НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Красноярского края от 13.08.2018 № А33-2414/18

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Р Е Ш Е Н И Е

20 августа 2018 года

Дело № А33-2414/2018

Красноярск

Резолютивная часть решения объявлена 13 августа 2018 года.

В полном объеме решение изготовлено 20 августа 2018 года.

Арбитражный суд Красноярского края в составе судьи Федориной О.Г.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению акционерного общества "Лесосибирский ЛДК № 1" (ИНН 2454003302, ОГРН 1022401504949)

к Енисейскому управлению Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (ИНН 2466144107, ОГРН 1062466153342)

о признании незаконным и отмене постановления от 28.12.2017 № 07/60юл/154,

о признании незаконным и отмене предписания от 28.11.2017 № 07/154,

при участии:

от заявителя: Блид О.В., действующей на основании доверенности от 01.09.2017 (до перерыва);

от ответчика: Бедаревой К.А., действующей на основании доверенности от 09.01.2018 № 1 (до перерыва); Кузнецова А.В., действующего на основании доверенности от 24.07.2018 № 159 (до и после перерыва);

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Пилипенко А.В., с использованием средств системы аудиозаписи,

установил:

акционерное общество «Лесосибирский ЛДК № 1» (далее – заявитель) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к Енисейскому управлению Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее – ответчик, административный орган) о признании незаконным и отмене постановления от 28.12.2017 № 07/60юл/154, о признании незаконным и отмене предписания от 28.11.2017 № 07/154.

Определением от 08.02.2018 заявление оставлено судом без движения. Определением от 27.02.2018 заявление принято к производству арбитражного суда.

Суд заслушал объяснения лиц, участвующих в деле, присутствующих в судебном заседании.

Заявитель поддержал требования, изложенные в заявлении, в полном объеме.

Представитель ответчика возражает против удовлетворения заявленных требований.

На вопрос суда представитель заявителя пояснил, что Легалов В.В., является начальником цеха завода изготовления древесно-волокнистых плит мокрого способа изготовления.

В ходе судебного заседания представитель акционерного общества "Лесосибирский ЛДК № 1" заявил ходатайство об уточнении предмета заявления, так общество просит признать недействительным постановление от 28.12.2017 № 07/60юл/154 в части пунктов 1, 2, 3, 7, 9; признать н6едействиетльным предписание от 28.11.2017 № 07/154 в части пунктов 1, 2, 3, 7, 8, 9, 11, 12, 13, 14.

Посовещавшись на месте, суд определил в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принял заявленное обществом уточнение требований.

В целях предоставления лицами, участвующими в деле дополнительных доказательств, имеющих существенное значение для рассмотрения спора по существу, суд определил в порядке статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации объявить в судебном заседании по делу № А33-2414/2018 перерыв до 09 час. 50 мин. 13 августа 2018 года, о чем вынесено протокольное определение. Публичное извещение о перерыве размещено на официальном сайте Арбитражного суда Красноярского края в сети Интернет по адресу: http://krasnoyarsk.arbitr.ru.

После окончания перерыва суд исследовал письменные материалы, поступившие в дело за время перерыва. Суд заслушал объяснения лица, участвующего в деле, присутствующего в судебном заседании. Представитель административного органа пояснил, что считает заявленные требования не подлежащими удовлетворению.

При рассмотрении дела установлены следующие, имеющие значение для рассмотрения спора, обстоятельства.

На основании распоряжения №3234-р/кр от 26.09.2017 Службой в отношении ООО «Лесосибирский ЛДК №1» проведена плановая выездная проверка. В соответствии с пунктом 5 указанного распоряжения, проверка проводится в соответствии с ежегодным планом проведения плановых проверок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Енисейского Управления Ростехнадзора на 2017 год.

Копия распоряжения направлена в адрес лица, в отношении которого проводится плановая проверка. Копия распоряжения получена 06.10.2017 представителем общества.

По итогам проверки были выявлены нарушения обществом Федерального закона от 21.07.1997 №11б-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и иных норм действующего законодательства в области промышленной безопасности, которые нашли отражение в Акте проверки №07/154/3234/2017 от 28.11.2017.

28.11.2017 Службой по результатам проверки обществу было выдано предписание №07/154 от 28.11.2017 об устранении в срок до 01.03.2018 выявленных в ходе плановой выездной проверки нарушений. Согласно уточнению предмета заявленных требований (уточнения приняты в судебном заседании 06.08.2018) заявитель оспаривает пункты 1,2,3,7,8,9,11,12,13,14, которые имеют следующее содержание:

Описание и характер выявленного нарушения

Нормативно правовой акт, нормативный технический документ, требования которого нарушено и (или) не соблюдено

Соответствующий пункт оспариваемого постановления о привлечении к административной ответственности

1

Не проведено комплексное обследование фактического состояния ХОПО с разработкой комплекса компенсационных мер по дальнейшей безопасности эксплуатации ХОПО в целях приведения объекта в соответствие и требованиями НФП №559

Пункт 1 статьи 9 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее – Закон о промышленной безопасности).

Пункт 5 Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила безопасности химически опасных производственных объектов», утв. Приказом Ростехнадзора от 21.11.2013 N 559 (далее – ФНП №559)

пункт 1

2

В План мероприятий по обеспечению промышленной безопасности на ОПО АО «Лесосибирский ЛДК №1» на 2017 год, утв. техническим директором от 28.12.2016, не включено проведение комплексных и целевых проверок

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункт 11в Правил организации и осуществлении производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте, утв. Постановлением Правительства РФ от 10.03.1999 N 263

пункт 2

3

Член аттестационной комиссии АО «Лесосибирский ЛДК №1» Пильчук Дмитрий Симонович – начальник отдела ОТ и ПБ АО «Лесосибирский ЛДК №1» не аттестован по вопросам промышленной безопасности в территориальной аттестационной комиссии по областям А 1, Б 1.1, Б 1.17

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункты 3,4,10,20 Положения об организации работы по подготовке и аттестации специалистов организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утв. Приказом Ростехнадзора от 29.01.2007 N 37

Области аттестации (проверки знаний) руководителей и специалистов организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утв. Приказом Ростехнадзора от 06.04.2012 N 233

пункт 3

7

Отсутствует технический документ, регламентирующий объем, периодичности и порядок организации проведения работ по техническому обслуживанию и ремонту технологических трубопроводов кислоты

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункты 28,142,144 ФНП №559

-

8

Производственный персонал не прошел проверку знаний по проведению газоопасных работ

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункт 27 ФНП №559

пункт 7

9

Не проведена экспертиза промышленной безопасности технологических трубопроводов кислоты:

- участок от транспортной емкости ЕХК-2.000, (зав№015) до рабочей емкости ГЭЭ1-1-1, 0-06-У (зав№ 6156-2) и аварийной емкости ГЭЭ 1-1-1, 6-0,6У (зав№6165-1),

- участок от рабочей емкости ГЭЭ1-1-1, 0-0,6У (зав№6156-2) до сборникаВЭЭ2.1-0,25-0,6У (зав№6158-1) ввиду отсутствия в проектной документации данных о сроке эксплуатации сооружений

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункт 38 ФНП №559

Пункт 7 Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила проведения экспертизы промышленной безопасности», утв. Приказом Ростехнадзора от 14.11.2013 N 538 (далее – ФНП №538)

пункт 8 (отсутствуют паспорта на технологические трубопроводы кислоты)

11

Не разработан график проведения ревизии технологических трубопроводов кислоты

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункты 140,142 ФНП №559

-

12

Не проведена периодическая ревизия (освидетельствование) технологических трубопроводов кислоты в установленные сроки

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункты 140,142 ФНП №559

-

13

Не проведена периодическая проверка эффективности работы систем вентиляции участка

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункты 340,342 ФНП №559

-

14

Не предусмотрена сигнализация о неисправной работе вентиляционной системы

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункт 345 ФНП №559

Пункт 9

Обществу направлено уведомление от 28.11.2017 №3.7-42370/68 о времени и месте составления протокола об административном правонарушении. Уведомление получено 05.12.2017 представителем заявителя по доверенности.

15.12.2017 в присутствии представителя ООО «Лесосибирский ЛДК №1» составлен должностным лицом Службы составлен протокол №07/60Юл/154 об административном правонарушении.

Определением №07/60Юл/154 от 15.12.2017 назначено времени и место рассмотрения дела об административном правонарушении. Копия определения получена представителем заявителя 15.12.2017, о чем в определении имеется соответствующая отметка.

28.12.2018 Службой по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении вынесено постановление №07/60Юл/154 от 28.12.2017, согласно которому общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ, назначено административное наказание в виде штрафа в размере 200 000,00 руб.

Не согласившись с вынесенным предписанием №07/154 от 28.11.2017, а также постановлением №07/60Юл/154 от 28.12.2017 о привлечении к административной ответственности, ООО «Лесосибирский ЛДК №1» обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Исследовав представленные доказательства, оценив доводы лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришел к следующим выводам.

Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В силу положения о Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 № 401, Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору является органом федерального государственного строительного надзора.

В соответствии пунктом 6.6. Положения о Федеральной службе по экологическому технологическому и атомному надзору, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 № 401, Положения о Енисейском управлении Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, утв. Приказом Ростехнадзора от 28.06.2016 N 249 оспариваемое предписание выдано должностным лицом уполномоченного органа в пределах предоставленной компетенции.

Правовые, экономические и социальные основы обеспечения безопасной эксплуатации опасных производственных объектов и направлен на предупреждение аварий на опасных производственных объектах и обеспечение готовности эксплуатирующих опасные производственные объекты юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее также - организации, эксплуатирующие опасные производственные объекты) к локализации и ликвидации последствий указанных аварий определяются Федеральным законом от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (Закон о промышленной безопасности).

Согласно абзаца 1 пункта 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана соблюдать положения настоящего Федерального закона, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с ними нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, а также федеральных норм и правил в области промышленной безопасности.

В отношении пункта 1 оспариваемого предписания суд приходит к следующим выводам.

Обществу вменяется непроведение комплексного обследования фактического состояния ХОПО с разработкой комплекса компенсационных мер по дальнейшей безопасности эксплуатации ХОПО в целях приведения объекта в соответствие и требованиями НФП №559.

Приказом Ростехнадзора от 21.11.2013 N 559 утверждены Федеральные нормы и правила в области промышленной безопасности «Правила безопасности химически опасных производственных объектов» (далее – ФНП №559), которые устанавливают требования, направленные на обеспечение промышленной безопасности, предупреждение аварий, случаев производственного травматизма на химически опасных производственных объектах (ХОПО), на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются токсичные, высокотоксичные, окисляющие и представляющие опасность для окружающей среды химически опасные вещества (далее - химически опасные вещества), указанные в приложении 1 к Закону о промышленной безопасности.

Правила разработаны в соответствии с Федеральным законом N 116-ФЗ с целью выполнения положений пункта 3 статьи 4 в части установления обязательных требований к деятельности в области промышленной безопасности, в том числе работникам опасных производственных объектов (абзац 1 пункт 2 ФНП №559).

Правила предназначены для применения в том числе при разработке технологических процессов, разработке документации, эксплуатации, техническом перевооружении, капитальном ремонте, консервации и ликвидации ХОПО (подпункт «а» пункта 3 ФНП №559).

ФНП №559 устанавливают требования промышленной безопасности к организациям, осуществляющим свою деятельность в области промышленной безопасности, к которым относятся эксплуатация, техническое перевооружение (включая приведение действующих ХОПО в соответствие с настоящими Правилами и другими нормативно-правовыми актами), капитальный ремонт, консервация и ликвидация ХОПО (пункт 4 ФНП №559).

Пункт 5 ФНП №559 предусматривает, что в целях приведения ХОПО в соответствие с требованиями настоящих Правил и других нормативных правовых актов в области промышленной безопасности организация, эксплуатирующая ХОПО, должна провести комплексное обследование фактического состояния ХОПО,при выявлении отклонений разработать комплекс компенсационных мер по дальнейшей безопасной эксплуатации таких объектов, организовать внесение изменений в документацию или разработку документации вновь.

Результаты анализа риска аварий на ХОПО и связанных с ними угроз, условия безопасной эксплуатации ХОПО должны быть внесены в декларацию промышленной безопасности ХОПО.

Административный орган в отзыве указывает на то, что результатом комплексного обследования фактического состояния ХОПР является комплекс (программа) компенсационных мер по дальнейшей безопасной эксплуатации объекта с назначением лиц, ответственных за исполнение предусмотренных мероприятий.

Данный вывод является справедливым и соответствующий ФНП №559 в том случае, если при обследовании фактического состояния ХОПО выявлены отклонения (прямо указано в пункте 5 ФНП №559). Однако именно для выявления таких отклонений пункт 5 ФНП № 559 и требует проведения комплексного обследования фактического состояния всего объекта.

Заявителю выдана лицензия №38-Эх-000529 (ЖХ) от 01.06.2009 на осуществление деятельности по эксплуатации химических опасных производственных объектов.

В государственный реестр опасных производственных объектов внесена площадка завода древесноволокнистых плит (рег.номер А66-00519-0006 от 21.09.2000), класс опасности III, признак опасности 2.1.

Административный орган в обоснование правомерности изложенного в пункте 1 оспариваемого предписания требования указывает на то, что ФНП №559 вступили в действие в 2013 году. Поскольку реконструкция рассматриваемого ОПО, согласно рабочему проекту «Узел приемки, хранения и подачи серной кислоты в ящики проклейки цеха ДВП» проводилась в 2006 году, заявителю необходимо обеспечить приведение ХОПО в соответствии с требованиями ФНП №559, для определения необходимых мероприятий и необходимо проведения комплексного обследования фактического состояния всех элементов ХОПО.

Заявитель изложенные фактические обстоятельства не оспаривает, о проведении реконструкции после вступления в силу ФНП № 559 и в соответствии с их требованиями не заявляется. С учетом изложенного суд признает обоснованным доводы Управления Ростехнадзора об обязанности общества провести комплексное обследование фактического состояния ХОПО в соответствии с требованиями п. 5 ФНП № 559.

Оспаривая предписание в указанной части заявитель указывает, что в период с 10.02.2016 по 20.06.2017 ООО «ГК «Проектальянс» проводила обследование и оценку технического состояния строительных конструкций производственного здания ДВП АО «Лесосибирский ЛДК №1».

По результатам обследования и оценки ООО «ГК «Проектальянс» составило Заключение от 20.06.2017 (шифр:Б35-2016/1), согласно которому техническое состояние строительных конструкций производственного здания ДВП, в соответствии с требованиями ГОСТ 31937-2011 «Здания и сооружения. Правила обследования и мониторинга технического состояния», оценено как работоспособное и ограниченно работоспособное.

ООО «ПромСтройЭксперт» проведена экспертиза промышленной безопасности на опасных производственных объектах - Площадка завода древесноволокнистых плит (peг. номер А66-00519-0006, III класс опасности) и Площадка участка проклейки завода древесноволокнистых плит (peг.номер А66-00519-0018, III класс опасности) АО «Лесосибирский ЛДК №1». По результатам экспертизы составлено Заключение Экспертизы промышленной безопасности per. №170/ЭЗС/2017, согласно которому техническое состояние строительных конструкций производственного здания ДВП, в соответствии с требованиями ГОСТ-11937-2011 «Здания и сооружения. Правила обследования и мониторинга технического состояния», также оценено как работоспособное и ограниченно работоспособное.

Однако представленные заключения по результатам обследования и по результатам экспертизы промышленной безопасности не содержат анализа не содержат сведений о проведении обследования на соответствие в целом объекта – площадка участка проклейки завода древесноволокнистых плит требованиям ФНП №559. Объектом обследования и экспертизы являлась проверка только строительных конструкций производственного здания ДВП. Проверка ХОПО по иным обязательным параметрам безопасности не производилась. Доказательств обратного суду не представлено.

На основании изложенного, суд пришел к выводу о соответствии требованиям нормативных правовых актов пункта 1 оспариваемого предписания, поскольку в материалы дела не представлено доказательств проведения комплексного обследования состояния фактического состояния ХОПО. При этом проведение технического обследования и экспертизы состояния строительных конструкций не свидетельствует о проведении комплексного обследования.

В отношении пункта 2 оспариваемого предписания суд приходит к следующим выводам.

Обществу вменено, что в План мероприятий по обеспечению промышленной безопасности на ОПО АО «Лесосибирский ЛДК №1» на 2017 год, утв. техническим директором от 28.12.2016, не включено проведение комплексных и целевых проверок, что по мнению Управления является нарушением пункта 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности и пункт 11в Правил организации и осуществлении производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте, утв. Постановлением Правительства РФ от 10.03.1999 N 263

Постановлением Правительства РФ от 10.03.1999 N 263 утверждены Правила организации и осуществлении производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте (далее – Правила №263), согласно пункту 1 которых настоящие Правила устанавливают обязательные требования к организации и осуществлению производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности организациями, эксплуатирующими опасные производственные объекты (далее соответственно - эксплуатирующая организация, производственный контроль).

Эксплуатирующая организация (обособленные подразделения юридического лица в случаях, предусмотренных положениями об обособленных подразделениях) на основании настоящих Правил разрабатывает положение о производственном контроле с учетом особенностей эксплуатируемых опасных производственных объектов и условий их эксплуатации (пункт 3 Правил №263).

Абзац 3 пункта 3(1) Правил №263 предусматривает, что положение о производственном контроле должно содержать порядок планирования и проведения внутренних проверок соблюдения требований промышленной безопасности, а также подготовки и регистрации отчетов об их результатах.

Ответственность за организацию и осуществление производственного контроля несут руководитель эксплуатирующей организации и лица, на которых возложены такие обязанности в соответствии с законодательством Российской Федерации (абзац 1 пункта 5 Правил №263).

Согласно положений подпунктов «а»-«г» пункта 11 Правил №263 работник, ответственный за осуществление производственного контроля, обязан:

а) обеспечивать проведение контроля за соблюдением работниками опасных производственных объектов требований промышленной безопасности;

б) разрабатывать план работы по осуществлению производственного контроля в подразделениях эксплуатирующей организации;

в) проводить комплексные и целевые проверки состояния промышленной безопасности, выявлять опасные факторы на рабочих местах;

г) ежегодно разрабатывать план мероприятий по обеспечению промышленной безопасности на основании результатов проверки состояния промышленной безопасности и специальной оценки условий труда.

Как следует из материалов дела обществом разработан План мероприятий по обеспечению промышленной безопасности опасных производственных объектов АО «Лесосибирскии ЛДК №1» на 2017 год (утвержден техническим директором 28.12.2016).

В материалы дела представлено Положение о производственном контроле за соблюдением требований промышленной безопасности в ОАО «Лесосибирский ЛДК №1» (утв. генеральным директором ОАО «Лесосибирский ЛДК №1»). Согласно пункту 3.12 представленного Положения ежегодная разработка планов работ по осуществлению производственного контроля в структурных подразделениях предприятия. Проведение комплексных и целевых проверок состояния промышленной безопасности в цехах и с целью выявления опасных факторов на рабочих местах.

Раздел 4 указанного Положения предусматривает организацию комплексных проверок состояния промышленной, экологической, пожарной безопасности и охраны труда в порождениях ОАО «Лесосибирский ЛДК №1».

Пункт 3.12 с соотношении 4 плановая проверка проводится ежемесячно, для целевых проверок периодичность не установлена, однако указан порядок определения необходимости их проведения.

Административный орган, в обоснование законности пункта 2 рассматриваемого предписания ссылается на подпункт «в» пункта 11 Правил №263.

Данный подпункт, как следует из его буквального содержания, возлагает обязанность проводить комплексные и целевые проверки состояния промышленной безопасности, выявлять опасные факторы на рабочих местах. То есть приведенная норма, нарушение положений которой вменено пунктом 2 оспариваемого предписания, регламентирует обязанности работника, ответственного за осуществление производственного контроля, по фактическому проведению мероприятий контроля, и не содержит каких-либо требований к содержанию положения о производственном контроле в целом либо к разрабатываемому на его основании плану мероприятий.

При этом доводы управления о том, что обществом нарушены требования положения пп. «в» п. 11 Правил, с учетом содержания пп. «б» того же пункта 11 Правил, признаются судом немотивированными. Подпункты «б», «в» и «г» пункта 11 Правил №263 касаются различных самостоятельных обязанностей: 1 - разработать план производственного контроля на основании утвержденного руководителем Положения, 2 – провести фактические мероприятия по контролю (комплексные, целевые проверки), 3 – с учетом полученных результатов мероприятий по контролю разработать план мероприятий по промышленной безопасности. Какие-либо нормы относительно содержания плана по обеспечению безопасности в пп. «в» пункта 11 отсутствуют. Такой план разрабатывается в зависимости от результатов проведенных контрольных мероприятий согласно пп. «г» пункта 11.

При этом, требования о включении в ежегодный план мероприятий по обеспечению промышленной безопасности и в обязательном порядке одновременно комплексных, и целевых проверок подпунктом «г» пункта 11 Правил №263 не предусмотрено. Как следует из буквального содержания данного пункта состав ежегодного плана зависит от результатов проведения контрольных мероприятий. Доказательств наличия оснований для включения в ежегодный план в порядке пп. «г» мероприятий по проведению и комплексных и целевых проверок, административным органом не представлено, а кроме того, в оспариваемом пункте предписания вменено нарушение пп. «в» пункта 11 Правил № 263, которым как уже указывалось, никаких требований к плану мероприятий не устанавливается.

На основании изложенного, арбитражный суд пришел к выводу, что административным органом не доказано наличие законных оснований для выдачи предписания на устранение нарушений, отраженных в пункте 2 оспариваемого предписания.

В отношении пункта 3 оспариваемого предписания суд приходит к следующим выводам.

Административный орган в данном пункте указывает, что член аттестационной комиссии АО «Лесосибирский ЛДК №1» Пильчук Дмитрий Симонович – начальник отдела ОТ и ПБ АО «Лесосибирский ЛДК №1» не аттестован по вопросам промышленной безопасности в территориальной аттестационной комиссии по областям А 1, Б 1.1, Б 1.17.

Приказом Ростехнадзора от 29.01.2007 N 37 «О порядке подготовки и аттестации работников организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору» утверждено в том числе «Положение об организации работы по подготовке и аттестации специалистов организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору» (далее – Положение №37), согласно подпунктам «а», «б» пункта 4 которого при аттестации по вопросам безопасности проводится проверка знаний: общих требований промышленной безопасности, установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; требований промышленной безопасности по специальным вопросам, отнесенным к компетенции аттестуемого, установленным в нормативных правовых актах и нормативно-технических документах.

В соответствии с пунктами 3,10,20 Положения №37 подготовка и аттестация специалистов по вопросам безопасности проводится в объеме, соответствующем должностным обязанностям.

Аттестация по вопросам безопасности проводится для специалистов организаций:

а) осуществляющих деятельность по строительству, эксплуатации, консервации и ликвидации объекта, транспортированию опасных веществ, а также по изготовлению, монтажу, наладке, ремонту, техническому освидетельствованию, реконструкции и эксплуатации технических устройств (машин и оборудования), применяемых на объектах;

б) разрабатывающих проектную, конструкторскую и иную документацию, связанную с эксплуатацией объекта;

в) осуществляющих экспертизу безопасности;

г) осуществляющих предаттестационную подготовку и профессиональное обучение по вопросам безопасности;

д) осуществляющих строительный контроль.

В территориальных аттестационных комиссиях Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору проходят аттестацию:

- руководители и члены аттестационных комиссий организаций, численность работников которых менее 5000 человек;

- руководители и специалисты экспертных организаций, выполняющих работы для поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору организаций;

- специалисты организаций, осуществляющих подготовку и профессиональное обучение по вопросам безопасности;

- иные лица по решению председателя Центральной аттестационной комиссии или его заместителя на основании обращения поднадзорной организации.

Как следует из материалов дела и письменных пояснений заявителя, на дату начала плановой выездной проверки надзорным органом Д.С. Пильчук был аттестован по указанным областям, что подтверждается удостоверением №00-12-1533-03, выданном Д.С. Пильчуку на основании Протокола №00-12-1533 от 20.11.2012. Срок действия удостоверения установлен до 20.11.2017. В материалы дела представлена копия соответствующего удостоверения.

Однако как справедливо указывает и сам заявитель, Д.С. Пильчук был аттестован по указанным областям только на дату начала проведения проверки. Срок действия удостоверения установлен до 20.11.2017. При этом акт проверки составлен 28.11.2017. Таким образом, к моменту окончания проведения проверки Д.С. Пильчук не был аттестован по указанным областям.

Согласно пункту 20 Положения № 37, в территориальных аттестационных комиссиях Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору проходят аттестацию руководители и члены аттестационных комиссий организаций, численность работников которых менее 5000 человек.

Требования к организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности и управления промышленной безопасностью предусмотрены статьей 11 Закона о промышленной безопасности.

В соответствии с подпунктом «а» пункта 10 Положения № 37, аттестация по вопросам безопасности проводится для специалистов организаций, осуществляющих деятельность по строительству, эксплуатации, консервации и ликвидации объекта, транспортированию опасных веществ, а также по изготовлению, монтажу, наладке, ремонту, техническому освидетельствованию, реконструкции и эксплуатации технических устройств (машин и оборудования), применяемых на объектах.

В соответствии с пунктом 9 Правил № 263, работник, ответственный за осуществление производственного контроля, должен иметь удостоверение, подтверждающее прохождение аттестации по промышленной безопасности.

Области аттестации утверждены приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 6 апреля 2012 г. № 233.

В соответствии с указанным приказом, область аттестации А.1. относится к общим требованиям промышленной безопасности, то есть в данной области должны быть аттестованы все лица, работающие на любом опасном производственном объекте.

Области аттестации Б 1.1 и Б 1.17 относятся к специальным требованиям промышленной безопасности, определены из категории опасного производственного объекта и необходимость наличия аттестации в указанных областях определена требованиями НПА, регламентирующими обязательные требования для эксплуатации такого ОПО.

В соответствии с пунктом 1 ФНП № 559, настоящие правила устанавливают требования, направленные на обеспечение промышленной безопасности, предупреждение аварий, случаев производственного травматизма на химически опасных производственных объектах (ХОПО), на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются токсичные, высокотоксичные и представляющие опасность для окружающей среды химически опасные вещества (далее - химически опасные вещества).

Следовательно, данный ФНП № 559 распространяется на ОПО площадка участка проклейки завода древесноволокнистых плит, зарегистрированному по признаку опасности 2.1. Согласно пункта 26 указанных ФНП № 559, персонал, связанный с эксплуатацией ХОПО, должен быть обучен и аттестован в области промышленной безопасности в соответствии с порядком, установленным нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в области промышленной безопасности.

Как было указано ранее, АО «Лесосибирский ЛДК № 1» имеет лицензию на осуществление деятельности «Эксплуатация химически опасных производственных объектов» № 38-ЭХ-000529(ЖХ) от 01.06.2009, на основании которой эксплуатирует проверенный опасный производственный объект - площадка участка проклейки завода древесноволокнистых плит, который, в соответствии со свидетельством о регистрации ОПО от 13.10.2017 № А66-00519 относится к III классу опасности и идентифицирован по признаку опасности 2.1 - получение, использование, переработка, образование, хранение, транспортирование, уничтожение опасных веществ, предусмотренных пунктом 1 приложения 1 к Федеральному закону № 116-ФЗ в количествах, указанных в приложении 2 к Федеральному закону № 116-ФЗ (разд. 2 прил. № 4 к Административному регламенту по предоставлению государственной услуги по регистрации опасных производственных объектов в государственном реестре опасных производственных объектов, утв. приказом Ростехнадзора от 25 ноября 2016 г. № 494).

Соответственно, персонал, работающий на указанном объекте, должен быть аттестован в области Б. 1.1. «Эксплуатация химически опасных производственных объектов».

Необходимость наличия аттестации в области Б 1.17 «Безопасное проведение ремонтных работ на химических, нефтехимических и нефтеперерабатывающих опасных производственных объектах» обусловлена следующим.

Согласно п. 361 ФНП № 559, организация и проведение работ по техническому обслуживанию и ремонту технологического оборудования ХОПО должны соответствовать Федеральным нормам и правилам в области промышленной безопасности "Общие правила взрывобезопасности для взрывопожароопасных химических, нефтехимических и нефтеперерабатывающих производств" утвержденным приказом Ростехнадзора от 11 марта 2013 года № 96.

На основании изложенного, суд признает обоснованными доводы Управления Ростехнадзора о то, что Пильчук Д.С. как начальник отдела ОТ и ПБ, являющийся членом аттестационной комиссии предприятия должен быть аттестован в областях А1, Б 1.1, Б 1.17, при этом прекращение аттестации по любым основаниям в период проведения проверки в отношении одного из членов действующей аттестационной комиссии предприятия является основаниям для отражения нарушения по результатам проверки и, соответственно, выдачи предписания.

В своем заявлении общество указывает на то, что по окончании срока действия удостоверения, обществом в адрес Енисейского управления Ростехнадзора сопроводительным письмом №2057 от 22.11.2017 направлен пакет документов для включения члена аттестационной комиссии Д.С. Пильчука в план-график проведения аттестации по промышленной безопасности. Указанный пакет документов получен Ростехнадзором 23.11.2017, то есть до окончания проверки.

11.12.2017 в адрес АО «Лесосибирского ЛДК№1» от Ростехнадзора поступило Извещение №1.4-43292/68 от 04.12.2017, согласно которому Д.С.Пильчук приглашается 26.12.2017 на заседание аттестационной комиссии Ростехнадзора.

Однако данный довод не свидетельствует об отсутствии нарушений со стороны предприятия в случае предложения исполнения начальником отдела и членом аттестационной комиссии своих должностных обязанностей после истечения аттестации.

Исходя из пояснений общества, пакет документов для включения в члена аттестационной комиссии Д.С. Пильчука в план-график проведения аттестации по промышленной безопасности направлено с сопроводительным письмом 22.11.2017, в то время как срок действия удостоверения установлен до 20.11.2017 (то есть пакет документов направлен после окончания срока действия удостоверения). Положение №37 не содержит в себе ограничений и запретов на заблаговременную подачу необходимого пакета документов до окончания срока действия аттестации, при этом аттестация представляет собой процедуру, требующую временных затрат, о чем заявителю было известно. Таким образом, акционерное общество обязано было заблаговременно позаботиться о необходимости аттестации, либо по окончания срока действия аттестации внести соответствующие изменения в состав членов аттестационной комиссии.

Также заявитель указывает на то, что на момент проверки в совокупности члены аттестационной комиссии имели аттестацию по всем необходимым областям несостоятелен и отклоняется судом, так в оспариваемом положении предписания указывается не на некомпетентность аттестационной комиссии в целом по каким-либо вопросам, а на отсутствие необходимой аттестации у одного из ее членов. При этом, области аттестации по которым должны быть аттестованы члены аттестационной комиссии в силу положения № 37 определяются теми областями, по которым ими проводится проверка знаний и аттестация работников ОПО. Таким образом, административным органом обосновано указывается на то, что Пильчку Д.С. как член аттестационной комиссии АО «Лесосибирский ЛДК-1» должен был быть аттестован по вопросам промышленной безопасности в территориальной аттестационной комиссии по областям А 1, Б 1.1, Б 1.17.

Однако административным органом не учтено следующее.

Пильчку Д.С. является членом аттестационной комиссии в силу должностного положения. Как следует из материалов дела и не оспаривается заявителем, в период проведения проверки Пильчук Д.С. являлся начальником отдела охраны труда и промышленной безопасности. В соответствии с пунктом 5 Положения о производственном контроле за соблюдением требований промышленной безопасности в ОАО «Лесосибирский ЛДК №1 от 09.09.2016, начальник отдела охраны труда и промышленной безопасности (кем по должности и является Пильчук Д.С.) относится к числу лиц, ответственных за осуществление производственного контроля.

Заместителем генерального директора ОАО «Лесосибирский ЛДК №1» по производственно техническим вопросам В.В. Хоркиным утверждено «Положение об отделе охраны труда и промышленной безопасности» (далее -Положение об отделе ОТ и ПБ).

Раздел 4 Положения об отделе ОТ и ПБ определяет функции отдела охраны труда и промышленной безопасности, в том числе: организация своевременного обучения по охране труда, промышленной и пожарной безопасности работников Комбината, в том числе его руководство, участие в комиссии по проверке знаний административно-технических работников в области охраны труда, промышленной и пожарной безопасности (пункт 4.8).

Заместителем генерального директора ОАО «Лесосибирский ЛДК №1» по производственно техническим вопросам В.В. Хоркиным утверждена Должностная инструкция начальника отдела охраны труда и промышленной безопасности (Должностная инструкция).

В соответствии с пунктом 3.13 Должностной инструкции начальник отдела ОТ и ПБ обязан обеспечивать контроль за проведением вводных и повторных инструктажей, обучения и проверки знаний по охране труда и промышленной безопасности работников Комбината.

На основании изложенного в соответствии с п. 1.2 приказа от 09.11.2016 № 1343, Пильчук Д.С. как начальник отдела ОТ И ПБ утвержден в составе аттестационной комиссии ОАО «Лесосибирский ЛДК №1». Доказательств утверждения Пильчука Д.С. членом аттестационной комиссии каким-либо иными приказами руководителя – в материалы дела не представлено, об их наличие не заявлено.

При этом, в материалы дела представлена копия приказа от 03.11.2017 №1356/1 (подписан финансовым директором) об отстранении с 21.11.2017 от исполнения должностных обязанностей в области промышленной безопасности начальника отдела ОТ и ПБ Пильчука Д.С. в связи с окончанием срока аттестации.

При этом какие-либо доказательств фактического участия Пильчука Д.С. в составе аттестационной комиссии в период отсутствия надлежащей аттестации Управлением не представлено, об их наличие не заявлено. Документы для прохождения аттестации направлены непосредственно после истечения срока действия предшествующей аттестации.

Способ обеспечения соблюдение требований действующего законодательства определяется юридическим лицом самостоятельно, если иное прямо не предписано нормативными правовыми актами. В рассматриваемом случае, учитывая положения трудового законодательства, реализацию правомочий на самостоятельное приятие управленческих решений и организацию работы персонала, суд полагает, что АО «Лесосибирский ЛДК-1» приняты достаточные меры для обеспечения недопущения участия в составе аттестационной комиссии предприятия лица, не имеющего надлежащей аттестации по необходимым областям. Отстранение Пильчука Д.С. от исполнения должностных обязанностей, к числу которых отнесено и участие в качестве члена в составе аттестационной комиссии, являлось достаточной мерой, обеспечивающей соблюдение требований законодательства в области промышленной безопасности без увольнения работника. Доказательств обратного Управлением суду не представлено.

На основании изложенного, арбитражный суд пришел к выводу, что административным органом не доказано наличие законных оснований для выдачи предписания на устранение нарушений, отраженных в пункте 3 оспариваемого предписания.

В отношении пунктах 7,11,12 оспариваемого предписания суд приходит к следующим выводам.

Обществу вменено нарушение в части отсутствия технического документа, регламентирующего объем, периодичности и порядок организации проведения работ по техническому обслуживанию и ремонту технологических трубопроводов кислоты (пункт 7), отсутствия разработанного графика проведения ревизии технологических трубопроводов кислоты (пункт 11), не проведение периодической ревизии (освидетельствование) технологических трубопроводов кислоты в установленные сроки (пункт 12).

В целях противодействия угрозам совершения террористических актов и несанкционированным действиям в производствах, имеющих в своем составе ХОПО, разрабатывают меры по предотвращению постороннего несанкционированного вмешательства в ход технологических процессов (пункт 28 ФНП №559).

Согласно положений пунктов 140-142 ФНП №559 сроки проведения ревизии трубопроводов, запорной арматуры и предохранительных клапанов для кислот и щелочей в зависимости от скорости коррозионно-эрозионного износа устанавливает предприятие-владелец трубопровода, учитывая требования соответствующих нормативно-технических документов, с занесением результатов ревизии в паспорт трубопровода.

Порядок проверки и подготовки оборудования и трубопроводов перед вводом в эксплуатацию и остановкой на ремонт устанавливают в соответствии со специальными инструкциями, утвержденными техническим руководителем организации.

Объемы и периодичность ревизии трубопроводов устанавливают в соответствии с требованиями нормативных технических документов и указывают в технической документации.

Акционерное общество, при обращении с рассматриваемым заявлением указывает на следующее.

В силу пункта 27 ФНП №559, организация работ по поддержанию надежного и безопасного уровня эксплуатации и ремонта технологического и вспомогательного оборудования, трубопроводов и арматуры, систем контроля, противоавариинои защиты, средств связи и оповещения, энергообеспечения, а также зданий и сооружений; распределение обязанностей и границ ответственности между техническими службами (технологической, механической, энергетической, контрольно-измерительных приборов и автоматики) за обеспечением требований промышленной безопасности, а также перечень и объем эксплуатационной, ремонтной и другой технической документации должны быть определены внутренними распорядительными документами организации, устанавливающими требования безопасного проведения работ на ХОПО.

Согласно пункту 140 ФНП №559 сроки проведения ревизии трубопроводов, запорной арматуры и предохранительных клапанов для кислот и щелочей в зависимости от скорости коррозионно-эрозионного износа устанавливает предприятие-владелец трубопровода с занесением результатов ревизии в паспорт трубопровода.

В соответствии с пунктом 142 ФНП. №559 объемы и периодичность ревизии трубопроводов устанавливают в соответствии с требованиями нормативных технических документов и указывают в технической документации.

Технологические трубопроводы кислоты входят в состав кислотного участка завода ДВП.

17.01.2017 Техническим директором АО «Лесосибирский ЛДК №1» утвержден График План предупредительного ремонта кислотного отделения завода ДВП на 2017 год.

16.03.2017 Генеральным директором подписан Приказ №0251 «О подготовке и проведении капитального ремонта оборудования цехов комбината в 2017 году» в сроки, определенные утвержденным Графиком.

График проведения ревизии технологических трубопроводов включен в общий План предупредительного ремонта кислотного отделения завода ДВП на 2017 год. Периодическая ревизия (освидетельствование) технологических трубопроводов кислоты проводится в соответствии с этим же Планом.

Обществом на постоянной основе проводится ревизия и осмотр кислотного трубопровода, что подтверждается Журналом Проведения газоопасных работ в кислотном отделении завода ДВП.

Административный органом в отзыве указано, что в графике плана предупредительного ремонта кислотного отделения завода ДВП на 2017 год, утвержденного техническим директором от 17.01.2017г., и в графике остановки цехов на капитальный ремонт в 2017 год, не указаны технологические трубопроводы кислоты и не предусмотрены работы по проведению их ревизии. На предприятии отсутствуют акты периодической ревизии (освидетельствования) технологических трубопроводов кислоты, что зафиксировано в пп.12,13 акта № 07/154/3234/2017 от 28.11.2017.

Арбитражный суд приходит к выводу, что само по себе фактическое проведение обязательной ревизии и осмотра не исключает необходимости соблюдения установленных нормативно правовым актом требований о наличие нормативных технических документов и не заменяет их. При этом графики проведения планово-предупредительных работ кислотного отделения не предусмотрено в отношении трубопроводов, насосов и вентиля, в квартальном плане нет проверки трубопроводов, что также подтверждается представленным актом проведения плановой проверки кислотного участка цеха ДВП работниками, осуществляющими производственный контроль от 17.01.2017.

Таким образом, арбитражный суд приходит к выводу, что пункты 7,11 оспариваемого предписания соответствуют действующему законодательству, права и законные интересы заявителя не нарушают.

Однако в отношении пункта 12 оспариваемого предписания, суд приходит к выводу, что он не соответствует фактическим обстоятельствам. Фактически ревизии и осмотры кислотных трубопроводов в 2017 году ежемесячно производились, что подтверждается представленными в материалы дела журналами проведения газоопасных работ в кислотном отделении завода ДВП. Доводы Управления о непредставлении при проведении проверки указанных документов не подтверждены документально, в том числе отсутствуют какие-либо указания в акте проверки от уклонения общества от предоставления журналов проведения работ по требованию контролирующего органа. Кроме того, само по себе отсутствие у административного органа само по себе не является доказательством фактического наличия нарушений обществом требования по проведению контрольных мероприятий владельцем ОПО.

В отношении пункта 8 оспариваемого предписания суд приходит к следующим выводам.

Обществу вменено, что производственный персонал не прошел проверку знаний по проведению газоопасных работ.

Согласно пункта 27 ФНП №559 организация работ по поддержанию надежного и безопасного уровня эксплуатации и ремонта технологического и вспомогательного оборудования, трубопроводов и арматуры, систем контроля, противоаварийной защиты, средств связи и оповещения, энергообеспечения, а также зданий и сооружений; распределение обязанностей и границ ответственности между техническими службами (технологической, механической, энергетической, контрольно-измерительных приборов и автоматики) за обеспечением требований промышленной безопасности, а также перечень и объем эксплуатационной, ремонтной и другой технической документации должны быть определены внутренними распорядительными документами организации, устанавливающими требования безопасного проведения работ на ХОПО.

В соответствии с п. 1.5. Типовой инструкции по организации безопасного проведения газоопасных работ, утв. Госгортехнадзором СССР от 20 февраля 1985 г., к газоопасным относятся работы, связанные с осмотром, чисткой, ремонтом, разгерметизацией технологического оборудования, коммуникаций, в том числе работы внутри емкостей (аппараты, сушильные барабаны, печи сушильные, реакторы, резервуары, цистерны и другое аналогичное оборудование, а также коллекторы, тоннели, колодцы, приямки и другие аналогичные места), при проведении которых имеется или не исключена возможность выделения в рабочую зону, определяемую в соответствии с ГОСТ 12.1.005-76, взрыво- и пожароопасных или вредных паров, газов и других веществ, способных вызвать взрыв, загорание, оказать вредное воздействие на организм человека, а также работы при недостаточном содержании кислорода (объемная доля ниже 20 %).

Согласно п. 1.14 Типовой инструкции, к выполнению газоопасных работ допускаются лица не моложе 18 лет, прошедшие медицинское освидетельствование в установленном порядке и не имеющие противопоказаний к выполнению данного вида работ, обученные безопасным методам и приемам работы, применению средств индивидуальной защиты, правилам и приемам оказания первой медицинской помощи пострадавшим и прошедшие проверку знаний в установленном порядке.

Положение об организации обучения и проверки знаний рабочих организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утверждено приказом Ростехнадзора № 37 от 29 января 2007 года.

Однако согласно протокола заседания аттестационной комиссии от 10.10.2017 №84 производственный персонал, в должностные обязанности которых входит разлив серной кислоты, прошел проверку знаний по проведению газоопасных работ; должностные инструкции сливщика-разливщика 4 разряда завода ДВП.

Само по себе требование к проведению проверки знаний правил промышленной безопасности персоналом участка ОПО является обоснованным.

Однако административным органом не представлено доказательств фактического наличия описанного в пункте 8 оспариваемого предписания нарушения.

Согласно представленного протокола от 10.10.2017 №84 в отношении Филатова А.М. и Миленьтьева Д.А. проведены проверка знаний промышленной безопасности по безопасным методам и приемам выполнения газоопасных работ. Доказательств наличия иных работников на акционерном обществе, не прошедших проверку знаний – не представлено, об их наличие не заявлено. В акте проверки и оспариваемом предписании указания на фамилии работников, не прошедших соответствующую проверку знаний не имеется.

На основании изложенного, арбитражный суд пришел к выводу, что административным органом не доказано наличие законных оснований для выдачи предписания на устранение нарушений, отраженных в пункте 3 оспариваемого предписания.

В отношении пункта 9 оспариваемого предписания суд приходит к следующим выводам.

Обществу вменено не проведение экспертизы промышленной безопасности технологических трубопроводов кислоты:

- участок от транспортной емкости ЕХК-2.000, (зав№015) до рабочей емкости ГЭЭ1-1-1, 0-06-У (зав№ 6156-2) и аварийной емкости ГЭЭ 1-1-1, 6-0,6У (зав№6165-1),

- участок от рабочей емкости ГЭЭ1-1-1, 0-0,6У (зав№6156-2) до сборникаВЭЭ2.1-0,25-0,6У (зав№6158-1) ввиду отсутствия в проектной документации данных о сроке эксплуатации сооружений.

Приказом Ростехнадзора от 14.11.2013 N 538 утверждены «Правила проведения экспертизы промышленной безопасности» (далее – ФНП №538), которое устанавливают порядок проведения экспертизы промышленной безопасности (далее - экспертиза), требования к оформлению заключения экспертизы и требования к экспертам в области промышленной безопасности (далее - эксперты).

Пункт 7 ФНП №538 предусматривает, что здания и сооружения на опасном производственном объекте, предназначенные для осуществления технологических процессов, хранения сырья или продукции, перемещения людей и грузов, локализации и ликвидации последствий аварий, подлежат экспертизе:

в случае истечения срока эксплуатации здания или сооружения, установленного проектной документацией;

в случае отсутствия проектной документации, либо отсутствия в проектной документации данных о сроке эксплуатации здания или сооружения;

после аварии на опасном производственном объекте, в результате которой были повреждены несущие конструкции данных зданий и сооружений;

по истечении сроков безопасной эксплуатации, установленных заключениями экспертизы;

Экспертиза зданий и сооружений на опасном производственном объекте, предназначенных для осуществления технологических процессов, хранения сырья или продукции, перемещения людей и грузов, локализации и ликвидации последствий аварий, проводится при наличии соответствующих требований промышленной безопасности к таким зданиям и сооружениям.

По пунктам 2 и 3 Правил N 538 они устанавливают порядок проведения экспертизы промышленной безопасности, требования к оформлению заключения экспертизы и требования к экспертам в области промышленной безопасности.

Правила применяются при проведении экспертизы объектов, предусмотренных пунктом 1 статьи 13 Закона о промышленной безопасности.

Согласно пункту 32 Правил N 538 заключение экспертизы представляется заказчиком в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий контрольные и (или) надзорные функции в области промышленной безопасности на опасном производственном объекте, в отношении которого проведена экспертиза (его территориальный орган), для внесения в реестр заключений экспертизы промышленной безопасности.

Таким образом, в случае отсутствия проектной документации либо отсутствия в ней данных о сроке эксплуатации здания или сооружения на опасном производственном объекте, предназначенных для осуществления технологических процессов, хранения сырья или продукции, перемещения людей и грузов, локализации и ликвидации последствий аварий, подлежат экспертизе промышленной безопасности.

Пунктами 2, 3 и 5 статьи 13 Закона о промышленной безопасности определено, что экспертизу промышленной безопасности проводит организация, имеющая лицензию на проведение указанной экспертизы, за счет средств ее заказчика. Заключение экспертизы промышленной безопасности может быть использовано в целях, установленных настоящим Федеральным законом, исключительно с даты его внесения в реестр заключений экспертизы промышленной безопасности федеральным органом исполнительной власти в области промышленной безопасности или его территориальным органом.

Таким образом, экспертизе подлежит техническое устройство, применяемое на опасном производственном объекте, а также здания и сооружения на нем, предназначенные для осуществления технологических процессов, хранения сырья или продукции, перемещения людей и грузов, локализации и ликвидации последствий аварий.

Аналогичная правовая позиция нашла свое отражение в судебной практике и содержится, например в Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 26.03.2018 по делу N А33-6581/2017.

Однако акционерное общества, при обращении с рассматриваемым заявлением указывает на то, что в 2005 году ООО «НПП «СибЭРА» провела экспертизу промышленной безопасности на рабочий проект «Узел приема, хранения и подачи серной кислоты в ящики проклейки» АО «Лесосибирский ЛДК №1». В том числе экспертизе подвергнуты и спорные участки трубопроводов кислоты. В процессе экспертизы рассмотрен в том числе Расчет трубопроводов на прочность №ЛС-03/05-ТХ.Р (произведен СИБГТУ Институтом «Сибгипробиосинтез»). Согласно указанному расчету расчетный срок службы трубопровода составляет 30 лет.

По результатам экспертизы составлено Заключение экспертизы промышленной безопасности СЭ.38.8.06.007.2005, которое утверждено Ростехнадзором и зарегистрировано под №66-ПД-17398-2005.

Как следует из отзыва административного органа, на момент окончания плановой выездной проверки подтверждение данных о сроке эксплуатации технологических трубопроводов кислоты не предоставлено. Расчет трубопровода на прочность ЛС-03/05-ТХ.Р, выполненный Институтом «Сибгипробиосинтез» от 2005 года, с указанием срока службы трубопровода - 30 лет, предоставлен в Управление после подписания акта проверки. Вопрос о снятии предписания в указанной части с контроля будет решен при проверке исполнения предписания по истечении установленного в нем срока.

В судебном заседании 06-13.08.2018 представитель Управления Ростехнадзора пояснили, что представленное заключение экспертизы промышленной безопасности в полной мере подтверждает исполнение изложенных в рассматриваемой части предписания требований к проведению экспертизы промышленной безопасности технологических трубопроводов кислоты.

Представление сам факт представления документов, подтверждающих соблюдение установленных требований законодательства (в данном случае заключения экспертизы с расчетом трубопровода на прочность) после проведения проверки не лишает заинтересованное лицо доказывать отсутствие нарушения в порядке оспаривания вынесенного контрольным органом предписания. Доказательства проведения экспертизы промышленной безопасности участков технологических трубопроводов в составе Узла приема, хранения и подачи серной кислоты, представлены в материалы дела, а кроме того, имелись у Ростехнадзора в силу утверждения заключения экспертизы и регистрации его в реестре экспертиз ОПО. При этом, учитывая, что трубопроводы кислоты до 2018 года не были зарегистрированы в качестве самостоятельного технологического оборудования в составе ОПО Площадка участка проклейки завода древесноволокнистых плит (согласно копии свидетельства о регистрации ОПО), проведение экспертизы данного технологического оборудования в составе узла учета, не является нарушением действующего законодательства..

На основании изложенного суд приходит к выводу, что требование пункта 9 оспариваемого предписания незаконно, так как фактически указанное в пункте нарушение отсутствует, экспертиза промышленной безопасности проведена обществом в соответствии с требованиям законодательства.

Кроме того, административным органом не доказана обоснованность применения пункта 7 ФНП №538 касающегося экспертизы зданий и сооружений, к технологическим трубопроводам кислоты, вследствие чего ссылка на нарушение указанной нормы в пункте 9 оспариваемого предписания также не может быть признан законной и обоснованной.

В отношении пункта 13 оспариваемого предписания суд приходит к следующим выводам.

Указанным пунктом обществу вменено не проведение периодической проверки эффективности работы систем вентиляции участка.

Раздел 8 ФНП №559 содержит в себе Требования к системам отопления и вентиляции химически опасных производственных объектов. Согласно положений пунктов 340-345 ФНП №559 системы отопления и вентиляции по назначению, устройству, техническим характеристикам, исполнению, обслуживанию и условиям эксплуатации должны соответствовать требованиям технических регламентов, нормативных правовых актов и настоящих Правил.

Устройство систем вентиляции, в том числе аварийной, кратность воздухообмена должны определяться необходимостью обеспечения надежного и эффективного воздухообмена.

Для помещений ХОПО оценка возможности использования всех видов вентиляции при аварийных, залповых максимально возможных выбросах токсичных продуктов из технологического оборудования в помещение должна быть осуществлена при разработке документации на ХОПО и отражена в эксплуатационной документации.

Порядок эксплуатации, обслуживания, ремонта, наладки и проведения инструментальной проверки на эффективность работы систем вентиляции должен быть определен инструкцией по эксплуатации промышленной вентиляции и соответствовать требованиям Федерального закона от 30 декабря 2009 г. N 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений".

Воздухозабор для приточных систем вентиляции необходимо предусматривать из мест, исключающих попадание в систему вентиляции химически опасных паров и газов при всех режимах работы производства.

Системы аварийной вентиляции должны быть оснащены средствами их автоматического включения при срабатывании установленных в помещении газоанализаторов при превышении ПДК химически опасных веществ.

Местные вентиляционные системы, удаляющие химически опасных веществ, должны быть сблокированы с пусковым устройством технологического оборудования и включаться одновременно с включением оборудования и выключаться после выключения оборудования.

В помещениях управления и производственных помещениях должна быть предусмотрена сигнализация о неисправной работе вентиляционных систем.

Обществом, при обращении с рассматриваемым заявлением указан довод о том, что 14.02.2017 между АО «Лесосибирский ЛДК№1» (заказчик) и ООО «Альфа-Аттестация» (исполнитель) заключен Договор №СОУТ-4-0930/17 на выполнение работ по специальной оценке условий труда и производственному контролю.

Согласно пункту 1.1 данного Договора Исполнитель принимает на себя обязательство по выполнению работ по специальной оценке условий труда с идентификацией потенциально вредных и (или) опасных факторов, измерением и оценкой параметров физических, химических факторов, классификацией условий труда, составлением отчета о проведении специальной оценки условий труда, предоставлением заключения эксперта и по проведению производственного контроля: инструментальных измерений физических, химических и иных факторов с оформлением результатов измерений в виде официальных протоколов.

Исполнение указанного выше условия договора подтверждается Протоколами №№46-ХИМ, 48-ХИМ измерений (оценки) химического фактора на рабочем месте (дата проведения оценки 15.05.2017).

Административный орган, возражая против доводов заявителя указывает на то, что проведение измерений (оценки) химического фактора на рабочем месте согласно договору от 14.02.2017 № СОУТ-4-0930/17 по результатам, которого выданы протоколы от 15.05.2017 №№46-ХИМ, 48-ХИМ, не подтверждают эффективность работы систем вентиляции. А представленные заявителем протоколы представляют собой лишь оценку химического фактора на рабочем месте.

Специальная оценка фактических условий труда проводилась, фактически оценка результативности работы вентиляции проведена. Как указывалось ранее, согласно пункту 342 ФНП №559 порядок эксплуатации, обслуживания, ремонта, наладки и проведения инструментальной проверки на эффективность работы систем вентиляции должен быть определен инструкцией по эксплуатации промышленной вентиляции.

Сами нормы, на нарушение которых указывается в пункте 13 оспариваемого предписания, не устанавливают какую-либо периодичность проведения проверок на эффективность работы систем вентиляции. При этом абзац 2 пункта 341 ФНП №559 предусматривает, что для помещений ХОПО оценка возможности использования всех видов вентиляции при аварийных, залповых максимально возможных выбросах токсичных продуктов из технологического оборудования в помещение должна быть осуществлена при разработке документации на ХОПО и отражена в эксплуатационной документации.

Рабочий проект «Узел приема, хранения и подачи серной кислоты в ящики проклейки» был разработан в 2005 году и содержит обоснование относительно использования систем вентиляции. Каких-либо доводов об истечении установленного инструкцией по эксплуатации либо обязательного нормативно-правового акта срока на проведение очередного проверки эффективности работы систем вентиляции, а также недостаточного исследования фактических условий труда и обязанности применения иных средств и способов проверки эффективности работ систем вентиляции административным органом в материалы дела не представлено.

На основании изложенного, арбитражный суд пришел к выводу, что административным органом не доказано наличие законных оснований для выдачи предписания на устранение нарушений, отраженных в пункте 13 оспариваемого предписания.

В отношении пункта 14 оспариваемого предписания суд приходит к следующим выводам.

Обществу вменено нарушение в части того, что не предусмотрена сигнализация о неисправной работе вентиляционной системы

В помещениях управления и производственных помещениях должна быть предусмотрена сигнализация о неисправной работе вентиляционных систем (пункт 345 ФНП №559).

В своем заявлении общество указывает на то, что Рабочим проектом «Узел приема, хранения и подачи серной кислоты в ящики проклейки цеха ДВП» №ЛС-03/05-РП, предусмотрены:

-включение вытяжной вентиляции при превышении концентрации сернистого ангидрида в контролируемых помещениях;

-световая и звуковая сигнализации, срабатывающие в случаях отклонения технологических параметров от норм технологического процесса. Для измерения (оценки) химического фактора на рабочих местах и в целях предупреждения превышения ПДК вредных веществ в воздух, на кислотном участке завода ДВП установлен газоанализатор (Свидетельство о поверке №062021168 от 12.12.2016), который в случае превышения ПДК вредных веществ в воздух по причине неисправной работы вентиляции включает оповещение светом и звуком.

Таким образом, АО «Лесосибирский ЛДК №1» считает необоснованными выводы Ростехнадзора о том, что у общества не предусмотрена сигнализация о неисправной работе вентиляционной системы.

Административный орган, возражая против доводов заявителя указывает на то, что Сигнализация о неисправной работе вентиляционной системы, предусмотренная разделом 7.2.3 Рабочего проекта «Узел приема, хранения и подачи серной кислоты в ящики проклейки цеха ДВП» ЛС-03/05-РП от 2005г. (разработчик Институт «Сибгипробиосинтез»), по факту отсутствует и должна быть выполнена согласно указанному проекту.

Отсутствие сигнализации о неисправной работе вентиляционной системы должно быть учтено и отражено в результатах комплексного обследования ОПО согласно пункту 5 ФНП. № 559.

Проект предусматривает наличие сигнализации. При отклонении фактических параметров концентрации и максимального уровня серной кислоты и сернистого ангидриза, а также аварийного отключения вытяжки вентиляторов В 1.1, В 1.2, В 3.1, В 3.2.

Обоснования необходимости установления сигнализации о неисправности работы каких-либо иных частей вентиляции системы административным органом не представлено.

Кром того, использованная в предписание формулировка выявленного нарушения является двусмысленной, вследствие чего не позволяет с достаточной степенью определенности установить какое именно нарушение имеется в деятельности общества и, соответственно, какие меры к исполнению предписания должны быть им предприняты.

Так указание «не предусмотрена сигнализация о неисправной работе вентиляционной системы» может быть истолкована как «не предусмотренная проектом» (не запланированная к установке в соответствующих частях вентиляционной системы), так и «не предусмотренная фактически» (т.е. не установленная согласно проекту).

В то же время, исполнимость предписания является важным требованием к данному виду ненормативного акта и одним из элементов законности предписания, поскольку предписание исходит от государственного органа, обладающего властными полномочиями, носит обязательный характер и для его исполнения устанавливается определенный срок, за нарушение которого наступает административная ответственность.

Следовательно, предписание должностного лица, содержащее законные требования, должно быть реально исполнимо, то есть содержать конкретные указания, четкие формулировки относительно конкретных действий, которые необходимо совершить исполнителю для обеспечения прекращение и устранение выявленного нарушения. При этом содержащиеся в предписании формулировки должны исключать возможность двоякого толкования; изложение должно быть кратким, четким, ясным, последовательным, доступным для понимания всеми лицами.

Однако, ни из содержания пункта 14 оспариваемого предписания невозможно достоверно установить какое именно нарушение было выявлено административным органом и, соответствевнно, какие именно меры по его устранению должно предпринять общество (разработать, доработать, внести изменения в проект промышленной вентиляции либо фактически установить оборудования контроля работы вентиляции согласно существующему проекту). Не позволяет компенсировать данный недостаток и содержание акта проверки, поскольку указанный документ не содержит каких-либо иных сведений помимо отражённых в предписании, в том числе описание фактических обстоятельств нарушения не зафиксировано должностных лицом контрольного при составлении акта проверки. Указанные обстоятельства являются самостоятельным основанием для признания предписания незаконным.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что в рассматриваемой части предписание не соответствует действующему законодательству.

Часть 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

На основании изложенного суд приходит к выводу о признании недействительным предписания Енисейского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 28.11.2017 № 07/154 в части пунктов 2, 3, 8, 9, 12, 13, 14.

Одновременно с заявлением об оспаривании предписания №07/154 от 28.11.2017, общества обратилось с заявлением об оспаривании постановления №07/60Юл/154 от 28.12.2017 о привлечении к административной ответственности.

В силу части 3 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

Настоящее заявление рассматривается в порядке главы 25 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (статьи 207-211).

В силу части 2 статьи 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности может быть подано в арбитражный суд в течение десяти дней со дня получения копии оспариваемого решения, если иной срок не установлен федеральным законом. В случае пропуска указанного срока он может быть восстановлен судом по ходатайству заявителя.

Оспариваемое постановление вынесено 28.12.2017 в отсутствие надлежащим образом уведомленного лица, привлекаемого к административной ответственности. Обращаясь с рассматриваемым заявлением, акционерное общество указывает на то, что постановление о привлечении к административной ответственности получено заявителем по почте 15.01.2018. Доказательств получения копия оспариваемого постановления в иную, в том числе более раннюю дату, лицами, участвующими в деле не представлено, об их наличие не заявлено.

Рассматриваемое заявление поступило в арбитражный суд 01.02.2018 посредствам почтовой связи. На почту же заявление передано 25.01.2018, о чем свидетельствуют соответствующие штемпели Почты России на конверте. Таким образом, акционерным обществом соблюден установленный действующим законодательством десятидневный срок на обжалование постановления о привлечении к административной ответственности.

Частью 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение.

Согласно части 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В соответствии с частью 2 статьи 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее – Закон о промышленной безопасности) федеральный государственный надзор в области промышленной безопасности осуществляется федеральными органами исполнительной власти в области промышленной безопасности согласно их компетенции в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства РФ от 15.11.2012 N 1170 утверждено Положение о федеральном государственном надзоре в области промышленной безопасности. Реализация полномочий, предусмотренных Положением осуществляется Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору в пределах установленной Правительством Российской Федерации предельной численности работников ее центрального аппарата и территориальных органов, а также бюджетных ассигнований, предусмотренных Службе в федеральном бюджете на руководство и управление в сфере установленных функций.

В силу части 1 статьи 28.3 КоАП протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Кодексом, составляются должностными лицами органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 настоящего Кодекса, в пределах компетенции соответствующего органа.

Согласно части 1 статьи 23.31 КоАП федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий федеральный государственный надзор в области промышленной безопасности, рассматривает дела об административных правонарушениях, предусмотренных, в том числе частью 1 статьи 9.1 КоАП.

Частью 2 статьи 23.31 КоАП установлено, что рассматривать дела об административных правонарушениях от имени органов, указанных в части 1 настоящей статьи, вправе, в частности, государственные инспектора территориальных органов федерального органа исполнительной власти, осуществляющего федеральный государственный надзор в области промышленной безопасности.

В соответствии с Положением о Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июля 2004 года N 401, Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору является уполномоченным органом в области промышленной безопасности (органом федерального государственного надзора в области промышленной безопасности), осуществляющего свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы (пункты 1, 4 Положения).

Пунктом 5.5 Положения о Енисейском управлении Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, утвержденного приказом Ростехнадзора от 28.06.2016 N 249, управление вправе рассматривать в случаях и порядке, установленных законодательством Российской Федерации, дела об административных правонарушениях в пределах установленной компетенции Ростехнадзора.

Судом проверено наличие соответствующих полномочий должностных лиц административного органа на составление протокола об административном правонарушении и принятие оспариваемого постановления о назначении административного наказания.

В соответствии с частью 1 статьи 28.3, статьей 23.31 КоАП РФ, Положением о Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 №401, пунктом 1 Положения о Енисейском управлении Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, утвержденного приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 28.06.2016 N 249, Перечнем должностных лиц Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору и ее территориальных органов, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, утвержденным приказом Ростехнадзора 27.10.2017 N 454, протокол об административном правонарушении составлен, оспариваемое постановление вынесено уполномоченными должностными лицами.

Оценивая соблюдение административным органом процедуры составления протокола об административном правонарушении, судом установлено, протокол об административном правонарушении №07/60Юл/154 составлен в присутствии представителя акционерного общества Дьякова С.Ю (на основании доверенности от 04.04.2017), о чем в протоколе имеется соответствующая отметка.

Процедура привлечения заявителя к административной ответственности, в том числе требования, установленные статьями 28.2, 29.7 КоАП РФ, административным органом соблюдены, права заявителя, установленные статьей 25.2 КоАП РФ, и иные права, предусмотренные настоящим Кодексом, обеспечены.

Акционерным обществом доводов относительно нарушения процедуры привлечения к административной ответственности не заявлено.

Оспариваемым постановлением заявитель привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 9.1 КоАП РФ как лицо, нарушившее требования промышленной безопасности.

В соответствии с частью 1 статьи 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов.

Данная статья содержит формальные составы правонарушений, целю которой является обеспечение промышленной безопасности, как необходимого условия защиты жизни, здоровья и законных интересов людей, окружающей среды и хозяйственных объектов.

Объективная сторона правонарушения состоит в нарушении норм и правил промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов как путем активных действий, так и в форме бездействия.

Как следует из позиции заявителя, постановление о привлечении к административной ответственности оспаривается им в части пунктов 1,2,3,7,9.

Данные пункты постановления корреспондируют по своему содержанию следующим пунктам ранее описанного предписания:

Описание и характер выявленного нарушения

Нормативно правовой акт, нормативный технический документ, требования которого нарушено и (или) не соблюдено

Соответствующий пункт оспариваемого постановления о привлечении к административной ответственности

1

Не проведено комплексное обследование фактического состояния ХОПО с разработкой комплекса компенсационных мер по дальнейшей безопасности эксплуатации ХОПО в целях приведения объекта в соответствие и требованиями НФП №559

Пункт 1 статьи 9 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее – Закон о промышленной безопасности).

Пункт 5 Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила безопасности химически опасных производственных объектов», утв. Приказом Ростехнадзора от 21.11.2013 N 559 (далее – ФНП №559)

пункт 1

2

В План мероприятий по обеспечению промышленной безопасности на ОПО АО «Лесосибирский ЛДК №1» на 2017 год, утв. техническим директором от 28.12.2016, не включено проведение комплексных и целевых проверок

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункт 11в Правил организации и осуществлении производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте, утв. Постановлением Правительства РФ от 10.03.1999 N 263

пункт 2

3

Член аттестационной комиссии АО «Лесосибирский ЛДК №1» Пильчук Дмитрий Симонович – начальник отдела ОТ и ПБ АО «Лесосибирский ЛДК №1» не аттестован по вопросам промышленной безопасности в территориальной аттестационной комиссии по областям А 1, Б 1.1, Б 1.17

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункты 3,4,10,20 Положения об организации работы по подготовке и аттестации специалистов организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утв. Приказом Ростехнадзора от 29.01.2007 N 37

Области аттестации (проверки знаний) руководителей и специалистов организаций, поднадзорных Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утв. Приказом Ростехнадзора от 06.04.2012 N 233

пункт 3

8

Производственный персонал не прошел проверку знаний по проведению газоопасных работ

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункт 27 ФНП №559

пункт 7

14

Не предусмотрена сигнализация о неисправной работе вентиляционной системы

Пункт 1 статьи 9 Закона о промышленной безопасности

Пункт 345 ФНП №559

Пункт 9

Так как ранее в настоящем решении установлено, что пункты 2, 3, 8, 9, 12, 13, 14 оспариваемого предписания незаконны, то соответствующие им пункты 2,3,7,9 также незаконны.

В отношении пункта 1 оспариваемого постановления, суд пришел к выводу, что в данной части предписание законно, права и законных интересов общества не нарушают.

Данный пункт соответствую пункту 1 оспариваемого постановления о привлечении к административной ответственности.

Ранее установлено, что нарушения пункта 1 заключается в нарушении требований промышленной безопасности, а именно пункта 1 статьи 9 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», пункта 5 Федеральных норм и правил в области промышленной безопасности «Правила безопасности химически опасных производственных объектов», утв. Приказом Ростехнадзора от 21.11.2013 N 559.

Таким образом, отраженное в пункте 1 постановления о привлечении к административной ответственности нарушение образует состав вмененного административного правонарушения.

Вместе с тем, необоснованное вменение нарушений, перечисленных в пунктах 2, 3, 8, 9, 12, 13, 14 оспариваемого постановление, не привело к неверному выводу о наличии объективной стороны правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 9.1 КоАП РФ.

Статья 1.5 КоАП РФ устанавливает презумпцию невиновности лица, пока его вина в совершении конкретного административного правонарушения не будет доказана в порядке, предусмотренном данным Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

По смыслу частей 2, 3 статьи 2.1 КоАП РФ, с учетом предусмотренных статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации характеристик предпринимательской деятельности (осуществляется на свой риск), отсутствие вины юридического лица (индивидуального предпринимателя), при наличии в его действиях признаков объективной стороны правонарушения, предполагает объективную невозможность соблюдения установленных правил, необходимость принятия мер, по причинам, не зависящим от юридического лица (индивидуального предпринимателя).

В соответствии с разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 16 Постановления от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях", в силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо привлекается к ответственности за совершение административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Рассматривая дело об административном правонарушении, арбитражный суд в судебном акте не вправе указывать на наличие или отсутствие вины должностного лица или работника в совершенном правонарушении, поскольку установление виновности названных лиц не относится к компетенции арбитражного суда.

Согласно пункту 16.1 названного Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации при рассмотрении дел об административных правонарушениях арбитражным судам следует учитывать, что понятие вины юридических лиц раскрывается в части 2 статьи 2.1 КоАП РФ. При этом в отличие от физических лиц в отношении юридических лиц КоАП РФ формы вины (статья 2.2 КоАП РФ) не выделяет. Следовательно, и в тех случаях, когда в соответствующих статьях особенной части КоАП РФ возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ).

Таким образом, отсутствие вины юридического лица предполагает объективную невозможность соблюдения установленных правил, необходимость принятия мер, от юридического лица не зависящих.

В материалы дела не представлено доказательств подтверждающих объективную невозможность соблюдения акционерным обществом установленных законодательством требований. Таким образом, арбитражный суд приходит к выводу о наличие вины в действия юридического лица.

Статьей 2.9, пунктом 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ предусмотрено право суда освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием при малозначительности совершенного административного правонарушения.

Согласно пункту 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Пунктом 18.1 названного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации установлено, что квалификация правонарушения как малозначительного может иметь место только в исключительных случаях и производится с учетом положений пункта 18 настоящего Постановления применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния.

Обществом не представлено доказательств, подтверждающих наличие исключительных обстоятельств, свидетельствующих о малозначительности совершенного правонарушения. При этом, соблюдение требований промышленной безопасности и лицензионных требований необходимо для предотвращения ущерба правам, законным интересам, жизни или здоровью граждан, окружающей среде, возможность нанесения которого связана с осуществлением деятельности такой деятельности. Соответственно, нарушение требований законодательства о промышленной безопасности, свидетельствует о необеспечении надлежащего контроля за безопасностью в рассматриваемой области и создании потенциальной угрозы причинения вреда указанным охраняемым законом права и интересам, что исключает вывод о малозначительности совершенного правонарушения.

Существенная угроза вменяемого административного правонарушения заключается в пренебрежительном отношении заявителя как участника хозяйственных отношений к возложенным на него публичным обязанностям, выполнение которых направлено на обеспечение промышленной безопасности на проверяемом заявителем объекте, что в свою очередь направлено на защиту жизни и здоровья и (или) имущества владельца объекта промышленной опасности, его сотрудников, окружающей среды и третьих лиц, которые могут попасть в зону воздействия в случае аварийной ситуации на объекте.

Таким образом, судом не установлены исключительные обстоятельства, свидетельствующие о наличии предусмотренных статьей 2.9 КоАП РФ признаков малозначительности административного правонарушения.

Санкция части 1 статьи 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматриваем административный штраф для юридических лиц в размере от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

В оспариваемом постановлении административный орган применил наказание в минимальном размере, предусмотренном статьей - 200 000 рублей.

В материалы дела заявителем представлены документы, подтверждающие финансовое положение акционерного общества. Исходя из анализа представленных в материалы дела документов, арбитражный суд пришел к выводу о наличии оснований для снижения определенного административным органом в оспариваемом постановлении размера административного штрафа, на основании следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 4.1 КоАП РФ административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с настоящим Кодексом.

При назначении административного наказания юридическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (часть 3 статьи 4.1 КоАП РФ).

В силу пункта 3.2 части 3 статьи 4.1 КоАП РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дела об административных правонарушениях либо жалобы, протесты на постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, могут назначить наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи раздела II настоящего Кодекса, в случае, если минимальный размер административного штрафа для юридических лиц составляет не менее ста тысяч рублей.

При назначении административного наказания в соответствии с частью 3.2 настоящей статьи размер административного штрафа не может составлять менее половины минимального размера административного штрафа, предусмотренного для юридических лиц соответствующей статьей или частью статьи раздела II настоящего Кодекса (пункт 3.3 части 3 статьи 4.1 КоАП РФ).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 25.02.2014 N 4-П, федеральный законодатель должен стремиться к тому, чтобы устанавливаемые им размеры административных штрафов в совокупности с правилами их наложения позволяли в каждом конкретном случае привлечения юридического лица к административной ответственности обеспечивать адекватность применяемого административного принуждения всем обстоятельствам, имеющим существенное значение для индивидуализации ответственности и наказания за совершенное административное правонарушение. Вводя для юридических лиц административные штрафы, минимальные размеры которых составляют значительную сумму, федеральный законодатель, следуя конституционным требованиям индивидуализации административной ответственности и административного наказания, соразмерности возможных ограничений конституционных прав и свобод, обязан заботиться о том, чтобы их применение не влекло за собой избыточного использования административного принуждения, было сопоставимо с характером административного правонарушения, степенью вины нарушителя, наступившими последствиями и одновременно позволяло бы надлежащим образом учитывать реальное имущественное и финансовое положение привлекаемого к административной ответственности юридического лица. Между тем в условиях, когда нижняя граница административных штрафов для юридических лиц за совершение административных правонарушений составляет как минимум сто тысяч рублей обеспечение индивидуального, учитывающего характер административного правонарушения, обстановку его совершения и наступившие последствия, степень вины, а также имущественное и финансовое положение нарушителя - подхода к наложению административного штрафа становится крайне затруднительным, а в некоторых случаях и просто невозможным.

Конституционный Суд Российской Федерации придерживается позиции о том, что публично-правовая ответственность дифференцируется в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения. При этом дифференциация такой ответственности предопределяется конституционными принципами соразмерности и справедливости, которые в равной мере относятся как к физическим, так и к юридическим лицам. Применение же в отношении юридического лица административного штрафа, без учета указанных принципов не исключает превращения такого штрафа из меры воздействия, направленной на предупреждение административных правонарушений, в инструмент подавления экономической самостоятельности и инициативы, чрезмерного ограничения свободы предпринимательства и права собственности, что противоречит общеправовому принципу справедливости.

Акционерное общество в материалы дела представило следующие документы, подтверждающие финансовое положение лица в том числе: копию отчета о финансовых результатов за январь-декабрь 2017 года, бухгалтерский баланс на 31.12.2017, справку ПАО «Сбербанк России» о наличия у акционерного общества ссудной задолженности по трем договорам, договоры жертвования от 23.06.2017, от 19.10.2017, от 21.12.2017, акт сверки взаимных расчетов с контрагентом.

На основании изложенного, руководствуясь названным Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации и приведенными положениями КоАП РФ, принимая во внимание характер осуществляемой акционерным обществом деятельности, суд полагает возможным изменить оспариваемое постановление в части назначения наказания и уменьшить размер административного штрафа, установив его в размере 100 000 рублей.

В соответствии с частью 1 статьи 3.1 КоАП РФ административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

Применение мер административной ответственности преследует цели предупреждения совершения новых правонарушений как самими правонарушителями (частная превенция), так и другими лицами (общая превенция), а также стимулирования правомерного поведения хозяйствующих субъектов и иных лиц.

Назначение наказания в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей позволяет достичь предупредительные цели административного производства, установленные пунктом 1 статьи 3.1 КоАП РФ, и обеспечить соответствующую защиту охраняемым законом государственным и общественным интересам.

В соответствии с положениями части 2 статьи 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что оспариваемое решение или порядок его принятия не соответствует закону, либо отсутствуют основания для привлечения к административной ответственности или применения конкретной меры ответственности, либо оспариваемое решение принято органом или должностным лицом с превышением их полномочий, суд принимает решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения полностью или в части либо об изменении решения.

На основании изложенного, учитывая наличие в действиях акционерного общества состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена положениями части 1 статьи 9.1 КоАП РФ, но принимая во внимание финансовое положения лица, привлекаемого к административной ответственности, суд приходит к выводу о необходимости изменения постановления Енисейского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 28.12.2017 № 07/60юл/154 в части размера назначенного административного штрафа.

Настоящее решение выполнено в форме электронного документа, подписано усиленной квалифицированной электронной подписью судьи и считается направленным лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте суда в сети «Интернет» в режиме ограниченного доступа (код доступа - ).

По ходатайству лиц, участвующих в деле, копии решения на бумажном носителе могут быть направлены им в пятидневный срок со дня поступления соответствующего ходатайства заказным письмом с уведомлением о вручении или вручены им под расписку.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 174, 176, 201, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Красноярского края

РЕШИЛ:

заявление удовлетворить частично.

Признать недействительными предписание Енисейского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (от 28.11.2017 № 07/154 в части пунктов 2, 3, 8, 9, 12, 13, 14.

Изменить постановление Енисейского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 28.11.2017 № 07/60Юл/154 в части размера административного штрафа, считать назначенным акционерному обществу "Лесосибирский ЛДК № 1" (ИНН 2454003302, ОГРН 1022401504949) административное наказание в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей.

В остальной части требований отказать.

Разъяснить лицам, участвующим в деле, что настоящее решение подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано в течение месяца после его принятия путём подачи апелляционной жалобы в Третий арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Красноярского края.

Судья

О.Г. Федорина