НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Чувашской Республики от 18.06.2010 № А79-12204/09

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

г. Чебоксары

Дело № А79-12204/2009

25 июня 2010 года

Резолютивная часть решения объявлена 18.06.2010.

Полный текст решения изготовлен 25.06.2010.

Арбитражный суд Чувашской Республики в составе:

судьи Афанасьевой Н.И.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Владимировым А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению

открытого акционерного общества «Чебоксарская пивоваренная фирма «Букет Чувашии»

к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Чебоксары

о признании незаконным решения от 20.07.2009 № 13-10/300 в части,

при участии:

от заявителя – генерального директора Мешкова О.В., Гагарина А.Н. по доверенности от 02.11.2009, Круглова Д.П. по доверенности от 26.06.2008 № 1778/1, Капитоновой М.В. по доверенности от 17.06.2010 № 22-10,

от заинтересованно лица – Михайлова К.Г. по доверенности от 29.12.2009 № 05-22/500, Семеновой Р.А. по доверенности от 12.11.2009 № 13-10/453, Димитриевой С.А. по доверенности от 12.11.2009 № 13-10/452, Никандровой О.П. по доверенности от 12.11.2009 № 14-11/454,

установил:

открытое акционерное общество «Чебоксарская пивоваренная фирма «Букет Чувашии» (далее – заявитель, Общество, ОАО «Букет Чувашии») обратилось в Арбитражный суд Чувашской Республики с заявлением о признании незаконным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Чебоксары (далее – Инспекция, налоговый орган) от 20.07.2009 № 13-10/300 в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 5 053 443 руб., за неуплату налога на имущество организаций в виде штрафа в размере 9 448 руб. 77 коп., за неуплату налога на добычу полезных ископаемых в виде штрафа в размере 11 219 руб., привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 123 Кодекса за неправомерное неперечисление сумм налога на доходы физических лиц в виде штрафа в размере 2 859 руб., привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 Кодекса в виде штрафа в размере 42 650 руб., доначисления и предложения уплатить налог на прибыль организаций в сумме 2 269 490 руб., налог на добавленную стоимость в сумме 25 267 216 руб. и пени по данному налогу в размере 7 061 696 руб., налог на имущество организаций в сумме 47 243 руб. 31 коп. и пени по данному налогу в размере 8 947 руб. 93 коп., налог на добычу полезных ископаемых в сумме 56 097 руб. и пени по данному налогу в размере 15 121 руб., налог на доходы физических лиц в размере 14 295 руб. и пени по данному налогу в размере 3 504 руб.

В ходе судебного разбирательства заявитель отказался от требования о признании недействительным решения Инспекции от 20.07.2009 № 13-10/300 в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 3 677 533 руб., за неуплату налога на добычу полезных ископаемых в виде штрафа в размере 11 219 руб., доначисления и предложения уплатить налог на добавленную стоимость в размере 18 387 664 руб. 64 коп., пени за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в размере 5 087 046 руб. 36 коп., налог на прибыль организаций в размере 203 474 руб. 73 коп., налог на добычу полезных ископаемых в размере 56 097 руб., пени за несвоевременную уплату налога на добычу полезных ископаемых в размере 15 121 руб. в связи с тем, что решением Управления Федеральной налоговой службы по Чувашской Республике от 11.06.2010 № 05-13/131 внесены изменения в оспариваемое решение.

Представители Общества в заседании суда требование поддержали в оставшейся части по основаниям, изложенным в заявлении и письменных пояснениях (том 8 листы дела 108-109, том 19 листы дела 5-11, том 22 листы дела 11-16).

В заседании суда представители налогового органа требование Общества не признали по основаниям, изложенным в оспариваемом решении, отзыве на заявление (том 9 листы дела 1-34) и письменных пояснениях (том 19 листы дела 129-134, том 22 листы дела 40-58).

Выслушав пояснения представителей сторон, рассмотрев представленные доказательства, суд установил следующее.

Налоговым органом на основании решения о проведении выездной налоговой проверки от 30.09.2008 № 13-10/688 проведена выездная налоговая проверка ОАО «Букет Чувашии» по вопросам соблюдения законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2006 по 31.12.2007 (том 9 листы дела 36-37).

Результаты выездной налоговой проверки оформлены актом от 08.05.2009 № 13-10/106 дсп (том 9 листы дела 42-143).

Обществом представлены в налоговый орган письменные возражения по акту выездной налоговой проверки от 08.05.2009 № 13-10/106 дсп.

Рассмотрев материалы выездной налоговой проверки, письменные возражения Общества по акту выездной налоговой проверки от 08.05.2009 № 13-10/106 дсп, заместитель начальника Инспекции принял решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля от 19.06.2009 № 13-10/231 (том 9 листы дела 146, 147).

С учетом проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля в ходе выездной налоговой проверки в числе прочих нарушений проверяющие пришли к выводу о неуплате налога на добавленную стоимость в сумме 25 267 216 руб., налога на прибыль организаций в размере 2 269 490 руб., налога на имущество организаций в размере 47 243 руб. 85 коп., налога на добычу полезных ископаемых в размере 56 097 руб.

Также, по мнению налогового органа, Обществом не исчислен и не удержан налог на доходы физических лиц в размере 14 295 руб., не представлены сведения о невозможности удержать налог на доходы физических лиц в количестве двух штук.

Кроме того, налоговый орган установил непредставление ОАО «Букет Чувашии» истребованных копий документов в количестве 851 штуки.

По результатам выездной налоговой проверки Инспекцией вынесено решение от 20.07.2009 № 13-10/300 (том 1 листы дела 15-139).

Данным решением, в частности Общество привлечено к налоговой ответственности за упомянутые нарушения по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 5 053 443 руб., за неуплату налога на имущество организаций в виде штрафа в размере 9 448 руб. 77 коп., за неуплату налога на добычу полезных ископаемых в виде штрафа в размере 11 219 руб., по статье 123 Кодекса за неправомерное неперечисление налога на доходы физических лиц в виде штрафа в размере 2 859 руб., по пункту 1 статьи 126 Кодекса за непредставление документов и сведений в виде штрафа в размере 42 650 руб., а также ему предложено уплатить налог на добавленную стоимость в размере 25 267 216 руб. и пени по данному налогу в размере 7 061 696 руб., налог на прибыль организаций в размере 2 269 490 руб., налог на имущество организаций в размере 47 243 руб. 31 коп., пени по данному налогу в размере 8 947 руб. 93 коп., налог на добычу полезных ископаемых в размере 56 097 руб., пени по данному налогу в размере 15 121 руб., пени по налогу на доходы физических лиц в размере 3 504 руб., удержать сумму налога на доходы физических лиц в сумме 14 295 руб. из доходов, выплачиваемых налогоплательщикам.

Общество обратилось в Управление Федеральной налоговой службы по Чувашской Республике с апелляционной жалобой на решение Инспекции от 20.07.2009 № 13-10/300.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Чувашской Республике от 25.09.2009 № 05-13/229 решение Инспекции от 20.07.2009 № 13-10/300 оставлено без изменения (том 1 листы дела 140-164).

Не согласившись с решением налогового органа от 20.07.2009 № 13-10/300 в указанной части, Общество обжаловало его в судебном порядке.

В ходе судебного разбирательства ОАО «Букет Чувашии» отказалось от заявления о признании решения Инспекции от 20.07.2009 № 13-10/300 недействительным в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 3 677 533 руб., за неуплату налога на добычу полезных ископаемых в виде штрафа в размере 11 219 руб., предложения уплатить налог на добавленную стоимость в размере 18 387 664 руб. 64 коп., пени за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в размере 5 087 046 руб. 36 коп., налог на прибыль организаций в размере 203 474 руб. 73 коп., налог на добычу полезных ископаемых в размере 56 097 руб., пени за несвоевременную уплату налога на добычу полезных ископаемых в размере 15 121 руб.

В части 2 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено право заявителя при рассмотрении дела в арбитражном суде любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела, отказаться от заявленного требования.

Согласно части 5 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд принимает такой отказ в случае, если он не противоречит закону и не нарушает прав других лиц.

Поскольку из материалов дела не усматривается наличие обстоятельств, предусмотренных частью 5 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд полагает возможным принять частичный отказ заявителя от заявленного требования.

Пунктом 4 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что отказ от иска является основанием для прекращения производства по делу.

На основании пункта 4 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело по заявлению Общества о признании недействительным решения налогового органа от 20.07.2009 № 13-10/300 в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 3 677 533 руб., за неуплату налога на добычу полезных ископаемых в виде штрафа в размере 11 219 руб., предложения уплатить налог на добавленную стоимость в размере 18 387 664 руб. 64 коп., пени за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в размере 5 087 046 руб. 36 коп., налог на прибыль организаций в размере 203 474 руб. 73 коп., налог на добычу полезных ископаемых в размере 56 097 руб., пени за несвоевременную уплату налога на добычу полезных ископаемых в размере 15 121 руб. производством прекращается.

Проанализировав имеющиеся в материалах дела документы, суд приходит к выводу, что заявленное требование подлежит частичному удовлетворению в связи со следующим.

По пункту 1.10 решения налогового органа (стр. 46-54 решения от 20.07.2009 № 13-10/300).

Налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки пришел к выводу о завышении внереализационных расходов на сумму неправомерно созданного резерва по сомнительным долгам за 2006 год в сумме 2 255 979 руб. и за 2007 год в сумме 2 971 984 руб. по ЗАО «АгроИнвест», индивидуальному предпринимателю Ишуткину П.В., ООО «Букет-НН».

В связи с чем оспариваемым решением налоговый орган предложил уплатить ОАО «Букет Чувашии» налог на прибыль организаций за 2006 и 2007 годы в размере 1 254 711 руб.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы (пункт 2 статьи 252 Кодекса).

В силу подпункта 7 пункта 1 статьи 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией, в частности, расходы налогоплательщика, применяющего метод начисления, на формирование резервов по сомнительным долгам.

Порядок формирования резервов по сомнительным долгам установлен в статье 266 Кодекса, в пункте 1 которой определено, что сомнительным долгом признается любая задолженность перед налогоплательщиком, возникшая в связи с реализацией товаров, выполнением работ, оказанием услуг, в случае если эта задолженность не погашена в сроки, установленные договором, и не обеспечена залогом, поручительством, банковской гарантией.

В пункте 3 статьи 266 Кодекса предусмотрено право налогоплательщика создавать резервы по сомнительным долгам в порядке, предусмотренном настоящей статьей. Суммы отчислений в эти резервы включаются в состав внереализационных расходов на последний день отчетного (налогового) периода.

Согласно пункту 4 статьи 266 Кодекса сумма резерва по сомнительным долгам определяется по результатам проведенной на последнее число отчетного (налогового) периода инвентаризации дебиторской задолженности.

Согласно подпункту 12 пункта 3 статьи 100 Кодекса в акте, составленном по результатам налоговой проверки, должны быть отражены документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, или запись об отсутствии таковых.

Пунктом 8 статьи 101 Кодекса предусмотрено, что в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения должны быть изложены обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства.

Несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований настоящей статьи может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом (пункт 14 статьи 101 Кодекса).

Общество в целях налогового учета расходов за 2006 и 2007 годы в резерв по сомнительным долгам включило дебиторскую задолженность ЗАО «Агро-Инвест» в размере 1 615 079 руб.

Как следует из оспариваемого решения основанием, послужившим для исключения из сумм внереализационных расходов резерва по сомнительным долгам в размере 1 615 079 руб., явился вывод налогового органа о наличии у проверяемого налогоплательщика реальной возможности погашения сомнительной дебиторской задолженности путем проведения зачета встречных требований.

При этом ни акт выездной налоговой проверки, ни оспариваемое решение налогового органа не содержит ссылок на какие-либо документы, по результатам, исследования которых можно было бы придти к выводу о том, что Обществом необоснованно создан резерв по сомнительным долгам по ЗАО «Агро-Инвест» в сумме 1 615 079 руб.

Довод налогового органа об указании в платежных поручениях ЗАО «Агро-Инвест» только номеров договоров ни чем не подтвержден.

Доказательств поступления на расчетный счет Общества в 2006 году денежных средств от ЗАО «Агро-Инвест» в сумме 30 344 558 руб. в материалы дела не представлены.

Вывод о наличии у проверяемого налогоплательщика возможности проведения зачета встречных требований был сделан только исходя из акта сверки взаимных расчетов между ОАО «Букет Чувашии» и ЗАО «Агро-Инвест».

В соответствии со статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования при наличии заявления хотя бы одной из сторон.

В соответствии с позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пунктах 4, 5 Информационного письма от 29.12.2001 № 65, для прекращения обязательства зачетом встречного однородного требования необходимо, чтобы заявление о зачете было получено соответствующей стороной. Поставка товара сама по себе не приводит к прекращению возникшего из другого основания денежного обязательства поставщика перед получателем упомянутого товара по правилам статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации. Для прекращения встречного однородного требования зачетом необходимо заявление хотя бы одной из сторон.

Действующее законодательство предусматривает свободу договорных отношений. Наличие встречных обязательств, само по себе не свидетельствует об обязательном прекращении данных обязательств зачетом. Встречные обязательства сторон могли бы быть погашены путем взаимозачета только при желании сторон, действующее законодательство не предусматривает проведение зачета в обязательном или принудительном порядке.

Доказательств возможности погашения дебиторской задолженности ЗАО «Агро-Инвест» путем зачета взаимных требований налоговым органом в материалы дела не представлено.

Довод налогового органа о том, что дебиторская задолженность ЗАО «Агро-Инвест» не может считаться сомнительной, суд признает бездоказательным.

Кроме того, налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки пришел к выводу о завышении внереализационных расходов на сумму неправомерно созданного резерва по сомнительным долгам за 2007 год в сумме 2 971 985 руб. по ООО «Букет-НН».

Налоговый орган в обоснование данного вывода указал на то, что дебиторская задолженность ООО «Букет-НН» по накладным и счетам-фактурам, отраженным ОАО «Букет Чувашии» в справке инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами по состоянию на 31.12.2007, погашена ЗАО «МФК «ТРАСТ» в соответствии с договором от 23.05.2007 № 573/05/СК о факторинговом обслуживании.

Заявителем в налоговый орган были представлены возражения по акту выездной налоговой проверки, согласно которым Обществом ошибочно была включена в резерв по сомнительным долгам дебиторская задолженность ООО «Букет-НН», уступленная ЗАО «МФК «ТРАСТ», в связи с чем резерв по сомнительным долгам был скорректирован на дебиторскую задолженность, возникшую в результате неоплаты ООО «Букет-НН» товаров, полученных по более ранним накладным.

Налоговый орган по результатам рассмотрения возражений заявителя указал на то, что ООО «Букет-НН» произведена оплата товара, полученного по накладным, явившихся основанием для отнесения их в резерв по сомнительным долгам.

Однако в материалы дела такие доказательства налоговым органом не представлены.

Довод налогового органа об указании ООО «Букет-НН» в платежных поручениях в графе «назначение платежа» только на номер и дату договора также ни чем не подтвержден.

Поступление на расчетный счет денежных средств в период с 03.06.2007 по 19.09.2007, не свидетельствует о том, что ООО «Букет-НН» были оплачены именно те товары (услуги), полученные им по накладным, указанным в уточненной справке к акту инвентаризации расчетов с покупателями, поставщиками и прочими дебиторами и кредиторами по состоянию на 31.12.2007.

С учетом изложенного суд считает вывод налогового органа о неправомерном создании Обществом резерва по сомнительным долгам за 2007 год в сумме 2 971 985 руб. по ООО «Букет-НН» неподтвержденным материалами данного дела.

Довод налогового органа о неправомерности создания резерва по сомнительным долгам за 2006 год по индивидуальному предпринимателю Ишуткину П.В. в размере 640 900 руб. суд считает правомерным.

Оценив доводы сторон по данному эпизоду и представленные документы, суд полагает, что по состоянию на 31.12.2006 отсутствует долг по оплата товара, полученного индивидуальным предпринимателем Ишуткиным П.В. по товарным накладным от 29.08.2006 и 30.08.2006, так как из выписки по расчетному счету Общества следует, что индивидуальный предприниматель Ишуткин П.В. в платежных поручениях на перечисление денежных средств, указывал лишь номер и дату договора, в рамках которого был получен товар.

Оспариваемым решением налогового органа ОАО «Букет Чувашии» предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций за 2006 и 2007 годы в результате завышения внереализационных расходов на сумму неправомерно созданного резерва по сомнительным долгам в сумме 1 254 711 руб.

Вместе с тем предложение уплатить налог может быть сделано налогоплательщику в том случае, если его действия повлекли возникновение недоимки перед соответствующим бюджетом.

Согласно статье 11 Кодекса недоимка это сумма налога или сумма сбора, не уплаченная в установленный законодательством о налогах и сборах срок.

В пункте 42 Постановления от 28.02.2001 № 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации» Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что при применении статьи 122 Кодекса судам необходимо иметь в виду, что «неуплата или неполная уплата сумм налога» означает возникновение у налогоплательщика задолженности перед соответствующим бюджетом (внебюджетным фондом) по уплате конкретного налога в результате совершения указанных в данной статье деяний (действий или бездействия).

В соответствии с пунктом 5 статьи 78 Кодекса зачет суммы излишне уплаченного налога в счет погашения недоимки по иным налогам, задолженности по пеням и (или) штрафам, подлежащим уплате или взысканию в случаях, предусмотренных Кодексом, производится налоговыми органами самостоятельно.

Следовательно, наличие на момент вынесения решения у Общества переплаты, исключает наличие недоимки в размере имеющейся переплаты.

В оспариваемом решении Инспекции указано на то, что у Общества по налогу на прибыль организаций имеется переплата, в связи с чем не начислены пени и не наложен штраф по пункту 1 статьи 122 Кодекса.

Данные обстоятельства Инспекцией не оспорены в ходе судебного разбирательства.

Таким образом, на момент вынесения Инспекцией оспариваемого решения у Общества имелась переплата по налогу на прибыль организаций, превышавшая доначисления по названному налогу.

При таких обстоятельствах, суд считает решение налогового органа от 20.07.2009 № 13-10/300 в части предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль организаций в размере 1 254 711 руб. неправомерным.

По пункту 1.4 и по пункту 2.1(а) решения налогового органа (стр. 15-19, 56-58) решения от 20.07.2009 № 13-10/300).

Из решения налогового органа от 20.07.2009 № 13-10/300 следует вывод о необоснованном отнесении Обществом в состав расходов при исчислении налога на прибыль организаций за 2006 и 2007 годы стоимости транспортных и рекламных услуг в сумме 3 270 472 руб. и применении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость за период с октября 2006 года по март 2007 года в размере 311 418 руб. по взаимоотношениям с ООО «Акустрон».

Данный вывод налоговый орган основывает на следующих обстоятельствах: ООО «Акустрон» не находится по своему юридическому адресу; налоговая и бухгалтерская отчетность не представляется; Волкова И.П., являющаяся согласно сведениям, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц, директором и учредителем ООО «Акустрон», отрицает свою причастность к ООО «Акустрон»; Волкова И.П. является учредителем и руководителем еще шести организаций; ООО «Акустрон» транспортные средства не имеет; транспортные средства, на которых перевозился товар Общества за ООО «Акустрон» не зарегистрированы; нотариусом подпись Волковой И.П. на заявлении на открытие счета в ОАО ПК «Элкабанк» не удостоверялась; из справки специалиста экспертно-криминалистического центра № 62 от 15.06.2009 следует, что подписи в актах сдачи-приемки оказанных услуг в графе «исполнитель» вероятно выполнены не Волковой И.П., а другим лицом; оплата услуг производилась взимозачетами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей вычеты.

Согласно пункту 2 статьи 171 Кодекса вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса (за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса), либо товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В статье 172 Кодекса определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса.

Согласно статье 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях настоящей главы признаются для российских организаций - полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 «Налог на прибыль» Кодекса.

Налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Из приведенных норм следует, что для включения понесенных затрат в состав расходов и предъявления к вычету налога на добавленную стоимость, налогоплательщик должен документально доказать факт реального несения затрат, а также их связь с производственной деятельностью.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 16.10.2003 № 329-О разъяснил, что истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Кодекса, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности.

Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо. В силу части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Согласно пункту 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Материалами данного дела подтверждается, что ООО «Акустрон» зарегистрировано в установленном порядке, и на момент осуществления сделок не ликвидировано.

При этом, Обществом была проявлена должная осмотрительность при выборе контрагента, в частности, Общество удостоверилось в правоспособности ООО «Акустрон», зарегистрированного налоговым органом в установленном порядке и являющегося действующим юридическими лицами (том 8 листы дела 118-135).

Адрес, указанный в представленных Обществом документах, соответствует адресу, содержащемуся в Едином государственном реестре юридических лиц, является юридическим адресом ООО «Акустрон».

Вместе с тем, в договорах, заключенных с ООО «Акустрон», также был указан адрес: г. Самара, ул. Гроднинская, д. 1, однако налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки не проверил возможность нахождения ООО «Акусторн» по данному адресу.

Счета-фактуры, выставленные ООО «Акустрон» имеют все необходимые реквизиты, подписи и соответствуют предъявляемым к ним формальным требованиям.

Акты сдачи-приемки оказанных услуг отвечают требованиям статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Договоры, акты сдачи-приемки оказанных услуг, счета-фактуры ООО «Акустрон» подписаны Волковой И.П., которая согласно сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц является единственным учредителем и директором ООО «Акустрон».

В подтверждение вывода о том, что акты сдачи-приемки оказанных услуг, счета-фактуры содержат недостоверные сведения, налоговый орган ссылается на объяснения Волковой И.П., полученные 12.02.2009 оперуполномоченным ГУВД по Самарской области (том 15, лист дела 4).

В соответствии со статьей 36 Кодекса по запросу налоговых органов органы внутренних дел участвуют вместе с налоговыми органами в проводимых ими выездных налоговых проверках. Пунктом 7 Инструкции «О порядке взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов при осуществлении выездных налоговых проверок», утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации и Министерства налогов и сборов Российской Федерации от 22.01.2004 № 76/АС-3-06/37, зарегистрированной в Минюсте Российской Федерации 26.02.2004 № 5588, основанием для проведения такой проверки является решение руководителя (заместителя руководителя) налогового органа о ее проведении. В случае если сотрудники органов внутренних дел привлекаются к проведению ранее начавшейся выездной налоговой проверки, руководителем (заместителем руководителя) налогового органа выносится решение о внесении дополнений в принятое решение (постановление) о проведении данной проверки, предусматривающее соответствующее изменение состава проверяющей группы.

Объяснение, полученное органом внутренних дел и переданное в налоговые органы, в силу позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 04.02.1999 № 18-О, не имеет статуса доказательства, а является лишь сведением, и может служить в данном случае основанием для принятия налоговой инспекцией мероприятий налогового контроля.

В ходе проведения выездной налоговой проверки Общества Волкова И.П. налоговым органом в порядке, предусмотренном статьей 90 Кодекса, опрошена не была.

Более того, объяснения Волковой И.П. опровергаются сведениями, содержащимися в Едином государственном реестре юридических лиц.

В связи с чем, объяснения Волковой И.П., полученные 12.02.2009, являются недопустимыми доказательствами в подтверждение вывода налогового органа о недостоверности сведений в актах сдачи-приемки оказанных услуг, счетах-фактурах ООО «Акустрон».

Отсутствие транспортных средств у ООО «Акустрон» не свидетельствует о невозможности оказания ООО «Акустрон» услуг по перевозке продукции.

Налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки собственники, транспортных средств, на которых перевозилась продукция, не допрашивались, встречные проверки не проводились.

Как следует из оспариваемого решения налоговый орган оплату оказанных ООО «Акустрон» услуг налоговый орган не опровергает.

Из материалов дела также усматривается, что ОАО «Букет Чувашии» имело длительные хозяйственные связи с данным контрагентом (с 2004 год).

Также следует отметить, что налоговый орган, делая вывод об отсутсвии реальных отношений между ООО «Акустрон» и ОАО «Букет Чувашии», не отрицает факт реализации товара (пива) ООО «Акустрон» в рамках договоров от 01.01.2006 № 1112, от 01.01.2007 № 185 и включения ее в объект обложения налогом на добавленную стоимость, налогом на прибыль организаций и акцизами.

Представленные Обществом в материалы дела и исследованные налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки первичные документы в совокупности свидетельствуют о совершении хозяйственных операций между Обществом и ООО «Акустрон».

Инспекцией не представлено доказательств, свидетельствующих об отсутствии разумных экономических причин совершения обществом хозяйственных операций с ООО «Акустрон».

Фактически не опровергнув представленные Обществом документы и достоверность указанных в них сведений, налоговый орган делает вывод об отсутствии сделок с ООО «Акустрон» на основании информации, полученной в отношении данного контрагента.

Пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» установлено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

В ходе выездной налоговой проверки Инспекцией не установлено и в материалы дела не представлены доказательств того, что Общество и его контрагент являются взаимозависимыми либо аффинированными лицами, не выявлена и осведомленность должностных лиц Общества о невыполнении ООО «Акустрон» своих налоговых обязательств (о непредставлении в налоговый орган налоговых деклараций, неуплате налогов в бюджет).

Налоговым органом не представлены доказательства того, что представленные Обществом документы направлены на создание видимости ведения хозяйственной деятельности.

Исследовав имеющиеся в деле доказательства, оценив их во взаимосвязи и совокупности, суд приходит к выводу о том, что налоговым органом не доказано, что целью заключения сделок с ООО «Акустрон» является исключительно получение необоснованной налоговой выгоды и заключенные сделки не имеют разумной хозяйственной цели, а опосредуют участие налогоплательщика в создании схемы обогащения за счет получения денежных средств из бюджета.

С учетом изложенного суд считает решение налогового органа от 20.07.2009 № 13-10/300 неправомерным в части предложения уплатить налог на прибыль организаций за 2006 и 2007 годы в размере 784 914 руб., налог на добавленную стоимость за период с октября 2006 года по март 2007 года в размере 311 418 руб., пени по налогу на добавленную стоимость в размере 35 390 руб. 86 коп., привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса в виде штрафа за неуплату налога на добавленную стоимость в размере 62 284 руб.

По пункту 2.2 решения налогового органа (стр. 66-74 решения от 20.07.2009 № 13-10/300).

Налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки пришел к выводу о неуплате налога на добавленную стоимость за март, апрель и май 2007 года в общей сумме 6 568 130 руб. 11 коп. в результате неправомерного предъявления к вычету налога на добавленную стоимость по счетам-фактурам, выставленным ООО «Оснастка».

Условия и порядок применения налоговых вычетов предусмотрены в статьях 171 и 172 Кодекса.

В соответствии с пунктом 2 статьи 171 Кодекса вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса (за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса), либо товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В статье 172 Кодекса определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пункту 1 статьи 169 Кодекса счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса.

Таким образом, при соблюдении указанных требований Кодекса налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Из материалов данного дела усматривается, что ОАО «Букет Чувашии» и ООО «Оснастка» заключили договор от 10.10.2006 № 038/2006 (том 10 листы дела 10-33), согласно которому ООО «Оснастка» (продавец) обязалось передать в собственность Общества (покупателя) комплект оборудования для розлива пива в жестебанку, а Общество обязалось принять и оплатить его. Общая стоимость комплекта оборудования составляет 1 150 000 евро.

На оплату переданного на основании данного договора комплекта оборудования ООО «Оснастка» выставило Обществу счета-фактуры от 09.03.2007 № 00000004, от 20.03.2007 № 00000006, от 03.04.2007 № 00000011, от 05.04.2007 № 00000012 на сумму 1 150 000 евро, в том числе налог на добавленную стоимость 175 423,75 евро (том 10, листы дела 38-42).

15.01.2007 между ООО «Оснастка» и Обществом заключен договор подряда № 038/М/07, согласно которому ООО «Оснастка» приняло на себя обязательства по выполнению работ по монтажу и пуску-наладке оборудования, поставленного в рамках договора от 10.10.2006 № 038/2006 (том 10, листы дела 34-37).

На оплату выполненных работ по договору от ООО «Оснастка» выставило ОАО «Букет Чувашии» счета-фактуры от 21.05.2007 № 00000081, 00000082, 00000083, 00000084, 00000089 на сумму 218 269, 55 евро, в том числе налог на добавленную стоимость в размере 33 294,36 евро (том 10, листы дела 43-47).

ОАО «Букет Чувашии» указанные счета-фактуры отразило в книге покупок и предъявило к вычету в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость за март, апрель, май 2007 года налог в общей сумме 6 568 130 руб. 11 коп.

Общество оплату стоимости оборудования и работ произвело в полном объеме путем перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «Оснастка», что не оспаривается налоговым органом.

Как следует из оспариваемого решения факт поставки оборудования и выполнение работ по его монтажу и пуску-наладке ООО «Оснастка» Инспекцией не оспаривается.

Факт приобретения ОАО «Букет Чувашии» оборудования для операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, налоговым органом также не оспорено.

Таким образом, условия для применения налоговых вычетов, определенные статьями 171 и 172 Кодекса, ОАО «Букет Чувашии» соблюдены.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в его Определении от 16.10.2003 № 329-О, истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Кодекса, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 1 постановления от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» разъяснил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

Данная позиция подтверждена в определении Конституционного Суда Российской Федерации 25.07.2001 № 138-О, согласно которому налоговые органы контролируют исполнение налоговых обязательств в установленном порядке, проводят проверки добросовестности налогоплательщиков, а в случаях выявления их недобросовестности обеспечивают охрану интересов государства, в том числе с использованием механизмов судебной защиты.

Правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Обязанности по доказыванию факта недобросовестности и представлению соответствующих доказательств возлагаются на налоговый орган, именно он должен доказать те обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих требований и возражений.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, установленных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Соответственно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов, оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в указанных счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать об указании продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. В силу части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возложена на орган, который принял решение.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств; оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Из оспариваемого решения Инспекции следует, что основанием для доначисления 6 568 130 руб. 11 коп. налога на добавленную стоимость за март, апрель, май 2007 года, 1 313 626 руб. пеней по данному налогу и 1 939 258 руб. 78 коп. штрафа за его неуплату послужил вывод о неправомерном применении Обществом налоговых вычетов на основании счетов-фактур, выставленных ООО «Оснастка», поскольку содержат недостоверную и противоречивую информацию, не соответствуют требованиям статьи 169 Кодекса.

Данный вывод налоговый орган основывает на том, что ООО «Оснастка» первоначально были представлены документы, подтверждающие факт приобретения оборудования у ООО «Корсел», а затем у ООО «Хенк». Руководитель ООО «Оснастка» показал, что оборудование приобретали у ООО «Корсел», заместитель директора ООО «Оснастка» показала, что оборудование приобретали у ООО «Хенк». Растаможивание оборудования осуществляло ООО «Дельфиниум».

Довод налогового органа о представлении ООО «Оснастка» первоначально документов, подтверждающих факт приобретения оборудования у ООО «Корсел», а затем у ООО «Хенк», не может влиять на право Общества, не являющегося участником этих правоотношений, по предъявлению к вычету налога на добавленную стоимость, фактически уплаченного им непосредственно ООО «Оснастка» в составе стоимости приобретенного оборудования и выполненных работ.

Наличие у налогового органа претензий к деятельности ООО «Оснастка», а также к его контрагентам, не может свидетельствовать о недобросовестности Общества как самостоятельного налогоплательщика, поскольку положения Кодекса не позволяют сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия других организаций, в том числе участвующих в движении товаров, и за ненадлежащее исполнение такими организациями своих налоговых обязательств.

Должностные лица (директор, заместителя директора) ООО «Оснастка» подтвердили факт поставки ОАО «Букет Чувашии» оборудования и выполнения работ по его монтажу и пуску-наладке (том 10 листы дела 1-3, 90, 103-104 том 12 листы дела 1-4).

Из пояснений должностных лиц ООО «Оснастка» следует, что ООО «Оснастка» поставку оборудования в ОАО «Букет Чувашии» осуществляло в рамках договора от 04.09.2006 № 038/2006-ск, заключенного с ООО «Хенк».

В материалах дела имеется договор субкомиссии от 04.09.2006 № 038/2006-ск (том 10 листы дела 127-146), согласно которому ООО «Оснастка» (субкомиссионер) обязуется по поручению ООО «Хенк» (комиссионер) продать принадлежащее комитенту товары за вознаграждение.

Из материалов дела не следует (в том числе из оспариваемого решения налогового органа), что ОАО «Букет Чувашии» знало о том, что ООО «Оснастка» при совершении сделок выступало в качестве субкомиссионера в рамках договора субкомиссии от 04.09.2006 № 038/2006-СК.

При заключении договоров поставки с ООО «Оснастка» у ОАО «Букет Чувашии» отсутствовали сведения о том, что ООО «Оснастка» действовало как субкомиссионер.

Также отклоняется арбитражным судом и довод налогового органа о том, что ни одной из организаций: ООО «Оснастка», ООО «Корсел», ООО «Хенк», ООО «Дельфиниум» налог в бюджет не уплачен, а Общество применило налоговый вычет, поскольку Кодекс не ставит право налогоплательщика на вычет в зависимость от уплаты налога на добавленную стоимость в бюджет его контрагентом.

Приобретение налогоплательщиком оборудования по более высокой цене само по себе не означает получения им необоснованной налоговой выгоды, так как каждый участник сделок с товаром в цепочке перепродавцов несет свою долю налогового бремени.

Налоговым органом не представлено доказательств согласованности действий ОАО «Букет Чувашии», ООО «Оснастка», ООО «Корсел», ООО «Хенк», ООО «Дельфиниум».

Представленные налоговым органом документы не подтверждают фиктивность расчетов и отсутствие у ОАО «Букет Чувашии» затрат по уплате налога на добавленную стоимость, поскольку не доказывают ни наличия замкнутой цепочки банковских проводок и возвращения уплаченных сумм Обществу, ни наличия связи между Обществом и последующими участниками расчетов.

Достоверных доказательств, опровергающих совершение Обществом сделок с ООО «Оснастка», Инспекция суду не предоставила.

Следует также отметить, что доказательствам, подтверждающим поставку оборудования, выполнение работ по его монтажу и пуску-наладке и их оплаты, при решении вопроса, связанного с налогообложением прибыли и налоговыми вычетами по налогу на добавленную стоимость, налоговым органом дана различная правовая оценка. Включение Обществом в состав расходов затрат, связанных с фактом поставки оборудования, выполнением работ по его монтажу и пуску-наладке, налоговый орган посчитал правомерным.

Приведенные налоговым органом доводы не позволяют утверждать о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды, что действия Общества не имели разумной хозяйственной цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий. Доказательств недобросовестности Общества и незаконного обогащения за счет средств бюджета налоговым органом не представлено.

Фактические обстоятельства, с которыми Кодекс связывает право налогоплательщика на предъявление к вычету налога на добавленную стоимость, подтвержденные материалами дела, налоговым органом не опровергнуты.

При таких обстоятельствах, Инспекция не доказала правомерность решения от 20.07.2009 № 13-10/300 в части доначисления ОАО «Букет Чувашии» 6 568 130 руб. 11 коп. налога на добавленную стоимость, начисления соответствующих пеней и налоговой санкции по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату указанной суммы налога.

По пунктам 1.5 и 5.1 решения налогового органа (стр. 19-26, 99-107 решения от 20.07.2009 № 13-10/300).

Налоговый орган оспариваемым решением привлек Общество к налоговой ответственности по статье 123 Кодекса в виде штрафа в размере 2 859 руб., предложил удержать сумму налога на доходы физических лиц в размере 14 295 руб. из доходов налогоплательщиков, уплатить пени по налогу на доходы физических лиц в размере 3 504 руб., а также предложил уплатить налог на прибыль организаций в размере 26 390 руб.

Налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки было установлено, что работникам ОАО «Букет Чувашии» под отчет выдавались денежные средства, которые впоследствии расходовались на оплату гостиничных услуг в период нахождения данных работников в служебных командировках. В подтверждение понесенных расходов работниками представлялись первичные документы (авансовые отчеты, кассовые чеки, счета гостиниц). При этом, сведения о гостиницах, в которых проживали работники Общества, в Едином государственном реестре юридических лиц отсутствуют, ИНН у данных организаций неверный, кассовые чеки, счета гостиниц содержат недостоверные сведения. С учетом изложенного, по мнению Инспекции, предъявленные работниками документы в подтверждение понесенных расходов на оплату гостиничных услуг содержат недостоверные сведения, в связи с чем, произведенные расходы, подтвержденные такими документами не могут быть учтены в составе расходов применительно к пункту 1 статьи . 252 Кодекса, а суммы, выданные работникам, являются их доходом, с которых должен быть исчислен, удержан и уплачен налог на доходы физических лиц.

В соответствии со статьей 207 Кодекса налогоплательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Согласно статье 209 Кодекса объектом налогообложения для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.

По правилам статьи 210 Кодекса при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 Кодекса.

Как следует из статьи 41 Кодекса, доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главой 23 «Налог на доходы физических лиц» и главой 25 «Налог на прибыль организаций» Кодекса.

При выплате такого дохода налогоплательщику у налогового агента в силу требований статьи 24 Кодекса возникает обязанность по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет налогов.

В ходе выездной налоговой проверки налоговым органом установлено, что работникам Общества под отчет выдавались денежные средства, которые впоследствии расходовались на оплату гостиничных услуг в период нахождения данных работников в служебных командировках.

Достоверность представленных работниками документов, подтверждающих произведенные расходы, определяется самим Обществом. Авансовые отчеты работников Обществом приняты, нахождение работников в командировке в соответствующие периоды, проезд к месту командировки и обратно налоговым органом не оспаривается (том 17, листы дела 82-227).

Налоговым органом доказательств того, что гостиничные услуги работникам Общества не были предоставлены и спорные выплаты фактически остались у данных работников, т.е. ими был получен доход, не представлено.

Инспекция не представила доказательств того, что спорные суммы явились экономической выгодой работников Общества. При направлении работника в командировку преследовались интересы работодателя, поэтому такая выплата в налоговую базу работника не включается.

Таким образом, у налогового органа отсутствовали законные основания для правовой оценки подотчетных сумм как дохода физических лиц, в связи с чем, вывод о том, что Обществом с указанных сумм должен быть исчислен, удержан и уплачен налог на доходы физических лиц, является необоснованным.

Согласно статье 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организации является прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством. При этом, расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

К прочим расходам в силу подпункта 12 пункта 1 статьи 264 Кодекса относятся расходы на командировки, в частности, на проезд работника к месту командировки и обратно к месту постоянной работы, наем жилого помещения, суточные.

В соответствии с правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной, соответственно, в Определении от 25.07.2001 № 138-О и в Постановлении Пленума от 12.10.2006 № 53, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Это означает, что налогоплательщик признается добросовестным, пока не доказано обратное.

В материалах дела имеются авансовые отчеты по форме № ОА-1 с приложением командировочных удостоверений с отметками о нахождении в местах пребывания, служебных заданий для направления в служебные поездки и отчетов об их выполнении, счетов гостиниц, кассовых чеков.

Направляя работника в служебную командировку, Общество не может располагать сведениями о том, к услугам какой именно гостиницы обратится соответствующий работник, тем самым заранее проверить правоспособность, состояние на налоговом учете лиц, оказывающих гостиничные услуги. Отсутствует такая возможность и у работника, направленного в служебную командировку.

Оценив имеющиеся в деле доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд считает, что ОАО «Букет Чувашии» обоснованно учитывало в составе расходов, уменьшающих доходы, произведенные командировочные расходы.

При таких обстоятельствах, налоговый орган неправомерно привлек Общество к налоговой ответственности по статье 123 Кодекса в виде штрафа в размере 2 859 руб., предложил удержать сумму налога на доходы физических лиц в размере 14 295 руб. из доходов налогоплательщиков, уплатить пени по налогу на доходы физических лиц в размере 3 504 руб., а также предложил уплатить налог на прибыль организаций в размере 26 390 руб.

По пункту 5.3 решения налогового органа (стр. 111 решения от 20.07.2009 № 13-10/300).

Инспекция в ходе выездной налоговой проверки сделала вывод о нарушении заявителем пункта 5 статьи 226 Кодекса, в связи с тем, что в течение одного месяца письменно не было сообщено в налоговый орган по месту учета о невозможности удержать налог на доходы физических лиц и о сумме задолженности на 2 физических лиц (Измалков А.И. и Клименски П.С.).

В соответствии с пунктом 1 статьи 126 Кодекса непредставление в установленный срок налогоплательщиком (налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, влечет взыскание штрафа в размере 50 рублей за каждый непредставленный документ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 210 Кодекса при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 настоящего Кодекса.

Согласно пункту 4 статьи 226 Кодекса налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. Удержание у налогоплательщика начисленной суммы налога производится налоговым агентом за счет любых денежных средств, выплачиваемых налоговым агентом налогоплательщику, при фактической выплате указанных денежных средств налогоплательщику либо по его поручению третьим лицам. При этом удерживаемая сумма налога не может превышать 50 процентов суммы выплаты.

При невозможности удержать у налогоплательщика исчисленную сумму налога налоговый агент обязан в течение одного месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств письменно сообщить в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог и сумме задолженности налогоплательщика (пункт 5 статьи 226 Кодекса).

Пунктом 2 статьи 230 Кодекса установлено, что налоговые агенты представляют в налоговый орган по месту своего учета сведения о доходах физических лиц этого налогового периода и суммах, начисленных и удержанных в этом налоговом периоде, ежегодно не позднее первого апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом, по форме, утвержденной федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов.

Таким образом, признание организации налоговым агентом в смысле положений главы 23 Кодекса и возникновение у налогового агента обязанностей, установленных пунктом 2 статьи 230 Кодекса, а также пунктом 5 статьи 226 Кодекса поставлено в зависимость от факта выплаты организацией дохода физическому лицу в денежной либо натуральной форме, а также получение физическим лицом от организации дохода в виде материальной выгоды.

Из материалов данного дела следует, что Общество платежными поручениями от 19.04.2007 № 1902 и от 24.04.2007 № 2017 произвело оплату проживания Клименски П.С. и Измалкова А.И. в ОАО «Отель» (том 17 листы дела 1, 4-7).

В ходе судебного разбирательства представители заявителя пояснили, что оплата проживания данных лиц в гостинице произведена в связи с тем, что данные лица прибыли в г. Чебоксары для монтажа и запуска оборудования, приобретенного у ООО «Оснастка» на основании договора от 10.10.2006 № 038/2006 (том 10, листы дела 136-141).

В пункте 7.2 данного договора стороны предусмотрели, что шефмонтаж и запуск оборудования осуществляется специалистом продавца, проживание оплачивается покупателем.

Несение Обществом расходов по проживанию Клименски П.С. и Измалкова А.И. в ОАО «Отель» осуществлялось во исполнение обязательств Общества, установленных договором от 10.10.2006 № 038/2006 и никакого дохода физическим лицам не приносило.

Фактической выплаты денежных средств указанным физическим лицам не производилось. Денежные средства за проживание Обществом перечислялись ОАО «Отель», то есть расчеты происходили между юридическими лицами: ОАО Букет Чувашии» и ОАО «Отель».

Таким образом, оплата Обществом проживания в гостинице Клименски П.С. и Измалкова А.И. не может быть признана их доходом.

При таких обстоятельствах у физических лиц не возникло дохода в целях налогообложения, а значит у ОАО «Букет Чувашии» не возникло обязанности по исчислению, удержанию и уплате суммы налога, предусмотренной пунктом 5 статьи 226 Кодекса.

Налоговый орган не представил доказательства наступления условий, предусмотренных пунктом 5 статьи 226 Кодекса, обусловливающих возникновение обязанности налогового агента по представлению сведений в налоговый орган о доходах физических лиц.

В связи с этим у Общества отсутствовала обязанность по представлению в налоговый орган сведений, предусмотренных в пункте 5 статьи 226 Кодекса.

Следовательно, привлечение Общества к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 Кодекса в виде штрафа в размере 100 руб. неправомерно.

По пункту 4 решения налогового органа (стр. 95-99 решения от 20.07.2009 № 13-10/300).

Налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки пришел к выводу о занижении объекта налогообложения по налогу на имущество организаций вследствие не включения стоимости эксплуатируемого с декабря 2006 года склада кег в сумме 1 438 947 руб. 86 коп. и стоимости эксплуатируемого с ноября 2007 года склада преформ в сумме 2 548 698 руб. 81 коп. В связи с чем оспариваемым решением Общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса в виде штрафа в размере 9 448 руб. 77 коп., доначислен налог на имущество организаций в размере 47 243 руб. 85 коп. и пени в размере 8 947 руб. 93 коп.

В соответствии с пунктом 1 статьи 374 Кодекса объектом налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Согласно пунктам 7, 12, 13 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13.10.2003 № 91н (далее - Методические указания), операции по движению (поступление, внутреннее перемещение, выбытие) основных средств оформляются первичными учетными документами, которыми выступают инвентарные карточки учета основных средств.

При этом заполнение инвентарной карточки (инвентарной книги) производится на основе акта (накладной) приемки-передачи основных средств, технических паспортов и других документов на приобретение, сооружение, перемещение и выбытие инвентарного объекта основных средств.

Надлежащими документами, свидетельствующими о вводе объекта в эксплуатацию, является акт приемки законченного строительством объекта приемочной комиссией типовой отраслевой формы КС-14, утвержденной Постановлением Госкомстата России от 30.10.1997 № 71а.

Пункт 38 Методических указаний устанавливает, что принятие основных средств к бухгалтерскому учету осуществляется на основании утвержденного руководителем организации акта (накладной) приемки-передачи основных средств, который составляется на каждый отдельный инвентарный объект.

Из системного толкования указанных норм права следует, что обязанность по уплате налога на имущество возникает у налогоплательщика с начала использования объекта, завершенного строительством и принятого по акту в эксплуатацию, в деятельности общества.

Порядок учета на балансе организации объекта основных средств регулируется, в том числе, и приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 № 26н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» (ПБУ 6/01).

В соответствии с пунктом 4 данного Положения при принятии к бухгалтерскому учету активов в качестве основных средств необходимо единовременное выполнение следующих условий:

1) объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование;

2) объект предназначен для использования в течение длительного времени, то есть срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев;

3) организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта;

4) объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

Таким образом, если актив предназначен для использования в процессе производства продукции (оказания услуг, выполнения работ), он включается в состав основных средств в момент готовности к эксплуатации.

В пункте 22 Методических указаний предусмотрено, что основные средства могут приниматься к бухгалтерскому учету в случаях: приобретения, сооружения и изготовления за плату; сооружения и изготовления самой организацией; поступления от учредителей в счет вкладов в уставный (складочный) капитал, паевой фонд и в других случаях.

Согласно частям 1, 2 статьи 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации разрешение на ввод объекта в эксплуатацию представляет собой документ, который удостоверяет выполнение строительства, реконструкции, капитального ремонта объекта капитального строительства в полном объеме в соответствии с разрешением на строительство, соответствие построенного, реконструированного, отремонтированного объекта капитального строительства градостроительному плану земельного участка и проектной документации.

Для ввода объекта в эксплуатацию застройщик обращается в федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления, выдавшие разрешение на строительство, с заявлением о выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию является основанием для постановки на государственный учет построенного объекта капитального строительства, внесения изменений в документы государственного учета реконструированного объекта капитального строительства (часть 10 статьи 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела, администрацией города Чебоксары распоряжениями от 30.06.2009№ 2337-р и № 2338-р (том 5 лист дела 77-84, 89-96) утверждены акты приемки от 29.06.2009 и разрешения от 30.06.2009 № «RU21304000»-«79c» и № «RU21304000» - «80с» на ввод в эксплуатацию законченного строительством объектов: «пристрой к главному производственному корпусу с приточно-вытяжной системой - склад кег», «пристрой к главному производственному корпусу с приточно-вытяжной системой - склад преформ».

В актах о приемки законченных строительством спорных объектов от 29.06.2009 указано на принятие их в эксплуатацию.

Следовательно, с указанной даты спорные объекты (склад кег и склад преформ) подлежат учету в качестве основных средств на балансовом счете 01 «Основные средства», их стоимость необходимо учитывать при расчете среднегодовой стоимости имущества налогоплательщика в целях исчисления налога на имущество.

В ходе выездной налоговой проверки налоговый орган пришел к выводу о том, что затраты на капитальные вложения, связанные со строительством склада кег и склада преформ, включенные в первоначальную стоимость объекта, составили 1 438 947 руб. 86 коп. и 2 548 698 руб. 81 коп. соответственно.

Однако, согласно актам о приемки законченных строительством объектов от 29.06.2009 стоимость склада кег составила 1 729 683 руб. 35 коп., склада преформ – 3 594 384 руб. 93 коп.

Налоговый орган не представил в материалы доказательства того, что склад кег и склад преформ подлежали принятию к учету в качестве основных средств с 01.12.2006 и с 01.11.2007 соответственно.

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие пригодность использования спорных объектов по назначению с указанных дат.

Протокол осмотра от 15.12.2008 (том 16 листы дела 145-147), а также протокол допроса Хожъяловой В.А. (том 16 листы дела 149-151) не свидетельствуют о доведении склада кег и склада преформ до состояния, в котором они были пригодны для эксплуатации с 01.12.2006 и 01.11.2007 соответственно.

Представленный в материалы дела акт о приеме-передаче объекта основных средств от 30.03.2007 № 000430 (том 16, листы дела 55-56) не свидетельствует о том, что склад преформ с 01.11.2007 отвечал всем требованиям для признания его основным средством, поскольку согласно данному акту автомат для производства ПЭТ бутылок А-4000 установлен в цехе розлива № 1. Более того, согласно данному акту автомат для производства ПЭТ бутылок А-4000 был введен в эксплуатацию 30.03.2007, тогда как, по мнению налогового органа, склад преформ отвечали требованиям, пригодным к использованию по назначению лишь с 01.11.2007.

Доказательства, подтверждающие что, склад кег и склад преформ в спорный период использовались Обществом по своему функциональному назначению, были готовы к эксплуатации, не представлены.

Оценив представленные сторонами доказательства, в их совокупности и взаимосвязи, суд считает, что спорные объекты недвижимого имущества (склад кег и склад преформ) в спорный период не соответствовали понятию основного средства, определенному пунктом 4 ПБУ 6/01.

Пунктом 1 статьи 375 Кодекса предусмотрено, что налоговая база по налогу на имущество определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения.

При определении налоговой базы имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации.

В силу пункта 4 статьи 376 Кодекса средняя стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения, за отчетный период определяется как частное от деления суммы, полученной в результате сложения величин остаточной стоимости имущества на 1-е число каждого месяца отчетного периода и 1-е число месяца, следующего за отчетным периодом, на количество месяцев в отчетном периоде, увеличенное на единицу.

В соответствии со статьей 89 Кодекса налоговый орган при осуществлении контроля правильности исчисления и уплаты налогов обязан установить фактические налоговые обязательства налогоплательщика.

Налоговый орган, придя к выводу о том, что спорные объекты являются основными средствами, расчет сумм налога на имущество произвел (приложение № 9 к акту выездной налоговой проверки от 08.05.2009 № 13-10/105 дсп) исходя из первоначальной стоимости объектов без учета сумм амортизации.

Между тем такой порядок расчета налога противоречит порядку исчисления, предусмотренному в пункте 1 статьи 375 и пункте 4 статьи 376 Кодекса, поскольку за счет начисления амортизации остаточная стоимость имущества изменяется в каждом календарном месяце налогового периода.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о неправомерности доначисления налога на имущества организаций за 2006 и 2007 годы в размере 47 243 руб. 85 коп., пеней за несвоевременную уплату данной суммы налога в размере 8 947 руб. 93 коп., привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Кодекса, за неуплату налога на имущество организаций в виде штрафа в размере 9 448 руб. 77 коп.

По пункту 8 решения налогового органа (стр. 118, 119 решения от 20.07.2009 № 13-10/300).

В силу подпункта 6 пункта 1 статьи 23 Кодекса налогоплательщики обязаны представлять налоговым органам и их должностным лицам в случаях, предусмотренных названным Кодексом, документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов.

На основании подпункта 1 пункта 1 статьи 31 Кодекса налоговые органы вправе требовать в соответствии с законодательством о налогах и сборах от налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента документы по формам, установленным государственными органами и органами местного самоуправления, служащие основаниями для исчисления и уплаты (удержания и перечисления) налогов, сборов, а также документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты (удержания и перечисления) налогов, сборов.

В пунктах 1 и 2 статьи 93 Кодекса установлено, что должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы посредством вручения этому лицу (его представителю) требования о представлении документов. Истребуемые документы представляются в виде заверенных проверяемым лицом копий. Копии документов организации заверяются подписью ее руководителя (заместителя руководителя) и (или) иного уполномоченного лица и печатью этой организации, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Документы, которые были истребованы в ходе налоговой проверки, представляются в течение 10 дней со дня вручения соответствующего требования (пункт 3 статьи 93 Кодекса).

Согласно пункту 4 статьи 93 Кодекса отказ проверяемого лица от представления запрашиваемых при проведении налоговой проверки документов или непредставление их в установленные сроки признаются налоговым правонарушением и влекут ответственность, предусмотренную статьей 126 Кодекса.

В силу пункта 1 статьи 126 Кодекса непредставление в установленный срок налогоплательщиком (плательщиком сбора, налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, влечет взыскание штрафа в размере 50 рублей за каждый непредставленный документ.

По смыслу положений статьи 93 Кодекса налоговый орган вправе потребовать у налогоплательщика только конкретные документы с обязательным указанием их наименования, реквизитов и количества. В противном случае невозможно проверить правильность размера взыскиваемого штрафа, который определяется из расчета 50 руб. за каждый непредставленный документ.

Для применения ответственности за правонарушение, предусмотренное пунктом 1 статьи 126 Кодекса, необходимо, чтобы запрашиваемые документы имелись у налогоплательщика в наличии и у него была реальная возможность их представить.

Как следует из оспариваемого решения, налоговый орган привлек Общество к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 126 Кодекса, за непредставление в установленные сроки документы в виде заверенных Обществом копий в количестве 851 штуки, истребованных требованиями от 19.11.2008 № 13-10/5, от 04.12.2008 № 13-10/6, от 04.12.2008 № 13-10/7, 04.12.2008 № 13-10/8, от 11.12.2008 № 13-10/9, от 11.12.2008 № 13-10/10, 12.12.2008 № 13-10/10а, от 12.12.2008 № 13-10/11, от 12.12.2008 № 13-10/12, от 16.12.2008 № 13-10/13, 17.12.2008 № 13-10/14, от 17.12.2008 № 13-10/15, от 17.12.2008 № 13-10/16, от 17.12.2008 № 13-10/17, от 17.12.2008 № 13-10/18 (том 16 листы дела 1-30, том 18 листы дела 60, 61).

Содержание требований от 19.11.2008 № 13-10/5, от 04.12.2008 № 13-10/6, от 04.12.2008 № 13-10/7, 04.12.2008 № 13-10/8, от 11.12.2008 № 13-10/9, от 11.12.2008 № 13-10/10, 12.12.2008 № 13-10/10а, от 12.12.2008 № 13-10/12, от 16.12.2008 № 13-10/13, 17.12.2008 № 13-10/14, от 17.12.2008 № 13-10/15, от 17.12.2008 № 13-10/16, от 17.12.2008 № 13-10/17, от 17.12.2008 № 13-10/18 не позволяют определить, какое количество документов истребовалось Инспекцией в порядке статьи 93 Кодекса.

Из содержания ряда требований о предоставлении документов не ясно, какие конкретно документы необходимо было представить Обществу, также в некоторых требованиях приведен обобщенный перечень затребованных документов, количественный состав которых не обозначен.

В оспариваемом решении налоговым органом также не указан перечень документов, которые не были представлены ОАО «Букет Чувашии» для проведения выездной налоговой проверки.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о необоснованности привлечения Общества к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 Кодекса в виде штрафа в размере 37 850 руб. за непредставление документов по требованиям от 19.11.2008 № 13-10/5, от 04.12.2008 № 13-10/6, от 04.12.2008 № 13-10/7, 04.12.2008 № 13-10/8, от 11.12.2008 № 13-10/9, от 11.12.2008 № 13-10/10, 12.12.2008 № 13-10/10а, от 12.12.2008 № 13-10/12, от 16.12.2008 № 13-10/13, 17.12.2008 № 13-10/14, от 17.12.2008 № 13-10/15, от 17.12.2008 № 13-10/16, от 17.12.2008 № 13-10/17, от 17.12.2008 № 13-10/18.

Требованием о представлении документов от 12.12.2008 № 13-10/11 (том 16, листы дела 12,13) налоговый орган истребовал у ОАО «Букет Чувашии» акты сдачи-приемки оказанных услуг по ООО «Акустрон». В данном требовании налоговый орган указал реквизиты указанных актов, которые позволяли однозначно их идентифицировать и своевременно представить.

Поскольку в установленный срок Общество акты сдачи-приемки отказанных услуг в количестве 94 штук, истребованные требованием от 12.12.2008 № 13-10/11, не представило, налоговый орган правомерно привлек ОАО «Букет Чувашии» к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 126 Кодекса, в виде штрафа в размере 4 700 руб.

Так как в силу пункта 2 статьи 93 Кодекса истребуемые документы представляются в виде заверенных проверяемым лицом копий, довод заявителя о том, что должностным лицам налогового органа, непосредственно проводящих проверку, документы были представлены в подлинниках на территории Общества, не принимается.

С учетом изложенного решение налогового органа от 20.07.2009 № 13-10/300 подлежит признанию недействительным в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 1 375 910 руб., за неуплату налога на имущество организаций в виде штрафа в размере 9 448 руб. 77 коп., по статье 123 Кодекса в виде штрафа в размере 2 859 руб., по пункту 1 статьи 126 Кодекса в виде штрафа в размере 37 950 руб., доначисления налога на добавленную стоимость в размере 6 879 551 руб. 36 коп., пеней по налогу на добавленную стоимость в размере 1 974 650 руб.; налога на прибыль организаций в размере 2 066 015 руб. 27 коп., налога на имущество организаций в размере 47 243 руб. 85 коп., пеней по налогу на имущество организаций в размере 8 947 руб. 93 коп., пеней по налогу на доходы физических лиц в размере 3 504 руб. предложения удержать налог на доходы физических лиц в размере 14 295 руб.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы Общества по уплате государственной пошлины, в том числе по обеспечительным мерам, суд относит на налоговый орган.

Руководствуясь частью 2 статьи 49, пунктом 4 части 1 статьи 150, статьями 110, 167 – 170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Р Е Ш И Л:

Заявление открытого акционерного общества «Чебоксарская пивоваренная фирма «Букет Чувашии» удовлетворить частично.

Признать недействительными решение Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Чебоксары от 20.07.2009 № 13-10/300 в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 1 375 910 руб., за неуплату налога на имущество организаций в виде штрафа в размере 9 448 руб. 77 коп., по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 2 859 руб., по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 37 950 руб., доначисления и предложения уплатить налог на добавленную стоимость в размере 6 879 551 руб. 36 коп., пени по налогу на добавленную стоимость в размере 1 974 650 руб.; налог на прибыль организаций в размере 2 066 015 руб. 27 коп., налог на имущество организаций в размере 47 243 руб. 85 коп., пени по налогу на имущество организаций в размере 8 947 руб. 93 коп., пени по налогу на доходы физических лиц в размере 3 504 руб., предложения удержать налог на доходы физических лиц в размере 14 295 руб.

Прекратить производство по требованию о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Чебоксары от 20.07.2009 № 13-10/300 в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 3 677 533 руб., за неуплату налога на добычу полезных ископаемых в виде штрафа в размере 11 219 руб., доначисления и предложения уплатить налог на добавленную стоимость в размере 18 387 664 руб. 64 коп., пени за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в размере 5 087 046 руб. 36 коп., налог на прибыль организаций в размере 203 474 руб. 73 коп., налог на добычу полезных ископаемых в размере 56 097 руб., пени за несвоевременную уплату налога на добычу полезных ископаемых в размере 15 121 руб.

В остальной части в удовлетворении заявления открытого акционерного общества «Чебоксарская пивоваренная фирма «Букет Чувашии» отказать.

Взыскать с Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Чебоксары в пользу открытого акционерного общества «Чебоксарская пивоваренная фирма «Букет Чувашии» 3 000 рублей расходов по государственной пошлине.

Меры по обеспечению заявления, принятые определением арбитражного суда от 20.10.2009, отменить.

Решение может быть обжаловано в Первый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Чувашской Республики в течение месяца с момента его принятия.

В таком же порядке решение может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления его в законную силу.

Судья Н.И. Афанасьева