НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Челябинской области от 07.11.2007 № А76-6551/07

Арбитражный суд Челябинской области

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

г. Челябинск

12 ноября 2007 года Дело № А76-6551/07-37-241

Резолютивная часть решения объявлена 7 ноября 2007 года

Решение в полном объеме изготовлено 12 ноября 2007 года.

Арбитражный суд Челябинской области в составе судьи Н.Г. Трапезниковой

при ведении протокола судебного заседания судьей Трапезниковой Н.Г.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению

Отрытого Акционерного общества«Углеметбанк», г. Челябинск

к Инспекции ФНС России по Центральному району г.Челябинска

при участии третьих лиц: ИФНС РФ России по г.Кемерово, ИФНС России по г.Орску

о  признании частично недействительным решения от 23.04.2007 г № 8/12

при участии в заседании:

от заявителя:   Храмцова О.Н. – нач. юридич. управления по дов. от 22.05.2006г. № 70, паспорт; Грициенко Я.И.- главн. бухг., дов. от 25.06.2007г. № 66, паспорт

от ответчика:   Трапезникова  Т.В.  – спец. 1 разряда , дов от 09.01.2007г. № 05-02/162, удостоверение

от третьих лиц:   не явились, извещены

УСТАНОВИЛ

ОАО «Углеметбанк»(далее Банк) зарегистрировано Центральным банком РФ 27 июля 1994 г. № 2997, ОГРН 1024200006434, местонахождение по адресу : 454130, Г. Челябинск, ул. Молодогвардейцев, 17Б.

ОАО «Углеметбанк» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании частично недействительным решения ИФНС РФ по Центральному району г. Челябинска от 23.04.2007г.

ИФНС России по Центральному району г.Челябинска проведена выездная налоговая проверка Банка за 2003г-2005г., результаты проведения которой зафиксированы в акте проверки №8 от 23 марта 2007г. (л.д.59-93 т.1). Рассмотрев материалы проверки, инспекция вынесла оспариваемое решение о привлечении ОАО «Углеметбанк» к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, в виде неуплаты налогов, в том числе НДС, налога на прибыль и налога на имущество за 2004 -2005 год.

ОАО «Углеметбанк» полагает, что решение ИФНС России по Центральному району Челябинска №8/14 от 23.04.2007г. о привлечении ОАО «Углеметбанк» к ответственности за совершение налогового правонарушения нарушает права и законные интересы заявителя в сфере его предпринимательской деятельности и не соответствует закону в части:

доначисления налога на добавленную стоимость за февраль-апрель 2005г. в сумме 52 854 руб. 80коп.,

доначисления налога на имущества за 2005г в сумме 56 768 руб.,

доначисления налога на прибыль за 2003-2005гг. в сумме 5 752 708 руб. 02 коп., начисления соответствующих пеней, взыскания штрафов в соответствии с п.1 ст. 122 Налогового Кодекса РФ в общей в сумме 1 105 233 руб. 67 коп.

Заявлением от 19.10.2007г.(л.д. 119 т.9) Банк уточнил заявленные требования и просил не рассматривать доводы по налогу на прибыль по эпизоду включения в затраты расходов на осуществление тюнинга автомобиля (сумма неуплаченного налога на прибыль за 2004 год составила 23 395,2 руб., сумма штрафа по п.1 ст.122 НК РФ составила 4 878,04 руб.).

Основанием для вынесения оспариваемого решения явились следующие обстоятельства:

1. По мнению налоговой инспекции, в нарушение ст.146, 154,156 НК РФ, налогоплательщиком не исчислен и не уплачен НДС с сумм вознаграждения по Договору № 8 от 16.11.2004г. «О приеме платежей физических лиц», заключенного с КБ «Мечел - банк»(л.д.1 т.5).

Инспекция полагает, что указанный договор является агентским договором, так как предусматривает выплату Банку вознаграждения за выполнение услуг в соответствии с условиями по настоящему договору.

Вознаграждение Банка по данным проверки составило 293638,02 руб., которое должно быть включено в налоговую базу, сумма НДС - 52854,8 руб.(293 638,02*18%).

На основании изложенного, инспекция применила к налогоплательщику ответственность в виде штрафа по п.1. ст.122 НК РФ в сумме 10 570,96 руб.

Налогоплательщик, оспаривая решение в указанной части, привел следующие доводы:

Предметом Договора №8 от 16.11.2004 года является прием платежей заемщиков - физических лиц и перечисление указанных платежей ОАО КБ «Мечел-Банк». Фактически комиссия по Договору №8 от 16.11.2004 г. - это комиссия за осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов.

Поскольку Договор № 8 от 16.11.2004 года не является агентским договором, норма п.7 ст.149 Налогового Кодекса РФ, на которую ссылается налоговый орган, по мнению налогоплательщика не может быть применена.

На основании изложенного, заявитель просит признать недействительным решение по указанному эпизоду в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 52 854руб. 80 коп., начисления пени в сумме 28 683 руб. 88 коп. и привлечения ОАО «Углеметбанк» к ответственности на основании п.1 ст. 122 НК РФ за совершение налогового правонарушения (неуплату налога на добавленную стоимость за февраль-апрель 2005 года в результате занижения налоговой базы) в виде штрафа в размере 10 570 руб.96 коп.

Суд, заслушав доводы сторон, изучив представленные доказательства, считает требования заявителя по указанному эпизоду подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

Как следует из материалов дела, 16.11.2004г. между заявителем и КБ «Мечел – Банк» был заключен Договор № 8 о приеме платежей физических лиц в валюте РФ (л.д.15-17 т.2). В соответствии с условиями указанного договора ЗАО «Углеметбанк» обязался принимать через свои структурные подразделения денежные средства от физических лиц и перечислять их в пользу КБ «Мечел – Банк» на расчетные счета последнего для погашения кредитов физических лиц.

Плата за оказанные услуги уплачивалась Банку физическими лицами, по поручению которых Банк производил прием и перечисление платежей в размере 1,4 % от перечисленной суммы на счета КБ «Мечел – Банка».

Согласно п. 3 ст. 861 Гражданского кодекса Российской Федерации безналичные расчеты осуществляются через банки, иные кредитные организации (далее банки), в которых открыты соответствующие счета.

Банки и другие кредитные учреждения осуществляют переводы денежных средств по поручению клиентов без открытия банковских счетов, используя различные расчеты между собой: посредством корреспондентских счетов, через счета межфилиальных расчетов между подразделениями одной кредитной организации, с использованием различных платежно-расчетных систем.

В соответствии со ст. 31 Закона о банках кредитная организация осуществляет расчеты по правилам, формам и стандартам, установленным Банком России; при отсутствии правил проведения отдельных видов расчетов - по договоренности между собой; при осуществлении международных расчетов - в порядке, установленном федеральными законами и правилами, принятыми в международной банковской практике.

Перечисленные выше способы осуществления переводов оформляются соответствующими договорами между участниками расчетов и требуют согласованных правил расчетов, наличия соответствующего оборудования, программного обеспечения, навыков персонала и т.п.

Согласно ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключать договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.

При толковании условий договора согласно ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений, а в случае неясности условия договора должны устанавливаться путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Договор может содержать не противоречащие закону условия, в соответствии с которыми стороны применяют особый порядок расчетов и порядок распределения между ними вознаграждения.

В соответствии с п. 1 ст. 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

В соответствии с п. 1 ст. 11 Кодекса институты, понятия и термины гражданского и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства.

Согласно условий договора его предметом является сотрудничество между банками, направленное на предоставление услуг по переводу денежных средств от физических лиц. Операции по переводу денежных средств банк осуществляет по поручению своих клиентов - физических лиц, в то время как агентский договор предполагает исполнение агентом поручений принципала. Банк может исполнить поручение клиента через различные платежные системы без открытия счета или с открытием счета по выбору клиента.

В соответствии с п. 4.1 договора за услуги, оказываемые банком физическим лицам, взимается с физических лиц плата за осуществление переводов, что не свидетельствует о наличии признаков агентского договора. Указанным пунктом регулируется порядок распределения денежных средств между участниками договора.

Банк не совершает операций за счет средств КБ «Мечел-Банк». Все расходы по организации приема денежных средств, оборудованию рабочих мест и т.п. осуществляются банком за счет собственных средств, в то время как агент осуществляет свою деятельность за счет принципала.

Взаимная ответственность сторон по договору, установленная п. п. 5, 6 договора, направлена на обеспечение принятыми ими взаимных обязательств по осуществлению переводов физических лиц на основе клиринга - взаимозачета денежных платежей в отличие от расчетов по агентскому договору.

Договор с ООО «Мечел-Банком» заключен в целях оказания физическим лицам услуг по переводу денежных средств без открытия банковских счетов, т.е. осуществления банковской операции, предусмотренной п. 9 ст. 5 Закона о банках. Субъектами договора являются кредитные организации, имеющие лицензии Банка России на осуществление банковских операций, включая операции по осуществлению переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов. В соответствии со ст. 861 п. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации операции, осуществляемые участниками расчетов в рамках рассматриваемого договора с использованием корреспондентских счетов кредитных организаций, относятся к банковским операциям.

Таким образом, из указанного выше анализа условий спорного договора следует, что он не является агентским. Ссылка инспекции о выполнении банком функций агента по агентскому договору, не соответствует предмету, цели и условиям названного договора и не основана на законе.

В своем письме от 29.09.2006 N 03-04-15/172 Министерство финансов Российской Федерации пояснило, что квалифицирующим признаком операции по осуществлению денежных переводов физических лиц без открытия банковских счетов является наличие отношений между банком и плательщиком, в рамках которых кредитная организация, обладающая специальной правоспособностью, принимает на себя обязательство по исполнению поручения плательщика (физического лица) о переводе денежных средств.

В письме от 18.10.2004 N 03-04-11/169 Министерство финансов РФ пояснило, что операции по проведению межбанковских расчетов по поручению банков по их счетам, осуществляемые организацией, имеющей лицензию ЦБ РФ на осуществление банковских операций, не подлежат налогообложению налогом на добавленную стоимость при любой форме оплаты.

Статьей 143 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что организации признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) на территории Российской Федерации осуществление банками банковских операций (за исключением инкассации).

На основании статьи 5 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов) относится к банковским операциям.

Согласно пункту 7 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации освобождение от налогообложения в соответствии с положениями настоящей статьи не применяется при осуществлении предпринимательской деятельности в интересах другого лица на основе договоров поручения, договоров комиссии либо агентских договоров, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

В силу пункта 1 статьи 156 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики при осуществлении предпринимательской деятельности в интересах другого лица на основе договоров поручения, договоров комиссии либо агентских договоров определяют налоговую базу как сумму дохода, полученную ими в виде вознаграждений (любых иных доходов) при исполнении любого из указанных договоров.

Налоговой инспекцией не представлено доказательств наличия между сторонами отчетов агента по оказанным услугам. Заявитель при этом наличие таковых отрицал.

Ссылка инспекции на наличие отчетов агента в виде ежедневных сверок между банками судом отклоняется, поскольку указанные акты сверок материалы проверки и дела не содержат. Кроме того, подведение финансовых итогов за день с выведением сальдо между банками, имеющими ежедневные финансовые расчеты между собой, является обычным и не может являться основанием для переквалификации гражданских правоотношений по сделкам между этими банками.

При таких обстоятельствах, поскольку банк при осуществлении переводов денежных средств без открытия банковских счетов выполнял поручения физических лиц, от которых получал соответствующее вознаграждение, заключенные между банком и организацией договор и дополнительное соглашение к нему не содержат признаков агентского договора.

С учетом исследованных материалов дела суд пришел к выводу, что операции налогоплательщика, осуществляемые на основании заключенных в соответствии со статьей 30 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" договоров об оказании на платной основе услуг по приему от физических лиц платежей в погашение кредитов на счета КБ «Мечел – Банк» не подлежат налогообложению на основании подпункта 3 пункта 3 статьи 149 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 109 Кодекса обстоятельством, исключающим привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения, является отсутствие события налогового правонарушения.

В связи с изложенным, действия налоговой инспекции о взыскании налога на добавленную стоимость в сумме 52 854,8 руб., пени в сумме 28 683,88 руб. и привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа по п.1 ст.122 НК РФ в сумме 10 570,96 руб. непраовмерны.

2. По мнению инспекции, в нарушение ст.374, 375 НК РФ налогоплательщик в лице Кузбасского филиала не исчислил и не уплатил налог на имущество за 2005 г. в сумме 56 768 руб.

По причине нарушения налогоплательщиком п.5.5.1 Положения об учетной политике, а именно постановки на учет по лицевому счету «Основные средства- нежилое помещение» - реконструкции здания без суммы НДС от выполненных работ по реконструкции нежилого помещения в размере 539950руб. – была занижена налоговая база по налогу на имущество в сумме 2 580 349 руб. Сумма неуплаченного налога при этом составила 55 495 руб.( 2580349 руб.*2.2 %).

Кроме того, действия налогоплательщика по не включению в стоимость основного средства налога на добавленную стоимость в размере 539 950руб и единовременному отнесению его на затраты, также привело к уменьшению налоговой базы по налогу на прибыль в сумме 129 501,6 руб., в связи с чем налоговым органом был доначислен налог в указанной сумме, соответствующие пени и наложен штраф в сумме 25 900,32 руб.

Налогоплательщик в обоснование требований по указанному эпизоду привел следующие доводы:

Для целей бухгалтерского учета в соответствии с «Учетной политикой ЗАО "Углеметбанк" по бухгалтерскому учету на 2005 год» здания учитываются с учетом НДС.

Пунктом 4.5 «Учетной политикой ЗАО "Углеметбанк" по налоговому учету» установлена норма о том, что при вводе амортизируемого имущества в эксплуатацию НДС относится на счет 60310 «НДС основным средствам и нематериальным активам, не введенным в эксплуатацию», кроме зданий  , и единовременно относится на расходы в момент ввода в эксплуатацию.

Заявитель поставил на учет реконструкцию нежилого помещения по лицевому счету 604018101000900000004 «основные средства - нежилое помещение» без учета НДС, поскольку:

нежилое помещение не является зданием, соответственно, при вводе амортизируемого имущества - нежилого помещения - в эксплуатацию НДС относится на счет 60310 «НДС по основным средствам и нематериальным активам, не введенным в эксплуатацию»;

при определении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль Заявитель руководствовался «Учетной политикой ЗАО «Углеметбанк» по налоговому учету на 2005 год», пунктом 11.2 раздела 11.12. «Организация налогового учета амортизируемого имущества»: Первоначальная стоимость амортизируемого основного средства определяется как сумма расходов на его приобретение (а в случае если основное средство получено Банком безвозмедно, - как сумма, в которую оценено такое имущество в соответствии с п.8 ст.250НК РФ, сооружение, изготовление и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением сумм налогов, подлежащих вычету или учитываемых в составе расходов в соответствии с НК РФ».

Таким образом, заявитель полагает, что им не были нарушены правила налогового учета – реконструкция нежилого помещения была поставлена на учет по лицевому счету 60401810100090000004 «основные средства – нежилое помещение» без учета НДС, что соответствует «Учетной политике ЗАО «Углеметбанк» по налоговому учету».

Указанные доводы налогоплательщика также были положены в основу требований о признании недействительным доначисления по налогу на прибыль в размере 129 051 руб., соответствующих пени и штрафа по п.1. ст.122 НК РФ в сумме 25 900,32 руб.

Суд, исследовав представленные доказательства и заслушав пояснения сторон, считает требования заявителя не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

В соответствии с п.1 ст.374 Налогового Кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Согласно п. 1 ст. 375 НК РФ налоговая база по налогу на имущество определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения. При определении налоговой базы имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации.

Кредитные организации осуществляют бухгалтерский учет в соответствии с Правилами ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, установленными Положением Центрального Банка РФ от 05.12.2002 года №205-П.

Согласно указанным правилам для учета на балансе банков движимого и недвижимого имущества в качестве объектов основных средств предназначен счет 604 «Основные средства».

Таким образом, показатель налоговой базы должен исчисляться налогоплательщиком в порядке, предусмотренном законодательством о бухгалтерском учете и Учетной политикой по бухгалтерскому учету.

В соответствии с п.5.5.1 Учетной политики ЗАО «Углеметбанка» по бухгалтерскому учету, утв. Приказом № 235 от 06.05.2005г. (л.д.37 т.7):

основные средства (кроме земельных участков) учитываются на счете № 60401 «Основные средства»;

при вводе в эксплуатацию основных средств, сумма НДС относится на соответствующий лицевой счет по учету НДС (кроме зданий), здания при вводе в эксплуатацию относятся на соответствующий лицевой счет с суммой НДС.

Следовательно, для целей бухгалтерского учета в соответствии с «Учетной политикой ЗАО "Углеметбанк" по бухгалтерскому учету на 2005 год» здания учитываются с учетом НДС, то есть НДС подлежит включению в стоимость основного средства.

Как было установлено инспекцией в ходе проверки, налогоплательщиком была проведена реконструкция нежилых помещений, стоимость которой, в нарушение положений учетной политики по бухгалтерскому учету, была поставлена на учет по лицевому счету 60401810100090000008 «Основные средства – нежилое помещение». При этом сумма НДС в размере 539 590 руб. была отнесена на лицевой счет 60310810900090000001 «Налог на добавленную стоимость», что на формирование налоговой базы по прибыли (уменьшение базы) путем отнесения на расходы НДС, исчисленного со стоимости реконструкции помещения.

При таких обстоятельствах, выводы инспекции о неправомерном уменьшении налоговой базы налога по имуществу за 2005 г. и налогу на прибыль вследствие неправомерного единовременного отнесения на затраты сумм НДС, образовавшихся в ходе проведения реконструкции, суд находит правомерными и обоснованными.

Доводы налогоплательщика о том, что реконструированное помещение не является зданием, а является нежилым помещением, судом не принимается, поскольку реконструированное нежилое помещение является частью здания и не может существовать вне этого здания самостоятельно. На основании изложенного, оспариваемое решение в части взыскания налога на имущество в сумме 56780,0 руб., пени в сумме 9 585,92 руб., привлечения к налоговой ответственности в виде штрафа по п.1. ст.122 НК РФ в сумме 11 353,6 руб., а также налога на прибыль в сумме 129 051 руб., соответствующих пени и штрафа по п.1. ст.122 НК РФ в сумме 25900,32 руб. признанию недействительным не подлежит.

3. По мнению инспекции, при проверке договоров реализации векселей № Б-ВНБР-52 / 1Ф от 28.04.2004г.(л.д.43-45 т.8) с ООО Сэлдом, в нарушение ст.280 НК РФ налогоплательщиком занижены доходы от реализации ценной бумаги на расчетную величину в размере 2 565 000 руб.

Инспекция полагает, что занижение результатов дохода реализации произошло в результате следующего: ОАО «Углеметбанк» заключило договор купли продажи простого векселя с ООО Сэлдом, согласно которому, банк покупает вексель: эмитент ООО Сэлдом, номера векселей СЭ-7, СЭ-8, СЭ-9, СЭ-10, СЭ-11, дата составления 28.04.2004г., дата погашения – по предъявлении, номинал одного векселя 1 242 000 руб. Общая цена сделки – 6 200 000 руб.

Данные векселя были реализованы банком ООО Сибрезерв по Договору №Б-ВНБР-136/1Ф/1 от 28.07.2004 г. и по Договору №Б-ВНБР-1Ф от 30.08.2004 г. Согласно указанных договоров цена реализации векселей составила 2 187 000 руб. и 1 458 000 руб. Всего на сумму 3 645 000 руб.

Поскольку цена реализации векселей была меньше вексельной суммы более чем на 20%, и налогоплательщик имел право предъявить вексель к векселедателю и получить всю вексельную сумму 6 210 000 руб., инспекция полагает, что в соответствии со ст.280 НК РФ Банк в рамках налогового учета должен был принять цену реализации с корректировкой на 6 210 000 руб вместо 3 645 000 руб.

На основании изложенного, инспекция доначислила налог на прибыль в сумме руб., соответствующие пени и взыскала штраф по п.1. ст.122 НК РФ в сумме 123 310 руб.

Налогоплательщик, в обоснование заявленных требований по указанному эпизоду привел следующие доводы:

Фактически налоговый орган определяет расчетную цену векселей ООО «Сэлдом» №№СЭ-7, СЭ-9, СЭ-10, СЭ-11 равную вексельной сумме без учета конкретных условий заключенных сделок, особенностей обращения и иных показателей, информация о которых может служить основанием для расчета. Налоговым органом при определении расчетной цены учитывается только вексельная сумма векселей - 6 210 000 руб.

Кроме того, налоговый орган ни в акте №8 от 23.03.2007г., ни в решении №8/14 от 23.04.2007г. не указывает, каким методом определена расчетная цена векселей, налоговый орган не устанавливал фактов совершения сделок с аналогичными товарами в период совершения сделок реализации векселей, также рыночную цену векселей ООО «Сэлдом».

При определении расчетной цены векселей Заявителем учитывались конкретные обстоятельства - письмо ООО «Сэлдом» (вх.№1646 от 02.07.2004г., п.25 Перечня прилагаемых документов) с просьбой предоставить отсрочку в предъявлении векселей к оплате в связи с возникшими проблемами с контрагентами ООО «Сэлдом».

Поскольку не доказано иное, цена, указанная сторонами по сделке - Договору №Б-ВНБР-136/1Ф/1 от 28.07.2004 года и Договору №Б-ВНБР-142/1Ф от 30.08.2004 года - является рыночной (п.1 ст.40 Налогового Кодекса РФ), соответственно, Заявитель считает, что фактическая цена сделок по реализации векселей ООО «Сэлдом» отличается не более чем на 20 процентов от расчетной цены указанных векселей.

Суд, исследовав представленные доказательства и заслушав пояснения сторон, считает требования заявителя подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

Как указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2004 N 13860/03, особенности определения налогоплательщиками налоговой базы по операциям с ценными бумагами, обращающимися и не обращающимися на организованном рынке ценных бумаг, заключаются в признании для целей налогового учета выручки от продажи ценных бумаг исходя из фактической цены их реализации, либо в корректировке налоговой базы. Такая корректировка, влекущая для целей налогообложения учет стоимостной характеристики объекта налогообложения, отличный от размера выручки, фактически полученной налогоплательщиком в соответствии с условиями договора, допустима, если имеется соответствующая норма закона.

Статьей 280 Кодекса предусмотрены особенности определения налоговой базы по операциям с ценными бумагами. Согласно п. 6 указанной статьи, в случае отсутствия информации о результатах торгов по аналогичным (идентичным, однородным) ценным бумагам, не обращающимся на организованном рынке ценных бумаг, фактическая цена сделки принимается для целей налогообложения, если указанная цена отличается не более чем на 20 процентов от расчетной цены этой ценной бумаги, которая может быть определена на дату заключения сделки с ценной бумагой с учетом конкретных условий заключенной сделки, особенностей обращения и цены ценной бумаги и иных показателей, информация о которых может служить основанием для такого расчета.

Вместе с тем пункт 6 статьи 280 Кодекса не предусмотрел наступления последствий для случаев, когда для определения налоговой базы не может быть принята фактическая цена реализации ценных бумаг. Как следует из п. 6 ст. 280 Кодекса, расчетная цена ценной бумаги определяется в целях ее сравнения с фактической ценой реализации ценной бумаги и необходима для вывода о допустимости принятия для исчисления налоговой базы фактической цены реализации либо осуществления корректировки. Императивного указания о том, что вексельная сумма должна служить основой для формирования налоговой базы в случае отклонения от нее фактической цены более чем на 20 процентов, отмеченная норма не содержит.

Согласно ч. 1 ст. 65 Кодекса, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами оспариваемых актов, решений, возлагается на соответствующие органы.

В ходе судебного разбирательства по делу налоговым органом не доказано, что цена реализации векселей по заключенной им сделке не соответствовала рыночной цене либо отличалась более чем на 20 % от нее. Для подтверждения необходимости применения расчетной цены, инспекции необходимо было обосновать примененную цену с учетом конкретных условий заключенной сделки, особенностей обращения и цены ценной бумаги, периода времени в который заключались сделки, условия работы сложившегося рынка ценных бумаг и иных показателей, информация о которых могла служить основанием для такого расчета.

Инспекцией в ходе проведения проверки указанные обстоятельства не исследовались, выводы по ним оспариваемое решение не содержит. В ходе судебного разбирательства, пояснений по данным обстоятельствам инспекцией также представлено не было.

Из представленных заявителем документов усматривается, что цена реализации налогоплательщиком в спорный период векселей отклоняется более 20% от вексельной суммы в связи с наличием у векселедателя проблем с контрагентами и с потерей им в будущем платежеспособности. (см. Служебную записку директора филиала Овчинникова – л.д.113-114 т.9).

Налоговый же орган при определении расчетной цены использовал нормативно не установленную методику.

Таким образом, доводы налогового органа о возможности корректировки налоговой базы путем применения вексельной цены как единственно возможного метода, материалами дела не подтверждаются.

Взыскание налога на прибыль в сумме 615 600 руб., соответствующих пени и штрафа по п.1. ст.122 НК РФ в размере 123 120 руб. произведено налоговым органом неправомерно, оспариваемое решение в указанной части подлежит признанию недействительным.

4. По мнению налогового органа, Банк занизил налогооблагаемую прибыль в сумме 1 346 105 руб. за 1 квартал 2003 г. и 500 000 руб. за 2 квартал 2005г. в связи со следующим:

Банком по договору № Б-ВНБР -41/Ф от 28.04.2005г. (л.д.23-24,25), по акту приема – передачи от 25.02.2003г., по акту приема передачи от 25.03.2003г. (л.д.18-22 т.2) предъявлялись к оплате ценные бумаги – векселя до наступления срока их предъявления непосредственно векселедателю ОАО «Челябинский электрометаллургический комбинат. При этом, сумма, полученная налогоплательщиком от погашения векселей меньше вексельной суммы, которую бы мог получить налогоплательщик, предъявляя вексель в предусмотренный в векселе срок(на 5 %).Разница между датой предъявления векселей к оплате, указанная в векселях и датой фактического предъявления векселей к оплате составляла – 1 день, 1 мес. и 1 мес.

Недополученный доход, по мнению инспекции от предъявления к оплате указанных векселей (дисконт)составил 5 % :

по акту приема – передачи от 25.02.2003г. - 1 0511 180 руб.(33 050 000 руб. вексельная сумма - 31 998 820 руб. фактически полученная сумма);

по акту приема – передачи от 25.03.2003г. 294 925 руб.(5 898 500 руб вексельная сумма- 5 603 575 руб. фактически полученная сумма);

по договору № Б-ВНБР -41/Ф от 28.04.2005г. - 500 000 руб. (10 000 000 руб. вексельная сумма – 9 500 000 руб. фактически полученная сумма)(л.д.28 т.1).

Инспекция полагает, что по сути, указанные сделки являются добровольным согласием и уступкой части долга по векселю, что привело к необоснованному уменьшению налоговой базы по налогу на прибыль от реализации ценных бумаг на сумму дисконта.

Налогоплательщик, оспаривая решение инспекции, привел по указанному эпизоду следующие доводы:

По мнению Банка, налоговый орган дает неправильную правовую квалификацию дисконта по векселям, предъявляемым ранее срока предъявления, как добровольное согласие с уступкой части долга по векселю.

Оплата векселя, предъявленного ранее срока предъявления к платежу, установленного в самом векселе, не может рассматриваться как «добровольное согласие», «уступка части долга по векселю».

В соответствии со ст.34 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 года №104/1341, векселедатель может установить, что переводный вексель сроком по предъявлении не может быть предъявлен к платежу ранее определенного срока.

Заявитель предъявил к оплате векселя до установленного в векселе срока предъявления, векселедатель оплатил указанные векселя с дисконтом, поскольку векселя предъявлены к уплате ранее установленного в векселе срока предъявления. Безвозмездность передачи части суммы векселя отсутствует, вексельную сумму векселедатель мог бы получить только в том случае, если бы векселя были предъявлены в установленный срок.

Банк полагает, что предъявление векселей к оплате с дисконтом не подпадает ни под пп.12, ни под пп.16 ст.270 Налогового Кодекса РФ.

При определении объекта обложения налогом на прибыль налогоплательщиков - держателей ценных бумаг необходимо различать доходы, полученные от реализации ценных бумаг (в данном случае - векселей), порядок ведения налогового учета которых установлен статьей 329 НК РФ, и доходы в виде процентов по ценным бумагам и другим долговым обязательствам, порядок ведения налогового учета которых установлен статьей 328 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно п.1 ст. 329 Налогового Кодекса РФ доходом по операциям с ценными бумагами признается выручка от продажи ценных бумаг в соответствии с условиями договора реализации.

В силу части 3 статьи 43 Налогового кодекса Российской Федерации процентами признается любой заранее заявленный (установленный) доход, в том числе в виде дисконта, полученный по долговому обязательству любого вида (независимо от способа его оформления).

Поскольку в соответствии с условиями вышеуказанных актов и договора Заявитель не получил доходы в виде суммы дисконта, Заявитель - ОАО «Углеметбанк» - правомерно рассчитал налогооблагаемую базу по налогу на прибыль без учета суммы дисконта на основании ст. 329 Налогового Кодекса РФ.

Суд, исследовав представленные доказательства и заслушав пояснения сторон, считает требования заявителя подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

В соответствии со ст.34 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 года №104/1341, векселедатель может установить, что переводный вексель сроком по предъявлении не может быть предъявлен к платежу ранее определенного срока. Исходя из анализа вышеуказанной нормы, получение вексельной суммы в полном объеме возможно только при соблюдении определенных условий (событий), обозначенных в самом векселе. При отсутствии данных условий в совокупности, прав у векселедателя на получение вексельной суммы не возникает, ибо у векселедателя не возникает обязанности оплатить такой вексель.

Как следует из материалов дела, налогоплательщик предъявил к оплате векселя раннее установленного срока предъявления, а векселедатель принял указанные векселя с дисконтом 5%:

в соответствии с Актом приема-передачи от 25 февраля 2003 года Банк предъявил к оплате векселя ОАО «Челябинский металлургический комбинат» и ОАО «Белорецкий металлургический комбинат» непосредственно векселедателям - ОАО «Челябинский металлургический комбинат» и ОАО «Белорецкий металлургический комбинат» - до наступления срока платежа по векселю (срок платежа предъявлении, но не ранее 31.03.2003г.) с дисконтом 5%(л.д. 18-21 т.2);

в соответствии с Актом приема-передачи от 25 марта 2003 года Банк предъявил к оплате векселя ОАО «Белорецкий металлургический комбинат» непосредственно векселедателю - ОАО «Белорецкий металлургический комбинат» - до наступления срока платежа по векселю (срок платежа предъявлении, но не ранее 28.04.2003г.) с дисконтом 5%(л.д.73 т.2);

в соответствии с Договором №Б-ВНБР-41/1Ф от 28.04.2005 года, Банк предъявил к оплате векселя ОАО «Челябинский металлургический комбинат» непосредственно векселедателю - ОАО «Челябинский металлургический комбинат» - до наступления срока платежа по векселю (срок платежа предъявлении, но не ранее 29.04.2005г.) с дисконтом 5%(л.д. 23-24 т.2).

При таких обстоятельствах, к возникшим между Банком и ОАО «ЧМК» гражданско-правовым отношениям по спорным сделкам, применимы нормы, регулирующие отношения по купле – продаже ценных бумаг, и не применимы нормы вексельного законодательства регулирующих отношения по погашению(предъявлению к оплате) ценных бумаг, поскольку отсутствует совокупность условий, позволяющих векселедержателю предъявить вексель к оплате.

При таких обстоятельствах, безвозмездность передачи части суммы векселя отсутствует, вексельную сумму в полном объеме векселедержатель(Банк) мог бы получить только в том случае, если бы векселя были предъявлены в установленный срок.

Ссылку налогового органа на пп.12, 16 ст.270 Налогового Кодекса РФ, в соответствии с которыми при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются следующие расходы:

12) в виде средств или иного имущества, которые переданы по договорам кредита или займа (иных

аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая долговые ценные бумаги), а также в виде средств или иного имущества, которые направлены в погашение таких заимствований;

16) в виде стоимости безвозмездно переданного имущества (работ, услуг; имущественных прав) и расходов, связанных с такой передачей

суд считает необоснованной, поскольку указанные нормы регулируют порядок включения в состав затрат расходов   налогоплательщика. По сделкам приобретения и реализации спорных векселей, налогоплательщик, по мнению инспекции, недополучил доход  , что было установлено инспекцией в ходе проверки и зафиксировано в оспариваемом решении(л.д. 28). Таким образом, предъявление векселей к оплате с дисконтом не подпадает ни под пп.12, ни под пп.16 ст.270 Налогового Кодекса РФ.

При определении объекта обложения налогом на прибыль налогоплательщиков - держателей ценных бумаг необходимо различать доходы, полученные от реализации ценных бумаг (в данном случае - векселей), порядок ведения налогового учета которых установлен статьей 329 Налогового Кодекса Российской Федерации, и доходы в виде процентов по ценным бумагам и другим долговым обязательствам, порядок ведения налогового учета которых установлен статьей 328 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно п.1 ст. 329 Налогового Кодекса РФ доходом по операциям с ценными бумагами признается выручка от реализации ценных бумаг в соответствии с условиями договора реализации.

Доход, полученный от спорных сделок продажи имущества(ценных бумаг) налогом был обложен, что инспекцией не опровергалось. Также инспекцией не было представлено доказательств того, что полученные в результате заключения спорных сделок денежные средства не принесли дохода и этот доход не был включен налогоплательщиком в налоговую базу по налогу на прибыль.

Поскольку, субъекты предпринимательской деятельности свободны в распоряжении собственным имуществом, в том числе ценными бумагами, а также с учетом условий спорных актов и договора, суд принимает доводы налогоплательщика о неполучении последним доходы в виде суммы дисконта в размере 5% от вексельной суммы, в связи с чем требования ОАО «Углеметбанк» подлежат удовлетворению. Решение в части взыскания налога на прибыль за 1 кв. 2003 г. в сумме 323 065,2 руб., за 2 кв.2005г. в сумме 120 000 руб., пени в соответствующей сумме и штраф за неуплату налога на прибыль за 2005 г. в сумме 24 000 руб. подлежит признанию недействительным.

5. По мнению инспекции, в нарушение ст.280 НК РФ Банк занизил налоговую базу по налогу на прибыль за 2005 г. в результате завышения убытков от продажи ценных бумаг ООО Сайлид с учетом отклонения цены сделки от рыночной цены по договору купли-продажи ценных бумаг № Б-ВНБР – 29 от 30.03.2005г.

При проверке налоговым органом было установлено, что в регистрах налогового учета не отражены операции по покупке продаже на организованном рынке «Фондовая биржа ММВБ» ценных бумаг – обыкновенных акций ОАО ЭиЭ Челябэнерго.

Поскольку акции были реализованы по цене ниже минимальной цены сделок на организованном рынке ценных бумаг на дату совершения сделок, доходы от реализации необходимо было скорректировать на величину разницы между ценой сделки и рыночной цены, умноженной на количество реализованных бумаг. Отклонение от минимальной цены сделок на ОРЦБ составило 13 719 501,56 руб. Сумма расходов, связанных с приобретением вышеуказанных ценных бумаг составила 59 616981,09 руб. По данным Банка, убыток составил 14 363 752,65 руб.

Указанные действия налогоплательщика по мнению инспекции привели к занижению налоговой базы по налогу на прибыль в 1 квартале 2005 г. в сумме 3 552 600 руб.

Налогоплательщик, оспаривая решение инспекции по указанному эпизоду привел следующие основания:

Налоговый орган, по мнению Банка, при расчете налоговой базы необоснованно применяет п.5 ст.280 Налогового Кодекса РФ, регламентирующий налогообложение ценных бумаг, обращающихся на организованном рынке ценных бумаг, поскольку налоговый орган не учел Дополнительное соглашение от 30.03.2005г. к Договору купли-продажи ценных бумаг №Б-ВНБР-29 от 30.03.2005г.

ОАО «Углеметбанк» считает, что расчет налогооблагаемой базы по налогу на прибыль должен производиться не на основании п.5 ст.280 Налогового Кодекса РФ, а на основании ст.282 Налогового кодекса РФ «Особенности определения налоговой базы по операциям РЕПО с ценными бумагами».

Банк полагает, что анализ Договора купли-продажи ценных бумаг №Б-ВНБР-29 от 30.03.2005 и Дополнительного соглашения к указанному договору от 30.03.2005 года позволяет трактовать указанный Договор как сделку РЕПО, поскольку:

предметом сделки являются эмиссионные ценные бумаги - в данном случае предметом сделки РЕПО являются акции ОАО «Челябэнерго»;

срок сделки РЕПО не превышает 6 месяцев;

сделка оформлена одним договором.

Банк полагает также, что инспекция не учитывает того, что Банком представлено не два договора, оформляющих сделку РЕПО, а один Договор, оформляющий сделку РЕПО - Договор №Б-ВНБР-29 от 30.03.2005 года (Дополнительное соглашение от 30.03.2005г. - не отдельный договор, а неотъемлемая часть договора №Б-ВНБР-29 от 30.03.2005 года).

В соответствии с Договором купли-продажи ценных бумаг №Б-ВНБР-29 от 30.03.2005 ОАО «Углеметбанк» продал ООО «Сайлид» обыкновенные акции ОАО "Челябэнерго" в количестве 15 500 000 штук (первая часть РЕПО) и обратно выкупил у ООО «Сайлид» указанные ценные бумаги вторая часть РЕПО), причем указанный выкуп был обязательным для сторон по сделке.

По мнению заявителя, поскольку в данном случае Банком была совершена сделка РЕПО, налоговая база по указанным сделкам должна рассчитываться исходя из положений ст.282 Налогового Кодекса РФ, а не из положений п.5 ст.280 Налогового Кодекса РФ.

Суд, исследовав представленные доказательства и заслушав пояснения сторон, считает требования заявителя не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

Как следует из материалов дела,

30.03.2005 г. заявителем был заключен Договор купли-продажи ценных бумаг №Б-ВНБР-29, предметом которого являлась обязанность ОАО «Углеметбанк» продать ООО Сайлид обыкновенные акции ОАО "Челябэнерго" в количестве 15 500 000 штук (л.д.123 т.9);

30.03.2005 г. заявителем было заключено дополнительное соглашение к указанному договору от 30.03.2005 года, согласно которому в срок до 27 апреля 2007 г. покупатель обязуется передать в собственность Продавца, а Продавец принять и оплатить ценные бумаги, указанные в п.2.1. договора, а также содержится указание на то, что обязательство по обратному выкупу ценных бумаг является сделкой РЕПО.(л.д. 133 т.3);

22 апреля 2005.г. заявителем был заключен Договор купли-продажи ценных бумаг №Б-ВНБР-49, предметом которого являлась обязанность ООО Сайлид продать ОАО «Углеметбанк» обыкновенные акции ОАО "Челябэнерго" в количестве 15 500 000 штук.

Как показывает анализ условий договора от 30.03.2005г. воля сторон при его заключении была направлена на переход спорных ЦБ в собственность от ООО Сайлид к ОАО «Углеметбанк»(как по обычному договору купли- продажи ценных бумаг).

Также из анализа условий договора от 22.04.2005г. следует , что воля сторон при его заключении была направлена на переход спорных ЦБ в собственность от ОАО «Углеметбанк» к ООО Сайлид(также как по обычному договору купли- продажи ценных бумаг).

При этом, ни из одного пункта указанных договоров не усматривается связи данных сделок между собой, и тем более не усматривается воли сторон на совершение сделок РЕПО.

Волеизъявление на продажу эмиссионных ценных бумаг с обязательной последующей обратной покупкой предусмотрено сторонами в Дополнительном соглашении к договору от 30.03.2005г., которое было представлено заявителем не в ходе проверки, а с возражениями на акт.

При этом, налогоплательщиком не были представлены пояснения по причинам заключения в один день двух различных сделок: Договора на куплю продажу ценных бумаг от 30.03.2005г. и дополнительного соглашения от 30.03.2007г., являющегося неотъемлемой частью вышеуказанного договора, кардинально изменяющих направленность воли сторон на совершение сделки РЕПО.

Также не было представлено от заявителя пояснений о необходимости заключения Договора купли продажи ЦБ от 22.04.2005г., условия которого находятся в противоречии с дополнительным соглашением от 30.03.2005г., поскольку не содержат указания на содержание сделки как РЕПО, или на ссылку на дополнительное соглашение, предусматривающего РЕПО.

В соответствии со статьей 282 Налогового кодекса РФ, в целях настоящего Кодекса под операцией РЕПО понимаются две заключаемые одновременно взаимосвязанные сделки по реализации и последующему приобретению эмиссионных ценных бумаг того же выпуска в том же количестве, осуществляемые по ценам, установленным соответствующим договором (договорами) (далее - договор).

Из анализа указанной нормы следует, что квалифицирующим признаком РЕПО является одновременность заключения и взаимосвязанность двух сделок по купле продаже ценных бумаг.

Поскольку указанные признаки налогоплательщиком не были соблюдены: сделки заключены не одновременно и не содержат ссылок, указывающих на из взаимосвязанность между собой – выводы инспекции о необоснованном занижении налогооблагаемой прибыли правомерны.

Кроме того, выводы инспекции о том, что при заключении спорных договоров стороны не имели волеизъявления на совершение сделки РЕПО подтверждаются соответствующим отражением сделок в бухгалтерском учете – «покупка акций», «расчет по срочным сделкам»(л.д.137 т.3 ). При этом налогоплательщиком проводились корректировки стоимости продаваемых ценных бумаг, что свидетельствует о том, что сделка купли продажи ценных бумаг совершалась не как РЕПО.

Учитывая вышеизложенное, решение в части доначисления налога на прибыль за 1 квартал 2005 года в сумме 852 624 руб., за 3 квартал 2005 года в сумме 1 532 683 руб. 33 коп., начисления соответствующих пеней и привлечения ОАО «Углеметбанк» к налоговой ответственности в виде штрафа по п.1 ст. 122 НК РФ за совершение указанного налогового в размере 477 061 руб. 47 коп. подлежит признанию действительным и правомерным.

6. По мнению инспекции, в нарушение пп.8 п.1 ст.263, п.1. ст.291 НК РФ банком в себестоимость продукции неправомерно включены расходы часть страховых взносов , уплаченных в счет объекта страхования «гражданской ответственности владельцев транспортных средств» по договорам страхования средств автотранспорта и гражданской ответственности № 107 от 07.05.2003г., на сумму страховых взносов 162 180 руб. с ОАО «Баск»; по договору № 3А/72 от 21.03.2003г. на сумму страховых взносов 268 993,45 руб. с ОАО «Баск». В результате указанных действий, по мнению налогового органа, налогоплательщиком занижена налоговая база по налогу на прибыль.

Налогоплательщик не согласился с выводами инспекции по следующим основаниям:

Включение Банком расходов по добровольному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств соответствует положениям пп.1, 8 п.1 ст.263 Налогового Кодекса РФ, которые не содержат прямого запрета на отнесение расходов по добровольному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств в состав расходов по добровольному страхованию, и соответствует также требованиям ст.252 НК РФ.

Суд, исследовав представленные доказательства и заслушав пояснения сторон, считает требования заявителя подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

Как следует из материалов дела, в соответствии с п. 1.1 договора страхования №3/А/72 от 21 марта 2003 года(л.д.86-92 т.8) предметом договора является страхование автомобильного транспорта (транспортных средств) Банка. Пункт п.2.1 Договора страхования №3/А/72 от 21 марта 2003 года регламентирует, что страховыми случаями по Договору являются: угон; ущерб; гражданская ответственность Страхователя; несчастный случай.

В соответствии с п.1.1 договора страхования №107 от 07.05.2003 года (81-85 т.8) предметом договора является страхование имущественных интересов страхователя, связанных с пользованием средств и транспорта, в том числе страхование ответственности, возникающей из причинения вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц в результате ДТП, происшедшего по вине Страхователя.

Указанные договоры страхования являются договорами смешанного страхования и не предусматривают исключительного страхования ответственности за причинение вреда.

В силу ст. 1 Закона N 40-ФЗ договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (далее - договор обязательного страхования) - договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Договор обязательного страхования заключается в порядке и на условиях, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, и является публичным.

Согласно ст. 3 Закона N 40-ФЗ всеобщность и обязательность страхования гражданской ответственности владельцами транспортных средств является основным принципомобязательного страхования.

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 263 Налогового кодекса Российской Федерации расходы на обязательное и добровольное страхование имущества включают страховые взносы по всем видам обязательного страхования, а также добровольное страхование средств транспорта (водного, воздушного, наземного, трубопроводного), в том числе арендованного, расходы на содержание которого включаются в расходы, связанные с производством и реализацией.

При этом, положения п. 1 ст. 263 Налогового кодекса Российской Федерации не содержат запрета на отнесение расходов по добровольному страхованию гражданской ответственности автотранспортных средств в состав расходов на добровольное страхование. Кроме того, законодатель впоследствии определил этот вид страхования как обязательный в связи с важностью указанного вида правоотношений для государственного регулирования.

Пунктом 2 ст. 263 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что расходы по обязательным видам страхования (установленные законодательством Российской Федерации) включаются в состав прочих расходов в пределах страховых тарифов, утвержденных в соответствии с законодательством Российской Федерации и требованиями международных конвенций. В случае если данные тарифы не утверждены, расходы по обязательному страхованию включаются в состав прочих расходов в размере фактических затрат.

А поскольку страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств(ОСАГО) является обязательным с 01.01.2003г. и размер понесенных истцом расходов по страхованию подтвержден материалами дела, суд приходит к выводу о правомерности уменьшения доходов на расходы по страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Кроме того, в статье 252 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что при исчислении налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 настоящего Кодекса).

Как видно из ст. 270 Налогового кодекса Российской Федерации, расходы по страхованию гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств не относятся к расходам, не учитываемым в целях налогообложения.

При таких обстоятельствах, доводы налогоплательщика о недействительности решения в части доначисления налога на прибыль за 2003 г в сумме 4 233 руб., за 2004 г сумме 1 779 руб., начисления соответствующих пеней и привлечения ОАО «Углеметбанк» к налоговой ответственности в виде штрафа п.1 ст. 122 НК РФ в размере 355 руб. 80 коп. обоснованны и правомерны.

7. По мнению налогового органа, в нарушение ст.23, п.1. ст.256 НК РФ, п.1. ст.257, пп.10 п.1 ст. 264, п.1. ст.291 НК РФ и п.1.6. Положения о правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ» налогоплательщиком неправомерно в состав затрат включены расходы по договорам финансовой аренды (лизинга).

Неправомерность данных действий налогоплательщика состояла в том, что в договорах финансовой аренды сторонами не была указана выкупная стоимость имущества.

Инспекция полагает, что договором лизинга предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя после выплаты всех лизинговых платежей без указания выкупной цены в договоре лизинга, вся сумма лизинговых платежей является затратами, связанными с приобретением права собственности на предмет лизинга, являющимся амортизируемым имуществом, включаемым в первоначальную стоимость амортизируемого имущества после перехода права собственности на него к лизингополучателю.

Таким образом, арендные (лизинговые) платежи включены в выкупную цену амортизируемого имущества и равны ей, поэтому инспекция полагает, что в данном случае подлежит применению пункт 5 статьи 270 Кодекса об исключении из состава расходов всей суммы по договору лизинга, так как она является выкупной ценой предметов лизинга (аренды).

Поскольку, лизинговый платеж следует относить к прочим расходам в той части, в которой он уплачивается за получение предмета лизинга, а в соответствие с пп.10 п.1 ст.264 НК РФ для целей налогообложения прибыли выкупная цена предмета лизинга в составе лизинговых платежей , включаемых в прочие расходы, не учитывается, налогоплательщик неправомерно уменьшил налоговую базу на спорные платежи по договорам лизинга.

Налогоплательщик, не согласился с выводами инспекции по указанному эпизоду по следующим основаниям:

лизинговый платеж является единым платежом и выделение налоговым органом из лизингового платежа части, приходящейся на стоимость переданного в лизинг имущества, либо отнесение всей суммы лизинговых платежей к затратам, связанным с приобретением права собственности на предмет лизинга (при не указании выкупной цены в договоре лизинга) неправомерно.

Следовательно, Банк полагает, что налогоплательщик вправе на основании пп.10 п.1 ст.264 НК РФ включить все суммы лизинговых платежей в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией.

Суд, исследовав представленные доказательства и заслушав пояснения сторон, считает требования заявителя подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

Как следует из материалов дела, ОАО «Углеметбанк» заключило следующие договоры финансовой аренды (лизинга) (л.д.125 – 188 т.8):

Договор финансовой аренды (лизинга) имущества от 20 февраля 2004 года с ООО «Кузбасская лизинговая компания»;

Договор внутреннего лизинга имущества №Л-35 от 10 мая 2004г.с ООО «Кузбасская лизинговая компания»;

Договор финансовой аренды (лизинга) №14 от 27 августа 2004г. с ООО «Система-Лизинг»;

Договор финансовой аренды (лизинга) №15 от 11 октября 2004г. с ООО «Система-Лизинг»;

Договор внутреннего лизинга имущества №9/9Л от 15 февраля 2005г с ООО «Лизинговая компания «Партнеры»;

Договор финансовой аренды (лизинга) №02-68 от 24 марта 2005г. с ООО «Система-Лизинг»;

Договор финансовой аренды (лизинга) №44 от 09 сентября 2005г. с ООО «Система-Лизинг».

В соответствии с п. 1.4 Договора финансовой аренды (лизинга) имущества от 20 февраля 2004г., п.1.6 договора внутреннего лизинга имущества №Л-35 от 10 мая 2004г., п.1.7 Договора №9/9Л от 15 февраля 2005 г. выкупная цена предмета лизинга включена в сумму лизинговых платежей.

В соответствии с условиями указанных договоров, Банк производит уплату лизинговых платежей в соответствии с Графиками, являющимися Приложениями к Договорам.

При этом в указанных Договорах не определена выкупная цена предмета лизинга, в Графиках платежей в составе лизинговых платежей также не выделяется такая составляющая лизингового платежа как выкупная цена предмета лизинга.

Заключение договора лизинга, уплата лизинговых платежей, передача имущества в лизинг регулируются положениями Гражданского Кодекса РФ и Федерального Закона «О финансовой аренде (лизинге)» №164-ФЗ от 29.10.1998 года.

В соответствии со ст.665 ГК РФ по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Согласно ст.28 Федерального Закона «О финансовой аренде (лизинге)» №164-ФЗ от 29.10.1998 г. под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. Размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором.

Согласно пп.10 п.1 ст.264 НК РФ лизинговые платежи за принятое в лизинг имущество относятся прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Заключение договоров лизинга, уплата лизинговых платежей, передача имущества в лизинг регулируются положениями Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральным законом от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон от 29.10.1998 N 164-ФЗ).

В статье 665 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Согласно положениям статьи 28 Закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ под лизинговыми платежами понимается общая сумма платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором лизинга с учетом названного Закона.

Таким образом, лизинговый платеж является единым платежом, производимым в рамках договора лизинга, несмотря на то, что в расчет лизингового платежа входит несколько составляющих.

При таких обстоятельствах, выделение налоговым органом из лизингового платежа части, приходящейся на стоимость переданного в лизинг имущества, либо отнесение всей суммы лизинговых платежей к затратам, связанным с приобретением права собственности на предмет лизинга (при не указании выкупной цены в договоре лизинга) неправомерно.

На основании изложенного, решение в части доначисления налога на прибыль за 2004 год в сумме 728 862 руб. 56 коп., за 2005 год в сумме 1 433 417 руб. 59 коп., начисления соответствующий пеней и привлечения ОАО «Углеметбанк» к налоговой ответственности в виде штрафа по п.1 ст. 122 НК РФ в размере 432 456 руб. 03 коп. не подлежит признанию недействительным.

8. Заявляя требования о признании недействительным решения инспекции, налогоплательщик также указал на нарушение инспекцией налоговых норм, устанавливающих процедуру проведения проверки налогоплательщика и вынесения в ходе проверки соответствующих решений.

Налогоплательщик полагает, что при проведении выездной налоговой проверки и вынесении решения №8/14 от 23.04.2007г. налоговым органом были допущены следующие процессуальные нарушения норм Налогового кодекса РФ:

В соответствии с пп.14 ст.7 ФЗ №137-Ф3 от 27.07.2006 года «О внесении изменений в первую и вторую часть Налогового Кодекса.» налоговые проверки и иные мероприятия налогового контроля, в том числе связанные с налоговыми проверками, не завершенные до 1 января 2007 года, проводятся в порядке, действовавшем до дня вступления в силу указанного Федерального закона. При этом оформление результатов указанных налоговых проверок и иных мероприятий налогового контроля осуществляется в порядке, действовавшем до дня вступления в силу Федерального закона №137-Ф3 от 27.07.2006 года.

В соответствии с п.6 ст.89 Налогового Кодекса РФ (в редакции, действовавшей до 01.01.2007г.) налоговые органы вправе проверять филиалы и представительства налогоплательщика независимо от проведения проверок самого налогоплательщика. Форма решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа о проведении выездной налоговой проверки разрабатывается и подтверждается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов. Таким образом, Налоговый Кодекс различает выездные налоговые проверки налогоплательщика и выездные налоговые проверки филиалов и представительств налогоплательщика.

Данное толкование подтверждается п.1 Порядка назначения выездных налоговых проверок, утв. Приказом Министерства РФ по налогам и сборам №АП-3-16/318 от 08.10.1999г., в соответствии с которым, в случае назначения выездной налоговой проверки филиала или представительства налогоплательщика - организации помимо наименования организации указывается наименование филиала или представительства, у которого назначается проверка, а также код причины постановки на учет.

По мнению налогоплательщика, в нарушение норм налогового законодательства, в решении № 905 от 04.12.2006 года(л.д.38 т.4) о внесении дополнений в решение №850 от 20 октября 2006 года не указаны данные о том, что назначены выездные налоговые проверки филиалов Заявителя: Филиала ОАО «Углеметбанк» в г.Челябинске, Филиала ОАО «Углеметбанк» в г.Орске и Кузбасского филиала ОАО «Углеметбанк».

Между тем в решении №8/14 от 23 апреля 2007 года ИФНС по Центральному району г.Челябинска указывает на то, что проводилась проверка указанных филиалов Банка: Челябинского филиала ОАО Углеметбанк», Кузбасского филиала ОАО «Углеметбанк» и Орского филиала ОАО «Углеметбанк».

Из указанных трех филиалов правильно налоговым органом указано только одно наименование филиала Заявителя - Кузбасский филиал ОАО «Углеметбанк».

На основании изложенного, налогоплательщик полагает, что налоговый орган не принимал решение о проведении выездных налоговых проверок филиалов, то есть осуществлял их проверки с нарушением установленной Налоговым кодексом РФ процедуры назначения выездных налоговых проверок.

Таким образом, заявитель считает, что решение о привлечении ОАО «Углеметбанк» к ответственности за совершение налогового правонарушения №8/14 от 23 апреля 2007г., вынесенное в части налоговых правонарушений, которые выявлены при проверке филиалов Заявителя, недействительно в части:

· доначисления налога на добавленную стоимость за февраль-апрель 2005 года в сумме 54 руб. 80 коп., начисления соответствующих пеней, взыскания штрафа на основании п.1 ст. 122 НК (а неуплату налога на добавленную стоимость за февраль-апрель 2005 года в результате занижения налоговой базы в размере 10 570 руб.96 коп. (проверялась деятельность филиала ОАО «Углеметбанк» в же);

· доначисления налога на имущество за 2005г. в сумме 56 768 руб., начисления соответствующих пеней, взыскания штрафа на основании п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на имущество за 2005г. в размере 11 353 руб. (проверялась деятельность Кузбасского филиала ОАО «Углеметбанк» - стр.5-7 решения №8/14);

· доначисления налога на прибыль за 1-ый квартал 2003 года в сумме 323 065 руб. 20 коп., доначисления налога на прибыль за 2-ой квартал 2005 года в сумме 120 000 руб., начисления соответствующих пеней, привлечения Заявителя к налоговой ответственности на основании п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль за 2 квартал 2005г. в размере 24 000 руб. (стр.8-9 решения № 8/14); (проверялась деятельность филиала ОАО «Углеметбанк» в г. Челябинске);

· доначисления налога на прибыль за 2004 год в сумме 615 600руб., начисления соответствующих пеней, привлечения Заявителя к налоговой ответственности на основании п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль за 2004г. в размере 123 120 руб. (стр.9-10 решения №8/14) (проверялась деятельность филиала ОАО «Углеметбанк» в г. Челябинске);

· доначисления налога на прибыль за 2003-2004гг. в сумме 444 588 руб., начисления соответствующих пеней, привлечения Заявителя к налоговой ответственности на основании п.1 ст. 122 РФ за неуплату налога на прибыль за 2004г. (стр.11-12 решения №8/14); (проверялась деятельность филиала ОАО «Углеметбанк» в г. Челябинске)

· доначисления налога на прибыль за 3 квартал 2004г. в сумме 3720 руб., начисления соот- ветствующих пеней, привлечения Заявителя к налоговой ответственности на основании п.1 ст. 122 РФ за неуплату налога на прибыль в размере 744 руб. (стр. 12-13 решения №8/14) (проверялась деятельность Филиала ОАО «Углеметбанк» в г.Орске);

· доначисления налога на прибыль за 2005г. в сумме 129 501 руб. 60 коп., начисления соответствующих пеней, привлечения Заявителя к налоговой ответственности на основании п.1 ст. 122 РФ за неуплату налога на прибыль размере 25 900 руб. 32 коп. (стр.16-17 решения №8/14) проверялась деятельность Кузбасского филиала ОАО «Углеметбанк»).

В соответствии с п.1 ст.87 Налогового Кодекса РФ налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, непосредственно предшествующие году проведения налоговой проверки.

При этом, по мнению заявителя, статья 87 Налогового Кодекса РФ (в редакции, действовавшей до 01.01.2007г.) не конкретизирует, какой год является годом налоговой проверки - год вынесения решения о назначении налоговой проверки либо год ее завершения. В соответствии с п.7 ст.З Налогового Кодекса РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика, поэтому Заявитель трактует данную норму в свою пользу, а именно: годом проверки является год завершения выездной налоговой проверки - 2007 год, то есть налоговой проверкой мог быть охвачен только период - 2004, 2005, 2006 годы. В нарушение данного пункта проверка Заявителя проводилась также за период 2003 год.

Также, по мнению налогоплательщика, в нарушение пункта 7 ст. 101 Налогового Кодекса РФ (в редакции ФЗ №137-Ф3 от 27.07.2006г.) в решении №8/14 от 23.04.2007г. налоговым органом указано неправильное нахождение вышестоящего налогового органа (указан адрес УФНС России по Челябинской обл - 454091, г.Челябинск, ул.Воровского, 2), в то время как заявителю известно, что по данному адресу находится Арбитражный суд Челябинской области, а не вышестоящий налоговый орган.

В соответствии с п.42 Постановления ПленумаВАС РФ №5 от 28.02.2001г. «О некоторых вопросах применения части первой Налогового Кодекса РФ» при применении статьи 122 необходимо иметь в виду, что «неуплата или неполная уплата сумм налога» означает возникновение у налогоплателыцика задолженности перед соответствующим бюджетом по уплате конкретного налога в результате совершения указанных в данной статье деяний. В связи с этим, если в предыдущем налоговом периоде у налогоплательщика имеется переплата определенного налога, которая перекрывает или равна сумме того же налога, заниженной в последующем периоде и подлежащей уплате втот же бюджет, и указанная переплата не была ранее зачтена в счет иных задолженностей по данному налогу, состав правонарушения, предусмотренный статьей 122 Налогового Кодекса РФ, отсутствует, поскольку занижение суммы налога не привело к возникновению задолженности перед бюджетом в части уплаты конкретного налога.

ОАО «Углеметбанк» в возражениях к акту проверки указывал, что имеет переплату по налогу на прибыль (стр.34 решения №8/14 от 23.04.2007г.). Однако налоговый орган, по утверждению Банка при вынесении решения №8/14 от 23.04.2007г. не принял во внимание факты переплаты в бюджет налога на прибыль, указав в решении №8/14 (стр.35), что по налогу на прибыль переплата не сохранилась за период до даты написания акта.

Налогоплательщик утверждает, что Банк имел факт переплаты по налогу на прибыль на дату вынесения решения №8/14 от 23.04.07 г. В частности, факт переплаты налога на прибыль по Головному отделению Заявителя в федеральный бюджет по состоянию на 31.01.2007 года подтверждается Информационной выпиской об исполнении налоговых обязательств с 01.01.2007г. по 31.01.2007г. (код строки - 110, переплата - 869 635 руб. 54 коп.), факт переплаты налога на прибыль по Головному отделению Заявителя в территориалный бюджет по состоянию на 15.05.2007 года подтверждается Информационной выпиской об исполнении налоговых обязательств с 01.01.2007г. по 15.05.2007г. (код строки - 110, переплата – 856 391 руб.), факт переплаты налога на прибыль по Головному отделению Заявителя в федеральный бюджет по состоянию на 16.05.2007 года подтверждается Информационной выпиской об исполнении налоговых обязательств с 01.01.2007г. по 16.05.2007г. (код строки - 110, переплата - 232 162 руб. 54 коп.)(л.д.1-12 т.2. )

Также факт переплаты налога на прибыль подтверждается выписками ОАО «Углеметбанк» по счетам «Расчеты с бюджетом по налогу на прибыль» за период с 01.01.2005г. на 01.01.2007г., за период с 01.01.2007г. на 01.05.2007г.

По мнению заявителя, тот факт, что налоговым органом при принятии решения №8/14 от 23.04.2007г., не учтена переплата по налогу на прибыль, является основанием для признания решения №8/14 от 23.04.2007г. недействительным в части доначисления налога на прибыль в сумме 5 752 708 руб. 02 коп., начисления соответствующих пени, взыскания штрафов за неуплату налога на прибыль в общей сумме 1 105 233 руб.. 67 коп.

В соответствии с п.8 ст.101 Налогового Кодекса РФ (в редакции ФЗ №137-Ф3 от 27.07.2006г.) в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения прилагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей Налогового Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

Налогоплательщик полагает, что из текста решения №8/14 от 23.04.2007г., изложенного на стр.8, налоговым органом установлено, что сумма налога на прибыль, не уплаченная Заявителем и установленная выездной налоговой проверкой Заявителя - 6 357 793 руб. 09 коп., в то время как налоговым органом предлагается в резолютивной части решения №8/14 от 23.04.2007г. уплатить Заявителю налог на прибыль в сумме 5 752 708 руб. 02 коп. (стр.38).

Также налогоплательщик указывает, что в решении №8/14 от 23.04.2007г. в части привлечения к ответственности за неуплату налога на прибыль не конкретизировано, за какие конкретно налоговые правонарушения Заявитель привлекается к налоговой ответственности, по каким конкретно налоговым правонарушениям, указанным в акте проверки №8 от 23 марта 2007г., в привлечении Заявителя к ответственности отказано.

Указанные нарушения, по мнению налогоплательщика, ведут к недействительности решения №8/14 от 23.04.2007г., поскольку из текста решения налогоплательщику - ОАО «Углеметбанк» - не понятно, за какие конкретно налоговые нарушения по налогу на прибыль привлекается к ответственности Заявитель, по какому из возражений налогоплательщика принято решение об отказе в доначислении налога на прибыль и привлечении к налоговой ответственности.

В соответствии с п. 14 ст. 101.1 Налогового Кодекса РФ несоблюдение должностным лицом налоговых органов требований данной статьи может быть основанием для отмены решения налогового органа судом.

Заявитель считает, что несоблюдение налоговым органом вышеназванных требования Налогового Кодекса РФ является основанием для признания решения №8/14 от 23.04.2007г. недействительным в части доначисления налога на прибыль в сумме 5 752 708 руб. 02 коп., начисления соответствующих пени, взыскания штрафов за неуплату налога на прибыль в общей сумме 1 105 233 руб. 67 коп.

Инспекция против указанных доводов налогоплательщика по данному эпизоду возражала по основаниям отсутствия нарушений норм налогового законодательства со стороны инспекции.

Суд, исследовав представленные доказательства и заслушав пояснения сторон, считает требования заявителя не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

Оценив характер допущенных инспекцией нарушений: неправильное наименование филиалов Банка, неправильное указание адреса вышестоящего налогового органа и отсутствие конкретизации составов налоговых правонарушений, за которые заявитель привлекается к налоговой ответственности - суд не признает указанные нарушения существенными нарушениями прав налогоплательщика и обстоятельством, влекущим безусловное признание оспариваемого решения недействительным.

Неправильное указание наименований филиалов в решении инспекции о проведении проверки: Филиал ОАО «Углеметбанк» в г.Челябинске и Филиал ОАО «Углеметбанк» в г.Орске вместо Челябинский филиал ОАО Углеметбанк» и Орский филиал ОАО «Углеметбанк» не привело к проверке других субъектов налогообложения и двутолкованию в конкретизации филиалов Банка. Следовательно и нарушения прав налогоплательщика не имеется.

Неправильное указание адреса вышестоящего налогового органа « ул. Воровского, 2» является технической опечаткой и не нарушило прав налогоплательщика на обжалование решения инспекции, поскольку, как следует из заявления налогоплательщика, ему было известно, что по ул. Воровского,2 находится Арбитражный Суд Челябинской области и не находится УФНС РФ, куда и подано заявление по настоящему делу с целью реализации права на обжалование принятого налоговым органом ненормативного акта , что подтверждает отсутствие его прав.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, составы правонарушений в оспариваемом решении изложены достаточно ясно и полно, для того, чтобы установить за какие правонарушения налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности. Кроме того, в ходе судебного разбирательства судом не было установлено фактов привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности за правонарушения, не содержащиеся в оспариваемом решении и не зафиксированные в акте проверки налогового органа. Суд учитывает также то обстоятельство, что на акт проверки налогоплательщиком были представлены возражения, которые были рассмотрены налоговым органом в полном объеме.

Доводы налогоплательщика о наличии в предыдущие налоговые периоды переплаты по налогу на прибыль, перекрывающей сумму начисленного налога рассматривались в ходе рассмотрения дела и учтены судом при вынесении решения: сторонами по делу произведен расчет по имеющейся переплате с учетом переплат филиалов Банка и перерасчет доначисленной суммы пени и штрафов.

Согласно указанного расчета, налог на прибыль, подлежащий взысканию с налогоплательщика на основании решения инспекции № 8/14 (с учетом пунктов 1-7 настоящего решения) составил 2 525 750 руб., пени – 225 063,39руб, штраф по п.1 ст.122 НК РФ - 306 536,67руб.

Привлечение налогоплательщика к налоговой ответственности за неуплату налога на прибыль по п.1 ст.122 НК РФ в общей сумме 776 772,44 руб. следует признать недействительным(см. расчет по налогу на прибыль (л.д. 134 т.9 )), расчет недоимки на 01.01.2005г. и на 01.01.2006г. (л.д. 131 т.9); расчет по переплате по налогу на прибыль на 01.01.2005г. и на 01.01.2006г. (л.д.133 т.9).

При таких обстоятельствах и с учетом того, что иных оснований по процедуре применения налоговой ответственности налогоплательщиком для признания решения инспекции недействительным не приведено, суд считает необходимым отказать в удовлетворении заявленных требований по указанным налогоплательщиком процессуальным основаниям.

По делу объявлялся перерыв в порядке ст.163 АПК РФ до 7.11.2007г. до 10 ч 00 мин.

На основании ст.110 АПК РФ заявителю подлежат возмещению судебные расходы в виде уплаты государственной пошлины в размере пропорциональном удовлетворенным требованиям.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167–168, 201 АПК РФ, арбитражный суд

Р Е Ш И Л :

Требования удовлетворить частично.

Признать недействительным решение ИФНС России по Центральному району г. Челябинска от 23.04.2007г. № 8/14 в части :

привлечения к налоговой ответственности за неуплату налога на прибыль в 2004 -2005 г. в виде штрафа по п.1 ст.122 НК РФ в сумме 776 772,44 руб.;

взыскания пени по налогу на прибыль за 2004 -2005 г. в сумме 1 006 834 руб.;

взыскания налога на прибыль за 2004 -2005 гг. в сумме 3 226 957 руб.;

взыскания налога на добавленную стоимость в сумме 52 854руб. 80 коп. и пени в сумме 28 683 руб. 88 коп.;

привлечения к ответственности в виде штрафа по п.1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на добавленную стоимость за февраль-апрель 2005 года в размере 10 570,96 руб.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказать.

Взыскать с ИФНС по Центральному району г. Челябинска в пользу ОАО «Углеметбанк»( зарегистрированного Центральным банком РФ 27 июля 1994 г. № 2997, ОГРН 1024200006434, местонахождение по адресу: 454130, г. Челябинск, ул. Молодогвардейцев, 17Б) государственную пошлину в сумме 1 688 руб., уплаченную платежными поручениями № № 752,753 от 17.05.2007г.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме), а также в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу, через Арбитражный суд Челябинской области.

Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения апелляционной или кассационной жалобы можно получить соответственно на Интернет – сайтах Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда htth://18aas.arbitr.ru или Федерального арбитражного суда Уральского округаwww.fasuo.arbitr.ru.

Судья Н.Г. Трапезникова