НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Челябинской области от 06.06.2017 № А76-1115/17

Арбитражный суд Челябинской области

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

г. Челябинск

14 июня 2017 года                                                   Дело № А76-1115/2017

Резолютивная часть решения объявлена 06.06.2017

Решение в полном объеме изготовлено 14.06.2017

Судья арбитражного суда Челябинской области Трапезникова Н.Г., при ведении протокола судебного заседания секретарём судебного заседания Салыковой Е.Н., рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению

акционерного общества «Южуралзолото Группа Компаний»

к Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области

о признании недействительным решения от 29.09.2016 № 36 о привлечении к ответственности с учетом решения УФНС России по Челябинской области от 09.01.2017 № 16-07/000031 в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 128 459 524 руб., соответствующих сумм пени 33 427 700,50 руб. и штрафа 12 507 408,18 руб.; земельного налога в размере 2 447 300 руб., соответствующих суммы пени 494 398,54 руб. и штрафа 204 676,80 руб.; налога на добавленную стоимость излишне заявленного к вычету в размере 65 119 734 руб., соответствующих сумм пени 7 620 114,70 руб. и штрафа 7 099 642,20 руб.; налога на имущество в размере 579 328 руб., соответствующих сумм пени 62 151,09 руб. и штрафа 13 771,95 руб.; завышения убытка по налогу на прибыль организаций за 2014 год в сумме 154 585 556 руб.

в судебном заседании участвовали: от заявителя: Шамгунов Д.З. - представитель по доверенности от 13.06.2016, паспорт, Субботина Н.В. - представитель по доверенности от 15.07.2016, паспорт, Лукьянов Ю.А. – представитель по доверенности от 03.04.2017, паспорт, Федосеев В.В. – представитель по доверенности от 08.02.2017, №80, паспорт.

от ответчика: Белихова С.А. – представитель по доверенности от 06.06.2017, №03-07/68, служебное удостоверение, Комлева Ю.Ф. – представитель по доверенности от 29.12.2016, №03-07/16, служебное удостоверение, Тукпаев С.А. – представитель по доверенности от 29.12.2016, №03-07/3, служебное удостоверение, Сметник А.В. – представитель по доверенности от 21.03.2017, №55, служебное удостоверение, Потапчук Е.Ю. – представитель по доверенности от 21.03.2017, №54, служебное удостоверение, Мирзаянов Я.И. – представитель по доверенности от 27.02.2017, №03-07/51, служебное удостоверение.

Специалисты: Новиков И.М. – паспорт, копия трудовой книжки; Думчев А.И. – паспорт, копия трудовой книжки.

УСТАНОВИЛ:

     Акционерное общество «Южуралзолото Группа Компаний» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области о признании недействительным решения от 29.09.2016 № 36 о привлечении к ответственности с учетом решения УФНС России по Челябинской области от 09.01.2017 № 16-07/000031.

     АО «ЮГК» в  обоснование  незаконности  оспариваемого решения ссылается на  то, что  налоговым органом не доказан факт получения обществом необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного применения налоговых вычетов по НДС и включения в состав расходов по налогу на прибыль организаций за  2012-2014 годы затрат по сделкам с контрагентами ООО «Эгида»,  ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» (по приобретению нефтепродуктов).

   Общество указывает, что при заключении договоров поставки нефтепродуктов с контрагентами ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» заявитель проявил должную степень осмотрительности и осторожности.

     АО «ЮГК» считает, что  в соответствии  со  статьями 169,171,172,252 НК РФ Обществом предоставлены все необходимые документы, которые подтверждают право на налоговый вычет по НДС, расходы по налогу на прибыль организаций,  при этом,  счета-фактуры содержат достоверные данные,  дизельное топливо принято к бухгалтерскому учету, следовательно, налогоплательщик правомерно  заявил  налоговые  вычеты  по НДС, расходы по налогу на прибыль организаций  по всему приобретенному дизельному топливу,  в связи  с  чем,  хозяйственные операции по приобретению АО «ЮГК» дизельного топлива у спорных контрагентов реальны и учтены с действительным  экономическим  смыслом.

     По мнению заявителя, в ходе выездной налоговой проверки инспекцией не анализировался объем дизельного топлива, использованный налогоплательщиком в производственном процессе, кроме того, инспекцией не определен необходимый объем дизельного топлива для бесперебойной работы АО «ЮГК».

     АО «ЮГК» считает необоснованным вывод налогового органа об отсутствии   реальных сделок по оказанным услугам и выполненным работам от имени организации UGOLD LIMITED (Кипр), недостоверности и противоречивости сведений, содержащихся в представленных АО «ЮГК» документах по сделкам с UGOLD LIMITED, о создании формального документооборота.

    Налогоплательщик указывает,  что выводы эксперта основаны на формальном сравнении отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в рамках договора от 12.12.2012 №36-ГД, и отчета «Рабочий проект  разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», датированного 2006 годом, выполненного Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания», без  учета  иных  фактических  обстоятельств  и  документов.

    АО «ЮГК» обращает внимание, что аналогичная ситуация и по сравнительной экспертизе в отношении отчета «Создание баз данных о геологической информации  и моделирование Кочкарского месторождения» от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в рамках договора от 12.12.2012 №38-ГД, и отчета «Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское», датированного 2011 годом, выполненного Представительством - компанией с ограниченной ответственностью «Эрсакей консалтинг (Россия) Лимитед».

     АО «ЮГК» считает, что налоговым органом сделан необоснованный вывод о неверном определении обществом ОКОФ и группы амортизации по «кислородной станции» инв.№0002192 для целей налогового учета на основании неполного комплекса мероприятий.

     Кроме того, АО «ЮГК» ссылается на то, что инспекцией неверно рассчитаны расходы, в частности, не увеличены расходы по буровому станку СБШ-250МНА-32 №1528 в 2013 - 2014 годах.

    Налогоплательщик не согласен с выводом инспекции в части доначисления земельного налога в отношении принадлежащих ему на праве собственности 41 земельных участков, при исчислении которого инспекция применила ставку налога в размере 1,5%. Налогоплательщик считает, что при расчете земельного налога правомерно применил ставку земельного налога в размере 0,3%.

    Заявитель ссылается на то, что доказательств, свидетельствующих об использовании спорных земельных участков для осуществления иных видов деятельности, не связанных с их целевым назначением (для сельскохозяйственного производства), налоговым органом не представлено.

     Налогоплательщик также не  согласен  с начислением инспекцией штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неуплату НДС по уточненным налоговым декларациям, поданным  в ходе выездной налоговой проверки, так как заявитель самостоятельно выявил и устранил допущенные при сдаче отчетности ошибки.

    АО «ЮГК» ссылается на то, что в соответствии со статьей 112 НК РФ необходимо принять во внимание наличие у налогоплательщика смягчающих ответственность обстоятельств, не учтенных налоговым органом при вынесении оспариваемого решения.

    Ответчик требования заявителя не признал по основаниям, изложенным в отзыве от 22.02.2017 №03813.

    В обоснование законности оспариваемого решения налоговый орган ссылается на то, что им было установлено получение АО «ЮГК» необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» в виде неправомерного принятия частично затрат, понесенных на приобретение нефтепродуктов, фактически не поставленных налогоплательщику, и неправомерного заявления вычетов по НДС.

    В обоснование законности оспариваемого решения налоговый орган ссылается на то, что в ходе выездной налоговой проверки им установлена совокупность фактов,  свидетельствующих  об отсутствии  реальности сделок по оказанным услугам и выполненным работам от имени организации Юголд Лимитед (далее - UGOLD LIMITED) (Кипр), о недостоверности и противоречивости сведений, содержащихся в представленных АО «ЮГК» документах, по сделкам с UGOLD LIMITED.

   В обоснование законности оспариваемого решения налоговый орган ссылается на то, что обществом неверно определены ОКОФ и группа амортизации, в результате чего неправильно определен срок полезного использования  и  оставшийся  срок  полезного  использования оборудования по «кислородной станции» инв. № 0002192  для целей налогового учета, что привело к занижению налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2013 год.

     Налоговый орган ссылается на то, что у инспекции отсутствовали основания увеличивать расходы по буровому станку СБШ-250МНА-32 №1528 в 2013 - 2014 годах.

    В обоснование законности оспариваемого решения налоговый орган ссылается на то, что АО «ЮГК» в нарушение пункта 1 статьи 394 НК РФ неправомерно применена ставка земельного налога 0,3%.

     Налоговая инспекция считает правомерным привлечение налогоплательщика  к  ответственности  при подаче 20.07.2015г., 18.08.2015г. и 14.09.2015г., 15.02.2016г., 14.04.2016г.,  20.04.2016г.  уточненных налоговых деклараций по НДС, так как им не соблюдены условия   освобождения  от ответственности, предусмотренные п. 4 ст. 81 НК РФ, декларации представлены  после  назначения выездной налоговой  проверки  и  истребования  у   налогоплательщика  документов по требованию.

В обоснование законности оспариваемого решения налоговый орган ссылается на то, что иные обстоятельства, смягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, кроме установленных инспекцией в оспариваемом  решении,  не усматриваются.

     Заслушав представителей сторон, оценив в совокупности их доводы и имеющиеся в материалах дела доказательства в порядке статей 9, 65, 71, части 5 статьи  200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд пришел к следующим выводам. 

   Инспекцией на основании решения от 08.06.2015 №236 проведена выездная налоговая проверка АО «ЮГК» по вопросам соблюдения налогового законодательства, правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов, в том числе НДС, транспортного налога, налога на имущество организаций, налога на прибыль организаций, земельного налога за период с 01.01.2012 по 31.12.2014, налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) (налоговый агент) за период с 27.09.2012 по 07.06.2015. 

   Выявленные в ходе проверки нарушения отражены в акте выездной налоговой проверки от 27.06.2016 №19.

   По результатам рассмотрения материалов проверки инспекцией вынесено решение от 29.09.2016 №36 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в резолютивной части которого Общество привлечено к ответственности:

   - по пункту 1 статьи 122 НК РФ (с учетом пунктов 1, 2 статьи 112, пунктов 3, 4  статьи 114 НК РФ) за неполную уплату земельного налога за 2014 год в результате неправильного исчисления налога в виде штрафа в размере 3 965,20 руб.;

 -по пункту 1 статьи 122 НК РФ (с учетом пунктов 1, 2 статьи 112, пунктов 3, 4           статьи 114 НК РФ) за неполную уплату земельного налога за 2012-2015 годы  в результате неправильного исчисления налога в виде штрафа в размере 12 821 019,79 руб.;

-по пунктам 1, 3 статьи 122 НК РФ (с учетом пунктов 1, 2 статьи 112, пунктов 3, 4  статьи 114 НК РФ) за неполную уплату налога на прибыль организаций за 2012-2013 годы  в результате занижения  налоговой базы в виде штрафа в размере 12 616 342,99 руб.;

-по пункту 1 статьи 122 НК РФ (с учетом пункта 1 статьи 112, пункта 3                       статьи 114 НК РФ) за неполную уплату налога на имущество организаций за 2012 год  в результате занижения  налоговой базы в виде штрафа в размере 13 771,95 руб.;

- по пунктам 1, 3 статьи 122 НК РФ (с учетом пункта 1 статьи 112, пункта 3 статьи 114 НК РФ) за неполную уплату НДС за периоды 2012-2014 годов в результате неправильного исчисления налога в виде штрафа в размере 7 099 642,20 руб.;

- по статье 123 НК РФ (с учетом пункта 1 статьи 112, пункта 3 статьи 114 НК РФ) за неудержание и неперечисление налога с доходов, полученных иностранной организацией, в виде штрафа в размере 7 271 741,10 руб.

   Кроме того, налогоплательщику начислены транспортный налог за 2012-2014 годы в общей сумме 26 758 руб., земельный налог за 2012-2015 годы в общей сумме 2 447 299 руб., пени по земельному налогу - 294 072,10 руб., налог на прибыль организаций за 2012-2014 годы в общей сумме 129 548 989 руб., пени по налогу на прибыль организаций в сумме 33 733 042,58 руб., налог на имущество организаций за 2012 год в сумме 579 328 руб., пени по налогу на имущество организаций в сумме 62 151,09 руб., пени по НДС в сумме 7 620 114,70 руб., налог с доходов в виде дивидендов, полученных от российской организации иностранной организацией, в сумме 145 434 822 руб., пени по налогу с доходов в виде дивидендов, полученных от российской организации иностранной организацией, в сумме 36 767 422,12 руб., а также уменьшена сумма НДС, излишне заявленного к возмещению из бюджета, за 1 -4 кварталы 2012 года, 1-4 кварталы 2013 года, 1-4 кварталы 2014 года в общей сумме 65 119 734 руб. и уменьшен убыток по налогу на прибыль организаций за 2014 год в сумме 288 507 812 руб.

      Решением Управления ФНС России по Челябинской области от 09.01.2017 №16-07/000031 решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области от 29.09.2016 №36 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения было изменено путем отмены в резолютивной части решения:

    -подпункта 4 пункта 3.1 в части начисления штрафа по п.3 ст.122 НК РФ (с учетом   п. 1 ст.112 и п.3 ст.114 НК РФ) за неполную уплату налога на прибыль организаций за 2013 год в сумме 108 934,81 руб., в т.ч. налога на прибыль организаций, зачисляемого в Федеральный бюджет, в размере 10 882,98 руб. и  налога на прибыль организаций, зачисляемого в бюджет субъекта РФ, в размере 98 051,83 руб.;

   - подпункта 4 пункта 3.1 в части начисления недоимки по налогу на прибыль организаций за 2013 год в сумме 1 089 465 руб., в т.ч. по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в Федеральный бюджет, в размере 108 947 руб. и по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в бюджет субъекта РФ, в размере 980 518 руб.;

  - подпункта 4 пункта 3.1 в части начисления пени по налогу на прибыль организаций за 2013 год в сумме 305 342,08 руб., в т.ч. по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в Федеральный бюджет, в размере 30 534,34 руб. и по налогу на прибыль организаций, зачисляемому в бюджет субъекта РФ, в размере 274 807,74 руб.;

  - подпункта 5 пункта 3.1 в части начисления штрафа по ст.123 НК РФ (с учетом  п. 1 ст.112 и п.3 ст.114 НК РФ) за неудержание и неперечисление налога с доходов, полученных иностранной организацией, в размере 7 271 741,10 руб.;

  - подпункта 5 пункта 3.1 в части начисления недоимки по налогу с доходов в виде дивидендов, полученных от российской организации иностранной организацией, в размере 145 434 822 руб.;

  - подпункта 5 пункта 3.1 в части начисления пени по налогу с доходов в виде дивидендов, полученных от российской организации иностранной организацией, в размере 36 767 422,12 руб.;

  -пункта 3.1 в части Итого в сумме 190 977 727,11 руб., в т.ч. штраф - 7 380 675,91 руб., недоимка - 146 524 287 руб.,  пени – 37 072 764,2 руб.;

- пункта 3.1.1 в части уменьшения убытка по налогу на прибыль организаций за        2014 год в сумме 133 922 256 руб.

    В остальной части решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области от 29.09.2016 №36 было оставлено без изменения.

   Не согласившись с решением Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области от 29.09.2016 №36 (в оспариваемой части), и воспользовавшись правом на судебную защиту, заявитель обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.

     Согласно части 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, государственных органов, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушает их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагает на них какие-либо обязанности, создает иные препятствия осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.      

     Как следует из оспариваемого решения, в ходе выездной налоговой проверки АО «ЮГК» инспекцией установлено, что заявителем получена необоснованная налоговая выгода в виде неправомерного применения налоговых вычетов по НДС за 1-4 кварталы 2012 года, 1-4 кварталы 2013 года, 1-4 кварталы 2014 года в общей сумме 65 119 734 руб. и уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2012 - 2013 годы в результате включения в состав расходов затрат по поставке дизельного топлива в сумме  386 069 073,46 руб., а также завышения убытков за 2014 год в сумме 160 985 956,60 руб. по финансово-хозяйственным операциям с ООО «Эгида»,   ООО ТК «Баррель» и ООО «Нефтетранс».

В подтверждение указанного вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды инспекция ссылается на следующие обстоятельства.

     В ходе проверки на основании постановления о производстве выемки, изъятия документов и предметов от 27.10.2015 №2  инспекцией была проведена выемка документов, а именно: путевых листов грузовых автомобилей, принадлежащих АО «ЮГК» и осуществлявших доставку дизельного топлива от ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель» и   ООО «Нефтетранс» в адрес АО «ЮГК», а также транспортных накладных и ТТН, касающихся взаимоотношений АО «ЮГК» с ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель» и  ООО «Нефтетранс».

    При сопоставлении изъятых у налогоплательщика документов и представленных налогоплательщиком на проверку, составленных налогоплательщиком в отношении транспортных средств НЕФАЗ 6605262 с государственным регистрационным номером м583км174, НЕФАЗ 66061115 с государственным регистрационным номером у647вв174, МЕRСЕDЕS ВЕNZ 954.03 с государственным регистрационным номером №у641ав174, МЕRСЕDЕS ВЕNZ с государственным регистрационным номером х699аа174, а именно: путевых листов грузовых автомобилей, ТН и ТТН, выписанных на данные автомобили на идентичные даты, установлены следующие несоответствия:

   -количество рейсов согласно ТН и ТТН за один календарный день, выписанных на один автомобиль, больше количества рейсов, указанных в путевом листе данного автомобиля за этот же день;

  -маршрут следования, указанный в ТН и ТТН, не соответствует маршруту следования, указанному в путевом листе автомобиля, за этот же день;

  -пробег автомобиля в путевом листе существенно расходится (в 2-4 раза меньше) с расчетным общим пробегом, указанным в ТН и ТТН за эту же дату;

  -ФИО водителя, указанного в путевом листе грузового автомобиля АО «ЮГК», и в ТН, выписанной на этот же автомобиль, на идентичную дату не совпадают;

 -ТН выписаны на автомобиль, который в данный день не покидал гараж;

 -не все ТТН и ТН содержат подписи должностных лиц АО «ЮГК», осуществляющих приемку дизельного топлива, а также подписи водителей, осуществлявших доставку дизельного топлива;

 -нарушена сквозная нумерация ТН, оформленных на нефтебазе, принадлежащей ООО «Нефтемаркет-Челябинск»;

-форма ТН, оформленных в один день на одной и той же нефтебазе, принадлежащей ООО «Нефтемаркет-Челябинск», отличается;

-заполнение ТН, оформленных в один день на одной и той же нефтебазе, принадлежащей ООО «Нефтемаркет-Челябинск», отличается.

   Инспекцией в ходе проведения выездной налоговой проверки АО «ЮГК» проанализированы все изъятые у налогоплательщика, а также представленные налогоплательщиком на проверку документы (счета-фактуры, товарные накладные ТОРГ-12, ТТН и ТН, путевые листы грузовых автомобилей), относящиеся к поставке дизельного топлива.

   Факт неполного перевыставления услуг по доставке дизельного топлива  в адрес налогоплательщика от имени ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель» и ООО «Нефтетранс» при доставке на машинах, предоставленных вышеуказанными контрагентами, подтверждается в сводной таблице, налоговым органом сопоставлены количество рейсов согласно ТТН и ТН с количеством рейсов, перевыставленных в актах выполненных работ.

  Требованием от 20.04.2016 №27 у АО «ЮГК» были истребованы:

  1)    Путевые листы грузового автомобиля Мерседес Бенц с государственным регистрационным номером Х699АА174 за периоды:

   -с 01.01.2012 по 30.11.2012 включительно;

   -с 01.01.2013 по 31.07.2014 включительно;

   -с 01.09.2014 по 31.12.2014 включительно.

   2)   Путевые листы грузового автомобиля Мерседес Бенц с государственным регистрационным номером У641АВ174 за период с 16.08.2014 по 31.12.2014 включительно.

   Инспекцией в адрес АО «ЮГК» было направлено письмо от 16.05.2016 №11-11/1/09133 разъяснительного характера о том, что истребование документов (информации) проведено налоговым органом в соответствии со статьей 93 НК РФ, а идентифицирующей информацией для путевого листа грузового автомобиля является государственный регистрационный номер автомобиля, на который данный путевой лист выписан.

  АО «ЮГК» требование инспекции от 20.04.2016 №27 оставило без исполнения в части предоставления путевых листов грузовых автомобилей Мерседес Бенц, государственные регистрационные номера У641АВ174 и Х669АА174.

   В ходе рассмотрения материалов выездной налоговой проверки 05.08.2016 налоговым органом налогоплательщику предложено предоставить оригиналы путевых листов грузового автомобиля Мерседес-Бенц, копии которых были представлены налогоплательщиком в инспекцию в день рассмотрения (протокол рассмотрения от 05.08.2016 №03-30/19, аудиозапись от 05.08.2016).    Налогоплательщиком оригиналы указанных путевых листов не представлены.

   АО «ЮГК» (Покупатель) при осуществлении финансово-хозяйственной деятельности заключило следующие договоры поставки нефтепродуктов:

-с ООО «Эгида» (Продавец)  от 21.02.2011 №59 ЭГ/2011, который от имени ООО «Эгида» подписан директором Гоман И.В. Договор  вступает в силу с момента его подписания сторонами и действует до 31.12.2011, а в части взаимных расчетов до полного их завершения;

-с ООО ТК «Баррель» (Продавец) от 14.12.2012 №1 ТБК/2012, который от имени ООО ТК «Баррель» подписан директором Гоман И.В. Договор  вступает в силу с момента его подписания сторонами и действует до 31.12.2014, а в части взаимных расчетов до полного их завершения;

-с ООО «Нефтетранс» (Продавец) от 27.12.2013 №2 НТ/2013, который от имени ООО «Нефтетранс» подписан директором Гоман И.В. Договор вступает в силу с момента его подписания сторонами и действует до 31.12.2014, а в части взаимных расчетов до полного их завершения.

   Согласно пункту 1.1 вышеуказанных договоров предметом договоров является поставка товара железнодорожным, автомобильным или иным видом транспорта в адрес Покупателя от Поставщика нефтепродуктов. Покупатель обязуется оплатить и обеспечить приемку нефтепродуктов (далее - Продукция).

  Пунктом 1.2 указанных  договоров определено, что ассортимент, цена, срок оплаты и объемы Продукции, подлежащие поставке, а в необходимых случаях технические характеристики товара (ГОСТ, ТУ завода-изготовителя) согласовываются сторонами и указываются в спецификациях, являющихся неотъемлемой частью договоров.

   Согласно пункту 2.4 данных договоров поставка Продукции автомобильным транспортом осуществляется автотранспортом Поставщика или Покупателя, в автоцистернах, принадлежащих грузоотправителю, экспедитору и/или иному третьему лицу, на праве собственности, аренды или ином вещевом праве, предусмотренном ГК РФ, или в автоцистернах организации, с которой Поставщиком (Грузоотправителем) или Покупателем заключен договор на оказание транспортных услуг.

  Минимальная отгрузочная норма при поставке автомобильным транспортом определяется по расчетной грузоподъемности конкретной автоцистерны (пункты 2.5.1 указанных договоров).

  В соответствии с пунктами 2.6 вышеуказанных договоров допускается отгрузка Продукции с превышением объемов, согласованных сторонами в спецификации в пределах минимальной нормы отгрузки. В таком случае Покупатель обязан принять и оплатить отгруженную Продукцию.

  В силу пункта 2.7 данных договоров Продукция может отгружаться на условиях самовывоза.

  Согласно пункту 3.2 вышеуказанных договоров Поставщик подтверждает качество отгружаемого товара сертификатом соответствия, паспортом качества (заверенными копиями), выданными заводом-изготовителем, качество отгружаемого товара должно соответствовать стандартам и условиям действующих ГОСТов и ТУ на данный вид товара.

   В соответствии с пунктом 5.1.1 данных договоров оплата за продукцию производится следующим образом:

  -на условиях 100% предоплаты. При условии отгрузки Продукции по 100% предоплате, поставка товара производится только после поступления денег на расчетный счет Поставщика. Транспортные и дополнительные расходы, связанные с отгрузкой товара, также оплачиваются Покупателем на условиях 100% предоплаты, если иное не оговорено в спецификации к данным договорам (пункт 5.1.2 вышеуказанных договоров);

  -на условиях отсрочки платежа. В данном случае Покупателю предоставляется отсрочка платежа, размер и сроки которого устанавливаются в спецификации, являющейся неотъемлемой частью договоров. Поставщик вправе в любое время прекратить поставку Продукции на данных условиях, без применения к нему штрафных санкций (пункты 5.1.3 данных договоров).

   НДС по счетам-фактурам, выставленным от имени ООО «Эгида» (подписаны от имени ООО «Эгида» директором - Гоман И.В., главным бухгалтером ООО «Эгида» - Ивановой И.Г.), отражен заявителем в книге покупок и принят к вычету в сумме 19 2355 912 руб. по поставкам, фактически не осуществленным в налоговых периодах: за 1 квартал 2012 года – 2 896 185 руб., 2 квартал 2012 года – 4 526 604 руб., 3 квартал 2012 года – 4 378 279 руб.,   4 квартал 2012 года – 3 714 755 руб., 1 квартал 2013 года – 2 156 715 руб., 2 квартал 2013 года – 1 783 374 руб.

    НДС по счетам-фактурам, выставленным от имени ООО ТК «Баррель» (подписаны от имени ООО ТК «Баррель» директором - Гоман И.В., главным бухгалтером ООО ТК «Баррель» - Ивановой И.Г.), отражен налогоплательщиком в книге покупок и принят к вычету в сумме 17 469 250 руб. по поставкам, фактически не осуществленным в налоговых периодах: за 2 квартал 2013 года - 3 566 684 руб., 3 квартал 2013 года - 4 583 141 руб., 4 квартал 2013 года - 7 928 526 руб., 1 квартал 2014 года - 1 390 899 руб.

    НДС по счетам-фактурам, выставленным от имени ООО «Нефтетранс» (подписаны  от имени ООО «Нефтетранс» директором - Гоман И.В., главным бухгалтером ООО «Нефтетранс» - Ивановой И.Г.), отражен налогоплательщиком в книге покупок и принят к вычету в сумме 28 394 571 руб. по поставкам, фактически не осуществленным в налоговых периодах: за 1 квартал 2014 года – 6 937 661 руб., 2 квартал 2014 года – 9 295 849 руб., 3 квартал  2014 года – 9 361 936 руб., 4 квартал 2014 года – 2 799 125 руб.

   В ходе мероприятий налогового контроля инспекцией установлено следующее.

   По сведениям, имеющимся в ЕГРЮЛ, ООО «Эгида» 21.12.2010 зарегистрировано в качестве юридического лица и состояло до 08.07.2013 в ИФНС России по Калининскому району г.Челябинска, 09.07.2013 - ликвидировано. Юридический адрес: г. Челябинск,     ул.Салавата Юлаева, 29, офис 191. Основным видом деятельности ООО «Эгида» являлась оптовая торговля топливом.

   Из информации, имеющейся в ЕГРЮЛ, ООО ТК «Баррель» 13.12.2012 зарегистрировано в качестве юридического лица и состояло до 04.03.2014 в ИФНС России по Калининскому району г.Челябинска, 05.03.2014 - ликвидировано. Юридический адрес: г. Челябинск,  ул.250 лет г.Челябинску, 20 А, офис 124. Основным видом деятельности ООО ТК «Баррель»  являлась оптовая торговля топливом.

   По сведениям, имеющимся в ЕГРЮЛ, ООО «Нефтетранс» 23.12.2013 зарегистрировано в качестве юридического лица и состояло по 19.02.2015 в ИФНС России по Центральному району г.Челябинска, с 20.02.2015 по настоящее время - в ИФНС России по Калинискому району г.Челябинска. Юридический адрес до 18.02.2015: г. Челябинск, ул.Академика Королева, 1, офис 4, с 19.02.2015 - г.Челябинск, ул.250 лет г.Челябинску, 20 А, офис 124. Основным видом деятельности ООО «Эгида» являлась оптовая торговля топливом.

    Согласно сведениям ЕГРЮЛ директором и учредителем ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» за проверяемый период являлась Гоман Ирина Викторовна.

    Налоговая отчетность представлялась ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» с минимальными суммами налогов к уплате в бюджет. Налоговая отчетность составлялась и отправлялась по ТКС через ООО «СКБ-Контур» главным бухгалтером вышеуказанных организаций  Ивановой И.Г.

   Налоговая нагрузка инспекцией рассчитана согласно формуле, приведенной заявителем в дополнениях к возражениям на  акт выездной налоговой проверки от 27.06.2016 №19. При этом:

  для ООО «Эгида» - 0,20% = (936 696 руб. (сумма налога на прибыль организаций, уплаченная за 2012-2013 годы)+481 903 руб. (сумма НДС, уплаченная за 2012-2013 годы))/712 774 547 руб. (выручка за 2012-2013  годы без учета НДС и акцизов)*100%;

  для ООО ТК «Баррель» – 0,19% = (877 943 руб. (сумма налога на прибыль организаций, уплаченная за 2012-2014 годы)+292 271 руб. (сумма НДС, уплаченная за 2012-2014 годы))/607 357 668 руб. (выручка за 2012-2014 годы без учета НДС и акцизов)*100%;

  для ООО «Нефтетранс» – 0,25% = (575 123 руб. (сумма налога на прибыль организаций, уплаченная за 2014 год)+622 032 руб. (сумма НДС, уплаченная за 2014 год))/477 494 425 руб. (выручка за 2014 год без учета НДС и акцизов)*100%.

   У ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» отсутствуют движимое  и недвижимое имущество, земельные участки, лицензии.

   В ходе выездной налоговой проверки инспекция, проанализировав изъятые у налогоплательщика акты выполненных работ, выставленные от имени ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» в адрес АО «ЮГК», установила, что все услуги по доставке дизельного топлива на объекты, принадлежащие АО «ЮГК», оказываемые как сторонними организациями, так и транспортными средствами, арендованными у ИП Ванякина Н.А., перевыставлялись в адрес АО «ЮГК».

   Кроме того, из свидетельских показаний Гоман И.В. (директор ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс», протокол допроса от 30.10.2015 №566), Дадонова И.В. (коммерческий директор ООО «Нефтетранс», ООО ТК «Баррель», протокол допроса от 25.11.2015 №606), Ивановой И.Г. (главный бухгалтер ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс», протокол допроса от 25.11.2015 №609) следует, что при доставке нефтепродуктов в адрес ОАО «ЮГК» сторонними перевозчиками и автомобилями с автоцистернами, арендованными у Ванякина Н.А. (директор ООО «Нефтемаркет-Челябинск»), расходы, понесенные ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс», перевыставлялись АО «ЮГК» отдельным счетом-фактурой и актом выполненных работ.

   Согласно свидетельским показаниям Ивановой И.Г. (главный бухгалтер ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс», протокол допроса от 25.11.2015 №609) накладные ТОРГ-12 и счета-фактуры оформлялись на основании товарно-транспортных и транспортных накладных, которые составлялись на нефтебазе и обязательно содержали подпись водителя, принявшего груз.

   Из свидетельских показаний водителей бензовозов: Шаева А.Н. (протокол допроса от 25.11.2015 №603), Чечковского И.А. (протокол допроса от 07.12.2015 №711), Чикулаева Д.Г. (протокол допроса от 19.01.2016 №388) следует, что на работу их принимал Ванякин Н.А.

   Чикулаев Д.Г. поясняет, что ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» ему знакомы только как организации, от имени которых он доставлял нефтепродукты  на нефтебазу ООО «Нефтемаркет-Челябинск». При этом, кто  руководитель ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» Чикулаеву Д.Г. неизвестно. Также Чикулаев Д.Г. пояснил, что директором ООО «НАВИГАТОР» и ООО «НИКОЙЛ» при его трудоустройстве в данные организации представился Ванякин Н.А., однако согласно сведениям ЕГРЮЛ единственным учредителем и руководителем ООО «НАВИГАТОР» и ООО «НИКОЙЛ» является Чернов В.Н., который является отцом Гоман И.В. (директор ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс»).

    Из показаний Гоман И.В. (директор ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс») следует, что Чикулаев Д.Г. состоял в штате руководимых ею организаций, однако из показаний Чикулаева Д.Г. следует, что он был трудоустроен с 01.11.2012 по 23.01.2013 в ООО «НАВИГАТОР», а с 01.02.2013 по 12.09.2014 в ООО «НИКОЙЛ».

   Чикулаев Д.Г. согласно справкам 2-НДФЛ получал доход в 2012 году в ООО «Газпромнефть-Челябинск» и ООО «НАВИГАТОР», в 2013 году -  в ООО «НАВИГАТОР» и ООО «НИКОЙЛ», в 2014 году в ООО «НИКОЙЛ».

   Также из показаний водителей: Шаева А.Н., Чечковского И.А., Чикулаева Д. Г. следует, что Чернов В.Н. работал в ООО «Нефтемаркет-Челябинск» в должности механика, что  подтверждается справками 2-НДФЛ. Кроме того, водители: Шаев А.Н., Чечковский И.А., Чикулаев Д. Г. сообщили, что Гоман И.В. им знакома в качестве юриста ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс», ООО «Нефтемаркет-Челябинск», ООО «НАВИГАТОР», ООО «НИКОЙЛ».

   ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель» и ООО «Нефтетранс» в течение непродолжительного периода времени осуществляли деятельность по поставке топлива в адрес АО «ЮГК», которое являлось для указанных контрагентов основным покупателем - доля АО «ЮГК» составляла 68,02%, 76,8% и 81,66%,  соответственно.

   В рамках указанных договоров поставки  ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель» и ООО «Нефтетранс» осуществляли отгрузку дизельного топлива  с нефтебазы ООО «Нефтемаркет - Челябинск» (склад ГСМ, расположенный по адресу:  г. Копейск, ул. Линейная, 16). Доставка ГСМ осуществлялась посредством автомобильного транспорта,  пунктами разгрузки являлись: г.Пласт, шахта «Центральная»; карьер «Светлинский» п. Светлый, Пластовский район.

  Согласно подпунктам 4 и 7 пункта 2 статьи 105.1 НК РФ ООО «Нефтемаркет-Челябинск» и Ванякин Н.А. являются взаимозависимыми, поскольку единственным учредителем ООО «Нефтемаркет-Челябинск» является Ванякина О.Н., которая является женой Ванякина Н.А. (руководитель ООО «Нефтемаркет-Челябинск»).

  Из свидетельских показаний Тарунина С.В. (водитель автомобиля Мерседес-Бенц с государственным регистрационным номером У641АВ174, протокол допроса от 16.08.2016 №554) следует,  что при выходе в рейс путевой лист выдавался диспетчерами, при этом Таруниным С.В. заполнялись оборотная сторона путевого листа, показания спидометра, а также маршрут движения.

   Согласно показаниям Пивоварова С.А. (протокол допроса от 25.08.2016 №594) Пивоваров С.А. работал в АО «ЮГК» водителем бензовоза в период с апреля по май 2013 года, в путевом листе им полностью заполнялась оборотная сторона путевого листа, на лицевой части свидетелем заполнялась графа «остаток топлива» и проставлялась подпись о приеме и сдаче машины.

   Согласно показаниям Поповича В.Н. (протокол допроса от 25.08.2016 №595  он работал в АО «ЮГК» водителем бензовоза с 2011 год по февраль 2014 года и им заполнялась полностью оборотная сторона путевого листа, на лицевой стороне Поповичем В.Н. заполнялись «показания спидометра» и проставлялась подпись о приеме и сдаче автомобиля.

    В путевых листах грузового автомобиля Мерседес-Бенц с государственным регистрационным номером У641АВ174 (водитель Тарунин С.В.), представленных АО «ЮГК» с возражениями, графа «маршрут движения (откуда-куда)» заполнена: «Пласт-Копейск-Светлое-Пласт», также при осуществлении более одного рейса за одну рабочую смену заполнена графа «количество поездок»: «2р» (на примере путевого листа от 05.08.2014 №782, представленного   АО «ЮГК» при рассмотрении возражений). Вместе с тем, в изъятых в ходе проверки путевых листах грузовых автомобилей, принадлежащих АО «ЮГК» и осуществлявших доставку дизельного топлива, водителем которых являлся Тарунин С.В., заполнялась только графа «маршрут движения (откуда-куда)» и при осуществлении более одного рейса за одну рабочую смену заполнялась: «Пласт-Челябинск-Березняки-Челябинск-Пласт» (на примере путевого листа от 12.09.2014 №417).

   При исследовании подлинников ТТН и ТН, приложенных к счетам-фактурам и товарным накладным ТОРГ-12, выставленным в адрес АО «ЮГК» в 2012-2014 годах от имени ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс», установлено, что доставка дизельного топлива осуществлялась как автомобилями Поставщиков, так и собственными бензовозами АО «ЮГК», а именно: автомобилями: Мерседес-Бенц (седельный тягач) с государственным регистрационным номером У641АВ174 с автоцистерной Хендрикс с государственным регистрационным номером ВВ8430/74, объем автоцистерны 39 300 литров; Мерседес-Бенц (седельный тягач) с государственным регистрационным номером Х669АА174 с автоцистерной Хендрикс с государственным регистрационным номером ВВ8430/74, объем автоцистерны 39 300 литров; НЕФАЗ 6606 (автоцистерна) с государственным регистрационным номером У647ВВ174, объем автоцистерны 10 441 литр; НЕФАЗ 66052 (автоцистерна) с государственным регистрационным номером М583КМ174, объем автоцистерны 17 012 литров.

     На проверку налогоплательщиком представлены путевые листы грузового автомобиля КрАЗ-255 с государственным регистрационным номером У664ВВ174, которые выписаны на даты, на которые ранее заявлялась доставка дизельного топлива автомобилем Мерседес-Бенц с государственным регистрационным номером У641АВ174. Инспекцией установлены обстоятельства, свидетельствующие о невозможности  доставки дизельного топлива в заявленные даты автомобилем КрАЗ-255 с государственным регистрационным номером У664ВВ174.

   Водителями грузового автомобиля КрАЗ-255 с государственным номером У664ВВ174 являлись: Ярославцев А.М., Бастрыков М.А., Тимофеев В.Л.

   Налоговым органом в адрес Управления государственного автодорожного надзора по Челябинской области направлен запрос письмом от 12.08.2016 №11-11/1/16824. Из полученного ответа следует, что Ярославцев А.М. (22.03.1959 г.р.), Бастрыков М.А. (05.02.1985 г.р.) и Тимофеев В.Л. (03.03.1952 г.р.) не сдавали экзамены и не получали свидетельство ДОПОГ, дающее право на перевозку опасных грузов.

   Из свидетельских показаний Макарова А.В. (протокол допроса от 24.08.2016 №593) следует, что он работает в АО «ЮГК» с апреля 2010 года; с 29.12.2011 Макаров А.В. назначен на должность заместителя директора АО «ЮГК» по автотранспорту, а также начальником АТЦ АО «ЮГК», в его должностные обязанности входит организация работы всего автотранспорта АО «ЮГК»; допуск для всех автомобилей на перевозку опасных грузов получает в ОВД г. Пласта Челябинской области. Макаров А.В. пояснил, что к перевозке опасных грузов в 2012-2014 годах были допущены автомобили Мерседес-Бенц с государственным номером У№641АВ174, Нефаз гос. №583, КрАЗ (бочка) гос. номер точно не помнит примерный объем около 20 м.куб. При этом КрАЗ был закреплен за карьером «Березняковский»; в 2012-2014 годах автомобиль КрАЗ осуществлял рейсы за дизельным топливом всю рабочую неделю с понедельника по пятницу, иногда и по субботам; тарировку бензовозов проводил в п. Есаулка.

  Согласно свидетельским показаниям Ярославцева А.М. (протокол допроса от 11.08.2016 №550) с 30.08.2009 он работает в АО «ЮГК» водителем (с 2012 года по настоящее время работает на «Вахтовке» водителем); в период с 01.01.2012 по 31.12.2014 в его должностные обязанности входила перевозка сотрудников карьера «Березняковский» на их рабочие места в карьере, за пределы карьера Ярославцев А.М. не выезжал; в период с 01.09.2012 по 31.12.2014 допуска к перевозке опасных грузов у него не было (допуск был только до 01.09.2012, но перевозкой опасных грузов в 2012 году он не занимался); перевозку нефтепродуктов в 2012-2014 годах Ярославцев А.М. не осуществлял. В 2012-2014 годах на карьере «Березняковский» находился автомобиль КрАЗ-255, он осуществлял заправку техники в карьере (экскаваторы, бульдозеры), но за пределы карьера он не выезжал, доставку дизельного топлива за пределами карьера не осуществлял.

   Из свидетельских показаний Тимофеева В.Л. (протокол допроса от 16.08.2016 №553) следует, что с весны 2009 года по январь 2016 года он работал в АО «ЮГК» водителем БелАЗ  на карьере «Березняковский»; в его должностные обязанности входила перевозка породы из карьера «Березняковский» на ГОК «Березняковский»; у Тимофеева В.Л. отсутствовал  допуск к перевозке опасных грузов (перевозку нефтепродуктов он никогда не осуществлял). Тимофеев В.Л. пояснил, что на карьере «Березняковский» находился автомобиль КрАЗ, государственный номер он не помнит, который осуществлял заправку техники (бульдозеры, экскаваторы, БелАЗы) на территории карьера «Березняковский»; за пределы карьера «Березняковский» данный автомобиль не выезжал.

  Согласно свидетельским показаниям Кадочникова А.П. (протокол допроса от 16.08.2016 №552) он в 2013 - 2014 годах  работал в АО «ЮГК» в должности главного автомеханика карьера «Березняковский»; в его обязанности входили контроль, организация, эксплуатация автотранспорта карьера «Березняковский». Кадочников А.П. пояснил, что на карьере «Березняковский» находился автомобиль КрАЗ-255 в подчинении у начальника склада ГСМ. Данный автомобиль за пределы карьера не выезжал, т.к. на него не было допуска к перевозке опасных грузов и не было потребности, доставка ГСМ и масла осуществлялась централизовано. Дизельное топливо завозилось раз в неделю.

    Из свидетельских показаний Пивоварова С.А. (протокол допроса от 25.08.2016 №594) следует, что во время работы в АО «ЮГК» в апреле-мае 2013 года на автомобиле Нефаз с гос. №583 стоял тахограф-Глонасс и система слежения и контроля уровня топлива Глонасс. На карьере «Березняковский» был бензовоз КрАЗ, но данный автомобиль только осуществлял заправку топливом техники внутри карьера. Объем автоцистерны на данном автомобиле    КрАЗ не превышал 10 м. куб.

  Согласно свидетельским показаниям Поповича В.Н. (протокол допроса от 25.08.2016 №595) свидетель сообщил, что примерно в 2006 году на всю спецтехнику АО «ЮГК», в том числе на все бензовозы были установлены системы мониторинга «Глонасс»; осенью 2012 года в соответствии с новыми правилами на бензовозы установили еще и тахографы на базе системы «Глонасс». Автомобиль КрАЗ до конца 2012 года находился в подчинении ГРР (геологоразведка) и был «водовозом», доставлял воду для нужд геологов. В конце 2012 года  КрАЗ был переделан в «бензовоз» и передан на карьер «Березняковский» для заправки техники на карьере. За пределы карьера данный КрАЗ никогда не выезжал. Примерный объем цистерны составляет 8-10 метров кубических. По всем параметрам данный автомобиль не мог получить допуск к перевозке   опасных грузов.

    В порядке статьи 90 НК РФ должностным лицом инспекции проведен допрос        Шиляева В.С. (протокол допроса от 12.08.2016 №577  (примечание: согласно протоколу допроса Шиляева В.С. от 12.04.2016 №392 свидетель работал на нефтебазе ООО «Нефтемаркет-Челябинск» в должности инженера нефтебазы с апреля 2009 года по осень    2014 года, а с осени 2014 года до октября 2015 года в должности начальника нефтебазы  ООО «Нефтемаркет-Челябинск»).

    В ходе допроса Шиляеву В.С. был задан вопрос: «осуществлялась ли отгрузка дизельного топлива в адрес АО «ЮГК» в 2012-2014 годах  на автомобиле КрАЗ-255 с государственным регистрационным номером У664ВВ174» (на обозрение свидетелю представлен фотографический снимок автомобиля КрАЗ-255   Шиляев В.С. пояснил, что на подобном автомобиле дизельное топливо отгружалось только в адрес ЗАО «Земстрой» один или два раза за все его время работы на нефтебазе ООО «Нефтемаркет-Челябинск» в г.Копейске. Шиляев В.С. сообщил, что в адрес АО «ЮГК» дизельное топливо отгружалось в Мерседес объемом 39 300 л., и КАМАЗы объемом 10 441 л. и 17 012 л.; нефтепродукты также отгружались в «наемные» машины, но КрАЗ никогда не забирал дизельное топливо для АО «ЮГК»; в среднем отгрузка занимала около 1 часа с небольшой поправкой на объем отгружаемого топлива (не более 10 минут); за все время работы Шиляева В.С. в ООО «Нефтемаркет-Челябинск» в г.Копейске штамп, который ставился на транспортные накладные, не менялся.

    Должностным лицом инспекции проведен допрос в качестве свидетеля Титовой И.Ю. (протокол допроса от 19.08.2016 №578) (примечание: согласно протоколу допроса Титовой И.Ю. от 11.04.2016 №407 свидетель работала на нефтебазе ООО «Нефтемаркет-Челябинск» в должности экономиста нефтебазы с апреля 2012 года по сентябрь 2014 года, в должностные обязанности входила приемка и отпуск нефтепродуктов).

   Свидетель на вопрос: «осуществлялась ли отгрузка дизельного топлива в адрес АО «ЮГК» в 2012-2014 годах на автомобиле КрАЗ-255 автоцистерна гос.№у664вв174», на обозрение свидетелю представлен указанный фотографический снимок автомобиля КрАЗ-255 автоцистерна) показал: «На автомобиле КрАЗ за все его время работы на нефтебазе ООО «Нефтемаркет-Челябинск» в г.Копейске отгрузка в адрес АО «ЮГК» не осуществлялась. Кроме того, Титова И.Ю. пояснила, что в  зависимости от объема отгружаемого топлива отгрузка занимала около   30 минут; за все время ее работы в ООО «Нефтемаркет-Челябинск» на нефтебазе в г. Копейске штампы, которые она ставила на транспортных накладных при отгрузке дизельного топлива, никогда не менялись.

   Налоговым органом в ОГИБДД ОМВД России по Пластовскому району Челябинской области направлен запрос №11-11/1/17694 от 24.08.2016 (Протокол №1 от 26.08.2016 п.51), на который был получен ответ №9241 от 25.08.2016 (Протокол №1 от 26.08.2016 п.52) о том, что на автомобиль КрАЗ с государственным регистрационным номером У664ВВ174 ОГИБДД ОМВД России по Пластовскому району Челябинской области свидетельства о допуске транспортных средств к перевозке опасных грузов в 2012-2014 годах не выдавались.

   Таким образом, инспекцией выявлено, что все водители, указанные в путевых листах грузового автомобиля КрАЗ-255 с государственным регистрационным номером У664ВВ174 в 2012-2014 годах, либо не имели допуска к перевозке опасных грузов, либо допуск выдан со сроком до 01.09.2012, но при этом водитель Ярославцев А.М. (протокол допроса от 11.08.2016 №550) указал, что в 2012-2014 годах он не осуществлял перевозку дизельного топлива.

   В путевых листах грузового автомобиля КрАЗ-255 с государственным регистрационным номером У664ВВ174 не заполнено поле «удостоверение №», что является нарушением правил заполнения путевых листов грузового автомобиля, установленных Приказом Министерства транспорта РФ от 18.09.2008 №152 «Об утверждении обязательных реквизитов и порядка заполнения путевых листов».

   В ходе выездной налоговой проверки инспекция в адрес АО «ЮГК» выставлено требование от 29.04.2016 №28 о представлении письменных пояснений об использовании Обществом системы мониторинга и контроля транспорта на базе систем «Глонасс», GPS, GSM на автомобилях: НЕФАЗ с государственным регистрационным номером М583КМ174, НЕФАЗ с государственным регистрационным номером У647ВВ174, Мерседес Бенс с государственным регистрационным номером У641АВ174, Мерседес Бенс с государственным регистрационным номером Х669АА174.

  Согласно представленной налогоплательщиком информации на автомобилях Нефаз с государственным регистрационным номером М583КМ174, Нефаз с государственным регистрационным номером У647ВВ174, Мерседес Бенс с государственным регистрационным номером У641АВ174, Мерседес Бенс с государственным регистрационным номером Х669АА174 АО «ЮГК» не использовались системы мониторинга и контроля транспорта на базе систем «Глонасс», GPS, GSM».

   Однако, данный ответ Общества противоречит показаниям свидетелей: Макарова А.В., Пивоварова С.А., Поповича В.Н.

   Пунктом 4.1 Правил перевозки опасных грузов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.04.1994 №372, установлено, что опасные грузы должны перевозиться только специальными и (или) специально приспособленными для этих целей транспортными средствами, которые должны быть изготовлены в соответствии с действующими нормативными документами (тех. заданием, тех. условиями на изготовление, испытание и приемку) для полнокомплектных специальных транспортных средств и технической документацией на переоборудование (дооборудование) транспортных средств, используемых в народном хозяйстве.

   Согласно показаниям свидетелей автомобиль КрАЗ был переоборудован собственными силами, т.е. без разработки тех. задания и прохождения испытаний и приемки.

   Следовательно, данный автомобиль не мог быть допущен к перевозке опасных грузов по дорогам общего пользования. Данный вывод подтверждается ответом ОГИБДД ОМВД России по Пластовскому району Челябинской области от 25.08.2016 №9241.

   Из свидетельских показаний Макарова А.В. (протокол допроса от 24.08.2016 №593) следует, что объем автоцистерны автомобиля КрАЗ-255 с государственным регистрационным номером У664ВВ174 составлял около 20 куб.м., тогда как из показаний Пивоварова С.А. (протокол допроса от 25.08.2016 №594) и Поповича В.Н. (протокол допроса от 25.08.2016 №595) следует, что объем данной автоцистерны не превышал 10 куб.м. Таким образом, при максимально возможной плотности дизельного топлива 0,87, за один рейс автомобиль      КрАЗ-255 с автоцистерной объемом в 20 куб.м может перевезти не более 17 400 кг (20 000*0,87). Из показаний водителей, осуществлявших доставку дизельного топлива, следует, что ТН выписывались на каждый рейс отдельно, а автомобили всегда ходили с полной загрузкой.

  Следовательно, количество перевозимого согласно ТН дизельного топлива и количество транспортных накладных, которое должно соответствовать количеству рейсов автомобиля, не соответствует количеству рейсов, отраженных в путевых листах, и превышает максимально возможное к перевозке количество дизельного топлива.

  В соответствии с путевыми листами на грузовой автомобиль КрАЗ-255 с государственным регистрационным номером У664ВВ174, представленными заявителем с возражениями, данный автомобиль за рабочую смену совершал два рейса по маршруту «Пласт-Копейск-Светлое-Пласт» и проезжал 760 км. Согласно протоколам допросов Тарунина С.В. и Титовой И.Ю. время загрузки и разгрузки одного автомобиля составляло примерно 20-30 минут.

   В соответствии с техническими характеристиками автомобиль КрАЗ-255 развивает максимальную скорость - 71 км/ч.

   Таким образом, учитывая технические характеристики автомобиля КрАЗ-255 и время, необходимое для погрузки и разгрузки дизельного топлива, на совершение двух рейсов автомобилю КрАЗ-255 понадобится минимум 12 часов (760/71+0,33*4).

   Но учитывая реальную среднюю скорость автомобиля в 60 км/ч, минимальное время на совершение 2 рейсов составит 14 часов (760/60+0,33*4).

   Вместе с тем, согласно показаниям водителей, осуществлявших доставку дизельного топлива, рабочий график был пятидневный, восьмичасовой рабочий день.

    В ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, в целях установления подлинности нанесенных оттисков прямоугольных штампов ООО «Нефтемаркет-Челябинск» и «ОХРАНА ООО «Нефтемаркет-Челябинск», содержащихся на спорных финансово-хозяйственных документах, экспертом ООО «Южно-Уральский Центр Судебных Экспертиз» проведена  техническая экспертиза.

   Исследовав представленные подлинники документов, экспертом ООО «Южно-Уральский Центр Судебных Экспертиз» Клименко В.Н. в заключении от 19.08.2016 №16/565 сделаны следующие выводы:

 -оттиски штампа «ООО «Нефтемаркет-Челябинск» в следующих документах: финансово-хозяйственные документы ООО «Эгида» ИНН 7447182843, руководитель     Гоман И.В. (транспортные накладные от 27.12.2012 №985, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК», от 31.07.2012 №584, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК»); финансово-хозяйственные документы ООО ТК «Баррель» ИНН 7447218306, руководитель: Гоман И.В. (транспортные накладные от 02.09.2013 №364/2, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК», от 06.11.2013 №24781, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК»); финансово-хозяйственные документы ООО «Нефтетранс» ИНН7453263307, руководитель: Гоман И.В. (транспортные накладные от 09.07.2014 №346, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК», от 20.03.2014 №91/5, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК»), нанесены не штампом «ООО «Нефтемаркет-Челябинск», образцы оттисков которого представлены на исследование;

 -оттиски штампа «ООО «ОХРАНА Нефтемаркет-Челябинск» в следующих документах: финансово-хозяйственные документы ООО «Эгида» ИНН 7447182843, руководитель: Гоман И.В. (транспортные накладные от 27.12.2012 №985, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК», от 31.07.2012 №584, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК»); финансово-хозяйственные документы ООО ТК «Баррель» ИНН 7447218306, руководитель: Гоман И.В. (транспортные накладные от 02.09.2013 №364/2, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК», от 06.11.2013 №24781, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК»); финансово-хозяйственные документы ООО «Нефтетранс» ИНН7453263307, руководитель: Гоман И.В. (транспортные накладные от 09.07.2014 №346, где  грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК», от 20.03.2014 №91/5, где грузоотправитель: ООО «Нефтемаркет-Челябинск», грузополучатель: ОАО «ЮГК»), нанесены не штампом «ОХРАНА ООО «Нефтемаркет-Челябинск», образцы оттисков которого представлены на исследование.

   В ходе  проверки налогоплательщиком в инспекцию по  требованию  от 16.10.2015 №7 представлены следующие документы:

 -распоряжение по ОАО «ЮГК» от 29.12.2011 №105 (далее - Распоряжение);

-регламент технологического процесса приготовления гранулита (игданита) с применением зарядной машины МЗ-3Б-16;

-нормы расхода ГСМ на 2012-2014 годы.

  Согласно Распоряжению ОАО «ЮГК» от 29.12.2011 №105 затраты на дизельное топливо принимаются в расходы в размере фактических затрат, согласно материальным отчетам, представленным в бухгалтерию. Первичным документом по расходу дизельного топлива является путевой лист. Путевые листы на транспортные средства заполняются в подразделениях и обрабатываются диспетчерами или механиками подразделений. Контроль за соответствием фактического расхода нормам возложен на производственно-технический отдел. В случае превышения нормативного расхода установить причину перерасхода и оформить документально.

   Налогоплательщиком только с возражениями представлены материальные отчеты в доказательство того, что фактически весь приобретенный объем дизельного топлива Обществом использован в производственных целях для дальнейшего извлечения прибыли. Следует отметить, что налогоплательщиком не представлены документы, подтверждающие полномочия лиц как материально-ответственных на подписание представленных материальных отчетов.

     При изучении материальных отчетов установлено, что они состоят из:

-оборотно-сальдовая ведомость по счету 10.03 за месяц с отбором по «материалу» и «складу»;

-приложения к материальному отчету по списанию ГСМ за месяц по подразделению со списком техники и указанием фактического расхода за месяц на каждую единицу техники,  оформленного без ссылок на путевые листы, даты, ФИО лица, составившего и проверившего отчет, не расшифровано, общей суммой за месяц. Выводы о наличии (отсутствии) перерасхода (как предусмотрено Распоряжением) отсутствуют;

 -внутренняя форма «материальный отчет по дизельному топливу по складу» с указанием остатка на начало месяца, общее поступление за месяц, общий расход, остаток       на конец месяца.

   С целью проверки фактического списания на затраты дизельного топлива инспекцией были приняты меры по установлению реального расхода дизельного топлива. На территории АО «ЮГК» налогоплательщиком представлены подлинники путевых листов, при анализе которых инспекцией установлены нарушения в их заполнении, в результате чего не представилось возможным достоверно установить фактический расход дизельного топлива.   

  Нарушения в заполнении путевых листов заключаются в следующем:

 -не заполнены показания спидометра при выезде из гаража, при заезде в гараж, что делает невозможным установить реальный пробег автомобиля и как следствие реальный расход топлива;

 -не заполнены графы «мотор-часы», что делает невозможным установить реальное время работы механизмов и как следствие реальный расход топлива;

 -путевые листы содержат исправления.

  Вышеуказанные факты нарушений зафиксированы налоговым органом в протоколе осмотра от 26.10.2015 №1.

    Учитывая вышеизложенное, представленные налогоплательщиком материальные отчеты не приняты инспекцией, поскольку по данным отчетам невозможно установить расход дизельного топлива в связи с отсутствием в данных документах ссылки на пробег,  стоимость 1 машино-часа, мотор-часа, документы, на основании которых они заполнены.

   Таким образом, материальные отчеты, представленные налогоплательщиком, являются не информативными и в совокупности с иными установленными проверкой фактами свидетельствуют о формальности их оформления и завышения списания ГСМ.

   Инспекцией собраны доказательства, свидетельствующие о недостоверности сведений, содержащихся в части документов, фактически составленных самим налогоплательщиком и представленных АО «ЮГК» на проверку в обоснование заявленных вычетов по НДС и расходов по сделкам с ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» по приобретению нефтепродуктов, фактически не поставленных налогоплательщику.

    Приведенные обстоятельства, позволили налоговому органу придти к выводу о том, что рассматриваемые расходы по налогу на прибыль и соответствующие налоговые вычеты по НДС образуют необоснованную налоговую выгоду заявителя.

    Разрешая спор, в указанной части, суд исходит из следующего.

    Как следует из материалов дела, заявитель в проверенном налоговым органом периоде находился на общей системе налогообложения и являлся плательщиком налогов, установленных данной системой налогообложения, в частности, налога на добавленную стоимость, налога на прибыль организаций.

   Объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации (пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ).

   Согласно пункту 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты.

    Пунктом 2 статьи 171 НК РФ предусмотрено, что вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), которые приобретены для перепродажи или для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ (за исключением товаров, предусмотренных пунктами 2 и 6 статьи 170 НК РФ).

  В силу положений пункта 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов- фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 НК РФ.

    Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных статьей 172 НК РФ, и при наличии соответствующих первичных документов.

   Следовательно, условиями вычета по НДС по товарам (работам, услугам) являются факты приобретения товаров (работ, услуг); принятие приобретенных товаров (работ, услуг) на учет (оприходование); наличие у покупателя надлежаще оформленного счета-фактуры, выписанного поставщиком товаров (работ, услуг), с указанием суммы НДС.

    Одновременное соблюдение налогоплательщиком названных условий является необходимым и достаточным для предоставления ему права уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты.

   Из содержания пункта 1 статьи 169 НК РФ следует, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса РФ.

    В пункте 5 статьи 169 НК РФ приведен перечень обязательных реквизитов, которые должны быть указаны в счетах-фактурах, выставленных налогоплательщику продавцом товаров (работ, услуг).

  Пунктом 6 статьи 169 НК РФ установлено, что счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

   В силу пункта 2 статьи 169 НК РФ счета-фактуры являются основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету при выполнении требований, установленных пунктами 5, 5.1 и 6 настоящей статьи.

   Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, установленных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца.

    Соответственно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов, оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в указанных счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать об указании продавцом недостоверных, либо противоречивых сведений.

    В свою очередь налоговое законодательство исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики (ч. 7 ст. 3 НК РФ), в силу которой предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль организаций, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в представленных им документах, - достоверны.

   Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (абз 3 п. 1 Постановление №53).

   В случае непредставления налоговым органом доказательств нереальности совершения хозяйственной операции, вывод о том, что налогоплательщик- покупатель знал либо должен был знать о недостоверности этих сведений, надлежит делать по результатам совокупной оценки доказательств о фактических обстоятельствах выбора покупателем контрагента-продавца, заключения и исполнения сторонами договора, а также об иных обстоятельствах, указанных в пунктах 4 - 6 Постановления №53.

   В пункте 4 названного постановления разъяснено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

   Согласно пунктам 5 и 6 данного постановления о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

   Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 25.07.2001 №130-О и от 15.02.2005 № 93-О, для подтверждения недобросовестности налогоплательщика налоговому органу необходимо представить доказательства совершения сторонами по сделке умышленных совместных действий в целях получения необоснованной налоговой выгоды, убыточности предпринимательской деятельности налогоплательщика, фиктивности хозяйственных операций, неосуществления налогоплательщиком уставной деятельности, для которой получалась продукция и другие доказательства.

    Недобросовестность налогоплательщика определяется как совокупность фактов, опровергающих наличие цели деятельности, с осуществлением которой связано возникновение прав либо надлежащее исполнение обязанностей в сфере налогообложения.

  Налоговым органам надлежит выявить недобросовестность налогоплательщика, выразившуюся в отсутствии деловой цели деятельности, направленной на систематическое получение дохода в процессе взаимоотношений между участниками гражданского оборота и установить цель необоснованного приобретения права, связанного с предъявлением требований о возмещении налога на добавленную стоимость, уплаченного при приобретении продукции.

   Ссылаясь на недобросовестность налогоплательщика, при рассмотрении налогового спора налоговый орган обязан представить в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

   Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не  обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

   Вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

   Как неоднократно указывалось Конституционным Судом Российской Федерации, при рассмотрении налоговых споров суды должны исследовать все фактические обстоятельства дела, а не только формальные условия применения правовой нормы.

    В случае сомнений в правильности применения налогового законодательства арбитражные суды обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела юридически значимых обстоятельств, наличие иных документов, подтверждающих хозяйственные операции. (Постановления от 28.10.1999 №14-П, от 14.07.2003 №12-П, определения от 15.02.2005 №93-О, от 28.05.2009 №865-О-О, от 19.03.2009 №571-О-О).

   В соответствии с Постановлением №53 в случаях, когда налоговый орган отказывает лицу в праве на возмещение налога на добавленную стоимость по мотиву его недобросовестности как налогоплательщика, он обязан доказать именно недобросовестность в его действиях, а не ограничиваться формальным перечислением каких-либо фактов.

    В пункте 2 Постановления №53 указано, что в соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

    Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

   При этом налогоплательщик не лишен права представлять суду доказательства в опровержении доводов налогового органа о необоснованном возникновении налоговой выгоды.

    Доказательства, представленные сторонами, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

   Действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными и законными, если иное не доказано налоговым органом.

   Предметом доказывания являются выявленные налоговым органом правонарушения - допущенные налогоплательщиком при определении размера налогового обязательства отклонения от правил, предписанных законодательством о налогах и сборах, в частности совершение операций, не обусловленных разумными экономическими причинами или целями делового характера, отражение в учете операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

   Хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности.

   Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27.05.2003 №9-П, недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно - оптимального вида платежа.

    Таким образом, в полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, при  этом недопустимо доначисление налогов, исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата.  

   Гражданское законодательство Российской Федерации рассматривает предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли (пункт 1 статьи 2 ГК РФ).

   В определениях от 04.06.2007 №320-О-П и №366-О-П Конституционным судом Российской Федерации сформирована правовая позиция, согласно которой налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово- хозяйственной деятельности.

   По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 №3-П, судебный контроль не признан проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

    В связи с этим, самостоятельное определение формы ведения предпринимательской деятельности (в том числе осуществление ее как одним субъектом предпринимательской деятельности, так и несколькими), особенности управления организацией, условия заключаемых гражданско- правовых договоров, ведение предпринимательской деятельности совместно с другими участниками гражданского оборота), отвечающее требованиям гражданского законодательства в Российской Федерации в отсутствие иных доказательств не могут сами по себе рассматриваться в качестве оснований для признания налоговой выгоды необоснованной.

   Разрешение вопроса о добросовестности либо недобросовестности налогоплательщика при совершении действий, имеющих своим результатом получение налоговой выгоды, связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств и представленных доказательств, подлежащих оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

   Таким образом, при рассмотрении указанной категории споров следует установить, опровергнута ли реальность хозяйственной операции.

    При этом суд учитывает, что по делам такой категории оценивается в первую очередь хозяйственная деятельность и критерии её осуществления самого налогоплательщика, заявившего вычеты по НДС, расходы по налогу на прибыль организаций, в то время как деятельность его контрагентов, в том числе между собой, оценивается опосредованно разумности и добросовестности действий лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка.

    Согласно части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства, представленные в каждом конкретном деле, по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

     Оценка доказательств с точки зрения их достаточности и взаимной связи производится для того, чтобы устранить противоречия между доказательствами, преодолеть сомнения в истинности вывода, извлекаемого из всей совокупности получаемой доказательственной информации.

    Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства согласно правилам статей 65-71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу об отсутствии достоверных и достаточных доказательств, безусловным образом подтверждающих необоснованную налоговую выгоду заявителя по взаимоотношениям с ООО «ЭГИДА», ООО ТК «БАРРЕЛЬ», ООО «НЕФТЕТРАНС».

     Как следует из материалов дела, АО «ЮГК» (Покупатель) заключило договор поставки нефтепродуктов №59 ЭГ/2011 от 21.02.2011 (распространяющий свое действие на проверяемый период) с ООО «ЭГИДА», (Поставщик).

   Согласно п.1.1 предметом договора является поставка железнодорожным, автомобильным или иным видом транспорта в адрес Покупателя от Поставщика нефтепродуктов. Покупатель обязуется оплатить и обеспечить приемку нефтепродуктов, именуемых далее «Продукция».  

   Договор со стороны ООО «ЭГИДА» подписан от имени директора Гоман Ирины Викторовны, со стороны ОАО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Бергером Романом Владимировичем, действующего на основании генеральной доверенности №1 от 16.12.2010.

   Исполнение договора подтверждено необходимыми в таких случаях документами (АО «ЮГК» по контрагенту ООО «ЭГИДА» были представлены следующие документы: договор поставки нефтепродуктов №59 ЭГ/2011 от 21.02.2011, счета-фактуры, товарные накладные, транспортные накладные, платежные поручения).

   Представленные счета-фактуры подписаны от имени ООО «ЭГИДА» директором Гоман И.В. и главным бухгалтером Ивановой И.Г.

   Представленные на проверку товарные накладные ТОРГ-12 подписаны от имени ООО «ЭГИДА» директором Гоман И.В. и главным бухгалтером Ивановой И.Г., от имени ОАО «ЮГК» - инженером ОМТС Верещагиным И.С., учетчиком ОМТС Корсаковой Т.Б., зав. складом ОМТС Осолодковой С.М.

   Подлинность подписей руководителя ООО «ЭГИДА» и должностных лиц в договорах, счетах-фактурах, товарных накладных налоговым органом не оспаривается.

  Из анализа карточек счетов 60.01 - «Расчеты с поставщиками и подрядчиками», 60.02 - «Расчеты по авансам, выданным» следует, что дизельное топливо, полученное от ООО «ЭГИДА» и указанное в накладных ТОРГ-12, отраженных в таблице 16, приходуется на счет 10.03 «Топливо».

    В последующем приобретенные материалы списаны на счета 08.03 «Строительство объектов основных средств», 20.01 «Основное производство», 23 «Вспомогательные производства», 26 «Общехозяйственные расходы», 91.02 «Прочие расходы».

   Согласно распоряжению по ОАО «ЮГК» №105 от 29.12.2011: «затраты на дизельное топливо принимаются в расходы в размере фактических затрат согласно материальных отчетов представленных в бухгалтерию».

   По взаимоотношениям с ООО «ЭГИДА» на 24.04.2013 задолженность как дебиторская, так и кредиторская по контрагенту ООО «ЭГИДА» отсутствует, что подтверждено копиями карточек счетов АО «ЮГК», 60.01 - «Расчеты с поставщиками и подрядчиками», 60.02 - «Расчеты по авансам, выданным», 76.05 «Расчеты с прочими поставщиками и подрядчиками», 76.09 «Прочие расчеты с разными дебиторами и кредиторам».

   Обращаясь к характеристикам ООО «ЭГИДА» судом установлено следующее.

   Основным видом экономической деятельности ООО «ЭГИДА» является 51.51. - «Оптовая торговля топливом». Общество отчитывается по среднесписочной численности работников за 2012 год - 25 человек, 2013 год - 9 человек. То есть имеет достаточную численность персонала для ведения заявленной им экономической деятельности.

    Довод налогового органа о том, что ООО «ЭГИДА» не владеет земельными участками, объектами недвижимого имущества и транспортными средствами, отсутствуют сведения о наличии лицензий, судом признается необоснованным, поскольку  налоговым органом не приведено экономического обоснования о необходимости обладания указанными видами имущества при таком роде деятельности как доставка нефтепродуктов.

     Довод налогового органа о низкой налоговой нагрузке ООО «ЭГИДА» со ссылкой на анализ бухгалтерской и налоговой отчетности (у ООО «ЭГИДА» стоимость основных средств и суммы налогов, исчисленные к уплате, незначительны. Расходы, уменьшающие сумму доходов, составляют 99,4% от доходов Общества, сумма НДС, подлежащая вычету, составляет 99,65% от суммы НДС, налоговая нагрузка составляет менее 1%.), судом признается необоснованным.

   Так, материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих, что показатели, отраженные в бухгалтерской и налоговой отчётности ООО «ЭГИДА», не соответствуют его действительным хозяйственным операциям.

   Довод налогового органа об отражении ООО «ЭГИДА» в налоговой отчетности по НДС значительных оборотов и минимизации НДС к уплате в бюджет при проценте налоговых вычетов по НДС в размере 99,65%, признается судом необоснованным, по следующим основаниям.

     В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.10.2008 №6273/08 указано, что НДС является косвенным налогом, взимаемым с участников хозяйственного оборота при реализации ими товаров (работ, услуг).   

     Все участники сделок определяют объекты налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (пункт 1 статьи 146, пункт 2 статьи 153 НК РФ).

   Они же в целях определения суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет, уменьшают сумму начисленного налога на налоговые вычеты - сумму налога, уплаченного поставщикам (статьи 171 и 172 НК РФ).

   Иной подход означал бы нарушение установленного НК РФ порядка исчисления НДС по мотиву нецелесообразности взаимоотношений хозяйствующих субъектов, что недопустимо в публичных правоотношениях.

   Довод налогового органа о том, что договор поставки между ООО «Эгида» и ОАО «ЮГК» заключен 21.02.2011, т.е. через два месяца после государственной регистрации», судом признается необоснованным, по следующим основаниям.

   Создание контрагента непосредственно перед заключением договора не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку гражданское законодательство не устанавливает каких-либо сроков, необходимых в качестве условия для вступления юридического лица в договорные отношения с другими субъектами гражданских правоотношений.

     Налоговое законодательство не содержит ограничений для вычета по НДС, расходов по налогу на прибыль организаций, связанных с моментом образования контрагента.

     В пункте 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.    

    Анализ движения денежных средств по расчетным счетам ООО «ЭГИДА», не указывает на нетипичный характер использования указанных денежных средств, напротив свидетельствует об активной хозяйственной деятельности ООО «ЭГИДА» обусловленной деловыми целями.

   Так у контрагента ООО «ЭГИДА» в 2012-2013 г.г. были открыты следующие расчетные счета:

    №40702813687  открыт  28.12.2010   в «УРАЛЬСКИЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ БАНК» (АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО) закрыт 02.07.2013; №40702817809  открыт   12.08.2011  в  ТАУРУС  БАНК (АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО) закрыт 02.03.2012;

   №40702812918 открыт 28.06.2011 в АКБ «ЧЕЛИНДБАНК» (ОАО)ФИЛИАЛ ТРАНСПОРТНЫЙ закрыт 01.07.2013;

  №40702811281 открыт 10.05.2011 в АКБ «ТВЕРЬУНИВЕРСАЛБАНК» (ОАО) ФИЛИАЛ В Г.ЧЕЛЯБИНСК закрыт 14.01.2013.

  В рамках ст.93.1 НК РФ банками представлен пакет документов, в том числе карточки с образцами подписей и оттиска печати, где право первой подписи принадлежит руководителю ООО «ЭГИДА» Гоман И.В., лицо, наделенное, правом второй подписи отсутствует.

  Согласно движению денежных средств по расчетным счетам налоговым органом установлено следующее:

     Поступление на расчетный счет денежных средств с назначением платежа «за бензин, за ГСМ», «за дизельное топливо», «за нефтепродукты»   происходит от значительного числа контрагентов.

    Доля поступлений от налогоплательщика на расчетные счета ООО «ЭГИДА» составляет 46,58 % от общей доли поступлений.

    Таким образом, налогоплательщик  является не единственным покупателем у ООО «ЭГИДА».

    Также по расчетному счету прослеживаются платежи от ООО «Эгида» в адрес контрагентов с назначением платежа «за нефтепродукты», что корреспондирует виду товара приобретенного налогоплательщиком у ООО «Эгида», и позволяет признать возможность поставить этот товар (дизельное топливо).

    Все дальнейшие действия ООО «ЭГИДА» с полученными от налогоплательщика денежными средствами, в том числе исчисление налогов в бюджет, не могут контролироваться налогоплательщиком и не могут вменяться ему в вину, равно как и выступать в качестве основания для привлечения последнего к налоговой ответственности. Учитывая, что какая-либо взаимосвязь или аффилированность между заявителем и ООО «ЭГИДА» не существует и налоговым органом не установлена.

     В этой связи суд исходит из необходимости указать на то, что согласно абзацу 5 письма Федеральной налоговой службы от 23.03.2017 №ЕД-5-9/547@ «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды» признаки недобросовестности  контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков не могут приводиться налоговыми органами в качестве самостоятельного основания возложения негативных последствий на налогоплательщика при отсутствии доказательств подконтрольности контрагентов проверяемому налогоплательщику.

   Данное письмо не является нормативным правовым актом, однако в силу подпункта 5 пункта 1 статьи 32 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы обязаны руководствоваться письменными разъяснениями Министерства Финансов Российской Федерации, в состав которого входит Федеральная налоговая служба, по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах.

    Кроме того, в абзаце 14 вышеназванного письма налоговым органам прямо предписано неукоснительное исполнение положений настоящего письма в своей работе.

   Следовательно, позиция инспекции относительно влияния на заявителя деятельности контрагентов второго и последующего звеньев, при рассмотрении настоящего дела противоречит не только законодательству, но и ведомственным указаниям.

    ОАО «ЮГК» (Покупатель), заключило договор поставки нефтепродуктов №1 ТБК/2012 от 14.12.2012 (распространяющий свое действие на проверяемый период) с ООО ТК «БАРРЕЛЬ» (Поставщик).

   Согласно п.1.1 вышеуказанного договора предметом договора является поставка железнодорожным, автомобильным или иным видом транспорта в адрес Покупателя от Поставщика нефтепродуктов. Покупатель обязуется оплатить и обеспечить приемку нефтепродуктов, именуемых далее «Продукция».

     Договор со стороны ООО ТК «БАРРЕЛЬ» подписан от имени директора Гоман Ирины Викторовны, со стороны ОАО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Бергером Романом Владимировичем, действующего на основании генеральной доверенности №1 от 10.12.2012.  

    Исполнение договора подтверждено необходимыми в таких случаях документами (АО «ЮГК» по контрагенту ООО ТК «БАРРЕЛЬ» представлены: договор поставки нефтепродуктов №1 ТБК/2012 от 14.12.2012, счета-фактуры, товарные накладные, транспортные накладные, платежные поручения).

    Представленные счета-фактуры подписаны от имени ООО ТК «БАРРЕЛЬ» директором Гоман И.В. и главным бухгалтером Ивановой И.Г.

    Представленные на проверку товарные накладные ТОРГ-12 подписаны от имени ООО ТК «БАРРЕЛЬ» директором Гоман И.В. и главным бухгалтером Ивановой И.Г., от имени ОАО «ЮГК» инженером ОМТС Верещагиным И.С., учетчиком ОМТС Бобина Т.В., зав. Складом ОМТС Осолодковой С.М.

    Подлинность подписей руководителя ООО ТК «БАРРЕЛЬ» и должностных лиц в договорах, счетах-фактурах, товарных накладных налоговым органом не оспаривается.

    Из анализа карточек счетов 60.01 - «Расчеты с поставщиками и подрядчиками», 60.02 - «Расчеты по авансам, выданным» следует, что дизельное топливо, полученное от ООО ТК «БАРРЕЛЬ» и указанное в накладных ТОРГ-12, отраженных в таблице 16, приходуется на счет 10.03 «Топливо».

    В последующем приобретенные материалы списаны на счета 08.03 «Строительство объектов основных средств», 20.01 «Основное производство», 23 «Вспомогательные производства», 26 «Общехозяйственные расходы», 91.02 «Прочие расходы».

    В соответствии с распоряжением по ОАО «ЮГК» №105 от 29.12.2011 затраты на дизельное топливо принимаются в расходы в размере фактических затрат согласно материальным отчетам, представленным в бухгалтерию».

    По взаимоотношениям с ООО ТК «БАРРЕЛЬ» на 13.02.2014, задолженность как дебиторская, так и кредиторская по контрагенту ООО ТК «БАРРЕЛЬ», отсутствует, что подтверждено копиями карточек счетов АО «ЮГК», 60.01 - «Расчеты с поставщиками и подрядчиками», 60.02 - «Расчеты по авансам, выданным», 76.05 «Расчеты с прочими поставщиками и подрядчиками», 76.09 «Прочие расчеты с разными дебиторами и кредиторам».

   Обращаясь к характеристикам ООО ТК «БАРРЕЛЬ» судом установлено следующее.

   Основным видом экономической деятельности ООО ТК «БАРРЕЛЬ», является 51.51.- «Оптовая торговля топливом». Общество отчитывается по среднесписочной численности работников за 2013 год -9 человек, за 2014 год-7 человек. То есть имеет достаточную численность персонала для ведения заявленной им экономической деятельности.

     Довод налогового органа о том, что ООО ТК «БАРРЕЛЬ» не владеет земельными участками, объектами недвижимого имущества и транспортными средствами, отсутствуют сведения о наличии лицензий, судом признается необоснованным, поскольку  налоговым органом не приведено экономического обоснования о необходимости обладания указанными видами имущества при таком роде деятельности как доставка нефтепродуктов.

    Довод налогового органа о низкой налоговой нагрузке ООО ТК «БАРРЕЛЬ» со ссылкой на анализ бухгалтерской и налоговой отчетности (у ООО ТК «БАРРЕЛЬ» стоимость основных средств и суммы налогов, исчисленные к уплате, незначительны. Расходы, уменьшающие сумму доходов, составляют 99,3% от доходов Общества, сумма НДС, подлежащая вычету, составляет 99,7% от суммы НДС, налоговая нагрузка составляет менее 1%»), судом признается необоснованным.

     Так, материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих, что показатели, отраженные в бухгалтерской и налоговой отчётности ООО ТК «БАРРЕЛЬ», не соответствуют его действительным хозяйственным операциям.

    Довод налогового органа об отражении ООО ТК «БАРРЕЛЬ» в налоговой отчетности по НДС значительных оборотов и минимизации НДС к уплате в бюджет при проценте налоговых вычетов по НДС в размере 99,7%, судом признается необоснованным, по следующим основаниям.

    В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.10.2008 №6273/08 указано, что НДС является косвенным налогом, взимаемым с участников хозяйственного оборота при реализации ими товаров (работ, услуг).

   Все участники сделок определяют объекты налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (пункт 1 статьи 146, пункт 2 статьи 153 НК РФ).

   Они же в целях определения суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет, уменьшают сумму начисленного налога на налоговые вычеты - сумму налога, уплаченного поставщикам (статьи 171 и 172 НК РФ). Иной подход означал бы нарушение установленного НК РФ порядка исчисления НДС по мотиву нецелесообразности взаимоотношений хозяйствующих субъектов, что недопустимо в публичных правоотношениях.

     Довод налогового органа о том, что договор поставки между ООО ТК «БАРРЕЛЬ» и ОАО «ЮГК» заключен 14.12.2013 г., т.е. на следующий день после регистрации, судом признается необоснованным, по следующим основаниям.

 Создание контрагента непосредственно перед заключением договора не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку гражданское законодательство не устанавливает каких-либо сроков, необходимых в качестве условия для вступления юридического лица в договорные отношения с другими субъектами гражданских правоотношений.

   Налоговое законодательство не содержит ограничений для вычета по НДС, расходов по налогу на прибыль организаций, связанных с моментом образования контрагента.

    В пункте 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.    

   Анализ движения денежных средств по расчетным счетам ООО ТК «БАРРЕЛЬ» не указывает на нетипичный характер использования указанных денежных средств, напротив свидетельствует об активной хозяйственной деятельности ООО ТК «БАРРЕЛЬ»,  обусловленной деловыми целями.

  Инспекцией в ходе выездной налоговой проверки ОАО «ЮГК» было установлено, что у контрагента ООО ТК «БАРРЕЛЬ» в 2012-2014 г.г. открыт один расчетный счет: №40702814286  открыт  18.12.2012   в «УРАЛЬСКИЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ БАНК» (АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО). Закрыт 19.02.2014.

    В рамках ст.93.1 НК РФ банками представлен пакет документов, в том числе карточки с образцами подписей и оттиска печати, где право первой подписи принадлежит руководителю ООО ТК «БАРРЕЛЬ» Гоман И.В., лицо, наделенное, правом второй подписи отсутствует.

    Согласно движению денежных средств по расчетным счетам налоговым органом установлено следующее: поступление на расчетный счет денежных средств с назначением платежа « за бензин, за ГСМ», «за дизельное топливо», «за нефтепродукты» происходит от значительного числа контрагентов. Доля поступлений от ООО «ЮГК» на расчетные счета ООО «ЭГИДА» составляет 68,32 % общей доли поступлений.

    Таким образом, налогоплательщик является не единственным покупателем у спорного контрагента.

    Также по расчетному счету прослеживаются платежи от ООО ТК «БАРРЕЛЬ» в адрес контрагентов с назначением платежа «за нефтепродукты», «за топливо», что корреспондирует виду товара приобретенного налогоплательщиком у ООО ТК «БАРРЕЛЬ», и позволяет признать возможность поставить этот товар (дизельное топливо).

    Все дальнейшие действия ООО ТК «БАРРЕЛЬ» с полученными от налогоплательщика денежными средствами, в том числе исчисление налогов в бюджет, не могут контролироваться налогоплательщиком и не могут вменяться ему в вину, равно как и выступать в качестве основания для привлечения последнего к налоговой ответственности. Учитывая, что какая-либо взаимосвязь или аффилированность между заявителем и ООО ТК «БАРРЕЛЬ» не существует и налоговым органом не установлена.

    В этой связи суд исходит из необходимости указать на то, что согласно абзацу 5 письма Федеральной налоговой службы от 23.03.2017 №ЕД-5-9/547@ «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды» признаки недобросовестности  контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков не могут приводиться налоговыми органами в качестве самостоятельного основания возложения негативных последствий на налогоплательщика при отсутствии доказательств подконтрольности контрагентов проверяемому налогоплательщику.

   Данное письмо не является нормативным правовым актом, однако в силу подпункта 5 пункта 1 статьи 32 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы обязаны руководствоваться письменными разъяснениями Министерства Финансов Российской Федерации, в состав которого входит Федеральная налоговая служба, по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах.

    Кроме того, в абзаце 14 вышеназванного письма налоговым органам прямо предписано неукоснительное исполнение положений настоящего письма в своей работе.

   Следовательно, позиция инспекции относительно влияния на заявителя деятельности контрагентов второго и последующего звеньев, при рассмотрении настоящего дела противоречит не только законодательству, но и ведомственным указаниям.

    АО «ЮГК» (Покупатель), заключило договор поставки нефтепродуктов №2НТ/2013 от 27.12.2013 (распространяющий свое действие на проверяемый период) с ООО «НЕФТЕТРАНС» (Поставщик).

  Согласно п.1.1 вышеуказанного договора предметом договора является поставка железнодорожным, автомобильным или иным видом транспорта в адрес Покупателя от Поставщика нефтепродуктов. Покупатель обязуется оплатить и обеспечить приемку нефтепродуктов, именуемых далее «Продукция».

     Договор со стороны ООО «НЕФТЕТРАНС» подписан от имени
директора Гоман Ирины Викторовны, со стороны ОАО «ЮГК» подписан и.о.
управляющего директора Бергером Романом Владимировичем, действующего на основании  генеральной        доверенности      №1 от 19.12.2013.  

    Исполнение договора подтверждено необходимыми в таких случаях документами (АО «ЮГК» по контрагенту были представлены: договор поставки нефтепродуктов №2НТ/2013 от 27.12.2013, счета-фактуры, товарные накладные, транспортные накладные, платежные поручения).

    Представленные счета-фактуры подписаны от имени ООО «НЕФТЕТРАНС» директором Гоман И.В. и главным бухгалтером Ивановой И.Г.

    Представленные на проверку товарные накладные ТОРГ-12 подписаны от имени ООО «НЕФТЕТРАНС» директором Гоман И.В. и главным бухгалтером Ивановой И.Г., от имени ОАО «ЮГК» инженером ОМТС Верещагиным И.С., учетчиком ОМТС Бобиной Т.В., зав. Складом ОМТС Осолодковой СМ.

    Подлинность подписей руководителя ООО «НЕФТЕТРАНС» и должностных лиц в договорах, счетах-фактурах, товарных накладных налоговым органом не оспаривается.

    Из анализа карточек счетов 60.01 - «Расчеты с поставщиками и подрядчиками», 60.02 - «Расчеты по авансам, выданным» следует, что дизельное топливо, полученное от ООО «НЕФТЕТРАНС» и указанное в накладных ТОРГ-12, отраженных в таблице 16, приходуется на счет 10.03 «Топливо».

   В последующем приобретенные материалы списаны на счета 08.03 «Строительство объектов основных средств», 20.01 «Основное производство», 23 «Вспомогательные производства», 26 «Общехозяйственные расходы», 91.02 «Прочие расходы».

   В соответствии с распоряжением по ОАО «ЮГК» №105 от 29.12.2011 «затраты па дизельное топливо принимаются в расходы в размере фактических затрат согласно материальным отчетам, представленным в бухгалтерию».

  По взаимоотношениям с ООО «НЕФТЕТРАНС» на момент проверки задолженность как дебиторская, так и кредиторская отсутствует, что подтверждено копиями карточек счетов АО «ЮГК», 60.01 - «Расчеты с поставщиками и подрядчиками», 60.02 - «Расчеты по авансам, выданным», 76.05 «Расчеты с прочими поставщиками и подрядчиками», 76.09 «Прочие расчеты с разными дебиторами и кредиторам».

     Обращаясь к характеристикам ООО «НЕФТЕТРАНС» судом установлено следующее.

    Основным видом экономической деятельности ООО «НЕФТЕТРАНС» является 51.51.- «Оптовая торговля топливом».

    Общество отчитывается по среднесписочной численности работников за 2013 год - 1 человек, за 2014 год - 10 человек. То есть имеет достаточную численность персонала для ведения заявленной им экономической деятельности.

    Довод налогового органа о том, что ООО «НЕФТЕТРАНС» не владеет земельными участками, объектами недвижимого имущества и транспортными средствами, отсутствуют сведения о наличии лицензий, судом признается необоснованным, поскольку  налоговым органом не приведено экономического обоснования о необходимости обладания указанными видами имущества при таком роде деятельности как доставка нефтепродуктов.

    Довод налогового органа о низкой налоговой нагрузке ООО «НЕФТЕТРАНС» со ссылкой анализ бухгалтерской и налоговой отчетности (у ООО «НЕФТЕТРАНС» стоимость основных средств и суммы налогов, исчисленных к уплате, незначительны. Расходы, уменьшающие сумму доходов, составляют 99,4% от доходов Общества, сумма НДС, подлежащая вычету, составляет 99,2% от суммы НДС, налоговая нагрузка составляет менее 1 %), судом признается необоснованным.

   Однако материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих, что показатели, отраженные в бухгалтерской и налоговой отчётности ООО «НЕФТЕТРАНС», не соответствуют его действительным хозяйственным операциям.

  Довод налогового органа об отражении ООО «НЕФТЕТРАНС» в налоговой отчетности по НДС значительных оборотов и минимизации НДС к уплате в бюджет при проценте налоговых вычетов по НДС в размере 99,2%, признается судом необоснованным по следующим основаниям.

    В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.10.2008 №6273/08 указано, что НДС является косвенным налогом, взимаемым с участников хозяйственного оборота при реализации ими товаров (работ, услуг). Все участники сделок определяют объекты налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (пункт 1 статьи 146, пункт 2 статьи 153 НК РФ).

   Они же в целях определения суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет, уменьшают сумму начисленного налога на налоговые вычеты - сумму налога, уплаченного поставщикам (статьи 171 и 172 НК РФ).

  Иной подход означал бы нарушение установленного НК РФ порядка исчисления НДС по мотиву нецелесообразности взаимоотношений     хозяйствующих    субъектов, что недопустимо в публичных правоотношениях.  

   Довод налогового органа о том, что договор поставки между ООО «НЕФТЕТРАНС» и ОАО «ЮГК» заключен 27.12.2013 г., т.е. через 4 дня после создания организации, судом признается необоснованным.

   Создание контрагента непосредственно перед заключением договора не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку гражданское законодательство не устанавливает каких-либо сроков, необходимых в качестве условия для вступления юридического лица в договорные отношения с другими субъектами гражданских правоотношений.

   Налоговое законодательство не содержит ограничений для вычета по НДС, расходов по налогу на прибыль организаций, связанных с моментом образования контрагента.

     В пункте 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.    

    Анализ движения денежных средств по расчетным счетам ООО «НЕФТЕТРАНС», не указывает на нетипичный характер использования указанных денежных средств, напротив свидетельствует об активной хозяйственной деятельности ООО «НЕФТЕТРАНС» обусловленной деловыми целями.

     Инспекцией   в   ходе   выездной   налоговой   проверки   ОАО   «ЮГК» было установлено, что у ООО «НЕФТЕТРАНС» в 2013-2014 г.г. открыты следующие расчетные счета: №40702814503 открыт 26.12.2013 в «УРАЛЬСКИЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ БАНК» (АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО).

- № 40702814327 открыт 22.07.2014 в АКБ «ЧЕЛИНДБАНК» (ПУБЛИЧНОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО) ФИЛИАЛ ТРАНСПОРТНЫЙ.

    В  рамках ст.93.1 НК РФ банками представлен пакет документов, в том числе карточки с образцами подписей и оттиска печати, где право первой подписи принадлежит руководителю ООО «НЕФТЕТРАНС» Гоман И.В., лицо, наделенное правом второй подписи отсутствует.

    Согласно движению денежных средств по расчетным счетам налоговым органом установлено следующее:

    Поступление на расчетный счет денежных средств с назначением платежа « за бензин, за ГСМ», «за дизельное топливо», «за нефтепродукты» происходит от значительного числа контрагентов. Доля поступлений от ООО «ЮГК» на расчетные счета ООО «НЕФТЕТРАНС» составляет 74,82 % общей доли поступлений.

   Таким образом, ООО «ЮГК» является не единственным покупателем у спорного контрагента.

   Также   по   расчетному   счету   прослеживаются   платежи  от ООО «НЕФТЕТРАНС» в адрес контрагентов с назначением платежа «за нефтепродукты», «за топливо», что корреспондирует виду товара приобретенного налогоплательщиком у ООО «НЕФТЕТРАНС», и позволяет признать возможность поставить этот товар (дизельное топливо).

    Все дальнейшие действия ООО «НЕФТЕТРАНС» с полученными от налогоплательщика денежными средствами, в том числе исчисление налогов в бюджет, не могут контролироваться налогоплательщиком и не могут вменяться ему в вину, равно как и выступать в качестве основания для привлечения последнего к налоговой ответственности. Учитывая, что какая-либо взаимосвязь или аффилированность между заявителем и ООО «НЕФТЕТРАНС» не существует и налоговым органом не установлена.

    В этой связи суд исходит из необходимости указать на то, что согласно абзацу 5 письма Федеральной налоговой службы от 23.03.2017 №ЕД-5-9/547@ «О выявлении обстоятельств необоснованной налоговой выгоды» признаки недобросовестности  контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков не могут приводиться налоговыми органами в качестве самостоятельного основания возложения негативных последствий на налогоплательщика при отсутствии доказательств подконтрольности контрагентов проверяемому налогоплательщику.

   Данное письмо не является нормативным правовым актом, однако в силу подпункта 5 пункта 1 статьи 32 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые органы обязаны руководствоваться письменными разъяснениями Министерства Финансов Российской Федерации, в состав которого входит Федеральная налоговая служба, по вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах.

    Кроме того, в абзаце 14 вышеназванного письма налоговым органам прямо предписано неукоснительное исполнение положений настоящего письма в своей работе.

   Следовательно, позиция инспекции относительно влияния на заявителя деятельности контрагентов второго и последующего звеньев, при рассмотрении настоящего дела противоречит не только законодательству, но и ведомственным указаниям.

    Суд отмечает, что совершенные между ООО «Эгида» и АО «ЮГК», ООО ТК «Баррель» и АО «ЮГК», ООО «Нефтетранс» и АО «ЮГК» сделки  не подпадают под перечисленные в пп. 1 - 11 п. 2 ст.105.1 НК РФ критерии отнесения лиц к взаимозависимым.

   При этом, взаимозависимость организаций ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс», не повлияла на взаимоотношения указанных контрагентов каждого в отдельности с АО «ЮГК».

    Приводимые налоговым органом характеристики налоговых обязательств ООО «ЭГИДА», ООО ТК «Баррель»,  ООО «Нефтетранс» не позволяют суду придти к выводу об отнесении данных организаций к номинальным.

    Материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих, что показатели, отраженные в бухгалтерской и налоговой отчётности ООО «ЭГИДА», ООО ТК «Баррель»,  ООО «Нефтетранс» не соответствуют их действительным хозяйственным операциям, и что именно суммы выручки, полученные от АО «ЮГК» в адрес ООО «ЭГИДА», ООО ТК «Баррель»,  ООО «Нефтетранс» не включены в доходы от реализации в целях исчисления налога на прибыль.

    ООО «ЭГИДА» в декларациях по налогу на прибыль за 2012 год исчислен налог на прибыль к уплате в размере 756 738,00 руб., за 2013 год исчислен налог на прибыль к уплате в размере 179 958 руб.

    ООО ТК «Баррель» в декларациях по налогу на прибыль за 2012 год исчислен налог на прибыль к уплате в размере 3 302,00 руб., за 2013 год исчислен налог на прибыль к уплате в размере 723 932,00 руб., за 2014 год исчислен налог на прибыль к уплате в размере 150 709,00 руб.

   ООО «Нефтетранс» в декларациях по налогу на прибыль за 2014 год исчислен налог на прибыль к уплате в размере 575 123,00 руб.

   Довод налогового органа об отражении ООО «ЭГИДА», ООО ТК «Баррель»,  ООО «Нефтетранс»  в налоговой отчетности по НДС значительных оборотов и минимальных сумм НДС к уплате в бюджет при проценте налоговых вычетов по НДС в размере 99,65% у ООО «ЭГИДА», 99,3% у ООО ТК «Баррель» и 99,2% у ООО «Нефтетранс», признается судом необоснованным, также в силу следующего.

   В соответствии с Приказом ФНС России от 30.05.2007 №ММ-3-06/333@ налоговая нагрузка рассчитывается как соотношение суммы уплаченных налогов по данным отчетности налоговых органов и оборота (выручки) организаций по данным Росстата.

    В силу отсутствия в  материалах дела выписок из лицевых счетов налогоплательщика, и информации обо всех уплаченных налогах ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель»,  ООО «Нефтетранс» за проверяемый период, информация о низкой налоговой нагрузке (менее 1%) налоговым органом не подтверждена.

    Таким образом, довод  налогового органа о том, что налоговая нагрузка ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» составляет менее 1 %, носит предположительный характер.

    Об отсутствии у ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» признаков номинальных организаций свидетельствуют такие обстоятельства как то, что в штате ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» имелись работники, со сторонними контрагентами составлялись договоры на аренду транспортных средств, наличие договоров с ООО «Нефтемаркет-Челябинск»  на хранение ГСМ, тем самых опровергая суждение инспекции об отсутствии у ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс»  необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

    Судом установлено, что при заключении договоров поставки нефтепродуктов с контрагентами: ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» заявитель проявил должную степень осмотрительности и осторожности.

   Кроме того, выбор ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» обусловлен выгодными для АО «ЮГК» условиями поставки и оплаты, а именно, то обстоятельство, что налогоплательщик не имеет собственных резервуаров, а слив дизельного топлива происходил сразу «с колес», т.е. малыми объемами по мере необходимости, без потребности в хранении.

    Суд принимает во внимание, что налоговым органом не установлены факты участия заявителя в какой-либо схеме, направленной на уклонение от уплаты законно установленных налогов и на противоправное обналичивание денежных средств, равно как не доказано, что денежные средства, перечисленные ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс»  за поставленные товары, в последующем ему возвращены.

Совпадение IP-адресов ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» на которое ссылается налоговый орган, не признается судом в качестве доказательства получения необоснованной налоговой выгоды, поскольку внешний IP-адрес - это уникальный числовой идентификатор компьютера, используемый для выхода в Интернет.

    Сложившаяся практика показывает, что обычно он задается провайдером, большинство провайдеров назначают внешние IP-адреса на базе блоков, привязанных к регионам, поэтому не исключено, что IP-адрес будет не уникальным, а используемым в целой подсети. Кроме того, IP-адреса не носят характер индивидуальных и не являются идентификационными данными клиента, так как войти в программу банковского обслуживания можно из общих точек доступа интернет (Wi-Fi в гостиницах, аэропортах). Причиной совпадения IP-адресов также может являться использование организациями доступа к сети Интернет посредством одного и того же интернет-шлюза.

    Судом также установлено, что налоговым органом оставлены без должного внимания свидетельские показания ряда ответственных лиц, подтверждающих реальные взаимоотношения налогоплательщика с ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс».   

   В соответствии со ст.90 НК РФ инспекцией был проведен допрос Гоман Ирины Викторовны - руководителя спорных контрагентов. Гоман И.В. подтвердила свое участие в деятельности ООО «ЭГИДА», ООО ТК «БАРРЕЛЬ», ООО «НЕФТЕТРАНС». Также подтвердила подписание первичных документов, подтверждающих хозяйственные операции, осветила подробности финансово-хозяйственных деятельностей ООО «ЭГИДА», ООО ТК «БАРРЕЛЬ», ООО «НЕФТЕТРАНС».

     В ходе допроса свидетель пояснила, что работала в ООО «Эгида» в должности директора в 2012-2013 г.г. Также являлась учредителем перечисленных организаций. Инициатором создания ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «НЕФТЕТРАНС» являлась сама и регистрировала общества лично. Подтвердила личное участие в осуществлении деятельности ООО «Эгида». Осветила вопросы деятельности ООО «Эгида», подтвердила взаимоотношения с АО «ЮГК». Также пояснила, что для осуществления деятельности арендовались транспортные средства. Подтвердила, что все документы по взаимоотношениям с ООО «Эгида» и АО «ЮГК» подписывала сама лично, назвала всех основных поставщиков и покупателей нефтепродуктов.   

    В ходе допроса свидетель пояснила, что работала в ООО ТК «Баррель» в должности директора в 2012-2013 г.г. Также являлась учредителем перечисленных организаций. Инициатором создания ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «НЕФТЕТРАНС» являлась сама и регистрировала общества лично. Подтвердила личное участие в осуществлении деятельности ООО ТК «Баррель». Осветила вопросы деятельности ООО ТК «Баррель», подтвердила взаимоотношения с  АО «ЮГК». Также пояснила, что для осуществления деятельности арендовались транспортные средства. Подтвердила, что все документы по взаимоотношениям с ООО ТК «Баррель» и АО «ЮГК» подписывала сама лично, назвала всех основных поставщиков и покупателей нефтепродуктов.

    В ходе допроса свидетель пояснила, что работала в ООО «НЕФТЕТРАНС» в должности директора в 2012-2013 г.г. Также являлась учредителем перечисленных организаций. Инициатором создания ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «НЕФТЕТРАНС» являлась сама и регистрировала общества лично. Подтвердила личное участие в осуществлении деятельности ООО «НЕФТЕТРАНС». Осветила вопросы деятельности ООО ТК «Баррель», подтвердила взаимоотношения с АО «ЮГК». Также пояснила, что для осуществления деятельности арендовались транспортные средства. Подтвердила, что все документы по взаимоотношениям с ООО «НЕФТЕТРАНС» и АО «ЮГК» подписывала сама лично, назвала всех основных поставщиков и покупателей нефтепродуктов.

     Также свое участие в деятельности ООО «ЭГИДА», ООО ТК «БАРРЕЛЬ», ООО «НЕФТЕТРАНС» подтвердили Дадонов Игорь Викторович - коммерческий директор спорных контрагентов, Иванова Ирина Геннадьевна- главный бухгалтер спорных контрагентов. В ходе допроса они осветили вопросы, относящиеся к деятельности ООО «ЭГИДА» », ООО ТК «БАРРЕЛЬ», ООО «НЕФТЕТРАНС».

   Из показаний Ивановой Ирины Геннадьевны - главного бухгалтера ООО «Эгида»  следует, что взаимоотношения ООО «Эгида» и АО «ЮГК» реально существовали, доставка дизтоплива в адрес АО «ЮГК» осуществлялась как силами поставщика на арендованных машинах, так и силами самого покупателя. Пояснила, что складские помещения арендовали у ООО «Нефтемаркет-Челябинск».

   Из показаний Ивановой Ирины Геннадьевны - главного бухгалтера ООО ТК «БАРРЕЛЬ» следует, что взаимоотношения ООО ТК «БАРРЕЛЬ» и АО «ЮГК» реально существовали, доставка дизтоплива в адрес АО «ЮГК» осуществлялась как силами поставщика на арендованных машинах, так и силами самого покупателя. Пояснила, что складские помещения арендовали у ООО «Нефтемаркет-Челябинск».

    Из показаний Ивановой Ирины Геннадьевны - главного бухгалтера ООО «НЕФТЕТРАНС» следует, что взаимоотношения ООО «НЕФТЕТРАНС» и АО «ЮГК» реально существовали, доставка дизтоплива в адрес АО «ЮГК» осуществлялась как силами поставщика на арендованных машинах, так и силами самого покупателя. Пояснила, что складские помещения арендовали у ООО «Нефтемаркет-Челябинск».

     Из показаний Чечковского Игоря Анатольевича - водителя ООО «Эгида» - следует, что он был знаком с Гоман И.В. Подтвердил, что реально осуществлял поставку нефтепродуктов на нефтебазу в г.Копейск. Место погрузки - ООО «Нефтемаркет-Челябинск».

     Из показаний Шаева Александра Николаевича - водителя бензовоза ООО «Эгида» следует, что он осуществлял в адрес АО «ЮГК» доставку нефтепродуктов. Пояснил, что максимальное количество совершенных рейсов за рабочую смену - 2. Основными местами доставки груза были нефтебаза в г.Копейске АО «ЮГК» в г.Пласт и карьеры Светлый и Березняки. Также подтвердил, что он знаком с Гоман И.В. 

   Из показаний Шаева Александра Николаевича - водителя бензовоза ООО ТК «БАРРЕЛЬ» следует, что он осуществлял в адрес АО «ЮГК» доставку нефтепродуктов. Пояснил, что максимальное количество совершенных рейсов за рабочую смену - 2. Основными местами доставки груза были нефтебаза в г.Копейске АО «ЮГК» в г.Пласт и карьеры Светлый и Березняки. Также подтвердил, что он знаком с Гоман И.В.      

    Из показаний Шаева Александра Николаевича - водителя бензовоза ООО «НЕФТЕТРАНС» следует, что он осуществлял в адрес АО «ЮГК» доставку нефтепродуктов. Пояснил, что максимальное количество совершенных рейсов за рабочую смену - 2. Основными местами доставки груза были нефтебаза в г.Копейске АО «ЮГК» в г.Пласт и карьеры Светлый и Березняки. Также подтвердил, что он знаком с Гоман И.В. 

    Также были допрошены должностные лица АО «ЮГК» (показания Бергера Р.В., Верещагина И.С., Батт В.А., Ухова В.Ю., Давыдова В.А., Смолева Д.Н.) которые подтвердили взаимоотношения со спорными контрагентами.

    Из показаний свидетеля Верещагина Ивана Сергеевича - инженера ОМТС - в период с января 2012 г. по 31.12.2014 следует, что организации ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» ему знакомы как основные поставщики нефтепродуктов для АО «ЮГК». Также свидетель подтвердил, что доставка дизтоплива осуществлялась как автоцистернами АО «ЮГК», так и автоцистернами АО «ЮГК», так и автоцистернами поставщика. Подписи от имени Верещагина И.С. в представленных товарно-транспортных накладных на обозрение подтвердил.

    Из показаний Батт Валерия Александровича - инженера ОМТС - следует, что ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» ему знакомы как основные поставщики нефтепродуктов для АО «ЮГК». Также свидетель подтвердил, что доставка дизтоплива осуществлялась как автоцистернами АО «ЮГК», так и автоцистернами поставщика. 

   Из показаний Ухова Владимира Юрьевича - начальника снабжения - следует, что ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» ему знакомы как основные поставщики нефтепродуктов для АО «ЮГК» Также свидетель подтвердил, что доставка дизтоплива осуществлялась как автоцистернами АО «ЮГК», так и автоцистернами поставщика.

     Из показаний Поповича Владимира Николаевича - водителя топливозаправщика (бензовоза) - за период с 2011 г. по февраль 2014 г. следует, что ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» ему знакомы как основные поставщики нефтепродуктов для АО «ЮГК».

     Из показаний Давыдова Владислава Андреевича - водителя бензовоза - в период с 01.01.2012 по 31.12.2014, следует, что  ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс» ему знакомы как основные поставщики нефтепродуктов для АО «ЮГК». Свидетель подтвердил, что осуществлял доставку нефтепродуктов с нефтебаз г.Копейска, г.Челябинска и других баз. Доставку осуществлял на карьер Курасан, возможно и другие карьеры.      

     Приведенные свидетельские показания подтверждают взаимоотношения с ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс», перевозку дизельного топлива, как транспортом поставщика, так и транспортом покупателя.     

     Из показаний Шиляева Владимира Сергеевича - начальника нефтебазы в г.Копейске, Титовой Ирины Юрьевны - экономиста ООО «Нефтемаркет-Челябинск» следует, что организации ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО
«Нефтетранс» им знакомы, как организации, через которые осуществлялась отгрузка нефтепродуктов  в адрес АО «ЮГК».

     Довод налогового органа о том, что Титова И.Ю. (экономист ООО «Нефтемаркет-Челябинск») в ходе допроса указала, что в ряде транспортных накладных стоит не её подпись, а штамп ООО «Нефтемаркет-Челябинск» не соответствует тому, который она обычно ставила, судом признается необоснованным.

     Без выяснения обстоятельств выписки товарно-транспортных накладных: кто оформлял ТТН в отсутствии Титовой И.Ю.; сколько вообще штампов имело общество «Нефтемаркет-Челябинск»; без проведения почерковедческой  экспертизы подписей с целью установления подлинности подписи Титовой И.Ю., принятие налоговым органом за аксиому приведенных показаний Титовой И.Ю. (в части её отказа от подписи в транспортных накладных, отказа от штампа общества «Нефтемаркет-Челябинск»), признается судом необоснованным.

      Отсутствие у налогового  органа доверия  к  показаниям Верещагина И.С., со ссылкой на отсутствие у него  соответствующих  должностных обязанностей, не позволяющих быть ему осведомленным, по выясняемым налоговым органом обстоятельствам, признается судом необоснованным, поскольку должностные обязанности Верещагина И.С. напротив позволяют отнести его к лицам,  которым известны обстоятельства приобретения дизельного топлива. Об этом свидетельствуют  подтвержденные материалами дела должностные обязанности Верещагина И.С.: осуществляет работу по обеспечению предприятия всеми необходимыми для его производственной деятельности материальными ресурсами: сырьем, материалами, полуфабрикатами, топливом, комплектующими изделиями, инструментом, запасными частями, одеждой, и др. и их  рациональному использованию; осуществляет  специфицирование  и  согласование с поставщиками технических требований и характеристик на заказываемые материально-технические ресурсы и т.д. Кроме, того перечисленные обязанности не являются исчерпывающими.

    Помимо прочего, Верещагин И.С. относится к числу должностных лиц, с которыми заключен договор о полной материальной ответственности,  и  в  силу этого вправе был осуществлять приемку нефтепродуктов и ставить свои подписи на товарно-транспортных и транспортных накладных.          

     Довод налогового органа  со ссылкой на показания Смолева Д.Н. о  том, что в некоторых транспортных накладных его подпись отсутствует,  либо подпись не соответствует собственноручной подписи свидетеля, признается судом необоснованным, поскольку в показаниях Смолев Д.Н. не отказывался от подписей  в ТТН.

    Оперируя показаниями свидетеля Филиппова Ю.М.  и  визуальным анализом подписей на ТН и ТТН,  налоговый  орган  ссылается на неподписание указанным лицом данных документов, вместе с тем, по убеждению суда, визуальное сравнение подписей не является бесспорным доказательством того, что  данные  подписи  выполнены  разными  физическими лицами.

      Должностное лицо налогового органа, осуществляющее налоговую проверку или  принимающий, по ее итогам решение, не обладает необходимыми знаниями для установления несоответствия подписей на представленных документах. Доказательств того, что налоговый орган назначал почерковедческую экспертизу указанных подписей, материалы дела не содержат.  

     Как следует из оспариваемого решения, при сопоставлении изъятых у налогоплательщика документов и представленных налогоплательщиком на проверку, составленных  налогоплательщиком в отношении транспортных средств НЕФАЗ  6605262 с государственным регистрационным номером м583км174, НЕФАЗ 66061115 с государственным регистрационным номером у647вв174, МЕRСЕDЕS ВЕNZ 954.03  с государственным регистрационным номером №у641ав174, МЕRСЕDЕS ВЕNZ  с государственным регистрационным номером х699аа174, а именно: путевых листов грузовых автомобилей, ТН и ТТН, выписанных на данные автомобили на идентичные даты,  установлены  следующие  несоответствия:

   -количество рейсов согласно ТН и ТТН за один календарный день, выписанных на один автомобиль, больше количества рейсов, указанных в путевом листе данного автомобиля за этот же день;

  -маршрут следования, указанный в ТН и ТТН, не соответствует маршруту следования, указанному в путевом листе автомобиля, за этот же день;

  -пробег автомобиля в путевом листе существенно расходится (в 2-4 раза меньше) с расчетным общим пробегом, указанным в ТН и ТТН за эту же дату;

  -ФИО водителя, указанного в путевом листе грузового автомобиля АО «ЮГК», и в ТН, выписанной на этот же автомобиль, на идентичную дату не совпадают;

 -ТН выписаны на автомобиль, который в данный день не покидал гараж;

 -не все ТТН и ТН содержат подписи должностных лиц АО «ЮГК», осуществляющих приемку дизельного топлива, а также подписи водителей, осуществлявших доставку дизельного топлива;

 -нарушена сквозная нумерация ТН, оформленных на нефтебазе, принадлежащей ООО «Нефтемаркет-Челябинск»;

-форма ТН, оформленных в один день на одной и той же нефтебазе, принадлежащей ООО «Нефтемаркет-Челябинск», отличается;

-заполнение ТН, оформленных в один день на одной и той же нефтебазе, принадлежащей ООО «Нефтемаркет-Челябинск», отличается.

     Выявленные несоответствия объяснены заявителем тем, что как со стороны грузоотправителя, так и со стороны налогоплательщика в оформлении документов были допущены ошибки. 

     Налогоплательщик пояснил, что согласно приказа управляющего директора была проведена проверка путевых листов, выявлены виновные должностные лица, к ним применены соответствующие меры ответственности, доказательства чего представлены в материалы дела.

    По факту внесения исправлений недочетов в путевых листах и товарно-транспортных накладных за 2012-2014 г.г.  составлена сводная таблица №1 на 14 листах (представлена в материалы дела).    

    В ходе выездной налоговой проверки управляющим директором АО «ЮГК» Бесовым С.Г. был издан Приказ от 11.01.2016 о проведении проверки путевых листов на предмет правильности и своевременности оформления, для этого была создана комиссия в составе председателя комиссии Файсхановой Н.П. и членов комиссии в количестве 4 человек.

По результатам проверки путевых листов был составлен акт от 10.02.2016 за подписью председателя и членов комиссии. Актом были зафиксированы выявленные нарушения в заполнении путевых листов, и выявлены сотрудники, ответственные за правильность и достоверность заполнения путевых листов.

    По результатам проверки 11.02.2016 Управляющим директором АО «ЮГК» Бесова С.Г. был издан приказ о дисциплинарном взыскании в виде выговора и применении к виновным лицам за февраль 2016 г. понижающего КТУ в размере 0,8 (копия приказа представлена в материалы дела).        

   Согласно Приказа комиссия уполномочена проверить путевые листы, результаты проверки оформить актом с указанием причин и виновных лиц (копия приказа представлена в материалы дела).

Довод ответчика о том, что исправленные документы не могут быть представлены непосредственно в суд, минуя налоговый орган, проводящий проверку, судом признается необоснованным, поскольку согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного суда Российской Федерации от 12 июля 2006 года №267-О, налогоплательщик в рамках судопроизводства в арбитражном суде, во всяком случае, не может быть лишен права представлять документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета, а суд обязан исследовать соответствующие документы.

     Таким образом, непредставление доказательств в ходе налоговой проверки не исключает возможности их представления в суд для оценки в совокупности с другими доказательствами по правилам статей 66 - 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

     В этой связи, принятие исправленных транспортных накладных, путевых листов при оценке законности решения налогового органа в настоящем деле соответствует положениям статей 66 - 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и не противоречит правовой позиции, изложенной в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2006 года №267-О, от 24 марта 2015 года №614-О.

    Наряду с указанным, суд не может признать объективно верным способ выявления налоговым органом действительной величины завышенного количества и стоимости дизельного топлива.

    Так, судом установлено, что налоговый орган определил относимость конкретного путевого листа к конкретной транспортной накладной  исключительно по дате составления этих документов.   

    В соответствии с Постановлением Госкомстата России от 28.11.1997 №78 составление путевого листа носит обязательный характер для автотранспортных организаций, однако налогоплательщик такой организацией не является.

    Путевой лист не выполняет те учетные задачи (учет количества и стоимости приобретенного товара), которые в рассматриваемом споре на него возложил налоговый орган.

    В состав сведений, подлежащих заполнению в путевом листе, не входят количество и стоимость приобретенного товара.     

    В этой связи, сопричастность конкретного путевого листа к конкретной транспортной накладной, в рассматриваемом споре, не является безусловной, поскольку вывод  налогового органа о завышении объемов приобретенного дизельного топлива основан исключительно на фрагментарном, поверхностном, выборочном изучении путевых листов и транспортных накладных заявителя, без результатов совокупной оценки счетов-фактур, товарных накладных, товарно-транспортных накладных, договоров, платежных поручений, внутренних приказов, материальных отчетов, без выяснения действительных  потребностей  налогоплательщика (налоговым органом в ходе проверки не анализировался объем дизельного топлива, использованный в производственном  процессе;  налоговым органом  не  определен  необходимый  объем дизельного  топлива  для  бесперебойной  работы  АО «ЮГК»).

    В опровержение позиции налогового органа о завышении стоимости дизельного топлива налогоплательщиком были представлены материальные отчеты за 2012,2013,2014г.г., которые подтверждают дальнейшее использование в производстве приобретенного дизельного топлива.

     Налоговый орган не проанализировал объемы закупленного и израсходованного дизельного топлива, не составил товарного баланса.

     Таким образом, оперирование данными путевых листов и транспортных накладных произведено налоговым органом в отрыве от иных доказательств, подтверждающих стоимость и количество приобретенного дизельного топлива.

     Определение налоговым органом временных возможностей транспортных средств, на которых доставлялось дизельное топливо, произведено без анализа норм времени выгрузки, сверхнормативного простоя транспорта под разгрузкой, что делает выводы налогового органа о завышении стоимости и количества приобретенного дизельного топлива не соответствующими принципу проверяемости.

     В то же время, расхождений по периодам поставки, объему поставки и прочим идентификационным признакам, представленные налогоплательщиком товарные накладные с имеющимися у заявителя счетами-фактурами не имеют.

    Представленные налогоплательщиком на проверку товарные накладные унифицированной формы ТОРГ-12 соответствуют предъявляемым к ним вышеназванным требованиям, содержат сведения о грузоотправителе, грузополучателе, наименовании товара, его количестве и цене, поставщике, плательщике, а также должности лиц, отпустивших и принявших товар и их подписи.

     Для проверки налогоплательщик представил все первичные документы, подтверждающие приобретение дизтоплива (счета-фактуры, ТОРГ-12), принятие его к учету (бухгалтерские регистры, материальные отчеты).

    Товар был учтен в бухгалтерском и налоговом учете и в последующем использовался АО «ЮГК» в производственном процессе.

    Претензий по ведению бухгалтерского учета налогоплательщику в ходе проведения выездной налоговой проверки, а также в последующем налоговым органом не предъявлялось.

   По условиям договоров поставки дизтоплива следует, что дизельное топливо доставляется до покупателя либо поставщиком, либо вывозится самостоятельно покупателем.

   В рассматриваемых случаях дизельное топливо вывозилось самостоятельно транспортом и работниками АО «ЮГК».

   В случае, когда покупатель собственным транспортом вывозит товар со склада грузоотправителя, услуги по перевозке не оказываются и транспортная накладная не составляется.

    Законодательством не установлена обязанность доставку груза от поставщиков личным транспортом оформлять транспортными накладными.

Данная позиция подтверждается правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 09.12.2010 №8835/10.

     В рассматриваемой ситуации налогоплательщик оформлял транспортные накладные для внутреннего контроля за доставкой топлива, тогда как для налогового и бухгалтерского учета оформлялся пакет документов, установленный законодательством, а именно, счета-фактуры, товарные накладные.

    Конкретно по факту заполнения товарных накладных формы ТОРГ-12 и счетов-фактур налоговый орган не выдвинул каких-либо претензий, эти документы содержат сведения, позволяющие установить факт поставки товара (дизельного топлива), его цену, его количество и стоимость.

    При этом,  надлежащий  сравнительный анализ представленных документов в материалах дела отсутствует.

     Инспекция, располагая в ходе проверки всеми необходимыми  сведениями, имела возможность запросить информацию об отгрузках дизельного топлива у ООО «ЭГИДА», ООО ТК «БАРРЕЛЬ», ООО «НЕФТЕТРАНС», учитывая, что они не относились к категории номинальных организаций.

     Получение приобретенного дизельного топлива осуществлялось через материально-ответственных лиц,  последние  не  опровергли  указанный  факт.

     Более того, в путевых листах, представленных на проверку и подтверждающих доставку дизтоплива, были указаны следующие водители:

-Попович В.Н. - имеет допуск к перевозке опасных грузов, в ходе допроса подтвердил перевозку нефтепродуктов от спорных контрагентов в адрес АО «ЮГК».

-Тарунин СВ. - имеет допуск к перевозке опасных грузов, в ходе допроса подтвердил перевозку нефтепродуктов от спорных контрагентов в адрес АО «ЮГК».

-Ковалев Ю.А. - имеет допуск к перевозке опасных грузов, в ходе допроса подтвердил перевозку нефтепродуктов от спорных контрагентов в адрес АО «ЮГК».

-Давыдов В.А. - имеет допуск к перевозке опасных грузов, в ходе допроса подтвердил перевозку нефтепродуктов от спорных контрагентов в адрес АО «ЮГК».

-Лебедев Е.С - имеет допуск к перевозке опасных грузов, в ходе допроса подтвердил перевозку нефтепродуктов от спорных контрагентов в адрес АО «ЮГК».

-Смолев Д.Н. - имеет допуск к перевозке опасных грузов, в ходе допроса подтвердил перевозку нефтепродуктов от спорных контрагентов в адрес АО «ЮГК».

-Волгин С.А. - имеет допуск к перевозке опасных грузов.

-Пивоваров С.А. - имеет допуск к перевозке опасных грузов, в ходе допроса подтвердил перевозку нефтепродуктов от спорных контрагентов в адрес АО «ЮГК».

    Ссылка налогового органа на результаты технической экспертизы признается судом необоснованной.

    Как следует из оспариваемого решения, в рамках дополнительных мероприятий налогового контроля была проведена техническая экспертиза на основании постановления №17 от 10.08.2016 года «О назначении технической экспертизы».

    На экспертизу представлены подлинники транспортных накладных: №985 от 27.12.2012, №584 от 31.07.2012, №364/2 от 02.09.2013, № 24781 от 06.11.2013, №346 от 09.04.2014, №91/5 от 20.03.2014 и транспортные накладные №997 от 30.11.2012, № 696 от 31.07.2012, №0517от 13.09.2013, № 0598 от 24.10.2013, №325 от 20.06.2014, № 0145 от 24.03.2014, которые содержат печати и штампы, при этом содержание которых подтверждено свидетелями (должностными лицами ООО «Нефтемаркет-Челябинск» - Титовой И.Ю., Шиляевым B.C.).

    Перед экспертом были поставлены вопросы:

    Не прямоугольными ли оттисками штампов «ООО «Нефтемаркет-Челябинск» и «ОХРАНА ООО «Нефтемаркет-Челябинск», содержащимися в транспортных накладных, указанных в пункте 4 постановления о назначении экспертизы, нанесены оттиски прямоугольных штампов «ООО «Нефтемаркет-Челябинск» и «ОХРАНА ООО «Нефтемаркет-Челябинск», содержащимися в документах, представленных для сравнения в пунктах 1,2,3 постановления о назначении экспертизы.

  Выводы экспертизы состояли в следующем:

1.Оттиски штампа «ООО «Нефтемаркет-Челябинск» в транспортных накладных № 985 от 27.12.2012 г., № 584 от 31.07.2012 г., № 364/2 от 02.09.2013 г., № 24781 от 06.11.2013 г., № 346 от 09.04.2014 г., № 91/5 от 20.03.2014 г. нанесены не штампом «ООО «Нефтемаркет-Челябинск», образцы оттисков которого представлены на исследование.

2.Оттиски штампа «ОХРАНА ООО «Нефтемаркет-Челябинск» в транспортных накладных № 985 от 27.12.2012 г., № 584 от 31.07.2012 г., № 364/2 от 02.09.2013 г., № 24781 от 06.11.2013 г., № 346 от 09.04.2014 г., № 91/5 от 20.03.2014 г. нанесены не штампом «ОХРАНА ООО «Нефтемаркет-Челябинск», образцы оттисков которого представлены на исследование.

    Однако, по убеждению суда, результаты технической экспертизы оттисков штампов «ООО «Нефтемаркет-Челябинск» и «ОХРАНА ООО «Нефтемаркет-Челябинск» на спорных  транспортных накладных не исключают нанесение оттиска штампа другим структурным подразделением организации.

    Из показаний Титовой И.Ю. и Шиляева B.C. также невозможно однозначно сделать вывод о том, что ООО «Нефтетранс-Челябинск» и «ОХРАНА ООО «Нефтемаркет-Челябинск» имели всего по одному рабочему штампу.  

    Суд отмечает, что в ходе допроса директора ООО «Нефтетранс-Челябинск» Ванякина Н.А. налоговым органом не выяснялся вопрос о количестве штампов и печатей, используемых в документообороте ООО «Нефтетранс-Челябинск».

    Довод налоговогооргана о том, что он был лишен возможности определить заводы - производители поставленных нефтепродуктов и провести мероприятия налогового контроля с целью исследования количества поставленного дизельного топлива», признается судом необоснованным, поскольку неполнота проверочных мероприятий не может быть истолкована против налогоплательщика.

    Позиция инспекции о необходимости исключения факта поставки топлива исключительно по причине того, что в товарно-транспортных накладных указаны водители и автомобили ООО «Эгида», ООО ТК «Баррель», ООО «Нефтетранс», а расходы данными организациями заказчику не перевыставлены носит бездоказательный характер, поскольку указанное неперевыставление расходов может лишь свидетельствовать о наличии  задолженности по транспортным расходам, но не опровергает стоимость и количество приобретенного заявителем дизельного топлива.

    При разрешении данного спора суд принимает во внимание сложившиеся за последнее время правовые подходы судов при разрешении дел со схожими обстоятельствами.

    В пункте 31 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №1 (2017)» от 16.02.2017, в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 №305-КГ16-10399 (по делу № А40-71125/2015), отмечено, что противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность товародвижения от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, равно как и факты неисполнения соответствующими участниками сделок (поставщиками первого, второго и более дальних звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров.

     Претензии налогового органа к рассматриваемому в настоящем деле товародвижению (дизельного топлива), которые по выводам суда носят необъективный характер, опровергаются также фактом поступления товара (дизельного топлива) налогоплательщику на основании иной (не только путевые листы и транспортные накладные) достаточной совокупности доказательств (счетами-фактурами, товарными накладными, материальными отчетами, документами о внутреннем движении ТМЦ), и его использованием в производственной деятельности заявителя, с учетом подтвержденных хозяйственных  потребностей  заявителя.

      В ходе рассмотрения дела инспекцией подано заявление о фальсификации  путевых листов  на автомобиль КРАЗ-255 государственный номер у664вв 174, представленный в качестве приложения к возражениям на акт проверки от 27.06.2015 № 19. По требованию налогового органа  общество исключило указанное доказательство из доказательственной базы по делу. В связи с чем, вышеуказанное заявление было отклонено судом.

     Кроме того, иными имеющимися в деле доказательствами подтверждается необоснованность выводов налогового органа  о  завышении  стоимости приобретенного дизельного топлива.

     Таким образом, вывод налогового органа о неправомерном применении налоговых вычетов по НДС за 1-4 кварталы 2012 года, 1-4 кварталы 2013 года, 1-4 кварталы 2014 года в общей сумме 65 119 734 руб. и уменьшении налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2012 - 2013 годы в результате включения в состав расходов затрат по поставке дизельного топлива в сумме  386 069 073,46 руб., а также завышении убытков за 2014 год в сумме 160 985 956,60 руб. по финансово-хозяйственным операциям с ООО «Эгида»,  ООО ТК «Баррель» и ООО «Нефтетранс», признается судом неправомерным.

 Как следует из оспариваемого решения, в ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлена совокупность фактов, свидетельствующих об отсутствии реальности сделок по оказанным услугам и выполненным работам от имени организации Юголд Лимитед (далее - UGOLD LIMITED) (Кипр), о недостоверности и противоречивости сведений, содержащихся в представленных  АО «ЮГК»  документах  по сделкам с  UGOLD LIMITED.

    Данное нарушение, по мнению налогового органа, привело к завышению расходов по налогу на прибыль организаций в сумме 403 418 739,06 руб. и неполной уплате налога на прибыль организаций за 2013 год в сумме 80 683 747,81 руб.

   В подтверждение указанного вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды инспекция ссылается на следующие обстоятельства.

    Из материалов выездной налоговой проверки установлено, что  ОАО «ЮГК» (далее - Заказчик) с организацией UGOLD LIMITED (далее - Исполнитель) заключило договоры на оказание услуг от 12.12.2012  №36-ГД, от 12.12.2012 №38-ГД.

    Пунктом 1.1 договора от 12.12.2012 №36-ГД установлено, что предметом договора является оказание услуг:

   -по сбору информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота;

   -по оформлению геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота.

    Исполнитель оформляет геологическую документацию на завершение отработки   Западно-Курасанского месторождения золота на русском языке в одном экземпляре (пункт 1.2 вышеуказанного договора).

   Согласно пункту 1.3 указанного договора сроки исполнения услуг: с момента заключения договора до 28.02.2013.

   Пунктом 2.1.5 данного договора определено, что Исполнитель обязан по мере выполнения работ, оказания услуг представлять Заказчику акт об оказании услуг по данном договору, содержащий указание на виды, объем и цену оказанных услуг.

    Общая стоимость услуг составляет 11 705 600 долл. США, в том числе НДС -         1 785 600 долл. США (пункт 4.1 договора от 12.12.2012 №36-ГД).

   В соответствии с пунктом 4.2 указанного договора стоимость услуг оплачивается Заказчиком не позднее 15.03.2013 после подписания сторонами акта сдачи-приемки оказанных услуг.

   Договор на оказание услуг от 12.12.2012 №36-ГД со стороны UGOLD LIMITED подписан от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Бергером Романом Викторовичем на основании генеральной доверенности от 10.12.2012 № 1.

  Кроме того, к договору на оказание услуг от 12.12.2012 №36-ГД АО «ЮГК» представлены дополнительные соглашения:

  -от 12.03.2013, согласно которому в пункт 4.2 данного договора внесены изменения в следующей редакции: «Стоимость услуг, установленная п. 4.1 данного договора, оплачивается Заказчиком не позднее 01.06.2013 после подписания сторонами акта сдачи-приемки оказанных услуг»;

 -от 13.11.2013, согласно которому пункт 3.4 указанного договора дополняется следующим содержанием: «Оплата по настоящему договору может быть произведена в валюте Российской Федерации, долларах США или ЕВРО на усмотрение Заказчика, а также третьими лицами за Заказчика без согласования с Исполнителем».

    В рамках данного договора, как следует из акта №008 сдачи приемки оказанных услуг от 21.01.2013, UGOLD LIMITED сдало, а ОАО «ЮГК» приняло по договору от 12.12.2012 №36-ГД следующие услуги:

 -сбор информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота;

 -оформление геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота.

   Стоимость услуг  согласно  данному акту  составила  11 705 600 долл. США, в том числе НДС - 1 785 600 долл. США. Данный акт подписан со стороны UGOLD LIMITED от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому,  со стороны  ОАО «ЮГК»  подписан  и.о. управляющего директора Бергером Романом Викторовичем на основании генеральной доверенности  от 10.12.2012 № 1.

   Следует отметить, что акт от 21.01.2013 №008 иной информации не содержит.   

   Так, в частности, не поименовано место составления акта, следовательно, невозможно определить, где и каким способом переданы результаты выполненных работ,  оказанных услуг.

   Кроме того, со слов лица,  подписавшего акт, Бергера Р.В. (протокол допроса от 02.02.2016 № 55) лично работы и услуги в 2012-2014 годах он не принимал, с представителями Исполнителя не знаком. Иные ответственные лица по договору налогоплательщиком не поименованы.

   Согласно пункту 2.1.5 вышеуказанного  договора Исполнитель обязан по мере выполнения работ, оказания услуг представлять Заказчику акт об оказании услуг по данном договору, содержащий указание на виды, объем и цену оказанных услуг.

   Из материалов проверки  следует,  что представленный налогоплательщиком к выездной налоговой проверке акт от 21.01.2013 №008  в  нарушение  пункта 2 статьи 9 Закона от 06.12.2011 №402-ФЗ не содержит указания на период, в течение которого услуги оказывались; не описаны конкретные действия Исполнителя, их характер, объем;  отсутствует  информация  об  оформлении результатов (письменно, устно и т.д.).

  Таким образом, акт не содержит каких-либо сведений, характеризующих совершенные хозяйственные операции, кроме того, в акте отсутствуют виды и способы предоставления услуг и выполнения работ, а также сведения о фактическом объеме и о порядке выполнения работ и оказания услуг.  

  Отсутствие необходимой информации указывает на формальное составление акта, который не принят налоговым органом в качестве документа, подтверждающего реальное исполнение договора.

   В качестве результата оказания услуг налогоплательщиком представлен отчет «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота», который выполнен на 312 листах, скрепленных пластиковой пружиной.

   На титульном листе в верхней части листа заглавными буквами напечатано название исполнителя работы «UGOLD LIMITED», посередине листа расположено название работы «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота».

  В нижней части листа стоят подписи, выполненные от имени директоров Натали Гурегян и Стелла Иакову Крисостому чернилами синего цвета. Подписи скреплены оттиском печати синего цвета, по кромке печати указано «UGOLD LIMITED». На внутренней части оттиска указано: Republic of Cyprus, 2007. На последнем листе отчета отсутствуют какие-либо печати и подписи.

     Оплата услуг по договору от 12.12.2012 №36-ГД, заключенному с UGOLD LIMITED,    АО «ЮГК» производилась следующим образом:

- 20.06.2013 на сумму 158 592 993,75 руб. (4 937 500 долл. США), банковский ордер №1907337, заявление на перевод валюты от 20.06.2013;

- 13.11.2013 на сумму 163 463 867,00 руб. (4 982 500,00 долл. США), платежное поручение №541 от 13.11.2013.

    Согласно условию дополнительного соглашения от 12.03.2013 стоимость услуг по договору от 12.12.2012 № 36-ГД должна быть оплачена Заказчиком не позднее 01.06.2013.

   Однако, АО «ЮГК»  в июне 2013 года оплачивает меньше половины стоимости оказанных услуг.

    При этом согласно представленной налогоплательщиком информации UGOLD LIMITED не предъявляло налогоплательщику требований об уплате неустоек, тогда как пунктом 6.2 договора от 12.12.2012 №36-ГД предусмотрено, что в случае нарушения АО «ЮГК» срока оплаты цены договора и (или) возмещения, понесенных UGOLD LIMITED расходов, исполнитель вправе предъявить требование об уплате неустойки в размере банковской ставки рефинансирования Центрального банка России от общей суммы договора, за каждый день просрочки.

    Таким образом, оплата по договору от 12.12.2012 №36-ГД осуществлена спустя 4 месяца после срока оплаты, установленного договором, без уплаты неустойки.

    Кроме того, ОАО «ЮГК» (далее - Заказчик) с организацией UGOLD LIMITED (далее - Подрядчик) заключило договор на оказание услуг от 12.12.2012 №38-ГД.

   Пунктом 1.1 договора от 12.12.2012 №38-ГД установлено, что предметом договора является выполнение в соответствии с условиями данного договора и техническим заданием работы по объекту: «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения». Информация по результатам работы по объекту предоставляется Подрядчиком Заказчику на электронном носителе информации.

   Согласно пункту 2.1 договора работы по данному договору выполняются в соответствии с техническим заданием.

   Стоимость работ по указанному выше договору определяется в сумме равной        2 926 400 (два миллиона девятьсот двадцать шесть тысяч четыреста) долларов США, в том числе НДС - 446 400 (четыреста сорок шесть тысяч четыреста) долларов США (пункт  3.1 договора от 12.12.2012 №38-ГД).

   Пунктом 3.2 данного договора определено, что расчет по договору производится Заказчиком до 30.06.2013, исполнение обязанности Заказчика по оплате Подрядчику стоимости выполненных работ производится при условии соответствия выполненных работ техническому заданию, передачи Подрядчиком геологической информации на электронном носителе и после подписания сторонами акта сдачи-приемки выполненных работ.

   Договор от 12.12.2012 №38-ГД со стороны UGOLD LIMITED подписан от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Бергером Романом Викторовичем на основании генеральной доверенности  от 10.12.2012 № 1.

   К договору от 12.12.2012 №38-ГД на оказание услуг АО «ЮГК» представлено приложение № 1 - «Техническое задание на выполнение работ по объекту». Кроме того, к данному договору Обществом представлены дополнительные соглашения:

-от 24.05.2013, из которого следует, что UGOLD LIMITED изменяет свои банковские реквизиты;

-от 13.11.2013, согласно которому дополняется пункт 3.4 следующего содержания: «Оплата по настоящему договору может быть произведена в валюте Российской Федерации, долларах США или ЕВРО на усмотрение Заказчика, а также третьими лицами за Заказчика без согласования с Исполнителем».

    В рамках данного договора на основании акта от 13.05.2013 №012  сдачи-приемки работ UGOLD LIMITED сдает, а АО «ЮГК» принимает следующие работы: создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения.

  Стоимость услуг, согласно данному акту, составляет 2 926 400 долл. США, в том числе НДС - 446 400 долл. США.

   Данный акт подписан со стороны UGOLD LIMITED от имени директоров              Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО «ЮГК» подписан                     и.о. управляющего директора Лукьяновым Юрием Александровичем на основании доверенности  от 25.01.2013 № 2.

   Следует отметить, что в данном акте не поименовано место составления документа, следовательно, невозможно определить, где и каким способом были переданы результаты выполненных работ, оказанных услуг. Кроме того, в  вышеуказанном акте отсутствует информация о периоде, в течение которого услуги оказывались; не описаны конкретные действия исполнителя, их характер, объем; отсутствует информация об оформлении результатов (письменно, устно и т.д.). Следовательно, акт не содержит каких-либо сведений, характеризующих совершенные хозяйственные операции, отсутствуют виды и способы предоставления услуг и выполнения работ, отсутствуют сведения о фактическом объеме и о порядке выполнения работ и оказания услуг.

   Таким образом, отсутствие необходимой информации указывает на формальное составление акта, который не принят налоговым органом в качестве документа, подтверждающего реальное исполнение договора.

   В качестве результата оказания услуг налогоплательщиком представлен отчет «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения», который выполнен на 411 листах. Электронные носители информации, предусмотренные предметом договора, налогоплательщиком не представлены, при этом по требованию от 31.05.2016 № 29    АО «ЮГК» представлены пояснения, из которых следует, что отчет был передан как на бумажном, так и на электронном носителе. При этом, письменная переписка как предусмотрено в пункте 2.4. вышеуказанного договора, а также о согласовании иного способа представления информации, нежели определенной договором (п.1), также налогоплательщиком не представлена.   Отсутствует информация о лицах, фактически выполнявших работы.

    Услуги по договору от 12.12.2012 №38-ГД, заключенному с UGOLD LIMITED, АО «ЮГК» оплачивает на сумму 81 362 848 руб. (2 480 000 долл. США) платежным поручением от 13.11.2013 № 542.

   Таким образом, оплата по договору от 12.12.2012 № 38-ГД осуществлена АО «ЮГК» спустя 5 месяцев после срока оплаты, установленного договором, без уплаты неустойки.

   Из представленного АО «ЮГК» на проверку «регистра косвенных затрат по производству и реализации продукции» и расшифровки по строке «прочие» данного регистра за 2013 год налоговым органом установлено, что налогоплательщик в налоговом учете затраты на оплату услуг по договору от 12.12.2012 №36-ГД в сумме 299 648 480 руб. и по  договору от 12.12.2012 №38-ГД в сумме 77 085 592 руб. единовременно относит на расходы по налогу на прибыль организаций за 2013 год в строке «расходы на доразведку месторождений».

   Согласно пункту 4 статьи 252 НК РФ налогоплательщик вправе выбирать порядок отнесения затрат по договорам на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы, связанные с освоением природных ресурсов.

   В соответствии со статьей 261 НК РФ под расходами на освоение природных ресурсов понимаются расходы налогоплательщика на геологическое изучение недр, разведку полезных ископаемых, проведение работ подготовительного характера.

   Пунктом 3 статьи 325 НК РФ установлено, что текущие расходы на содержание объектов, связанных с освоением природных ресурсов, а также расходы на доразведку месторождения или его участков, находящихся в пределах горного или земельного отвода организации, в полной сумме включаются в состав расходов того отчетного (налогового) периода, в котором они произведены. При этом к расходам на доразведку относятся расходы, связанные с осуществлением работ по доразведке по введенным в эксплуатацию и промышленно освоенным месторождениям.

    Данная позиция также отражена налогоплательщиком в учетной политике на 2013 год.

   В налоговой декларации по налогу на прибыль данные расходы отражены налогоплательщиком в 2013 году в составе расходов, уменьшающих сумму доходов от реализации, в полном объеме.

    Относительно показаний Бергера Р.В. (протокол допроса от 02.02.2016 №55) и  Федосеева В.В. (главный геолог, протокол допроса от 02.02.2016  №54) необходимо отметить следующее.

    Из протоколов допроса указанных лиц установлено, что, со слов Бергера Р.В., за заключение договоров были ответственны те отделы, которым необходимы были ТМЦ или услуги. Следовательно, в данном случае, по геологической документации отделом-инициатором заключения договора являлось геологическое подразделение АО «ЮГК», которое в дальнейшем и являлось пользователем отчетов. При этом, главный геолог Федосеев В.В., т.е. начальник геологической службы АО «ЮГК», в чьи обязанности входит контроль за геологическим обслуживанием горных, добычных и геологоразведочных работ, и непосредственный пользователь отчетов, выполненных от имени UGOLD Limited, не знает, кто и как находил организацию, выполнившую данные отчеты. При этом он так же не знает, кто и как находил иные организации, которые выполняли проекты на отработку месторождений, а также составляли дополнительную документацию, необходимую для отработки месторождения.

   Следует отметить, что в период 2012-2014 годов АО «ЮГК» заключен договор займа с UGOLD Limited на сумму 306 506 тыс. руб. (кредитная линия на 20 000 тыс. долл.), который подписан со стороны АО «ЮГК» Бергером Р.В., при этом свидетелю данный факт неизвестен.

   Организация UGOLD LIMITED является основным акционером АО «ЮГК» с 27.09.2007 (доля в уставном капитале составляет 99,995%), а также является акционером ООО «Управляющая компания ЮГК» ИНН 7451258929 с 07.12.2007 (доля в уставном капитале 5%). UGOLD LIMITED рег№ ΗΕ 207079 зарегистрировано 04.09.2007 по адресу: Республика Кипр, г.Никосия, Кеннеди, 12 Бизнес центр Кеннеди, 2 этаж, 1703. Руководители: Натали Гурегян и Стела Якову Крисостому с 05.09.2012. Количество сотрудников - 2 человека.

  Согласно сведениям программных продуктов компании «BureauvanDijk», в состав   бывшего руководства UGOLD LIMITED (запрос от 10.09.2015 № 11-19/1/16950дсп@, ответ от 06.10.2015№08214дсп), в том числе с 12.09.2011 входили: Бергер Р.В., Федосеев В.В.,  Ивлева Л.В., Струков К.И.

   По сведениям, полученным от Федеральной антимонопольной службы (вх.002341дсп  от 06.02.2015 исх. № 2-1-06/0002дсп от 30.01.2015 UGOLD LIMITED в периоде 2013-2014 годов не осуществляло финансово-хозяйственную деятельность, о чем свидетельствует отсутствие отчетности.

  В качестве подтверждения осуществления UGOLD LIMITED финансовой деятельности в 2012 году налогоплательщиком с возражениями представлен Отчет и документы финансовой отчетности за год, закончившийся 31.12.2012, компании UGOLD LIMITED. Данный документ составлен на 32 листах на русском языке, каждый лист заверен подписью представителя по доверенности Субботиной Н.В. Экземпляр отчетности UGOLD LIMITED на иностранном языке ни в копии, ни в подлиннике налогоплательщиком не представлен.

  Из анализа представленной АО «ЮГК» отчетности UGOLD LIMITED за 2012 год установлено следующее.

  Согласно пункту 2 учетная политика Продажи услуг признаются в каждый отчетный период, в который оказаны эти услуги, по факту завершения конкретной сделки.

   Пунктом 5 Доход Примечаний к документам финансовой отчетности за 2012 год в строке оказание услуг указана сумма 12 400 000 долл. США, т.е. по сумме, совпадающей со стоимостью услуг по договорам от 12.12.2012 №№ 36-ГД  и 38-ГД, которые оказаны в  2013 году.

   Таким образом, фактический учет услуг, представленный в отчетности UGOLD LIMITED, не соответствует учетной политике данной компании и не мог быть учтен в финансовом отчете 2012 года по актам сдачи-приемки работ, датированных 2013 годом.

    Согласно пункту 20 сделки, в совершении которых имеется заинтересованность Примечаний к документам финансовой отчетности за 2012 год: по состоянию на 31.12.2012, владельцем акционерного капитала Компании было физическое лицо, не являющееся резидентом Республики Кипр, доля которого в акционерном капитале составляла 99,999%.  12.07.2013 акции Компании переданы «Ugold Plc» - компании, зарегистрированной на Нормандских островах, доля которой в акционерном капитале составила 100 %.  

  Согласно п.20.1 дебиторская задолженность связанных компаний «примечаний к документам финансовой» отчетности за 2012 год по строке ОАО «Южуралзолото группа компаний» указана сумма 12 400 000 долл. США, которая возникла в результате услуг, оказанных в отношении геологической документации по горнодобывающим работам на Западно-Курасанском месторождении золота, на сумму 9 920 000 долл. США (без НДС), а также работ, связанных с геологической информацией по Кочкарскому месторождению золота, на сумму 2 480 000 долл. США (без НДС). Ожидается, что эти суммы будут выплачены к 28.02.2013 и к 30.06.2013 соответственно. Примечания к документам финансовой отчетности за 2012 год входят в состав отчетности UGOLD LIMITED за 2012 год, датированной 18.10.2013, представленной АО «ЮГК» в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля.

   Согласно условиям договора от 12.12.2012 №36-ГД окончательный расчет должен быть осуществлен до 15.03.2013. В связи с тем, что к данному договору было подписано дополнительное соглашение от 12.03.2013, срок окончательного расчета по договору был перенесен на 01.06.2013.

  Согласно условиям договора от 12.12.2012 №38-ГД окончательный расчет - до 30.06.2013.

  Согласно п. 20.3 «кредиторская задолженность перед связанными сторонами» примечаний к документам финансовой отчетности за 2012 год по строке Berasheer Assets Ltd указана сумма 18 445 000 долл. США, которая возникла в результате услуг, оказанных в отношении геологической документации по Кочкарскому и Светлинскому месторождениям золота, на сумму 6 155 000 долл. США, услуг, оказанных по геологической документации по Западно-Куросанскому месторождению золота, на сумму 9 850 000 долл. США, и услуг, оказанных по работам, связанным с геологической информацией по Кочкарскому месторождению золота, на сумму 2 440 000 долл. США. При этом, согласно сведениям сети Интернет, Berasheer Assets Ltd не имеет собственного сайта, зарегистрировано в Республике Панама, а также акционером данной компании является Ugold Foundation.

  Исходя из того, что в соответствии с Законом об исчислении и уплате налогов №4 от 1978 года декларации по налогу на прибыль с истинными и правильными сведениями и информацией о доходах компании за завершенный год должны быть представлены в уполномоченные органы Кипра до 31 декабря следующего года или через службу TAXISnet, декларации, поданные через TAXISnet, имеют 3 месяца продления этого срока, то срок представления деклараций за 2012 год - до 31.03.2014, за 2013 год - 31.03.2015, за 2014 год - 31.03.2016.

   Согласно ответу UGOLD LIMITED по запросу налогоплательщика от 22.06.2016 отчетность UGOLD LIMITED за 2013 - 2014 годы еще не сдавалась, тогда как по законодательству соответствующие сроки были 31.03.2015 и 31.03.2016.

    Помимо прочего, налоговая отчетность за 2012 год, представленная АО «ЮГК» с возражениями, не заверена Компетентными органами Республики Кипр.

   С целью установления фактического исполнителя работ (услуг) по договору от 12.12.2012 №36-ГД налоговым органом проведен анализ имеющихся в инспекции документов, ранее представленных АО «ЮГК», а именно, налогоплательщиком письмом от 24.03.2015 №73 представлен «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», который датирован 2006 годом, выполнен Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания», заказчик - ЗАО «Южуралзолото», г.Копейск (далее -  «Рабочий проект, 2006г.»).

   Таким образом, проведено сопоставление имеющегося в инспекции отчета «Рабочий проект, 2006г.» и представленного в ходе выездной налоговой проверки Отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота»  от 2013 года. 

   Также в ходе проверки в целях подтверждения того, является ли документация, представленная налогоплательщиком, достоверной и связанной с производственной необходимостью налоговым органом привлечен специалист Думчев А.И., начальник геолого-экономического отдела ООО ГК «Геокомплекс», являющийся высокопрофессиональным специалистом в области геологии месторождений твердых полезных ископаемых.

   Согласно письменному мнению (пояснению) специалиста от 31.05.2016, а также протоколу допроса Думчева А.И. от 31.05.2016 №375 установлено, что текстовая часть отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота», выполненная в рамках договора от 12.12.2012 №36-ГД, полностью идентична тексту, содержащемуся в отчете «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», выполненному в 2006 году и прошедшем экспертизу и государственную регистрацию.

  Следовательно, деловой цели (необходимости в получении уже имеющейся информации с 2006 года) у АО «ЮГК» при заключении договора от 12.12.2012 №36-ГД с взаимозависимой иностранной организацией UGOLD LIMITED не имелось.

  В ходе проведения выездной налоговой проверки налогоплательщик представил в инспекцию протокол от 10.07.2013 №115 производственного совещания АО «ЮГК», согласно которому был рассмотрен отчет компании UGOLD LIMITED по сбору информации и оформлению геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота.

    Согласно указанному протоколу на собрании от АО «ЮГК» присутствовали: и.о. управляющего директора - Лукьянов Ю.А.; главный инженер - Лобанов Е.А.; главный маркшейдер - Медведев Б.В.; главный экономист - Мансурова Ф.Д.; главный геолог - Федосеев В.В.; начальник ПТО - Казилов П.В.

   С целью подтверждения проведения производственного совещания и рассмотрения на нем результатов работ и услуг, выполненных UGOLD LIMITED и составления по его результатам протокола, в порядке статьи 90 НК РФ инспекцией проведены допросы в качестве свидетелей указанных выше лиц, по результатам проведенных допросов инспекцией установлено, что ни один из участников комиссии по рассмотрению материалов отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» не подтвердил принятие в работу данного отчета путем рабочего совещания и составления по его итогам протокола.

   При этом следует отметить, что отчет «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» «передан» по акту приема-передачи в январе 2013 года, а его рассмотрение протоколируют только июлем 2013 года.

   Согласно протоколу от 26.12.2014 № 40 заседания территориальной комиссии по запасам Департамента по недропользованию по Уральскому федеральному округу (далее - протокол ТКЗ), представленному Территориальным фондом геологической информации по Уральскому федеральному округу (запрос от 27.11.2015 № 1-11/1/23112, ответ от 07.12.2015  №23646), по состоянию на 01.01.2012 утверждены балансовые и забалансовые запасы рудного золота и  серебра месторождения Западный Курасан.

   Согласно протоколу ТКЗ от 26.12.2014 №40 переоценка запасов месторождения Западный Курасан производилась на основании:

  1) материалов «Отчета по перерасчету запасов месторождения рудного золота Западный Курасан на основании разработанных постоянных разведочных кондиций по состоянию на 01.01.2012», ответственный исполнитель Думчев А.И., ООО Геологическая компания «Геокомплекс»;

  2) заключения экспертной комиссии Уральского филиала ФБУ «ГКЗ» (г.Екатеринбург) №675-зак. о результатах проведения государственной экспертизы материалов отчета;

  3) заключения внештатных экспертов Уральского филиала ФБУ «ГКЗ» (г.Екатеринбург) Яковлевой Е.И., Баль В.И.;

  4) протокола от 21.05.2013№ 429 заседания Территориальной комиссии по запасам полезных ископаемых по Челябинской области.

  Работы по разработке и технико-экономическому обоснованию постоянных разведочных кондиций для подсчета запасов месторождения рудного золота Западный Курасан, а также сам подсчет данных запасов и сопровождение данных работ при проведении государственной экспертизы, были выполнены ООО ГК «Геокомплекс» за 1,5 млн. руб.

  Таким образом, переоценка запасов фактически произведена иными организациями без учета результатов, «полученных» от иностранной организации UGOLD LIMITED.

  По договору от 12.12.2012 №38-ГД согласно акту от 13.05.2013 №012 АО «ЮГК» приняло отчет «Создание баз данных о геологической информации и моделирование  Кочкарского месторождения».

   В ходе выездной налоговой проверки инспекцией также установлено, что АО «ЮГК» (Заказчик) с Представительством компании «SRK» заключило договор об оказании консультационных услуг от 23.12.2011 № RU00316. По результатам оказанных услуг компанией «SRK» АО «ЮГК» получило «Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское» (далее - Отчет о моделировании, SRK 2011 года).

  В целях подтверждения того, является ли документация, представленная налогоплательщиком, достоверной и связанной с производственной необходимостью,  был привлечен специалист Думчев А.И., начальник геолого-экономического отдела   ООО ГК «Геокомплекс».

   Анализ сопоставления Отчета «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения», выполненного от имени UGOLD LIMITED в 2013 году и Отчета «О моделировании, месторождение Кочкарское», выполненного SRK в 2011 году, показал, что отчет, выполненный от имени UGOLD LIMITED, идентичен отчету, выполненному SRK, так как текстовая часть Отчета «Создание баз данных о геологической информации и моделировании  «Кочкарского месторождения», выполненная в рамках договора от 12.12.2012 №38-ГД, скомпилирована из информации, содержащейся в Отчете «О моделировании, месторождение Кочкарское» (SRK Consulting (Russia) Ltd., 2011 года), что подтверждается как данными инспекции, так и мнением  специалиста Думчева А.И. от 31.05.2016.

    Данный факт свидетельствует об отсутствии необходимости выполнения повторного отчета спустя год.

   При этом, согласно показаниям Егоровой Л.А. (представитель компании «SRK», протокол допроса от 30.05.2016 №332) база данных по месторождению, содержащаяся в отчете «Создание баз данных о геологической информации и моделировании Кочкарского месторождения», выполненном в 2013 году от имени UGOLD LIMITED, идентична базе данных, которую АО «ЮГК» передало SRK в 2011 году для выполнения «Отчета о моделировании, месторождение Кочкарское». База данных о месторождении составлена силами АО «ЮГК», следовательно, и находилась в распоряжении АО «ЮГК» не позднее  2011 года.

   Согласно протоколу допроса Думчева А.И. от 31.05.2016 №375 текст Отчета «Создание баз данных о геологической информации и моделировании Кочкарского месторождения», выполненного в 2013 году от имени UGOLD LIMITED, лишь формально соответствует Техническому заданию.

    По мнению специалиста Думчева А.И., и согласно показаниям Егоровой Л.А.                по представленному табличному виду модели месторождения в отчете компании UGOLD LIMITED невозможно определить, по какому именно месторождению выполнено моделирование.

   Таким образом, как текстовая часть, так и табличная часть отчета «Создание баз данных о геологической информации и моделировании Кочкарского месторождения», выполненная в рамках договора от 12.12.2012 №38-ГД, не соответствует техническому заданию, представленному к данному договору, и носит формальный характер.

  В ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля проведен допрос Думчева А.И. (протокол допроса от 16.08.2016 № 582), из которого следует, что Думчев А.И., а также предприятие, в котором он работает (ООО ГК «Геокомплекс») не являются непосредственными пользователями программного продукта Micromine. В тоже время, в процессе составления ТЭО кондиций и геологических отчетов с подсчетом запасов автору-предприятию (в т.ч. и свидетелю) неоднократно приходилось сталкиваться и использовать в своей работе базы данных, созданные в программах Microsoft Office Access, Micromine, а также результаты моделирования, выполненного другими авторами.

   База данных по месторождению, используемая при моделировании в различных программах, в своей основе является единой - это буровые и горные выработки, пройденные на месторождении, и результаты опробования на полезное ископаемое, проведенного по данным выработкам.

   В соответствии с п. IV «Методических рекомендаций по составу и правилам оформления представляемых на государственную экспертизу материалов по подсчету запасов металлических и неметаллических полезных ископаемых» (Москва, 2007) база данных первичной геологической информации в обязательном порядке должна включать следующие табличные материалы:

 -таблицу координат устьев скважин;

 -таблицу с данными инклинометрии скважин (данные маркшейдерской съемки горных выработок);

 -таблицу с данными опробования (номер пробы, интервал опробования, содержания полезных компонентов).

   Если данное месторождение находится в стадии отработки запасов, базы данных, созданные по состоянию на различный период времени, могут отличаться друг от друга наличием (отсутствием) пройденных выработок с результатами опробования, в зависимости от фактического контура отработки.

   Также в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля постановлением от 08.08.2016 №15 назначена сравнительная экспертиза документов: отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в рамках договора от 12.12.2012 №36-ГД, и «Рабочего проекта разработки месторождения  «Западный Курасан» открытым способом», который датирован 2006 годом, выполненного Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания».

   В рамках п.6 ст. 95 НК РФ налогоплательщик АО «ЮГК» ознакомлен с постановлением от 08.08.2016 № 15 о назначении сравнительной экспертизы документов. АО «ЮГК» разъяснены права, предусмотренные п.7 ст. 95 НК РФ, что подтверждается подписью Зубриновича А.С. уполномоченного представителя по доверенности от 15.07.2016 на постановлении и на протоколе  от 08.08.2016 №1 об ознакомлении проверяемого лица с постановлением о назначении сравнительной экспертизы.

   В ходе ознакомления с постановлением от 08.08.2016 №15 от представителя АО «ЮГК» поступило ходатайство о постановке дополнительных вопросов перед экспертом и ходатайство об участии при проведении экспертизы.

    В соответствии с п.п. 3 п. 3 ст. 95 НК РФ письмом от 11.08.2016 №16453 АО «ЮГК» представлен перечень дополнительных вопросов, а также копии дополнительных документов:

  1.    Приложение к отчету «Геологическая документация на завершение           Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года, выполненному компанией UGOLD LIMITED.

  2.    Планы горных работ по месторождению Западный Курасан, сделанные на основе 3D геологической модели в оболочке Micromine, сделанной компанией UGOLD LIMITED.

   Следует отметить, что вышеуказанные документы в ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией неоднократно истребованы налоговым органом у налогоплательщика, но не представлены АО «ЮГК» со ссылкой на тот факт, что все документы налогоплательщиком уже представлены.

   Поскольку представленные копии документов не заверены АО «ЮГК», а также  на данных документах отсутствуют подписи и печати представителей компании UGOLD LIMITED, инспекцией направлено налогоплательщику письмо от 12.08.2016 № 11-11/1/16827 с просьбой представить подлинники и заверить представленные обществом 11.08.2016 копии документов. Ответ от налогоплательщика не поступил.

   Рассмотрев ходатайство, полученное от АО «ЮГК» в ходе ознакомления с постановлением от 08.08.2016 №15, инспекцией направлено письмо эксперту от 09.08.2016 №11-11/1/16535 с просьбой назначить дату для участия налогоплательщика в проведении экспертизы. Экспертом Корнилковым М.В. (заведующий кафедрой шахтного строительства ФГБОУ ВО «Уральский государственный горный университет) назначена встреча на 15.08.2016, о чем АО «ЮГК» было уведомлено письмом от 11.08.2016 №11-11/1/16733. При проведении исследовательского этапа экспертизы 15.08.2016 присутствовали представители АО «ЮГК»: Шамгунов Д.З. (по доверенности от 01.04.2016) и Лукьянов Ю.А. (по доверенности от 11.08.2016).

     В связи с тем, что 11.08.2016 от АО «ЮГК» поступили дополнительные вопросы и документы, налоговым органом вынесено постановление от 12.08.2016 №18 о внесении изменений в постановление от 08.08.2016 №15 о назначении сравнительной экспертизы документов.        

    В рамках п.6 ст. 95 НК РФ АО «ЮГК» ознакомлено с постановлением от 12.08.2016 №18, что подтверждается подписью Шамгунова Д.З., представителя по доверенности от 01.04.2016 на протоколе  от 15.08.2016 №3 об ознакомлении проверяемого лица с постановлением о внесении изменений в Постановление о назначении сравнительной экспертизы. Замечания и заявления к протоколу от налогоплательщика  не поступили.

   Налогоплательщик письмом от 17.08.2016 №16933 для представления в распоряжение эксперта для проведения сравнительной экспертизы представил дополнительные документы, а именно:

  - копию приложения №1 к договору от 12.12.2012 № 36-ГД, в котором указана основная цель проведения работ по вышеуказанному договору - создание постоянно действующей 3D модели месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации месторождения;

- пояснения по месторождению Западный Курасан.

   Следует отметить, что вышеуказанные документы в ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией у налогоплательщика неоднократно запрашивались, однако обществом не представлялись со ссылкой на тот факт, что все документы уже представлены.

   Документы, дополнительно представленные налогоплательщиком 17.08.2016, направлены эксперту письмом от 18.08.2016 № 11-11/1/17328. Получен ответ от эксперта от 19.08.2016 №17124 о том, что 15.08.2016 налогоплательщику объявлено о завершении исследовательского этапа сравнительной экспертизы документов. На этапе оформления заключения и формирования выводов представление дополнительных документов не требуется.

   Сравнительная экспертиза документов проведена экспертом Корнилковым М.В., заведующим кафедрой шахтного строительства ФГБОУ ВО «Уральский государственный горный университет», д-ром техн.наук, профессором. Протоколом от 26.08.2016 №5 АО «ЮГК» ознакомлено с заключением эксперта.

   Из заключения эксперта от 19.08.2016 №3/16-н следует, что отчет «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота», выполненный от имени UGOLD Limited, 2013 г, по сравнению с «Рабочим проектом разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», выполненный Цехом Проектно-конструкторского бюро ОАО по добыче угля «Челябинская угольная компания», 2006 г.,  отсутствует какая-либо новая или уникальная информация.

Текстовая часть отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» является полной компиляцией              «Рабочего проекта разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом, выполненного Цехом ПКБ ОАО «ЧУК».

   В представленном Приложении к отчету «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года отсутствуют доказательства, что данные приложения были выполнены компанией UGOLD LIMITED в 2013 г. (отсутствие подписей исполнителей, а также подписи директора компании и печати).

   В ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля постановлением от 08.08.2016 №16 назначена сравнительная экспертиза документов: Отчета «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения», выполненного UGOLD Limited, 2013г. в рамках договора от 12.12.2012 №38-ГД, и Отчета «О моделировании, месторождение Кочкарское», выполненного SRK Consulting (Russia) Ltd, 2011г.

   В соответствии с п.п. 3 п. 3 ст. 95 НК РФ письмом (вх. № 16454 от 11.08.2016)             АО «ЮГК» представлен перечень дополнительных вопросов, а также копии дополнительных документов: Планы горных работ по месторождению Кочкарское, сделанные на основе 3D геологической модели в оболочке Micromine, сделанной компанией UGOLD LIMITED.

   В связи с тем, что представленные копии документов не заверены АО «ЮГК», а также на них отсутствуют подписи и печати представителей компании UGOLD LIMITED инспекцией направлено письмо (исх. №11-11/1/16827 от 12.08.2016) с просьбой представить подлинники, а также заверить представленные 11.08.2016 копии документов. Ответ от налогоплательщика не поступил.

   Рассмотрев ходатайство, полученное от АО «ЮГК» в ходе ознакомления с постановлением от 08.08.2016 №16, инспекцией эксперту направлено письмо от 09.08.2016 №11-11/1/16535 с просьбой назначить дату для участия налогоплательщика в проведении экспертизы. Экспертом была назначена встреча на 15.08.2016, о чем АО «ЮГК» уведомлено письмом от 11.08.2016 №11-11/1/16733.

  При проведении исследовательского этапа экспертизы 15.08.2016 присутствовали представители АО «ЮГК»: Шамгунов Д.З. (по доверенности от 01.04.2016) и Лукьянов Ю.А. (по доверенности от 11.08.2016).

   В связи с тем, что 11.08.2016 от АО «ЮГК» поступили дополнительные вопросы и документы, вынесено постановление от 12.08.2016 № 19 о внесении изменений в постановление от 08.08.2016 №16 о назначении сравнительной экспертизы документов.

   В рамках п.6 ст.95 НК РФ налогоплательщик АО «ЮГК» ознакомлен с постановлением от 12.08.2016 № 19, что подтверждается подписью Шамгунова Д.З., уполномоченного представителя по доверенности б/н от 01.04.2016 на протоколе от 15.08.2016 №4 об ознакомлении проверяемого лица с постановлением о внесении изменений в постановление о назначении сравнительной экспертизы. Замечания и заявления к протоколу со стороны налогоплательщика не поступили.

   Налогоплательщик письмом от 17.08.2016 №16933 для предоставления в распоряжение эксперта для проведения сравнительной экспертизы представил дополнительные документы, а именно:

 -копию приложения к отчету «Геологическая документация на завершение Кочкарского месторождения золота»;

-копию  приложения №2 к договору от 12.12.2012 №38-ГД, в котором указана основная цель проведения работ по вышеуказанному договору - создание постоянно действующей 3D модели месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации месторождения;

- пояснения по Кочкарскому месторождению.

  Следует отметить, что вышеуказанные документы в ходе проведения выездной налоговой проверки инспекцией у налогоплательщика неоднократно запрашивались, но не были представлены АО «ЮГК» со ссылкой на тот факт, что все документы уже представлены.

  Документы, дополнительно представленные налогоплательщиком 17.08.2016, направлены эксперту (исх. №11-11/1/17328 от 18.08.2016). Из полученного ответа эксперта от 19.08.2016 №17124 следует, что 15.08.2016 налогоплательщику объявлено о завершении исследовательского этапа сравнительной экспертизы документов. На этапе оформления экспертом заключения и формирования выводов представление дополнительных документов не требуется.

  Сравнительная экспертиза документов проведена экспертом Корнилковым М.В., заведующим кафедрой шахтного строительства ФГБОУ ВО «Уральский государственный горный университет», доктором технических наук, профессором. Протоколом от 26.08.2016 № 6 АО «ЮГК» ознакомлено с заключением эксперта.

  Из заключения эксперта от 19.08.2016 № 4/16-н следует, что в Отчете «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения», выполненном UGOLD Limited, 2013 г. в рамках договора от 12.12.2012 №38-ГД, по сравнению с  Отчетом «О моделировании, месторождение Кочкарское», выполненным SRK Consulting (Russia) Ltd, 2011 г., отсутствует какая-либо новая или уникальная информация.

     Текстовые части рассматриваемых отчетов практически полностью совпадают, принципиальное отличие данных документов заключается в наличии в Отчете «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения» приложения: «База данных» (с. 24-401), - ссылка на которое отсутствует в основном тексте.

   Вывод о «перспективности метода скважинной отбойки на Кочкарском месторождении», приведенный на стр.23 Отчета «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения» Ugold Limited, нельзя назвать принципиальным отличием, поскольку он не обоснован соответствующими экономическими показателями.

Относительно дополнительно проведенных сравнительных экспертиз (мнение специалиста ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный Технический университет им.Г.И. Носова) то, что данные экспертизы проведены на основе иных документов, которые не подвергались экспертизе, назначенной налоговым органом.

   Инспекцией у АО «ЮГК» в отношении UGOLD LIMITED неоднократно запрашивались документы: договоры от 12.12.2012 №36-ГД, от  12.12.2012 №38-ГД, заключенные Обществом с UGOLD LIMITED, со всеми приложениями, спецификациями и дополнениями; счета-фактуры, товарные накладные, акты приема-передачи (отчеты), содержащие перечень выполненных работ, оказанных услуг, а также подтверждающие выполнение работ, оказание услуг, выставленные в рамках данных договоров, платежные поручения, акты сверок взаиморасчетов с UGOLD LIMITED.

  Общество письмом от 21.08.2015 №1379/ЮГК представило копии документов, распространяющих свое действие на 2012-2014 годы, с подробным перечнем, в том числе договоры от 12.12.2012 №36-ГД, от 12.12.2012 №38-ГД с приложениями и дополнениями, акты выполненных работ и оказанных услуг по данным договорам, платежные документы, и отчеты, выполненные в рамках данных договоров.

  Таким образом, на неоднократное истребование приложений и дополнений к договорам, заключенным с UGOLD LIMITED, соответствующих результатов работ налогоплательщик сообщил, что все документы  ранее  представлены в инспекцию.

  Согласно условиям договора от 12.12.2012 №36-ГД, заключенного между АО «ЮГК» и UGOLD LIMITED, предметом договора является оказание услуг: по сбору информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота; по оформлению геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота.

   Таким образом, в предмете договора, как и в его тексте, отсутствует указание на создание 3D модели месторождения. Помимо прочего, в договоре также не указано, что к нему прилагаются дополнения или приложения, в которых указывается основной предмет договора, при этом предмет, указанный в самом договоре, является вторичным.

    В ходе выездной налоговой проверки Обществом представлен акт сдачи-приемки оказанных услуг от 21.01.2013 №008, согласно которому UGOLD LIMITED - сдал, а ОАО «ЮГК» - приняло по договору от 12.12.2012 №36-ГД следующие услуги: сбор информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота; оформление геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота. При этом, в акте сдачи-приемки оказанных услуг от 21.01.2013 №008 отсутствуют сведения о какой-либо 3D модели.

   В ходе проведения экспертизы АО «ЮГК» представлено приложение №1 к договору от 12.12.2012 №36-ГД, которое противоречит условиям самого договора от 12.12.2012 №36-ГД, указывает на незначительность целей договора, устанавливает иные правила расчета, при этом договором не предусмотрено ссылок на данное приложение, либо изменение или уточнений его условий, в связи с чем, факт того, что самая важная часть отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота»- это 3D модель, является не подтвержденным.

   Согласно условиям договора от 12.12.2012 №38-ГД, заключенного между АО «ЮГК» и UGOLD LIMITED, предметом договора является выполнение работ: создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения.

  Таким образом, в предмете договора, как и в его тексте, отсутствует указание на создание 3D модели месторождения именно в программном продукте Micromine. Помимо прочего, в договоре также не указано, что к нему прилагаются дополнения или приложения, в которых указывается основной предмет договора, при этом предмет, указанный в самом договоре, является вторичным.

  Кроме того, в ходе выездной налоговой проверки АО «ЮГК» представлен акт        сдачи-приемки работ от 13.05.2013 №012, согласно которому  UGOLD LIMITED сдает, а  АО «ЮГК» принимает работы по созданию баз данных о геологической информации и моделировании Кочкарского месторождения. При этом в акте сдачи-приемки оказанных услуг от 13.05.2013 №012 отсутствуют конкретизация выполненных работ и сведения именно о 3D модели и именно в программном продукте Micromine.

  Следует отметить, что в ходе проведения экспертизы АО «ЮГК» представлено приложение №2 к договору от 12.12.2012 №38-ГД «Требования по оформлению баз данных о геологической информации и моделированию Кочкарского месторождения золота», которое является неотъемлемой частью договора от 12.12.2012 №38-ГД и основным техническим требованием к результатам работ по договору.

  Однако приложение №2 к договору от 12.12.2012 №38-ГД противоречит условиям самого договора от 12.12.2012 №38-ГД, указывает на незначительность целей договора, устанавливает иные правила расчета, при этом договором не предусмотрено ссылок на данное приложение, либо изменение или уточнений его условий.

   При этом приложение № 2 к договору от 12.12.2012 №38-ГД и приложение № 1 к договору от 12.12.2012 №36-ГД не были приняты экспертом, поскольку эксперт объявил налогоплательщику о завершении исследовательского этапа сравнительной экспертизы документов.

    Таким образом, новые приложения к договорам от 12.12.2012 №№36-ГД и 38-ГД были представлены АО «ЮГК» после указания эксперта о несоответствиях в документах, представленных как во время выездной налоговой проверки, так и по ходатайству налогоплательщика в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля.

     Налогоплательщиком в вышестоящий налоговый орган представлен иной акт приема-передачи 3D модели от 21.01.2013 №008 (за тем же номером и датой), согласно которому: UGOLD LIMITED сдает, а АО «ЮГК» принимает услуги, в т.ч. 3D модель Западно-Курасанского месторождения золота в файле, смоделированном в среде - Micromine.

    В данном акте также не поименовано место составления акта, невозможно определить, где и каким способом были переданы результаты выполненных работ, оказанных услуг, стоимость услуг. Кроме того, согласно свидетельским показаниям Бергера Р.В. (протокол допроса от 02.02.2016 № 55) лично работы и услуги в 2012-2014 годах он не принимал, с представителями иностранной компании не знаком. Иные ответственные лица по договору налогоплательщиком не поименованы.

   Следует отметить, что акт сдачи-приемки оказанных услуг от 21.01.2013 №008 был представлен налогоплательщиком в ходе выездной налоговой проверки, тогда как акт приема передачи 3D модели от 21.01.2013 №008 представлен к апелляционной жалобе в вышестоящий налоговый орган.

   Аналогичная ситуация в отношении акта приема-передачи 3D модели от 13.05.2013 №012, который представлен налогоплательщиком к апелляционной жалобе и имеет тот же номер и дату, что и первоначальный, представленный  в ходе проверки, но с указанием на 3D модель.

     В связи с тем, что договоры на оказание услуг от 12.12.2012 №36-ГД и  № 38-ГД  и акты сдачи-приемки оказанных услуг от 21.01.2013 №008, от 13.05.2013 №012 составлены формально без намерения фактического оказания услуг UGOLD Limited, с целью  получения заявителем необоснованной налоговой выгоды, невозможно включение спорных затрат в расходы для целей налогообложения.

    По результатам оценки данных обстоятельств налоговый орган пришел к выводу об отсутствии реальности сделок по оказанным услугам и выполненным работам от имени организации Юголд Лимитед (далее - UGOLD LIMITED) (Кипр), о недостоверности и противоречивости сведений, содержащихся в представленных АО «ЮГК» документах, по сделкам с UGOLD LIMITED.

    Разрешая спор, в указанной части, суд исходит из следующего.

    Согласно статье 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиками, которая представляет собой полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

   В силу пункта 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ), которыми признаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

   В свою очередь налоговое законодательство исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики (ч. 7 ст. 3 НК РФ), в силу которой предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль организаций, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в представленных им документах, - достоверны.

   Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (абз 3 п. 1 Постановление №53).

   В случае непредставления налоговым органом доказательств нереальности совершения хозяйственной операции, вывод о том, что налогоплательщик- покупатель знал либо должен был знать о недостоверности этих сведений, надлежит делать по результатам совокупной оценки доказательств о фактических обстоятельствах выбора покупателем контрагента-продавца, заключения и исполнения сторонами договора, а также об иных обстоятельствах, указанных в пунктах 4 - 6 Постановления №53.

   В пункте 4 названного постановления разъяснено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

   Согласно пунктам 5 и 6 данного постановления о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

   Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определениях от 25.07.2001 №130-О и от 15.02.2005 № 93-О, для подтверждения недобросовестности налогоплательщика налоговому органу необходимо представить доказательства совершения сторонами по сделке умышленных совместных действий в целях получения необоснованной налоговой выгоды, убыточности предпринимательской деятельности налогоплательщика, фиктивности хозяйственных операций, неосуществления налогоплательщиком уставной деятельности, для которой получалась продукция и другие доказательства.

    Недобросовестность налогоплательщика определяется как совокупность фактов, опровергающих наличие цели деятельности, с осуществлением которой связано возникновение прав либо надлежащее исполнение обязанностей в сфере налогообложения.

  Налоговым органам надлежит выявить недобросовестность налогоплательщика, выразившуюся в отсутствии деловой цели деятельности, направленной на систематическое получение дохода в процессе взаимоотношений между участниками гражданского оборота и установить цель необоснованного приобретения права, связанного с предъявлением требований о возмещении налога на добавленную стоимость, уплаченного при приобретении продукции.

   Ссылаясь на недобросовестность налогоплательщика, при рассмотрении налогового спора налоговый орган обязан представить в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

   Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не  обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

   Вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

   Как неоднократно указывалось Конституционным Судом Российской Федерации, при рассмотрении налоговых споров суды должны исследовать все фактические обстоятельства дела, а не только формальные условия применения правовой нормы.

    В случае сомнений в правильности применения налогового законодательства арбитражные суды обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела юридически значимых обстоятельств, наличие иных документов, подтверждающих хозяйственные операции. (Постановления от 28.10.1999 № 14-П, от 14.07.2003 № 12-П, определения от 15.02.2005 № 93-О, от 28.05.2009 № 865-О-О, от 19.03.2009 № 571-О-О).

   В соответствии с Постановлением №53 в случаях, когда налоговый орган отказывает лицу в праве на возмещение налога на добавленную стоимость по мотиву его недобросовестности как налогоплательщика, он обязан доказать именно недобросовестность в его действиях, а не ограничиваться формальным перечислением каких-либо фактов.

    В пункте 2 Постановления №53 указано, что в соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

    Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

   При этом налогоплательщик не лишен права представлять суду доказательства в опровержении доводов налогового органа о необоснованном возникновении налоговой выгоды.

    Доказательства, представленные сторонами, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

   Действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными и законными, если иное не доказано налоговым органом.

   Предметом доказывания являются выявленные налоговым органом правонарушения - допущенные налогоплательщиком при определении размера налогового обязательства отклонения от правил, предписанных законодательством о налогах и сборах, в частности совершение операций, не обусловленных разумными экономическими причинами или целями делового характера, отражение в учете операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом.

   Хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности.

   Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27.05.2003 №9-П, недопустимо установление ответственности за такие действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, но заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно - оптимального вида платежа.

    Таким образом, в полномочия налоговых органов входит лишь контроль за соблюдением налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, при  этом недопустимо доначисление налогов, исходя из собственного видения способов достижения налогоплательщиками экономического результата.  

   Гражданское законодательство Российской Федерации рассматривает предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли (пункт 1 статьи 2 ГК РФ).

   В определениях от 04.06.2007 №320-О-П и №366-О-П Конституционным судом Российской Федерации сформирована правовая позиция, согласно которой налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово- хозяйственной деятельности.

   По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 № 3-П, судебный контроль не признан проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.

    В связи с этим, самостоятельное определение формы ведения предпринимательской деятельности (в том числе осуществление ее как одним субъектом предпринимательской деятельности, так и несколькими), особенности управления организацией, условия заключаемых гражданско- правовых договоров, ведение предпринимательской деятельности совместно с другими участниками гражданского оборота), отвечающее требованиям гражданского законодательства в Российской Федерации в отсутствие иных доказательств не могут сами по себе рассматриваться в качестве оснований для признания налоговой выгоды необоснованной.

   Разрешение вопроса о добросовестности либо недобросовестности налогоплательщика при совершении действий, имеющих своим результатом получение налоговой выгоды, связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств и представленных доказательств, подлежащих оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

   Таким образом, при рассмотрении указанной категории споров следует установить, опровергнута ли реальность хозяйственной операции.

    При этом суд учитывает, что по делам такой категории оценивается в первую очередь хозяйственная деятельность и критерии её осуществления самого налогоплательщика, заявившего расходы по налогу на прибыль организаций, в то время как деятельность его контрагентов, в том числе между собой, оценивается опосредованно разумности и добросовестности действий лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка.

    Согласно части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства, представленные в каждом конкретном деле, по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

     Оценка доказательств с точки зрения их достаточности и взаимной связи производится для того, чтобы устранить противоречия между доказательствами, преодолеть сомнения в истинности вывода, извлекаемого из всей совокупности получаемой доказательственной информации.

    Заслушав представителей сторон, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства согласно правилам статей 65-71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу об отсутствии достоверных и достаточных доказательств, безусловным образом подтверждающих необоснованную налоговую выгоду заявителя в связи с заключением договоров оказания услуг №36-ГД от 12.12.2012, №38-ГД от 12.12.2012 с организацией UGOLDLIMITED.

     Как следует из материалов дела, ОАО «ЮГК» (Заказчик) заключило договор оказания услуг №36-ГД от 12.12.2012 с организацией UGOLDLIMITED (Исполнитель).

    Согласно п. 1.1 вышеуказанного договора предметом договора является оказание услуг:

  -по сбору информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота;

   -по оформлению геологической документации на завершение отработки Западно - Курасанского месторождения золота.

   Согласно п.1.2 Исполнитель оформляет геологическую документацию на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота на русском.

   Согласно п.4.1 общая стоимость услуг составляет 11 705 600 долл. США, в том числе НДС 1 785 600 долл. США.

  Договор со стороны UGOLDLIMITED подписан от имени директоров Натали

Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Бергером Романом Владимировичем на основании генеральной доверенности № 1 от 10.12.2012.

    К договору оказания услуг №36-ГД от 12.12.2012 АО «ЮГК» были представлены дополнительные соглашения:

1) б/н от 12.03.2013 о том, что в п. 4.2 данного договора внесены изменения в следующей редакции «п. 4.2 Стоимость услуг, установленная п. 4.1 данного договора, оплачивается заказчиком не позднее 01 июля 2013 г. после подписания сторонами Акта сдачи-приемки оказанных услуг».

  Дополнительное соглашение со стороны UGOLDLIMITED подписано от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны АО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Лукьянова Юрия Александровича на основании доверенности №2 от 25.01.2013г.

2)б/н от 24 мая 2013 г. о том, что UGOLDLIMITED меняет свои банковские реквизиты.

   Дополнительное соглашение со стороны UGOLDLIMITED подписано от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны АО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Лукьяновым Юрием Александровичем на основании доверенности № 2 от 25.01.2013г.

3) б/н от 13.11.2013 о том, что п. 3.4 договора дополняется следующим содержанием «Оплата по настоящему договору может быть произведена в валюте Российской Федерации, долларах США или ЕВРО на усмотрение Заказчика, а также третьими лицами за Заказчика без согласования с Исполнителем»,

   Дополнительное соглашение со стороны UGOLDLIMITED подписано от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО «ЮГК» подписано и.о. управляющего директора Бергером Романом Владимировичем на основании генеральной доверенности № 5 от 09.09.2013г.

   В рамках данного договора, как следует из Акта №008 сдачи - приемки оказанных услуг от 21.01.2013, UGOLDLIMITED сдал, а ОАО «ЮГК» принял по договору №36-ГД от 12.12.12 следующие услуги:

- сбор информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота;

-оформление геологической документации на завершение отработки Западно- Курасанского месторождения золота.

   Стоимость услуг, согласно данному акту, составила 11 705 600 долл. США, в том числе НДС 1 785 600 долл. США.

   Данный акт подписан со стороны UGOLDLIMITED от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Бергером Романом Владимировичем на основании генеральной доверенности № 1 от 10.12.2012г.

   В качестве результата оказания услуг налогоплательщиком представлен отчет «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота», который выполнен на 312 листах.

   Оплата услуг по договору №36-ГД от 12.12.2012, заключенному с UGOLDLIMITED АО «ЮГК», произведена в полном объеме, задолженность как кредиторская, так и дебиторская в рамках исполнения данного договора отсутствует.

    Также, ОАО «ЮГК» (Заказчик), заключило договор №38-ГД от 12.12.2012 с организацией UGOLDLIMITED (подрядчик).

   Согласно п.1 вышеуказанного договора предметом договора является выполнение в соответствии с условиями данного договора и техническим заданием работы по объекту: «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения». Информация по результатам работы по объекту предоставляется Подрядчиком Заказчику на электронном носителе информации.

  Согласно п.2.1 Работы по данному договору выполняются в соответствии с Техническим заданием (приложение 1 к настоящему договору)

  Пунктом 2.4. договора определено, что все взаимодействие при исполнении настоящего договора осуществляется сторонами только в письменном виде.

  Согласно п.3.1 Стоимость работ по настоящему договору определяется в сумме равной 2 926 400 (два миллиона девятьсот двадцать шесть тысяч четыреста) долларов США, в том числе налог на добавленную стоимость 446 400 (четыреста сорок шесть тысяч четыреста) долларов США.

  Согласно п.3.2 данного договора Расчет по настоящему договору производится Заказчиком до 30 июня 2013 г., исполнение обязанности заказчика по оплате подрядчику стоимости выполненных работ производится при условии соответствия выполненных работ техническому заданию, передачи Подрядчиком геологической информации на электронном носителе и после подписания сторонами Акта сдачи-приемки выполненных работ.

  Согласно п.4.1, в сроки, установленные техническим заданием для проведения работ, Подрядчик представляет Заказчику Акт сдачи-приемки работ на весь объем работ, предусмотренный настоящим договором и геологическую информацию на электронном носителе.

   Согласно п.5.1 Подрядчик обязан выполнять работы в соответствии с техническим заданием, условиями настоящего договора.

   Согласно п. 5.2 по приглашению Заказчика Подрядчик обязан принимать участие в проводимых совещаниях для обсуждения вопросов, связанных с выполнением работ по настоящему договору.

  Согласно п. 5.5 в случае просрочки исполнения Заказчиком обязательств, предусмотренных настоящим договором, Подрядчик вправе требовать уплату неустойки.

  Неустойка начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного настоящим договором, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного срока исполнения обязательства в размере 0,05% от суммы договора и до момента исполнения Заказчиком обязательства в полном объеме.

  Заказчик освобождается от уплаты неустойки, если докажет, что просрочка исполнения указанного обязательства произошла вследствие непреодолимой силы или по вине другой стороны либо третьего лица. Оплата неустойки не освобождает Заказчика от своих обязательств.

  Согласно п. 8.3 любое уведомление по настоящему договору дается в письменной форме в виде факсимильного сообщения и заказного письма.

  Согласно п. 9.3 неотъемлемой частью данного договора является Техническое задание (приложение № I к данному договору)

  Договор со стороны UGOLDLIMITED подписан от имени директоров    Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Бергером Романом Владимировичем на основании генеральной доверенности № 1 от 10.12.2012г.

   К договору оказания услуг №38-ГД от 12.12.2012 АО «ЮГК» было представлено Приложение № 1 - «Техническое задание на выполнение работ по объекту», согласно которому:

1)Целевое назначение работ: создание электронной базы данных и
пространственной модели, оценка запасов месторождения.

2)Пространственные границы: ограничиваются лицензионными контурами.

3)Основные оценочные параметры:

-наличие сближенных кварцевых жил;

-повышенные содержания золота во вмещающих породах;

-расчетное содержание золота в товарной руде не менее 1 г/т

4)Основные геологические задачи, последовательность и методы их решения:

сбор и систематизация геологической информации по Кочкарскому месторождению;

-создание электронной базы данных месторождения;

-создание электронной пространственной модели горных выработок и скважин;

-оконтуривание рудных зон;

-систематический анализ;

-оценка запасов;

-способы отработки.

5)Ожидаемые результаты, форма и содержание отчетной документации: отчет в электронном виде на электронном носителе, содержание которого определяется п.4 технического задания.

  Сроки проведения работ: начало - декабрь 2012, окончание-30 июня 2013.

  Техническое задание со стороны UGOLDLIMITED подписано от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны АО «ЮГК» подписано главным геологом Федосеевым Владиленом Вячеславовичем.

  К договору оказания услуг №38-ГД от 12.12.2012 АО «ЮГК» были представлены дополнительные соглашения:

1)    б/н от 24 мая 2013 г. о том, что UGOLDLIMITED меняет свои банковские реквизиты.

  Дополнительное соглашение со стороны UGOLDLIMITED подписано от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны АО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Лукьяновым Юрием Александровичем на основании доверенности № 2 от 25.01.2013 г.

  2) б/н от 13.11.2013 о том, что дополнить данный договор п. 3.4 следующего содержания «Оплата по настоящему договору может быть произведена в валюте Российской Федерации, долларах США или ЕВРО на усмотрение Заказчика, а также третьими лицами за Заказчика без согласования с Исполнителем».

  Дополнительное соглашение со стороны UGOLDLIMITED подписано от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны АО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Бергером Романом Владимировичем на основании генеральной доверенности № 5 от 09.09.2013г.

   В рамках данного договора на основании Акта №012 сдачи- приемки работ от 13.05.2013 UGOLDLIMITED сдает, а АО «ЮГК» принимает следующие работы:

   -создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения.

   Стоимость услуг, согласно данному акту, составляет 2 926 400 долл. США, в том числе НДС 446 400 долл. США.

   Данный акт подписан со стороны UGOLDLIMITED от имени директоров Натали Гурегян и Стелы Якову Крисостому, со стороны ОАО «ЮГК» подписан и.о. управляющего директора Лукьяновым Юрием Александровичем на основании доверенности № 2 от 25.01.2013г.

  В качестве результата оказания услуг налогоплательщиком представлен отчет «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения», который выполнен на 411 листах.

     Услуги по договору №38-ГД от 12.12.2012, заключенному с UGOLDLIMITED, АО «ЮГК» оплачивает 13.11.2013 на сумму 81 362 848 руб. (2 480 000 долл. США), платежным поручением № 542 от 13.11.2013.

     Таким образом, оплата по договору №38-ГД от 12.12.2012 была осуществлена в полном объеме, дебиторская и кредиторская задолженность в рамках исполнения этого договора отсутствует.

В обоснование своей позиции налогоплательщиком представлены документы (пояснительная записка по ведению горных работ на карьере Западный Курасан; приложение №1 «Графическое пояснение»; приложение №2 «План горных работ на февраль 2013 года»; приложение №3 «Графическое изображение месторождения Западный Курасан 3-D моделирования»; приложение №4 «План горных работ на 2015 год»; приложение №5 «План горных работ на октябрь 2015 года»; копия приказа Федерального агентства по недропользованию (РОСНЕДРА) Управления по недропользованию по Челябинской области (ЧЕЛЯБИНСКНЕДРА) от 13.07.2012 №217).

    В своих выводах о нереальности заявленных хозяйственных операций по договорам №36-ГД от 12.12.2012 и №38-ГД от 12.12.2012 налоговый орган опирался на показания отдельных должностных лиц АО «ЮГК», которые, по мнению инспекции, не смогли раскрыть всех обстоятельств исполнения указанных договоров.

    Проверяя правильность оценки налоговым органом полученных им свидетельских показаний отдельных должностных лиц АО «ЮГК», суд исходит из следующего.

    Оценка свидетельских показаний представляет собой их логический анализ, имеющий своей целью выявление достоверных сведений о фактах, правильно отражающих фактические обстоятельства дела.

    Оценивая свидетельские показания, суд анализирует весь процесс формирования, сохранения и передачи сведений свидетелем.

    Оценке подвергаются условия, обстоятельства, при которых свидетелем воспринимались те или иные факты, и выясняется, мог ли свидетель правильно воспринять фактические обстоятельства по объективным причинам.

    Такие факторы, как быстрота события, время его наступления и другие, могут сыграть отрицательную роль в процессе восприятия.

    В результате оценки свидетельских показаний суд убеждается прежде всего в том, глубоко или поверхностно восприняты самим свидетелем интересующие суд факты.

    Кроме того, подробному анализу суда подвергается этап сохранения свидетелем в памяти воспринятых фактов.

    На качестве сохранения в памяти воспринятого свидетелем явления играют роль различные факторы, а именно: субъективные качества психики самого свидетеля; свойства его памяти; глубина восприятия; какое значение сам свидетель придавал воспринятым фактам.

    Так, налоговый орган руководствовался показаниями свидетеля Бергера Р.В., который работает на АО «ЮГК» с момента образования, в период 2009-2013 г.г. исполнял обязанности управляющего директора, с 2014 г. в должности главный инженер (как и.о. управляющего директора в его должностные обязанности входила организация всех производственных процессов с целью выполнения плановых показателей, а также техника безопасности, финансово-хозяйственной деятельности АО «ЮГК», а также иные функции. В 2014 в его должностные обязанности главного инженера входила вся техническая политика предприятия).

    Налоговый орган, ссылаясь на показания свидетеля Бергера Р.В.,  утверждает, что он не смог пояснить, кто и как использовал результаты работ и услуг, выполненных UGOLDLIMITED по договорам №З6-ГД от 12.12.2012 и №38-ГД от 12.12.2012.

    Напротив, Бергер Р.В., по убеждению суда, подтвердил взаимоотношения с UGOLDLIMITED, указав, что данная организация выполняла работы по сбору и обработке геологической документации. Более того, Бергер Р.В. пояснил, что результаты работ и услуг, выполненных UGOLDLIMITED по договорам №36-ГД от 12.12.2012 и №38-ГД от 12.12.2012 были использованы соответствующими службами АО «ЮГК» для деятельности АО «ЮГК».

   Таким образом, инспекция самостоятельно трактует показания Бергера Р.В., сделав ошибочный вывод о том, что указанный свидетель не обладает информацией, связанной с деятельностью АО «ЮГК».

     Довод налогового органа о подконтрольности свидетельских показаний Бергера Р.В со ссылкой на то, что его допрос был проведен в присутствии Шамгунова Д.З. (представителя АО «ЮГК» (по доверенности)), судом отклоняется, так как указанный свидетель был предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний.  

    Инспекция, отстаивая свою позицию, ссылается также на показания Федосеева Владилена Вячеславовича - главного геолога АО «ЮГК».

    Согласно полученных инспекцией показаний от свидетеля Федосеева Владилена Вячеславовича - главного геолога АО «ЮГК», название организации UGOLDLIMITED свидетелю знакомо. При каких обстоятельствах узнал о ней, ответить затруднился. Ни с кем из представителей UGOLDLIMITED не знаком. Свидетелю известно, что UGOLDLIMITED выполняло для ОАО «ЮГК» две работы: по Кочкарскому месторождению - моделирование и оценка бедных руд с целью их вовлечения в отработку, и по месторождению Западный Курасан - сбор и систематизация геологической информации. Результаты работ и услуг, выполненных UGOLDLIMITED использовал он лично, а также геологическая служба ОАО «ЮГК» для обоснования дальнейших перспектив отработки месторождения и прироста запасов, составления дополнительных проектов отработки организацией ООО «РосГео» по Кочкарскому месторождению и месторождению Западный Курасан с целью вовлечения данных запасов в добычу.

     Довод налогового органа о том, что Федосеев В.В. (главный геолог АО «ЮГК») не пояснил конкретно, каким образом использовались результаты, отраженные в документации,  судом признается необоснованным, поскольку в ходе допроса указанного лица вопросов, касающихся информации о конкретных фактах использования результатов работ, выполненных UGOLDLIMITED, налоговым органом ему задано не было.

   Суд, оценивая указанные показания свидетеля Федосеева В.В., учитывает пределы его осведомленности (как главного геолога), в которую по объективным причинам не включены поиск контрагентов для выполнения работ и общение с ними.

     Довод налогового органа о подконтрольности свидетельских показаний Федосеева В.В. со ссылкой на то, что допрос его был проведен в присутствии Шамгунова Д.З. (представителя АО «ЮГК» (по доверенности)), судом также отклоняется, так как указанный свидетель был предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний.  

     Довод налогового органа о том, что UGOLDLIMITED в периоде 2013, 2014 г.г.  не осуществляло финансово-хозяйственную деятельность (не выполняло работ, не оказывало услуг, не поставляло товаров, не выдавало кредитов и займов и т.д.),  аргументируя это отсутствием отчетности, признается судом необоснованным.

     Материалами дела подтверждено, что АО «ЮГК» был сделан запрос в UGOLDLIMITED 22 июля 2016 года следующего содержания: «Прошу предоставить финансовую отчетность UGOLDLIMITED 2013 года, также сообщить, когда была подана финансовая отчетность за 2012 и 2013 года в налоговые органы Кипра».

    В ответ на запрос UGOLDLIMITED направил в адрес инспекции  ответ следующего содержания:

   Касательно Вашего письма от 22 июля 2016 года мы просим принять к сведению следующее:

  -Налоговая декларация за год, завершившийся 31 декабря 2012 года, была представлена в налоговые органы 2 мая 2014 года.

  -Налоговая декларация за год, завершившийся 31 декабря 2013 года, находится в стадии подготовки и еще не была предоставлена.

   -Финансовая отчетность за год, завершившийся 31 декабря 2012 года, находится в стадии подготовки и еще не была предоставлена.

   Доводы налогового органа о том, что UGOLDLIMITED не отразило выручку от реализованных работ в рамках договоров №36-ГД и №38-ГД, признаются судом необоснованными, поскольку в финансовой отчетности, представленной UGOLDLIMITED в ответ на запрос АО «ЮГК», отражен доход от услуг, оказанных в отношении геологической документации по горнодобычным работам на Западно-Курасанском месторождении золота, на сумму 9 920 000 долл. США (без НДС), а также доход от работ, связанных с геологической информацией по Кочкарскому месторождению золота, на сумму 2 480 000 дол. США (без НДС).

  Отчетность была представлена в виде перевода, который был заверен нотариусом.  В вышестоящий налоговый орган представлялось подтверждение получения финансовой отчетности UGOLDLIMITED контролирующими органами Кипра. 

     Налоговый орган в своих суждениях о нереальности заявленных хозяйственных операций ссылается также на результаты допроса Ивлевой Л.В. (протокол допроса от 18.03.2016 № 148).

    Согласно проведенного допроса свидетель - Ивлева Л.В. пояснила, что с 2012 г. - по настоящее время она работает в ООО «УК ЮГК» в должности директора по юридическим вопросам. В период 2012-2014 г.г. и в настоящее время является уполномоченным представителем ОАО ЮГК, ООО Восточная, ООО Еткульзолото, ОАО Коммунаровский рудник, ООО Прииск дражный, ООО Соврудник, ООО Поиск и т.д. Компания UGOLDLIMITED была создана в 2007 г. с целью выхода на 1РО организации ОАО «ЮГК». Сама регистрацией UGOLDLIMITED не занималась, так как это было возложено на кипрских юристов. Являлась представителем UGOLDLIMITED с 2007 г. по 2016. В настоящий период доверенность на представление интересов UGOLDLIMITED отозвана. Кто предложил быть представителем UGOLDLIMITED, свидетель не помнит. В ее функции, как представителя UGOLDLIMITED, входило голосование на собраниях ОАО «ЮГК», как представителя акционера.   Свидетель пояснил, что UGOLDLIMITED оказывало финансовые услуги (выдавало займы, вклад в уставный капитал) ОАО «ЮГК» в период с 2012 по 2014 г.г,  а  также  выполняло работы и услуги для организации ОАО «ЮГК» по договорам З6-ГД, 38-ГД от 12.12.2012. Выполняло ли UGOLDLIMITED какие-либо работы, оказывало ли услуги, реализовывало ли товарно-материальные ценности в 2012-2014г. иным организациям, ей не известно.  Заключение и согласование условий договоров ОАО «ЮГК» UGOLDLIMITED как по договорам выполнения работ и оказания услуг, так и по договорам займа и договору купли-продажи акций, в период с 2012-2014г.г.  происходило как электронно,  так и при личных встречах в г. Москва. Заключение и согласование условий договоров №36-ГД от 12.12.2012 и №38-ГД от 12.12.2012 на оказание работ и услуг с UGOLDLIMITED:  согласование  было  в  г.Москва, ул.Алабяна, д.13, 2 этаж,  а  подписание происходило по почте. Имела ли организация UGOLDLIMITED квалифицированные кадры для выполнения геологической документации, точно сообщить не смогла, но насколько ей известно, данная фирма привлекала подрядные организации.

     Оценивая приведенные показания Ивлевой Л.В. - директора по юридическим вопросам АО «ЮГК», суд приходит к выводу о том, что неполучение налоговым органом на ряд вопросов от указанного свидетеля развернутых и утвердительных ответов связано исключительно с обособленными функциональными полномочиями Ивлевой Л.В., тогда как касательно её участка работы свидетель в ходе допроса раскрыл исчерпывающим  образом  детали  деятельности  UGOLDLIMITED.

    Довод налогового органа о подконтрольности свидетельских показаний Ивлевой Л.В.  со ссылкой на то, что допрос её был проведен в присутствии Шамгунова Д.З. (представителя АО «ЮГК» (по доверенности)), судом также отклоняется, так как указанный свидетель был предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний.  

      Как следует из оспариваемого решения, позиция налогового органа о нереальности заявленных хозяйственных операций также основана на сравнении спорных услуг, результаты которого истолкованы налоговым органом не в пользу налогоплательщика.

Судом установлено, что в рамках дополнительных мероприятий налогового контроля инспекцией были вынесены постановления №15 от 08.08.2015 и №16 от 08.08.2015 о назначении сравнительной экспертизы документов.

    Проведение экспертизы было поручено ФГБОУ ВО «Уральский государственный горный университет», эксперту Корнилкову Михаилу Викторовичу.

    В свою очередь, налогоплательщиком направлено ходатайство о проведении экспертизы в присутствии представителя налогоплательщика, ходатайство было рассмотрено и предложено прибыть представителям АО «ЮГК» 15.08.2016 в 12.00 час.

    Согласно постановлению №15 от 08.08.2015 сравнительная экспертиза проводится в отношении отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в рамках договора №36-ГД от 12.12.2012 года, и отчета «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», который датирован 2006 годом, выполненного Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания».

   В распоряжение эксперта представлены следующие материалы:

   -Договор №36-ГД от 12.12.2012 года, заключенный между ОАО «ЮГК» и UGOLD LIMITED.

  -Отчет «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года, выполненный от имени UGOLD LIMITED.

  -«Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», который датирован 2006 годом, выполненный Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания».

   Налогоплательщиком представлено ходатайство о представлении дополнительных вопросов эксперту до 11.08.2016.

   Перечень дополнительных вопросов представлен 11.08.2016 и дополнительные документы:

   -Приложение б/н к отчету «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED - в количестве 20 книг на 8947 листах.

   -Планы горных работ по месторождению Западный Курасан, сделанные на основе 3D геологической модели в оболочке Micromine, сделанной компанией UGOLD LIMITED.

   На дополнительный вопрос, представленный налогоплательщиком эксперту: «Возможно ли сказать, что в приложении к отчету ««Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года,  выполненного  от имени UGOLD  LIMITED, представлена геологическая база данных на месторождение золота в виде таблицы с координатами и содержанием золота в каждой точке, на основании - которой программа «Micromine» может визуализировать месторождение?»- Корнилковым М.В.  был  дан  следующий  ответ:

  «Нет, нельзя. По договору №36-ГД оказания услуг от 12.12.2012 между ОАО «ЮГК» и компанией UGOLD LIMITED исполнитель должен оказать заказчику услуги: по сбору информации для составления геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота; по оформлению геологической документации на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения. Согласно данному договору компания UGOLD LIMITED не должна была в рамках данного договора представить заказчику геологическую базу данных на месторождение золота в виде таблицы с координатами и содержанием золота в каждой точке в компьютерном виде, пригодном для реализации в программе «Micromine»».

   В ходе проведения экспертизы 15.08.2016 года  в  присутствии представителей АО «ЮГК» - Шамгунова Д.З., Лукьянова Ю.А., и представителей налогового органа - государственного налогового инспектора Сметник А.В., и государственного налогового инспектора Мирзаянова Я.И. эксперт Корнилков М.В. устно запросил представить дополнительные документы для проведения объективной экспертизы.

   В период проведения экспертизы с 15.08.2016 по 19.08.2016, налогоплательщиком (вход, от 17.08.2016) представлены документы (копия приложения №1 к договору №36-ГД от 12.12.2012).

    Представленный документ содержал следующую информацию: «Цель проведения работ - Основная цель проведения работ по вышеуказанному договору в соответствии с данные требованиями - создание постоянно действующей ЗД модели месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации месторождения».

    По факту представления дополнительных документов в ходе проведения экспертизы в адрес АО «ЮГК» поступило письмо от 24.08.2016 от Межрайонной ИФНС по крупнейшим  налогоплательщикам по Челябинской области следующего содержания: «Во время оформления заключения и формирования  выводов экспертизы представление дополнительных документов не предусмотрено. В связи с чем, документы, представленные 17.08.2016 (вх.№ 16933 от 17.08.2016) не могут быть переданы эксперту в качестве дополнительных материалов.

   Ответ инспекцией  дан  на основании ответа  от М.В. Корнилкова  следующего содержания: «При ознакомлении 15.08.2016 года с постановлением №18 от 12.08.2016  о  внесении  изменений  в  постановление  о назначении экспертизы №15 от 08.08.2016 и с постановлением №19 от 12.08.2016 о внесении изменений в постановление о назначении экспертизы №16 от 08.08.2016 -  замечаний и ходатайств не поступало. Налогоплательщику было объявлено о завершении исследовательского этапа сравнительной экспертизы документов. На данный момент осуществляется оформление заключения и формирования выводов, а, следовательно, представление дополнительных документов не требуется».

   Таким образом, экспертизе были подвергнуты только текстовые части рассматриваемых отчета и  рабочего проекта, тогда как самая важная часть отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED -  модель  месторождения  для ведения единой геологической и  маркшейдерской документации месторождения, экспертом не была прията во внимание. По этой причине в заключении эксперта (М.В. Корнилкова) присутствует непоследовательность выводов, противоречия и неточности,  что  позволяет  судупризнать  его  неясным  и  неполным.

    В  сложившихся  обстоятельствах  суд  приходит  к  выводу о том, что эксперт (М.В. Корнилков) проводил экспертное исследование, не располагая для этого достаточными материалами, то есть без необходимой полноты.

    В этой связи эксперт необоснованно не принял документы, представленные на его устное ходатайство, не отказался от дачи заключения, что привело к ошибочным  выводам  эксперта.

    Позиция налогового  органа  в  рассматриваемом  деле  сведена  к  тому,  что эксперт (М.В. Корнилков),  подписавший  заключение, несёт ответственность за достоверность  содержащихся в нем выводов, и что это должно придавать экспертному заключению в  глазах суда  априорную  достоверность,  признается судом необоснованным,  поскольку суд исследует заключение эксперта наряду  с  другими  доказательствами  по  делу (часть 3 статьи 86 АПК РФ). Никакие доказательства (включая и экспертное заключение) не имеют заранее установленной силы и не обладают преимуществом перед другими доказательствами (часть 5 статьи 71 АПК РФ). Суд оценивает достоверность выводовэксперта,  как  и  достоверностьлюбых  имеющихся  в деле доказательств,  исключительно по  своему  внутреннему  убеждению.

    Судом в  свою  очередь  усмотрено, что выводы эксперта (М.В. Корнилкова) основаны на формальном сравнении отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года,  выполненного  от имени  UGOLD  LIMITED  в  рамках договора №36-ГД от 12.12.2012,  и  отчета «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», который датирован 2006 годом, выполненного Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания»,  без  учета  иных фактических обстоятельств и документов.

    Согласно постановлению №16 от 08.08.2015 сравнительная экспертиза проводится в отношении отчета «Создание баз данных о геологической информации моделирование Кочкарского месторождения» от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в рамках договора №38-ГД от 12.12.2012,  и  отчета «Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское», который датирован  2011 годом, выполненного Представительством компанией с ограниченной  ответственностью  «Эрсакей  консалтинг  (Россия)  Лимитед».

    В  распоряжение  эксперта  были  представлены  следующие  материалы:

   -Договор №38-ГД от 12.12.2012 года, заключенных между ОАО «ЮГК» и UGOLD LIMITED.

   -Отчет «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождение» от 2013 года, выполненный от имени UGOLD LIMITED.

  -«Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское», который датирован 2011 годом, выполненным Представительством компанией с ограниченной ответственностью «Эрсакей консалтинг (Россия) Лимитед».

   Налогоплательщиком представлено ходатайство о представлении дополнительных вопросов эксперту до 11.08.2016. Перечень дополнительных вопросов представлен 11.08.2016 и дополнительные документы:

    Планы горных работ по Кочкарскому месторождению.

    На дополнительный вопрос, представленный налогоплательщиком эксперту: «Возможно ли сказать, что  в  представленных материалах отчета «Создание баз данных о геологической информации моделирование Кочкарского месторождение» UGOLD LIMITED, представлена геологическая база данных на месторождение золота в виде таблицы с координатами и содержанием золота  в  виде таблицы  с  координатами  и содержанием золота в каждой точке, на основании     которой     программа     «Micromine»   может визуализировать месторождение?»,  Корнилковым М.В. был дан следующий ответ: «По договору №38-ГД от 12.12.2012 между компанией ОАО «ЮГК» и компанией UGOLD LIMITED основными геологическими задачами исполнителя являются: сбор и систематизация геологической информации по Кочкарскому месторождению, данных месторождения, создание электронной пространственной модели горных выработок и скважин, оконтуривание рудных зон, систематический анализ, оценка запасов, способы отработки (приложение № 1 к договору).

    Однако в ходе экспертизы не найдено подтверждения того, что базы данных UGOLD LIMITED и SRK consulting (Russia) Ltd отличаются между собой, поскольку электронная база к отчету SRK consulting (Russia) Ltd была передана заказчику в электронном виде и была передана эксперту».

     На дополнительный вопрос, представленный налогоплательщиком эксперту: «Можно ли согласиться, что модель, созданная компанией UGOLD LIMITED, позволяет более рационально использовать недра и осуществлять свои обязанности по  ведению геологической и маркшейдерской документации путем ведения дополнительной модели с корректировкой и введением дополнительной  информации, выведением  на печать планов горных работ и последующим  их  утверждением (ст.22 Закона о недрах),  при этом также в соответствии со ст.22 Закона о недрах недропользователь  вправе  сам  выбирать формы этой деятельности?»,  Корнилковым М.В.  был  дан  следующий ответ:

   «Можно согласиться,  что разработанная модель позволяет более рационально использовать недра  и осуществлять  свои обязанности по ведению геологической и маркшейдерской документации путем ведения модели с корректировкой и введением дополнительной информации, выведением на печать планов  горных работ  и  последующим  их утверждением  (ст.22 Закона о недрах),  при  этом  также в соответствии со ст.22 Закона о  недрах  недропользователь  вправе сам  выбирать  формы  этой деятельности.

   В то же время в ходе экспертизы не найдено подтверждения того, что базы данных UGOLD LIMITED и SRK consulting (Russia) Ltd отличаются между собой, поскольку электронная база к отчету SRK consulting (Russia) Ltd была передана заказчику в электронном виде и в сравнительной экспертизе не участвовала.».

   В период проведения экспертизы с 15.08.2016 по 19.08.2016, налогоплательщиком (вход. от 17.08.2016) представлены документы (копия приложения №2 к договору №38-ГД от 12.12.2012 года, копия приложения к отчету «Геологическая документация на завершение Кочкарского месторождения золота» в количестве 13 книг на 4984 листах).

   Приложение №2 к договору №38-ГД от 12.12.2012 года содержит следующую информацию: «Цель проведения работ - Основная цель проведения работ по вышеуказанному договору в соответствии с данные требованиями - создание постоянно действующей ЗД модели месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации месторождения».

   Приложение к отчету «Геологическая документация на завершение Кочкарского месторождения золота» в количестве 13 книг на 4984 листах содержит геологическую базу данных на месторождение золота в виде таблицы с координатами и содержанием золота в каждой точке Кочкарского месторождения.

   По факту представления дополнительных документов в ходе проведения экспертизы в адрес АО «ЮГК» поступило письмо от 24.08.2016 от Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области следующего содержания: «Во время оформления заключения и формирования  выводов экспертизы представление дополнительных документов не предусмотрено. В связи с чем, документы, представленные 17.08.2016 (вх.№16933 от 17.08.2016) не могут быть переданы эксперту в качестве дополнительных материалов».

     Ответ  Инспекцией дан на основании ответа от М.В. Корнилкова следующего содержания: «При ознакомлении 15.08.2016 года с постановлением №18 от 12.08.2016 о  внесении  изменений  в  постановление о назначении экспертизы №15 от 08.08.2016 и с постановлением №19 от 12.08.2016 о внесении  изменений в постановление о назначении экспертизы №16 от 08.08.2016 замечаний  и  ходатайств не поступало. Налогоплательщику было объявлено о завершении исследовательского этапа сравнительной экспертизы документов. На данный момент осуществляется оформление заключения и формирования выводов, а, следовательно, представление дополнительных документов не требуется».

   Таким образом, экспертизе были подвергнуты только текстовые части отчетов, тогда как самая важная часть отчета «Геологическая документация на завершение Кочкарского месторождения золота» в количестве 13 книг на 4984 листах, выполненного  от имени UGOLD LIMITED - модель месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации месторождения, экспертом не принята во внимание.По этой причине  в заключении эксперта (М.В. Корнилкова)  присутствует непоследовательность выводов,  противоречия и неточности, что позволяет судупризнать его неясным и неполным.

    В сложившихся обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что эксперт (М.В. Корнилков)  проводил  экспертное  исследование, не располагая для этого достаточными материалами, то есть без необходимой полноты.

    В этой  связи  эксперт необоснованно  не принял документы,  не  отказался  от  дачи  заключения,  что  привело  к  ошибочным  выводам  эксперта.

     Позиция налогового органа в рассматриваемом  деле сведена к тому, что эксперт (М.В. Корнилков),  подписавший заключение,  несёт ответственность за достоверность содержащихся в нем выводов, и что это должно придавать экспертному  заключению  в  глазах суда априорную достоверность,  признается судом необоснованным, поскольку суд исследует заключение эксперта наряду  с  другими  доказательствами  по  делу (часть 3 статьи 86 АПК РФ). Никакие доказательства (включая и экспертное заключение) не имеют заранее установленной  силы  и  не обладают  преимуществом  перед  другими доказательствами (часть 5 статьи 71 АПК РФ). Суд оценивает достоверностьвыводовэксперта, как и достоверностьлюбых имеющихся в деле доказательств, исключительнопо своему внутреннему убеждению.

    Судом  в  свою очередь  усмотрено,  что  выводы  эксперта (М.В. Корнилкова) основаны на  формальном сравнении отчета «Создание баз данных о геологической информации моделирование Кочкарского месторождения» от 2013 года, выполненного от имени UGOLD LIMITED в рамках договора №38-ГД от 12.12.2012, и отчета «Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское», который датирован 2011 годом, выполненного Представительством компанией с ограниченной ответственностью «Эрсакей консалтинг (Россия) Лимитед», без учета иных фактических обстоятельств и документов.

    Налогоплательщиком обращалось внимание эксперта о главном результате работы -  3D модели месторождений в программы Макромайн, заявитель письменно уведомлял о своей готовности в  любое время предоставить эксперту программу Макромайн  с  сертификационным  ключом  доступа.

     Вместе с тем, эксперт счел возможным не ознакамливаться с основным результатом  работ по договорам - геологическими данными по месторождению, представленными  в  виде  3D модели  в  программе Макромайн.

     Наряду с этим,  налоговым органом   не опровергнут довод  заявителя  о  том, что уклонение от ознакомления с  вышеуказанными  документами  было вызвано тем, что эксперт Корнилков В.М. не располагал необходимыми знаниями, подтвержденными сертификатами, и опытом для проведения экспертизы спорных отчетов по созданию 3D модели на основе сырых геологических данных.

Таким образом, заключение эксперта Корнилкова В.М. не может быть принято во внимание судом как достоверное и объективное, в том числе по причине не подтверждения  квалификации  эксперта в рассматриваемой области объекта -  3D геологическое моделирование, так и по причине не рассмотрения всего комплекта документов, касающихся оспариваемых договоров.

 По аналогичным мотивам заслуживают критики и пояснения специалиста Думчева  Анатолия  Ивановича,  привлеченного налоговым органом.

     Довод налогового органа о том, что налогоплательщик представил приложения №1 к договору №36-ГД от 12.12.2012 и  приложение №2 к договору №38-ГД от 12.12.2012 за 7 рабочих дней до окончания дополнительных мероприятий налогового контроля, признается судом необоснованным,  по  следующим  основаниям.

    Действительно,  налоговые  органывправе привлекать экспертов,  которые относятся к субъектам,  способствующим  контрольной деятельности налоговых органов (статья 87, подпункт 11 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации), что направлено на получение при осуществлении мероприятий налогового контроля достоверной и объективной информации для целей налогообложения, однако, не нарушая при этом прав налогоплательщика.

    Мероприятия налогового контроля по своему предназначению, направлены на обеспечение полного и всестороннего изучения обстоятельств, имеющих значение  для  выявления  действительного  размера  налогового  обязательства.

    В этой связи, не может являться самоцелью -  соблюдение налоговым органом сроков проведения мероприятий налогового контроля в ущерб установлению истинных и достоверных обстоятельств, влияющих на правильную оценку налоговых обязательств налогоплательщика.  

    Согласно части 2 статьи 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

    Данное положение в полной мере относится и к праву опровергать доказательства противной стороны.

    С целью  опровержения сомнений налогового органа, порожденных выводами эксперта Корнилкова М.В., специалиста Думчева А.И.,  заявителем представлены заключения экспертов ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный  Технический  университет им. Г.И. Носова (Институт горного дела и транспорта); ЗАО «Геоэксперт»; ФГУАОУ ВО «НИТУ «МИСиС»;  АО «Иркутский  научно-исследовательский  институт  благородных и редких металлов и алмазов».

    Налогоплательщик для проведения  сравнительного анализа полного пакета документов обратился в ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный Технический университет им. Г.И. Носова» (Институт горного дела и транспорта). Сравнительный анализ проведен: Калмыковым Вячеславом Николаевичем,  доктором технических наук, профессором кафедры «Разработка месторождений полезных ископаемых»; Бурмистровым Константином Владимировичем, кандидатом технических наук, доцентом кафедры «Разработка месторождений полезных ископаемых» в отношении отчетов, выполненных разными разработчиками, н а  предмет  их  идентичности  в  отношении  следующих  рабочих  отчетов:

    «Рабочий  проект  разработки  месторождения «Западный Курасан» открытым способом» от 2006 года, выполненный Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания», и Отчет «Геологического документация  на  завершение  отработки Западно-Курасанского месторождения золота»  от 2013 года,  выполненный  UGOLD  LIMITED.

   Для проведения сравнительного анализа проектов специалисту предоставлены следующие документы:

   -Пояснительная записка «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота», 2013 г., компания UGOLD LIMITED (312 с.) с приложениями б/н к отчету «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота», 2013 г., компания  UGOLD  LIMITED (25 томов, 8763 с).

   -«Рабочий проект разработки  месторождения «Западный Курасан» от­крытым способом, 2006 г.,  выполненный  Цехом  ПКБ  ОАО «ЧУК» (87 с).

  -Договор №36-ГД оказания услуг от 12.12.2012 между ОАО «ЮГК» и компанией UGOLD LIMITED (8 е.).

   -Приложение №1 к договору №36-ГД от 12.12.2012г. (4 с.).

   -решение №008 Приема-передачи 3D модели от 21.01.2013 г. (1 с.)

   -Приказ №945/1 от 12.08.2013 О введении в постоянное пользование 3D модели по Западно-Курасанскому  месторождению золота.

   -Планы горных работ по месторождению Западный Курасан, сделанные на основе геологической модели в оболочке «Micromine», сделанной компанией UGOLD LIMITED (21 лист).

   -Модель, установленная в среде Micromine на рабочих местах геолога и маркшейдера.

   Ответы и Выводы по сравнительному анализу проектов и отчетов предоставлены ФГБОУ ВПО Магнитогорский государственный Технический университет им. Г.И. Носова» (Институт горного дела), выглядели следующим образом.

   Вопрос: «Что представляет из себя отчет «Геологическая документация на за­вершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 г., выполненный от имени UGOLD LIMITED в рамках договора М36-ГД от 12.12.2012?».

   Ответ: «Для проведения сравнительного анализа представлена пояснительная записка «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года, выполненная UGOLD LIMITED. Пояснительная записка не является целью работы, а является дополнением к разработанной ЗД модели Западно-Курасанского месторождения и носит информационный характер, что не противоречит п.8.4 Приложения №1 (Требования по оформлению геологической документации по Западно-Курасанскому месторождению золота).

    Целью работы по договору №36-ГД от 12.12.2012 г., согласно п.4 (Требования ...), является создание постоянно действующей ЗД модели месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации.

    Результатом выполнения работы является модель месторождения, которая была представлена Заказчику (согласно акту №008 Приема-передачи 3D модели от 21.01.2013)».

   Вопрос: «Что представляет из себя «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», который датирован 2006 годом, вы­полненный Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская уголь­ная компания»?».

   Ответ: «Представленный на экспертизу  «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», том 1, пояснительная записка, выполненный в 2006 году Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО по добыче угля «Челябинская угольная компания», состоящий из введения и 12 разделов (87 с.)».

   Вопрос: «Какая новая уникальная информация содержится в отчете «Геологическая документация на  завершение отработки Западно-Курасанского место­рождения золота» от 2013 г., выполненном  от  имени  UGOLD  LIMITED, по сравнению с «Рабочим проектом разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом»,  который  датирован 2006 годом,  выполненным Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания» ?».

  Ответ: «Это два совершенно разных продукта. В первом случае результатом работы является: разработка постоянно действующей ЗД модели Западно-Курасанского месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации;  установка  модели  у Заказчика с программным обеспечением  Micromine; доработка модели после сопоставления Заказчиком  данных,  полученных на модели месторождения, с фактическими геологическими и маркшейдерскими данными, полученных соответствующими  службами предприятия. Во втором случае - разработка проектной документации с последующим согласованием в государственных надзорных органах. Проектная документация  является  основанием для ведения горных работ по освоению месторождения. Модель месторождения и проектная документация по разработке месторождения основывается на одной и той же геологической информации. Но в проекте строго определена последовательность ведения горных работ, вид применяемой техники, схем вскрытия и система разработки, которые не могут быть изменены. Модель Западно-Курасанского месторождения в совокупности с программным обеспечением Micromine позволяет разрабатывать любое количество технологических частей проектов в зависимости от изменения исходных данных».

   Вопрос: «В чем состоят принципиальные отличия отчета «Геологическая доку­ментация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 г.,  выполненного от имени UGOLD  LIMITED, по  сравнению  с «Рабочим проектом разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», который датирован 2006 годом, выполненным Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинскаяугольная компания»?»

   Ответ: «Это два совершенно разных продукта, имеющие различные цели. Постоянно действующая  ЗД  модель  месторождения  используется  для  ведения единой геологической и маркшейдерской документации с последующим внесением геологических и маркшейдерских данных, получаемых в  результате  эксплуатационной  разведки  и  в  процессе отработки месторождения. Данная модель также используется для разработки планов горных работ и моделирования вариантов отработки месторождения при изменении геологических и маркшейдерских данных о месторождении, колебаниях цен на рынках металлов,  потребляемого сырья,  материалов.

  Проектная документация  является  основанием  для  ведения  горных работ по освоению месторождения и составлению планов горных работ. В процессе отработки месторождения могут накапливаться несоответствия между проектной документации  и  фактическими  данными  о запасах  и  качестве руды на месторождении; ценами на продукцию, сырье и материалы; появлением более совершенной техники и технологий. При наличии результатов моделирования, позволяющих более эффективно отрабатывать месторождение, но невозможности сделать это в рамках существующей проектной документации  принимается  решение  о  разработке нового проекта».

   Вопрос: «Возможно ли при разработке технической, проектной или геологической документации на одно и то же месторождение (объект) разными исполни­телями повторение одних и тех же фраз и описаний, обусловленных описанием одного и того же месторождения (объекта)?».

   Ответ: «При разработке технической, проектной или геологической документации на одно и то же месторождение (объект), в случае представления заказчиком идентичной ранее полученной информации по месторождению (отчеты о инженерно-геологических изысканиях, выполненные проекты), исполнитель может в описательной части работы использовать одни и те же фразы, характеризующие месторождения (объекта) или существующее состояние горных работ?  Но  в  любом  случае  исполнитель  обязан  ссылаться на  ранее  выполненные  работы  и  результаты, используемые в данной работе».

   Вопрос: «Возможно ли на основании «Рабочего проекта разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», 2006 г, выполненного Цехом  ПКБ ОАО «ЧУК»,   ведение геологической документации на объект  в  реальном  времени  в единой 3D модели с внесением данных геологического опробования в общей  модели с составлением месячных планов горных работ с учетом данных эксплуатационного   (геологического)  опробования?».

    Ответ: «Нет, не возможно. Проект имеет другие цели и внесение в него изменения не возможно. Для этого выполняется корректировка проекта или разработка нового проекта».

   Вопрос: «Возможно ли сказать, что в приложении к отчету «Геологическая до­кументация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 года, выполненному компанией UGOLD LIMITED, представлена геологическая база данных на месторождение золота в виде таблицы с  координатами  и  содержанием  золота  в каждой точке, на основании которой  программа «Micromine»  может  визуализировать месторождение?».

   Ответ: «Да, можно. Согласно акту №008 Приема-передачи 3D модели от 21.01.2013 г. эти данные использованы для разработки модели и переданы Заказчику. Приказом №945/1 от 12.08.2013 г. 3D модель в среде Micromine является основным источником ведения геологической и маркшейдерской документации на  Западно -Курасанском  месторождении  золота».

   Вопрос: «Можно ли  согласиться,  что модель, созданная компанией UGOLD LIMITED, позволяет более рационально использовать недра и осуществлять свои обязанности по ведению геологической  и  маркшейдерской  документации путем ведения модели с корректировкой и введением дополнительной  информации,  выведением на печать планов горных работ и последующим   их   утверждением  (ст. 22 Закона  о  недрах),  при  этом   также  в соответствии со ст. 22 Закона о недрах недропользователь вправе сам выбирать формы этой деятельности?».

   Ответ: «Можно согласиться, что разработанная модель позволяет более рационально использовать  недра  и осуществлять свои обязанности по ведению геологической  и  маркшейдерской документации  и недропользователь   вправе  сам  выбирать  формы  этой  деятельности.

  Вопрос: «Можно ли сказать, что работы «Геологическая документация на завер­шение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 г., выполненные  компанией UGOLD LIMITED и «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», 2006 г., выполненный  Цехом  ПКБ ОАО «ЧУК»,  идентичны?».

   Ответ: Нет. Совпадение текстовой части пояснительной записки «Геологическая  документация  на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» с отдельными разделами «Рабочего проекта разработки  месторождения  «Западный Курасан» открытым способом», выполненного Цехом ПКБ ОАО «ЧУК», не влияют на качество разработанной модели. Как уже было сказано в ответах 1,3,4 это два совершенно разных продукта, имеющие различные цели использования. Поэтому сравнение работ,  выполненных компанией UGOLD  LIMITED  и  ПКБ ОАО «ЧУК», считаем некорректным. Так, в первом случае получена объемная блочная модель месторождения (файл с данными модели установлены на компьютере в геологическом отделе с сертифицированным USB ключом и программой Micromine) и возможность ведения геологической и маркшейдерской документации по месторождению, более рациональному использования недр  за  счет  учета  эксплуатационной информации;  а во втором случае  был  разработан проект на отработку месторождения - документ, в котором задана техника, технология, параметры отработки месторождения, но он не может быть использован при получении дополнительной эксплуатационной информации.  Обе  эти  работы  необходимы для эффективной эксплуатации месторождения.

   Также, сравнительный анализ проведен в отношении отчетов, выполненных разными разработчиками, на предмет их идентичности в отношении следующих рабочих отчетов: «Создание баз данных о геологической информации и   моделирование  Кочкарского месторождения»,  выполненных от имени UGOLD  LIMITED  в  рамках договора №38-ГД от 12.12.2012 года (далее Отчет UGOLD LIMITED от 2013 г.), и «Отчет о моделировании месторождения Кочкарское» (далее Отчет о моделировании, SRK 2011 г.) по договору № RU00316 от 23.12.2011 г.

    Для проведения сравнительного анализа проектов специалисту предоставлены следующие документы:

     -Пояснительная записка «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождение», 2013 г., компания UGOLD LIMITED (411 с).

   -«Отчет о моделировании, месторождение Кочкарское», выполненный SRK consulting (Russia) Ltd, 2011 г.

   -Договор №38-ГД от 12.12.2012 между ОАО «ЮГК» и компанией UGOLD LIMITED (7 с.)

  -Приложение №2 к договору №38-ГД от 12.12.2012г. (4 с).

   -Решение №012 Приема-передачи 3D модели от 13.05.2013  (1 с.)

   -Приказ №1414/1 от 03.12.2013 г. О введении в постоянное пользование 3D модели по Кочкарскому месторождению золота.

   -Договор № RU00316 от 23.12.2011 г. между ОАО «Южуралзолото Группа Компаний» Компанией с ограниченной ответственностью «Эсаркей Консалтинг» (21 с.)

   -Планы горизонтов 550, 600, 650, 700 м с эксплуатационно-разведочными скважинами, сделанные на основе геологической модели в оболочке «Micromine», сделанной компанией UGOLD LIMITED (4 листа).

  -Блочные модели по отдельным жилам месторождения, сделанные на основе геологической модели в оболочке «Micromine», сделанной компанией UGOLD LIMITED (8 листов).

   -Модель, установленная в среде Micromine на рабочих местах геолога и маркшейдера.

   Выводы по сравнительному анализу проектов и отчетов предоставлены ФГБОУ ВПО Магнитогорский государственный Технический университет им. Г.И. Носова» (Институт горного дела), ниже изложены вопросы и ответы.

   Вопрос: «Что представляет из себя отчет «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения», выполненный от имени UGOLD LIMITED в рамках договора №38-ГД от 12.12,2012 года?».

  Ответ «Для сравнительного анализа представлена пояснительная записка «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения» от 2013 года,  выполненная  UGOLD LIMITED. Пояснительная записка  не  является  целью  работы,  а  является дополнением к разработанной 3Д модели Кочкарского месторождения и носит информационный характер, что не противоречит п.8.4 Приложения №2 (Требования по оформлению баз данных о геологической информации и моделированию Кочкарского месторождения золота). Целью работы по договору №38-ГД от 12.12.2012г. согласно техническому заданию (Приложение №1) и п.4 (Требования ...) является создание постоянно действующей ЗД модели месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации.

  Результатом выполнения работы является модель месторождения, которая была представлена Заказчику (согласно акту №012 Приема-передачи 3D модели от 13.05.2013)».

  Вопрос: «Что представляет из себя «Отчет о моделировании месторождения Кочкарское» (далее отчет о моделировании, SRK 2011 г.) по договору № RU00316 от 23.12.2011 г.» ?».

  Ответ: «Представленный на сравнительную экспертизу Отчет о моделировании, SRK 2011 г. представляет сброшюрованный том документации, состоящей из содержания, отказа от ответственности и 6 разделов (объемом 53 с)».

    Вопрос: «Какая новая уникальная информация содержится в отчете «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского место­рождение»,  выполненном от имени UGOLD LIMITED в рамках договора  М38-ГД от 12.12.2012 г. (далее Отчет UGOLD LIMITED от 2013), по сравнению с «Отчетом  о моделировании, месторождение Кочкарское» (далее отчет о моделировании, SRK2011 г.), по договору № RU00316 от 23.12.2011 г.»?».

   Ответ: «Несмотря на  отсутствие принципиальных различий в текстовой части пояснительной записки Отчет UGOLD LIMITED от 2013 по сравнению с Отчетом о моделировании, SRK 2011 г.) сравнивать надо результаты работ, прописанные в договорах и приложениях к ним.

   В первом случае результатом работы является разработка постоянно действующей ЗД модели Кочкарского месторождения для ведения единой геологической и маркшейдерской документации;  установка модели у Заказчика с программным обеспечением Micromine;  доработка модели после сопоставления Заказчиком данных,  полученных  на  модели  месторождения,  с фактическими геологическими и маркшейдерскими данными, полученных соответствующими службами предприятия.

   Во втором случае - моделирование и оптимизация Кочкарского месторождения золота для проведения анализа оценки Ресурсов и Запасов в соответствии с требованиями кодекса JORC для выхода для на IPO.

   Обе модели основываются на одной  и  той же геологической информации. Но модель Кочкарского месторождения, выполненная UGOLD LIMITED, в совокупности с программным обеспечением Micromine предназначена для моделирования различных  вариантов  освоения  месторождения  в  зависимости от изменения исходных данных. Результатом работы по договору № RU00316 от 23.12.2011 г. является именно Отчет по оценки Ресурсов и Запасов  в  соответствии  с  требованиями  кодекса  JORC  для  выхода  на  IPO».

    Вопрос: «В чем состоят принципиальные отличия  отчета «Создание баз данных о геологической   информации   моделирование   Кочкарского месторождение»,  выполненного  от имени UGOLD LIMITED в рамках договора М38-ГД от 12.12.2012 г.  (далее Отчет UGOLD LIMITED от 2013), по сравнению  с  «Отчетом  о  моделировании  месторождения  Кочкарское» (далее отчет о моделировании, SRK2011 г.) по договору № RU00316 от 23.12.2011 г.»?».

  Ответ: «Это два совершенно разных продукта, имеющие различные цели. Постоянно действующая ЗД модель месторождения используется для ведения единой геологической и маркшейдерской документации с последующим внесением геологических и маркшейдерских данных,  получаемых  в  результате эксплуатационной разведки и в процессе отработки месторождения. Данная модель также используется для разработки планов горных работ и моделирования вариантов отработки месторождения при изменении геологических и маркшейдерских данных о месторождении, колебаниях цен на рынках металлов, потребляемого сырья, материалов.

   Результатом работы по договору № RU00316 от 23.12.2011 г.  является разовое моделирование ситуации и разработка Отчета по оценке Ресурсов и Запасов  в  соответствии  с  требованиями  кодекса  JORC для  выхода  на  IPO».

   Вопрос «Возможно ли при разработке технической, проектной или геологической документации на одно и то же месторождение (объект) разными исполни­телями повторение одних и тех же фраз и описаний, обусловленных описанием одного  и того  же месторождения (объекта)?».

   Ответ: «При разработке технической, проектной или геологической документации на одно и то же месторождение (объект), в случае представления заказчиком идентичной ранее полученной информации по месторождению (отчеты о инженерно-геологических изысканиях, выполненные проекты), исполнитель может в описательной части работы использовать одни и те же фразы, характеризующие месторождения (объекта) или существующее состояние горных работ? Но в любом случае исполнитель обязан ссылаться на ранее выполненные работы и результаты, используемые в данной работе».

    Вопрос: «Есть ли разница в подходах и нормативах, применяемых для геологической информации на территории РФ, и кодексе JORC?».

     Ответ: «Да. Они основываются на различных подходах и нормативах».

   Вопрос: «Возможна ли ситуация, когда  оформленная модель для подсчета ресурсов по кодексу JORC не может быть применена для  каждодневной эксплуатации в результате разных подходов к  работе  в  зависимости  от целей работ, особенно в  месторождениях со сложным распределением минерализации и сложным их расположением, как на Кочкарском месторождении, по причине не подтверждения практикой отработки: содержание рудных жил не отходит и есть случаи при отработке появления «новых» жил ?»

  Ответ: «Да, такая ситуация возможна. Так как для ведения геологической до­кументации в соответствии с лицензионными требованиями возможно только при­менение методики ГКЗ».

   Вопрос: «Верно ли утверждение недропользователя о том, что моделирование, выполненное компанией SRK в целях подтверждения ресурсов согласно кодекса JORC для выхода на IPO, может быть менее подробно сделано, чем модели­рование  в целях создания модели сложного месторождения (такого как Кочкарское)  для его каждодневной эксплуатации?».

     Ответ: «Утверждение о менее подробном моделировании не верно, так как количества скважин и подземных выработок для исходной базы данных, приведенных в отчетах обеих компаний идентичны. Но модель, выполненная UGOLD LIMITED может пополняться эксплуатационными данными и использоваться для ведения геологической документации в соответствии с российскими лицензионными требованиями (применение методики ГКЗ).

   Результаты моделирования, выполненные компанией SRK, могут быть использованы только для подтверждения ресурсов согласно кодекса JORC для выхода на IPO».

   Вопрос: «Имеет ли право  недропользователь  в соответствии со ст. Закона РФ «О недрах» заказать моделирование месторождения, если ранее выполненные ана­логичные работы не устраивают его по качеству?».

   Ответ: «Да. Недропользователь имеет право заказать моделирование месторождения, если ранее выполненные аналогичные работы не устраивают его по качеству».

    Вопрос: «Возможно ли сказать, что в представленных материалах отчета «Создание баз   данных  о  геологической   информации   и  моделирование Кочкарского месторождения» UGOLD LIMITED представлена геологическая база данных на месторождение золота в виде таблицы с координатами и содержанием золота в каждой точке, на основании которой программа Micromine может визуа­лизировать месторождение?».

   Ответ: «Да, можно. Согласно акту №012 Приема-передачи 3D модели от 13.05.2013 г. эти данные использованы для разработки модели и переданы Заказчику. Приказом №1414/1 от 03.12.2013 г. 3D модель в среде Micromine является основным источником ведения геологической и маркшейдерской документации на Кочкарском  месторождении  золота».

   Вопрос: «Можно ли  согласиться,  что  модель,  созданная  компанией UGOLD LIM­ITED, позволяет более рационально использовать недра и осуществлять свои обязанности  по ведению геологической и маркшейдерской документации путем ведения модели с корректировкой и введением дополнительной  информации,  выведением  на  печать  планов горных  работ  и последующим их утверждением (ст. 22 Закона о недрах), при этом также в соответствии со ст. 22 Закона о недрах  недропользователь  вправе сам выбирать формы этой деятельности?».

   Ответ: «Можно согласиться, что разработанная модель позволяет более рационально использовать недра и осуществлять свои обязанности по ведению геологической и маркшейдерской документации, и недропользователь вправе сам  выбирать  формы этой  деятельности».

  Вопрос: «Можно ли сказать, что работы «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождение» UGOLD LIMITED и «Отчетом о моделировании, месторождение Кочкарское» SRC, идентичны ?»

   Ответ: «Нет. Совпадение текстовой части пояснительной записки «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождение» с отдельными разделами «Отчета о моделировании месторождения Кочкарское» SRC» не влияют на качество разработанной модели. Как уже было сказано в ответах 1, 3, 4, 8, это два разных продукта имеющие различные цели использования.

   Сравнение работ выполненных компанией UGOLD LIMITED и SRK не совсем корректно. В первом случае разработана объемная блочная модель месторождения с возможность пополнения ее эксплуатационными данными и используемая для ведения   геологической   документации   в   соответствии   с лицензионными требованиями  с  применением  методики ГКЗ.

   Во втором случае выполнен подсчет ресурсов согласно кодекса JORC, который имеет вес для фондовых бирж, банков, партнёров совместных предприятий и инвестиционных компаний, что очень важно при выходе на рынок IPO. При этом модель являлась лишь этапом в данной работе.

     Таким образом, полученные выводы сравнительной экспертизы проектов эксперта Корнилкова М.В. (назначенной по инициативе налогового органа) разнятся с мнением специалиста  Гавришева Сергея Евгеньевича, профессора, доктора технических наук, декана Института горного дела и транспорта ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный Технический университет им. Г.И. Носова».

     Вышеизложенное  также  подтверждает то,  что выводы эксперта Корнилкова М.В. не основаны на объективности и на фактических обстоятельствах.

     Довод налогового органа о  том, что к сравнительным отчетам, составленным по инициативе налогоплательщика, следует отнестись критически  со  ссылкой  на  то,  что  согласно данным, отраженным в интернете,  Струков К.И. является выпускником ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова» (1980), осуществляет  перечисления  в  адрес  ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический  университет им. Г.И. Носова»  за обучение своих сотрудников, в связи с чем, Струков К.И. и  ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова» являются  заинтересованными  лицами,  признается  судом  необоснованным.

     Так, налоговым органом не представлено доказательств того, что общество оказывало благотворительную помощь в адрес ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова», либо АО «ЮГК» является спонсором учебного заведения.

     С целью опровержения критического отношения к представленному сравнительному анализу спорных проектов, выполненных ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова», налогоплательщик обратился для проведения сравнительного анализа проектов в АО «Иркутский научно-исследовательский институт благородных и редких металлов и алмазов» и ЗАО «Геоэксперт».

     Заключение выполнено генеральным директором ЗАО «Геоэксперт», профессором, доктором технических наук И.И. Айнбиндером.

     Заключение составлено на основе сравнительного анализа выполненных работ: проектной документации «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Куросан»  открытым способом, 2006 г.  и  научно-исследовательской работы «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Куросанского  месторождения золота», 2013 г., выполненной в UGOLD LIMITED  в  рамках  договора  №36-ГД  от 12.12.2012, а также двух НИР «Отчет о моделировании месторождения Кочкарское», выполненный компанией SRK в 2011 г., и «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения», выполненной  UGOLD  LIMITED  в  рамках  договора  №38-ГД от 12.12.2012.

    По результатам сравнительного анализа спорных проектов ЗАО «Геоэксперт»: в отношении проектной документации «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом» от 2006 г. и Геологической документации на завершение отработки Западно-Куросанского месторождения золота» от 2013 г. представлены следующие выводы: «Несмотря на внешнее сходство текстовой части Рабочего проекта и пояснительной записки к Геологической документации, по сути были выполнены две принципиально разные работы - проектная, как основа для введения открытых горных работ по отработке месторождения, и научно-исследовательская, результатом которой явилась разработанная в оболочке «Micromine», динамично изменяющаяся в режиме реального времени, в соответствии с фактическими данными по развитию горных работ, геологическая модель месторождение «Западный Куросан», как основа для разработки на бумажном носителе и  в электронном виде геологической и маркшейдерской документации,  составления схем и планов развития горных работ, расчета плановых и фактических показателей потерей и разубоживания руды, подсчета и списания запасов на определенный момент, ведения иной отчетной документации  в  соответствии  с современными требованиями в сфере недропользования. Уникальность  Геологической документации состоит в собранной базе  данных  и  в  разработанной  оболочке  «Micromine»  объемной геологической модели месторождения «Западный Куросан», которая установлена на рабочих местах геологической и маркшейдерской службы горнодобывающего предприятия и позволяет в режиме реального времени вносить все изменения в геологическую модель месторождения в соответствии с фактическими данными по развитию горных работ и уточнением геологии месторождения. Такая модель необходима для выполнения современных требований по ведению недропользователем плановой и отчетной документации и её не было  и  не должно быть в структуре Рабочего проекта, разработанного Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания» в 2006 г. Геологическая документация представляет постоянно действующую  3Dгеологическую модель месторождения «Западный Куросан», которая является инструментом для ведения геологической и маркшейдерской  документации,  составления  схем и  планов развития горных работ, расчета плановых и  фактических показателей  потерь  и разубоживания руды, подсчета и списания запасов на определенный момент, ведения иной отчетной документации в соответствии с современными нормативными требованиями в сфере недропользования».

    В отношении «Отчета о моделировании, разработанного компанией SRK в 2011 г., и отчета «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения, выполненного от имени  UGOLD LIMITED в рамках договора №38-Д от 12.12.2012, представлены следующие выводы: «Ознакомление с представленными на экспертизу материалами показало, что несмотря на  внешнее сходство описательной части Отчета о моделировании, разработанного компанией SRK в 2011 г. и Базы данных и 3D модели, подготовленных UGOLD LIMITED в 2012 г., по сути это - две разные работы: в одной представлена  статичная модель Кочкарского месторождения, во-второй - в оболочке «Micromine» разработана 3D геологическая модель Кочкарского месторождения, динамично изменяющаяся в режиме реального времени в  соответствии с  фактическими  данными по развитию горных работ, как основа для разработки на  бумажном  носителе и в электронном виде геологической и маркшейдерской  документации,  составления схем и планов развития горных работ, расчета плановых и фактических показателей потерь и разубоживание руды, подсчета и списания запасов на определенный момент, ведения иной отчетной документации в соответствии с современными нормативными требованиями в сфере недропользования. Уникальность отчета  UGOLD LIMITED от 2013 г. состоит в собранной базе данных по Кочкарскому месторождению и в разработанной в оболочке «Micromine» объемной геологической модели  месторождения,  которая  установлена на рабочих местах геологической и маркшейдерской службы горнодобывающего предприятия и позволяет в режиме реального времени вносить все изменения в геологическую модель месторождения в соответствии с фактическими данными по развитию горных работ и уточнением геологии месторождения. Такая динамичная модель необходима для выполнения современных требований по ведению недропользователем плановой  и отчетной документации и её нет в статичной модели, подготовленной по результатам работы SRK, представленной в Отчете о моделировании 2011 г., так  как  задачей  разработки статичной модели являлась оценка и  оптимизация ресурсов и запасов на Кочкарском месторождении в соответствии с кодексом JORSдля выхода на IPO.

    Налогоплательщиком также получено заключение по анализу отчетов по месторождениям Западно-Курасанское и Кочкарское подписанное зав.геологическим сектором горно-геологического отдела Рупышевым М.С., согласовано с начальником горно-геологического отдела Давиденко А.А., утверждено генеральным директором АО «Иргиредмет» Дементьевым В.Е.

    В отношении  идентичности отчета «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота» от 2013 г., выполненного от  имени  UGOLD LIMITED, по сравнению  с «Рабочим проектом разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», который датирован 2006 г., выполненный Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО  «Челябинская угольная компания», выдано заключение, что работы имеют  принципиально различное назначение. Целевым назначением  первого  является  аналитическая  работа  с балансовыми и забалансовыми запасами для обоснования возможности отработки последних, а также для эксплуатационных целей.  Для этого была создана блочная 3D модель, которая позволяет оценить весь объем рудной массы по месторождению в целом. В частности, модель отражает не только балансовые запасы месторождения, но и забалансовые, а также при необходимости прогнозные ресурсы, что позволяет в короткие сроки оценивать различные варианты подсчета запасов по разным параметрам - запасы и средние содержания полезных компонентов по блокам, по рабочим горизонтам, по блокам и горизонтам одновременно и т.д.

     Второй документ - рабочий проект - предусматривает непосредственно четкий порядок отработки балансовых запасов месторождения без каких-либо вариаций и количественным характеристикам. Проект имеет четко техническую направленность и никаких аналитических работ по вариантам подсчета запасов не предусматривает.

    В отношении идентичности Работы «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторждения» UGOLD LIMITED и «Отчет о моделировании месторождения Кочкарское»  SRK, получено заключение, что работы не являются идентичными, так как они имеют разный объем, состав проекта и приложения. Кроме того, цели проекта совершенно различные: в первом случае проект нацелен на внутреннее пользование для более рационального использования недр, во втором - для предоставления отчета на IPO.

    Уникальность работы «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения» UGOLD LIMITED» состоит в том, что модель, созданная компанией  UGOLD LIMITED, позволяет более рационально использовать недра и осуществлять свои обязанности по ведению геологической и маркшейдерской документации путем ведения модели с корректировкой и введением дополнительной информации. На основании полученной документации могут разрабатываться чертежи для планирования горных работ, которые возможно вывести на печать и впоследствии использовать на утверждении. При этом в соответствии со ст.22 Закона «О недрах» недропользователь вправе сам выбирать формы этой деятельности».

    Налогоплательщиком также представлено заключение ФГА ОУВО НИТУ «МИСиС» Горного института выполненное независимым экспертом Мельником Владимиром Васильевичем, профессором, доктором технических наук.

     Целью составления экспертного заключения является сравнительный анализ выполненных работ: проектной документации «Рабочий проект разработки месторождения «Западный Курасан» открытым способом», от 2006 г. и научно-исследовательских работ: «Отчет о моделировании месторождения Кочкарское», разработанный компанией SRK в 2011 г. по договору №RU00316 от 23.12.2011 и «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения» разработанный UGOLD LIMITED в рамках договора №38-ГД от 12.12.2012.

    В отношении научно-исследовательской работы «Геологическая документация на завершение отработки Западно-Курасанского месторождения золота», 2013 г. сделан следующий вывод: «В этом отчете представлена формализованная база данных о месторождении, на основе которой в оболочке «Micromine» разработана объемная геологическая модель месторождения «Западный Курасан». Этой модели нет и не должно быть в составе Рабочего проекта, разработанного Цехом проектно-конструкторского бюро ОАО «Челябинская угольная компания» в 2006 г., так как основной целью проекта является регламентация процессов ведения горных работ. Объемная геологическая модель, разработанная от имени UGOLD LIMITED в 2013 г., предназначена для ведения геолого-маркшейдерской документации в соответствии с требованиями ГКЗ при Роснедра. Она устанавливается на рабочих мест геологической и маркшейдерской службы горнодобывающего предприятия и позволяет в режиме реального времени вносить все изменения в геологическую модель месторождения в соответствии с фактическими данными по развитию горных работ и уточнением геологической базой месторождения. Такая модель разрабатывается для каждого месторождения, и в силу их неповторимости, она позиционируется как уникальная. Спорные отчеты имеют только внешнее текстовое сходство пояснительных записок. Однако это два разных творческих проектных продуктов из-за различия целей из разработки. Один - для ведения открытых горных работ по освоению запасов месторождения, второй является инструментом ведения геологической и маркшейдерской документации в текущем моменте времени в соответствии с современными нормативными требованиями: составления схем и планов развития горных работ, расчета плановых и фактических показателей потерь и разубоживания руды, подсчета и списания запасов и пр. Модель, созданная  UGOLD LIMITED, позволяет более рационально использовать недра и осуществлять свои обязанности по ведению геологической и маркшейдерской документации путем ведения модели с корректировки и введением дополнительной информации, выведением на печать планов горных работ и последующим их утверждением. (ст.22 Закона о недрах)».

   В отношении работы «Отчет о моделировании месторождения Кочкарское» и научно-исследовательской работы «Создание баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения» получен следующий вывод: «Это два принципиально разных программных продукта, имеющие различные цели. Постоянно действующая модель 3D модель месторождения, разработанная в рамках договора №38-ГД от 12.12.2012, предназначена для ведения текущей геологической и маркшейдерской информации по результатам эксплуатационной разведки и маркшейдерских замеров или развитии горных работ. Данная модель используется для разработки планов горных работ и других плановых и отчетных документов. Модель, разработанная по договору №RU00316 от 23.12.2011, является статичной и не предусматривает корректировки в программном режиме в связи с происходящими изменениями в границах месторождения. Она предусматривалась для моделирования конкретной ситуации и оптимизации запасов в соответствии с требованиями кодекса JORS для выхода на IPO. Модель, созданная UGOLD LIMITED в среде «Micromine», позволяет недропользователю более рационально  использовать недра и осуществлять свои функциональные обязанности по ведению геологической и маркшейдерской документации в соответствии с требованиями ГКЗ при Роснедра путем использования динамической модели месторождения с введением дополнительной новой  информации, выведением на печать планов горных работ и последующим  их  утверждением  в установленном порядке, при этом также в соответствии со ст.22 Закона «О недрах» недропользователь вправе сам выбирать формы учета этого вида деятельности.

    Таким образом, судом усмотрена индивидуальность, неповторимость, уникальность спорных отчетов, которая подтверждена рядом экспертов (экспертных учреждений), одновременно опровергающих выводы эксперта Корнилкова М.В. (экспертизы назначенной по инициативе налогового органа), специалиста Думчева А.И.

     Анализ результатов экспертиз, проведенных по инициативе налогоплательщика, позволяет суду придти к выводу о том, что целью заключения спорных договоров №36-ГД от 12.12.2012,  №38-ГД от 12.12.2012 на выполнение работ являлось более рациональное использование недр и последующее ведение модели месторождения с вводом в модель геологической и маркшейдерской информации (опробование, планы работ, объемы выемки и прочее), которая позволила налогоплательщику вести месторождение в режиме реального времени и иметь возможность корректировать планы работ и пр., не выходя за условия проекта и лицензионного соглашения.

     Результаты проведенных сравнительных экспертиз (по инициативе налогоплательщика) не противоречат друг другу, имеют однозначные выводы.

     Довод налогового органа об отсутствии у налогоплательщика добычи со 2 квартала 2012 г. по 4 квартал 2015 г., как фактора того, что планы горных работ на 2013 г. являются не актуальными, так как разработка месторождения в данный период не велась, судом признается необоснованным по следующим основаниям.

     Налоговый орган ошибочно отождествляет понятия «добыча» и «разработка карьера» так как в понятие «разработка месторождения» входит несколько последовательных этапов: геолого-разведочные работы (ГРР); горно-подготовительные работы (ГПР);  добыча полезных ископаемых; рекультивация  нарушенных  земель  после  окончания  добычи.    

     В этой связи, «добыча полезных ископаемых» является одним из этапов разработки месторождения, а потому довод налогового органа об отсутствии факта разработки месторождения со ссылкой на отсутствие добычи полезных ископаемых носит ошибочный характер.

    Более того, требование налогового органа о непосредственной связи расходов с извлечением дохода не может рассматриваться как определяющее момент признания расходов и обуславливающее этот момент датой получения дохода.

    Так, пункт 1 статьи 252 НК РФ, определяя условия, которым должны соответствовать затраты организаций для признания их в качестве расходов, уменьшающих полученный доход (обоснованность, документальная подтвержденность), устанавливает требование об относимости затрат, а именно о том, что они должны быть произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

     Из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 04.06.2007 №366-О-П, следует, что положения п. 1 ст. 252 НК РФ устанавливают общие характеристики определения в целях налогообложения налогом на прибыль организаций расходов налогоплательщика, которые, как уменьшающие полученные им доходы, учитываются при расчете налоговой базы данного налога.

   Общие критерии отнесения тех или иных затрат к расходам, указанные в положениях статьи 252 НК РФ, должны применяться в системе действующего правового регулирования с учетом целей и общих принципов налогообложения, а также позиций Конституционного Суда Российской Федерации.

   Глава 25 НК РФ устанавливает определенную соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли.

    Из этого же исходит и  Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, указавший в Постановлении от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о  намерениях налогоплательщика получить экономический эффе кт в  результате  реальной   предпринимательской или иной экономической деятельности.  При этом  речь  идет именно  о  намерениях и  целях  (направленности)  этой  деятельности,  а  не  о  ее результате.

     В связи с чем, не имеет никакого правового значения в рассматриваемом споре ссылки налогового органа на факт обращения в ФБУ «Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых» для проверки отчетности налогоплательщика по запасам  месторождений как на критерий   обоснованности  расходов  по  статье  252 НК РФ.

     Довод  налогового  органа  о  том, что  налогоплательщиком не представлены акт №008 приема-передачи 3D модели от 21.01.2013, приказ №945/1 от 12.08.2013 «О введении в постоянное пользование 3D модели по Западно-Курасанскому месторождению золота», акт №012 приема-передачи 3D модели от 13.05.2013, приказ №1414/1 от 03.12.2013 «О введении в постоянное пользование 3D по Кочкарскому месторождению золота», судом признается необоснованным, поскольку фактически, конкретно по передаче 3D модели налоговый орган документы не истребовал в ходе проверки, что подтверждают требования, выставленные в адрес налогоплательщика.                   

      На стадии досудебного обжалования в вышестоящий налоговый орган налогоплательщиком были представлены акты №012 от 13.05.2013 и №008 от 21.01.2013 приема-передачи 3D модели Кочкарского месторождения и Западно-Курасанского месторождения. Также были представлены приказы №945/1 от 12.08.2013, №1414/1 от 03.12.2013 о введении в постоянное пользование 3D моделей по Западно-Курасанскому и Кочкарскому месторождению золота.

     Довод налогового органа о том, что предметы договоров №36-ГД №38-ГД от 12.12.2012 на выполнение работ по созданию баз данных о геологической информации и моделирование Кочкарского месторождения золота и Западно-Курганского месторождения золота не содержат указания на создание 3D модели, признается судом необоснованным.

    Договоры, заключенные между АО «ЮГК» и UGOLD LIMITED, содержат все необходимые условия,  предусмотренные главой 27 ГК РФ: предмет, цену, сроки исполнения обязательств. Договор исполнен сторонами в установленные сроки, 3D модель и сопутствующая  документация  представлены в  инспекцию.

     Доводы инспекции о вторичности предметов договоров, указанных в самих договорах по отношению к приложениям №1 и №2 к договорам, признается судом необоснованным.

     В приложениях №1 и №2 указана  конкретизация: моделирование проводится в виде создания постоянно действующей 3D модели, работающей в программном продукте Micromine. Данные приложения являются обычаем гражданского оборота, когда стороны, ввиду большого объема информации, указывают предмет договора в основном договоре в общих чертах, а в приложениях, либо спецификациях, уже конкретизируют проводимые работы.

     Информация, содержащаяся в приложениях, никоим образом не указывает на незначительность целей договора, а лишь ограничивает предмет договора объемом, видом работ, при выполнении которых моделирование считается исполненным.

     Необходимо отметить, что 3D моделирование в программе Макромайн представляет из себя обработку сырых геологических данных (такие как результаты поискового бурения, эксплуатационного оборудования, маркшейдерских данных - координаты точки, содержание полезных ископаемых в этой точке), их систематизацию, заведение данных в программу Макромайн. После обработки в данной программе получают геологические данные в виде 3D модели, о чем и свидетельствует приложение №1 к договору №36-ГД от 12.12.2012 и приложение №2 к договору №38-ГД от 12.12.2012.

    В свою очередь налоговый орган считает, что вышеуказанные приложения №1 и №2 не соответствуют предмету договора, по причине того, что  3D модель и геологические данные это разные понятия.

   Напротив, геологические данные по данному договору представляются в виде 3D модели,  3D модель ничто иное как цифровой продукт.

      Довод налогового органа о том, что 3D модель по Кочкарскому месторождению была разработана компаний SRK, признается судом необоснованным.

     Несмотря на схожее название результата работ из-за различных целей, для которых они делались, отчеты имеют разный результат: компания SRK делала данную модель в рамках подсчета запасов золота по международному стандарту JORS (данная  работа нужна была для оценки, сколько стоит компания  и  её запасы  на  международном  рынке капитала и выхода с продажи акций на IPO), а он предполагает включение в запасы и в модель только подтвержденных официальными геологическими изысканиями данных. Многие данные просто не вошли в модель (данные эксплуатационного опробования и пр.) и соответственно,  даже есть  факты наличия отработки запасов (жил), по которым в модели СРК просто нет информации и вида геологических тел, которые по факту отработки просматриваются и не соответствуют этой модели. У компании  UGOLD LIMITED такой задачи не ставилось -  они брали весь объем сырой геологической информации и вводили ее в модель, соответственно результат -  3D модель компании  UGOLD LIMITED максимально приближена к истинной картине строения месторождения. Это же  и подтверждается тем, что объем золота на Кочкарском месторождении  принятых к обработке по модели -  SRK - 39,5 тонн золота, а по модели компании UGOLD LIMITED эта цифра составляет 58,52 тонны золота при среднем содержании 2,7 грамм на тонну. Но эта информация налоговым органом была оставлена  без  внимания -  ни инспекция, ни эксперты,  привлеченные ответчиком, надлежащим образом не ознакомились с 3D моделью, с целью выяснения указанных цифр.

    Работу по созданию геологической 3D модели месторождения Западный Курасан,  выполненную компанией UGOLD LIMITED,  инспекция сравнивает  с  проектной   документацией,  выполненной  в  2009 г.  ПКБ ОАО «ЧУК».

    По своей сути  и  содержанию  это разные  результаты.  В  первом случае речь ведется о цифровой модели в программе Микромайн геологического строения месторождений - геологические тела на экране монитора можно рассмотреть, крутить, подсчитывать объемы, заводить новые данные эксплуатационного опробования, тем самым меняя само рудное тело и соответственно находить более экономичные параметры отработки месторождения, снижая затраты.

    Во втором случае проектная документация, это лишь статически нарисованные  на  бумаге проекта «Как выкопать» рудное тело из земли, причем данный  карьер  представлен на конец отработки, а геологически рудное тело начерчено только по результатам разведочного бурения. Никакую динамичность (изменение параметров отработки) этот  проект  не  дает,  у  него такой цели  не  ставилось.  Цель проекта выполненного в 2009 г. ПКБ ОАО ЧУК - определить область,  в  которой  ведутся  горные  работы, и утвердить эту область со стороны государства (контролирующего органа).  В процессе же отработки внутри этой области горными предприятиями согласовывается ежегодный план горных работ в Ростехнадзоре, а чтобы АО «ЮГК» с максимальной эффективностью отрабатывать данное месторождение необходима  3D модель,  на основании данных которой в процессе добычи составляется и/или корректируются планы горных работ (в зависимости от результатов эксплуатационного опробования рудное тело своими контурами фактически отличается от первоначальных данных геологической разведки и вводя эти данные в  модель меняется представление  о  геологии месторождения - здесь на 5 метров в право, там новая жила, а где - то и неподтвержденные запасы - они нарисованы, а фактически они отсутствуют в природе).

    Поэтому сравнение налоговым органом 3D модели с проектной документацией является необоснованным,  а все совпадения описательной части объясняются тем, что это лишь описание месторождения, не носящее никакого уникального характера. Уникальность обеих работ компании UGOLD LIMITED это сама геологическая модель в программе Макромайн, имеющая цифровой вид,  а  вся  текстовая  информация,  полученная от компании UGOLD LIMITED является лишь дополнением к данной 3D модели - бумажным оформлением, подтверждающим сам факт проведения работ.

    Суд принимает во внимание, что позиция заявителя подтверждена квалифицированными экспертами ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный Технический университет им. Г.И. Носова (Институт горного дела и транспорта); ЗАО «Геоэксперт»; ФГУАОУ ВО «НИТУ «МИСиС»; АО «Иркутский научно-исследовательский институт благородных и редких металлов и алмазов».

    Все эксперты этих организаций имеют подтверждающие документы владения  программным  продуктом  Макромайн,  и они исследовали весь объем документов по  оспариваемым  договорам, включая цифровую 3D модель месторождений и все  4 организации подтвердили наличие указанной работы на  месторождении (3D модели), обоснованность её заказа для горных предприятий и соответствие результата работ договорным документам между компаниями.

    Эксперт Корнилков М.В. необоснованно проигнорировал приложения к отчету - несколько десятков книг.

    У суда возникли сомнения в квалификации эксперта Корнилкова М.В., обусловленные тем, что в  отчете он не представил подтверждающие документы по владению комплекса  «Micromine», тогда как согласно техническим требованиям (представлены на экспертизу) результатом выполненных работ является именно создание модели  в «Micromine». Несмотря на это, в  своем заключении эксперт Корнилков М.В. не упоминает о представленных технических требованиях.

    Довод налогового органа о том, что технические требования противоречат основному договору, признается судом необоснованным, по следующим основаниям.

    Предметом рассматриваемого договора является геологическая документация на отработку месторождения. В основном договоре нет уточняющих материалов  о  том, что должна представлять из себя геологическая документация  и  именно поэтому стороны по договору пришли к соглашению, уточняющему предмет договора - техническим требованиям,  в которых содержатся специфические требования, позволяющие идентифицировать предмет договора. В сложившееся время цифровых технологий налогоплательщик заключил данный договор и заказал данную работу - без нее месторождение не отрабатывается. 

    Суд отмечает, что необъективное восприятие налоговым органом спорных отчетов порождено именно поверхностным сравнением текстовых отчетов, в отрыве от действительной производственной необходимости этих отчетов, использовании 3D модели в производственном процессе.

    Налоговым органом не восприняты особенности рассматриваемых отчетов - отчет, выполненный  UGOLD LIMITED,  состоит  из описательной части и книг,  в  которых  в  числовом  варианте  отражена  модель 3D.            

    Сомнения относительно документального подтверждения спорных хозяйственных операций налоговый орган необоснованно связывает с представлением налогоплательщиком документов в разное время, тогда как на то  были  объективные причины.

    Так, в подразделении бухгалтерии налогоплательщика хранился лишь один том  из  нескольких  десятков  и акт о передачи бумажной версии геологических данных. Основной результат спорных отчетов, а именно модель 3D хранится в отделе геолого-маркшейдерской службы в программе «Макромайн», там же хранились и приложения к отчетам, по месту их использования.

     Поэтому после получения акта проверки, в котором содержалась информация о неуникальности спорных отчетов, с целью полноценного обследования проделанных работ по созданию баз данных и моделированию месторождений, с месторождений были изъяты табличные приложения к отчету и договорам, и представлены на экспертизу.

    Сомнения налогового органа в экономической обоснованности спорных хозяйственных операций также опровергаются представленными  в  материалы дела справками о затратах по каждому спорному месторождению, из которых следует, что себестоимость продукции по данным месторождениям в процессе применения спорных отчетов и 3D модели снизилась (уменьшение затрат на единицу продукции).

      Довод налогового  органа о том, что  представленные  налогоплательщиком  в ходе выездной налоговой проверки:  акт от 21.01.2013 №008, акт от 13.05.2013 №012 не содержат развернутых характеристик оказанных услуг, признается судом необоснованным,  поскольку материалами дела подтверждено их подписание и осуществление взаимных действий сторон по исполнению договоров №36-ГД от 12.12.2012, №38-ГД от 12.12.2012, подтверждением чего служат составленные отчеты, и доказательства использования их в деятельности налогоплательщика.

     Кроме того, основанием для оплаты услуг явился именно сам факт их оказания подрядчиком (исполнителем) и принятие заказчиком. Факт оказания услуг на заявленную сумму подтверждается представленными в материалы дела доказательствами.

     В ходе рассмотрения дела ответчиком заявлено о фальсификации доказательств: акта №008 приема-передачи 3D модели от 21.01.2013, акта №012 приема-передачи 3D модели от 13.05.2013, приложения №1 к договору №36-ГД от 12.12.2012, приложения №2 к договору №38-ГД от 12.12.2012.

   В результате проверки судом обоснованности заявления о фальсификации, последняя не нашла подтверждение, а такое заявление признано судом необоснованным, при этом оспариваемые доказательства оценены судом наряду с другими доказательствами по делу. 

    Мотивом заявления о фальсификации указанных документов ответчик указал,  что  отсутствуют  подлинники  этих  документов  в деле,  а также то, что в материалах имеются  не  тождественные  между  собой  копии одних и тех же документов: актов  приема-передачи работ от 21.01.2013 № 008 и  от 13.05.2013 № 012 и актов приема-передачи  3D модели  от 21.01.2013 № 008 и  от 13.05.2013 № 012 .

    Вместе с тем,  из  пояснений  налогоплательщика  в судебном заседании, и  из содержания самих документов  следует, что приведенные выше акты являются различными по отношению  друг к другу документами. В этой связи копии с указанных актов не могут быть по определению  тождественными друг к другу, так  как  исполнены  с  совершенно  разных  документов.

     Заявитель не представил  в налоговый орган  выше перечисленные документы. Указанное обстоятельство по мнению инспекции свидетельствует об  их фальсификации  налогоплательщиком.

    Налогоплательщиком в материалы дела представлены:

- акты  приема-передачи работ от 21.01.2013 № 008 и  от 13.05.2013 № 012

- акты приема-передачи  3D модели  от 21.01.2013 № 008 и  от 13.05.2013 № 012

- приложение №1 к договору №36-ГД от 12.12.2012, приложение №2 к договору №38-ГД от 12.12.2012

- отчеты по  созданию баз данных о геологической информации и моделированию  месторождений  2013 года, выполненные  UGOLD LIMITED (приобщены в дело копии в бумажном варианте).

    При этом,  инспекция не возражала против факта исполнения указанных договоров и наличия у заявителя  результата  проведенных работ, выполненных в виде   3D модели.

   Учитывая вышеизложенное, суд пришел к выводу, что наличие или отсутствие  у налогового  органа   в  период  проведения  проверки подлинников указанных документов не имеет правового значения в рассматриваемом споре для установления факта обоснованности несения заявителем расходов на  исследование  баз данных о геологической  информации  и  моделированию  месторождений, поскольку имеющимися в деле иными достаточными доказательствами, помимо оспариваемых инспекцией документов, факт  выполнения  вышеупомянутых   работ  подтвержден.  Доказательств в опровержение  указанного  ответчиком не  представлено.

  Поскольку  реальность программного продукта не отрицается налоговым органом, тем самым  не опровергается факт приобретения этого  программного продукта и его связь с производственной деятельностью заявителя, суд отклоняет заявление о фальсификации как противоречащее имеющимся в материалах дела доказательствам и направленное фактически на оспаривание доводов  другой  стороны.

    По аналогичным мотивам  отклоняется    и заявленное ходатайство инспекции  о  проведении  экспертизы  указанных документов.

    Довод налогового органа о том, что оплата по договору от 12.12.2012 №36-ГД осуществлена АО «ЮГК» спустя 4 месяца после срока оплаты, установленного договором, а оплата по договору от 12.12.2012 №38-ГД осуществлена АО «ЮГК» спустя 5 месяцев после срока оплаты, установленного договором, без уплаты неустойки, признается судом необоснованным, поскольку указанное обстоятельство не свидетельствует о получении  заявителем   необоснованной  налоговой  выгоды.  

     Довод налогового органа о возврате налогоплательщику ранее уплаченных им денежных средств компании UGOLD LIMITED посредством предоставления  в  последующем компанией UGOLD LIMITED ему займа носит бездоказательный характер, поскольку реальность и самостоятельность  заемных отношений с компанией UGOLD LIMITED  инспекцией не опровергнуты (см. в материалах дела представленные заявителем доказательства  о возврате налогоплательщиком займа).

   Таким образом,   вывод  налогового органа  о  завышении  расходов  по  налогу на прибыль организаций  в сумме 403 418 739,06 руб.  (в отношении  договоров №36-ГД от 12.12.2012, №38-ГД от 12.12.2012,  заключенных с UGOLD LIMITED)  и  неполной  уплате  налога на прибыль организаций за 2013 год   в   сумме  80 683 747,81 руб.,    признается  судом   неправомерным.

Как следует  из  оспариваемого  решения,  налоговый орган пришел к выводу,  что  налогоплательщиком  в  нарушение пункта 4 статьи 258 и пункта 3 статьи 268 НК РФ неверно определены ОКОФ и группа амортизации, в результате чего неправильно определен срок полезного использования и оставшийся срок полезного использования оборудования по «кислородной станции» инв. №0002192 для  целей налогового учета, что привело к занижению налоговой  базы по налогу на прибыль организаций за 2013 год в размере 10 946 999 руб. и неуплате налога на прибыль организаций за 2013 год в сумме 2 189 400 руб., за 2014 год к увеличению убытка в размере 7 831 335 руб.

     Кроме того, АО «ЮГК» занижена среднегодовая стоимость имущества в связи с неверным определением срока полезного использования основного средства «Кислородная станция» инвентарный №0002192, что привело к неуплате налога на имущество организаций за 2012 год в  сумме 569 753 руб.

     Как указывает  налоговый орган,  налогоплательщиком  рассчитан  убыток от реализации  «кислородной  станции», подлежащий  включению  в расходы отчетных (налоговых) периодов 2013 и 2014 годов  из  расчета выручки от реализации (91 302 534,59 руб.), уменьшенной  на стоимость основного средства (фактически не амортизировалось, в связи с чем, стоимость не уменьшается на сумму амортизации и  соответствует первоначальной стоимости - 146 774 491,08 руб.),  и оставшегося  срока амортизации, равного 24 мес.((91 302 534,59 руб. - 146 774 491,08 руб.)/24*12мес.=(-55 471 956,49 руб.)/24*12 мес. = 27 735 978,24 руб.).

     По мнению  налогоплательщика  сумма убытка, подлежащая отражению в расходах 2013-2014 годов, должна соответствовать сумме - 27 735 978,24 руб.,  а не 7 831 335,03 руб., как рассчитано налоговым органом, исходя из оставшегося срока амортизации, равного 85 мес. (-55 471 956,49 руб.)/85*12 мес. = 7 831 335,03 руб.).

    Разрешая спор  в  указанной  части,  суд  исходит  из  следующего.

     В соответствии с  пунктом 1 статьи 256 НК РФ амортизируемым имуществом в целях главы 25 НК РФ признаются имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено главой 25 НК РФ), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 40 000 рублей.

    Порядок определения первоначальной стоимости амортизируемого имущества установлен статьей 257 НК РФ.

  На основании пункта 4 статьи 259 НК РФ начисление амортизации по объектам  амортизируемого имущества, в том числе по объектам основных средств, права на которые подлежат государственной регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации, начинается с 1-го числа месяца, следующего за  месяцем,  в котором  этот  объект  был  введен  в эксплуатацию,  независимо  от  даты  его  государственной  регистрации.

  В  соответствии  с  пунктом 2 статьи 259.1 НК РФ  при  применении линейного метода начисления амортизации сумма начисленной за один месяц амортизации в отношении объекта амортизируемого имущества определяется как произведение его первоначальной (восстановительной) стоимости и нормы амортизации, определенной для данного объекта. Норма амортизации по каждому объекту амортизируемого имущества определяется в процентах к первоначальной (восстановительной) стоимости объекта амортизируемого имущества, исходя из срока полезного использования данного объекта амортизируемого  имущества,  выраженного  в  месяцах.

   Согласно пп.1 п.1 ст. 268 НК РФ при реализации амортизируемого имущества налогоплательщик вправе уменьшить доходы от таких операций  на остаточную стоимость амортизируемого имущества, определяемую в соответствии с п. 1 ст. 257 НК РФ.

  Пунктом 3 статьи 268 НК РФ установлено, что если остаточная стоимость амортизируемого имущества, указанного в пп. 1 п. 1 ст. 268 НК РФ, с учетом расходов, связанных с его реализацией, превышает выручку от его реализации, разница между этими величинами признается убытком налогоплательщика, учитываемым в целях налогообложения в следующем порядке. Полученный убыток включается в состав прочих расходов налогоплательщика равными долями в течение срока, определяемого как разница между сроком полезного использования этого имущества и фактическим сроком его эксплуатации до момента реализации.

   Согласно п. 1 ст. 258 НК РФ срок полезного использования основных средств определяется с учетом Классификации основных средств, утверждаемой Правительством РФ.

    При определении налоговой базы по налогу на имущество организаций имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации (пункт 1 статьи 375 НК РФ).

   Согласно пункту 20 ПБУ 6/01 «Учет основных средств», утвержденного Приказом Минфина России от 30.03.2001 № 26н, и пункту 59 Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденных Приказом Минфина России от 13.10.2003 № 91н, срок полезного использования объекта основных средств определяется организацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету.

   Определение срока полезного использования объекта основных средств производится исходя из:

- ожидаемого срока использования этого объекта в соответствии с ожидаемой производительностью или мощностью;

- ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды, системы проведения ремонта;

- нормативно-правовых и других ограничений использования этого объекта     (например, срок аренды).

    В ходе выездной налоговой проверки инспекцией установлено, что ОАО «ЮГК» основное средство - «станция кислородная» отнесло к первой группе амортизации, что подтверждается актом  приема-передачи объекта основных средств от 31.12.2011 № 00000287.

     При анализе акта приема - передачи объектов основных средств от 31.12.2011 №0000287 (ф.№ОС-1), инвентарной карточки инв.№002192, паспорта  на  «кислородную станцию Elegant VPSAO-3000-4B»  установлено, что АО «ЮГК» для данного оборудования установило ОКОФ 14 2912132, и отнесло имущество к компрессорам передвижным и специальным.

    В ходе выездной налоговой проверки инспекцией также установлено, что указанное оборудование АО «ЮГК» приобретено у ОАО «Иргиредмет». С целью установления срока полезного использования вышеуказанного оборудования  в  адрес продавца - ОАО «Иргиредмет» налоговым органом было направлено поручение об истребовании документов от 06.11.2015 №13-15/11565  по приобретению «кислородной станции».

    ИФНС России по Правобережному округу г.Иркутска в отношении ОАО «Иргиредмет» представлены следующие документы: выписка из книги продаж за 2011 год, счет-фактура от 15.12.2011 №6352, товарная накладная от 15.12.2011 №6352, договор от 01.12.2010 №128/КЦ-10, дополнительное соглашение №1 и спецификация №2 к указанному договору.

     В ходе анализа указанных документов инспекцией установлено, что спорное оборудование ОАО «Иргиредмет» приобреталось у иностранной организации VIVID INTERNATIONAL TRADE CO.LIMITED почтовый адрес: CHINA, SHANGHAL B1006, 12 YUMIN ROAD BEIJING P.R. Страна изготовителя - КНР (Китай). Номер таможенной декларации 10216100/081211/0130382.

    По информации, имеющейся в налоговом органе, по контрагенту ОАО «Иргиредмет» имеется ГТД 10216100/081211/0130382, которая подтверждает факт поступления оборудования - 08.12.2011. В строке 31 данной ГТД указано описание и характеристика товара,  код товара  ОКП 364100.

    По «ОК 005-93» Общероссийского классификатора продукции», утвержденному  Госстандартом России от 30.12.1993 №301,  установлено,  что к коду товара ОКП 364100 относятся «установки воздухоразделительные и редких газов».

    Согласно ГТД 10216100/081211/0130382,  номер ее указан в счете-фактуре  от 15.12.2011 №6352, выставленном продавцом оборудования ОАО «Иргиредмет», также установлено, что его наименование относится к коду товара  ОКП 364100. По описанию и характеристике определено название оборудования  «установки  воздухоразделительные  и  редких газов».

   Указанное оборудование «станция кислородная VPSAO-3000-4В»  установлено  на фабрике «Березняки»  и  в дальнейшем будет использоваться АО «ЮГК» в процессе производства для автоклавного выщелачивания переработки руды. Это предполагает ее использование на длительный срок. Об этом налоговый орган ссылается на допрос начальника фабрики на карьере «Березняки» Хайдарова И.В.  (протокол допроса от 02.02.2016).

    В классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 01.01.2002 №1, к подразделу «Машины и оборудование» относится все недолговечное имущество со сроком полезного использования от 1 года до 2 лет, представляют  собой  оборудование  ОКОФ 14 2912132 - «Компрессоры передвижные».

    По мнению налогового органа рассматриваемое имущество не может передвигаться  и  не относится  к  компрессору передвижному, по  этой причине инспекцией сделан вывод о том, что общество данное оборудование неправильно  отнесло  к  первой  группе  амортизации.

     Следуя своему выводу,  инспекцией данное  основное  средство  отнесено к 5 амортизационной группе, для которой срок полезного использования установлен - от 7 до 10 лет или от 85 месяцев до 120 месяцев (с учетом изменений, внесенных Постановлением Правительства РФ от 12.09.2008 №676 в Классификацию основных средств, включаемых в амортизационные группы, с 01.01.2009 «Установки воздухоразделительные  и редких газов» (код ОКОФ 14 2912120 - 14 2912126).

Между тем,  утверждение налогового органа о том, чтоАО «ЮГК» неверно определен ОКОФ и группа амортизации, в результате чего неправильно определен срок полезного использования и оставшийся срок полезного использования оборудования по «кислородной станции» инв. № 0002192 для целей налогового учета, не носит бесспорного характера.

    При установлении кода ОКОФ налогоплательщик руководствовался техническим паспортом объекта и его действительным технологическим предназначением  в  производстве. Код  ОКОФ присвоен  налогоплательщиком  с учетом технических характеристик и планируемого участия в производственном процессе.

   Вместе с тем, налоговый  орган надлежащим  образом  не  доказал,  что объект основных средств «Кислородная станция»  не  является передвижным,  и не может относиться к компрессору передвижному. Согласно технической характеристике указанного объекта предполагается его свободное передвижение.

   Подпунктами 2, 4 п. 5, п. 8 ст. 101  Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа: устанавливает, образуют ли выявленные нарушения состав налогового правонарушения; устанавливает, имеются ли основания для привлечения лица к ответственности за совершение налогового правонарушения; выявляет обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения; выявляет обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения; в решении о привлечении к ответственности излагаются обстоятельства совершенного налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства и пр.

     Между тем, инспекцией  в ходе проверки в нарушение п.8 ст.101 Налогового кодекса Российской Федерации не были выяснены существенные обстоятельства, касающиеся использования спорного имущества, его конструктивных и производственных особенностей, его отличия от объектов, с которыми налоговым органом произведено его сопоставление. 

    Указанные обстоятельства свидетельствуют о том,  что налоговый орган не опроверг надлежащим образом  позицию  заявителя  о  том,  что  срок полезного использования объекта «кислородная станция» не превышает срок амортизации  основных  средств,  отнесённых  к  1-ой амортизационной группе.

    Напротив, довод заявителя относительно технических характеристик спорного объекта основных средств и срока его полезного использования в целях включения в соответствующую амортизационную группу следует признать обоснованным.

    Суд исходит из необходимости указать также на следующее.

    Согласно п.3 ст.256 НК РФ из состава амортизируемого имущества исключаются основные средства, переведенные по решению руководства организации  на  консервацию  продолжительностью  свыше  3-х месяцев.

   Согласно Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.11.2012 №7221/12 сроком полезного использования амортизируемого  имущества признается период времени, в течение которого объект основных средств служит целям деятельности хозяйствующего субъекта,  исчисляемый  с  момента  введения  данного объекта  в  эксплуатацию  до  полного списания его стоимости в расходы (пункт 1 статьи 258, пункт 2 статьи 259 Налогового кодекса РФ).

    Налоговый орган оставил без должного внимания довод заявителя о фактическом простое и  неиспользовании рассматриваемого основного средства  в  производственных целях.

    В сложившихся условиях отсутствие документального закрепления консервации указанного основного средства, при одновременном  подтверждении его фактического простоя и неиспользовании его в производственных целях, не может умалять право налогоплательщика на достоверное определение остаточной стоимости основного средства.     

    Таким образом,  вывод  налогового органа о занижении налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2013 год в размере 10 946 999 руб. и неуплате налога  на  прибыль  организаций  за  2013 год  в  сумме 2 189 400 руб., за 2014 год к увеличению убытка в размере 7 831 335 руб., неуплате налога на имущество  организаций за 2012 год в сумме  569 753 руб.  признается судом неправомерным.

   Находит подтверждение также довод заявителя о том, что инспекцией неверно рассчитаны расходы, в частности, не отражено увеличение расходов по буровому станку СБШ-250МНА-32 №1528 в 2013, 2014 годах.

   Так, в ходе выездной налоговой проверки АО «ЮГК» представлены уточненный расчет  убытка от  реализации основных средств за 2012 год и уточненный расчет убытков,  принятых в расходы в 2013- 2014 годах, в котором налогоплательщиком произведен расчет убытка от реализации бурового станка  СБШ -250 МНА-32 № 1528 (убыток увеличен на 4 880 424 руб.),  сумм убытков  от  реализации  амортизируемого имущества, относящихся  к  расходам  отчетного  (налогового)  периода  в 2013 - 2014 годах (увеличены расходы на 1 095 832,57 руб. за   2013 год, и на 1 095 832,57 руб. за 2014 год).

   Нарушения по учету убытка от реализации основного средства, а также  сумм убытков от реализации амортизируемого имущества, относящихся к расходам отчетного (налогового) периода в 2013 - 2014 годах по буровому станку СБШ -250 МНА-32 № 1528,  в  оспариваемом  решении  отсутствуют.

    По смыслу статьи 89 НК РФ мероприятия налогового контроля, особенно выездного, по своему предназначению, направлены на обеспечение полного и всестороннего изучения обстоятельств, имеющих значение для выявления действительного размера налогового обязательства.

    Учитывая, что налогоплательщиком в ходе выездной налоговой проверки обращалось внимание налогового органа на необходимость увеличения расходов по буровому станку СБШ-250МНА-32 №1528 в 2013,2014 годах, ответчик обязан был учесть данные обстоятельства, влияющие на правильность определения налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

   В рассматриваемой ситуации, позиция налогового органа, по сути сведена к тому, что проверке подвергаются лишь интересующие инспекцию отдельные хозяйственные операции, в отрыве от определения правильности налоговой базы в целом, что не соответствует задачам выездного налогового контроля, определенным в статье 89 НК РФ.  

    Таким образом, вывод налогового органа о непризнании права налогоплательщика на увеличение расходов на 1 095 832,57 руб.  за  2013 год, и на 1 095 832,57 руб. за 2014 год, признается судом неправомерным.

    Как следует из оспариваемого решения, АО «ЮГК» в нарушение пункта 1 статьи 394 НК РФ неправомерно применена ставка земельного налога 0,3% по следующим земельным участкам:

74:06:0701001:0463, 74:06:0701001:0464, 74:06:0701001:0491, 74:06:0701001:0492, 74:06:0701001:0493, 74:06:0701001:0494, 74:06:0701001:0495, 74:06:0701001:0496, 74:06:0701001:0497, 74:06:0701001:0498, 74:06:0701001:0518, 74:06:0701001:0519, 74:06:0701001:0520, 74:06:0703001:0290, 74:06:0703001:0291, 74:06:0703001:0292, 74:06:0703001:0293, 74:06:1803001:273, 74:06:1803001:274, 74:06:1803001:275, 74:06:1803001:276, 74:22:0210001:0072, 74:22:0210001:0047, 74:22:0210001:366, 74:22:0210001:367, 74:23:1002004:51, 74:23:1002004:80, 74:23:1002004:83, 74:23:1002004:89, 74:26:0000000:109, 74:26:0000000:116, 74:26:0000000:125, 74:26:0000000:52, 74:26:2005003:13, 74:26:2005003:14, 74:26:2005003:40, 74:26:2005003:8, 74:26:2005003:9, 74:26:2301002:164, 74:26:2301002:27, 74:26:2301007:43.

     К тому выводу налоговый  орган пришел,  исходя из оценки им следующих обстоятельств.

     Земельные участки АО «ЮГК», по которым доначислен земельный налог, имеют следующую категорию земель и виды разрешенного использования:

   -земли сельскохозяйственного назначения - для ведения личного подсобного хозяйства;

    -земли сельскохозяйственного назначения - для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства;

    -земли сельскохозяйственного назначения - для сельскохозяйственного производства.

    Земельные участки сельскохозяйственного назначения - для ведения личного подсобного хозяйства: кадастровые номера 74:06:0703001:0290, 74:06:0703001:0291, 74:06:0703001:0292, 74:06:0703001:0293, 74:26:2005003:13, 74:26:2005003:14, 74:26:2005003:40, 74:26:2005003:8, 74:26:2005003:9, отнесенные в соответствии со  свидетельствами о государственной регистрации, кадастровыми  паспортами земельных участков к категории земель сельскохозяйственного назначения с разрешенным видом использования - для ведения личного подсобного хозяйства, АО «ЮГК» не использует для ведения личного подсобного хозяйства, поскольку данные земельные участки с указанным видом разрешенного  пользования в соответствии с пунктом 2 статьи 2 Закона о личном  подсобном хозяйстве могут использоваться только физическими  лицами  в  целях  удовлетворения  личных потребностей.

    Налогообложение в отношении данных земельных участков должно производиться  по  налоговой ставке, установленной ст.2 Решения от 31.08.2011 №62 Совета депутатов Пластовского городского поселения Челябинской области (в редакции от 26.06.2013 №47) «Об утверждении Положения о земельном налоге в Пластовском городском поселении», п.2 Решения от 21.03.2011 №07 Совета депутатов Краснинского сельского поселения Верхнеуральского муниципального района Челябинской области «Об установлении налога на землю» (в редакции от 12.03.2015 №136), п.2 Решения от 12.08.2011 №13 Совета депутатов Демаринского сельского поселения «Об утверждении Положения «О земельном налоге в Демаринском сельском поселении» (в редакции от 11.12.2012 №41, от 01.07.2013 №20) как в отношении прочих земель - 1,5 процента, однако  АО «ЮГК» исчисляло и уплачивало земельный налог по ставке 0,3 процента.

   Земельные участки сельскохозяйственного  назначения с разрешенным видом использования - для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства: кадастровые номера 74:22:0210001:0047, 74:22:0210001:366, 74:22:0210001:367, 74:26:2301002:27, отнесенные в соответствии со свидетельствами о государственной регистрации,  кадастровыми  паспортами земельных участков к категории земель сельскохозяйственного назначения с разрешенным видом использования - для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, АО «ЮГК» не использует для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, поскольку данные земельные участки с указанным видом разрешенного пользования в соответствии со статьей 1 Закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» могут использовать только объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии, и осуществлять предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

   Налогообложение в отношении данных земельных участков должно производиться по налоговой ставке, установленной ст. 2 Решения Совета депутатов Борисовского сельского поселения от 19.08.2011 №21 «Об утверждении Положения «О земельном налоге в Борисовском сельском поселении» (в редакции от 24.12.2012 №33) на 2012 год, ст.2 Решения от 18.06.2013 №13 Совета депутатов Борисовского сельского поселения Пластовского муниципального района Челябинского области «Об утверждении Положения «О земельном налоге в Борисовском сельском поселении» на 2013, 2014 годы,     п.2 Решения №1 от 16.09.2010 Совета депутатов Соколовского сельского поселения Челябинской области «Об установлении земельного налога», а именно: в отношении прочих земель - 1,2 процента для Соколовского сельского поселения, 1,5 процента - для   Борисовского сельского поселения, однако АО «ЮГК»  исчисляло и уплачивало земельный налог по ставке 0,3 процента.

   В отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения - для сельскохозяйственного производства: кадастровые номера 74:06:0701001:0463, 74:06:0701001:0464, 74:06:0701001:0491, 74:06:0701001:0492, 74:06:0701001:0493, 74:06:0701001:0494, 74:06:0701001:0495, 74:06:0701001:0496, 74:06:0701001:0497, 74:06:0701001:0498, 74:06:0701001:0518, 74:06:0701001:0519, 74:06:0701001:0520, 74:06:1803001:273, 74:06:1803001:274, 74:06:1803001:275, 74:06:1803001:276, 74:22:0210001:0072, 74:23:1002004:51, 74:23:1002004:80, 74:23:1002004:83, 74:23:1002004:89, 74:26:0000000:109, 74:26:0000000:116, 74:26:0000000:125, 74:26:0000000:52, 74:26:2301002:164, 74:26:2301007:43, налоговый орган указывает на следующее.

   В ходе проведения проверки инспекцией неоднократно запрашивались документы и пояснения от АО «ЮГК» по указанным земельным участкам с целью объективной оценки.

   Из пояснений АО «ЮГК» от 12.01.2016 № 15/ЮГК следует, что земельные участки, по которым Обществом в 2012-2014 годах применялась ставка в размере 0,3%,  в аренду не сдавались, деятельность на земельных участках не осуществлялась.

    Согласно письму АО «ЮГК» от 10.02.2016 №539/ЮГК сельскохозяйственная техника для сельскохозяйственных работ налогоплательщиком в 2012-2014 годах не использовалась.

    Сельскохозяйственный посадочный материал (семена) на вышеуказанных земельных участках в 2012- 2014 годах также не использовался.

     Кроме того, АО «ЮГК» в письме от 19.02.2016 пояснило, что вышеуказанные земельные участки приобретались заявителем для возможного расширения производства с учетом дальнейшего перспективного развития месторождения.

   Сельскохозяйственная деятельность на перечисленных участках Обществом не велась. Работы по охране земель Обществом не велись.

    Данные обстоятельства подтвердились Управлением по Челябинской области Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору.

   Согласно акту внеплановой  документарной  проверки от 14.03.2016 №15-ЗН выявлены нарушения обязательных требований: ст. 12, п.п. 3 п.1 ст. 13, ст. 42, ст. 78 ЗК РФ, ст. 8 Федерального закона от 16.07.1998 № 101-ФЗ «О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения», ГОСТ 16265-89 «Земледелие термины и определения», а именно: невыполнение установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению, защите земель и охране почв.

    По результатам внеплановой проверки Управлением по Челябинской области Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору вынесено постановление от 20.04.2016 по делу об административном правонарушении, согласно которому ОАО «ЮГК» привлечено к административной ответственности, предусмотренной  ч.2 ст.8.7. КоАП РФ.

    ОАО «ЮГК» привлечено к ответственности как собственник земельных участков категории земель - земли сельскохозяйственного назначения за невыполнение установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению, защите земель и охране почв от ветровой, водной эрозии и предотвращению других процессов и иного негативного воздействия на окружающую среду, ухудшающих качественное состояние земель.

    Следует отметить, что до начала внеплановой  проверки, т.е. с момента возникновения права на земельные участки АО «ЮГК», действия по выполнению земельного законодательства Общество  не выполняло.

    Таким образом, в 2012-2014 годах АО «ЮГК» не осуществляло на спорных земельных участках какие - либо  виды экономической деятельности, относящиеся к ведению сельского хозяйства.

Для целей налогового учета по земельным участкам из категории земель сельскохозяйственного назначения - для сельскохозяйственного производства налоговому органу необходимо располагать достоверной информацией относительно реального использования собственником земельных участков в целях сельскохозяйственного производства.

    Как установлено выше, результаты внеплановой проверки свидетельствуют об отсутствии непосредственно со стороны АО «ЮГК» в течение продолжительного времени какой - либо  деятельности на земельных участках.

   В отношении предусмотренного п. 5 ст. 6 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ  «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (далее - Закон от 24.07.2002 №101-ФЗ) (в редакции, действовавшей до 03.07.2016) срока освоения земельного участка, который не может превышать 2 лет.

   Согласно п. 4 ст. 6 Закона от 24.07.2002 №101-ФЗ земельный участок из земель сельскохозяйственного  назначения  принудительно может быть изъят у его собственника в судебном порядке  в  случае,  если в течение трех и более лет подряд со дня  возникновения у такого собственника права собственности на земельный участок он не используется для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности.

   Вместе  с  тем,  п. 5 ст. 6 Закона от 24.07.2002 №101-ФЗ  предусмотрено, что  в срок, указанный  в   пункте  4 настоящей статьи, не включается срок, в течение которого земельный участок не мог  быть  использован  по  назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование, а также срок освоения земельного участка. Срок освоения земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения не может составлять более чем два года.

   Указанные положения в рассматриваемый период выступали в качестве системы сдержек и противовесов в вопросе земельного регулирования.    

    Установление данных обязанностей связано с принципом земельного законодательства о приоритете охраны земли как важнейшего компонента окружающей среды и средства производства в сельском хозяйстве перед использованием земли  в  качестве  недвижимого имущества, согласно которому владение, пользование и распоряжение землей осуществляются собственниками земельных участков свободно, если это не наносит ущерб окружающей среде (статья 1 ЗК РФ).

    Аналогичные требования содержатся и в статьях 42 и 43 ФЗ «Об охране окружающей среды», согласно которым при эксплуатации объектов сельскохозяйственного назначения должны соблюдаться требования в области охраны окружающей среды, проводиться мероприятия по охране земель, почв.

    Одним из  механизмов стимулирования собственников  и  землепользователей земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения является процедура принудительного изъятия ненадлежащего использования земельного участка. 

   Соответственно, в целях защиты интересов собственников земельных участков (сельхозпроизводителей) законодателем была предусмотрена соответствующая временная отсрочка  для запуска процессов использования земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения.

   Вместе с тем,  учитывая установленные обстоятельства, а именно:

   -АО «ЮГК» не осуществляло расходы на содержание спорных земельных участков;

  -отсутствие на балансе предприятия с/х техники;

  -привлечение АО «ЮГК» к административной ответственности за  невыполнение установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению, защите земель и охране почв;

    -в ходе проверки налогоплательщик в ответе на требование от 05.02.2016 №16 пояснил, что спорные земельные участки приобретались для возможного расширения производства с учетом дальнейшего перспективного развития месторождения, следует, что  АО «ЮГК» как собственник спорных земельных участков не намеревался осуществлять какую либо деятельность, связанную с сельскохозяйственным производством.

    29.09.2016 в ходе рассмотрения в инспекции материалов проверки и результатов дополнительных мероприятий налогового контроля налогоплательщик представил договоры безвозмездного пользования по 27 спорным земельным участкам, заключенным АО «ЮГК» с физическими лицами.

    Согласно данным договорам АО «ЮГК» передало физическим лицам:            Кузьминову М.А., Молчанову А.В., Девятаевой Т.Н., Евдокимову Д.А. (для сенокошения и выпаса скота) на безвозмездной основе 27 из 41 рассматриваемых земельных участков.

    Данную информацию и документы  инспекция получила после окончания выездной налоговой проверки, и после окончания срока проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, что привело к исключению возможности проведения соответствующих мероприятий налогового контроля, с  целью  установления  достоверности  заявленных сведений.

   Приведенная позиция налогового органа послужила основанием длядоначисления оспариваемых сумм земельного налога.

   Разрешая спор, в указанной части, суд исходит из следующего.

   Статьей 65 Земельного кодекса Российской Федерации установлено, что использование земли в Российской Федерации является платным.

  В соответствии с пунктом 1 статьи 388 НК РФ налогоплательщиками налога на землю признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.

  Согласно пункту 3 статьи 391 НК РФ налогоплательщики-организации определяют налоговую базу самостоятельно на основании сведений государственного кадастра недвижимости о каждом земельном участке, принадлежащем им на праве собственности или праве постоянного (бессрочного) пользования.

   Пунктом 1 статьи 387 НК РФ определено, что земельный налог устанавливается НК РФ и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований, вводится в действие и прекращает действовать в соответствии с НК РФ и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований и обязателен к уплате на территориях этих муниципальных образований.

    В соответствии с пунктом 1 статьи 394 НК РФ в отношении земельных участков, отнесенных к землям сельскохозяйственного назначения, налогообложение производится по налоговым ставкам, не превышающим 0,3 % их кадастровой стоимости.

 Как было указано выше, налоговый орган произвел доначисление по земельным участкам с
кадастровыми        номерами:     74:06:0701001:0463, 74:06:0701001:0464,

74:06:0701001:0491, 74:06:0701001:0492, 74:06:0701001:0493, 74:06:0701001:0494, 74:06:0701001:0495, 74:06:0701001:0496, 74:06:0701001:0497, 74:06:0701001:0498, 74:06:0701001:0518, 74:06:0701001:0519, 74:06:0701001:0520, 74:06:1803001:273, 74:06:1803001:274, 74:06:1803001:275, 74:06:1803001:276, 74:22:0210001:0072, 74:23:1002004:51, 74:23:1002004:80, 74:23:1002004:83, 74:23:1002004:89, 74:26:0000000:109, 74:26:0000000:116, 74:26:0000000:125, 74:26:0000000:52, 74:26:2301002:164, 74:26:2301007:43, 74:06:0703001:0290, 74:06:0703001:0291, 74:06:0703001:0292, 74:06:0703001:0293, 74:26:2005003:13, 74:26:2005003:14, 74:26:2005003:40,      74:26:2005003:8,      74:26:2005003:9, 74:22:0210001:0047, 74:22:0210001:366,            74:22:0210001:367,      74:26:2301002:27,    - земли сельскохозяйственного назначения.

     Производя доначисление земельного налога, налоговый орган исходил из неправомерного применения налогоплательщиком ставки земельного налога - 0,3 процента, поскольку, по его мнению, на данных земельных участках не осуществлялась сельскохозяйственная деятельность.

     В этом выводе налоговый орган  опирается на акт внеплановой документарной проверки Управления по Челябинской области Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору №15-ЗН от 14.03.2016  и Постановление от 20.04.2016 по делу об административном правонарушении,   которыми,  по его мнению, подтверждается факт неиспользования земель для сельскохозяйственного производства.  Также ответчик  основывается  на  отсутствии  расходов по содержанию земель сельскохозяйственного назначения, отсутствии  сельхозтехники на балансе налогоплательщика; а также ссылается на показания свидетелей - сотрудников АО «ЮГК».

    В рассматриваемых обстоятельствах указанная позиция инспекции признается судом необоснованной  по следующим  основаниям.

     Материалами дела подтверждено, что внеплановой проверкой Управления по Челябинской области Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору был установлен факт невыполнения установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению, защите земель и охране почв, а также указано, что документы об использовании земельных участков отсутствуют.

    Таким образом, данным  актом  не  установлено  нецелевое  использование  земель,  а установлен факт невыполнения установленных требований и мероприятий по защите земель и охране почв, что не является тождественными понятиями.

    Общество привлечено к ответственности по ч.2 ст. 8.7 КоАП РФ - за невыполнение обязанностей по рекультивации земель, обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв,  а  не по ст. 8.8 КоАП РФ - за использование земельных участков не по целевому назначению.

    Более того,  проверка вышеуказанным ведомством  была проведена  без  выхода на участки,  не проводились анализы почвы, так как в Уральском регионе преобладает суровый климат  и  в первой половине марта  (именно  в  период  проведения проверки) имелся снежный покров, наличие которого не позволяет сделать объективные выводы о целевом либо нецелевом использовании земли.

     Позиция ответчика также вступает  в противоречие с позицией, изложенной в Письме  Министерства Финансов  Российской  Федерации от 16 июля 2014 г. №03-05-04-02/34879,   в  соответствии  с  которой  в  случае, если  земельный  участок  признан уполномоченным органом  неиспользуемым  для сельскохозяйственного производства, налогообложение в отношении всего этого участка должно производиться по налоговой ставке, установленной представительным органом муниципального  образования  в  отношении  прочих  земель и  не  превышающей 1,5 процента, начиная с налогового периода, в котором вынесено решение о  выявленном нарушении, до начала налогового периода,  в  котором  нарушение  устранено.

     В связи с вышеизложенным, даже если принять во внимание Постановление Управления по Челябинской области Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному  надзору  от 20.04.2016 года,  перерасчет налоговой ставки может быть  произведен с  2016 года,  но  не  за  2012 -2014 г.г.,   как  это  сделал  налоговый орган.

    Также пунктом 5 статьи 6 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» №101-ФЗ от 24 июля 2002 года (в редакции, действующей до 3 июля 2016 года),  предусмотрен  срок  освоения земельного участка,  который  не  может  превышать  2-х лет.

    В этой связи, неосуществление сельскохозяйственной деятельности собственником земельного участка в течение указанного срока не может расцениваться как виновные действия  и  повлечь  за  собой  перерасчет  земельного  налога.

    Ниже приведены кадастровые номера земельных участков с датой возникновения права собственности на эти земельные участки.

   74:06:0701001:0463. площадь 230000 кв.м. (27.10.2010 г.) 74:06:0701001:0464. площадь 114000 кв.м. (27.10.2010 г.) 74:06:0701001:0491. площадь 164000 кв.м. (24.02.2011 г.) 74:06:0701001:0492. площадь 82000 кв.м. (24.02.2011 г.) 74:06:0701001:0493. площадь 33000 кв.м. (24.02.2011 г.) 74:06:0701001:0494. площадь 82000 кв.м. (24.02.2011 г.) 74:06:0701001:0495, площадь 33000 кв.м. (24.02.2011 г.) 74:06:0701001:0496. площадь 65000 кв.м. (24.02.2011 г.) 74:06:0701001:0497. площадь 33000 кв.м. (24.02.2011 г.) 74:06:0701001:0520. площадь 94500 кв.м. (19.09.2011 г.) 74:06:0703001:0293. площадь 33000 кв.м. (08.06.2009 г.) 74:06:1803001:276. площадь 90000 кв.м. (21.09.2009 г.) 74:22:0210001:367. площадь 194500 кв.м. (20.09.2012 г.) 74:23:1002004:89. площадь 100000 кв.м. (18.02.2010 г.) 74:06:0701001:0498. площадь 82000 кв.м. (24.02.2011 г.) 74:06:0703001:0290. площадь 82000 кв.м. (08.06.2009 г.) 74:06:1803001:273. площадь 224000 кв.м. (21.09.2009 г.) 74:22:0210001:0072. площадь 573000 кв.м. (06.09.2010 г.) 74:23:1002004:51. площадь 400000 кв.м. (01.11.2011 г.) 74:26:0000000:109. общая площадь 2058000 кв.м. 74:06:0701001:0518. площадь 189000 кв.м. (19.09.2011 г.) 74:06:0703001:0291. площадь ЗЗООО кв.м. (08.06.2009 г.) 74:06:1803001:274. площадь 112000 кв.м. (21.09.2009 г.) 74:22:0210001:0047. площадь 389000 кв.м. (17.01.2011 г.) 74:23:1002004:80. площадь 300000 кв.м. (19.02.2010 г.) 74:26:0000000:116 74:06:0701001:0519. площадь 94500 кв.м. (19.09.2011 г.) 74:06:0703001:0292. площадь 82000 кв.м. (08.06.2009 г.) 74:06:1803001:275. площадь 90000 кв.м. (21.09.2009 г.) 74:22:0210001:366. площадь 194500 кв.м. (03.10.2012 г.) 74:23:1002004:83. площадь 500000 кв.м. (19.02.2010 г.) 74:26:0000000:125. общая площадь 3087000 кв.м.

     Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 2012 г. №369 утвержден Перечень неиспользования земельных участков для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности.

    Перечень признаков неиспользования земельных участков является закрытым и содержит следующее:

Неиспользование земельного участка определяется на основании одного из следующих признаков: на пашне не производятся работы по возделыванию сельскохозяйственных культур и обработке почвы; на сенокосах не производится сенокошение; на культурных сенокосах содержание сорных трав в структуре травостоя превышает 30 процентов площади земельного участка; на пастбищах не производится выпас скота;  на многолетних  насаждениях не производятся работы по уходу и уборке урожая многолетних насаждений и не осуществляется раскорчевка списанных многолетних насаждений;  залесенность и (или) закустаренность составляет на пашне свыше 15 процентов площади земельного участка; залесенность и (или) закустаренность  на иных  видах сельскохозяйственных угодий составляет свыше 30 процентов;  закочкаренность  и  (или)  заболачивание  составляет свыше 20 процентов площади земельного участка.

    Налоговым органом не представлено бесспорных доказательств нецелевого использования налогоплательщиком вышеуказанных земель.

   В  ходе проведения мероприятий налогового контроля налоговый орган не провел осмотр земельных участков, ограничившись лишь формальной проверкой документов.

    Свои доводы налоговый орган основывает также на отсутствии в бухгалтерском учете расходов по содержанию сельхозземель, отсутствии выручки от сельхозпродукции, отсутствии на балансе предприятия сельскохозяйственной техники, с которыми суд не может согласиться, по следующим основаниям.

    В соответствии со  статьей 394 НК РФ налоговые ставки для земельного налога устанавливаются нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований и не могут превышать 0,3% в отношении земельных участков, отнесенных к землям сельскохозяйственного назначения или к землям в составе зон сельскохозяйственного использования в поселениях и используемых для сельскохозяйственного производства.

   Таким образом, ставки земельного налога устанавливаются  в  зависимости  от назначения земельных участков (объекта налогообложения в соответствии с его назначением).

    В  силу  статьи 11  Налогового кодекса  Российской  Федерации институты,   понятия  и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в настоящем Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

   Поскольку Налоговым кодексом Российской Федерации  не определено понятие «использования земель для сельскохозяйственного производства», то подлежат применению положения земельного законодательства.

   В соответствии  со  статьёй 7 Земельного кодекса Российской Федерации (далее - ЗК РФ) в составе земель Российской Федерации по целевому назначению выделяются земли сельскохозяйственного назначения.

   Согласно статье 77 ЗК РФ землями сельскохозяйственного назначения признаются земли, находящиеся за границами населенного пункта и предоставленные для нужд сельского хозяйства, а также предназначенные для этих целей. В составе земель сельскохозяйственного назначения выделяются сельскохозяйственные угодья, земли, занятые внутрихозяйственными дорогами, коммуникациями, лесными насаждениями, предназначенными для обеспечения защиты земель от воздействия негативных (вредных) природных, антропогенных и техногенных явлений, водными объектами, а также зданиями, строениями, сооружениями, используемыми для производства, хранения и первичной переработки сельскохозяйственной продукции.

    Пунктом 2 статьи 7 ЗК РФ установлено, что земли в Российской Федерации, используются в соответствии с установленным для них целевым назначением.

    Правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий, общие принципы и порядок проведения которого устанавливаются федеральными законами и требованиями специальных федеральных законов. Любой вид разрешенного использования из предусмотренных зонированием территорий видов выбирается самостоятельно, без дополнительных разрешений и процедур согласования.

   Виды разрешенного использования земельных участков определяются в соответствии с классификатором, утвержденным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере земельных отношений.

    Статья 78 ЗК РФ предусматривает возможность использования земель сельскохозяйственного назначения хозяйственными товариществами и обществами, производственными кооперативами, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, иными коммерческими организациями для ведения сельскохозяйственного производства, создания защитных лесных насаждений, научно-исследовательских, учебных и иных связанных с сельскохозяйственным производством целей.

    В ходе проверки установлено, что АО «ЮГК» на праве собственности принадлежат земельные участки кадастровый номер:

74:06:0701001:0463,                             74:06:0701001:0464, 74:06:0701001:0491,

74:06:0701001:0492, 74:06:0701001:0493, 74:06:0701001:0494, 74:06:0701001:0495, 74:06:0701001:0496, 74:06:0701001:0497, 74:06:0701001:0498, 74:06:0701001:0518, 74:06:0701001:0519, 74:06:0701001:0520, 74:06:1803001:273, 74:06:1803001:274, 74:06:1803001:275, 74:06:1803001:276, 74:22:0210001:0072, 74:23:1002004:51, 74:23:1002004:80, 74:23:1002004:83, 74:23:1002004:89, 74:26:0000000:109, 74:26:0000000:116, 74:26:0000000:125, 74:26:0000000:52, 74:26:2301002:164, 74:26:2301007:43, 74:06:0703001:0290, 74:06:0703001:0291, 74:06:0703001:0292, 74:06:0703001:0293, 74:26:2005003:13, 74:26:2005003:14, 74:26:2005003:40, 74:26:2005003:8, 74:26:2005003:9, 74:22:0210001:0047, 74:22:0210001:366, 74:22:0210001:367, 74:26:2301002:27.

   Согласно свидетельствам о государственной регистрации права: серия 74 АД 498611, 74 АД 498610, 74 АД 498609, 74 АД 498613, 74 АД 498612, 74 АД 498614, 74 АД 725538, 74 АД 725671, 74 АД 725672, 74 АД 725670, 74 АД 725926, 74 АД 725927, 74 АГ 123141, 74 АГ 123140, 74 АГ 201901, 74 АГ 123141, 74 АГ 201696, 74 АГ 201697, 74 АГ 201694, 74 АГ 201695, 74 АГ 201700, 74 АГ 201699, 74 АГ 201698, 74 АГ 564346, 74 АГ 564347, 74 АГ 564345, 74 АА 814234 , 74 АА 814233, 74 АА 814231, 74 АВ 285131, 74 АВ 285130, 74 АВ 285132, 74 АГ 951143, 74 АГ 882896, 74 АГ 538658, 74 АВ 607654, 74 АВ 607655, 74 АВ 607823, 74 АД 725065, 74 АГ 428761, 74 АД 269588, 74 АД 269586, 74 АД 269587, 74 АД 498443, 74 АД 498439, 74 АД 498440, 74 АД 498442, 74 АД 498441, 74 АД 498438, 74 АД 498527, 74 АД 498528, 74 АД 498529, 74 АД 498530, 74 АД 49853, 74 АД 498532, 74 АД 498533, 74 АД 498534, 74 АД 498535, 74 АД 498536, 74 АД 498538, 74 АД 498526, 74 АД 498537, 74 АД 725813, 74 АД 725814, 74 АД 725793, 74 АД 725794, 74 АД 611800, 74 АД 611799, 74 АД 611798, 74 АД 725064, 74 АД 498899, 74 АД 611940, 74 АД 611942, 74 АД 611800, 74 АД 611943, 74 АД 611944, 74 АД 611945, 74 АД 611946, 74 АД 611947, 74 АД 611941, 74 АД 611955, 74 АД 611954, 74 АД 611953, 74 АД 611952, 74 АД 611951, 74 АД 611950, 74 АД 611949, 74 АД 611948, 74 АД 725106, 74 АД 725108, 74 АД 725107, 74 АД 725109, 74 АД 725105, 74 АД 725104, 74 АД 725102, 74 АД 725101, 74 АД 725103, 74 АД 725107, кадастровым паспортам земельного участка, договорам купли продажи земельного участка, спорные земельные участки отнесены к категории земель сельскохозяйственного назначения, в связи АО «ЮГК» выполнены условия, необходимые для применения ставки земельного налога в размере 0,3 %.

     Доводы налогового органа о том, что использование земель для сельскохозяйственного производства заключается исключительно в проведении налогоплательщиками комплекса мероприятий, направленных на фактическую обработку сельхозугодий, признаются судом ошибочными.

   Кроме того, в оспариваемом решении отсутствует информация о том, каким образом и в соответствии с какими критериями инспекцией установлен факт нецелевого использования  земельных участков,  принадлежащих  заявителю.

     Из статьи 6 Федерального закона  от 24.07.2002 №101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»  следует,  что  собственники  земельных  участков, землепользователи, землевладельцы, арендаторы земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения обязаны использовать указанные земельные участки  в  соответствии  с целевым  назначением  данной  категории земель и разрешенным использованием способами,  которые не должны причинить вред земле как природному объекту, в том числе приводить к деградации, загрязнению, захламлению земель, отравлению, порче, уничтожению плодородного слоя почвы и  иным негативным (вредным) воздействиям хозяйственной деятельности. Земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения принудительно  может быть изъят  у  его  собственника  в  судебном  порядке  в случае, если в течение трех и более лет подряд со дня возникновения у такого собственника права собственности на земельный участок он не используется для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности.

     На момент выездной налоговой проверки спорные земельные участки находились в собственности АО «ЮГК», контролирующими органами земельные участки не изъяты, назначение земельных участков в регистрационных документах не изменено.

    В ходе проведения контрольных мероприятий в соответствии со ст.90 НК РФ были  допрошены должностные лица:

-главный бухгалтер Н.П. Файсханова.;

-начальник юридического отдела О.П.Попкова.

    Из показаний вышеуказанных лиц следует, что об использовании этих земель в каких-либо целях им не известно. Таким образом, указанные свидетели не высказались в  категоричной форме о неиспользовании указанных земельных участков в сельскохозяйственных целях.

     Из писем  АО «ЮГК»  исх.№ 539/ЮГК от 10.02.2016 г., исх.724/ЮГК от 19.02.2016 г., исх. № 15/ЮГК от 12.01.2016 г.,  направленных  налогоплательщиком  в  ответ  на требования  налогового  органа также невозможно однозначно установить, что именно в проверяемый период по спорным земельным участкам имелось нецелевое использование.

    Доказательств, свидетельствующих об использовании Акционерным обществом «Южуралзолото Группа Компаний» спорных земельных участков для осуществления иных видов деятельности, не связанных с их целевым назначением (для сельскохозяйственного производств),  налоговым  органом  не представлено (ст.ст.65,200 АПК РФ).

   Материалами  дела  также  подтверждены  следующие обстяотельства.

    Земельные участки под кадастровыми номерами: 74:22:0210001:366, 74:22:0210001:367, 74:22:0210001:0072, 74:26:0000000:116, 74:26:0000000:52 были переданы по договору безвозмездного пользования от 01.11.2012 Кузминову Матвею Александровичу для выпаса скота и сенокошения.

   Земельные участки под кадастровым номером:  74:26:2301007:43 были переданы по договору безвозмездного пользования от 24.05.2013 г. Молчанову Александру Вениаминовичу для сельскохозяйственного производства.

   Земельные участки под кадастровым номером: 74:23:1002004:89, 74:23:1002004:80, 74:23:1002004:54 были переданы по договору безвозмездного пользования от 01.11.2011 г. Девятаевой Татьяне Николаевне для выпаса скота и сенокошения.

   Земельные участки под кадастровыми номерами: 74:06:0701001:0463, 74:06:0701001:0463, 74:06:0701001:0491, 74:06:0701001:0492, 74:06:0701001:0493, 74:06:0701001:0494, 74:06:0701001:0495, 74:06:0701001:0496, 74:06:0701001:0497, 74:06:0701001:0498, 74:06:0701001:0490, 74:06:0701001:0518, 74:06:0701001:0519, 74:06:0701001:0520, 74:06:1803001:0273,74:06:1803001:0274, 74:06:1803001:275, 74:06:1803001:276 были переданы по договору безвозмездного пользования от 01.12.2011 г. Евдокимову Дмитрию Анатольевичу для выпаса скота и сенокошения.

   Таким образом, использование земельных участков осуществляется для целей сельскохозяйственного производства на основании указанных договоров.          Данное обстоятельство налоговым органом не опровергнуто, равно как и не опровергнут факт передачи налогоплательщику продуктов сельхозпроизводства  указанными  пользователями  земельных участков.

    Довод налогового органа о том, что договоры безвозмездного пользования представлены лишь по 27 спорным земельным участкам (заключенные между АО «ЮГК» и физическими лицами),  носит бездоказательный характер.

    Вопреки позиции налогового органа, договоры и дополнительные соглашения (на 58 листах) о передаче в пользование земельных участков представлены  в  отношении  всех спорных земельных участков (представлены в материалы дела).  

    Доводы налогового органа  о  том,  что  по  вышеперечисленным  физическим лицам АО «ЮГК» в налоговый орган сведения за соответствующие периоды не представляло,  налог на доходы физических лиц не перечислялся в бюджетную систему Российской Федерации, судом признаются необоснованными, поскольку АО «ЮГК» не является налоговым агентом  по отношению к указанным физическим лицам, с которыми заключены  договоры  безвозмездного  пользования  земельными участками.

   Суд исходит из того, что  глава 31 «Земельный налог» не содержит исключений  в  части применения пониженной налоговой ставки в случае, когда объект налогообложения  передан  в  аренду или иное пользование, в этом случае  предусмотренная законом пониженная налоговая ставка может быть применима  и  в  том  случае, если непосредственным пользователем имущества, предназначенного для определенных в условиях применения пониженной налоговой ставки целей, является не только собственник (балансодержатель),  но  и  другое лицо.

   В данном случае п.1 ст.394 НК РФ не содержит каких-либо исключений в отношении  применения  налоговой ставки 0,3 процента по земельному участку, для сельскохозяйственного назначения в зависимости от лиц, использующих его.

   Единственным условием для применения такой ставки в законе названо само предназначение земельного участка - сельскохозяйственное назначение.

   Поэтому данная норма может применяться  и  в  тех  случаях, когда земельный участок передан налогоплательщиком в пользование  иным  лицам, занимающимся  сельским хозяйством.

     Из положений подпункта 1 пункта 1 статьи 394 НК РФ не следует, что пониженная налоговая ставка применяется в отношении субъектов землепользования.

     Следовательно, учитывая также предоставление спорных земельных участков указанным гражданам, занимающимся сельским хозяйством, вывод инспекции о том, что общество не имеет право на применение налоговой ставки 0,3 процента, неправомерен. Доказательств, опровергающих использование указанными гражданами спорных земельных участков в сельскохозяйственных целях,  материалы  дела  не содержат.

    На основании установленных обстоятельств налогоплательщиком правомерно исчислен подлежащий уплате земельный налог с применением налоговой ставки 0,3%, установленной в отношении земельных участков, отнесенных  к  землям сельскохозяйственного  назначения.

    Таким образом, вывод налогового органа о доначислении земельного налога в сумме 2 447 300 руб. признается судом неправомерным.

     Вместе с тем, является правомерным довод налогового органа, а соответственно и оспариваемое  решение в этой части,  об обоснованности  привлечения налогоплательщика  к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде взыскания штрафа в сумме 2 334 922,70 рублей за неуплату НДС при подаче  уточненных  налоговых деклараций  за  2010-2014 годы.

   Как установлено  в  ходе проверки,    АО «ЮГК»  в  ходе выездной  налоговой проверки 20.07.2015г. и 14.09.2015г. представило  в налоговый орган уточненные налоговые декларации по НДС с увеличением суммы налога, подлежащей  уплате  в  бюджет,  и  к  уменьшению уплаты в бюджет за периоды 1 квартал 2012года – 4 квартал 2014года итого на сумму к уплате в бюджет 254 747 237 рублей  и  к возмещению из бюджета итого в сумме 520 288 рублей в  связи с выявлением фактов ведения финансово-хозяйственной деятельности с высоким налоговым риском, выявления фактов недостаточного  документального подтверждения должной осмотрительности и выполнения  требований  принятой  учетной  политики.

    18.08.2015г. АО «ЮГК»  представило  в налоговый орган уточненные налоговые декларации по НДС за 3, 4 кварталы 2010г., 1,2,3,4 кварталы 2011г., в результате чего изменилась сумма НДС к вычету на 01.01.2012г. Расчеты представлены по требованию отдела камеральных налоговых проверок. (см. приложение к акту проверки  №2.2.9.3). С учетом представленных дополнительных листов к книге покупок в результате расчета сумм, принимаемых к возмещению по ставке 0%, и сумм НДС, принимаемых к вычету по ставке 18%,  с  учетом  восстановленного по контрагентам НДС  за периоды  с 1 квартала 2012г. по 3  квартал 2013г. на сумму 239 227 369,33 рубля,Обществом были изменены  строки  в  представленных 20.07.2015г. уточненных   декларациях (см. таблицу 136 лист решения 283). В результате представления 18.08.2015г. уточненных  налоговых  деклараций  по НДС изменилась сумма НДС  к вычету  на 01.01.2012г.  В связи  с  этим  изменением  Общество 14.09.2015г. представило  в  налоговый  орган  уточненные налоговые  декларации по НДС за период с 1 квартала 2012г. по 3 квартал 2014г. с изменением строк (см. таблицу 137 лист 283 решения), в результате чего изменилась  сумма  налога,  подлежащая  к  возмещению из  бюджета  в сторону уменьшения на 85 229 рублей.

   Обществом  перечислен  налог в бюджет  14.07.2015г. платежным поручением № 326  - 239 227 369 рублей, 14.08.29015г.  платежным поручением № 872  - 45 000 000 рублей.

    Кроме представленных  уточненных  налоговых  деклараций  по НДС  20.07.2015г.  и 14.09.2015г. Общество 15.02.2016г. представило  в налоговый орган уточненные налоговые декларации по НДС  за период с 4 квартала 2012г. по 2 квартал 2014г., в результате чего изменилась сумма  НДС  к возмещению из бюджета (см. таблицу 138 лист 288  решения).

    20.04.2016г.  представлена   уточненная  налоговая   декларация  по НДС  за 2 квартал 2013г. с уменьшением суммы НДС к возмещению из бюджета на 683 714  рубля.

       14.04.2016г.  представлена   уточненная  налоговая  декларация  по НДС  за 4 квартал 2013г. с уменьшением суммы НДС к возмещению из бюджета на 83 909,49  рублей.

    С учетом представленных  15.02.2016г., 14.04.2016г.,  20.04.2016г. уточненных  налоговых  деклараций  по  НДС,  НДС к уплате составил  259 130 338 рублей, к возмещению – 807 096 рублей.

    Таким образом, в действиях налогоплательщика инспекцией установлены факты налогового  правонарушения, выражающегося в неуплате  НДС  за 1-4 кварталы 2012г., 1-4 кварталы 2013г., 1,4 кварталы 2014г.  в результате неправильного исчисления  и  занижения налоговой базы, ответственность за которое предусмотрена п. 1 ст. 122 НК РФ. С учетом истечения сроков  давности привлечения  к  ответственности  (п. 4 ст. 109 НК РФ)  штраф налоговым органом не предъявлен по периодам 1-4 квартала 2012г. и 1 квартала 2013г.

    При предоставлении  20.07.2015г., 18.08.2015г. и 14.09.2015г., 15.02.2016г., 14.04.2016г.,  20.04.2016г.  уточненных  налоговых  деклараций  по  НДС не соблюдены  условия  освобождения  от ответственности, предусмотренные п. 4 ст. 81 НК РФ, декларации представлены  после  назначения выездной налоговой  проверки. 

       Как следует из материалов дела, начальником Инспекции 08.06.2015 вынесено решение № 236 о проведении выездной налоговой проверки. Представитель Общества ознакомлен с указанным решением. Выездная проверка общества проводилась в период с 08.06.2015 по 01.06.2016.

    Согласно пункту 1 статьи 122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога или других неправомерных действий (бездействия) влечет взыскание штрафа в размере 20  процентов от неуплаченных сумм налога.

      В силу пункта 1 статьи 81  НК РФ  при  обнаружении  налогоплательщиком в  поданной  им  в  налоговый орган  налоговой декларации  факта неотражения или неполноты отражения  сведений, а также ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, налогоплательщик обязан внести необходимые изменения в налоговую декларацию и представить в налоговый орган уточненную  налоговую декларацию в порядке, установленном  данной  статьей  Кодекса.

     При этом в пункте 4 статьи 81 НК РФ предусмотрены условия, одновременное соблюдение которых освобождает налогоплательщика от налоговой ответственности за неуплату или неполную уплату налога. К ним относятся: представление налогоплательщиком при обнаружении в поданной им налоговой декларации факта неотражения или неполноты отражения сведений, а также ошибок, приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, уточненной налоговой декларации в налоговый орган; представление такой декларации до момента, когда налогоплательщик узнал об обнаружении налоговым органом неотражения или неполноты отражения сведений  в  налоговой  декларации,  а  также ошибок, приводящих к занижению подлежащей уплате суммы  налога,  либо о  назначении выездной налоговой проверки по данному налогу за данный период; уплата до представления уточненной  налоговой  декларации  недостающей  суммы налога  и   соответствующих   ей   пеней.

     АО «ЮГК»  не опровергается то обстоятельство, что уточненные налоговые декларации поданы после истечения срока подачи налоговых деклараций и срока уплаты налогов,  в  период  проведения  выездной  налоговой  проверки.

    Следовательно, вывод  инспекции о несоблюдении     АО «ЮГК»   всей совокупности установленных пунктом 4 статьи 81 НК РФ условий освобождения от налоговой ответственности соответствует  установленным при  рассмотрении  дела  фактам  и  основан  на  правильном  применении  норм материального права. 

     Аналогичные подходы судебной практики применены  Федеральным арбитражным  судом Северо-Западного  округа  в  постановлении от 11 января 2013 г. по делу № А26-2569/2012.

     В данной ситуации подача налогоплательщиком уточненных налоговых деклараций в ходе выездной налоговой проверки и добровольная уплата сумм налога могут быть учтены в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность  за  совершение  налогового  правонарушения,  а не обстоятельств, влекущих отсутствие оснований для применения к  налогоплательщику  ответственности за совершение налогового правонарушения.

     Оспариваемое решение  в части взыскания  с налогоплательщика   штрафа по НДС в сумме 2 334 922,70 рубля  является правомерным, требования заявителя   в  этой  части  удовлетворению  не  подлежат.

     АО «ЮГК» заявлено о наличии у него смягчающих ответственность обстоятельств, которые он просит признать в качестве таковых, и произвести снижение штрафа по НДС в сумме 2 334 922,70 руб.   Статья 106 НК РФ регламентирует понятие налогового правонарушения, а статья 110 НК РФ устанавливает формы вины при совершении налогового правонарушения, - отражающие степень общественной опасности деяния и отношение к нему правонарушителя.

   Мерой ответственности за совершение налогового правонарушения является налоговая санкция (пункт 1 статьи 114 НК РФ) в виде денежных взысканий (штрафов) (пункт 2 статьи 114 НК РФ).

     В соответствии с пп. 4 п. 5 ст. 101 НК РФ, в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки руководитель (заместитель руководителя) налогового органа выявляет обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения, либо обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения.

    Согласно пункту 4 статьи 112 НК РФ обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются при применении налоговых санкций.

    Пунктом 3 статьи 114 НК РФ предусмотрена возможность уменьшения размера штрафа не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей настоящего Кодекса, при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства.

   Перечень обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового  правонарушения, указанный в пункте 1 статьи 112 НК РФ, не является исчерпывающим, так как согласно подпункту 3 пункта 1 данной статьи смягчающими могут быть признаны и иные обстоятельства, которые судом  или  налоговым  органом,  рассматривающим дело,  могут быть  приняты таковыми.

    Согласно правовой  позиции, изложенной в п.19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 41,  Пленума ВАС РФ №9 от 11.06.1999 «О некоторых вопросах, связанных с введением  в  действие  части первой Налогового кодекса Российской Федерации», если при рассмотрении дела о взыскании санкции за налоговое правонарушение  будет установлено хотя бы одно из смягчающих ответственность  обстоятельств,  перечисленных в пункте 1 ст.112 НК РФ,  суд  при  определении размера подлежащего взысканию штрафа обязан в соответствии с пунктом 3 ст.114 НК РФ уменьшить его размер не менее чем в два раза по сравнению с предусмотренным соответствующей нормой главы 16 НК РФ.

    Учитывая, что пунктом 3 ст.114 НК РФ установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания и более чем в два раза.

    Согласно позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 17.12.1996 № 20-П и в Определении № 202-О от 04.07.2002, неуплата налога в срок должна быть компенсирована погашением задолженности по налоговому обязательству, полным возмещением ущерба, понесенного государством в результате несвоевременного внесения налога.

    Поэтому к сумме собственно не внесенного в срок налога (недоимки) законодатель вправе добавить дополнительный платеж - пеню как компенсацию потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в срок.

   Иного рода меры, а именно взыскание штрафов, по своему существу носят не восстановительный, а карательный характер и являются наказанием за налоговое правонарушение.

   В Постановлении от 15.07.1999 № 11-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что, исходя из общих принципов права, санкции штрафного характера должны отвечать требованиям справедливости и соразмерности. Принцип соразмерности, выражающий требования справедливости, предполагает дифференциацию наказания в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обуславливающих индивидуализацию наказания.

    Частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

    Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 20.03.1952, ратифицированной Федеральным законом от 30.03.1998 № 54-ФЗ, также установлено положение о соблюдении баланса публичного и частного интереса при разрешении имущественного спора.

    Европейский суд допускает, что государство может в исключительных случаях ограничивать частные имущественные права во имя поддержания публичного общественного порядка, однако такие ограничения не должны носить фискальный характер.

   Принцип справедливости судебного решения заключается в соразмерности ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, компенсационного характера применяемых санкций.

    Указанные принципы привлечения к ответственности в равной степени относятся к физическим и юридическим лицам.

    В соответствии с частью 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ, арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся  в  деле  доказательств.

    Согласно пункта 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 №57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении  арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации», если при рассмотрении дела, связанного с применением санкции за налоговое правонарушение, будет установлено наличие хотя бы одного из смягчающих ответственность обстоятельств (пункт 1 статьи 112 НК РФ), суд при определении размера подлежащего взысканию  штрафа  обязан  в  соответствии  с  пунктом  3  статьи 114 НК РФ уменьшить его размер не менее чем в два раза по сравнению с предусмотренным соответствующей нормой НК РФ.

    Учитывая,  что  пунктом 3 статьи 114 НК РФ  установлен  лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания более чем в два раза.

      Арбитражный суд при оценке обоснованности и законности оспариваемого решения налогового органа вправе проверять соразмерность примененной меры ответственности, и с учетом установленных в судебном порядке обстоятельств, смягчающих налоговую ответственность, вправе изменить оспариваемое решение налогового органа в части определения размера налоговой санкции.

    Изложенное не ограничивает арбитражный суд при рассмотрении дела как признать в качестве смягчающих ответственность иные, не установленные инспекцией, обстоятельства, так и с учетом тех же обстоятельств признать необходимым дополнительное уменьшение размера штрафа.

    Иное не обеспечило бы эффективное восстановление нарушенных прав налогоплательщика и означало бы необоснованный отказ в судебной защите, что противоречит статье 46 Конституции Российской Федерации, части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации статьям 137, 138 НК РФ.

    Суд принимает во внимание наличие у заявителя смягчающих ответственность обстоятельств,  выявленных  при рассмотрении данного дела, и не учтенных налоговом органом при вынесении оспариваемого решения, а именно:

    -признание  налогоплательщиком  части фактов выявленных правонарушений и своей вины в их совершении: по транспортному налогу и налогу с доходов, полученных иностранной организацией;

     -самостоятельное устранение налогоплательщиком допущенных в отчетности ошибок путем подачи уточненных налоговых деклараций по НДС;

    -налогоплательщик является крупным работодателем для жителей близлежащих моно-городов, что не оспаривается налоговым органом.

     В данном случае, суд также исходит из принципа соблюдения баланса частных и публичных интересов, а также из того, что меры налогового воздействия должны иметь не только карательный, но и воспитательный характер.

     Убедительных доказательств, позволяющих сделать вывод о невозможности применения смягчающих ответственность обстоятельств, инспекцией в порядке ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

       Учитывая приведенное, руководствуясь положениями ст.ст.112,114 НК РФ, и принимая во внимание наличие смягчающих ответственность обстоятельств, сумма штрафа по НДС в размере 2 334 922,70 руб. подлежит снижению в 3 раза.

     Учитывая, все выводы сделанные судом в отношении оспариваемого решения, следует признать  недействительным решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области от 29.09.2016 №36 в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 128 459 524 руб., соответствующих сумм пени 33 427 700,50 руб. и штрафа 12 507 408,18 руб.;  земельного налога  в размере 2 447 300 руб., соответствующих  сумм  пени 494 398,54 руб.  и  штрафа 204 676,80 руб.; налога  на  добавленную  стоимость  излишне   заявленного  к  вычету  в размере 65 119 734 руб.,  соответствующих  сумм  пени  7 620 114,70 руб.   и   штрафа  6 321 334,63 руб.; налога на имущество в размере 579 328 руб., соответствующих сумм пени 62 151,09 руб. и штрафа 13 771,95 руб.; завышения убытка по налогу на прибыль организаций за 2014 год в сумме 154 585 556 руб. как несоответствующее положениям Налогового кодекса РФ, и нарушающее права и законные интересы заявителя. В связи с чем, заявленные требования в указанной части следует удовлетворить.

     В удовлетворении остальной части требований заявителя следует отказать.

    Согласно части 2 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд распределяет судебные расходы.

    Разрешая вопрос о распределении судебных расходов между лицами, участвующими в деле суд исходит из следующего.

    Распределение судебных расходов между лицами, участвующими в деле, регламентировано статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

    В силу пункта 1 данной статьи судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

    В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

   Поскольку главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не установлено каких-либо особенностей в отношении судебных расходов по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, вопрос о судебных расходах, понесенных заявителями и заинтересованными лицами, разрешается судом по правилам главы 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации  в  отношении  сторон  по  делам  искового  производства.

    Вместе с тем, исходя из неимущественного характера требований, к данной категории дел не могут применяться положения пункта 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующие распределение судебных расходов при частичном удовлетворении заявленных требований.

    В случае признания обоснованным полностью или частично заявления об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц судебные расходы подлежат возмещению соответственно этим органом в полном размере (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2008 г. № 7959/08).

    На основании изложенного, с ответчика в пользу заявителя подлежит взысканию госпошлина в размере 3 000 (Три тысячи) рублей.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167-170,201 АПК РФ, арбитражный суд

РЕШИЛ:

    Заявленные требования удовлетворить частично.

   Признать недействительным решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области от 29.09.2016 № 36 в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 128 459 524 руб., соответствующих сумм пени 33 427 700,50 руб. и штрафа 12 507 408,18 руб.; земельного налога в размере 2 447 300 руб., соответствующих сумм пени 494 398,54 руб. и штрафа 204 676,80 руб.; налога на добавленную стоимость излишне заявленного к вычету в размере 65 119 734 руб., соответствующих сумм пени 7 620 114,70 руб. и штрафа 6 321 334,63 руб.; налога на имущество в размере 579 328 руб., соответствующих сумм пени 62 151,09 руб. и штрафа 13 771,95 руб.; завышения убытка по налогу на прибыль организаций за 2014 год в сумме 154 585 556 руб.

    В удовлетворении остальной части требований отказать.

    Взыскать с Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Челябинской области в пользу акционерного общества «Южуралзолото Группа Компаний» (ОГРН 1077424000686) расходы по уплате госпошлины в сумме 3 000 руб.

    Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме) путем подачи жалобы через Арбитражный суд Челябинской области.

       Судья                                                                        Н.Г.Трапезникова

     Информацию о времени, месте и результатах рассмотрения апелляционной жалобы можно получить на Интернет-сайте Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда http://18aas.arbitr.ru.