НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Алтайского края от 25.06.2020 № А03-22312/18

АРБИТРАЖНЫЙ СУД АЛТАЙСКОГО КРАЯ

656015, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, проспект Ленина,76, тел.: (385-2) 29-88-01

http://www.altai-krai.arbitr.ru; е-mail: a03.info@arbitr.ru

Именем  Российской  Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

г. Барнаул                                                                                                     Дело № А03-22312/2018

Резолютивная  часть решения объявлена 25 июня 2020 г.

В полном объеме решение изготовлено 03 июля 2020 г.

Арбитражный суд Алтайского края в составе судьи Музюкина Д.В. при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Арефьевой А.С., рассмотрев в судебном заседании дело по исковому заявлению краевого государственного бюджетного учреждения здравоохранения "Кулундинская центральная районная больница" к индивидуальному предпринимателю Андриенко Руслану Валентиновичу об обязании исполнить гарантийные обязательства, о взыскании денежной компенсации на случай неисполнения ответчиком судебного решения,

при участии в судебном заседании:

от истца – Чиваса С.А. по доверенности от 01.07.2019, паспорт, Карнаух С.А. по доверенности от 01.07.2019, паспорт;

от ответчика – Андриенко Р.В., паспорт, Майера А.А. по доверенности от 18.01.2019, паспорт, Гайдука П.А. по доверенности от 16.12.2019, паспорт,

У С Т А Н О В И Л:

краевое государственное бюджетное учреждение здравоохранения "Кулундинская центральная районная больница" (далее – Учреждение) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Андриенко Руслану Валентиновичу (далее – Предприниматель) об обязании исполнить гарантийные обязательства. Впоследствии истец заявил требование о взыскании с ответчика денежной компенсации в случае неисполнения последним судебного решения в размере 2000 руб. за каждый день просрочки исполнения (с учетом уточнений, т. 2 л.д. 97).

Исковые требования со ссылкой на статьи 12, 309, 470, 476, 477, 721-723 Гражданского кодекса Российской Федерации мотивированы отказом ответчика в проведении гарантийного ремонта поставленной Предпринимателем дизельной электростанции (далее – ДЭС).

Ответчик в возражениях на иск требования не признал, указав, что причиной выхода из строя ДЭС явилось нарушение истцом правил содержания и эксплуатации дизельного электроагрегата.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей сторон, допросив эксперта, суд установил следующие обстоятельства.

07.11.2017 между Учреждением (Заказчик) и Предпринимателем (Поставщик) заключен договор № Ф.2017.46124 (далее – Договор), по условиям которого Поставщик обязуется поставить ДЭС в утеплённом контейнере согласно Спецификации (Приложение № 1) (далее - "товар") в установленный договором срок, а Заказчик обязуется обеспечить его оплату.

Поставщик обязуется в месте поставки товара выполнить: погрузо-разгрузочные, монтажные и пусконаладочные работы, оказать услуги по уборке и вывозу упаковочного материала.

Поставщик гарантирует качество и безопасность поставляемого товара в соответствии с требованиями Договора, а также в соответствии с техническими регламентами, стандартами, санитарно-эпидемиологическими правилами и иными нормативами, являющимися обязательными в отношении данного вида товара в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации на дату поставки и приемки товара.

Место поставки товара: 658920, Алтайский край, Кулундинский район, с. Кулунда, ул. 50 лет СССР, 11.

Цена Договора: 2 200 000 рублей (пункты 1.1-1.3, 1.7, 2.1 Договора).

Гарантии качества на поставленный товар закреплены в разделе 6 Договора.

Так, согласно пунктам 6.1-6.5 Договора вместе с товаром Поставщиком предоставляется гарантия на товар, установленная производителем товара, при этом срок действия такой гарантии должен быть не менее двух лет с даты подписания Сторонами акта приема-передачи товара.

Поставщик гарантирует возможность безопасного использования товара по назначению в течение всего гарантийного срока.

Гарантийное обслуживание включает в себя действия Поставщика по обслуживанию товара в целях поддержания его работоспособности.

Все расходы, связанные с гарантийным обслуживанием товара в гарантийный срок, несет Поставщик, которые включают в себя, в том числе стоимость работ (услуг), запасных частей и расходных материалов.

В период действия гарантийного срока Поставщик за свой счет обязуется осуществлять восстановление или ремонт, если недостатки (, неисправность вызвана дефектом конструкции, некачественным материалом, некачественным производством или монтажом и) не являются результатом действия непреодолимой силы, нарушения правил пользования и хранения, неправильного обращения, внесения изменений или повреждения со стороны Заказчика или третьих лиц.

Из материалов дела следует, что во исполнение условий Договора ответчик 25.12.2017 передал истцу ДЭС типа АД-160-Т400-2Р, серийный номер 0710917, выполнил работы по монтажу оборудования, произвел пусконаладочные работы, после чего 30.12.2017 ДЭС была введена в эксплуатацию (т. 1 л.д. 31-44).

18.07.2018 в процессе эксплуатации ДЭС произошло срабатывание аварийной пожарной сигнализации, после чего последовала остановка работы ДЭС.

            В результате визуального осмотра ДЭС сотрудниками Учреждения было выявлено следующее: сработал автоматический порошковый огнетушитель; произошел разрыв гофры выхлопной системы; в результате высокой температуры оплавились кабель-каналы, электропроводка, находящаяся в них, вышла из мест крепления; вышла из строя турбина ДВС; произошла утечка охлаждающей жидкости в районе нижнего патрубка радиатора; тяга регулировки оборотов ДВС не закреплена в регуляторе оборотов, что зафиксировано в соответствующем акте обследования (т. 1 л.д. 49).

В тот же день, 18.07.2018 Учреждение направило Предпринимателю претензию с требованием об устранении возникших неисправностей (т. 1 л.д. 48).

Как следует из записей в журнале технического обслуживания ДЭС, устранение неисправностей началось ответчиком только через месяц, 18.08.2018, когда были демонтированы топливный насос и турбокомпрессор. 25.09.2018 Предпринимателем были установлены топливный насос, турбокомпрессор, воздушный фильтр, система выхлопных газов, кабель-каналов, средств пожаротушения, произведена замена масла и масляного фильтра (т. 1 л.д. 45).

Поскольку работоспособность ДЭС не была восстановлена, истец направил в адрес ответчика претензию № 1384 от 10.10.2018, в которой повторно потребовал проведения гарантийного ремонта ДЭС в тридцатидневный срок (т. 1 л.д. 50-51). Претензия была оставлена без удовлетворения.

Указанные обстоятельства явились основанием для обращения Учреждения с иском в арбитражный суд.

Суд считает, что исковое заявление подлежит частичному удовлетворению на основании следующего.

В соответствии со статьей 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

В силу пунктов 2, 3 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

В рассматриваемом случае Предприниматель поставил оборудование и выполнил работы, которые имеют материальный результат, следовательно, Договор включает в себя элементы договора поставки и договора подряда в части монтажа и пуско-наладки оборудования.

Таким образом, между сторонами фактически возникли правоотношения по поставке и подрядным работам, регулируемые нормами глав 30 и 37 ГК РФ и условиями смешанного договора.

По договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием (статья 506 ГК РФ).

К отдельным видам договора купли-продажи (розничная купля-продажа, поставка товаров, поставка товаров для государственных нужд, контрактация, энергоснабжение, продажа недвижимости, продажа предприятия) положения, предусмотренные настоящим параграфом, применяются, если иное не предусмотрено правилами настоящего Кодекса об этих видах договоров (пункт 5 статьи 454 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи.

Согласно пункту 2 статьи 470 ГК РФ в случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 настоящего Кодекса, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока).

Согласно пункту 1 статьи 518 ГК РФ покупатель (получатель), которому поставлены товары ненадлежащего качества, вправе предъявить поставщику требования, предусмотренные статьей 475 ГК РФ, за исключением случая, когда поставщик, получивший уведомление покупателя о недостатках поставленных товаров, без промедления заменит поставленные товары товарами надлежащего качества.

В отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы (п. 2 ст. 476 ГК РФ).

Бремя доказывания причин возникновения недостатков товара распределяется между сторонами договора в зависимости от того, установлен ли на товар гарантийный срок. Если гарантийный срок на товар установлен, то при обнаружении некачественности товара в течение гарантийного срока предполагается, что недостатки возникли до передачи товара, и за них отвечает продавец, пока им не доказано обратное (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.05.2020 N Ф04-1688/2020 по делу N А45-15283/2019).

Судом установлено, что выход из строя ДЭС произошел 18.07.2018, то есть в пределах установленного Договором двухгодичного гарантийного срока.

Статьей 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) предусмотрено, что для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.

Для установления причин выхода ДЭС из строя по ходатайству истца по делу была назначена судебная экспертиза.

Согласно экспертному заключению № 21-19-09-01 от 18.10.2019, подготовленному экспертом общества с ограниченной ответственностью "Региональный центр оценки и экспертизы" Небесных Е.А., причиной выхода ДЭС из строя явилось повреждение компенсатора линейного растяжения (сильфон) выхлопной системы и несрабатывание системы автоматического контроля температуры в помещении станции (т. 2 л.д. 65).

Поскольку ни из экспертного заключения, ни по результатам допроса эксперта не удалось установить, что, в свою очередь, послужило причиной повреждения компенсатора линейного растяжения выхлопной системы, судом была назначена дополнительная судебная экспертиза, проведение которой поручено тому же эксперту.

На разрешение эксперта, в частности, был поставлен вопрос: "Какова причина повреждения (разрыва) компенсатора линейного растяжения (сильфона) выхлопной системы…ДЭС…в частности, является ли такой причиной ненадлежащее качество оборудования, ненадлежащее выполнение работ по монтажу, пуско-наладке оборудования, действия (бездействие) лиц, ответственных за эксплуатацию ДЭС?"

В экспертном заключении № 21-20-01-01 от 10.03.2020 эксперт ответил, что повреждение сильфона вероятнее всего произошло в результате вибрационных нагрузок от ДЭС и от ненадлежащего технического обслуживания ДЭС лицами, ответственными за эксплуатацию (т. 3 л.д. 41).

Впоследствии в ходе допроса в судебном заседании 18.06.2020 эксперт пояснил, что под вибрационными нагрузками в данном случае понимается естественная вибрация, возникающая в процессе работы ДЭС.

Таким образом, из экспертных заключений, а также из пояснений эксперта следует, что причиной выхода из строя ДЭС является несрабатывание системы автоматического контроля температуры в помещении станции (доказательств вины истца в этом не имеется) и повреждение сильфона, которое вызвано: а) естественной вибрацией ДЭС (доказательств вины истца в этом не имеется) и б) ненадлежащим техническим обслуживанием (вина истца). При этом необходимо отметить, что выводы эксперта о причинах повреждения сильфона носят вероятностный характер.

Довод Предпринимателя об отсутствии у Учреждения лиц, ответственных за эксплуатацию ДЭС, опровергается доказательствами по делу. Так, истцом представлен приказ № 15 от 10.01.2018 "О назначении ответственного за электрохозяйство", которым ответственным за электрохозяйство в Учреждении назначен начальник отдела материально-технического снабжения Чивас С.А., его заместителем - электромонтер Пайгерт С.В., прошедшие проверку знаний норм правил работы в электроустановках 21.08.2017, с присвоением группы IV по электробезопасности в электроустановках до 1000 В. В деле имеются копии соответствующих удостоверений указанных лиц (т. 1 л.д. 113-116).

Суд отмечает, что на основании обращения Предпринимателя Сибирским управлением Ростехнадзора была проведена проверка Учреждения, по результатам которой установлено: согласно приказу Учреждения от 27.12.2017 № 208 закреплены за дизель-генераторной установкой (ДГУ) электромонтеры Пайгерт С.В. и Бубырь А.И., проверка знаний которым проведена 25.10.2019, имеют группы по электробезопасности и допущены к работам в электроустановках до 1000 В; имеются должностная инструкция электромонтера; инструкция по охране труда для электромонтера; инструкция по эксплуатации технологической электростанции потребителей, инструкция по технике безопасности при эксплуатации малых электростанций (дизель-генераторов); журнал технического обслуживания (результаты работ оформляются). Нарушений Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей в части организации эксплуатации ДГУ не выявлено (т. 3 л.д. 64-67).

Таким образом, истцом были назначены прошедшие специальную подготовку лица, ответственные за эксплуатацию ДЭС.

Предприниматель, ссылаясь на заключение эксперта, указывает, что Учреждением не проводилось техническое обслуживание ДЭС.

Между тем, ни экспертом, ни ответчиком не учтено, что согласно Руководству по эксплуатации и техническому обслуживанию дизельного двигателя "Ricardo" техобслуживание двигателя подразделяется на: ежедневное, либо через 8-10 часов работы; техобслуживание первой ступени (после накопленных 50 часов работы) и т.д. (т. 2 л.д. 123, оборот).

Из журнала технического обслуживания ДЭС следует, что на момент аварийной остановки время наработки двигателя составило 31 час 49 минут.

Таким образом, на момент аварии Учреждение должно было как минимум три раза провести техобслуживание двигателя (с учетом положения о проведении техосмотра после 8-10 часов работы). Осуществления техобслуживания первой и последующих ступеней для двигателя ДЭС не требовалось.

Как следует из Руководства по эксплуатации и техническому обслуживанию дизельного двигателя "Ricardo" "ежедневное" техобслуживание включает в себя проверку уровня масла и охлаждающей жидкости, проверку уровня затяжки болтов и гаек, осмотр на наличие утечек воды, масла и воздуха, при необходимости – очистку воздушного фильтра, удаление грязи, пыли и потеков масла,  выявление посторонних шумов при работе двигателя.

Все отклонения от нормы должны обязательно отражаться в журнале. При повторе отклонений необходимо обратиться к специалисту и информировать поставщика оборудования (т. 2 л.д. 123, оборот).

Таким образом, Руководством по эксплуатации и техническому обслуживанию дизельного двигателя "Ricardo" не предусмотрена обязанность обслуживающего персонала вносить в журнал технического обслуживания ДЭС записи о проведении ежедневного техобслуживания. Записи в журнал должны вноситься лишь в том случае, если в результате ежедневного техобслуживания выявились отклонения от нормы.

В судебных заседаниях представители истца пояснили, что ежедневное техобслуживание ДЭС проводилось. В двух случаях, когда были выявлены проблемы в работе ДЭС (24.05.2018 и 25.05.2018) делалась отметка в журнал технического обслуживания ДЭС, информировался Предприниматель, который впоследствии устранял неисправности. Данные обстоятельства подтверждаются копией журнала технического обслуживания ДЭС.

Таким образом, доказательств неосуществления Учреждением технического обслуживания ДЭС в деле отсутствуют.

В экспертном заключении № 21-20-01-01 от 10.03.2020 эксперт указал, что имеющееся повреждение сильфона образовалось в процессе продолжительного времени и должно было быть обнаружено на ранней стадии в процессе технического обслуживания. В свою очередь, здесь же эксперт сообщил, что внешних механических воздействий не обнаружено (т. 3 л.д. 38). На вопрос о том, каким образом персонал, обслуживающий ДЭС, должен был обнаружить, что начался процесс деформации (повреждения) сильфона, если внешних признаков повреждения сильфона не имелось, эксперт в судебном заседании не смог дать внятного ответа.

В соответствии с частью 3 статьи 86 АПК РФ заключение эксперта является одним из доказательств по делу, не имеет заранее установленной силы, не носит обязательного характера и подлежит исследованию и оценке судом наравне с другими представленными доказательствами.

На основании вышеизложенного суд отклоняет содержащийся в экспертном заключении № 21-20-01-01 от 10.03.2020 вывод о ненадлежащем техническом обслуживании ДЭС.

В обоснование своих возражений ответчик ссылается на несоблюдение истцом пункта 3.7.4 Правил технической эксплуатации дизельных электростанций (ПТЭД), утвержденных Минтопэнерго РФ 09.02.1993, согласно которому при аварийной остановке ДГ (дизель-генератора) повторный пуск возможен только после устранения причин аварии и разблокировки защит.

Между тем, как следует из введения к данным Правилам, Правила распространяются на принадлежащие Минтопэнерго РФ стационарные ДЭС мощностью 500 кВт и выше. Правила не распространяются на резервные и передвижные ДЭС.

В свою очередь, согласно спецификации к Договору номинальная мощность ДЭС – 150 кВт, согласно протоколу испытаний – 161.6 кВт (т. 1 л.д. 17, 25). Из пояснений сторон следует, что спорная ДЭС является резервной, то есть, запускается лишь при отключении Учреждения от основного источника электроэнергии. ДЭС не принадлежит Минтопэнерго РФ. Следовательно, данные Правила к спорным правоотношениям не применяются. Кроме того, данный акт не был опубликован, вследствие чего не подлежит применению.

Кроме того, необходимо отметить, что доказательств аварийной остановки ДЭС с её последующим запуском в деле не имеется. Как следует из пояснений представителей истца, записей в журнале технического обслуживания ДЭС, 18.07.2018 в 07.00 ДЭС автоматически не включилась после отключения источника внешнего энгергоснабжения. Суд отмечает, что невключение ДЭС нетождественно её аварийной остановке. После включения ДЭС в результате ручного запуска ДЭС осуществляла работу до 13.45 часов, когда она была остановлена автоматически в результате аварийного срабатывания пожарной сигнализации.

Доказательств того обстоятельства, что запуск ДЭС в ручном режиме при данных обстоятельствах стал непосредственной причиной выхода ДЭС из строя, в деле не имеется.

Ссылка ответчика на нарушение истцом Правил технической эксплуатации электроустановок потребителей, утвержденных приказом Минэнерго России от 13.01.2003 N 6, судом также отклоняется, поскольку в соответствии с пунктом 1.1.2 указанных Правил они распространяются на организации, независимо от форм собственности и организационно-правовых форм, индивидуальных предпринимателей, а также граждан - владельцев электроустановок напряжением выше 1000 В.

            Между тем, согласно спецификации к Договору номинальное напряжение ДЭС – 400 В, согласно протоколу испытаний напряжение на клеммах – 231-402 В (т. 1 л.д. 17 оборот, 25).

Ссылка ответчика на нарушение истцом стандарта СТО 70238424.27.100.056-2009 "Дизельные и газопоршневые электростанции. Организация эксплуатации и технического обслуживания. Нормы и требования", утвержденного и введенного в действие приказом некоммерческого партнерства "Инновации в электроэнергетике" (НП "ИНВЭЛ") от 25.12.2009 г. № 97, судом отклоняется по следующим основаниям.

Стандарт организации представляет собой норматив, разрабатываемый изготовителем с целью установления своих собственных требований по производству продукции. Данный документ стандартизирует требования к индивидуальным особенностям продукции, произведенной конкретным изготовителем, в данном случае - НП "ИНВЭЛ".

В соответствии с пунктом 4.17 ГОСТ Р 1.4-2004 "Стандартизация в Российской Федерации. Стандарты организаций. Общие положения" требования стандарта организации подлежат соблюдению в организации, утвердившей данный стандарт, и ее структурных подразделениях (в случае корпоративной или ведомственной подчиненности) с момента (даты) введения стандарта в действие.

Требования стандартов организаций к продукции, процессам, работам и услугам подлежат соблюдению другими субъектами хозяйственной деятельности и приобретателями в случае, если эти стандарты указаны в сопроводительной технической документации изготовителя (поставщика) продукции, исполнителя работ и услуг или в договоре (контракте).

Поскольку стороны в Договоре не предусмотрели возможность применения данного стандарта к правоотношениям сторон, стандарт не указан в сопроводительной технической документации к ДЭС, его положения в рассматриваемом случае применению не подлежат.

Ссылки Предпринимателя на иные незначительные нарушения со стороны Учреждения (журнал учета работы ДЭС "неправильной" формы; отсутствует распоряжение о порядке хранения и выдаче ключей от ДЭС и т.п.) судом отклоняются, поскольку между данными нарушениями и выходом ДЭС из строя отсутствует причинно-следственная связь.

В свою очередь, выводы эксперта о том, что причиной выхода из строя ДЭС является несрабатывание системы автоматического контроля температуры в помещении станции, а также повреждение сильфона, которое вызвано естественной вибрацией ДЭС, Предпринимателем не опровергнуты.

В силу части 1 статьи 64, статей 71, 168 АПК РФ арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств, при оценке которых он руководствуется правилами статей 67 и 68 АПК РФ об относимости и допустимости доказательств.

Принимая во внимание, что бремя доказывания того, что недостатки ДЭС возникли после её передачи Учреждению вследствие нарушения последним правил эксплуатации ДЭС, действий третьих лиц, либо непреодолимой силы, положениями пункта 2 статьи 476 ГК РФ возложено на продавца, которым по Договору является Предприниматель, учитывая, что таких доказательств ответчик суду не представил, суд приходит к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения иска.

Частью 4 статьи 174 АПК РФ предусмотрено, что арбитражный суд по требованию истца вправе присудить в его пользу денежную сумму, подлежащую взысканию с ответчика на случай неисполнения судебного акта, в размере, определяемом арбитражным судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Возможность взыскания неустойки за неисполнение судебного акта (астрент) предусмотрена в пункте 1 статьи 308.3 ГК РФ, согласно которому в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом Российской Федерации, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства.

Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (пункт 1 статьи 330 ГК РФ) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ).

В пунктах 28 и 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее - Постановление N 7) разъяснено, что на основании пункта 1 статьи 308.3 в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре, в том числе предполагающего воздержание должника от совершения определенных действий, судом могут быть присуждены денежные средства на случай неисполнения соответствующего судебного акта в пользу кредитора-взыскателя (судебная неустойка). Суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре.

Судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя) как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства (части 1 и 2.1 статьи 324 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из пункта 32 Постановления N 7, удовлетворяя требования истца о присуждении судебной неустойки, суд указывает ее размер и/или порядок определения.

Размер судебной неустойки определяется судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения должником выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ).

В результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение.

Таким образом, действующее законодательство позволяет взыскателю требовать компенсации за ожидание исполнения судебного акта, при этом, ее размер и/или порядок определяет суд с учетом названных принципов.

Руководствуясь указанными положениями и разъяснениями, с учетом принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения, с целью побуждения ответчика к исполнению судебного акта, суд полагает возможным снизить размер судебной неустойки, заявленный истцом, и установить судебную неустойку в размере 500 рублей в день.

Согласно части 1 статьи 174 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения, обязывающего ответчика совершить определенные действия, не связанные со взысканием денежных средств или с передачей имущества, арбитражный суд в резолютивной части решения указывает лицо, обязанное совершить эти действия, а также место и срок их совершения.

Поскольку пунктом 6.7 Договора установлен срок гарантийного ремонта ДЭС в количестве тридцати дней, суд считает возможным и целесообразным установить срок для совершения ответчиком действий по исполнению решения суда: тридцать дней с даты вступления в силу настоящего решения. По истечении данного срока подлежит начислению судебная неустойка.

В соответствии со статьей 110 АПК РФ расходы истца по уплате государственной пошлины в размере 6 000 руб. суд относит на ответчика.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 174 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Р Е Ш И Л :

иск удовлетворить частично.

Обязать индивидуального предпринимателя Андриенко Руслана Валентиновича в течение тридцати дней с даты вступления в силу настоящего решения исполнить гарантийные обязательства по договору № Ф.2017.461241 от 07.11.2017, а именно: устранить недостатки, возникшие 18.07.2018 в принадлежащей краевому государственному бюджетному учреждению здравоохранения "Кулундинская центральная районная больница" дизельной электростанции контейнерного типа, расположенной по адресу: Алтайский край, с. Кулунда, ул. 50 лет СССР, 11; привести дизельную электростанцию контейнерного типа в состояние, пригодное для её эксплуатации.

В случае неустранения в указанный срок недостатков и неприведения дизельной электростанции контейнерного типа в состояние, пригодное для её эксплуатации, с индивидуального предпринимателя Андриенко Руслана Валентиновича в пользу краевого государственного бюджетного учреждения здравоохранения"Кулундинская центральная районная больница" подлежат взысканию денежные средства в размере 500 рублей в день до даты исполнения настоящего решения в полном объеме.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Андриенко Руслана Валентиновича в пользу краевого государственного бюджетного учреждения здравоохранения"Кулундинская центральная районная больница" 6 000 рублей судебных расходов.

Решение может быть обжаловано через Арбитражный суд Алтайского края в Седьмой арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения.

Судья                                                                                                  Д.В. Музюкин