вынесенном по результатам его рассмотрения решении №26 отсутствует мотивировочная часть. Акт проверки №26 от 18.08.2015 не содержит описание правонарушения со ссылкой на первичные документы, в связи с чем страхователь был лишен возможности представить возражения по установленным нарушениям. В решении №26 не изложены обстоятельства правонарушения, отсутствует результат проверки доводов, приводимых страхователем в свою защиту.

Кроме того, Федеральный закон №212-ФЗ не предусматривает возможности составления контролирующим органом двух актов проверки по одному и тому же правонарушению.

Учитывая изложенное, суд полагает, что Фонд надлежащим образом не обеспечил обществу возможность представить свои возражения и объяснения в отношении правонарушений в виде предоставления недостоверных индивидуальных сведений. Указанное также лишило страхователя возможности полноценно участвовать в процессе рассмотрения материалов проверки.

Суд расценивает указанные нарушения в качестве существенных нарушений процедуры, повлекших нарушение прав общества на участие в рассмотрении материалов проверки и предоставления пояснений и доказательств в обоснование возражений.

Правовая основа и принципы организации индивидуального (персонифицированного) учета сведений о гражданах, на которых распространяется действие законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании, определены в Федеральном законе от 01.04.1996 № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» (далее – Федеральный закон № 27-ФЗ).

Понятие «страхователь» закреплено в статье 1 Федерального закона № 27-ФЗ, согласно которой к страхователям, в числе прочих, относятся юридические лица, осуществляющие прием на работу по трудовому договору, а также заключающие договоры гражданско-правового характера, на вознаграждения по которым в соответствии с законодательством Российской Федерации начисляются страховые взносы.

На основании пункта 1 статьи 8 Федерального закона № 27-ФЗ страхователь представляет в соответствующий орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведения о лицах, работающих у него по трудовому договору, а также заключивших договоры гражданско-правового характера, на вознаграждения по которым в соответствии с законодательством Российской Федерации начисляются страховые взносы, за которых он уплачивает страховые взносы.

Согласно статье 11 Федерального закона № 27-ФЗ страхователи представляют в органы Пенсионного фонда Российской Федерации по месту их регистрации сведения об уплачиваемых страховых взносах на основании данных бухгалтерского учета.

В силу приведенной нормы, к числу сведений, которые страхователь обязан представлять, относятся, в частности, сумма заработка (дохода), на который начислялись страховые взносы обязательного пенсионного страхования, а также сумма начисленных страховых взносов обязательного пенсионного страхования. Иными словами, страхователь обязан представить сведения о выплатах, фактически включенных им в базу для исчисления страховых взносов, и о суммах страховых взносов, фактически им начисленных.

В соответствии со статьёй 17 Федерального закона № 27-ФЗ (в редакции, действующей с 01.01.2014) за представление в установленные сроки недостоверных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, к страхователям применяются финансовые санкции в виде взыскания 5 процентов причитающихся соответственно за отчетный период и за истекший календарный год платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Из содержания данной правовой нормы следует, что объективную сторону состава правонарушения составляет, в том числе, представление неполных и недостоверных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета.

Из материалов дела и акта проверки №26 от 18.08.2015 усматривается, что Фондом установлено несоответствие сумм страховых взносов, начисленных в индивидуальных сведениях, с суммами страховых взносов, начисленных по результатам проверки на общую сумму 5 533 778,39 руб. в отношении 542 застрахованных лиц по нарушениям, указанным в акте выездной проверки от 18.08.2015 № 034023 15 АВ 0001164, в связи с занижением базы по начисленным страховым взносам на сумму 30 007 813,19 руб., том числе в результате совершения следующих правонарушений:

- в базу не включены суммы льготного проезда работников к месту отпуска и обратно;

- в базу не включены суммы среднего заработка, выплачиваемые работникам – донорам, за дополнительные выходные дни;

- в базу не включены расходы (суммы пособий), выплаченные с нарушением законодательства;

- предельная величина базы занижена за счет произведенных начислений;

- в базу не включены суммы материальной помощи многодетным семьям и одиноким матерям;

- в базу не включены единовременные выплаты в связи с достижением пенсионного возраста.

Фонд, установив факт занижения обществом базы, облагаемой страховыми взносами, решением №26 от 30.09.2015 начислил страхователю финансовые санкции за представление недостоверных сведений индивидуального (персонифицированного) учета в сумме 882 020,13 руб.

Судом установлено, что выводы Фонда о занижении базы в результате не включения в нее сумм льготного проезда работников к месту отпуска и обратно, материальной помощи, единовременных выплат в связи с достижением пенсионного возраста, а также предельной величины при реорганизации не соответствуют положениям законодательства. Учитывая изложенное, начисление финансовых санкций решением №26 от 30.09.2015 в названной части является необоснованным.

Факт совершения обществом правонарушений в виде занижения базы в результате не включения в нее сумм среднего заработка, выплачиваемых работникам – донорам, за дополнительные выходные дни, а также расходов (сумм пособий), выплаченных с нарушением законодательства, страхователем не оспаривается.

Вместе с тем, учитывая, что нарушения страхователя выразились именно в занижении базы для исчисления страховых взносов, при этом страхователем с суммы заниженной базы фактически не исчислены страховые взносы и, соответственно, представлена в Фонд информация с указанным занижением, суд считает, что в данном случае действия общества не образуют такой состав правонарушения, как предоставление недостоверных индивидуальных сведений, поскольку ответчик представил сведения о выплатах, фактически включенных им в базу для исчисления страховых взносов и о суммах исчисленных им страховых взносов за спорные периоды. Доказательств того, что представленные ответчиком сведения (без учета результатов выездной проверки) недостоверны, Фондом суду не представлено.

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 14.05.2013 №17744/12, от 02.10.2012 №7828/12, обязанности страхователя по представлению сведений о выплатах, не включенных им в базу для исчисления страховых взносов, и о суммах страховых взносов, которые им не начислялись, Федеральный закон № 27-ФЗ не предусматривает.

Таким образом, в действиях страхователя в названной части отсутствует вменяемый состав правонарушения. Оснований для привлечения общества «Разрез Березовский» к ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 17 названного выше Федерального закона, в виде взыскания финансовых санкций в размере 882 020, 13 руб. у Фонда не имелось.

Кроме того, решением №26 от 30.09.2015 общество привлечено фондом к ответственности за совершение нарушения в виде несоответствия представленных индивидуальных сведений с первичными документами по учету кадров в отношении 9 застрахованных лиц по нарушениям, указанным в акте документальной проверки достоверности сведений о застрахованных лицах №7 от 30.06.2015.

При этом в акте №7 от 30.06.2015 Фондом установлены нарушения в виде несоответствия данных в индивидуальных сведениях, представленных страхователем на 10 застрахованных лиц – Барабанова А.В., Гаврилова О.А., Коренева А.Н., Курдюкова В.В. Лопасова В.Ю., Осипова А.В., Осипова Д.Н., Сон В.И., Спевакиной М.А., Сурова В.П.

Согласно поэпизодному расчету сумма штрафа за данное нарушение составила 52 735,05 руб.

Требование заявителя о признании недействительным решения Пенсионного Фонда №26 от 30.09.2015 в указанной части также подлежит удовлетворению, поскольку судом установлено существенное нарушение Пенсионным фондом процедуры оформления результатов проверки и рассмотрения ее материалов, о чем сказано выше.

Кроме того, суд считает неправомерными выводы Фонда о наличии состава правонарушения в виде предоставления недостоверных сведений в части льготного стажа работников. При этом суд исходит из следующего.

Общество исполнило свою обязанность по предоставлению индивидуальных сведений в соответствии с первичными документами кадрового учета (дополнительный тариф был начислен, сведения представлены).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 18.07.2002 № 537 «О списках производств, работ, профессий и должностей, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», установлено, что при досрочном назначении трудовой пенсии по старости применяются списки производств, работ, профессий и должностей, утвержденные Кабинетом Министров СССР, Советом Министров РСФСР и Правительством Российской Федерации.

Постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 №10 утверждены Список №1 производств, работ, профессий, должностей и показателей на подземных работах, на работах с особо вредными и особо тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях и Список №2 производств, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию во возрасту (старости) на льготных условиях.

Вышеуказанным Постановлением №10 установлено, что применение Списков № 1 и № 2 производится с учетом аттестации рабочих мест.

Согласно картам аттестации рабочих мест по условиям труда, профессии по всем 10 застрахованным лицам (Барабанов А.В., Осипов А.В., Сон В.И. – мастера тушения пожаров и самовозгораний; Суров В.П. – начальник участка тушения пожаров и самовозгораний; Гаврилов О.А. – зам.главного инженера; Осипов Д.Н. – горный мастер (старший); Спевакина М.А. – зам. начальника горно-железнодорожного цеха по эксплуатации; Коренев А.Н., Курдюков В.В., Лопасов В.Ю. – слесари по ремонту оборудования котельных и пылеприготовительных цехов) отнесены Списком №2 к профессиям с вредными условиями труда. Указанные карты аттестации рабочих мест содержат сведения о праве на досрочную пенсию, коды профессий по Списку №2, а также цифровые показатели степени вредности и опасности. Карты аттестации рабочих мест по условиям труда утверждены с участием независимой специализированной организации. Фонд в ходе проверки не установил несоответствие карт аттестации рабочих мест. Общество начисляло и оплачивало дополнительный тариф по указанным профессиям.

Доказательств, ставящих под сомнение характер выполняемой застрахованными лицами работы в спорный период, Фондом в материалы дела не представлено. Выполняемые застрахованными лицами работы относятся к работам с вредными условиями труда при производстве горных работ, поскольку связаны с добычей полезных ископаемых, указанных в разделе 1 «Горные работы» Списка №2.

В подтверждение своей позиции по правомерности применения льготного стажа по профессиям мастер участка тушения пожаров и самовозгораний, а также слесарь по ремонту оборудования заявитель ссылается на решения Шарыповского городского суда от 14.08.2012 и от 01.04.2016, которыми признаны обоснованными требования работников ОАО «СУЭК-Красноярск» к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в г. Шарыпово и Шарыповском районе Красноярского края о досрочном назначении пенсии.

Кроме того, суд считает, что в указанной части отсутствует состав правонарушения, поскольку в соответствии со статьей 11 Закона №27-ФЗ от 01.04.1996 «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» страхователи представляют в органы Пенсионного фонда Российской Федерации по месту их регистрации сведения о страховом стаже на основании приказов и других документов по учету кадров. Иными словами, страхователь обязан представить сведения о стаже, фактически им исчисленном на основании приказов и иных документов. При таких обстоятельствах недостоверность индивидуальных сведений может иметь место в случаях наличия расхождений между приказами, другими документами по учету кадров, и информацией, отраженной в индивидуальных сведениях.

В отношении 10 работников, по которым имеется спор по льготному стажу, дающему право на досрочное назначение пенсии, общество представило сведения, соответствующие приказам и другим документам по учету кадров, в том числе картам аттестации рабочих мест. Выводов о неверном исчислении стажа работников с учетом карт аттестации оспариваемое решение не содержит. Следовательно, состав правонарушения в виде предоставления недостоверных сведений в данном случае отсутствует.

Фактически спор о правомерности применения льготного стажа может быть разрешен при обращении вышеперечисленных работников общества «Разрез «Березовский» за досрочным назначением пенсии, поскольку рассмотрение данного спора в их отсутствие может существенно нарушить права на пенсионное обеспечение. Вместе с тем, доказательств обращения работников за досрочным назначением пенсии в Управление Пенсионного фонда материалы дела не содержат.

Таким образом, общество неправомерно привлечено к ответственности в виде штрафа в размере 52 735,05 руб. за предоставление недостоверных сведений по стажу работников.

На основании вышеизложенного требования заявителя о признании частично недействительным решения № 03402315 РВ 0000921 от 30.09.2015 и недействительным в полном объеме решения № 26 от 30.09.2015 подлежат удовлетворению.

Согласно статье 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Государственная пошлина за рассмотрение арбитражным судом настоящего заявления составляет 6 000 рублей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Заявителем оплачена государственная пошлина в размере 6 000 руб. по платежному поручению № 505075 от 20.10.2015.

Принимая во внимание результат рассмотрения дела, судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 6000 руб. подлежат взысканию с ответчика в пользу заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Красноярского края

РЕШИЛ:

заявленные акционерным обществом "Разрез Березовский" (ИНН 2459018895, ОГРН 1132468028978, Красноярский край, с. Родники, дата регистрации - 21.05.2013) требования удовлетворить.

Признать недействительными следующие решения Управления Пенсионного Фонда Российской Федерации (государственного учреждения) в г. Шарыпово и Шарыповском районе Красноярского края (ИНН 2459010720, ОГРН 1022401742120, Красноярский край, г. Шарыпово, дата регистрации - 03.10.2001):

решение № 034 023 15 РВ 0000921 от 30.09.2015 о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах в части доначисления страховых взносов в размере 7 307 653,47 руб., пени в размере 645 525,25 руб. и штрафов в размере 1 461 530,69 руб., как несоответствующее Федеральному закону №212-ФЗ от 24.07.2009 «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования»;

решение № 26 от 30.09.2015 о привлечении лица к ответственности за нарушение законодательства об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования, как несоответствующее Федеральному закону №27-ФЗ от 01.04.1996 «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования».

Обязать Государственное учреждение - Управление Пенсионного Фонда Российской Федерации в г. Шарыпово и Шарыповском районе Красноярского края устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

Разъяснить лицам, участвующим в деле, что с момента признания недействительным ненормативного правового акта полностью или в части, указанный ненормативный правовой акт или его отдельные положения не подлежат применению.

Взыскать с Государственного учреждения - Управления Пенсионного Фонда Российской Федерации в г. Шарыпово и Шарыповском районе Красноярского края (ИНН 2459010720, ОГРН 1022401742120, Красноярский край, г. Шарыпово, дата регистрации - 03.10.2001) в пользу акционерного общества "Разрез Березовский" (ИНН 2459018895, ОГРН 1132468028978, Красноярский край, с. Родники, дата регистрации - 21.05.2013) 6000 руб. судебных расходов на оплату государственной пошлины.

Разъяснить лицам, участвующим в деле, что настоящее решение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в течение месяца после его принятия путём подачи апелляционной жалобы в Третий арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Красноярского края.

Судья

Л.О. Петракевич