НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Челябинской области от 09.03.2017 № А76-28509/16

Арбитражный суд Челябинской области

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

г. Челябинск

«16» марта 2017 года                                                Дело № А76-28509/2016

Резолютивная часть решения объявлена 09.03.2017

Решение в полном объеме изготовлено 16.03.2017

Судья арбитражного суда Челябинской области Трапезникова Н.Г., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Салыковой Е.Н., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ООО «Уралнефтемаш» к Межрайонной ИФНС России №10 по Челябинской области о признании частично недействительным решения №7 от 24.06.2016.

в судебном заседании участвовали:

от заявителя: Буренков П.Ю.- директор, протокол общего собрания участников ООО «Уралнефтемаш» от 22.10.2015 №30, паспорт, Мухаринова Н.С.- представитель по доверенности №5/1 от 02.02.2016, паспорт, Ильина М.В.- представитель по доверенности б/н от 24.01.2017, паспорт, Изюмников В.К. – представитель по доверенности №1/3 от 12.10.2016, паспорт.

от ответчика: Зайкова Д.И.- представитель по доверенности №05-1-07/00193 от 11.01.2017, служебное удостоверение, Волкова С.В.- представитель по доверенности №05-1-07/00759 от 20.01.2017, служебное удостоверение, Иванова М.А.- представитель по доверенности №05-1-17/19657 от 30.12.2016, служебное удостоверение.

Слушатель Сметанина Е.Д., служебное удостоверение.

УСТАНОВИЛ:

   ООО «Уралнефтемаш» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к Межрайонной ИФНС России №10 по Челябинской области о признании недействительным решения №7 от 24.06.2016.   

   В ходе рассмотрения дела заявителем уточнены требования к ответчику, в соответствии с которыми просит признать недействительным решение Межрайонной ИФНС России №10 по Челябинской области от 24.06.2016 №7 в части начисления налога на прибыль организаций в сумме 3 098 920 руб., пени по налогу на прибыль организаций в сумме 30 458,78 руб., пени по НДС в сумме 442 676,26 руб., штрафа по п.1 ст.122 НК РФ по налогу на прибыль в сумме 619 367 руб., в части предложения уменьшить НДС в сумме 2 970 632 руб.    

   Указанные уточнения приняты судом в порядке статьи 49 АПК РФ.

   В обоснование неправомерного доначисления НДС, налога на прибыль организаций заявитель ссылается на то, что финансово-хозяйственные операции со спорным контрагентом носили реальный характер, а документальное оформление соответствующих хозяйственных операций было произведено надлежащим образом; документы налогоплательщика содержат полную и достоверную информацию и подтверждают взаимоотношения со спорным контрагентом; отношения между заявителем и спорным контрагентом имели разумный экономический смысл и осуществлены в процессе реальной предпринимательской деятельности заявителя.

     Налогоплательщик считает, что доказательства, полученные налоговым органом, негативно характеризующие спорного контрагента не могут быть положены в основу доначисления оспариваемых сумм НДС, налога на прибыль организаций ввиду отсутствия доказательств того, что налогоплательщик знал об этих негативных характеристиках, либо мог влиять на спорного контрагента.  

    Заявитель ссылается на привлечение его к налоговой ответственности за пределами трехгодичного срока.

     Налоговый орган требования заявителя не признал, по основаниям, изложенным в отзыве от 24.12.2016 №06-1-12/19104.

     В обоснование законности оспариваемого решения, инспекция указывает на то, что установленные ею в ходе проверки обстоятельства, подтвержденные соответствующими доказательствами, свидетельствуют о том, что спорный контрагент налогоплательщика не обладал необходимыми ресурсами для выполнения спорных хозяйственных операций, более того заявителем был создан формальный документооборот со спорным контрагентом.    

    Налоговый орган ссылается на соблюдение давностных ограничений при привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.   

    Заслушав представителей сторон, оценив в совокупности их доводы и имеющиеся в материалах дела доказательства в порядке статей 9, 65, 71, части 5 статьи  200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд пришел к следующим выводам.

Инспекцией была проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов, по итогам которой составлен акт 20.02.2016 №1.

     По результатам рассмотрения материалов налоговой проверки, результатов дополнительных мероприятий налогового контроля, акта налоговой проверки от 20.02.2016 №1, возражений налогоплательщика инспекцией вынесено решение от 24.06.2016 №7 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в резолютивной части которого ООО «Уралнефтемаш» привлечено к ответственности по:

   -пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль организаций за 2012 г. в результате занижения налоговой базы в виде штрафа в сумме 619 367 руб.;

   -пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога на имущество организаций за 2012 г. в результате занижения налоговой базы в виде штрафа в размере 51 руб.;

   -статье 123 НК РФ, с учетом статьи 113 НК РФ, за неправомерное неперечисление в установленный срок суммы налога на доходы физических лиц, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом, в виде штрафа в сумме 161 931,60 руб.       

     Кроме того, в решении от 24.06.2016 №7 налогоплательщику предложено уплатить недоимку в размере 3 099 173 руб., в том числе по налогу на прибыль организаций за 2012 г. в сумме 3 098 920 руб.; по налогу на имущество организаций за 2012 г. в сумме 253 руб.; уплатить пени за несвоевременную уплату налогов в сумме 527 333,86 руб., в том числе: по НДС в сумме 442 676,26 руб.; по налогу на прибыль организаций в сумме 30 458,78 руб., по налогу на имущество организаций в сумме 85,73 руб.; по налогу на доходы физических лиц в сумме 54 113,09 руб.; уменьшить сумму НДС, излишне заявленного к возмещению в сумме 2 970 632 руб.; удержать и перечислить в бюджет сумму неправомерно неудержанного налога на доходы физических лиц, подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом в сумме 9 317 руб.               

   Не согласившись с решением инспекции от 24.06.2016 №7 налогоплательщик обратился в вышестоящий налоговый орган с соответствующей жалобой.

     Решением Управления ФНС России по Челябинской области от 12.09.2016 №16-07/004253 решение инспекции от 24.06.2016 №7 было отменено в резолютивной части решения:

    -подпункт 3 пункта 3.1 в части начисления пени по НДФЛ в сумме 25,23 руб.;

   -подпункт 3 пункта 3.1 в части начисления штрафа по статье 123 НК РФ в сумме 103,60 руб.;

    -пункт 3.3 в части предложения удержать и перечислить в бюджет сумму неправомерно неудержанного налога на доходы физических лиц (недобор), подлежащего удержанию и перечислению налоговым агентом в сумме 7 640 руб., в остальной части решение инспекции от 24.06.2016 №7 было оставлено без изменения.   

     Воспользовавшись правом на судебную защиту, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

     Согласно ч. 1 ст. 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, государственных органов, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушает их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагает на них какие-либо обязанности, создает иные препятствия осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

     Как следует из оспариваемого решения, по результатам мероприятий налогового контроля инспекцией были установлены обстоятельства, свидетельствующие о фиктивности и нереальности хозяйственных отношений между налогоплательщиком и его контрагентом: ООО «МеталлИнвестСтрой», к тому же по выводу налогового органа представленные заявителем, в обоснование налоговых вычетов по НДС, расходов по налогу на прибыль организаций, первичные документы не соответствуют требованиям пунктов 5,6 статьи 169 НК РФ, статьи 252 НК РФ, поскольку содержат недостоверные сведения.    

     Налогоплательщик в свою очередь с приведенными претензиями налогового органа не согласился, аргументируя свою позицию соблюдением им норм, предусматривающих право на налоговые вычеты по НДС, расходы по налогу на прибыль организаций (ст.ст.169,171,172,252 НК РФ).

     Разрешая спор, суд исходит из следующего.

     На основании статьи 143 Налогового кодекса Российской Федерации заявитель является плательщиком налога на добавленную стоимость.

 В соответствии со статьей 146 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

    На основании пункта 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму НДС, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные этой статьёй налоговые вычеты.

    Вычетам подлежат суммы данного налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в силу гл. 21 Налогового кодекса Российской Федерации, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

    В статье 172 Налогового кодекса Российской Федерации определён порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав после принятия на учёт указанных товаров и при наличии соответствующих первичных документов.

     Согласно статье 169 Налогового кодекса Российской Федерации счёт-фактура является документом, служащим основанием для принятия к вычету сумм налога, предъявленных покупателю продавцом товаров.

     Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

     В пункте 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации перечислены все обязательные реквизиты, которые должен содержать правильно оформленный счёт-фактура.

     При этом указанные реквизиты должны не только иметь место, но и содержать достоверные данные.

     Из системного анализа статей 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что налогоплательщик имеет право на осуществление налогового вычета (возмещение) налога на добавленную стоимость при одновременном выполнении следующих условий: наличие счёта-фактуры, оформленного в соответствии с императивными требованиями статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации; принятие товара (работ, услуг) к своему учёту на основании первичных учётных документов.

На основании статьи 246 Налогового кодекса РФ заявитель является плательщиком налога на прибыль организаций.

    В статье 247 Налогового кодекса РФ установлено, что объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

    Прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 названного Кодекса.

    Расходами в соответствии с пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты.

    Налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса РФ).

    Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

    Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

     Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

  В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для её получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

    При этом налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

    В соответствии с пунктом 10 данного постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

    Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентами, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентами.

   Таким образом, помимо формальных требований, установленных статьями 171,172,252 Налогового кодекса Российской Федерации, условием признания налоговой выгоды обоснованной является реальность хозяйственной операции, а также проявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента.

   Пунктами 3, 5 названного постановления определено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

    О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтверждённые доказательствами доводы налогового органа о наличии, в том числе, следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учётом времени, места нахождения имущества или объёма материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

     В случае наличия особых форм расчётов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

    Согласно пункту 6 указанного постановления судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчётов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

    Однако, эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

    В соответствии с пунктом 9 данного постановления установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учётом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

     Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели.

     Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счёт налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности её получения может быть отказано.

    В пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что в соответствии с ч.1 ст.65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

    Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

    В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

     Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учётом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

     Таким образом, возможность применения налоговых вычетов по НДС, обусловливается наличием реального осуществления хозяйственных операций.

     Налоговый орган вправе отказать в принятии к вычету НДС, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтверждён надлежащими документами, либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении указанных операций.

Как отмечено в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 18.04.2006 № 87-О, от 24.01.2008 № 33-О-О, от 16.07.2009 № 924-О и др., разрешение споров, касающихся выполнения обязанности по уплате налогов, относится к компетенции арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах и в случае сомнений в правильности применения налогового законодательства, в том числе правомерности применения налоговых вычетов, обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств.

     При этом, как разъяснено в постановлении Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 20.04.2010 №18162/09, доказательством должной осмотрительности служит не только представление стандартного перечня документов, но и обоснование мотивов выбора контрагента и пояснение обстоятельств заключения и исполнения договора с контрагентом, при этом последние обстоятельства должны в равной степени устанавливаться в целях установления факта реальности хозяйственной операции.

     При этом обоснование выбора в качестве контрагентов, а также доказательства фактических обстоятельств заключения и исполнения спорных договоров имеют существенное значение для установления судом факта реальности исполнения договоров именно заявленными контрагентами.

    Согласно части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, а также законности принятия оспариваемого решения и обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт.

    Вместе с тем, данные обстоятельства не исключают обязанности налогоплательщика доказать обоснованность предъявляемых сумм вычетов налога на добавленную стоимость  по операциям приобретения товаров (работ, услуг), расходов по налогу на прибыль организаций.    

    Как следует из материалов дела, ООО «Уралнефтемаш» представлен договор от 27.06.2011г. б/н, заключенный с ООО «МеталлИнвестСтрой».

    Согласно п.1.1 Исполнитель (ООО «МеталлИнвестСтрой») обязуется своими силами и средствами оказать услуги по переработке (обработке) давальческого сырья, а Заказчик (ООО «Уралнефтемаш») обязуется принять результаты переработки (обработки) и произвести оплату за выполненные работы.

    В рамках данного договора ООО «Уралнефтемаш» передает ООО «МеталлИнвестСтрой» металлоизделия на механическую и черновую обработки в соответствии со спецификациями.

    Согласно п.2.3 Договора «стороны по каждой партии поставляемого сырья дополнительным соглашением определяют: наименование, количество, параметры по качеству давальческого сырья; объем и перечень услуг по переработке, стоимость переработки».

    Согласно п. 2.4 Договора «сроки переработки сырья - не более 15 дней с момента передачи сырья.

     Вместе с тем, инспекцией в ходе проверки налогоплательщика,  установлено отсутствие реальной возможности у ООО «МеталлИнвестСтрой» осуществить спорные хозяйственные операции, ввиду того, что оно является номинальным субъектом (анонимной структурой).

      Инспекцией установлено, что у ООО «МеталлИнвестСтрой» отсутствуют материальные ресурсы, транспортные средства, штатная численность, имущество для осуществления финансово-хозяйственной деятельности.

     ООО «МеталлИнвестСтрой» согласно сведениям ЕГРЮЛ зарегистрировано и поставлено на налоговый учет в ИФНС России по Калининскому району г.Челябинска 25.02.2011 адрес регистрации, согласно учредительным документам: 454021, г.Челябинск, ул. Молодогвардейцев 41-47.

    Организация 01.11.2013 прекратила деятельность при слиянии в ООО «Металлгрупп-Урал», которое зарегистрировано по адресу г.Челябинск, ул. Короленко 75, помещение 1.

   Согласно данным федерального информационного ресурса установлено:

   -основной вид деятельности, заявленный в ЕГРЮЛ ООО «МеталлИнвестСтрой» - «Оптовая торговля металлами и металлическими рудами» (ОКВЭД 51.52);

  -движимого и недвижимого имущества, в том числе транспортных средств, офисных и складских помещений ООО «МеталлИнвестСтрой» не имеет, контрольно-кассовая техника у организации отсутствует;

   -справки о доходах физического лица по форме 2-НДФЛ за 2012-2013 г.г. не представлялись;

   -учредителем и руководителем организации в период с 25.02.2011 по 15.10.2012 являлся Поспелов Евгений Николаевич;

    Адрес места нахождения организации, указанный в учредительных документах ООО «МеталлИнвестСтрой» - г.Челябинск, ул. Молодогвардейцев 41-47. Данный адрес является адресом регистрации руководителя.

    В ходе проведения допроса руководителя ООО «МеталлИнветСтрой» Поспелова (Давыдова) Евгения Николаевича установлено, что организация по адресу, заявленному в учредительных документах не находилась, фактически деятельность осуществлялась в офисе ООО «Промгрупп-Урал», которым руководил Логин О.П. 

     В ходе обследования адреса местонахождения ООО «Металлгрупп-Урал» (акт обследования от 24.08.2015 ИФНС России по Советскому району г.Челябинска) г.Челябинск, ул.Короленко, 75 установлено, что организация никогда по данному адресу не находилась.

     В ходе выездной налоговой проверки ООО «Уралнефтемаш» представлен договор аренды нежилого помещения от 16.01.2012, заключенный между ООО «МеталлИнвестСтрой» и ЗАО ПКП «Промышленная химия».

    Согласно п.1.1 Договора Арендодатель (ЗАО ПКП «Промышленная химия») передает, Арендатор (ООО «МеталлИнвестСтрой») принимает в возмездное и срочное пользование нежилое помещение, общей площадью 150 кв.м, расположенное по адресу: 454038 г.Челябинск ул.Хлебозаводская 17, с целью использования в качестве складского помещения. Договор аренды заключен на срок с 16.01.2012 по 16.12.2012.

    В соответствии с п. 3.1, 3.2, 3.3 Договора «За пользование указанным в Договоре помещением Арендатор выплачивает Арендодателю арендную плату из расчета 200 рублей за 1 кв.м. в месяц; оплата аренды производится Арендатором на основании счетов Арендодателя; арендатор считается оплатившим аренду только после поступления всей суммы арендного платежа на счет Арендодателя». В договоре указаны банковские реквизиты для перечисления ЗАО ПКП «Промышленная химия»: ОАО «Челябинвестбанк» р/с 40702810732010000415.

   При анализе расчетных счетов ООО «МеталлИнвестСтрой» (ф-л НБ «Траст», Банк «Нейва», Банк 24-РУ) перечисление арендных платежей на установленный договором счет, либо иные счета ЗАО ПКП «Промышленная химия» за период 2012, 2013 гг. не установлено.

   С целью установления фактического местонахождения ООО «МеталлИнвестСтрой» по адресу г.Челябинск, ул.Хлебозаводская, 17 направлено поручение об истребовании документов №14-22/1/3880 от 16.10.2015 у ЗАО ПКП «Промышленная химия» в ИФНС России по Калининскому району г.Челябинска, получен ответ №14-09/15912 от 16.11.2015, в котором указано, что документы по требованию в инспекцию не представлены.

    В Межрайонную ИФНС России №22 направлен запрос о проведении обследования помещения по адресу г.Челябинск, ул.Хлебозаводская, 17 (исх.14-22/1/174797@ от 16.10.2015).

    В ответ на запрос представлено письмо ЗАО ПКП «Промышленная химия», в котором указано, что в «период с 2011 г. по 2015 г. по адресу г.Челябинск, ул.Хлебозаводская, 17 договоры аренды помещений не заключались и по данному адресу никто не находился, так как здание находилось на реконструкции».

    В ходе проведенных контрольных мероприятий фактическое местонахождение офисных и складских помещений (собственных или арендованных) ООО «МеталлИнвестСтрой» не установлено.

   С целью истребования документов (информации), по вопросу взаимоотношений ООО «МеталлИнвестСтрой» и ООО «Уралнефтемаш», направлено поручение в ИФНС России по Советскому району г. Челябинска от 20.08.2015г. №14-22/1/3177 об истребовании документов у ООО «Металлгрупп-Урал» (организация, образованная при слиянии ООО «МеталлИнвестСтрой» и ООО «Промгрупп Урал»).

   Документы по требованию о представлении документов от 24.08.2015 №13/58327 в инспекцию не представлены.

   Отчетность организации не соответствует действительности, выручка от реализации ООО «МеталлИнвестСтрой» в налоговой отчетности занижена, НДС с выручки по данным расчетного счета не исчислен и не уплачен в бюджет в полном объеме.

    В представленной декларации по налогу на прибыль организаций за 2012 год. выручка от реализации покупных товаров (стр.2_1_012) составила 79 583 323 руб. прямые расходы налогоплательщиков, осуществляющих оптовую, мелкооптовую и розничную торговлю (стр.2_2_020) составили 78 719 693 руб., сумма исчисленного налога составили 315 руб.

   За 2013 год декларация по налогу на прибыль организаций ООО «МеталлИнвестСтрой» не представлена.

     При анализе движения денежных средств по расчетному счету спорного контрагента (ООО «МеталлИнвестСтрой») налоговым органом установлено отсутствие расходов, присущих хозяйствующим субъектам, а именно: оплата коммунальных услуг, электроэнергии, связи, аренды помещений (транспортных средств), оплата канцелярских расходов, расходов на выплату заработной платы, на уплату взносов во внебюджетные фонды и другое.

    В этой связи, спорный контрагент (ООО «МеталлИнвестСтрой»), имеющий признаки анонимной структуры, по объективным причинам никак не мог исполнить обязательства перед заявителем, так как у него отсутствовали необходимые ресурсы (персонал, транспортные средства), а участие спорного контрагента (ООО «МеталлИнвестСтрой») сводилось к лишь к формальному оформлению комплекта документов.

Вопреки доводу заявителя в настоящем деле налоговый орган не только приводит внешние характеристики спорного контрагента (ООО «МеталлИнвестСтрой»), указывающие на сомнения в ведении им самостоятельной предпринимательской деятельности, но и подтвердил совокупностью представленных доказательств фиктивность заявленных хозяйственных операций, которая обусловлена не только отсутствием необходимых ресурсов у спорного контрагента (ООО «МеталлИнвестСтрой»).

    Так, участник и руководитель спорного контрагента (ООО «МеталлИнвестСтрой») Поспелов (Давыдов) Евгений Николаевич является номинальным, что в числе прочего подтверждено его свидетельскими показаниями.

    Так, в рамках ст.90 НК РФ проведен допрос в качестве свидетеля Поспелова (Давыдова) Евгения Николаевича.

    Перед проведением допроса свидетель предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

    На вопрос: «Вы подтверждаете, что являлись фиктивным (номинальным) учредителем и никакой финансово-хозяйственной деятельности от имени ООО «МеталлИнвестСтрой» в 2012-2014 г.г. не осуществляли?» Получен ответ: «Да, подтверждаю. Я не вел фактически никакой деятельности в открытых организациях. Я только подписывал документы, которые приносил Логин Олег». На вопрос: «С какой целью Логин О.П. предложил Вам стать учредителем ООО «МеталлИнвестСтрой», а не зарегистрировал данную организацию на себя»? Получен ответ: «С целью заработка». В ходе проведения допроса свидетель пояснил, что его знакомство с Логиным Олегом Петровичем произошло задолго до регистрации ООО «МеталлИнвестСтрой» в 2007 году на рыбалке. Логин Олег Петрович полностью осуществлял руководство организацией, в том числе распоряжался денежными средствами и дебетовой картой, пользовался печатью, и персональным компьютером организации. Со слов Поспелова (Давыдова) Евгения Николаевича ООО «МеталлИнвестСтрой» осуществляло розничную и оптовую продажу подшипников, оказание каких либо услуг сторонним организациям свидетель не помнит. Организация ООО «Уралнефтемаш» Поспелову (Давыдов) Евгению Николаевичу не знакома, заключались ли с данной организацией договора, какие оказывались услуги и каким образом производились расчеты ему не известно. За период с 2012 по 2013 гг. Поспелов (Давыдов) Евгений Николаевич по просьбе Логина Олега Петровича зарегистрировал на свое имя еще 3 организации: ООО «Промсервис Клининг», ООО «Строй-арсенал», ООО «Спецтранснаб».

   Таким образом, в ходе проведения допроса установлено, что Поспелов (Давыдов) Евгений Николаевич при регистрации организаций на свое имя не имел цели фактического руководства и ведения финансово - хозяйственной деятельности. Поспелов (Давыдов) Евгений Николаевич опроверг свое фактическое участие в руководстве организациями, зарегистрированными на его имя.

    В соответствии с п.1 ст.53 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, и, прежде всего, через директора как единоличный исполнительного органа юридического лица.

    Следовательно, отрицание лицом, являющимся руководителем контрагента осуществления какой-либо деятельности от имени данного юридического лица, отсутствие у него объективной возможности осуществлять руководство организацией со значительными финансовыми оборотами свидетельствует о нереальности хозяйственных операций между налогоплательщиком и его контрагентом (ООО «МеталлИнвестСтрой»).

      Аналогичная позиция содержится в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.10.2005 №4553/05, от 11.11.2008  №9299/08.

     В соответствии с пп.11 п.1 статьи 31 и п.1 статьи 95 НК РФ в необходимых случаях для участия в проведении конкретных действий по осуществлению налогового контроля, в том числе при проведении выездных налоговых проверок, налоговым органом может быть привлечен эксперт.

    По смыслу положений п.1 статьи 95 НК РФ эксперт может быть привлечен для участия в любых действиях по осуществлению налогового контроля.

Как разъяснено в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.07.2009 № 928-О-О, привлечение налоговым органом эксперта в порядке статьи 95 НК РФ позволяет получить при осуществлении мероприятий налогового контроля достоверную и объективную информацию для целей налогообложения.

    На основании постановления №13 от 04.12.2015 о назначении почерковедческой экспертизы экспертом ООО «Эксперт» проведена почерковедческая экспертиза подписей Давыдова (Поспелова) Евгения Николаевича в документах, выставленных от имени ООО «МеталлИнвестСтрой» в адрес ООО «Уралнефтемаш»: счет-фактура от 05.05.2012 №00000027, счет-фактура от 14.06.2012 №00000037, счет-фактура от 25.06.2012 №00000040. 

    В качестве сравнительных образцов для экспертизы представлены образцы почерка и подписи Давыдова (Поспелова) Евгения Николаевича в копии протокола допроса Давыдова (Поспелова) Е.Н. от 01.10.2015 №1398.

    По результатам проведения почерковедческой экспертизы составлено заключение эксперта от 14.12.2015 №14-12-2015/1.

    Согласно заключению эксперта «при  сравнении подписей от имени Давыдова (Поспелова) Е.Н., изображения которых отражены в исследуемых документах ООО «МеталлИнвестСтрой», расположенные в строках «руководитель», «главный бухгалтер», выполнены не самим Давыдовым (Поспеловым) Е.Н., а каким-то другим лицом, с подражанием какой-то подлинной подписи проверяемого лица.     

    В ходе проверки установлено несоответствие первичных документов (счетов-фактур), оформленных от имени ООО «МеталлИнвестСтрой», требованиям ст.9 Закона №129-ФЗ, п.5, п.6 ст.169 НК РФ, поскольку они подписаны неустановленным лицом от имени Давыдова (Поспелова) Евгения Николаевича, который, числился руководителем и учредителем ООО «МеталлИнвестСтрой» в период с 25.02.2011 по 15.10.2012.

   С 16.10.2012 до 01.11.2013 (момент слияния в ООО «Металлгрупп-Урал) учредителем и руководителем организации ООО «МеталлИнвестСтрой» являлась Зимина Инна Витальевна (основание протокол общего собрания учредителей №1).

    Зимина Инна Витальевна имеет признак массового учредителя и руководителя, на ее имя зарегистрировано еще 7 организаций, вела асоциальный образ жизни и состояла на учете в наркологическом диспансере, умерла 07.03.2014.

     В этой связи, уместно сделать вывод о том, что представленные заявителем документы не могут служить основанием для получения вычета по НДС, расходов по налогу на прибыль организаций, ввиду подписания их ненадлежащим лицом, что, безусловно, исключает их достоверность, и является самостоятельным основанием для признания полученной заявителем налоговой выгоды необоснованной, наряду с другими основаниями.

     Так, если счета-фактуры от имени заявленных налогоплательщиком контрагентов подписаны неустановленными лицами это противоречит пункту 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

     Кроме того, согласно Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.11.2008 №9299/08 в случае, если счета- фактуры оформлены от имени физического лица, которое их не подписывало и не имело отношения к этой организации, первичные документы содержат недостоверные сведения, в этой связи вычеты по налогу на добавленную стоимость нельзя считать документально подтвержденными.

     Оспаривая выводы инспекции о нереальности заявленных хозяйственных операций со спорным контрагентом (ООО «МеталлИнвестСтрой»), заявитель указал, на то, что показания руководителя спорного контрагента не являются достаточным доказательством, подтверждающим отсутствие отношений между ним и ООО «МеталлИнвестСтрой».

Между тем, отрицание руководителем спорного контрагента (ООО «МеталлИнвестСтрой») осуществления какой-либо деятельности от имени данного юридического лица, отсутствие у него объективной возможности осуществлять руководство организации свидетельствует о нереальности хозяйственных операций между налогоплательщиком и ООО «МеталлИнвестСтрой».

     Суд исходит из того, что налоговым законодательством презюмируется добросовестность свидетелей и достоверность данных ими показаний.

     Доказательств получения рассматриваемых свидетельских показаний, с нарушением установленного налоговым законодательством порядка, в материалах дела не имеется, равно как, и не имеется оснований не доверять данным показаниям.

    Более того, доказывая отсутствие осуществления реальной хозяйственной деятельности между заявителем и ООО «МеталлИнвестСтрой» и соответственно получение налогоплательщиком необоснованной выгоды, налоговый орган, в ходе проведения выездной налоговой проверки использовал не только свидетельские показания, которые заявитель ставит под сомнение, но и информацию, полученную из других источников.

     Налоговым органом был осуществлен комплекс мероприятий налогового контроля, который не ограничивался проведением допросов свидетелей, в частности, это - истребование документов (информации) в рамках статей 93, 93.1 Налогового кодекса РФ, выписки по расчетным счетам ООО «МеталлИнвестСтрой»,  заявителя; направление запросов в регистрирующие и иные органы с целью предоставления сведений.

     Вся полученная в ходе мероприятий налогового контроля информация, документы, а также сведения, имеющиеся у налогового органа, были использованы инспекцией при проведении выездной налоговой проверки и были направлены, в том числе, на установление всех обстоятельств относительно ООО «МеталлИнвестСтрой».

     Наряду, со свидетельскими показаниями руководителя ООО «МеталлИнвестСтрой», налоговым органом были собраны доказательства (о которых будет изложено ниже), свидетельствующие о создании заявителем фиктивного документооборота, опосредующего нереальные (несовершенные) хозяйственные операции.

Также, об отсутствии реальной возможности у ООО «МеталлИнвестСтрой»   осуществить спорные хозяйственные операции свидетельствует и анализ движения денежных потоков по его расчетным счетам, согласно которым  поступившие на него денежные средства перечислялись в дальнейшем таким же номинальным организациям.  

Из анализа полученных банковских выписок установлено, что денежные средства на расчетные счета ООО «МеталлИнвестСтрой» поступали за широкий спектр услуг: за запасные части, за автотранспортные услуги, за СМР, за строительные материалы, за установку газонного ограждения, за услуги по санитарному содержанию помещений.

    За услуги в виде обработки деталей в период 2012 г. денежные средства поступают в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» только от ООО «Уралнефтемаш».

     ООО «МеталлИнвестСтрой», не обладая возможностями самостоятельно осуществить механическую/термическую обработку деталей (отсутствуют производственные и трудовые мощности), по данным расчетных счетов не производит оплату сторонним организациям (субподрядчиками) за осуществление аналогичных услуг.

     80% денежных средств, поступивших на расчетные счета ООО «МеталлИнвестСтрой», в дальнейшем перечислены на счета взаимозависимых (аффилированных) организаций ООО «РосАвтоТранс», ООО «Авантаж», ООО ПКФ «Промгрупп-Урал», ООО «Спецтехсснаб», ООО «Уралтрансавто», руководство которых осуществлял Логин О.П.

    16 % средств выведены с расчетных счетов ООО «МеталлИнвестСтрой» в виде наличных денежных средств.   

    Таким образом, денежные средства обналичивались либо перечислялись в адрес ограниченного круга организаций, что также свидетельствует о перечислении денежных средств, не опосредующих реальную оплату товаров (работ, услуг).  

    Суд исходит из того, что реальным хозяйственным операциям всегда сопутствует надлежащее документальное сопровождение, отсутствующее в настоящем деле, а именно при проведении сравнительного анализа документов: карточек складского учета материалов формы М-17, дополнительно представленных накладных на отпуск материалов на сторону формы М-15 и счетов-фактур ООО «МеталлИнвестСтрой» за 2012 г. установлено несоответствие количества деталей переданных, в переработку и полученных обратно в разрезе номенклатуры, при этом постановка такого вывода обусловлена нижеследующим.

     Согласно договора от 27.06.2011 б/н, счетам-фактурам, товарным накладным ООО «Уралнефтемаш» осуществляло передачу сырья на механическую и термическую обработку ООО «МеталлИнвестСтрой».

     В соответствии с п.2 «Договора» Сырье передается на условиях франко-склад ООО «МеталлИнвестСтрой».

     Сырье принимается на складе Исполнителя по накладной на отпуск материалов на сторону по форме М-15.  

    Датой передачи сырья является дата подписания накладной М-15. Сроки переработки сырья установлены не более 15 дней с момента передачи сырья.

    Согласно п. 4 «Договора» Изготовитель обязуется передать готовую продукцию Заказчику на складе исполнителя.

   Датой передачи готовой продукции является дата подписания накладной.

    ООО «Уралнефтемаш» для подтверждения передачи деталей на обработку в 2012 г. представило счета-фактуры и акты выполненных работ, где отражена номенклатура и количество деталей, переданных на обработку.

    Налогоплательщиком в ходе проверки представлены:

   -карточки учета материалов (форма М-17, утвержденная постановлением Госкомстата России от 30.10.1997 №71а), подписанные кладовщиком - Стояновой Н.Н.;

   -Журналы - ордера по счету №10 «Материалы»;

   -Журналы - ордера по счету №21 «Полуфабрикаты».

    Передачу и прием деталей осуществляла Стоянова Н.Н., которая работает в должности кладовщика в ООО «Уралнефтемаш».

    В ИФНС России по Ленинскому району г.Челябинска направлено поручение о допросе Стояновой Н.Н. от 30.11.2015 №14-22/1/1097, но свидетель на допрос не явился.

    На основании заключенного договора от 27.06.2011г. б/н по данным карточек учета и журналов-ордеров № 10 «Материалы» и №21 «Полуфабрикаты» за 2012 г. ООО «Уралнефтемаш» передал ООО «МеталлИнвестСтрой» «материалы» для механической и черновой обработки и получил назад «полуфабрикаты».

    При проведении сравнительного анализа количества деталей, переданных на обработку в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» и полученных обратно, согласно номенклатуре  внутреннего учета движения материалов и счетов-фактур, был выявлен перечень деталей, движение по которым отсутствует по данным внутреннего складского учета и  в оборотно - сальдовых ведомостях по счетам  №10, №21.                                                                                     

   Передача деталей на переработку в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» и получение обратно полуфабрикатов не подтверждается внутренним учетом движения материалов в следующих объемах:

 -Корпус нижний ОКК 1.210.00.001 200.21.00.001-01 в количестве 49 штук;

 -Корпус верхний ОКК 2.350.00.010 200.35.00.010-01 в количестве 6 штук;

 -Крестовик АФ6-80/65х21-001к2-01 200.65.21.001-01 в количестве 6 штук;

 -Клиновой трубодержатель К-168х280 в количестве 258 штук;

 -Клиновой трубодержатель К-178х280 в количестве 49 штук;

 -Клиновой трубодержатель К-245х350 в количестве 154 штук.       

  Транспортировка деталей на переработку от ООО «Уралнефтемаш» г.Челябинск ул.Бугурусланская, 62 до ООО «МеталлИнвестСтрой» г.Челябинск, ул.Хлебозаводская, 17 осуществлялась услугами перевозчика ИП Харитоновой О.И.

    В ходе проведения проверки ИП Харитоновой О.И. выставлены требования о предоставлении документов от 29.09.2015 №14-22/2/3712 и от 07.10.2015 №14-22/2/3800.

    На основании требований ИП Харитоновой О.И. представлены документы (23.10.2015 №15-09/1/32317дсп и 23.10.2015 №32230дсп), в том числе транспортные накладные и путевые листы, подтверждающие оказание услуг перевозки.

     В ходе анализа представленных документов транспортные накладные и путевые листы, подтверждающие транспортировку деталей в количестве 351 штук от ООО «Уралнефтемаш» до ООО «МеталлИнвестСтрой» отсутствуют.    

     По данным счетов-фактур за 2012 год на переработку ООО «Уралнефтемаш» передал ООО «МеталлИнвестСтрой» детали в количестве 960 штук согласно спецификациям.

     После обработки детали транспортировались обратно на территорию ООО «Уралнефтемаш» услугами перевозчика ИП Харитоновой О.И., но не в полном объеме.

     По данным транспортных накладных и путевых листов, представленных ИП Харитоновой О.И., от ООО «МеталлИнвестСтрой» на адрес ООО «Уралнефтемаш» возвращены обработанные детали в количестве 365 штук.

    Перевозка обработанных деталей в количестве 595 штук перевозчиком ИП Харитоновой О.И. документально не подтверждена.  

 Водитель ИП Харитоновой О.И. Шустов А.В. согласно протоколу, допроса от 24.11.2015 №1491 пояснил, что при разгрузке товара использовались весы, заготовки взвешивались, если вес сходился ему подписывали документы  и принимали груз манипулятором.  

    При проведении сравнительного анализа представленных документов: накладных на отпуск материалов на сторону №М-17; транспортных накладных; счетов-фактур установлен ряд несоответствий: сведения, указанные в транспортных накладных в отношении количества, объема транспортируемого груза и стоимости  не соответствуют данным, отраженным в счетах-фактурах.

    -на основании накладной формы М-17 от 19.07.2012 №285 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 3 штук. В соответствии с транспортной накладной от 19.07.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 3 грузовых места массой 0,135тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 19.07.2012 груз (3 места) массой 0,987тн.

    -на основании накладной формы М-17 от 16.07.2012 №284 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 21 штуки. В соответствии с транспортной накладной от 16.07.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 21 грузовое место массой 0,756тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 19.07.2012 груз (21 место) массой 0,756тн на сумму 75482,00 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 19.07.2012 №00000053 указана сумма 120183,00 руб.

   -на основании накладной формы М-17 от 10.07.2012 №283 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 3 штук. В соответствии с транспортной накладной от 10.07.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 3 грузовых места массой 1,155тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 13.07.2012 груз (3 место) массой 1,155тн на сумму 138600,00 руб. В счете- фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 13.07.2012 №00000051 указана сумма 142662,00 руб.

  -На основании накладной формы М-17 от 03.07.2012 №281 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 16 штук. В соответствии с транспортной накладной от 03.07.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 16 грузовых места массой 3,360тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 04.07.2012 груз (16 мест) массой 4,90тн на сумму 542135,20 руб. В счете - фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 04.07.2012 №00000049 указана сумма 484744,00 руб.

  -На основании накладных формы М-17 от 02.07.2012 №61, №186 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 29 штук. В соответствии с транспортной накладной от 02.07.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 10 грузовых мест массой 1.718тн., обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 02.07.2012 и 03.07.2012 груз (29 мест) массой 1.293тн. на сумму 138047,42 руб. В счетах-фактурах ООО «МеталлИнвестСтрой» от 03.07.2012 №00000048 указана сумма 31860,00 руб., от 02.07.2012 №00000047 указана сумма 137765,00 руб.

   -На основании накладной формы М-17 от 19.06.2012 №185 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 35 штук. В соответствии с транспортной накладной от 19.06.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 35 грузовых мест массой 3,10тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 25.06.2012 груз (35 мест) массой 3,10тн на сумму 380211,00 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 25.06.2012 №00000040 указана сумма 512828,00 руб.

  -На основании накладной формы М-17 от 14.06.2012 №184 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 65 штук. В соответствии с транспортной накладной от 14.06.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 65 грузовых мест массой 4,150тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 19.06.2012 груз (65 мест) массой 4,150тн на сумму 487141,00 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 19.06.2012 №00000038 указана сумма 493948,00 руб.

  -На основании накладной формы М-17 от 11.06.2012 №183 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 61 штук на сумму 838587,99 руб. В соответствии с транспортной накладной от 11.06.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 61 грузовое место массой 9,258тн. на сумму 838587,99руб., обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 14.06.2012 груз (61 место) массой 6,013тн на сумму 733526,00 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 14.06.2012 №00000037 указана сумма 678972,00 руб. и количество деталей 38 штук.

    -На основании накладной формы М-17 от 01.06.2012 №182 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 50 штук. В соответствии с транспортной накладной от 01.06.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 50 грузовых мест массой 6,785тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 04.06.2012 груз (50 мест) массой 7,034тн на сумму 653357,00 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 25.06.2012 №00000035 указана сумма 665649,80 руб.

    -На основании накладной формы М-17 от 14.05.2012 №167 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 66 штук. В соответствии с транспортной накладной от 14.05.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 16 грузовых мест массой 11,70тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 18.05.2012 груз (66 мест) массой 7,357тн на сумму 1632973,48 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 18.05.2012 №00000031 указана сумма 1099524,00 руб.

   -На основании накладной формы М-17 от 03.05.2012 №165 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 4 штук. В соответствии с транспортной накладной от 03.05.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 4 грузовых места массой 5,2845тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 05.05.2012 груз (78 мест) массой 14,234тн на сумму 1560879,49 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 05.05.2012 №00000026 указана сумма 921344,00 руб. Накладная на передачу давальческого сырья от 03.05.2012 № 165 повторно отражена в транспортной накладной от 03.05.2012  совместно с накладной от 03.05.2012 №164 корпуса 209 АФ 01.001-01 в количестве 4 штук повторно транспортированы на обработку в ООО «МеталлИнвестСтрой». 

   -На основании накладной формы М-17 от 02.05.2012 №166 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 61 штуки. В соответствии с транспортной накладной от 02.05.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 61 грузовое место массой 3,434тн, обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 03.05.2012 груз (61 место) массой 3,434тн на сумму 372881,17 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 03.05.2012 №00000024 указана сумма 528699,00 руб.

   -На основании накладной формы М-17 от 16.01.2012 №25 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 20 штук на сумму 842500,00 руб. В соответствии с транспортной накладной от 16.01.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 20 грузовых мест массой 13,300тн, на сумму 837936,46 руб. обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 23.01.2012 груз (20 мест) массой 13,300 тн на сумму 837936,46 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 23.01.2012 №00000012 указана сумма 950419,20 руб.

   -На основании накладной формы М-17 от 10.01.2012 №27 ООО «Уралнефтемаш» осуществило отпуск деталей в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 22 штук на сумму 747034,00 руб.   В соответствии с транспортной накладной от 10.01.2012 в адрес спорного контрагента доставлено 4 грузовых места массой 1,6тн. на сумму 111364,00 руб., обратно в ООО «Уралнефтемаш» возвращен 10.01.2012 груз (22 места) массой 11,473 тн на сумму 744987,46 руб. В счете-фактуре ООО «МеталлИнвестСтрой» от 03.05.2012 №00000024 указана сумма 820218,00 руб.

   В 20 случаях из 23 (по счетам-фактурам) данные, указанные в сопроводительных документах на транспортировку деталей на обработку в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой»,  противоречат данным, отраженным в счетах - фактурах и в карточках учета материалов формы М-17.

  В путевых листах ИП Харитоновой О.И., представленных с возражениями, отсутствуют сведения в адрес какой организации осуществляются перевозки.

   В путевых листах №170 от 04.06.2012, №178 от 11.06.2012, №181 от 14.06.2012, №185 от 19.06.2012 в строке «Маршрут движения»  отсутствует адрес Хлебозаводская,17 (указан адрес: Енисейская,30).

   В транспортных накладных за отпуск и прием товара в обработку расписывается непосредственно сам Поспелов Е.Н. Однако из допроса Давыдова (Поспелова) Е.Н от 01.10.2015 №1398 установлено, что Поспелов Е.Н. не знает организацию ООО «Уралнефтемаш».

     Перевозку клиньевых трубодержателей в количестве 342 штук по счету-фактуре №000047/1 от 02.07.2012 ООО «Уралнефтемаш» подтверждает транспортной накладной от 02.07.2012.

     Количество грузовых мест по накладной 23 и сумма перевозки идентичны количеству и сумме, отраженным в счете-фактуре №000047 от той же даты.

     В качестве перевозчика спорного груза выступает ИП Царенков Сергей Николаевич, водителем Семенов Олег Анатольевич.

     Акт сдачи приемки работ (услуг) № 169 от 03.07.2012 отражен в акте сверки как № 95. По данным банковской выписки ИП Царенкова С.Н. в назначении платежа отсутствует ссылка как на акт № 169, так и на акт № 95.

     Последняя оплата от ООО «Уралнефтемаш» в адрес ИП Царенкова С.Н. проведена 16.05.2012 в сумме 86000,00, в назначении платежа указано «оплата по счету № 0094 от 02.05.2012 за транспортные услуги без НДС». Позднее даты 16.05.2012 оплата за услуги от ООО «Уралнефтемаш»  отсутствует.

    Детали по счету-фактуре №000047/1 вернулись с обработки в тот же день 02.07.2012 (количество по счету-фактуре 342, по товарно-транспортной накладной 23).

  Перевозку металлических деталей по накладной № 00000182 от 01.06.2012 ООО «Уралнефтемаш» подтверждает транспортной накладной от 01.06.2012. В качестве перевозчика спорного груза выступает ИП Игнатов Алексей Николаевич.

    ООО «Уралнефтемаш» представлены корешки доверенностей, выданные водителям на транспортировку груза от ООО «Уралнефтемаш» в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой».

   Следует отметить, что среди представленных документов отсутствуют корешки доверенностей на имя Семенова Олега Анатольевича (водителя ИП Царенкова С.Н.) и на ИП Игнатова Алексея Николаевича.

  О невозможности транспортировки груза на адрес г.Челябинск, ул.Хлебозаводская, 17 свидетельствует и тот факт, что согласно письму ЗАО ПКП «Промышленная химия» договоры аренды не заключались, по данному адресу никто не находился, так как здание в период с 2011 по 2015 г.г. находилось в реконструкции.

  Согласно спецификации от 27.06.2012 №10 ООО «МеталлИнвестСтрой» оказывает для ООО «Уралнефтемаш» услугу в виде механической обработки клиновых трубодержателей К-168*280 в количестве 180 штук, К-178*280 в количестве 12 штук, К-245*350 в количестве 150 штук. Стоимость механической обработки 1 детали согласно спецификации составляет 18700,00 руб. 

    По данным карточек складского учета №000008188, №000002820, №000006859, №000007779 поступили аналогичные детали из термической переработки от ООО «МеталлИнвестСтрой» в указанном количестве.

    Между тем стоимость термической переработки значительно отличается от стоимости механической обработки и составляет, согласно спецификации для указанных деталей 4500,00 руб.

    Представленные карточки складского учета формы М-17 налогоплательщиком и накладные на отпуск материалов на сторону формы М-15 ранее в ходе выездной проверки представлены не были.

   При поступлении готовой продукции на склад на каждый номенклатурный номер изделий в бухгалтерии открываются карточки учета материалов по форме NМ-17, которые под расписку выдаются материально ответственному лицу.

   По окончании рабочего дня кладовщик на основе первичных приходно-расходных документов записывает в карточках приход или расход готовой продукции и рассчитывает ее остаток.

   На основании данных, учтенных в карточках, на складах составляются оборотные или сальдовые ведомости готовой продукции, которые передаются в бухгалтерию.

   Готовая продукция, изготовленная для продажи и сданная из производства на склад, подлежит отпуску (отгрузке) покупателям.

   Эта операция отражается накладными типовой формы (форма NМ-15). Основанием для выписки накладной являются условия договора с покупателями (договор купли-продажи, поставки, мены, комиссии и др.).

    В накладной указываются наименование, сорт, номенклатурный номер изделия, единица измерения, количество и стоимость.

    Накладная должна содержать дополнительные показатели: код продукции, сорт, размер, марку и т.д.

   При проведении сравнительного анализа документов, подтверждающих отпуск деталей на обработку в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» и факт оказания услуг спорным контрагентом: карточек складского учета материалов формы М-17, дополнительно представленных накладных на отпуск материалов на сторону формы М-15 и счетов-фактур ООО «МеталлИнвестСтрой» за 2012 г. установлено несоответствие количества деталей, переданных в переработку и полученных обратно в разрезе номенклатуры:

    Таким образом, установлено, что согласно накладной №183 от 11.06.2012 подлежало отпустить на сторону тройник АФ65*21.00.03 в количестве 8 штук, фактически отпущено 23 детали. 

    По данным карточек складского учета материалов 11.06.2012 переданы тройники в переработку ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 23 штук. По счету-фактуре от 14.06.2012 №00000037 вернулись с переработки тройники в количестве 8 штук.

    Согласно накладной №186 на отпуск материалов на сторону количество отпущенного товара 02.08.2012 составило 15 деталей. 

   По данным карточек складского учета материалов 02.07.2012 движения детали - тройник в адрес ООО «МеталлИнвестСтрой» не было, переданы тройники в переработку ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 21 штуки только 16.07.2012г.

   Согласно накладной №183 от 11.06.2012г. подлежало отпустить на сторону переходник АФ65*21.20.01 в количестве 8 штук, фактически отпущено 16 деталей. 

   По данным карточек складского учета материалов 11.06.2012 переданы переходники в переработку ООО «МеталлИнвестСтрой» в количестве 16 штук.

   По счету-фактуре от 14.06.2012 №00000037 вернулись с переработки переходники в количестве 8 штук.

   Из допроса Голованова П.Л. установлено, что на основании договора от 27.06.2011 б/н ООО «МеталлИнвестСтрой» оказывало услуги в виде термической обработки, механической обработки деталей и осуществляло сборку узла (клиньевой трубодержатель) а также проводило испытания на прочность, что подтверждалось сертификатом.

     Однако ни в ходе проведения выездной проверки, ни с возражениями по акту проверки, ни в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля сертификаты, подтверждающие проведенные испытания на прочность, выданные ООО «МеталлИнвестСтрой», организацией ООО «Уралнефтемаш» не были представлены.

     Голованов П.Л. при даче свидетельских показаний пояснил, что организации-контрагенты ООО «Уралнефтемаш» - ООО «Галвит» и ООО ПКФ «Крис» осуществляли аналогичную механическую обработку ООО «МеталлИнвестСтрой», спорный контрагент дополнительно проводил термическую обработку. Качество проведенной обработки подтверждалось сертификатами проведенных испытаний на стороне. Стоянова Н.Н. - кладовщик ООО «Уралнефтемаш» в ходе допроса (от 05.05.2016 №1784) на вопрос: «Куда в дальнейшем были переданы ТМЦ, полученные от ООО «МеталИнвестСтрой»; пояснила: «В производство в полном объеме на складах ничего не хранилось». Однако при анализе Журнала-ордера по счету 60 ООО «Уралнефтемаш» установлено, что сумма по поступившим деталям от ООО «МеталлИнвестСтрой» распределена следующим образом: кт19 – 2789028 руб., кт20- 6986102 руб., кт21-8508500 руб.   Только после осуществления обработки деталей самостоятельно (счет21 «Полуфабрикаты собственного производства»), стоимость по ним списывалась в основное производство. По данным первичного учета ООО «Уралнефтемаш» от организаций ООО «Галвит» и ООО ПКФ «Крис» все обработанные детали в полном объеме поступили в основное производство.     

     На основании вышеизложенного представленные ООО «Уралнефтемаш» документы содержат недостоверные и противоречивые сведения и не подтверждают реальность осуществления сделок со спорным контрагентом.

    Приведенные обстоятельства опровергают совершение заявленных налогоплательщиком хозяйственных операций.

    При этом убедительных объяснений, относительно выявленных налоговым органом противоречий в фиксации фактов хозяйственной деятельности, заявителем не приведено.

     Заявителем со ссылкой на некорректность проведенного налоговым органом анализа первичной документации, сопровождающей хозяйственные операции с контрагентом, ввиду отсутствия у проверяющих специальных познаний в области машиностроения, представлены расчеты, свидетельствующие об отсутствии противоречий в первичных документах.

    Вместе с тем, представленные  расчеты  не обоснованы соответствующими документальными доказательствами (нормативами, действующими  в этой области  (литейные припуски  и  т.п.)

ООО «Уралнефтемаш» представило пояснения перевозчика ИП Харитоновой О.И. о том, что водитель Середин О.Е. в ходе допроса, проводимого сотрудниками полиции 26.12.2015 запутался и дал неверные показания относительно организации ООО «МеталлИнвестСтрой».

     В заявлении от 23.03.2016 водитель Середин О.Е. вспомнил организацию ООО «МеталлИнвестСтрой» и указал на грузоперевозки в адрес данной организации.

    Однако, пояснения водителя Середина О.Е., отраженные в заявлении от 23.03.2016, воспринимаются судом критически.

   ИП Харитонова О.И. имеет признаки аффилированной структуры ООО «Уралнефтемаш»:

   -офисное помещение, гаражи для автопарка, рабочие места для водителей находятся на одной территории с ООО «Уралнефтемаш» по адресу г.Челябинск, ул.Бугурусланская, 62;

   -по данным анализа расчетного счета ИП Харитоновой О.И. за 2012 г. установлено, что основным заказчиком транспортных услуг предпринимателя является ООО «Уралнефтемаш» (92,4 %);

   -в ходе допроса медицинский работник ИП Харитоновой О.И. Снежко А.С. (протокол допроса от 16.11.2015 № 1474) пояснила, что работает медицинским работником и осуществляет предрейсовый осмотр  водителей. На вопрос: «От каких организаций Вами получен доход в виде заработной платы за исполнение трудовых обязанностей за 2012, 2013, 2014гг.», получен ответ: «ПАО ЧКПЗ, ООО «Уралнефтемаш»». На вопрос: «Кто непосредственно выдает Вам заработную плату», получен ответ: «Харитонова». На вопрос: «Где проходят медицинское освидетельствование водители? Назовите адрес местонахождения гаражей для автопарка и рабочих мест для водителей?», получен ответ: «На Бугурусланской транспортный отдел на втором этаже. Гаражи где-то на территории»;  

   -водители ИП Харитоновой О.И. в свидетельских показаниях указали, что перевозки осуществляли для основного и единственного заказчика ООО «Уралнефтемаш». 

    В связи с вышеизложенным, к пояснениям водителя Середина О.Е., отраженным в заявлении от 23.03.2016, суд относится критически.

     Кроме того водитель, ИП Харитоновой О.И. - Буренков Д.Ю., осуществлявший перевозки в адрес спорного контрагента в 2012 не смог вспомнить организацию ООО «МеталлИнвестСтрой», а также адрес, по которому происходила выгрузка товара, кто принимал товар, как часто и с какой периодичностью осуществлялись рейсы (протокол допроса от 15.12.2015  №1635).

    Заслуживает внимание довод налогового органа о том, что в 2012 г. ООО «Уралнефтемаш» обладало достаточными производственными и трудовыми мощностями для осуществления обработки деталей самостоятельно, в отличие от номинального контрагента - ООО «МеталлИнвестСтрой», который уже в силу его номинальности не способен был осуществить спорные хозяйственные операции.

     Привлечение заявителем спорного контрагента опровергается также следующим.

     Согласно схеме обобщенного технологического процесса изготовления деталей и изделий, представленной  ООО «Уралнефтемаш» в ходе выездной налоговой проверки, установлено, что термообработка штучных заготовок осуществляется по необходимости по результатам контроля.

    Начальник производственного цеха - Каримов А.М.  в ходе допроса на вопрос: «Кто и на каком этапе производственного процесса делал заключение о необходимости обработки (термической, механической)?», пояснил: «обработка в 100% случаев требовалась механическая. На термическую обработку были ОТК заключения».

     По требованию 13.04.2016 №14-22/1/1245 у ООО «Уралнефтемаш» запрошены заключения ОТК о необходимости проведения механической, термической обработки по перечню деталей за 2012 г. и технические задания к спецификациям на обработку деталей для ООО «МеталлИнвестСтрой».

    В ответ на требование, заключения ОТК и технические задания либо иной документ, определяющий объем, вид и параметры обработки, проверяемым налогоплательщиком не представлены по причине их отсутствия.

   Тем самым, ООО «Уралнефтемаш» не представлено обоснование производственной необходимости и целесообразности осуществления термической и механической обработки сторонним подрядчиком ООО «МеталлИнвестСтрой» (имеет место отсутствие деловой цели на привлечение спорного контрагента).

    В п.п 2.3 п.2 договора б/н от 27.06.2011, заключенного между ООО «Уралнефтемаш» и ООО «МеталлИнвестСтрой», указано, что стороны по каждой партии поставляемого сырья дополнительным соглашением определяют: наименование, количество, параметры по качеству давальческого сырья, объем и перечень услуг по переработке, стоимость переработки.

   В ответ на требование инспекции от 13.04.2016 №14-22/1/1244 о предоставлении дополнительных соглашений к договору б/н от 27.06.2011 ООО «Уралнефтемаш» сообщило, что наименование, количество, стоимость и иные существенные условия договора указаны в договоре и спецификациях, являющимися неотъемлемой частью договора.

    Однако, спецификации и сам договор  б/н от 27.06.2011 не содержат сведений по качеству давальческого сырья, объему и перечню услуг переработки, что делает невозможным определить существенные условия сделки.

     Водителям, которые по документы должны осуществлять грузоперевозки в адрес спорного контрагента, организация ООО «МеталлИнвестСтрой» не знакома (протокол допроса Буренкова Д.Б. от 15.12.2015 №1635).

   О невозможности транспортировки груза на адрес г.Челябинск, ул.Хлебозаводская, 17 свидетельствует и тот факт, что согласно письму ЗАО ПКП «Промышленная химия» (собственника помещения) договоры аренды не заключались, по данному адресу никто не находился, так как здание в период с 2011 по 2015 г.г. находилось в реконструкции.

     Невозможность выполнения спорным контрагентом заявленных хозяйственных операций обусловлена спецификой выполняемых работ (услуг), сопряженной с необходимостью иметь специфическое оборудование, иметь специфические технические условия, отсутствовавшие у ООО «МеталлИнвестСтрой».

    Судом установлено, что термическая обработка - это совокупность операций нагрева, выдержки и охлаждения твердых металлических сплавов с целью получения определенных свойств за счет изменения внутреннего строения и структуры металла.

   В ходе проведения допроса заместителя директора по развитию ООО «Уралнефтемаш» Голованова П.Л. (протокол допроса от 05.05.2016 №1783) установлено, что термическая обработка, осуществленная ООО «МеталлИнвестСтрой» заключалась в цементировании.

    Цементирование - это химико-термическая обработка стали, процесс нагрева изделий в жидкой, газовой либо твердой среде с целью изменения их химического состава, которое достигается за счет насыщения углеродом поверхностного слоя обрабатываемых объектов. Такое изменение существенно повышает износостойкость и твердость деталей.

    Согласно допросу начальника производственного цеха ООО «Уралнефтемаш» Каримова А.М (протокол допроса от 15.04.2016 №1737) для осуществления термической обработки необходимо оборудование - газовые или электрические печи. Для последующего охлаждения деталей необходимо наличие ванн.  Для осуществления механической обработки требуется перечень оборудования (станков) токарное, фрезерное, расточное, сверлильное. На вопрос: «Что включает в себя механическая обработка деталей?»; свидетель Каримов А.М. пояснил: «токарная, в основном резка на заготовки, потом токарная обработка цилиндрических деталей-тел вращения, потом - ЧПУ (станки с программным обеспечением) - это чистовая обработка. Одна деталь обходит несколько станков, на каждом проходит определенную обработку. Обрабатывают партиями детали на одном станке, на втором и.т.д.».

     Таким образом, для осуществления термической/ механической обработки необходимо: основное оборудование: станки, нагревательные печи, охлаждающие устройства (ванны); вспомогательное оборудование: средства механизации, подъемно-транспортное оборудование, складские помещения.  

    Цементирование стали - достаточно продолжительный процесс. Скорость насыщения поверхности и придание ей особых свойств равняется приблизительно 0.1 миллиметр за 60 минут выдержки. Для большинства деталей требуется упрочненный слой более 0,8 миллиметров, то есть время цементирования одной детали занимает не менее 8 часов. Тем не менее, стоит отметить, что согласно представленным копиям путевых листов и транспортных накладных 90% деталей возвращаются с обработки, в том числе с термической,  в день их передачи ООО «МеталлИнвестСтрой», время нахождения деталей в обработки по документам составляет менее 5-6 часов, с учетом времени, затраченного на дорогу.

     Организация ООО «МеталлИнвестСтрой» не обладала необходимым оборудованием и помещениями для осуществления как механической так и термической обработки: основные средства у организации отсутствуют,  оплата за аренду необходимого оборудования по данным расчетного счета не осуществлялась, расходы объективно связанные с оказанием услуг по обработке (закуп запасных частей, расходных материалов) отсутствуют.

    Согласно письму ЗАО ПКП «Промышленная химия» по адресу г.Челябинск, ул.Хлебозаводская,17 договоры аренды не заключались, по данному адресу никто не находился так как здание в период с 2011 по 2015гг. находилось в реконструкции.

    Оплата за аренду производственных либо складских помещений по данным расчетного счета ООО «МеталлИнвестСтрой» отсутствует. Организации контрагенты ООО «МеталлИнвестСтрой» являлись аффилированными и номинальными структурами и также не имели необходимого технического оснащения для выполнения заявленных услуг.

   В ходе проведенного допроса Буренков Павел Юрьевич - генеральный директор ООО «Уралнефтемаш» на вопрос: «какие требования Вы предъявляете к сотрудникам, осуществляющим обработку на станках, печах?», ответил: «опыт работы, разряд». Каримов А.М. - начальник производственного цеха ООО «Уралнефтемаш» в ходе допроса пояснил, что на работу  принимал специалистов сам, только опытных токарей и фрезеровщиков, чтобы не было брака. 

    Таким образом, для осуществления услуг обработки организации- подрядчику необходимо наличие квалифицированного персонала, имеющего соответствующий опыт и навыки работы, разряд.

     В свою очередь, у организации ООО «МеталлИнвестСтрой» отсутствуют трудовые ресурсы для осуществления услуг в виде механической либо термической обработки, работники согласно сведениям 2-НДФЛ отсутствуют. У организаций контрагентов ООО «МеталлИнвестСтрой» также отсутствуют работники.

    Суд исходит из того, что ведение реальной деятельности всегда приводит к тому, что между контрагентами имеется постоянный контакт, то есть они оба обладают информацией о лицах, принимающих непосредственное участие в хозяйственных операциях.

     В тоже время, из изученных свидетельских показаний: суду не представилось возможным произвести однозначный вывод о реальных взаимоотношениях налогоплательщика с ООО «МеталлИнвестСтрой», более того эти показания соотносятся с иными доказательствами, свидетельствующими о созданном заявителем формальном документообороте путем вовлечения номинальной организации - ООО «МеталлИнвестСтрой». 

    Так, никто из руководства организации ООО «Уралнефтемаш» не помнит (не знает) кто заключил 27.06.2011 договор б/н с ООО «МеталлИнвестСтрой» (протокол допроса Буренкова П.Ю. от 11.04.2016 №1711, протокол допроса Изюмникова В.К. от 21.12.2015 №1563, протокол допроса Голованова П.Л. от 05.05.2016 №1783).

   В ходе проведения допроса генеральный директор ООО «Уралнефтемаш» - Буренков П.Ю. не смог вспомнить кто подписывал договор на оказание услуг ООО «МеталлИнвестСтрой», запрашивали ли паспорт руководителя (представителя) контрагента, учредительные документы при заключении договора (протокол допроса от 11.04.2016 № 1711). Свидетель не знаком с Поспеловым Е.Н., иных сотрудников организации не помнит. На вопрос: «Назовите Ф.И.О. лица, с которым велись переговоры по заключению  и исполнению договора, от имени какой организации выступало лицо»?, получен ответ: «Я лично не вел переговоры. Вел все переговоры Голованов Петр Леонидович». На вопрос: «Какие документы, подтверждающие полномочия предъявлял представитель ООО «МеталлИнвестСтрой»?», свидетель пояснил: «Документы, подтверждающие полномочия, предъявлялись Голованову П.Л.». На вопрос: «Кто принимал решение о заключении «Договора между ООО «Уралнефтемаш» и ООО «МеталлИнвестСтрой»?, получен ответ: «Все решения принимаются мной лично, либо Изюмниковым В.К.».    

   Из допроса учредителя и директора по экономике и финансам Изюмникова В.К. от 21.12.2015 №1563 на вопрос: "Знаком ли Вам Поспелов Евгений Николаевич?", получен ответ: "Нет, не помню." На вопросы: «Заключали ли Вы договора с ООО «МеталлИнвестСтрой» по черновой и механической обработке?», «Назовите Ф.И.О. лица, с которым велись переговоры по заключению и исполнению договора, от имени какой организации выступало лицо, по какому адресу велись переговоры и заключался договор?», «Кто подписывал договор на оказание услуг от имени ООО «МеталлИнвестСтрой» как руководитель?», «Запрашивали ли Вы паспорт представителя, учредительные документы ООО МеталлИнвестСтрой» при заключении договора?», получены ответы: «Не знаю, не помню».  На вопрос: «Вы присутствовали при подписании договора Буренковым П.Ю. с ООО «МеталлИнвестСтрой»?, получен ответ: «Нет, не присутствовал».  Однако при визуальном осмотре договора, заключенного между ООО «Уралнефтемаш» и ООО «МеталлИнвестСтрой» 27.06.2011 б/н в п.8 «реквизиты и подписи сторон» подпись с расшифровкой Буренков П.Ю. не соответствует подписи генерального  директора ООО «Уралнефтемаш», отраженной в протоколе допроса от 11.04.2016 №1711, и при этом полностью идентична подписи Изюмникова В.К., отраженной в протоколе допроса от 21.12.2015 №1563. Тем не менее, договор не содержит ссылок на документ, который уполномочил Изюмникова В.К. на представление интересов ООО «Уралнефтемаш» и на его подписание. Кроме того и сам директор по экономике и финансам ООО «Уралнефтемаш» Изюмников В.К. не смог вспомнить факт подписания договора на оказание услуг с ООО «МеталлИнвестСтрой».

    Таким образом, никто из руководства организации ООО  «Уралнефтемаш» не помнит (не знает) кто подписал (заключил) 27.06.2011 договор б/н с ООО «МеталлИнвестСтрой».

    Довод заявителя о том, что использованные налоговым органом показания свидетелей не могут быть оценены как допустимые доказательства в силу того, что свидетели, давшие их, являются либо неосведомленными, либо некомпетентными лицами, по вопросу совершения спорных хозяйственных операций, судом отклоняется.

    Опрошенные налоговым органом лица, в том, числе ответственные работники налогоплательщика являлись непосредственными участниками рассматриваемых событий, более того показания данных лиц, соотносятся с иными доказательствами, указывающими на нереальность заявленных хозяйственных операций.

    Вышеприведенные свидетельские показания, правдивость которых ставит под сомнение заявитель, не имеют противоречивый либо неясный характер, и отвечают критерию относимости доказательств в суде.

    Бесспорных доказательств искажения либо недостоверности сообщенных сведений, заявитель в суд не представил.

    Вместе с тем, критикуя показания свидетелей, налогоплательщик не представил достоверных и убедительных доказательств того, каким образом фактически происходило взаимодействие с ООО «МеталлИнвестСтрой».

    Вся позиция заявителя строится на формальной критике добытых инспекцией доказательств без представления реальных доказательств отсутствия формального документооборота. 

    Тогда как  налоговым органом в ходе проведения проверочных мероприятий в отношении ООО «МеталлИнвестСтрой» установлены признаки, характеризующие его как формально созданную организацию, вовлеченную налогоплательщиком в свою хозяйственную деятельность с целью необоснованного уменьшения налогового бремени.

     Налогоплательщиком в опровержение позиции инспекции об отсутствии хозяйственных отношений с ООО «МеталлИнвестСтрой», и о совершении действий, направленных на необоснованное получение налоговой выгоды, не приведено убедительных доводов в обоснование выбора ООО «МеталлИнвестСтрой», имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении данного выбора оцениваются деловая репутация и платежеспособность контрагентов, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагентов необходимых ресурсов (производственных мощностей, спецтехники, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта с учетом характера соответствующей  сферы деятельности (см.Постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 №15658/09).   

     ООО «Уралнефтемаш» является прямым поставщиком нефтедобывающих предприятий, таких как Лукойл, ТНК, Роснефть, Славнефть, все детали после обработки проходят контроль качества на территории завода, в связи, с чем проверяемый налогоплательщик несет прямую ответственность перед покупателями за качество произведенной продукции, которое также зависит от качества произведенной обработки.

   Таким образом, ООО «Уралнефтемаш» с целью исключения риска неисполнения обязательств по заключенному договору или некачественного его исполнения должно было выяснить наличие у контрагента необходимых ресурсов: производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала и соответствующего опыта.

    При этом ООО «Уралнефтемаш» на момент заключения договора с ООО «МеталлИнвестСтрой» не могло располагать информацией о наличии у общества достаточных ресурсов  и опыта для осуществления спорных хозяйственных операций, положительной репутации организации, которая зарегистрирована незадолго до заключения договора (за 4 месяца).

    Директор по развитию ООО «Уралнефтемаш» Голованов П.Л. со слов Буренкова  П.Ю. вел переговоры и работал с документами ООО «МеталлИнвестСтрой» при заключении договора. Голованов П.Л. в ходе проведения допроса 08.04.2016 №1714 пояснил: «Перед началом работ определяются возможности сотрудничества (могут ли они делать то, что нам необходимо, или то, что мы хотим приобрести), т.е. есть ли у них оборудование, на котором они могут выполнить услуги, данный факт проверяется только при устном разговоре с представителем контрагента, никаких дополнительных проверок мы не проводим. Деловую репутацию практически не проверяем, иногда смотрим, что есть в интернете.

     В ходе допроса от 05.05.2016 № 1783 свидетель - Голованов П.Л. на вопрос: «Проводилась ли проверка ООО «МеталлИнвестСтрой» на реальность финансово-хозяйственной деятельности? Если проводилась, то каким образом?»; пояснил: «Не проводилась, для нас важно качество конечного продукта». На вопрос: «Проверялось ли наличие трудовых и производственных ресурсов? Если да, то каким образом?»; получен ответ: «Не интересовался».      

    Заявителем не представлены обоснования критериев выбора спорного контрагента с позиции серьезности предпринимательских намерений, обстоятельств исполнения сделки, наличия у контрагента соответствующих ресурсов. Не представлены им и документальные доказательства приведенных в судебном заседании доводов.

    Суд также отмечает, что проявление должной осмотрительности возможно лишь при совершении реальных сделок.

Между тем в рассматриваемом споре судом установлено отсутствие реальных хозяйственных операций между налогоплательщиком и ООО «МеталлИнвестСтрой», материалы дела содержат доказательства, свидетельствующие о том, что ООО «МеталлИнвестСтрой» не осуществляло фактическую хозяйственную деятельность, а было создано и действовало лишь для использования в сделках, направленных на получение неправомерной налоговой выгоды, создания  формального документооборота, что само по себе исключает какую-либо должную осмотрительность.

     При этом свидетельство о государственной регистрации и постановки на учет свидетельствует лишь о наличии юридического лица в системе государственной регистрации лиц и не характеризует организацию как добросовестного налогоплательщика, имеющего деловую репутацию, как конкурентоспособное лицо на рынке товаров (работ, услуг), действующее через уполномоченного представителя, обеспечивающего интересы организации.

     Меры на получение свидетельств и выписок из ЕГРЮЛ, иных документов регистрационного характера, не являются достаточными, эти сведения не позволяют квалифицировать контрагента как добросовестного налогоплательщика, гарантирующего исполнение своих обязательств.

     Регистрация юридического лица в реестре без получения сведений о хозяйственной деятельности этой организации, его деловой репутации, не может безусловно свидетельствовать о добросовестности такой организации, ее способности поставить товары, выполнить работы, оказать услуги.

    Информация о регистрации в качестве юридических лиц и постановка на учет в налоговом органе носят справочный характер и не характеризуют их как добросовестных, надежных и стабильных участников хозяйственных взаимоотношений.

Уровень внимания к выбору контрагентов не может ограничиваться только проверкой наличия у контрагента статуса юридического лица.

     Допрошенные в качестве свидетелей работники налогоплательщика также не смогли убедительным и непротиворечивым образом объяснить, каким образом им был найден спорный контрагент: ООО «МеталлИнвестСтрой», как осуществлялось деловое общение по вопросам заключения и исполнения спорного договора.

     В материалах дела не содержится доказательств, свидетельствующих о ведении деловых переговоров, принятии мер по установлению и проверке деловой репутации спорной организации (ООО «МеталлИнвестСтрой»), выяснению адресов и телефонов офисов, должностей, имен и фамилий должностных лиц и других действий.

    ООО «Уралнефтемаш» заявление указывает на факт действительного руководства Поспеловым (Давыдовым) Е.Н. организацией ООО «МеталлИнвестСтрой», однако допрос,  проведенный в ходе выездной налоговой проверки говорит об обратном (протокол допроса от 01.10.2015 № 1398): На вопрос: «Являетесь ли Вы фактически учредителем и руководителем ООО «МеталлИнвестСтрой», ООО «Металлгрупп-Урал»?», получен ответ: «Да, но фактически руководил Логин О.П.». На вопрос: "Вы подтверждаете, что являясь фиктивным учредителем (руководителем) и никакой финансово-хозяйственной деятельности от имени ООО "МеталлИнвестСтрой" в 2012-2013 годах не осуществляли?», свидетель ответил: "Да, подтверждаю, я не вел фактически никакой деятельности в открытых организациях. Я только подписывал документы, которые приносил Логин Олег». На вопрос: «Знакома ли Вам организация ООО «Уралнефтемаш», какие услуги Вы оказывали для данной организации?», свидетель ответил: «Нет, не помню».  Согласно протоколу допроса Поспелова Е.Н. (Давыдова) организация не оказывала никаких услуг, в том числе ООО "Уралнефтемаш". На вопрос: «Какую фактически деятельность осуществляла организация?», получен ответ: "Оптово-розничную реализацию подшипников".

   В заявлении налогоплательщик указывает на тот факт, что Поспелов Е.Н. владеет информацией по составлению бух.отчетности, знает кто ее составляет, знает как зовут бухгалтера, знает в каком банке расчетный счет.

    Данные утверждения ООО «Уралнефтемаш» не соответствуют действительности.

    На вопрос: «Кто составлял налоговые декларации в период с 01.01.2012 по настоящее время?», свидетель пояснил: «Наемный бухгалтер по объявлению». На вопрос: «Какие показатели налоговых деклараций заполнялись?» Поспелов Е.Н. ответил: «Не помню». На вопрос: «На какой расчетный счет, в какой банк поступали денежные средства в рамках заключенных договоров?», свидетель указал: «Банк 24 РУ». Однако в договоре от 27.06.2011г. б/н, заключенном между ООО «Уралнефтемаш» и ООО «МеталлИнвестСтрой» в строке «реквизиты и подписи сторон» указан банк ОАО «Траст» г.Челябинск и фактически денежные средства ООО «Уралнефтемаш» зачисляло на расчетный счет ООО «МеталлИнвестСтрой», открытый в банке  ОАО «Траст».

    Согласно протокола общего собрания учредителей от 03.10.2012 №1, подписанного Поспеловым Е.Н. как руководителем ООО «МеталлИнвестСтрой»,  Поспелов (Давыдов) Е.Н. выведен из состава участников ООО «МеталлИнвестСтрой». Доли в уставном капитале распределены следующим образом: 50% уставного капитала принадлежит Зиминой Н.В., 50% уставного капитала принадлежит ООО «МеталлИнвестСтрой». Приказом от 16.10.2012 №2 Зимина Н.В. назначена на должность директора ООО «МеталлИнвестСтрой».  В ходе дачи показаний Поспелов (Давыдов) Е.Н. неоднократно указал, что он не знает Зимину Н.В.

    На подписание неустановленным лицом документов в адрес проверяемого налогоплательщика указывает и тот факт, что акт сверки взаимных расчетов по состоянию на 31.12.2012 между ООО «Уралнефтемаш» и ООО «МеталлИнвестСтрой» со стороны спорного контрагента подписан Поспеловым Е.Н., тогда как с октября 2012 г. Поспелов Е.Н. не являлся ни учредителем, ни руководителем ООО «МеталлИнвестСтрой» (протокол от 03.10.2012 №1).  

     Все перечисленные факты указывают на то, что Поспелов (Давыдов) Е.Н. формально числился руководителем ООО «МеталлИнвестСтрой», и являясь фактически рядовым сотрудником организации не осуществлял в полной мере возложенных на него обязанностей и не принимал руководящих решений, в том числе в части подписания договора с контрагентом ООО «Уралнефтемаш».  

   ООО «Уралнефтемаш» в заявлении указывает на тот факт, что у Логина О.П.  были все основания предоставлять интересы организации ООО «МеталлИнвестСтрой».

   Однако приведенное утверждение заявителя опровергается следующим.

    В ходе допроса Поспелов Е.Н. неоднократно указал на тот факт, что не выдавал доверенности: на вопрос: «Выдавались ли Вами кому-либо доверенности на осуществление финансово-хозяйственной деятельности от имени ООО «МеталлИнвестСтрой», ООО «Металлгрупп-Урал» в 2012-2014г., если выдавались, то на чье имя?», свидетель ответил однозначно: «Нет».

   На вопрос: «Подписывались ли Вами доверенности на осуществление финансово-хозяйственной деятельности от имени ООО «МеталлИнвестСтрой», ООО «Металлгрупп-Урал» в 2012-2014г.?», получен ответ: «Нет».    

   ООО «Уралнефтемаш» представило доверенность от 28.12.2011 б/н, выданную Логину О.П. директором ООО «МеталлИнвестСтрой» Поспеловым Е.Н. (в ходе проведения проверки данная доверенность отсутствовала и не была представлена ООО «Уралнефтемаш»).

   В отношении подписей в доверенности на имя Логина О.П. проведены почерковедческие экспертизы.

    Согласно заключениям эксперта от 27.04.2016г. № 27-04-2016/2 и №27-04-2016/1, подписи как Давыдова (Поспелова) Е.Н., так и Логина О.П. выполнены не Давыдовым Е.Н. и не Логиным О.П., а иными лицами, с подражанием какой-то подлинной подписи этих лиц, что также подтверждает факт отсутствия данного документа на момент заключения сделки. 

    Таким образом, Логин О.П., представляя интересы ООО "МеталлИнвестСтрой", не обладал такими полномочиями: доверенности Поспелов Е.Н. не выдавал (протокол допроса №1398), доверенность на имя Логина О.П. от 28.12.2011 подписана неустановленными лицами, Логин О.П. никогда не являлся сотрудником ООО "МеталлИнвестСтрой" (сведения 2-НДФЛ отсутствуют).    

    Таким образом, руководство ООО "Уралнефтемаш" при заключении  договора с ООО "МеталлИнвестСтрой" не проверило представителя спорного контрагента.

    В качестве возражений заявитель указывает, что не нахождение организаций по адресу места нахождения юридических лиц согласно учредительным документам, не является основанием для признания юридических лиц отсутствующими.

   В соответствии со статьей 54 ГК РФ нахождение юридического лица определяется местом его государственной регистрации на территории Российской Федерации путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования).

   Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, уполномоченных выступать от имени юридического лица в силу закона, иного правового акта или учредительного документа.

   Место нахождения юридического лица указывается в его учредительных документах.

    В силу пункта 2 статьи 4 Федерального закона от 08.02.1998 года №14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", место нахождения Общества определяется местом его государственной регистрации. Местонахождение юридического лица является одним из признаков юридического лица.

   Отсутствие юридического лица по месту его государственной регистрации играет существенную роль в решении возникающих в его деятельности вопросов правового характера, например таких как: определение правоспособности, места исполнения обязательств, места заключения договора, а также в решении вопросов связанных с уплатой налогов.

   В данном случае, отсутствие спорного контрагента (ООО «МеталлИнвестСтрой») по юридическому адресу, в числе прочего исключает возможность заключения и тем более исполнения проверяемым налогоплательщиком с таким лицом реальных сделок.

      Доводы заявителя о неполноте проверочных мероприятий, о недоказанности номинальности ООО «МеталлИнвестСтрой» судом отклоняются, ввиду того, что все возможные мероприятия налогового контроля были выполнены инспекцией в полном объеме и отражены в оспариваемом решении, что подтверждается материалами проверки, имеющимися в деле.

Доводы заявителя относительно отсутствия доказательств возврата налогоплательщику денежных средств, перечисленных ООО «МеталлИнвестСтрой», отклоняются судом, поскольку не опровергают выводы суда об умышленно созданном формальном документообороте.

Довод заявителя о его добросовестности в связи с отсутствием в налоговом законодательстве норм, возлагающих на налогоплательщика, обязанности осуществлять контроль за контрагентами, мотивируя это тем, что законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность реквизитов, указанных контрагентом, в представленных им документах, судом отклоняется.

     В силу действующего законодательства обязанность подтверждать правомерность налоговых вычетов по НДС, первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг).

     При этом, как указывалось выше, документы, подтверждающие налоговые вычеты, должны отражать достоверную информацию.

     Напротив, исходя из условий и обстоятельств заявленных «сделок», налогоплательщику должно быть известно о том, что в качестве контрагента (ООО «МеталлИнвестСтрой») указано лицо, не осуществляющее реальной предпринимательской деятельности.

     Налогоплательщиком не представлено доказательств того, что представленные документы, по взаимоотношениям с ООО «МеталлИнвестСтрой», являются достоверными и отражают реальные хозяйственные операции, в то время, как инспекцией представлены доказательства, которые в своей совокупности и взаимной связи подтвердили обоснованность выводов налогового органа о нереальности хозяйственных операций.

    Доводы заявителя о том, что представленные в ходе проверки счета-фактуры соответствуют правилам их оформления, судом во внимание не принимаются, поскольку требования, предъявляемые налоговым законодательством к оформлению счетов-фактур, относятся не только к наличию соответствующих реквизитов, но и к достоверности сведений, которые в них содержатся.

     Недостоверность счетов-фактур  аналогична их отсутствию, а п.1 ст.172 Налогового кодекса установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Налогового кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг) (см. Постановление АС Уральского округа от 13.07.2016 по делу №А60-62507/2015).

    Налогоплательщиком не было доказано в ходе судебного разбирательства, что сведения, отраженные в счетах-фактурах по взаимоотношениям с ООО «МеталлИнвестСтрой», являются достоверными и отражают реальные хозяйственные операции, в то время, как инспекцией представлены доказательства о нереальности хозяйственных операций.

    Многочисленные доводы заявителя о том, что непредставление ООО «МеталлИнвестСтрой» сведений о заработной плате сотрудников, уплата в бюджет незначительных сумм налогов, отсутствие в собственности движимого и недвижимого имущества, необходимого для осуществления хозяйственных операций, не опровергают сведения об осуществлении хозяйственных операций, признаются судом необоснованными и подлежащими отклонению, поскольку налоговым органом собрана достаточная совокупность доказательств, указывающая на создание формального документооборота с ООО «МеталлИнвестСтрой».

    Доводы заявителя о неисследовании налоговым органом возможности подписания документов иными уполномоченными лицами, возможности осуществления деятельности спорным контрагентом по иным адресам, возможности расчетов в наличной форме, возможности найма сторонних ресурсов и прочие аналогичные доводы сводятся по существу к оспариванию доводов инспекции по принципу от обратного.

    Однако, теоретическая возможность к совершению тех или иных действий, спорным контрагентом, не является доказательством, подтверждающим реальность взаимоотношений с налогоплательщиком.

    Ссылка заявителя на многочисленные дела, судебные акты по которым были приняты в пользу налогоплательщика, не может быть принята, поскольку обстоятельства и объем доказательств по каждому из дел различны, а в рамках настоящего дела налогоплательщиком не опровергнуты доводы налогового органа относительно нереальности заявленных хозяйственных операций.

    Довод заявителя о том, что налогоплательщику не было известно о нарушениях, допущенных спорным контрагентом, судом отклоняется, так  как применительно к спорной ситуации, в условиях фиктивного документооборота, отказ в применении вычетов по НДС, расходов по налогу на прибыль организаций предопределен именно действиями налогоплательщика, не обеспечившего надлежащее документальное обоснование спорных хозяйственных операций и не подтвердившего их реальность.

    Довод заявителя о том, что руководитель спорного контрагента имеет заинтересованность скрыть информацию о своем недобросовестном поведении подлежит отклонению, поскольку иные доказательства (не только показания руководителя спорного контрагента) свидетельствуют о том, что ООО «МеталлИнвестСтрой» не могло совершить заявленные хозяйственные операции.

     Доводы заявителя о том, что действующее законодательство не запрещает физическим лицам совмещать руководящие посты и занимать иные должности одновременно в нескольких организациях, судом отклоняются, как не имеющие правового значения, так как в рассматриваемом деле налоговым органом выявлено использования указанного обстоятельства с целью создания заявителем формального документооборота.

    Довод заявителя о том, что налоговый орган не вправе проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, судом отклоняется, поскольку в ходе проверки была проверена не экономическая целесообразность сделки, а правомерность применения налоговых вычетов по НДС, расходов по налогу на прибыль организаций, в результате чего установлен факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

     Суд отклоняет довод заявителя о том, что налогоплательщик выполнил все установленные статьями 169,171,172,252 НК РФ требования, необходимые для предъявления к вычету сумм НДС, расходов по налогу на прибыль организаций.

    Оформление операций с вышеуказанным контрагентом (ООО «МеталлИнвестСтрой») в учете налогоплательщика не свидетельствует об их реальности, а подтверждает лишь выполнение обязанностей по формальному учету хозяйственных операций.

    Заявленные налогоплательщиком «сделки» с ООО «МеталлИнвестСтрой» создают только видимость совершения хозяйственных операций, и имитируют внешнее соответствие действий налогоплательщика требованиям налогового законодательства, тогда как, реально действительной целью «заключенных сделок» налогоплательщика являлось  необоснованное получение налоговой выгоды в виде завышения вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость.

Действия, связанные с искусственным введением в систему договорных отношений ООО «МеталлИнвестСтрой», не обусловлены разумными экономическими причинами, имитируют, посредством сформированного документооборота, хозяйственные операции, при этом реальность операций налогоплательщика с данным контрагентом материалами дела не подтверждена.

     Возражения заявителя не опровергают фактические обстоятельства, установленные в ходе налоговой проверки, а по сути, представляют собой собственную трактовку налогоплательщиком этих обстоятельств, основанную исключительно на обобщенном мнении о недоказанности недобросовестности действий налогоплательщика.

     При этом, заявитель игнорирует полученные налоговым органом доказательства, свидетельствующие об отсутствии хозяйственных операций со спорным контрагентом, об активном участии налогоплательщика в создании формального документооборота.  

    Довод заявителя о нарушении налоговым органом порядка назначения дополнительных мероприятий налогового контроля признается судом необоснованным, в силу следующего.

Согласно п.6 ст. 101 НК РФ в случае необходимости получения дополнительных доказательств для подтверждения факта совершения нарушений законодательства о налогах и сборах или отсутствия таковых руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе вынести решение о проведении в срок, не превышающий один месяц, дополнительных мероприятий налогового контроля.

    Пунктом 1 статьи 101 НК РФ предусмотрено, что по результатам их рассмотрения руководителем (заместителем руководителя) налогового органа в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в пункте 6 статьи 100 НК РФ, принимается одно из решений, предусмотренных пунктом 7 данной статьи, или решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля.   

    Таким образом, решение по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля принято  заместителем начальника налогового органа 08.04.2016 - в сроки установленные законодательством.

   В решении о назначении дополнительных мероприятий налогового контроля излагаются обстоятельства, вызвавшие необходимость проведения таких дополнительных мероприятий, указываются срок и конкретная форма их проведения.

  В качестве дополнительных мероприятий налогового контроля может проводиться истребование документов в соответствии со ст. 93 и 93.1 НК РФ, допрос свидетеля, проведение экспертизы.

    Согласно представленным материалам по делу, инспекцией на основании пункта 6 статьи 101 НК РФ вынесено решение от 08.04.2016 № 1 о проведении в срок до 10.05.2016 следующих дополнительных мероприятий налогового контроля: в соответствии со статьей 90 НК РФ проведение допросов свидетелей; в соответствии со статьей 93, 93.1 НК РФ истребование документов; в соответствии со статьей 95 НК РФ проведение экспертизы.

    Налоговым законодательством на налоговые органы не возложена обязанность на указание в решении о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля конкретных лиц и документов, в отношении которых будут проводиться эти мероприятия (допросы, истребование и экспертиза).

   Кроме того, в п. 6  ст. 101 НК РФ прямо указано на обязательность отражения в решении именно конкретной формы мероприятия: допрос, истребование документов, экспертиза.

   Таким образом, в решении от 08.04.2016 № 1 налоговым органом указаны обстоятельства, послужившие основанием для назначения дополнительных мероприятий налогового контроля, а также конкретная форма их проведения.

    При указанных обстоятельствах, решение от 08.04.2016 № 1 о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля соответствует требованиям п. 6 ст. 101 НК РФ.

   Довод заявителя о нарушении инспекцией срока на вынесение решения о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля подлежит отклонению по следующим основаниям.

     В соответствии с п. 6 ст. 100 НК РФ лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представитель), в случае несогласия с фактами, изложенными в акте налоговой проверки, а также с выводами и предложениями проверяющих в течение одного месяца со дня получения акта налоговой проверки вправе представить в соответствующий налоговый орган письменные возражения по указанному акту в целом или по его отдельным положениям.

   Согласно п. 1 ст. 101 НК РФ акт налоговой проверки, другие материалы налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, в ходе которых были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленные проверяемым лицом (его представителем) письменные возражения по указанному акту должны быть рассмотрены руководителем (заместителем руководителя) налогового органа, проводившего налоговую проверку, и решение по ним должно быть принято в течение 10 дней со дня истечения срока, указанного в пункте 6 статьи 100 НК РФ.

    Акт выездной налоговой проверки от 20.02.2016 №1 получен уполномоченным представителем налогоплательщика 04.03.2016.

    Таким образом, материалы проверки (в т.ч. акт и возражения) должны быть рассмотрены и решение должно быть принято в период с 04.04.2016 по 15.04.2016.

    ООО «Уралнефтемаш» письменные возражения на акт выездной налоговой проверки представлены 25.03.2016.

    Рассмотрение материалов проверки и представленных возражений состоялось 05.04.2016.

   По результатам рассмотрения материалов проверки инспекцией принято решение от 08.04.2016 №1 о проведении в срок до 10.05.2016 дополнительных мероприятий налогового контроля.

    Согласно правовой позиции Пленума ВАС РФ, изложенной в п.43 Постановления от 30.07.2013 № 57, статья 101 НК РФ не содержит положений о том, что решение должно быть вынесено в день рассмотрения материалов налоговой проверки или материалов иных мероприятий налогового контроля, либо о том, что в случае вынесения такого решения в иной день лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка или иные мероприятия налогового контроля, должно быть извещено о месте и времени вынесения решения.

    Таким образом, рассмотрение материалов проверки и вынесение решения от 08.04.2016 №1 о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля исполнено инспекцией в установленные сроки.

   В отношении доводов заявителя о неправомерности использования в качестве доказательств протокола допроса Буренкова Д.Ю. от 15.12.2015 №1635, проведенного не в рамках дополнительных мероприятий налогового контроля, а также протокола допроса Голованова П.Л. от 08.04.2016 №1714, проведенного в рамках камеральной проверки, суд отмечает следующее.

   В соответствии с п. 4 ст. 101 НК РФ при рассмотрении материалов налоговой проверки исследуются представленные доказательства, в том числе документы, ранее истребованные у лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка, документы, представленные в налоговые органы при проведении камеральных или выездных налоговых проверок данного лица, и иные документы, имеющиеся у налогового органа.

   Таким образом, к материалам выездной налоговой проверки инспекцией правомерно приобщены имеющиеся доказательства.

   При этом следует отметить, что поручение о допросе Буренкова Д.Ю. от 27.11.2015 №1090 направлено в адрес ИФНС России по Ленинскому району г.Челябинск в период проведения выездной налоговой проверки ООО «УралНефтеМаш».

   Поскольку протокол допроса Буренкова Д.Ю. от 15.12.2015 № 1635 получен инспекцией 01.04.2016, ООО «УралНефтеМаш» ознакомлено с данным допросом в ходе ознакомления с материалами дополнительных мероприятий налогового контроля.

   В отношении довода о том, что повестка о вызове на допрос директора по развитию ООО «УралНефтеМаш» Голованова П.Л. поступила не по адресу проживания данного лица, а в адрес общества,  суд исходит из того, что действующим законодательством не установлен однозначный порядок вызова на допрос свидетеля в рамках мероприятий налогового контроля, в том числе отсутствует запрет о вызове свидетеля путем направления повестки его работодателю.

    Ознакомление с указанными протоколами допросов инспекцией произведено в целях соблюдения прав и законных интересов налогоплательщика в части оценки им данных доказательств и возможности представления пояснений (возражений) по фактам, отраженных в данных протоколах.

    В отношении довода налогоплательщика, о том, что в протокол допроса Стояновой Н.Н. инспектором не были внесены изменения после ознакомления свидетеля с протоколом, суд отмечает следующее.

   Как следует из протокола допроса  Стояновой Н.Н. от 05.05.2016г. №1784 в строке «перед началом, в ходе либо по окончании допроса от свидетеля, участвующих и присутствующих лиц» указано «замечания не поступали», что подтверждается личной подписью свидетеля Стояновой Н.Н.. В связи с чем, указанный довод налогоплательщика не может быть принят во внимание.

   На довод ООО «Уралнефтемаш» в отношении направления требования от 13.04.2016 № 12-22/1/1244, суд отмечает следующее.

   Порядок направления требования о представлении документов (информации) и порядок представления документов (информации) по требованию налогового органа в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи утверждены Приказом ФНС России от 17.02.2011 NММВ-7-2/168@ (далее - Порядок).

    На основании п. 14 Порядка требование о представлении документов или истребуемый документ не считается принятым налогоплательщиком (налоговым органом) в следующих случаях:

  1) ошибочного направления налогоплательщику (налоговому органу);

  2) при несоответствии утвержденному формату;

  3) при отсутствии (несоответствии) ЭЦП уполномоченного должностного лица налогового органа (налогоплательщика).

   Согласно п.15 Порядка требование о представлении документов формируется на бумажном носителе, подписывается и регистрируется в налоговом органе.

   Не позднее следующего рабочего дня требование о представлении документов формируется в электронном виде, подписывается ЭЦП уполномоченного должностного лица налогового органа и направляется по телекоммуникационным каналам связи в адрес налогоплательщика. При этом налоговым органом фиксируется дата его отправки налогоплательщику.

   В соответствии с п.12 Порядка требование о представлении документов считается принятым налогоплательщиком, если налоговому органу поступила квитанция о приеме, подписанная ЭЦП налогоплательщика.

   Таким образом, требование от 13.04.2016 №12-22/1/1244 о предоставлении документов сформировано в соответствии с требованиями указанного Порядка и направлено налогоплательщику по телекоммуникационным каналам связи.

   Извещение о получении электронного документа от 13.04.2016 свидетельствует о том, что указанное требование принято  ООО «Уралнефтемаш» 13.04.2016.

      Кроме того, 27.04.2016 ООО «Уралнефтемаш» по вышеуказанному требованию представлены документы, подтверждающие оказание услуг грузоперевозок ИП Игнатовым А.Н. и ИП Царенковым С.Н.

    При указанных обстоятельствах, довод заявителя о том, что указанное требование не соответствует утвержденному Приказом формату и в связи с этим исполнению не подлежит, признается судом необоснованным.

    В отношении доводов заявителя о том, что инспекцией проведена экспертиза с грубыми нарушениями действующего законодательства и необоснованном проведении повторной экспертизы в период проведения дополнительных мероприятий по счетам-фактурам, поскольку такая экспертиза уже проводилась в период проверки, суд указывает на следующее.

   Пунктом 6 ст.101 НК РФ прямо предусмотрена возможность проведения экспертизы в порядке статьи 95 НК РФ.

   При этом, экспертиза, проведенная в рамках дополнительных мероприятий налогового контроля, не является повторной, поскольку на рассмотрение эксперту представлены счета-фактуры, которые ранее экспертом не исследовались.

     Так в ходе экспертизы, проведенной в рамках мероприятий налогового контроля, исследованы электрофотографические копии счетов-фактур от 05.05.2016 № 00000027, от 14.06.2012 №00000037, от 25.06.2012 №00000040.     

   Тогда как, в рамках почерковедческой экспертизы, проведенной в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля, в распоряжение эксперта были предоставлены:

 -доверенность на представление интересов на Логина О. П. от 28.02.2011;

 -транспортные накладные;

 -счета-фактуры от 10.01.2012 №00000003, от 23.01.2012 №00000012, от 03.05.2012 № 00000024, от 05.05.2012 № 00000025, от 05.05.2012 № 00000026, от 18.05.2012 № 00000031, от 24.05.2012 №00000033, от 04.06.2012 №00000035, от 19.06.2012  № 00000038, от 02.07.2012 №00000047, от 03.07.2012 №00000048, от 04.07.2012  №00000049, от 13.07.2012 №00000051, от 19.07.2012 № 00000053, от 19.07.2012  №00000054, от 01.08.2012 №00000060, от 06.08.2012 № 00000062, от 10.08.2012 №00000067, от 24.08.2012 №00000071.

     В связи с чем, довод заявителя о проведении повторной экспертизы и ее необоснованности, признается судом ошибочным.

     Таким образом, совокупность перечисленных выше обстоятельств, а именно отсутствие у спорного контрагента (ООО «МеталлИнвестСтрой») реальной возможности совершить спорные хозяйственные операции, ввиду отсутствия у него собственных материальных, технических, трудовых и иных ресурсов, недостоверность и противоречивость документов, представленных в обоснование налоговых вычетов по НДС, расходов по налогу на прибыль организаций наличие реальных исполнителей заявленных хозяйственных операций  позволяет суду сделать вывод не только о непроявлении заявителем должной осмотрительности при выборе спорного контрагента, но и об отсутствии реальных хозяйственных отношений между заявителем и спорным контрагентом (ООО «МеталлИнвестСтрой»), и обумышленном использовании реквизитов данной организацииисключительно для создания фиктивного документооборота.

     Таким образом, вывод налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного применения вычетов по НДС за 1,2,3 кварталы 2012 г. в сумме 2 970 632 руб., завышения расходов в 2012 г. в налоговом учете для целей исчисления налога на прибыль организаций в сумме 15 494 600 руб. признается судом обоснованным.

Довод заявителя о привлечении его к налоговой ответственности за пределами трехгодичного срока, судом признается необоснованным.

    Согласно пункта 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 №57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" в силу пункта 1 статьи 113 НК РФ срок давности привлечения к ответственности в отношении налоговых правонарушений, предусмотренных статьей 122 НК РФ, исчисляется со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено указанное правонарушение.

    При толковании данной нормы судам необходимо принимать во внимание, что деяния, ответственность за которые установлена статьей 122 НК РФ, состоят в неуплате или неполной уплате сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий.

   Поскольку исчисление налоговой базы и суммы налога осуществляется налогоплательщиком после окончания того налогового периода, по итогам которого уплачивается налог, срок давности, определенный статьей 113 Кодекса, исчисляется в таком случае со следующего дня после окончания налогового периода, в течение которого было совершено правонарушение в виде неуплаты или неполной уплаты налога.

    В связи с истечением срока давности на основании пункта 4 статьи 109 НК РФ ООО «Уралнефтемаш» не привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, за неполную уплату НДС за 1,2,3 кварталы 2012 г. в результате неправильного исчисления налога.

    Налоговое правонарушение - неполная уплата налога на прибыль организаций  за 2012 г. совершено обществом по сроку уплаты данных налогов - 28.03.2013 следовательно, срок давности привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату указанного налога за 2012 г. исчисляется с 01.01.2014 до 01.01.2017.

   Таким образом, поскольку срок привлечения общества к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ истекает 31.12.2016, оспариваемое решение вынесено налоговым органом 24.06.2016, следовательно инспекция правомерно привлекла ООО «Уралнефтемаш» к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль организаций за 2012 г. в виде штрафа в размере 619 367 руб.

    При указанных обстоятельствах, решение Межрайонной ИФНС России №10 по Челябинской области от 24.06.2016 №7 в части начисления налога на прибыль организаций в сумме 3 098 920 руб., пени по налогу на прибыль организаций в сумме 30 458,78 руб., пени по НДС в сумме 442 676,26 руб., штрафа по п.1 ст.122 НК РФ по налогу на прибыль в сумме 619 367 руб., в части предложения уменьшить НДС в сумме 2 970 632 руб. соответствует положениям Налогового кодекса РФ и не нарушает прав и законных интересов заявителя.  

   В связи с чем, в удовлетворении требований заявителя следует отказать.

   Согласно части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

   В соответствии со статьей 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным расходам отнесены государственная пошлина, судебные издержки.

   Учитывая, что требования заявителя удовлетворению не подлежат, расходы по государственной пошлине следует отнести на него.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167-170, 201 АПК РФ, арбитражный суд

РЕШИЛ:

     В удовлетворении заявленных требований отказать.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме) путем подачи жалобы через Арбитражный суд Челябинской области.

      Судья                                                                        Н.Г. Трапезникова

    Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения апелляционной жалобы можно получить на Интернет-сайте Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда http://18aas.arbitr.ru.