НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС города Москвы от 10.04.2017 № А40-91532/15

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

г. Москва Дело № А40-91532/15-68-650

17 апреля 2017 года

Резолютивная часть решения объявлена 10 апреля 2017 года

Решение в полном объеме изготовлено 17 апреля 2017 года

Судья Абрамова Е.А.

при ведении протокола секретарем судебного заседания Тузовой В. Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску

Общества с ограниченной ответственностью «Эмерком-Спецстрой» (109017, г. Москва, Старомонетный переулок, д.9, стр.1, ОГРН 1037739050711 ИНН 7706217150, дата регистрации 10.01.2003г.)

к ответчику Открытое акционерное общество «Московская объединенная энергетическая компания» (119048, г. Москва, ул. Ефремова, 10, ОГРН 1047796974092 ИНН 7720518494, дата регистрации 16.12.2004 г.)

о признании соглашения о компенсации потерь от 21.05.2014 № 73/13-ИНВ/6 недействительной сделкой

с участием 3-х лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, Департамент городского имущества города Москвы, Правительство города Москвы

при участии:

от истца: Кузнецов А. Б., по доверенности №б/н от 09.01. 2017г., паспорт.,

Семенов А. В., по доверенности от 02.03.2017г.

от ответчика: Арабова Т. Ф., по доверенности №б/н, от 12.01.2017г.,

Грабченко О. А. по доверенности №б/н от 25.01.2016г.

Тай Ю. В.по доверенности №б/н от 12.01.2017г., удостоверение 77/3667 (до перерыва)

от 3-х лиц: Бушуев Б. А.по доверенности №33-Д-1454/16 (до перерыва), Торгони О. В. по доверенности №33-Д-1447/16 (после перерыва)

УСТАНОВИЛ:   ООО "Эмерком-Спецстрой" обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к ОАО «Московская объединенная энергетическая компания» (в настоящее время ПАО "МОЭК") о признании соглашения о компенсации потерь от 21.05.2014 № 73/13-ИНВ/6 недействительной сделкой.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 22.10.2015, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2016

и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 19.04.2016, исковые требования были удовлетворены.

Определением Верховного суда Российской Федерации от 16.11.2016 вышеуказанные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Во исполнение определения Верховного суда Российской Федерации от 16.11.2016, Арбитражный суд города Москвы при новом рассмотрении дела привлек к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявивших самостоятельных требований относительно предмета спора, Департамент городского имущества города Москвы и Правительство города Москвы.

При новом рассмотрении дела истец в порядке ст. 49 АПК РФ дополнил основания иска, которые, по его мнению, свидетельствуют о недействительности соглашения о компенсации потерь от 21.05.2014 № 73/13-ИНВ/6.

Ответчик возражал против удовлетворения иска по доводам, изложенным в отзыве и письменной позиции по делу, представленным при новом рассмотрении дела.

Представитель третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, также против удовлетворения иска возражал по доводам, изложенным в письменных пояснениях.

В судебном заседании 03.04.2017 истец заявил ходатайство об истребовании доказательств у ГУП "Москоллектор" относительно факта принадлежности спорной теплосети, реконструкции или демонтажа старой.

В судебном заседании 03.04.2017 был объявлен перерыв до 10.04.2017.

После перерыва представитель истца поддержал ходатайство.

Ответчик и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, возражали против удовлетворения ходатайства.

Истец заявил ходатайства об истребовании у ответчика дополнительных доказательств, отложении судебного заседания.

Ответчик и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, по ходатайствам истца возражали (при этом представитель 3-го лица пояснил, что акт реализации инвестиционного контракта до настоящего времени не подписан).

При рассмотрении ходатайств суд принял во внимание, что основной функцией ГУП "Москоллектор" является обеспечение безопасности функционирования коммуникационных коллекторов, регистрация права собственности на тепловые сети не входит в функции этой организации. В ходатайстве, заявленном после перерыва и об отложении судебного заседания, истец просил истребовать у ответчика договор теплоснабжения с Актом разграничения балансовой принадлежности с управляющей организацией 22-этажного многоквартирного жилого дома по адресу: Москва, ул. Кировоградская, д.38, корп. 1, теплоснабжение которого осуществляется от ИТП № 06-08-049, поставить на обсуждение вопрос - согласно ли ПАО "МОЭК" устранить недостатки Технического заключения от 15.04.2016.

Ходатайства об истребовании доказательств судом рассмотрены, оснований для их удовлетворения суд не установил с учетом предмета и оснований заявленного иска, обстоятельств, которые подлежат установлению в рамках настоящего иска, принимая все уточнения по нему и позиции лиц, участвующих в деле. В удовлетворении ходатайств об истребовании доказательств и отложении судебного заседания суд отказал, что отражено в протоколе судебного заседания в порядке ст. 184 АПК РФ.

Поскольку ходатайства об истребовании доказательств не соответствует ст. 66 АПК РФ, суд пришёл к выводу о возможности рассмотреть спор по имеющимся в деле документам.

Истец иск с учетом его уточнений поддержал, дал пояснения по нему.

Ответчик и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, возражали против удовлетворения иска по доводам, изложенным в отзывах и письменных пояснениях.

По ходатайству истца в судебном заседании обозревался подготовленный им фотоматериал (схемы строительства дома, теплосети), содержащийся на электронном носителе, флэш-карта приобщена к материалам дела.

Изучив материалы дела, исследовав и оценив в соответствии со ст. 71 АПК РФ все представленные лицами, участвующими в деле, при новом его рассмотрении доказательства, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом, между ООО "Эмерком-Спецстрой" и Правительством города Москвы 19.10.2006 заключен инвестиционный контракт по строительству многоквартирного жилого дома с подземной автостоянкой над сооружением гражданской обороны на земельном участке по адресу: г. Москва, ул. Кировоградская, вл. 36.

Дополнительным соглашением от 04.07.2013 к инвестиционному контракту сторонами был согласован предельный срок окончания строительства - 01.09.2014, а также предусмотрена неустойка в размере 9 279 494 руб. 85 коп. за каждый месяц просрочки ввода объекта в эксплуатацию.

Обеспечение теплоснабжения строящегося дома было предусмотрено выданными ПАО "МОЭК" застройщику условиями подключения от 27.03.2012 N 6/659 на присоединение к тепловым сетям ЦТН N 06-08-049, в соответствии с которыми заказчику необходимо увеличить мощность участка теплосети от ЦТП N 06-08-49 до строящегося дома протяженностью 123,4 м путем замены старых труб диаметром d-76 на новые диаметром d-133.

В соответствии с пунктом 12.4 условий подключения N 6/659 до ликвидации объектов инженерного назначения, являющихся собственностью ПАО "МОЭК", заказчику необходимо оформить соглашение о порядке компенсации потерь (убытков), предусматривающее передачу в собственность ПАО "МОЭК" вновь построенное (реконструируемое) имущество взамен ликвидируемого.

20.12.2013 ГУП "Москоллектор", ПАО "МОЭК", ООО "Эмерком-Спецстрой" составлен акт N 2327 о выполнении работ по перекладке трубопроводов теплоснабжения. Расходы застройщика составили 9 000 000 руб.

Впоследствии 24.01.2014 ПАО "МОЭК" с участием застройщика составлен акт о готовности к временной эксплуатации тепловых сетей и тепломеханического оборудования.

Согласно указанным актам, на части теплосети произведена замена старых труб диаметром d-76 на новые диаметром d-133, при этом длина участка незначительно увеличилась со 123,4 м до 133,81 м, в результате чего улучшились технико-экономические показатели теплосети, в том числе мощность и срок службы.

ПАО "МОЭК" и ООО "Эмерком-Спецстрой" 06.02.2014 и 01.10.2014 заключены договоры теплоснабжения N 06.580090-ТЭ и N 06.580098-ТЭ.

Позднее 21.05.2014 сторонами заключено оспариваемое истцом соглашение о порядке компенсации потерь (убытков) N 73/13-ИНВ/6, которым регламентирован порядок компенсации потерь (убытков) собственника (ПАО "МОЭК"), возникающих в процессе деятельности заказчика (ООО "Эмерком-Спецстрой") в связи с ликвидацией (уничтожением) тепловых сетей собственника.

Пунктом 3 соглашения стороны предусмотрели, что заказчик обязан компенсировать собственнику тепловых сетей рыночную стоимость имущества в размере 4 095 308 руб.

Платежным поручением от 11.06.2014 N 221 ООО "Эмерком-Спецстрой" в соответствии с условиями указанного соглашения перечислило 4 095 308 руб. 00 коп. ПАО "МОЭК", который 28.08.2014 выдал застройщику справку N 92-6/659-1-6 о соответствии построенного дома условиям подключения N 6/659.

Впоследствии 29.08.2014 ООО "Эмерком-Спецстрой" получено разрешение на ввод объекта в эксплуатацию.

Основания для признания спорного соглашения недействительной сделкой, по мнению истца, сводятся к тому, что соглашение заключено им с целью недопущения наступления более тяжких последствий в виде уплаты неустойки за просрочку сдачи объекта в эксплуатацию и на крайне невыгодных для Общества условиях, под давлением ПАО "МОЭК", занимающего доминирующее положение в сложившихся между сторонами отношениях.

При этом, тяжелые обстоятельства, которые вынудили застройщика заключить спорное соглашение, по его мнению, созданы самим ПАО «МОЭК» путем использования последним своего доминирующего положения и целенаправленного умышленного нарушения взятого на себя обязательства, путем злоупотребления правом в нарушение ст. 10 ГК РФ.

Первая часть спорного соглашения в части «передачи имущества для сноса» является мнимой, следовательно, ничтожной сделкой в силу п. 1 ст. 170 ГК РФ. Вторая часть соглашения о «выплате компенсации за ликвидированное имущество», нарушает установленные законом запреты и предписания, что является основанием для признания этой сделки недействительной как оспоримой (по требованию истца), по трем альтернативным основаниям:

1) как «кабальная сделка» в соответствии с п. 3 ст. 179 ГК РФ.

2) как запрещенное ст. 575 ГК РФ дарение между коммерческими организациями в соответствие со ст. 168 ГК РФ.

3) в связи с грубым нарушением ПАО «МОЭК» основных положений гражданского законодательства (ст. ст. 1, 10 ГК РФ) в соответствие со ст. 168 ГК РФ.

При этом, уточняя основания иска, истец, ссылаясь на п.1 ст. 168 АПК РФ, указал на то, что суд самостоятельно решает, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Как следует из ст. 1 ГК РФ гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

В ст. 10 ГК РФ предусмотрено, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В силу ст. 168 ГК РФ за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В соответствии с ч. 3 ст. 179 ГК РФ сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

В силу указанной нормы права для признания оспариваемой сделки кабальной необходимо: наличие обстоятельств, которые подтверждают ее заключение для истца на крайне невыгодных условиях, то есть на условиях, не соответствующих интересу этого лица, существенно отличающихся от условий аналогичных сделок; тяжелые обстоятельства возникли вследствие их стечения, то есть являются неожиданными, предвидеть которые или их предотвратить не представлялось возможным; контрагент потерпевшего, зная о таком тяжелом стечении обстоятельств у последнего, тем не менее, совершил с ним эту сделку, воспользовавшись этим положением, преследуя свой в этом интерес.

Как следует из представленных сторонами и третьими лицами доказательств по делу, предметом инвестиционного контракта от 19.10.2006 является реализация инвестиционного проекта по строительству многоквартирного жилого дома с подземной автостоянкой над сооружением гражданской обороны на земельном участке по адресу: г. Москва, ул. Кировоградская, вл. 36.

В соответствии с условиями пункта 3.1. контракта в собственность Администрации в лице Департамента городского имущества города Москвы передается 100% общей площади построенных или реконструированных объектов инженерного и коммунального назначения.

Дополнительным соглашением № 1 внесены дополнения в ст. 5 инвестиционного контракта: согласно п. 5.2.21 инвестор обязуется обеспечить передачу в собственность города Москвы объектов инженерного и коммунального назначения, построенных за счет собственных и привлеченных средств, в соответствии с постановлением Правительства Москвы от 22.08.2000 № 660 «О порядке приемки объектов инженерного и коммунального назначения в собственность города Москвы».

В соответствии с указанным постановлением инженерные сооружения, диспетчерские пункты, коллекторы, коммуникации и сети, а также прочие объекты городского хозяйства принимаются в государственную собственность города Москвы на баланс Департамента городского имущества города Москвы с последующей передачей в хозяйственное ведение специализированным городским организациям.

Пункт 13 данного постановления определяет обязанность организаций-заказчиков, ведомств, организаций с различной формой собственности, государственным предприятиям передавать в установленном порядке в технически исправном состоянии принадлежащие им реконструируемые, вновь построенные, в том числе за счет городских источников, или действующие объекты инженерного и коммунального назначения в эксплуатацию специализированным организациям в соответствии с функциональной принадлежностью объектов и с учетом их технологических особенностей.

Федеральным законом от 12.12.2011 № 427-ФЗ «О внесении изменений в статьи 2 и 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (опубликованным в «Российской газете» 14.12.2011 в ст. 3 Федерального закона от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» внесены следующие дополнения: объект инвестиционной деятельности, строительство которого осуществляется с привлечением внебюджетных источников финансирования на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности, по договору, заключенному с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием до 1 января 2011 года и предусматривающему распределение площади соответствующего объекта инвестиционной деятельности между сторонами данного договора, признается долевой собственностью сторон данного договора до момента государственной регистрации права собственности на этот объект в соответствии со статьей 24.2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» с учетом распределения долей, предусмотренного данным договором.

Статья 24.2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», действовавшая до 01.01.2017 устанавливала, что государственная регистрация права собственности на объект недвижимого имущества, созданный по договору, заключенному с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием до 1 января 2011 года и предусматривающему строительство, реконструкцию на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности, объекта недвижимого имущества с привлечением внебюджетных источников финансирования и последующим распределением площади соответствующего объекта недвижимого имущества между сторонами данного договора, осуществляется после завершения строительства, реконструкции этого объекта недвижимого имущества при наличии подписанного сторонами документа, подтверждающего исполнение ими обязательств по данному договору, и в соответствии с распределением площади соответствующего объекта недвижимого имущества, предусмотренным этим документом.

Данная норма отражена и в ст. 70 вступившего в силу с 01.01.2017 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» - государственная регистрация права собственности на объект недвижимости, созданный по договору, заключенному с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием до 1 января 2011 года и предусматривающему строительство, реконструкцию на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности, объекта недвижимости с привлечением внебюджетных источников финансирования и последующим распределением площади соответствующего объекта недвижимости между сторонами такого договора, осуществляется после завершения строительства, реконструкции этого объекта недвижимости при наличии подписанного сторонами документа, подтверждающего исполнение ими обязательств по такому договору, и в соответствии с распределением площади соответствующего объекта недвижимости, предусмотренным данным документом.

Положения названных норм распространяются на договоры, которые заключены до дня вступления в силу Федерального закона от 12.12.2011 № 427-ФЗ и Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ обязательства сторон, по которым исполнены до дня их вступления в силу, но при этом права собственности на созданные в рамках исполнения данных договоров объекты недвижимого имущества не зарегистрированы.

В соответствии с п. 3.2. и 3.3. контракта раздел недвижимого имущества осуществляется после завершения строительства объекта и ввода его в эксплуатацию и оформляется актом о реализации инвестиционного контракта.

Как пояснил в судебном заседании представитель третьих лиц, контракт, послуживший основанием для создания спорного объекта недвижимости между ООО «Эмерком-Спецстрой» и Правительством Москвы, не завершен, до настоящего времени Акт о результатах реализации не подписан.

Таким образом, в настоящее время все имущество находится в общей долевой собственности сторон инвестиционного контракта, к которым ответчик, ПАО «МОЭК», не относится. Из указанных выше условий инвестиционного контракта, по итогам его завершения, новая теплосеть должны быть распределена публичному образованию городу Москве (п.5.2.21 инвестиционного контракта с учетом дополнительного соглашения № 1 от 01.09.2010).

Как указано выше, согласно условиям подключения от 27.03.2012 N 6/659 на присоединение к тепловым сетям ЦТН N 06-08-049, выданными ПАО "МОЭК" застройщику, необходимо было увеличить мощность участка теплосети от ЦТП N 06-08-49 до строящегося дома протяженностью 123,4 м путем замены старых труб диаметром d-76 на новые диаметром d-133.

Соглашение о порядке компенсации потерь (убытков), предусматривающее передачу в собственность ПАО "МОЭК" вновь построенного (реконструируемого) имущества взамен ликвидируемого в силу п. 12.4 указанных условий подключения должно было быть оформлено до ликвидации объектов инженерного назначения, являющихся собственностью ПАО "МОЭК".

Согласно материалам дела, на части теплосети истцом произведена замена старых труб диаметром d-76 на новые диаметром d-133, при этом длина участка увеличилась со 123,4 м до 133,81 м.

При этом истец, ссылаясь в уточненном иске на конструктивные элементы теплосети и то, что работы были проведены на одном из участков спорной теплосети (ее ответвлении), указывал на то, что в процессе строительства жилого дома не была построена новая теплосеть, а проведены работы по реконструкции, вследствие чего улучшились характеристики существующего линейного объекта.

В соответствии с п.1 ст.2 Федерального Закона РФ № 122-ФЗ от 21.07.1997 «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», а также п.5 ст. 1 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» - Государственная регистрация прав на недвижимое имущество - юридический акт признания и подтверждения возникновения, изменения, перехода, прекращения права определенного лица на недвижимое имущество или ограничения такого права и обременения недвижимого имущества. Государственная регистрация права в ЕГРП и ЕГРН является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

Одним из оснований прекращения права собственности на вещь в силу п.1 ст.235 ГК РФ является гибель или уничтожения этого имущества.

Следовательно, в случае утраты недвижимостью свойств объекта гражданских прав, исключающей возможность его использования в соответствии с первоначальным назначением, запись о праве собственности на это имущество не может быть сохранена в реестре по причине ее недостоверности.

Гибель, уничтожение имущества влечет прекращение права собственности на объекты недвижимости и возникновение убытков у собственника имущества.

Из рабочей документации, приложенной к отзыву ответчика, разработанной ООО «ОЛМАКС» (рабочая документация «Внеплощадочная тепловая сеть для подключения жилого дома к теплоснабжению по адресу: г. Москва, ул. Кировоградская вл. 36», том «Тепловые сети», шифр 24-09/2013-ТС, далее - Рабочая документация), следует, что старая теплосеть подлежала демонтажу, а не реконструкции.

В целях определения того, была ли старая теплосеть реконструирована или ликвидирована со строительством новой теплосети, ответчик заключил договор № 13/ПДД-16 от 14.04.2016 с ГБУ города Москвы «Центр экспертиз, исследований, и испытаний в строительстве» на проведение строительно-технической экспертизы по объекту «Внеплощадочная тепловая сеть для подключения жилого дома к теплоснабжению по адресу: г. Москва, ул. Кировоградская вл. 36».

Согласно Техническому заключению от 15.04.2016, полученному по результатам исследования, ранее существовавшая, эксплуатируемая тепловая сеть 0100+ 080 к сооружению ГО от ЦТП аб. 06-08-049, в ходе выполнения строительно-монтажных работ была ликвидирована (демонтирована), а также произведен демонтаж горизонтальных опор по трассе ликвидированной тепловой сети в соответствии с проектной документацией (Рабочая документация).

Таким образом, в результате произведенных в соответствиями с условиями работ произошла ликвидация той части, которая являлась старой теплосетью, в связи с чем, старая теплосеть как самостоятельный объект недвижимости перестала существовать.

Ответчик в отзыве пояснил, что теплосеть, сохранившаяся в его собственности после демонтажа ее части - старой теплосети, не является единым недвижимым комплексом с новой теплосетью (находящейся в настоящий момент в общедолевой собственности сторон контракта), поскольку ее нельзя признать функционально неразрывно связанной с новой теплосетью. Теплосеть, принадлежащая в настоящий момент ответчику, функционирует самостоятельно, равно как и новая теплосеть, и никак не зависит в своем функционировании от новой теплосети.

Более того, сохранившаяся у ответчика теплосеть и новая теплосеть не являются единым недвижимым комплексом также потому, что первая не связана со второй единым назначением. Лишь новая теплосеть предназначена для подачи теплоносителя в построенное истцом здание и это ее единственное назначение, другие объекты новая теплосеть не обслуживает. Оставшаяся же у ответчика теплосеть непосредственно к обслуживанию построенного здания отношения не имеет, а служит лишь для осуществления подачи тепловой энергии до ЦТП 06-08-049, от которого тепловая энергия уже идет по теплосети истца.

Кроме того, согласно подписанному между истцом и ответчиком Акту разграничения балансовой принадлежности тепловых сетей и эксплуатационной ответственности от ИТП 06-08-144 от 01.10.2014 г. (т. 1 л.д. 50) новая теплосеть (от ЦТП 06-08-049 до построенного истцом здания, что соответствует месторасположению старой теплосети) находится на балансе и обслуживании истца (п. 3 Акта разграничения).

Как пояснил в судебном заседании представитель Правительства города Москвы, стороны инвестиционного контракта, целью прокладки труб иного диаметра служило не обновление труб в связи с их обветшанием и не реконструкция старой теплосети, а строительство новой теплосети, обладающей иными техническими характеристиками (прежде всего пропускной способностью), пригодной для теплоснабжения здания, построенного застройщиком, поскольку старая теплосеть для этих целей была непригодна и не соответствовала условиям подключения.

При новом рассмотрении дела, ответчик подтвердил, что в соответствии с решением Комиссии по списанию объектов основных средств Филиала № 6 ответчика, оформленным протоколом № 01-05-118/14 от 28.11.2014 г. старая теплосеть списана с баланса ответчика. Ликвидация старой теплосети и её списание также подтверждаются Инвентарной карточкой учета объекта основных средств от 31.12.2014 № 06-012871.

Заявлениями от 23.03.2017 ответчик обратился в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Москве о снятии старой теплосети с кадастрового учёта и о внесении в ЕГРП записи о прекращении права собственности.

Истец устно заявил о недопустимости доказательств, представленных ответчиком: приложения к Протоколу заседания комиссии по списанию объектов от 28.11.2014 (перечень объектов основных средств, подлежащих рассмотрению Центральной комиссией ОАО "МОЭК" для списания за период ноябрь 2014 по соглашению о порядке компенсации потерь (убытков), как содержащий данные, не соответствующие действительности, а также Технического заключения, так как договор на его составление подписан после того, как результат исследования был готов.

Вместе с тем документального подтверждения этому, доказательств, которые опровергали бы и ставили под сомнение указанные в названных документах данные и выводы, истец не представил, о назначении судебной экспертизы по вопросу квалификации произведенных работ не заявил.

Истец квалифицирует Условия подключения на присоединение к тепловым сетям № 6/659-1 от 27.03.2012 в качестве двусторонней сделки, предусматривающей по мнению истца, один способ расчетов сторон- передача построенного или реконструированного объекта в собственность ПАО "МОЭК".

Вместе с тем, этот документ является актом, содержащим технические характеристики и требования, соблюдение которых в силу законодательства и определенных нормативов необходимо для осуществления подключения потенциального потребителя тепловой энергии к сетям теплоснабжения.

Согласно ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 27.07.2010 № 190-ФЗ «О теплоснабжении» (далее - Закон о теплоснабжении) подключение (технологическое присоединение) теплопотребляющих установок и тепловых сетей потребителей тепловой энергии, в том числе застройщиков, к системе теплоснабжения осуществляется в порядке, установленном законодательством о градостроительной деятельности для подключения (технологического присоединения) объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Федеральным законом и правилами подключения (технологического присоединения) к системам теплоснабжения, утвержденными Правительством Российской Федерации.

В силу части 7 статьи 48 Градостроительного кодекса Российской Федерации технические условия, предусматривающие максимальную нагрузку, сроки подключения (технологического присоединения) объектов капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения и срок действия технических условий, а также информация о плате за такое подключение (технологическое присоединение) предоставляется организациями, осуществляющими эксплуатацию сетей инженерно-технического обеспечения, без взимания платы в течение четырнадцати дней по запросам федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления или правообладателей земельных участков.

Согласно ч. 8 ст. 48 Градостроительного кодекса организация, осуществляющая эксплуатацию сетей инженерно-технического обеспечения, обязана обеспечить правообладателю земельного участка в установленные сроки подключение (технологическое присоединение) построенного или реконструированного объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения в соответствии с техническими условиями и информацией о плате за подключение (технологическое присоединение), предоставленными правообладателю земельного участка.

В соответствии с абзацем 3 пункта 5 Правил подключения к системам теплоснабжения, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 № 307, выдача условий подключения является одним из этапов подключения объекта.

Следовательно, подключение (технологическое присоединение) тепловых сетей потребителей тепловой энергии, в том числе застройщиков, к системе теплоснабжения представляет собой законодательно регламентированную процедуру, в которой выдача технических условий и подписание сторонами акта о технологическом присоединении являются лишь отдельными этапами данной процедуры и не могут рассматриваться в качестве самостоятельных сделок.

При указанных обстоятельствах довод истца о том, что ПАО "МОЭК" является собственником спорной, новой теплосети, не подтверждается материалами дела.

В обоснование иска истец ссылался также на то, что соглашение о компенсации потерь (убытков) заключено им под давлением ПАО "МОЭК", занимающего доминирующее положение в сложившихся между сторонами отношениях, ответчик злоупотребил правом. Сделка была заключена истцом вынужденно, в целях соблюдения срока ввода дома в эксплуатацию и избежания уплаты неустойки, необходимостью получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

Ответчик, возражая на этот довод, указал на то, что, не являясь стороной инвестиционного контракта, он не мог знать, что истец заключает с ним соглашение исключительно из-за опасений нарушить срок ввода здания в эксплуатацию.

Действительно, ПАО "МОЭК" не является стороной инвестиционного контракта, в связи с чем, не могло быть осведомлено о сроках завершения строительства и о неустойке, которую истец должен был бы заплатить по контракту в случае нарушения сроков строительства и ввода построенного им здания в эксплуатацию, в связи с чем, невозможно утверждать, что ответчик использовал эти обстоятельства в качестве тяжелых для истца при заключении спорного соглашения, злоупотребил правом в нарушение ст. 10 ГК РФ и своим доминирующим положением на рынке в соответствующей сфере.

Кроме того, истец, являясь коммерческой организацией, осуществляющий предпринимательскую деятельность на свой риск, заключая инвестиционный контракт, согласился со всеми условиями, указанными в нем, в том числе о начислении штрафных санкций.

Более того, истец был осведомлен о том, что ответчик намерен получить денежную компенсацию за ликвидацию старой теплосети еще до того, как приступил к ее демонтажу и прокладке новой теплосети. Так, в письме № АП/07-6968/13 от 08.11.2013 г. (т. 3, приложение № 2 к отзыву) ответчик сообщил истцу: «С целью определения размера компенсации направляю Вам документацию, необходимую для проведения оценки стоимости ликвидируемого имущества Общества независимым оценщиком, аттестованным ОАО «МОЭК».

Перекладка теплосети была окончена в декабре 2013 г., что подтверждается Актом № 2327 от 20.12.2013, принята в эксплуатацию 24.01.2014.

Истец получил разрешение на ввод построенного им дома в эксплуатацию 29.08.2014. Однако в суд с иском о признании соглашения недействительной сделкой обратился только 20.05.2015 г., т.е. спустя почти девять месяцев.

Истцом не представлено доказательств того, что ему что-то препятствовало заявить ответчику о своём несогласии с соглашением в период с 29.08.2014 г. по 20.05.2015 г., притом, что переписка по вопросу компенсации велась с октября 2013 года, т.е. почти за год до указанном в инвестиционном контракте сроке окончания реализации контакта.

Более того, необходимость получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию предусмотрена законом и сама по себе не может являться тяжелым обстоятельством для истца.

Процедура получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, необходимые на то документы, основания для отказа в выдаче такого разрешения, требования к содержанию указанного документа установлены в ст. 55 Градостроительного кодекса.

Так, в п.7 ч. 3 ст. 55 Градостроительного кодекса предусмотрено в числе прочих документов, необходимых для предоставления в целях получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию также документы, подтверждающие соответствие построенного, реконструированного объекта капитального строительства техническим условиям и подписанные представителями организаций, осуществляющих эксплуатацию сетей инженерно-технического обеспечения (при их наличии).

Соглашение, вопреки мнению истца, не может быть признано и мнимой сделкой в части принятия истцом на себя обязанности по ликвидации (уничтожению) старой теплосети, уже ликвидированной по факту, поскольку в соответствующей части соглашение закрепляет и регулирует уже сложившиеся к моменту его заключения отношения, которым соглашение полностью соответствует: истцу ответчиком фактически была передана старая теплосеть для ликвидации, истец демонтировал ее, а затем построил на ее месте новую теплосеть с иными характеристиками.

Таким образом, правовые последствия правоотношений фактически уже существовали на дату их юридического оформления, т.е. на дату заключения соглашения, которым стороны урегулировали форму и размер компенсации.

Гражданское законодательство, как это следует из п. 2 ст. 425 ГК РФ, прямо предоставляет участникам гражданского оборота возможность урегулировать отношения, возникшие до заключения договора, в связи с чем, довод истца о мнимости соглашения как сделки является несостоятельным.

Выплата же компенсации является исполнением существовавшего обязательства истца по возмещению причиненного ущерба, в связи с чем, соглашение в части требования о выплате компенсации не может быть признано притворной сделкой, прикрывающей дарение между юридическими лицами.

Основание для выплаты компенсации являлось причинение убытков ответчику в связи с ликвидацией тепловых сетей, в связи с чем, соглашение не прикрывает какую-либо иную сделку, а закрепляет те правовые последствия, которые соответствуют сложившимся фактическим обстоятельствам.

При этом размер компенсации был определен независимым оценщиком по заказу истца. Так, Отчетом об оценке рыночной стоимости № 50/13 от 21.11.2013, приложенным к отзыву ответчика при новом рассмотрении дела, определена рыночная стоимость старой теплосети в размере 4 095 308 руб.

В силу ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Подписывая соглашение, истец тем самым добровольно согласился с условиями соглашения, в том числе и денежной компенсацией потерь от ликвидации старой теплосети, принадлежавшей ранее ответчику.

В соответствии со ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Согласно ч. 1 ст. 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В силу ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Оценив все представленные в материалы дела сторонами и третьими лицами доказательства в порядке ст. 71 АПК РФ, учитывая установленные судом фактические обстоятельства дела, суд правовых оснований для удовлетворения иска не усмотрел, в связи с чем, в его удовлетворении отказывает.

Расходы по уплате государственной пошлины по иску в соответствии со ст. 110 АПК РФ относятся на истца.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 1, 8, 10, 11, 12, 168, 179 ГК РФ, ст. ст. 9, 41, 49, 65, 71, 110, 123, 156, 167, 170, 176, 180 АПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении иска отказать.

Решение может быть обжаловано в течение месяца со дня принятия в Девятом арбитражном апелляционном суде.

Судья Е.А.Абрамова