НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Кемеровской области от 28.09.2012 № А27-12400/12

АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Красная ул., д.8, Кемерово, 650000;

информационно-справочная служба (3842) 58-43-26; факс (3842) 58-37-05

www.kemerovo.arbitr.ru; info@kemerovo.arbitr.ru

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

город Кемерово Дело № А27-12400/2012

«05» октября 2012 года

Оглашена резолютивная часть решения «28» сентября 2012 года

Решение изготовлено в полном объеме «05» октября 2012 года

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Потапова А.Л., при ведении протокола судебного заседания и аудио протоколирования секретарем судебного заседания Кремневой О.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению открытого акционерного общества «Холдинговая компания «СДС-Уголь» (ОГРН 1064205095360; г.Кемерово)

к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области

о признании недействительным решение № 29 от 28.03.2012 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части

при участии в судебном заседании представителей сторон:

от заявителя: Анзелевич П.Б. (доверенность от 20.03.2012, паспорт);

от налогового органа: Синкина Е.В. (доверенность от 15.06.2012 №03-12/17, служебное удостоверение), Маркарова Д.Ю. (доверенность от 31.01.2012 №03-12/74, служебное удостоверение),

у с т а н о в и л :

открытое акционерное общество «Холдинговая компания «СДС-Уголь» (далее по тексту - заявитель; общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения № 29 от 28.03.2012 года «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области (далее по тексту – налоговый орган) в части доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 2 181 949 руб., пени по данному налогу в сумме 241 750,39 руб., штраф по данному налогу в сумме 422 507,20 руб.; налог на добавленную стоимость в сумме 5 727 118 руб., пени по данному налогу в сумме 69 994,19 руб., штраф по данному налогу в сумме 1 145 423,60 руб.; пени по налогу на прибыль организаций с доходов, выплаченных иностранной организации в сумме 3 564 858,30 руб.; штраф за неправомерное не перечисление сумм налога на прибыль с доходов, выплаченных иностранной организации, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом в сумме 2 625 269,60 руб. (ст.123 Налогового кодекса Российской Федерации); единый социальный налог в сумме 46 793 руб., пени по данному налогу в сумме 23 848,54 руб., штраф по данному налогу в сумме 5 399 руб.; а также в части предложения удержать налог на прибыль с доходов, выплаченных иностранной организации в размере 13 126 348 руб. непосредственно из доходов иностранной организации при очередной выплате дохода.

В ходе судебного разбирательства заявитель отказался от оснований и предмета своих требований в части оспаривания п.1.7 решения налогового органа. Также заявитель уточнил в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации свои требования. Согласно принятых судом к рассмотрению уточнений заявителя им оспаривается решение № 29 от 28.03.2012 года «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части:

- доначисления и предложения уплатить налог на прибыль в сумме 2 181 949 руб., пени по данному налогу в сумме 241 750,39 руб., штраф по данному налогу в сумме 422 507,20 руб.;

- налог на добавленную стоимость в сумме 5 727 118 руб., пени по данному налогу в сумме 69 994,19 руб., штраф по данному налогу в сумме 1 145 423,60 руб.;

- пени по налогу на прибыль организаций с доходов, выплаченных иностранной организации, начисленные по эпизоду п.1.6 решения Инспекции на сумму налога в размере 12 906 622 руб.;

- штраф за неправомерное не перечисление сумм налога на прибыль с доходов, выплаченных иностранной организации, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом в сумме 2 581 324,40 руб. (ст.123 Налогового кодекса Российской Федерации);

- единый социальный налог в сумме 46 793 руб., пени по данному налогу в сумме 23 848,54 руб., штраф по данному налогу в сумме 5 399 руб.;

- а также в части предложения удержать налог на прибыль с доходов, выплаченных иностранной организации в размере 12 906 622 руб. непосредственно из доходов иностранной организации при очередной выплате дохода.

В суде представитель заявителя требования поддержал, изложил доводы в обоснование, представил письменные пояснения по заявленной позиции и дополнительные документы.

Представители налогового органа требования заявителя не признали, изложили доводы в обоснование заявленных возражений.

Суд, исследовав обстоятельства и материалы дела, заслушав доводы сторон, установил следующее.

В отношении общества проведена выездная налоговая проверка, по итогам которой составлен акт и принято решение №29 от 28.03.2012 г. «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

Данное решение обществом обжаловано в вышестоящий налоговый орган. Решением УФНС России по Кемеровской области №288 от 25.05.2012 г. жалоба общества оставлена была без удовлетворения, решение нижестоящего налогового было утверждено.

В последующем общество обратилось в арбитражный суд с заявлением, согласно которого им оспаривается решение №29 от 28.03.2012 г., принятое межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области.

Оспаривая решение налогового органа в части, заявитель не согласен с выводами о неправомерности и документальной неподтвержденности понесенных расходов по компенсации иностранному банку его расходов, обязанность которой предусмотрена кредитным договором с банком, не согласен с перерасчетом процентов по кредитному договору с иностранным банком исходя из количества дней в году 365, а не 360, как установлено нормами кредитного договора, считает неправильными выводами об отсутствии правовых оснований учета в составе внереализационного расхода суммы процентов по принятому на себя в порядке перевода долга от другой организации заемных обязательств, а также не согласен с наличием дохода иностранной компании при новации заемного обязательства на выдачу простых векселей. Кроме того общество не согласно с выводами инспекции о неправомерности получения налогового вычета по НДС по счетам-фактурам выставленных за оказанные услуги поручительства перед банком в целях получения банковского кредита, вычетов по НДС за услуги по проведению аудита и подготовке отчетности по правилам МСФО, необходимости обществом ведения в рассматриваемом периоде раздельного учета по НДС по операциям, которые подпадают, и операциям, которые не подпадают под налогообложение НДС. Решение инспекции оспорено также в части начисления обществу ЕСН, поскольку заявитель считает такое начисление не имеет правовых оснований. Заявитель также оспаривает решение в части начисленных пени по указанным видам налогов, привлечение его к налоговой ответственности по п.1 ст.122 НК РФ, по ст. 123 НК РФ, а также в части предложения удержать из дохода иностранной организации налог от дохода, полученного на территории Российской Федерации.

Налоговый орган не согласен с заявленными требованиями полностью, полагает, что доводы заявителя необоснованны и основаны на неверном толковании норм налогового законодательства. Указанные доводы являлись предметом возражения общества на акт проверки, а также предметом его апелляционной жалобы на решение инспекции. В решении, а также в решении вышестоящего налогового органа таким доводам была дана оценка. Кроме того, налоговый орган считает такие доводы необоснованными по изложенным в отзыве и дополнении на него основаниям.

Позиция сторон в рамках рассматриваемого дела изложена в заявлении, дополнении к нему, а также отзыве и дополнениях к отзыву налогового органа, а также более подробно ниже изложена по каждому оспариваемому заявителем эпизоду.

Суд, изучив материалы дела и позиции сторон, исследовав и оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами в материалы дела доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании, с учетом оценки их относимости и допустимости, а также достоверности доказательства в отдельности и их достаточности, находит заявленные требования подлежащими частичному удовлетворению на основании нижеследующего.

1. Заявитель оспаривает п.1.1. решения инспекции, согласно которого инспекцией было установлено необоснованное отражение в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль 2009 года документально неподтвержденных расходов на юридические услуги в сумме 8 506 945 руб., в том числе относящиеся к другому налоговому периоду.

Указанным положением решения налоговым органом было установлены фактические обстоятельства, которые, по его мнению, повлекли неполную уплату налога на прибыль за 2009 г. в сумме 1 701 389 руб. Налоговый орган полагает, что учет таких расходов не соответствует положениям п.1 ст. 252 НК РФ, ст. 313, п.1 ст. 247, п.49 ст.270, п.1 ст. 272, п.1 ст. 54, п.1 ст. 81 НК РФ.

Как следует из материалов дела, обществом 14.07.2008 г. был заключен договор структурированного предэкспортного кредита с BNPPARIBAS (SUISSE) S.A. (далее по тексту – Банк БНП Париба), согласно которого Банком БНП Париба был предоставлен заемщикам (ОАО Холдинговая компания «СДС Уголь», ЗАО «Салек», ООО «Шахат Киселевская», ОАО «Шахта Южная», ОАО «Разрез Киселевский») кредит в размере, указанном в договоре структурированного предэкспортного кредита (договор представлен в материалы дела).

ОАО Холдинговая компания «СДС Уголь» (Общество) получило в рамках указанного договора сумму кредита. Спора в вышеуказанных фактических обстоятельствах не имеется.

Согласно п.14.1 договора предэкспортного кредита общество приняло на себя обязательство незамедлительно по требованию выплатить сумму всех затрат и расходов (в том числе расходы на оплату юридических услуг) обоснованно понесенных БНП Париба в связи с подготовкой, ведением, печатью, подписанием и синдицированием такого договора, других документов указанных в нем, а также любых иных финансовых документов подписываемых после даты заключения договора.

Принятие обязательства в рамках договора предэкспортного кредита именно ОАО Холдинговой компанией «СДС Уголь» прямо следует из п.14.1, п.1.1 данного договора.

Обществом произведена выплата в адрес Банка БНП Париба суммы 264 293, 63 долларов США, что эквивалентно 8 506 945 руб. по выставленным Банком инвойсам. В качестве назначения платежа обществом было указано – «оплата юридических услуг по договору структурированного предэкспортного кредита от 14.07.2008 (пункт 14.1). Указанная сумма обществом принята к уменьшению налоговой базы по налогу на прибыль.

Согласно материалам дела обществом фактически понесены указанные расходы в следующем порядке: по инвойсу №1104033 от 24.11.2008 г. оплата совершена в размере 100 000 долл. США 24.12.2008 г. (2 833 590 руб.); по инвойсу №1109425 от 20.02.2009 г. оплата совершена в размере 164 293,63 долл. США 18.03.2009 г. (5673355 руб.). При этом указанные инвойсы были выставлены организацией, оказавшей услуги Банку БНП Париба – фирма «Baker & McKenzie», сам банк обществу инвойсы не выставлял, а общество произвело оплату по указанным инвойсам, переправленным ему Банком БНП Париба. Тем не менее, между Банком БНП Париба и обществом спора в части произведенной оплаты и что она была произведена по п.14.1 не имеется. В частности обществом представлено суду письмо Банка БНП Париба от 09.08.2012, подтверждающего оплату обществом указанных сумм в рамках п.14.1 договора. Обратного налоговым органом не доказано.

Согласно ст.272 НК РФ расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 - 320 настоящего Кодекса.

Расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок. В случае, если сделка не содержит таких условий и связь между доходами и расходами не может быть определена четко или определяется косвенным путем, расходы распределяются налогоплательщиком самостоятельно.

Датой осуществления внереализационных и прочих расходов признается, если иное не установлено статьями 261, 262, 266 и 267 настоящего Кодекса дата расчетов в соответствии с условиями заключенных договоров или дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведения расчетов, либо последнее число отчетного (налогового) периода - для расходов.

Пп. 3 п.7 ст. 272 НК РФ предоставляется налогоплательщику право выбора учета внереализационных расходов с учетом условий сделки, в части по дате предъявления ему документов, служащих основанием для произведенных расчетов. Как указывалось ранее п.14.1 договора общества предусматривает условие обоснованности производимой компенсации банку оказанных ему юридических услуг. Обстоятельства предоставления Банком обществу отчета фирмы «Baker & McKenzie» в 2009 г. инспекцией не оспаривается. Указанный отчет содержит положения о проделанной работе по подготовке договора предэкспортного кредита.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу об отсутствии нарушений обществом положений налогового законодательства при принятии рассматриваемых расходов к учету в 2009 г., в связи с чем позиция налогового органа в рассматриваемой части судом признана не состоятельной и не подтвержденной материалами дела.

Требования общества в рассматриваемой части подлежат удовлетворению судом.

2. Согласно п.1.3. решения налоговым органом сделан вывод, что обществом неправомерно включены в расходы по налогу на прибыль проценты, начисленные по долговым обязательствам в сумме 2 037 272 руб. что составило неполную уплату налога на прибыль - 407 455 руб. Инспекция полагает, что обществом указанная сумма учтена с нарушениями ст. 269, п.8 ст. 270, п.1 ст. 265, п.1 ст. 272 НК РФ.

Как следует из материалов дела, обществом при исчислении налога на прибыль учтены начисленные проценты по договору структурированного предэкспортного кредита с Банком БНП Париба. Согласно условий данного договора расчет процентов за пользование кредитом производится на каждую предоставленную сумму с первого дня (включительно) в последний день каждого процентного периода. Сторонами договора была зафиксирована процентная ставка.

В ходе проверки было установлено, что проценты по кредиту, которые обществом приняты в учет при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль, исчислены по установленной договором процентной ставке за фактический период пользования кредитом исходя из 360 дней в году. Налоговый орган полагает, что при исчислении процентов надлежало применять 365 дней в году. При расчете процентов по ставке исходя из 360 дней в году общество приняло в составе внереализационных расходов завышенную сумму процентов по кредиту. Инспекцией в целях налогообложения произведен перерасчет выплаченных процентов исходя из процентной ставки, периода пользования кредитом и 365 дней в году, не 360 дней, как это было сделано обществом.

Оспаривая решение в данной части, общество ссылается на положения п.29.3 договора предэкспортного кредита, которым было установлено условие начисления процентов исходя из 360 дней в году, если соответствующим межбанковским рынком принята иная практика, то проценты рассчитываются в соответствии с этой практикой.

Общество указывает, что порядок определения процентов по договору был установлен сторонами в договоре, проценты за пользование кредитом исчислялись согласно условий договора, предусматривающего при исчислении 360 дней в году, иная практика на межбанковском рынке установлена не была. Проценты фактически были выплачены и общество вправе было принять их в таком размере к учету в качестве внереализацонных расходов. Порядок расчетов процентов исходя из фактического числа прошедших дней в году принимаемых в количестве 360 установлено сторонами в договоре и такой порядок был подтвержден банком БНП Париба (т.3 л.д 32).

Надлежит отметить, что согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно пп.2 п.1 ст. 265 НК РФ к внереализационным расходам относятся расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным (эмитированным) налогоплательщиком с учетом особенностей, предусмотренных статьей 269 настоящего Кодекса (для банков особенности определения расходов в виде процентов определяются в соответствии со статьями 269 и 291 настоящего Кодекса), а также процентов, уплачиваемых в связи с реструктуризацией задолженности по налогам и сборам в соответствии с порядком, установленным Правительством Российской Федерации.

При этом расходом признаются проценты по долговым обязательствам любого вида вне зависимости от характера предоставленного кредита или займа (текущего и (или) инвестиционного). Расходом признается только сумма процентов, начисленных за фактическое время пользования заемными средствами (фактическое время нахождения указанных ценных бумаг у третьих лиц) и первоначальной доходности, установленной эмитентом (заимодавцем) в условиях эмиссии (выпуска, договора), но не выше фактической.

Согласно ст. 269 НК РФ в целях настоящей главы под долговыми обязательствами понимаются кредиты, товарные и коммерческие кредиты, займы, банковские вклады, банковские счета или иные заимствования независимо от формы их оформления.

При этом расходом признаются проценты, начисленные по долговому обязательству любого вида при условии, что размер начисленных налогоплательщиком по долговому обязательству процентов существенно не отклоняется от среднего уровня процентов, взимаемых по долговым обязательствам, выданным в том же квартале (месяце - для налогоплательщиков, перешедших на исчисление ежемесячных авансовых платежей исходя из фактически полученной прибыли) на сопоставимых условиях. Под долговыми обязательствами, выданными на сопоставимых условиях, понимаются долговые обязательства, выданные в той же валюте на те же сроки в сопоставимых объемах, под аналогичные обеспечения. При определении среднего уровня процентов по межбанковским кредитам принимается во внимание информация только о межбанковских кредитах. Данное положение применяется также к процентам в виде дисконта, который образуется у векселедателя как разница между ценой обратной покупки (погашения) и ценой продажи векселя.

При этом существенным отклонением размера начисленных процентов по долговому обязательству считается отклонение более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от среднего уровня процентов, начисленных по аналогичным долговым обязательствам, выданным в том же квартале на сопоставимых условиях.

При отсутствии долговых обязательств, выданных в том же квартале на сопоставимых условиях, а также по выбору налогоплательщика предельная величина процентов, признаваемых расходом (включая проценты и суммовые разницы по обязательствам, выраженным в условных денежных единицах по установленному соглашением сторон курсу условных денежных единиц), принимается равной ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, увеличенной в 1,1 раза, - при оформлении долгового обязательства в рублях и равной 15 процентам - по долговым обязательствам в иностранной валюте, если иное не предусмотрено пунктом 1.1 настоящей статьи.

С учетом вышеприведенных положений отнесение во внереализационные расходы затрат в виде процентов, начисленных по долговым обязательствам любого вида, зависит от соблюдения налогоплательщиком следующих условий: обоснованности совершения таких затрат, их документального подтверждения и осуществления для ведения деятельности, направленной на получение дохода с учетом соблюдения исключений, предусмотренных ст. 269 НК РФ.

Как следует из материалов дела, инспекцией фактически не установлены отклонения исчисленных процентов. Производя перерасчет процентов, инспекция приняла к учету 365 дней в году, проигнорировав положения п.29.3 договора общества с Банком БНП Париба, исходя из того, что этим же условием стороны указали на исключения в случае иной практики межбанковского рынка. По мнению налогового органа, поскольку общество является российской компанией, то на межбанковском рынке России при расчете процентов применяется годовая база 365 дней. Следовательно для учета процентов в качестве внереализаионных расходов расчет должен производится в суммах при учете такого показателя.

Суд признает такую позицию ошибочной и не правомерной, поскольку в соответствии с разъяснениями Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 N 13/14, при расчете подлежащих уплате годовых процентов по ставке рефинансирования Центрального банка Российской Федерации число дней в году (месяце) принимается равным соответственно 360 и 30 дням, если иное не установлено соглашением сторон, обязательными для сторон правилами, а также обычаями делового оборота.

Учитывая предусмотренный сторонами порядок расчета процентов за пользование кредитом, отсутствия нарушения в исчислении таких процентов, отсутствия фактов отклонения начисленных процентов по долговому обязательству более чем на 20 процентов по аналогичным долговым обязательствам, а также учитывая, что в рассматриваемом случае порядок расчета процентов по определенным параметрам соответствует, в том числе российской практике, суд признает неправомерным и необоснованным перерасчет инспекцией процентов по кредитному обязательству общества и установление таким образом неполной уплаты по налогу на прибыль.

Доводы инспекции со ссылками на письма Минфина судом не приняты, так как данный документ не является нормативным актом, являющимся обязательным для исполнения налогоплательщиком, и противоречит названным выше положениям закона.

Требования общества в данной части подлежат удовлетворению судом.

3. Обществом оспорен пункт 1.4 решения инспекции. Согласно п.1.4 решения налоговым органом установлено необоснованное отнесение обществом процентов, начисленных по долговым обязательствам в сумме 365 524 руб. при отсутствии фактического пользования заемными средствами, что повлекло неполную уплату налога на прибыль организаций за 2010 год.

В ходе проверки инспекцией было установлено, что ЗАО ХК «СДС» по договору займа №16 от 24.02.2005 г. был предоставлен заем ООО «Итатуголь» на сумму 1,5 млн. руб. на срок до 31.12.2005 г. под 13% годовых с уплатой процентов ежемесячно (т.3 л.д. 76). В последующем сторонами было заключено ряд соглашений, согласно которых сумма займа составила 15 млн. руб., процентная ставка по договору 3%, срок возврата – 31.12.2012 г.

01.03.2010 г. обществом, ЗАО ХК «СДС» и ООО Итатуголь было подписано трехстороннее соглашение (Договор №1-И от 01.03.2010), согласно которого с согласия ОАО ХК «СДС» ООО «Итатуголь» перевел свой долг в сумме 17 110 526,29 руб. на ОАО ХК «СДС-Уголь». Указанная сумма 17 110 526,29 руб. на 01.03.2010 г. составляла сумму накопленного ООО Итатуголь займа – 14 533 352,20 руб., и сумму начисленных и невыплаченных процентов – 2 577 174, 09 руб. (т.3 л.д. 83).

Согласно договора №1-И от 01.03.2010 г. был осуществлен перевод долга суммы займа и процентов по нему от ООО Итатуголь к ОАО ХК СДС-Уголь, который должен быть погашен в адрес ЗАО ХК «СДС». За такой перевод долга ООО Итатуголь обязалось выплатить ОАО ХК СДС-Уголь сумму 17 110 526,29 руб. любым способом, не запрещенным действующим законодательством (п.3.1 договора №1-И от 01.03.2010).

Инспекцией установлено, что по состоянию на 31.12.2010 г. ООО Итатуголь обществу не оплатило 17 110 526,29 руб. по договору №1-И от 01.03.2010 г. Дебиторская задолженность ООО Итатуголь числиться у общества.

Приняв на себя долг по договору №1-И от 01.03.2010 г. общество за период с 01.03.2010 по 31.12.2010 г. учло в составе расходов по налогу на прибыль проценты, начисленные по принятому на себя обязательству (по договору займа №16 от 24.02.2005 г.).

Между сторонами не имеется спора в вышеуказанных фактических обстоятельствах. Налоговый орган по итогам проверки пришел к выводу о необоснованном учете в составе внереализационных расходов процентов по переведенному на него долговому обязательству при отсутствии факта получения им и использования заемными средствами. Такая позиция налогового органа им основана на положениях п.2 ст. 265 НК РФ, согласно которых выплата процентов по займам отнесена к составу внереализационных расходов, но к расходу может быть отнесена только сумма процентов, начисленных за фактическое время пользование заемными средствами. Вместе с тем налоговым органом было установлено, что первоначально сумму займа получало иное юридическое лицо и долговые обязательства были переведены на общество с согласия кредитора. При этом общество не получило возмещение (расчет) от предыдущего должника за перевод на него долговых обязательств. По аналитическому учету общества числиться дебиторская задолженность предыдущего должника (ООО Итатуголь) перед обществом в сумме 17 110 526,29 руб. В то же время, не получив возмещения (расчет) по договору о переводе долга, общество в указанный период исчислило по принятым обязательствам проценты и их отнесло к внереализационным расходам, что, по мнению налогового органа, не соответствует положениям п.1 ст. 252, п.2 ст. 265 НК РФ.

Общество, оспаривая решение инспекции в данной части, ссылаясь на те же фактические обстоятельства, а также на те же нормы права, считает, что им был принят долг в результате перемены лиц в обязательстве, а такие правоотношения урегулированы главой 24 Гражданского кодекса РФ. Как следствие, общество не допустило нарушений норм налогового законодательства и правомерно учло в составе своих внереализационных расходов суммы исчисленных процентов по принятому обязательству.

Таким образом, между сторонами имеется спор в правомерности учета обществом в составе внереализацонных расходов исчисленных обществом в период с 01.03.2010 по 31.12.2010 г. процентов, которые последним исчислялись по принятому на себя обязательству займа в рамках договора №16 от 24.02.2005 г. Основой тому служит довод заявителя, что договором №1-И от 01.03.2008 г. произошла замена лиц по договору займа №16 от 24.02.2005 г., а именно вместо заемщика – ООО Итатуголь, заемщиком стало – ОАО ХК СДС-Уголь, тем самым приняв на себя все обязательства, в том числе по возврату суммы займа и выплаты процентов за пользование займом.

Такие доводы заявителя судом признаны не состоятельными. Согласно ст. 431 Гражданского кодекса РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Из буквального содержания договора №1-И от 01.03.2010 г., заключенного между ЗАО ХК «СДС», ОАО ХК «СДС-Уголь» и ООО «Итатуголь», следует о переводе на ОАО ХК «СДС-Уголь» суммы долга в размере 17 110 526,29 руб., в который входит размер долга по полученному займу и размер начисленных на него процентов. Размер сложившейся задолженности определен на 01.03.2010 г. Ссылка в п 1.1. договора на договор займа №16 от 24.02.2005 г. является указанием на основание образования задолженности. По условиям договора перевода долга новый должник (ОАО ХК СДС-Уголь) должен погасить кредитору (ЗАО ХК СДС) принятый размер долга. Такое указание на договор займа №16 от 24.02.2005 г. в тексте договора о переводе долга не свидетельствует о переходе обязательств по договору займа на ОАО ХК «СДС-Уголь».

Кроме того, текст договора №1-И не содержит ни одного положения о перемене лиц в обязательстве по договору займа, о сохранении обязательств по договору займа, о сохранении первоначального обязательства по уплате процентов по договору займа новым должником. Такой вывод следует из буквального толкования текста договора №1-И, об этом в частности свидетельствует наименование сторон по договору уступки долга, наименование самого договора и буквальное содержание остальных положений такого договора. Согласно буквального толкования такого договора его положения не содержат направленности сторон на изменения стороны по договору займа №16 24.02.2005 г., наоборот положениями договора выражена четкая направленность на уступку образовавшегося на 01.03.2008 г. долга по договору, что не сохраняет прочих обязательств в рамках договора займа.

Кредитор (ЗАО ХК СДС) дав свое согласие на перевод долга, как того требуют положения ст. 391 ГК РФ, фактически согласил на прекращение ООО Итатуголь обязательств по договору №16 от 24.12.2005 г., о чем прямо указано в п.1.2 трехстороннего договора о переводе долга №1-И от 01.03.2010 г.

В ходе судебного разбирательства не представлено иных доказательств, что договор займа сохранил свое действие с измененной стороной. Данное обстоятельство являлось предметом исследования в ходе судебного разбирательства и заявителем, кроме ссылок на договор №1-И и учета начисленных процентов, других доказательстве не представлено.

Следовательно, у общества не имелось обязанности продолжать исчислять и выплачивать проценты по условиям договора займа №16 от 24.02.2005 г. Как следствие, обществом неправомерно и безосновательно велся учета таких процентов в составе внереализационных расходов, а такие суммы принимались к учету при исчислении налога на прибыль.

Основываясь на ранее сделанных выводах, суд признает правомерным по существу принятое инспекцией решение в части исключения их состава внереализационных расходов общества сумм начисленных процентов в рассмотренной части.

Заявленные требования общества в данной части не подлежат удовлетворению судом.

4. Согласно п.1.6 решения инспекции налоговый орган считает, что общество в нарушение пп.1, 4 п.3 ст. 24, п.2 ст. 287, ст.ст. 289, 309, 310, 312 НК РФ в 2009 г. не исчислил, не удержал и не уплатил как налоговый агент налог на прибыль в размере 12 906 622 руб. с дохода, выплаченного иностранной организации TransimpexHoldingInc. (Монреаль, Канада) и не представил информацию о суммах выплаченных данной иностранной организации с доходов от источников выплат на территории Российской Федерации за 3 квартал 2009 г.

Как следует из материалов дела у общества с TransimpexHoldingInc. Был заключен договор займа от 22.08.2006 г. №23-TIX/2006, в рамках которого у общества по состоянию на 01.07.2009 г. имелась задолженность по полученному займу в сумме 31 214 907 долларов США. Согласно п.2.4 договора за пользование займом общество обязано было уплатить проценты из расчета 2% годовых. По состоянию на 01.07.2009 г. проценты по договору займа составили 2 079 131 долл. США. Итого обязательства общества перед TransimpexHoldingInc. На 01.07.2009 г. составляли 33 294 038 долл.США.

01.07.2009 г. общество и TransimpexHoldingInc. Заключили соглашение о прекращении обязательства новацией №01-В/2009. Согласно условий такого соглашения (пункт 3) стороны договорились о замене (новации) заемного обязательства в рамках договора займа от 22.08.2006 г. №23-TIX/2006 (по возврату суммы займа и процентов за пользование займа) другим обязательством, предусматривающий иной способ исполнения, а именно, - обязательством Должника (обществом) выдать Кредитору (TransimpexHoldingInc.) простые векселя и безусловно платить по ним в установленные векселями сроки и на определенных векселями условиях (вексельное обязательство) (т.3 л.д. 91).

По такому соглашению простые векселя ОАО Холдинговая компания «СДС-Уголь» были переданы TransimpexHoldingInc. о акту приема-передачи на общую сумму 33 294 038 долл.США.

Пунктом 4 соглашения о прекращении обязательства новацией от 01.07.2009 г. стороны предусмотрели, что при вексельное обязательство номинируется в рублях из расчета 1 долл.США равен курсу ЦБ РФ и составляет 31,0385 руб.

Инспекция посчитала такое соглашение и передачу TransimpexHoldingInc. простых векселей в погашение имевшегося у общества займа как оплату в иной неденежной форме, что влечет, по мнению инспекции, возникновение у налогоплательщика (общества)обязанности по удержанию и перечислению в бюджет Российской Федерации налога с указанных сумм.

В подтверждение инспекция указывает на проводки общества в бухгалтерском учете с дебета сч.67.050 на Кт сч.67.020 на сумму 33 294 038 долл.США, что эквивалентно 1 033 396 998, 46 руб. Согласно Ведомости аналитического учета по сч.67 за июнь 2009 г. по КТ сч.67020 отражено обществом в составе основного долга вексельное обязательство на общую сумму 1 033 396 998, 46 руб.

Налоговый орган считает, что общество обязано было исчислить, удержать и уплатить как налоговый агент TransimpexHoldingInc. налог в бюджет с суммы 64 533 107, 54 руб., то есть с суммы сложившихся процентов по ранее имевшемуся договору займа.

Оспаривая вывод налогового органа, общество со ссылкой на положения ст. 309, 310, 41 НК РФ, а также положения ст.414 ГК РФ считает, что при совершенной новации TransimpexHoldingInc. не получило никакого дохода, что влечет об отсутствии обязательств по удержанию и перечислению налога в бюджет.

Изучив позицию сторон, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суд находит требования общества в рассматриваемой части не подлежащими удовлетворению на основании нижеследующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 24 Налогового кодекса Российской Федерации налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации.

Согласно п.1 ст.309 НК РФ процентный доход от долговых обязательств любого вида относится к доходам иностранной организации от источников в Российской Федерации.

Доходы, перечисленные в пункте 1 указанной статьи, являются объектом налогообложения по налогу независимо от формы, в которой получены такие доходы, в частности, в натуральной форме, путем погашения обязательств этой организации, в виде прощения ее долга или зачета требований к этой организации (пункт 3 статьи 309 Кодекса).

В пункте 1 статьи 310 Кодекса установлено, что налог с доходов, полученных иностранной организацией от источников в Российской Федерации, исчисляется и удерживается российской организацией или иностранной организацией, осуществляющей деятельность в Российской Федерации через постоянное представительство, выплачивающими доход иностранной организации при каждой выплате доходов, указанных в пункте 1 статьи 309 Кодекса за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, в валюте выплаты дохода.

В силу пункта 3 статьи 310 Кодекса, в случае выплаты налоговым агентом иностранной организации доходов, которые в соответствии с международным договорами (соглашениями) облагаются налогом в Российской Федерации по соответствующим пониженным ставкам, исчисление и удержание суммы налога с доходов производятся налоговым агентом по пониженным ставкам, при условии предъявления иностранной организацией налоговому агенту подтверждения, предусмотренного пунктом 1 статьи 312 Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 312 Кодекса при применении положений международных договоров Российской Федерации иностранная организация должна представить налоговому агенту, выплачивающему доход, подтверждение того, что эта иностранная организация имеет постоянное местонахождение в том государстве, с которым Российская Федерация имеет международный договор (соглашение), регулирующий вопросы налогообложения, которое должно быть заверено компетентным органом соответствующего иностранного государства. В случае, если данное подтверждение составлено на иностранном языке, налоговому агенту предоставляется также перевод на русский язык.

Производя новацию 01.07.2009 г. стороны определили общую задолженность общества перед кредитором как по основному долгу (сумме займа), так и по начисленным процентам. При новации стороны прекратили заемные обязательства заменив их вексельными обязательствами общества, что прямо следует из соглашения. Пунктом 8 Соглашения №01-В/2009 от 01.07.2009 сторонами согласовано в качестве применимого к их правоотношениям российское законодательство. В силу ст. 815 ГК РФ вексельное обязательство является формой займа. Таким образом, при таком соглашении сторон сумма начисленных процентов перешла в состав суммы основного долга по вексельному обязательству.

Прекращение обязательства по займу, в том числе по уплате начисленных процентов, путем выдачи простых векселей в силу принципа, закрепленного ст. 41 Налогового кодекса Российской Федерации, признается доходом. При этом как указывалось ранее, инспекцией исчислен налог только с суммы начисленных по займу процентов (64 533 107, 54 руб.), что является правомерным и не нарушает права иностранной организации.

Если же следователь позиции заявителя, построенная его логика ведет к возможности ухода от налогообложения начисленных по договору займа процентов, поскольку при последующем предъявлении выданного векселя к оплате, налогообложению в порядке ст.ст. 249, 250, 309 НК РФ подлежит только сумма процентов по векселю.

При отказе общества от предмета и оснований оспаривания решения в части исчисления налога в отношении TransimpexHoldingInc. без применения пониженных ставок (п.1.7 решения налогового органа) и отсутствия документальной подтвержденности таким обстоятельствам, суд не находит нарушений инспекцией положений ст. 310, 312 Налогового кодекса Российской Федерации при исчислении размера налога по вышеуказанным основаниям налогообложения.

5. Заявителем оспорены п. 2.2 и п. 2.3 решения инспекции, согласно которых инспекцией сделан вывод о неправомерном применении обществом права на налоговые вычеты по НДС в размере 1 260 000 руб. по налоговой декларации за 4 квартал 2010 г. и 2 891 982 руб. (3 квартал 2009, 2 - 3 квартал 2010 г.).

5.1. Согласно материалам дела общество заключило договор с ОАО Сбербанк России об открытии невозобновляемой кредитной линии №91 от 23.12.2010 г. (т.6 л.д 18). Данный договор является целевым – финансирование затрат по приобретению угледобывающего и углеперерабатывающего активов, в том числе приобретение долей, акций, приобретение имущества, оплата по договорам цессии.

Согласно условий договора (пункт 9) в качестве обеспечения своевременного и полного выполнения обязательств общество предоставляет банку поручительство третьих лиц. Во исполнение таких обязательств общество заключило с ЗАО ХК «СДС» соглашение о поручительстве №37-УГ от 23.12.2010, по условиям которого ОАО ХК «СДС» предоставил Сбербанку России поручительство исполнения перед ним обязательств общества. По условиям такого соглашения общество выплачивает поручителю (ЗАО ХК «СДС» вознаграждение в размере 8 260 000 руб., в том числе НДС – 1 260 000 руб. На указанную сумму ЗАО ХК «СДС» выставило обществу счет-фактуру №1355 от 23.12.2010 г., которая принята обществом, отражена в книге покупок, НДС по такому счету-фактуре заявлен к вычету по декларации по 4 кварталу 2010 г.

Инспекцией исследованы цели и операции, на которые было оформлено поручительство. По итогам проверки инспекция пришла к выводу о нарушении обществом пп.1 п.2 ст.170, п.1 ст. 171, пп.1 п.2 ст.171 НК РФ при получении вычета по НДС. Инспекция указывает, что оплаченная обществом сумма ЗАО ХК «СДС» оплачена за поручительство такого юридического лица. В свою очередь, поручительство требовалось для получения обществом кредита, то есть использовано в целях операции, не подлежащей налогообложению НДС.

Кроме того, инспекция установлено, что кредит обществом оформлялся для приобретения угледобывающего и углеперерабатывающего активов, в том числе приобретение долей, акций, приобретение имущества, оплата по договорам цессии. Инспекцией по банковским выпискам общества установил, что на кредитные средства общество приобрело права требования по договорам займа, доли в уставных капиталах юридических лиц, ценные бумаги юридических лиц, а также недвижимое имущество (перечень сделок, на которые были направлены кредитные денежные средства перечислен в решении инспекции и не оспаривается заявителем). Следовательно, по мнению инспекции, данные операции, совершенные на кредитные денежные средства, также не признаются объектом налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ (пп.26 п.3 ст. 149, пп.12 п.2 ст. 149 НК РФ).

Как следствие, оплаченная обществом ЗАО ХК «СДС» услуга по предоставлению поручительства использована для операций не признаваемых объектом налогообложения в соответствии с гл. 21 НК РФ. В порядке ст.171 НК РФ право налогоплательщика на вычет по НДС возникает при условии приобретения товаров, работ и услуг для осуществления операций, которые признаются объектом налогообложения. В рассматриваемой же ситуации обществом не соблюдены данные условия и вычет в рассматриваемой сумме получен неправомерно.

Оспаривая решение инспекции в данной части позиция общества фактически сводится к правомерности получения им вычета по НДС, поскольку все операции общества совершаются в целях деятельности предприятия – добыча и реализация угля, а такая операция является объектом налогообложения НДС. Так общество в заявлении и в дополнениях к ним указывает, что несмотря на приобретение на кредитные денежные средства долей в уставных капиталах, акций других юридических лиц, такие операции направлены на получение дивидендов, которые в свою очередь будут потрачены на добычу и реализацию угля.

При разрешении спора в данной части суд считает необходимым отметить нижеследующие положения.

Согласно п. 1, 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса.

В силу п. 1 ст. 172 Кодекса налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных п. 3, 6 - 8 ст. 171 Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено названной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Признавая неправомерным получение обществом вычета по НДС по счету-фактуре ЗАО ХК «СДС» №1355 от 23.12.2010 г. налоговый орган посчитал, что такая услуга обществом приобретена для операций не подпадающие под налогообложение НДС. К таким операциям инспекция отнесло получение обществом кредита и сделки, в которых обществом использованы кредитные средства. Действительно, операция по получению кредита, а также в последующем совершенные обществом сделки (приобретение прав требований по договорам займа, приобретение долей в уставных капиталах и акций юридических лиц) не являются объектом налогообложения НДС.

Однако, из материалов дела следует, что кредит обществом получался не только в целях приобретения долей, акций, но и приобретению имущества. Инспекцией было установлено, что на кредитные денежные средства общество в том числе приобрело недвижимое имущество (контактную сеть ст.Иня и земельные участки), а также имущество по договору купли-продажи с ОАО Белон (договор №15/10-8Э от 27.12.2010 г.). Такие операции являются объектами налогообложения в порядке гл.21 НК РФ.

Согласно оспариваемого решения инспекция признало неправомерным вычет НДС по счету-фактуре ЗАО ХК «СДС» №1355 от 23.12.2010 г. в полном размере. В свою очередь, ЗАО ХК «СДС» дало поручительство на все обязательства общества перед Сбербанком (на всю сумму кредита), без разбивки по частям (то есть принято неделимое обязательство). Таким образом, обществом оплачено вознаграждение (с учетом НДС) за неделимое обязательство. При наличии доказательств использования кредита в своей деятельности по операциям, которые среди прочих подлежат обложению НДС, при оплате суммы вознаграждения и НДС по неделимому обязательству обществом правомерно было заявлено право на вычет НДС за услуги поручительства по всей сумме.

При таких обстоятельствах выводы инспекции не основаны на фактических обстоятельствах и являются не обоснованными. Требования общества в данной части правомерны и подлежат удовлетворению судом.

5.2. Согласно п.2.3 решения инспекция также пришла к выводу о неправомерности получения обществом вычетов по НДС в сумме 2 891 982 руб. со стоимости оказанных услуг аудита консолидированной финансовой отчетности общества за 2008 и 2009 г.г. в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности (МСФО).

Инспекция указывает, что такие услуги обществом были приобретены в целях представления такого отчета по аудиту Банку БНП Париба в рамках договора структурированного предэкспортного кредита, п.16.1 которого предусмотрена обязанность общества предоставлять Банку отчетность аудитора, подготовленную в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности).

Такая отчетность готовилась ЗАО БДО Юникон по договору оказания аудиторских услуг №Ю-0105-0289-09 от 02.04.2009 г. За услуги аудитора общество выплатило вознаграждение по счетам-фактурам, выставленным с учетом НДС. Счета-фактуры общество приняло к учету, по ним был заявлен вычет НДС.

Оспаривая решение инспекции в данной части, общество к ранее изложенным доводам также указывал, что отчетность по правилам МСФО ему нужна была не только для представления Банку БНП Париба, но и для осуществления своей деятельности. В частности общество сослалось на представленные суду письма компании MIRTradeAG и ОАО Газпромбанк, согласно которых данные организации подтвердили необходимость аудиторской отчетности по правилам МСФО в целях продажи угля европейским потребителям, а также в целях оформления обществом кредитной линии.

Как указывалось ранее, в силу п. 1 ст. 172 Кодекса налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса.

Судом признан ошибочным вывод инспекции о приобретении обществом услуги аудиторской организации в целях операции, не являющейся объектом налогообложения (в целях кредита с Банком БНП Париба). Суд приходит к выводу, что отчетность аудиторов по правилам МСФО может использоваться обществом в своей деятельности для различных целей. Предоставление такой отчетности обществом Банку БНП Париба не означает, что общество лишается такой отчетности и не может ее в дальнейшем использовать и для других целей. В ходе судебного разбирательства обществом подтверждено, что такая отчетность в частности ей была нужна для операций по реализации угля на внешнем рынке (экспорт).

Суд признает решение инспекции в данной части необоснованным и подлежащим признанию недействительным.

6. Общество оспаривает п.2.4. решения налогового органа. Инспекция считает, что общество неправомерно приняла к вычету суммы НДС в размере 1 575 136 руб. в результате неправильного определения предельной доли расходов, позволяющие не вести раздельный учет общехозяйственных расходов, что привело к занижению суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет.

Общество в проверяемом периоде осуществляло как облагаемые НДС операции, так и освобождаемые от налогообложения операции (предоставление займов на возмездной основе, реализация долей в уставном капитале, операции по уступке (переуступке и приобретению) прав требований по обязательствам).

В соответствии с требованиями п.4 ст. 170 НК РФ налогоплательщик обязан вести раздельный учет сумм налога по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций.

При отсутствии у налогоплательщика раздельного учета сумма налога по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, вычету не подлежит и в расходы, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций (налога на доходы физических лиц), не включается.

Налогоплательщик имеет право не применять положения настоящего пункта к тем налоговым периодам, в которых доля совокупных расходов на приобретение, производство и (или) реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции по реализации которых не подлежат налогообложению, не превышает 5 процентов общей величины совокупных расходов на приобретение, производство и (или) реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав. При этом все суммы налога, предъявленные таким налогоплательщикам продавцами товаров (работ, услуг), имущественных прав в указанном налоговом периоде, подлежат вычету в соответствии с порядком, предусмотренным статьей 172 настоящего Кодекса.

Общество полагает, что в рассматриваемый период им не был превышен пяти процентный барьер, предусмотренный п.4 ст.170 НК РФ, что дает ему право все суммы налога предъявить к вычету.

Инспекция по итогам проверки установила превышения такого ограничения величины совокупных расходов общества, следовательно, по мнению инспекции, общество не вправе было получать вычеты по НДС по операциям без раздельного их учета. Инспекцией установлена сумма неправомерно принятого к вычету НДС – 1 575 136 руб. (1 квартал 2009 – 609 031 руб., 2 квартал 2009 – 966 105 руб.).

Общество считает произведенный инспекцией расчет совокупных расходов неверным, поскольку инспекцией принят при расчете необлагаемый оборот за 1 квартал 2009 г. в сумме 537 187 733, 26 руб. (по договору уступки права требования №5/09 (461-У) от 21.01.2009 г.), а также за 2 квартал 2009 г. в сумме 11 200 000 руб. (по договору уступки права требования №1350/09 (564-АГ) от 10.04.2009 г.), а также расходы по приобретению в уставных капиталах произведенные по предыдущим налоговым периодам.

При этом общество ссылается на обстоятельства, что право требования в размере 537 187 733, 26 руб. возникло из договоров займа в 2008г., а право требования на сумму 11 200 000 руб. из договоров займа за 2007г. Следовательно, по мнению общества, оснований относить эти суммы к расходам в 1 и 2 квартал 2009 года не имеется, так как эти расходы понесены не в проверяемом периоде.

Исследовав доводы сторон, изучив материалы дела, суд отмечает, что инспекцией произведен расчет доли совокупных расходов, приходившихся на необлагаемый оборот по периоду 1 квартал, 2 квартал 2009 г. Фактически доводы общества в рамках рассматриваемого эпизода сводятся с неверностью такого расчета в связи с включением в него инспекцией сумм расходов по вышеуказанным операциям, которые не относятся к данному периоду.

В свою очередь, вопрос об отнесении данных сумм к периоду 2009 г. инспекцией разрешался в разрезе с положениями учетной политики общества. Как отражено в оспариваемом решении п.2.4 учетной политики общества предусмотрен порядок ведения раздельного учета по облагаемым и не облагаемым операциям. Данным пунктом закреплено, что расчет доли расходов по необлагаемым операциям в общей сумме расходов производится по данным бухгалтерского учета о расходах за текущий налоговый период, отраженный на последнюю дату этого периода (т.7 л.д 53).

Суд соглашается с позицией налогового органа, что расходы, связанные с уступкой права требования, относятся к прочим расходам. Согласно п.35 ПБУ 19/02 (Приказ Минфина России от 10.12.2002 N 126н) расходы, связанные с предоставлением организацией другим организациям займов, признаются прочими расходами организации. Следовательно, в силу п.11, 14.1, 16 ПБУ 10/99, подлежат учету в периоде передачи права требования по ним, то есть по итогам их окончательного формирования.

При проверке инспекцией было установлено, что обществом расходы, связанные с уступкой права требования в сумме 11 200 000 руб., отражены в бухгалтерском учете в апреле 2009 г. по дебету субсчета 91-2 «прочие расходы». При реализации долей в уставных капиталах, обществом учетная стоимость реализованных долей отражалась по дебету субсчета 91-2 «прочие расходы» также по периодам их реализации (апрель, июнь 2009 г.). Такое обстоятельство обществом не оспаривалось.

При таких обстоятельствах, суд находит обоснованным произведенный инспекцией расчет доли совокупных расходов, приходящийся на необлагаемый оборот, и при установленных инспекцией обстоятельствах превышения обществом в рассматриваемых периодах 5 процентного барьера, предусмотренного п.4 ст. 170 НК РФ правомерным доначисление обществу НДС.

Следовательно, требования общества в данной части не подлежат судом удовлетворению.

7. Обществом оспорен п.5.1 решения инспекции.

Согласно данного пункта решения инспекцией установлено, что обществом не отнесено к объекту налогообложения для исчисления единого социального налога (далее по тексту – ЕСН) выплаты в виде поощрений работников, связанных с выполнением особо важных заданий, в результате чего обществом занижена налогооблагаемая база по ЕСН на сумму 1 004 600 руб.

Общество с выводами налогового органа по решению не согласен. Общество указывает, что произведенные им поощрения работников общества связаны с разработкой документации по строительству шахты «Талдинская», за разработку мероприятий по локализации пожаров на ООО «Итатуголь», за осуществление проекта по внедрению ежемесячного контроля расходования материалов по ЗАО Салек, за подготовку и реализацию программы на шахте «Прокопьевскуголь» и т.д., то есть за работу, которая выполнялась для целей иных юридических лиц. Такие выплаты общества экономически не обоснованы, поскольку не связаны с деятельностью общества, не направлены на получение обществом дохода, а выполненные сотрудниками общества работы были необходимы для других юридических лиц, при этом услуги такими юридическими лицами не оплачивались.

В соответствии с пунктом 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации (здесь и далее в редакции действовавшей в рассматриваемый период) объектом налогообложения единым социальным налогом для налогоплательщиков - лиц, производящих выплаты физическим лицам, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям, адвокатам, нотариусам, занимающимся частной практикой), а также по авторским договорам.

Пунктом 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что указанные в пункте 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В соответствии со ст. 255 НК РФ в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Согласно статьи 15 Трудового кодекса РФ трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии со статьей 129 Трудового кодекса РФ заработная плата (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Выплаты сотрудникам общества, в отношении которых ведется между сторонами спор, были произведены обществом на основании приказов руководителя и в соответствии с Положением об оплате труда сотрудников ОАО ХК СДС-Уголь, что заявителем и не оспаривается.

Следовательно, выплаченные обществом премии являются поощрениями своих сотрудников за надлежащее выполнение ими своих трудовых функций, соблюдение ими трудовой дисциплины. Поручаемая сотрудникам общества работа, выдаваемые им задания, их обоснованность и целесообразность является компетенцией непосредственного руководства (администрации общества), которые являются полномочными представителями работодателя в трудовых правоотношениях общества и его сотрудников. Экономическая обоснованность и целесообразность его деятельности в целом, так и определенной его части, определяется обществом самостоятельно на свое усмотрение, является его правомочием общества, охраняемое законом.

Поскольку произведенные выплаты являются составной частью заработной платы, произведены в рамках трудовых правоотношений и полностью соответствуют выплатам, подпадающие под налогообложение ЕСН в порядке ст.ст. 236, 237 НК РФ, действовавшие в рассматриваемый период.

Оснований для удовлетворения требований заявителя в данной части не имеется, в связи с чем, в удовлетворении заявления по данному эпизоду судом отказывается.

Разрешая вопрос о распределении судебных расходов между лицами, участвующими в деле, суд руководствуется следующими положениями.

Удовлетворяя требования общества в части, исходя из неимущественного характера требований, в порядке статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы общества по оплате государственная пошлина в подлежат взысканию в его пользу с налогового органа. Аналогичная правовая позиция изложена в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №139 от 11.05.2010 года.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 101, 110, 167–170, 180, 181, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л :

Заявленные ОАО «Холдинговая компания «СДС-Уголь» требования удовлетворить в части.

Признать недействительным, как несоответствующее нормам Налогового кодекса Российской Федерации, решение № 29 от 28.03.2012 года «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», вынесенное межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам №1 по Кемеровской области в части доначисления и предложения уплатить налог на прибыль, налог на добавленную стоимость, ЕСН, начисления обществу пени, привлечения общества к штрафу по п.1 ст. 122 НК РФ по указанным налогам по следующим эпизодам:

- по эпизоду документально неподтвержденных и относящихся к другому налоговому периоду расходов общества по выплате Банку БНП Париба понесенных им расходов (п.1.1. решения инспекции);

- по эпизоду исчисления процентов по кредиту, полученного от Банка БНП Париба (п.1.3. решения налогового органа);

- по эпизоду налоговых вычетов по НДС (пункт 2.2., 2.3 решения инспекции).

В остальной части заявленных требований ОАО «Холдинговая компания «СДС-Уголь» отказать.

Взыскать с межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам №1 по Кемеровской области в пользу ОАО «Холдинговая компания «СДС-Уголь» 4000 руб. (четыре тысячи руб. 00 коп.) в качестве судебных расходов по оплате государственной пошлины.

Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в месячный срок с момента его принятия.

Судья А.Л. Потапов