НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Решение АС Алтайского края от 24.09.2018 № А03-21450/17

АРБИТРАЖНЫЙ СУД АЛТАЙСКОГО КРАЯ

656015, Барнаул, пр. Ленина, д. 76, http:// www.altai-krai.arbitr.ru

Именем Российской Федерации

Р Е Ш Е Н И Е

г. Барнаул Дело № А03-21450/2017 01 октября 2018 года

Резолютивная часть решения суда объявлена 24 сентября 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 01 октября 2018 года.

Арбитражный суд Алтайского края в составе судьи Ильичевой Л.Ю., при ведении протокола судебного заседания с использованием технических средств аудиозаписи секретарем судебного заседания Федоровой И.Н., рассмотрев дело по заявлению акционерного общества Федеральный научно-производственный центр «Алтай» к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам Алтайского края о признании недействительным решения от 30.06.2017 № РА-005-08 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения,

при участии в заседании представителей сторон:

- от заявителя – Чичилов А.Н., по доверенности от 15.05.2018,

- от заинтересованного лица – Жукова М.В., по доверенности от 22.12.2017,

УСТАНОВИЛ:

акционерное общество Федеральный научно-производственный центр «Алтай» (далее – заявитель, Общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам Алтайского края (далее – заинтересованное лицо, Инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 30.06.2017 № РА-005-08 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части занижения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в сумме 18 581 530 руб. и предложении Обществу уплатить не исчисленную сумму налога на прибыль организаций в размере 3 716 366 руб., а также штраф в размере 743 273 руб. и пени в размере 542 131,49 руб.

В судебном заседании представители заявителя на удовлетворении заявленных требований настаивали, просили суд признать решение Инспекции, в оспариваемой части, недействительным.

Заявитель требование обосновывает нормами действующего налогового законодательства и указывает на то, что в ходе проверки в адрес Инспекции представлены все необходимые документы, подтверждающие понесенные расходы, которые оформлены в соответствии с требованиями налогового законодательства.

Представители заявителя пояснили, что обоснованность расходов, связанных с получением услуг от сторонних специалистов, не поставлена Налоговым кодексом Российской Федерации в зависимость от наличия у налогоплательщика собственных специалистов, а также то, что необходимо разграничивать работников АО «ФНПЦ «Алтай», которые выполняют должностные обязанности в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации и трудовым договором в рабочее время и участников бригад ЗАО НПК «Алтай», заключивших договоры подряда на выполнение определенных задач, направленных на конкретный результат.

По мнению общества, налоговым органом факт взаимозависимости ЗАО НПК «Алтай» и АО «ФНПЦ «Алтай» не доказан, названные общества не являются аффилированными лицами, следовательно, утверждение Инспекции о заинтересованности руководящего состава ФНПЦ «Алтай» в заключении договоров с ЗАО НПК «Алтай» являются безосновательным.

Общество настаивает на том, что налоговое законодательство не содержит положений, позволяющих налоговому органу при применении статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации оценивать произведенные налогоплательщиком расходы с позиции их экономической целесообразности.

Представитель заинтересованного лица, заявленные требования не признал, просил в их удовлетворении отказать.

При этом представитель налогового органа пояснил, что основанием к принятию оспариваемого Решения послужили выводы Инспекции о совершении Обществом операций, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды. Указал на то, что представленные Обществом для подтверждения права на получение налоговой выгоды документы свидетельствуют о создании фиктивного документооборота с использованием ЗАО НПК «Алтай», не принимающего реального участия в выполнении работ, а использующегося для увеличения размера налоговой выгоды, на которую претендует АО «ФНПЦ «Алтай».

Более подробно доводы сторон изложены в заявлении, отзыве и в дополнениях к ним.

В судебном заседании представители сторон, участвующих в деле, на своих доводах и возражениях настаивали, представили дополнительные доказательства, письменные пояснения.

В порядке статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации объявлен перерыв, после окончания которого, судебное заседание продолжено.

Изучив представленные документы, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, исследовав доказательства, суд установил следующее.

Как следует из материалов дела, на основании решения начальника Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Алтайского края от 26.09.2016 № РП-005-08, в отношении АО «ФНПЦ «Алтай» налоговым органом проведена выездная налоговая проверка по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налога на добавленную стоимость, налога на прибыль, налога на имущество, транспортного налога, земельного налога, водного налога за период с 01.01.2013 по 31.12.2015, налога на добавленную стоимость за период с 25.03.2014 по 31.12.2015.

В результате осуществления мероприятий налогового контроля Инспекцией выявлены нарушения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, которые отражены в акте проверки от 22.05.2017 № АП-005-08, и вынесено решение от 30.06.2017 № РА-005-08 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В соответствии с указанным решением Обществу доначислен налог на прибыль в сумме 3 716 366 руб. и пени по нему в сумме 542 131,49 руб., НДС в сумме 68 966 руб.; земельный налог в сумме 53 298 016 руб., а так же штраф, предусмотренный пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) в сумме 743 273 руб.

Налогоплательщик, не согласившись с вынесенным решением в части доначислений по налогу на прибыль организаций, обратился 10.08.2017 в УФНС России по Алтайскому краю (далее – Управление), в порядке статьи 139.1 НК РФ, с апелляционной жалобой, которая решением Управления от 15.09.2017 оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с решением Инспекции в части определения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций (в проверяемом периоде), доначисления соответствующего налога, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Исследовав материалы дела, оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, суд находит требования частично обоснованными исходя из следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации вправе обратиться арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, если полагают, что оспариваемый акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно статье 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действия (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

По смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 32 Налогового кодекса Российской Федерации вынесенные решения налогового органа должны быть законными и обоснованными, основываться на нормах действующего законодательства.

Как отмечено в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53), судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности – достоверны.

В свою очередь, как разъяснено Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 25.07.2001 № 138-О, обязанность по доказыванию факта недобросовестности налогоплательщика и представлению соответствующих доказательств возлагается на налоговый орган.

При рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

Согласно пункту 3 Постановления № 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

В силу пункта 4 Постановления № 53 налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

На основании пункта 9 Постановления № 53 оценка наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

При этом суд отмечает, что представление в налоговый орган первичных документов не влечёт автоматического учета понесенных затрат в составе расходов в целях налогообложения прибыли, а является лишь основанием для подтверждения факта реальности хозяйственных операций и уплаты налогов, поэтому при решении вопроса о правомерности учета понесенных затрат в составе расходов в целях налогообложения прибыли учитываются результаты проведенных налоговыми органами проверок достоверности и непротиворечивости представленных документов, а также организаций - контрагентов.

Из материалов следует, что общество в проверяемом периоде являлось плательщиком налога на прибыль организаций.

В соответствии со статьей 247 НК РФ, объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций, не являющихся участниками консолидированной группы налогоплательщиков, прибылью признается полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с 25 главой НК РФ.

На основании пункта 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с (договором).

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из совокупности изложенных норм следует, что необходимым условием для признания задекларированных затрат в составе расходов налогоплательщика является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что затраты фактически понесены именно в заявленной сумме.

Как следует из оспариваемого решения в период 2012 - 2015 годы между АО «ФНПЦ «Алтай» и ОАО «Рособоронэкспорт» заключен ряд договоров комиссии, согласно которым ОАО «Рособоронэкспорт» (Комиссионер) от своего имени, но за счет ОАО «ФНПЦ «Алтай» (Комитент) за комиссионное вознаграждение заключает контракты с Министерством обороны Республики Индия (Заказчик) на поставку смесителей и шеф-монтаж, ввод в эксплуатацию поставленного оборудования и инструктаж специалистов Заказчика порядку и правилам его эксплуатации.

В спорный период между АО «ФНПЦ «Алтай» и ОАО «Рособоронэкспорт» заключены следующие контракты:

-от 17.04.2012 № Р/135634132119-1211068 на поставку смесителя СПР-250 с дополнением № 135634132119-1311825 от 30.07.2013;

-от 17.04.2012 № Р/135634132114-1211067 на поставку испытательного комплекса БК-1 с дополнением № 135634132114-1311824 от 30.07.2013;

-от 22.04.2013 № Р/1335634130285-1311081 на поставку испытательного комплекса СПР-250 с дополнением № 1335634130285-1412488 от 16.01.2015;

-от 22.04.2013 № Р/1335634130284-1311080 на поставку испытательного комплекса СР-30 с дополнением № 1335634130284-1411708 от 07.07.2014;

-от 20.05.2011 № Р/935634131661-111830 на поставку оборудования для диспергирования октогена с дополнением № 935634131661-115465 от 19.01.2012;

-от 20.05.2011 № Р/935634131658-111826 на поставку оборудования для формования с дополнением № 935634131658-115841 от 20.02.2012;

- от 22.04.2013 № Р/1335634130287-1311082 на поставку смесителей передвижных роторных с дополнением № 1335634130287-1413824 от 16.01.2015.

В свою очередь, АО «ФНПЦ «Алтай» с целью исполнения указанных выше договоров комиссии заключило договоры с ЗАО НПК «Алтай»:

- договор от 11.03.2013 № 04/К-13 на сумму 3 800 000 руб. по разработке и выпуску конструкторской и эксплуатационной документации на смеситель СПР-250;

- договор от 01.07.2013 № 06/К-13 на сумму 1 500 000 руб. по изготовлению специального оборудования и комплектующих, необходимых для сборки узлов комплекса БК-1 и проведению инженерного сопровождения при изготовлении, сборке и тестовых испытаниях узлов комплекса БК-1;

- договор от 30.01.2014 № 34/К-13 на сумму 3 100 000 руб. по разработке и выпуску конструкторской и эксплуатационной документации на пневмоблоки для смесителя СПР-250 на всех фазах смешения;

- договор от 01.04.2015 № 33/К-15 на сумму 3 500 000 руб. по доработке конструкторской и эксплуатационной документации для приводной тележки смесителя передвижного роторного СПР-250;

- договор от 14.05.2014 № 04/К-14 на сумму 3 500 000 руб. по доработке конструкторской и эксплуатационной документации для стационарного смесителя СР-30;

- договор от 05.03.2012 № 20/К-12 на сумму 7 880 000 руб. по доработке и выпуску комплекта документации на установку диспергирования (УД-100), инженерному сопровождению изготовления, сборки и испытания оборудования, а также его подготовке для транспортирования;

- договор от 05.03.2012 № 21/К-12 на сумму 2 000 000 руб. по доработке и выпуску комплекта документации на установку формования (УФ-1000), инженерному сопровождению при изготовлении, сборке и испытаниях оборудования, а также его подготовке для дальнейшего транспортирования;

- договор от 01.07.2015 № 05/К-14 на сумму 8 000 000 руб. по доработке конструкторской и эксплуатационной документации для смесителя передвижного роторного СПР-1000Е.

При этом, доводы налогоплательщика о фактическом выполнении указанных работ и наличии реальных результатов от исполнения указанных работ инспекцией не опровергаются, факт отгрузки оборудования по заключенным внешнеторговым контрактам, поименованным в акте проверки, подтвержден информацией таможенных органов, суммы выручки от указанных сделок отражены в составе выручки от реализации.

Вместе с этим, как пояснил представитель Инспекции в судебном заседании, в ходе проверки установлено, что работы по указанным договорам выполнялись сотрудниками АО ФНПЦ «Алтай» самостоятельно.

Так, в ходе проверки установлено, что АО «ФНПЦ «Алтай» в рамках исполнения контрактов по экспортной поставке оборудования перечисляло денежные средства в счет оплаты услуг ЗАО НПК «Алтай» по разработке, доработке и выпуску комплекта документации на производимое АО «ФНПЦ «Алтай» оборудование.

Общая сумма расходов АО «ФНПЦ «Алтай» по договорам с ЗАО НПК «Алтай» составила 33 280 000 руб.

Для установления факта включения указанных сумм в состав расходов для целей налогообложения у АО «ФНПЦ «Алтай» налоговый орган требованием № ТП-005-08/10 от 29.03.2017 запросил расшифровку сч.90.2 (по кодам заказов 791350001, 796610001, 796580001, 791140001, 740800001, 74100001, 741330001), расшифровку сч.20.1 (по кодам заказов 791350001, 796610001, 796580001, 791140001, 740800001, 74100001, 741330001) по строке «Услуги к/а» за 2013-2015.

Проверяемым налогоплательщиком представлены указанные регистры, в ходе анализа которых Инспекцией установлено, что в состав расходов для целей налогообложения включены затраты в сумме 25 280 000 руб., в том числе в 2013 году - 9 880 000 руб., в 2014 году - 8 400 000 руб., в 2015 году - 7 000 000 руб.

Указанные суммы включены в состав прямых расходов и учтены при расчете налогооблагаемой базы по налогу на прибыль за соответствующие налоговые периоды.

Налоговый орган в решении по данному эпизоду поставил под сомнение реальность выполнения субподрядных работ именно ЗАО НПК «Алтай».

В результате выездной налоговой проверки налоговый орган пришел к выводу о том, все работы по контрактам с ЗАО НПК «Алтай» фактически выполнялись специалистами АО «ФНПЦ «Алтай» в рамках исполнения своих служебных полномочий, на своих рабочих местах с использованием оборудования и материалов самого налогоплательщика.

Суд находит данный вывод налогового органа правомерным исходя из следующего.

Из материалов дела усматривается, что ЗАО НПК «Алтай» (ИНН 2227002060) зарегистрировано 18.11.1992, состоит на учете в Межрайонной ИФНС России № 1 по Алтайскому краю, применяет упрощенную систему налогообложения. Основной вид деятельности - Деятельность по предоставлению прочих вспомогательных услуг для бизнеса, не включенная в другие группировки (ОКВЭД – 82.99). То есть, деятельность по доработке документации не является специфической для ЗАО НПК «Алтай».

Согласно представленным в ходе проверки документам в 2013-2015 в ЗАО НПК «Алтай» одновременно числилось от 11 до 14 штатных сотрудников. При этом только 6-7 человек являлись основными сотрудниками, остальные – внешние совместители, работавшие 1,6 – 3,2 часа в день.

ЗАО НПК «Алтай» при заключении договоров подряда с заявителем не имело ни квалифицированных сотрудников, ни опыта в исполнении задач, поставленных перед ним АО «ФНПЦ «Алтай», об этом было известно руководящему составу налогоплательщика в силу отношений взаимозависимости и аффилированности.

Для исполнения каждого из указанных выше договоров ЗАО НПК «Алтай» привлекало от 19 до 46 исполнителей (бригад) по договорам подряда, при этом в составе бригад числились исключительно сотрудники АО «ФНПЦ «Алтай».

В материалы дела представлены договоры подряда, заключенные ЗАО НПК «Алтай» с бригадами исполнителей:

№ 01/к-12 от 06.03.2012 на доработку конструкторской и эксплуатационной документации на установку формования и установку диспергирования на сумму 980 000 руб. (бригада в составе 27 человек);

№ 06/к-13 от 11.03.2013 на разработку конструкторской и эксплуатационной документации на установку смешения СПР-250 на сумму 1 850 000 руб. (бригада в составе 46 человек);

№01/к-14 от 30.01.2014 на работу по разработке конструкторской и эксплуатационной документации на пневмоблоки для установки смешения СПР-250 на сумму 570 000 руб. (бригада в составе 41 человек);

№ 02/к-14 от 15.05.2014 на доработку конструкторской и эксплуатационной документации на смеситель роторный СР-30 с переводом документации на английский язык на сумму 1 250 000 руб. (бригада в составе 41 человек;)

№ 03/к-14 от 01.12.2014 на доработку конструкторской и эксплуатационной документации на установку смешения СПР-1000Е на сумму 3 000 000 руб.; (бригада в составе 27 человек);

№ 03/к-15 от 01.04.2015 на доработку конструкторской и эксплуатационной документации на приводную тележку смесителя СПР-250 на сумму 620 000 руб. (бригада в составе 20 человек).

Всего с бригадами заключено договоров подряда на сумму 8 270 000 руб.

Проанализировав сведения, отраженные в указанных выше договорах, а также первичные документы налоговый орган пришел к выводу о том, что работы, предусмотренные договорами комиссии, заключенными между АО «ФНПЦ «Алтай» и ОАО «Рособоронэкспорт» по поставляемому в Индию оборудованию, АО «ФНПЦ «Алтай» выполняло собственными силами. Об этом свидетельствуют, в том числе и графики выполнения работ по экспортируемому оборудованию.

Приложением к договорам подряда, заключенным между бригадами исполнителей и ЗАО НПК «Алтай», являются календарные планы работ. В этих планах указан перечень работ, сроки их исполнения, стоимость.

Налоговым органом в ходе исследования, представленных документов на проверку, установлено, что перечень работ и сроки их исполнения, указанные в календарных планах к договорам между ЗАО НПК «Алтай» и бригадами исполнителей, совпадает с перечнем работ и сроками их исполнения, указанными в календарных планах к договорам, заключенным между ЗАО НПК «Алтай» и АО «ФНПЦ «Алтай».

Так, в графике работ по изготовлению и поставке установки формования УФ-1000 согласно контракта Р/935634131658, утвержденного 07.03.2012 генеральным директором АО «ФНПЦ «Алтай» А.С. Жарковым, предусмотрены:

- разработка конструкторской документации (КД) на переходник технологический (п. 1 графика), на массопровод (п. 2 графика), которые должен выполнить Конструкторско-проектный отдел (КПО) АО «ФНПЦ «Алтай» в марте 2012,

- разработка КД на устройство формования (п.5. графика), которую выполняет КПО со сроком апрель 2012,

- разработка КД на транспортную раму (п. 9 графика), разработка КД на кассету с устройством отсечки (п.7 графика), которые выполняет КПО со сроком май 2012, и другие работы.

Работа по этим же элементам установки формования УФ-1000 предусмотрена договором от 05.03.2012 № 21/к-12 между АО «ФНПЦ «Алтай» и ЗАО НПК «Алтай» и календарным планом, являющимся приложением к договору. Однако ЗАО НПК «Алтай» должно уже доработать, а не разработать конструкторскую документацию. При этом сроки исполнения установлены те же, что и для отделов АО «ФНПЦ «Алтай»:

- доработка конструкторской документации (КД) на переходник технологический (п. 1 календарного плана), на массопровод (п. 2 календарного плана) в марте 2012,

- доработка КД на устройство формующее (п. 3 календарного плана) в апреле 2012,

- доработка КД на транспортную раму, доработка КД на кассету с устройством отсечки (п. 4 календарного плана), в мае 2012, и другие работы.

Впоследствии эти же работы (доработку КД) с тем же сроком исполнения ЗАО НПК «Алтай» перепоручает бригаде исполнителей по договору от 06.03.2012 № 01/к-12.

Исходя из того факта, что для разработки и доработки конструкторской документации установлен один и тот же срок исполнения следует, что фактически выполнялся единый процесс создания конструкторской документации.

В договоре от 01.04.2015 № 03/к-15 в календарном плане работ имеется указание на исполнителя. В этой графе указаны наименования отделов АО «ФНПЦ «Алтай», ответственных за выполнение соответствующих работ: КО (Конструкторский отдел), УВЭС (управление внешнеэкономическими связями), ПО (проектный отдел), ОТК (отдел технического контроля). При этом, формально АО «ФНПЦ «Алтай» не является участником по договору между ЗАО НПК «Алтай» и бригадой исполнителей и не может принимать участие во взаимоотношениях сторон.

Таким образом, согласно документообороту, само АО «ФНПЦ «Алтай» заявлено непосредственным исполнителем работ, которые ЗАО НПК «Алтай» должно было выполнять для АО «ФНПЦ «Алтай».

К договорам подряда, заключенным между ЗАО НПК «Алтай» и бригадами исполнителей, приложены отчеты о выполненных бригадами работах. Каждый отчет подписан руководителем соответствующей бригады и директором ЗАО НПК «Алтай» - Тепловой И.Г., на отчетах также имеется отметка о согласовании и подпись Толмачева Г.А.

Вместе с тем, в материалах дела имеется протокол допроса директора ЗАО НПК «Алтай» Тепловой И.Г. (протокол от 22.05.2017 № 5865), из которго следует, что Теплова И.Г. не смогла ответить на вопросы относительно обстоятельств финансово-хозяйственных взаимоотношений с АО «ФНПЦ «Алтай».

Согласно представленным ЗАО НПК «Алтай» табелям учета использования рабочего времени Толмачев Г.А. не является сотрудником ЗАО НПК «Алтай». Согласно справкам по форме 2-НДФЛ, представленным ЗАО НПК «Алтай», Толмачев Г.А. не получает какого-либо дохода от ЗАО НПК «Алтай», в том числе по гражданско-правовым договорам. Толмачев Г.А. также не входит в состав ни одной из бригад исполнителей.

Как установлено в ходе проверки, Толмачев Г.А. является начальником Управления ВнешнеЭкономическими Связями (далее - УВЭС) АО «ФНПЦ «Алтай».

Исходя из того, что Толмачев Г.А. не является сотрудником ЗАО НПК «Алтай», и того, что Толмачев Г.А. является начальником УВЭС АО «ФНПЦ «Алтай», следует, что Толмачев Г.А. согласовывал принятие работ бригад исполнителей именно в качестве сотрудника АО «ФНПЦ «Алтай».

Согласование документов по взаимоотношениям двух сторон представителем третьей стороны, не являющейся участником этих взаимоотношений, противоречит обычаям делового оборота и свидетельствует о формальности документооборота по цепочке контрагентов: АО «ФНПЦ «Алтай» - ЗАО НПК «Алтай» - бригада исполнителей. Согласование отчетов бригад исполнителей представителем АО «ФНПЦ «Алтай» указывает на непосредственный контроль АО «ФНПЦ «Алтай» за исполнением работ.

Кроме того, факт выполнения работ в рамках экспортных контрактов силами самого налогоплательщика подтвержден показаниями работников налогоплательщика.

Так, для использования в рамках проведения выездной проверки Управлением ФСБ России по Алтайскому краю представлены копии протоколов опросов сотрудников АО «ФНПЦ «Алтай» (письмо от 14.03.2017 № 21-1/1590):Иващенко А.В., ведущего инженера-конструктора - руководителя группы конструкторского отдела (протокол допроса от 15.12.2016 № 08-3-04/182), Мещерикова Е.Д., ведущего инженера-конструктора - руководителя группы конструкторского отдела, (протокол допроса от 14.12.2016 № 08-3-04/179); Новикова С.А., начальника лаборатории № 323 конструкторского отдела(протокол допроса от 14.12.2016 № 08-3-04/175); Загородникова В.М., начальника лаборатории № 322 конструкторского отдела(протокол допроса от 14.12.2016 № 08-3-04/176);- Куницына Е.В., начальник лаборатории 321 конструкторского отдела (протокол допроса от 14.12.2016 № 08-3-04/178); Максимовой М.Н., начальника лаборатории отдела вычислительной техники и автоматизации (протокол допроса от 15.12.2016 № 08-3-04/183); Кодолова А.В., заместителя начальника ОВТиА – отдела вычислительных технологий и автоматизации (протокол допроса от 14.12.2016 № 08-3-04/181); Абрамова Д.Г. начальника ОВТиА – отдела вычислительных технологий и автоматизации (протокол допроса от 15.12.2016 № 08-3-04/185);Резяпова Ю.М., начальника конструкторского отдела(протокол допроса от 13.12.2016 № 08-3-04/174).

Свидетельскими показаниями подтверждается вывод налогового органа о том, что все выполняемые ими в 2013-2015 работы, в том числе работы, определенные договорами бригад исполнителей с ЗАО НПК «Алтай», предусмотрены их должностными обязанностями и выполнялись в качестве сотрудников АО «ФНПЦ «Алтай» на своих рабочих местах в АО «ФНПЦ «Алтай» с использованием того же оборудования.

Из показаний указанных свидетелей следует, что фактический контроль за выполнением работ, предусмотренных договорами бригад исполнителей с ЗАО НПК «Алтай», в 2013-2015 осуществляли начальники лабораторий и руководители соответствующих отделов АО «ФНПЦ «Алтай», а также начальник УВЭС АО «ФНПЦ «Алтай» - Толмачев Г.А.

Опрошенные работники пояснили, что кроме основной зарплаты получали дополнительные выплаты в кассе ЗАО НПК «Алтай» и квалифицировали их как премию за работу по «Индийскому контракту».

Кроме того, свидетели пояснили, что в связи с большим количеством заказов на изготовление различного оборудования требовалось стимулировать работников предприятия за выполняемые сверхурочные работы. Для проведения стимулирующих выплат оформлялся договор подряда. Почему данные выплаты за сверхурочные работы выплачивались через ЗАО НПК «Алтай», а не в виде премии в АО «ФНПЦ «Алтай» свидетелям неизвестно, это определялось руководством АО «ФНПЦ «Алтай». Распределение и выплаты денежных средств работникам бригад осуществлялись должностными лицами АО «ФНПЦ «Алтай» после согласования и утверждения генеральным директором АО «ФНПЦ «Алтай» (протокол опроса Резяпова Ю.М. от 16.02.2017 № б/н, протокол опроса Петровой Т.С.от 13.12.2016, протокол опроса Масютина Е.А.от 14.12.2016, протокол опроса от Куницына Е.В. 26.12.2016, протокол опроса Поливцева А.Г. от 15.02.2017, протокол опроса Пушкина Д.В. от 16.02.2017, протокол опроса Загородникова В.М.от 16.02.2017).

Довод заявителя о том, что к показаниям указанных свидетелей, полученных сотрудниками Управления ФСБ России по Алтайскому краю, следует отнестись критически, судом отклонен как несостоятельный, ввиду следующего.

Представитель заявителя указал на то, что показания данных свидетелей получены не сотрудниками налогового органа, следовательно, не могут быть положены в основу оспариваемого решения, при этом, Общество не приводит доводов о получении указанных показаний свидетелей с нарушением закона.

В соответствии с частью 1 статьи 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном АПК РФ и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Согласно части 2 указанной нормы в качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

На основании статей 67 и 68 АПК РФ арбитражным судом принимаются доказательства, отвечающие принципам относимости (суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу) и допустимости (обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами).

В силу части 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Налоговый орган вправе представлять суду все имеющиеся у него письменные и иные доказательства, подтверждающие обоснованность принятия оспариваемого решения, равно как и налогоплательщик вправе представить доказательства непосредственно в суд, независимо от того, представлялись ли им эти документы налоговому органу при проведении проверки.

Протоколы допросов свидетелей по расследуемому уголовному делу сами по себе не могут являться доказательством для целей привлечения к налоговой ответственности, так как подобные документы получены вне рамок налогового контроля. Однако при наличии в деле иных доказательств совершения налогового правонарушения, полученных в рамках налогового контроля, подобные материалы могут быть использованы в целях всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

В связи с этим протоколы допросов свидетелей подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с иными доказательствами по делу с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

Проанализировав приведённые Инспекцией доказательства, суд приходит к выводу, что, конкретные исполнители работ по оборудованию, поставляемому в Индию, определены соответствующими приказами АО «ФНПЦ «Алтай».

Так из материалов проверки следует, что приказом от 18.02.2013 № 85 определен перечень исполнителей по оборудованию БК-1.

Оплата труда производится ежемесячно и определяется по представлению начальника УВЭС Толмачева Г.А.

Работа сотрудников АО «ФНПЦ «Алтай» в выходные дни определялась соответствующим приказом АО «ФНПЦ «Алтай». Так приказом № 343 от апреля 2014 для сотрудников Конструкторско-проектного отдела определены рабочими все выходные дни мая 2014.

В соответствии с этим же приказом сотрудникам АО «ФНПЦ «Алтай» оплата труда назначена в двойном размере за фактически отработанное время.

Также сотрудники АО «ФНПЦ «Алтай» получают премии за выполнение своих обязанностей, а именно за успешное выполнение работ и поддержание высокого имиджа предприятия перед зарубежными заказчиками. Одним из приказов о премировании является приказ от 31.03.2015 № 267 о премировании по результатам ввода в эксплуатацию установки смешения СПР-250.

Таким образом, оплата труда в рабочее время, работа в выходные дни, а также премирование работников АО «ФНПЦ «Алтай» за успешное и своевременное выполнение работ по оборудованию, поставляемому в Индию, произведены АО «ФНПЦ «Алтай».

Перечисление оплаты в адрес ЗАО НПК «Алтай» за выполнение работ, которые и так входили обязанности сотрудников АО «ФНПЦ «Алтай» и выполнялись ими в соответствии с внутренними приказами АО «ФНПЦ «Алтай», привело к необоснованному завышению расходов АО «ФНПЦ «Алтай».

Анализ имеющейся конструкторской документации, использовавшейся при изготовлении смесителей СПР-1000Е, СПР-250, СР-30, указанных в приложениях к договорам №151/3/УВП-13/14 от 01.10.2013, № 151/5/УВП-15/16 от 01.04.2015, № 151/6/УВП-15/15 от 21.04.2015, а именно содержания основных реквизитов чертежей на эти смесители (523.667.000 и другие) показывает, что вся документация разработана, проверена и подписана ответственными работниками АО «ФНПЦ «Алтай» а именно: Куницыным, Резяповым, Полетаевой, Агибаловым, Иващенко, Мещеряков, Бутник, Дочиловым и другими.

Каких-либо упоминаний о привлечении ЗАО НПК «Алтай» к разработке с использованием «бригад подряда» сформированных из сотрудников подразделений АО «ФНПЦ «Алтай», корректировке, доработке конструкторской документации ни в одном документе, представленном АО «ФНПЦ «Алтай» в адрес 2653 ВП МО РФ при выполнении договоров № 151/3/УВП-13/14 от 01.10.2013, № 151/5/УВП-15/16 от 01.04.2015, № 151/6/УВП-15/15 от 21.04.2015 и других договоров на поставку смесителей в Индию, не направляло.

Данное обстоятельство представителями заявителя в ходе судебного разбирательства не оспаривалось.

При сопоставлении стоимости работ, предусмотренных договорами между АО «ФНПЦ «Алтай» и ЗАО НПК «Алтай», со стоимостью работ, предусмотренных договорами между ЗАО НПК «Алтай» и бригадами исполнителей, установлено, за выполнение одних и тех же работ бригадам исполнителей назначены меньшие суммы, нежели перечисляются в адрес ЗАО НПК «Алтай».

Так, например, из материалов проверки усматривается, что разработка конструкторской документации на пневмоблоки установки СПР-250, предусмотренная договором от 30.01.2014 № 34/к, заключенным между АО «ФНПЦ «Алтай» и ЗАО НПК «Алтай», оценена в 1 600 тыс. руб. Выполнение этих же работ по договору от 30.01.2014 № 01/к-14 между ЗАО НПК «Алтай» и бригадой исполнителей оценено в 285 тыс. руб. При этом обоими договорами предусмотрены одни и теже сроки исполнения этих работ – 25.02.2014 и февраль 2014 соответственно.

Всего за выполнение работ по разработке конструкторской и эксплуатационной документации на пневмоблоки для установки СПР-250 ЗАО НПК «Алтай» получает от АО «ФНПЦ «Алтай» 3 100 тыс. руб., тогда как бригада исполнителей за эти же работы получает от ЗАО НПК «Алтай» только 570 тыс. руб.

При анализе других договоров установлена аналогичная ситуация.

Всего, согласно договоров, в адрес АО «ФНПЦ «Алтай» предъявлено услуг на сумму 33 280 000 руб., при этом сотрудникам бригад (работники АО «ФНПЦ Алтай») выплачено 8 270 000 руб.

Суд учитывает, что договорами с ЗАО НПК «Алтай» порядок формирования стоимости услуг не предусмотрен.

В ходе судебного разбирательства заявителем представлены расчеты себестоимости работ по каждому договору, которые суд оценивает критически исходя из следующего.

Как усматривается из представленных обществом документов, в расчет себестоимости затрат, которые необходимо было бы понести АО «ФНПЦ «Алтай» при самостоятельном выполнении работ, заявителем включены общехозяйственные затраты.

Вместе с тем, общехозяйственные затраты непосредственно не связаны с производством и не имеют прямой с ним зависимости. Общехозяйственные расходы, такие как зарплата административного персонала или расходы на отопление или освещение административных помещений и прочие включены в состав затрат налогоплательщика вне зависимости от того, привлекаются ли сторонние подрядчики или нет.

Следовательно, заключение спорных договоров с ЗАО НПК «Алтай» не освобождает АО «ФНПЦ «Алтай» от несения таких затрат.

Таким образом, суд соглашается с выводом Инспекции о том, что если исключить общехозяйственные расходы из представленных заявителем расчетов, то станет очевидным факт, что заключение договоров с ЗАО НПК «Алтай» привело к значительному снижению налоговой базы (по сравнению с затратами при выполнении работ собственными силами).

Таким образом, суд находит правомерным вывод налогового органа о том, что АО «ФНПЦ «Алтай», заключая договоры с ЗАО НПК «Алтай», имело целью создание искусственного документооборота и получение необоснованной налоговой выгоды в виде завышения расходов и занижения налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

Организация формального документооборота позволила АО «ФНПЦ «Алтай» получить необоснованную налоговую выгоду в виде завышения расходов по налогу на прибыль организаций.

Фактически ЗАО НПК «Алтай» не осуществляло заявленных хозяйственных операций, следовательно, сведения в первичных документах АО «ФНПЦ «Алтай» по взаимоотношениям с ЗАО НПК «Алтай» недостоверны и в действительности не подтверждают реальность оказания услуг.

Перечисление денежных средств АО «ФНПЦ «Алтай» в адрес ЗАО НПК «Алтай» не обусловлено разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), что также является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Суд отклоняет довод заявителя о недоказанности налоговым органом факта взаимозависимости и аффилированности АО «ФНПЦ Алтай» и ЗАО НПК «Алтай» ввиду следующего.

В силу п. 1 ст. 105.1 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.

Установленные факты взаимозависимости повлияли на условия сделок и недобросовестность действий сторон, что привело к искусственному завышению расходов проверяемого налогоплательщика.

Для признания взаимной зависимости лиц учитывается влияние, которое может оказываться в силу участия одного лица в капитале других лиц, в соответствии с заключенным между ними соглашением либо при наличии иной возможности одного лица определять решения, принимаемые другими лицами. При этом такое влияние учитывается независимо от того, может ли оно оказываться одним лицом непосредственно и самостоятельно или совместно с его взаимозависимыми лицами, признаваемыми таковыми в соответствии с настоящей статьей.

Основания для признания лиц взаимозависимыми предусмотрены пунктом 2 статьи 105.1 НК РФ.

В соответствии с пунктом 7 статьи 105.1 НК РФ суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 2 ст. 105.1 НК РФ, если отношения между этими лицами обладают признаками, указанными в пункте 1 ст. 105.1 НК РФ.

Материалы дела указывают на то, что в ходе выездной проверки установлены факты, указывающие на взаимозависимость АО «ФНПЦ «Алтай» и ЗАО НПК «Алтай»:

- более половины физических лиц – акционеров ЗАО НПК «Алтай» являются сотрудниками АО «ФНПЦ «Алтай». В 2013 году из 20 лиц, получавших дивиденды от ЗАО НПК «Алтай», 14 (или 70%) являлись сотрудниками АО «ФНПЦ «Алтай». В 2014 году из 26 лиц, получавших дивиденды от ЗАО НПК «Алтай», 14 (или 56%) являлись сотрудниками АО «ФНПЦ «Алтай». В 2015 году из 15 лиц, получавших дивиденды от ЗАО НПК «Алтай», 12 (или 75%) являлись сотрудниками АО «ФНПЦ «Алтай». Согласно реестру акционеров, представленному АО «Межрегиональный специализированный финансово-промышленный регистратор «Сибирский реестр» - реестродержателем ЗАО «НПК «Алтай», по состоянию на 05.05.2017 ЗАО НПК «Алтай» выпустило 300 000 обыкновенных акций. Из них 126 851 или 42,285 % принадлежит лицам, являющимся сотрудниками АО «ФНПЦ «Алтай»: Теплова И.Г. (51 594 акции), Пьянкова С.С. (45 000 акций), Осипков В.Н. (21 000 акций), Сакович Г.В. (3 651 акций), Аксененко Д.Д. (3 510 акций), Ворожцов Б.И. (651 акция), Шандаков В.А. (600 акций), Коржавин Д.И. (600 акций), Насонова Н.Ф. (110 акций), Белоусов Д.А. (79 акций), Смирнова Т.И. (60 акций);

- АО «ФНПЦ «Алтай», ЗАО НПК «Алтай» осуществляли деятельность по одному адресу – г. Бийск, ул. Социалистическая, 1. (АО «ФНПЦ «Алтай предоставляет ЗАО «НПК «Алтай» по договору аренды помещения для осуществления хозяйственной деятельности площадью 21 кв.м.).

- в проверяемом периоде Теплова И.Г. ИНН 222700673557, являясь руководителем ЗАО НПК «Алтай», состояла в трудовых отношениях с АО «ФНПЦ «Алтай» и по должностному положению подчинялась руководителю АО «ФНПЦ «Алтай (пп. 10 п. 2 ст. 105.1 НК РФ);

- на должность директора ЗАО НПК «Алтай» Теплова И.Г. назначена Приказом Председателя Совета директоров ЗАО НПК «Алтай» - А.С. Жаркова, который являлся генеральным директором АО «ФНПЦ «Алтай». Данный приказ подписан 14.03.2005 года.

- генеральный директор АО «ФНПЦ «Алтай» - Жарков А.С. до проверяемого периода являлся председателем совета директоров ЗАО НПК «Алтай».

С учетом вышеизложенного, суд находит, что АО «ФНПЦ «Алтай», ЗАО НПК «Алтай» по смыслу ст. 105.1 НК РФ являются взаимозависимыми лицами, а отношения между данными лицами оказывают влияние на условия и экономические результаты их деятельности.

Из анализа движения денежных средств по расчетному счету ЗАО НПК «Алтай» следует, что полученные ЗАО НПК «Алтай» денежные средства от АО «ФНПЦ «Алтай» расходуются непосредственно на выплату дивидендов, а также используются для получения прибыли с целью дальнейшего увеличения выплачиваемых дивидендов: размещение вкладов (для получения процентов по вкладам), выдачу займов (получение процентов по займам), покупку акций банка (для получения дивидендов).

Организация формального документооборота между АО ФНПЦ «Алтай» и ЗАО НПК «Алтай» направлена на вывод денежных средств Общества в собственность сотрудников Общества путем выдачи денежных средств и увеличения доходности по акциям ЗАО НПК «Алтай».

Не принимаются арбитражным судом и доводы заявителя о заключении договоров подряда с ЗАО НПК «Алтай» с целью соблюдения трудового законодательства, исходя из следующего.

Согласно пункту 2 статьи 1 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

В материалах дела имеется протокол допроса Скипиной О.В. от 09.02.2018, главного государственного инспектора труда (по правовым вопросам) Государственной инспекции труда в Алтайском крае, из которого следует,что проверяемое лицо имело законную возможность привлечь своих сотрудников к выполнению дополнительных работ по исполнению «Индийских контрактов» путем заключения трудовых договоров по совместительству и совмещению, утверждения положения об оплате труда и премирования, в котором предусмотреть возможности дополнительной оплаты каких-то работ, а также иного дополнительного поощрения работников, либо привлечения к сверхурочной работе с дополнительной оплатой труда на основании приказа, заключения прямых договоров подряда (оказания услуг) между АО ФНПЦ «Алтай» и сотрудниками Общества.

Таким образом, Общество имело законную возможностью поощрить своих сотрудников, не нарушая при этом ни трудовое, ни налоговое законодательство.

Исходя из положений подпунктов 1 и 2 пункта 1 статьи 31 НК РФ при проведении налоговой проверки налоговым органом должен быть определен размер доначисленных налогов, который соответствует действительным налоговым обязательствам налогоплательщика.

Из оспариваемого решения следует, что налоговый орган с целью определения действительных налоговых обязательств в составе расходов по налогу на прибыль учел произведенные выплаты в адрес бригад исполнителей в размере 5 270 000 руб., а также страховые взносы в сумме 1 428 170 руб.

С учетом частичного принятия заявленных плательщиком расходов инспекцией в нарушение пункта 1 статьи 247, пункта 1 статьи 252, пункта 1 статьи 253 НК РФ установлено занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в сумме 18 581 530 руб. (25 280 000 руб. - 5 270 000 руб. (заработная плата) - 1 428 170 руб. (страховые взносы)), в том числе за 2013 год - 8 634 420 руб.; за 2014 год - 5 324 180 руб. и за 2015 год - 4 623 230 руб., что в нарушение пункта 1 статьи 286 НК РФ повлекло за собой не исчисление налога на прибыль организаций в сумме 3 716 366 руб.

Вместе тем, при оценке законности ненормативного акта Инспекции
в части доначисления налога на прибыль организаций суд учитывает следующее.

Обществом в судебное заседание представлены документы, подтверждающие несение дополнительных материальных расходов со стороны ЗАО «НПК Алтай» в сумме 3?801?850 руб.,в частности, приобретение ЗАО НПК «Алтай» в 2013 году комплектующих в рамках договора № 06/К-13 от 01.07.2013, а также привлечения контрагента для выполнения работ в рамках договора «20/К-12 от 05.03.2012.

Исследовав представленные документы, суд находит, что часть расходов можно соотнести с расходами по договорам, заключенным с АО «ФНПЦ Алтай».

Так, в подтверждение исполнения договора с № 20/к-12 от 05.03.2012 по объекту УД-100 предоставлены сметы, акты выполненных работ от 26.11.2012, от 28.12.2012, от 19.03.2013 по договору №15/12д от 03.11.2012 и счета-фактуры, подтверждающие оказание услуг по монтажу обвязки объекта УД-100 (приборов и трубопроводов), выполненных ООО «Микс» ИНН 2227001958 для ЗАО «НПК «Алтай». Всего документы представлены на сумму 2 985 655 руб.

По договору № 06/к-13 от 01.07.2013 по объекту БК-1 предоставлена счет-фактура №27 от 28.08.2013, выставленная от имени ООО «ИЗС-Металлоцентр» ИНН 2204016563, на изготовление бронекабины на сумму 320 000 руб.

Таким образом, суд усматривает возможность дополнительно учесть указанные материальные расходы в сумме 3?305?655 руб. в составе расходов по налогу на прибыль и удовлетворить требования заявителя в указанной части.

Согласно части 1 статьи 67 АПК РФ арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу.

Ряд документов, в частности, счета–фактуры: от 10.07.2013 № 1370, № 2636, от 26.07.2013 № 4944, от 30.07.2013 № 6529, № 5539, № 12378, от 08.08.2013 № 12932, от 23.08.2013 № 2606, от 30.08.2013 № 7548, от 09.09.2013 № 528, от 10.09.2013 № 85162, от 11.09.2013 № 3069, от 19.09.2013 № 504, №3192 , от 01.10.2013 № 3057 на сумму 496195 руб., суд оценивает как не обладающими признаками относимости доказательств, поскольку из содержания представленных документов не следует, что они связаны с исполнением обязательств ЗАО НПК «Алтай» по договорам от 05.03.2012, от 01.07.2013, заключенным между ним и АО ФНПЦ «Алтай».

Следовательно, данные документы суд не рассматривает в качестве доказательств, подтверждающих расходы.

Таким образом, доказательства, полученные в ходе выездной налоговой проверки, не опровергнутые в ходе судебного разбирательства, указывают на совершение Обществом и ЗАО НПК «Алтай» согласованных действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды и уклонение от налогообложения, путем завышения расходов.

Суд учитывает, что представление в налоговый орган первичных документов не влечёт автоматического учета понесенных затрат в составе расходов в целях налогообложения прибыли, а является лишь основанием для подтверждения факта реальности хозяйственных операций и уплаты налогов, поэтому при решении вопроса о правомерности учета понесенных затрат в составе расходов в целях налогообложения прибыли, учитываются результаты проведенных налоговыми органами проверок достоверности и непротиворечивости представленных документов, а также реальность понесенных затрат в заявленной сумме.

Согласно части 1 статьи 198, части 4 статьи 200, частям 2 и 3 статьи 201 АПК РФ для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствия оспариваемого ненормативного акта, решений и действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Учитывая изложенное, суд приходит к выводу о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам Алтайского края от 30.06.2017 № РА-005-08 в части доначисления налога на прибыль в размере 661 131 руб., суммы пени в размере 96 443,65 и штрафа в размере 132 226,17 руб.

В остальной части оспариваемое решение Инспекции от 30.06.2017 № РА-005-08 является законным и обоснованным и требования заявителя, не доказавшего совокупных условий для признания в остальной части ненормативного акта недействительным (статья 201 АПК РФ), в данной части удовлетворению не подлежат.

В силу статьи 112, части 2 статьи 168 АПК РФ при вынесении решения подлежат распределению судебные расходы.

В соответствии с частью 1 статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Учитывая, что законодательством не предусмотрен возврат заявителю уплаченной государственной пошлины из бюджета в случае, если судебный акт принят в его пользу, а также освобождение государственных органов (органов местного самоуправления) от возмещения судебных расходов, в связи с этим, если судебный акт принят не в пользу указанных органов, расходы заявителя по уплате государственной пошлины подлежат возмещению этими органами в составе судебных расходов (пункт 21 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 № 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах»).

При этом, исходя из неимущественного характера требований заявителя, не могут применяться положения части 1 статьи 110 АПК РФ, регламентирующие распределение судебных расходов при частичном удовлетворении заявленных требований, соответственно, судебные расходы подлежат возмещению налоговым органом в полном размере (постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 № 7959/08).

Поскольку требования заявителя о признании недействительным решения Инспекции от 30.06.2017 № РА-005-08 в оспариваемой части признаны частично обоснованными, расходы по уплате государственной пошлины в размере 3 000 руб. - за рассмотрение заявления об оспаривании решения Инспекции, с учетом статьи 110 АПК РФ, в сумме 3 000 руб. подлежат отнесению на Инспекцию.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Р Е Ш И Л:

требования акционерного общества Федеральный научно-производственный центр «Алтай» удовлетворить частично.

Решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам Алтайского края от 30.06.2017 № РА-005-08 признать незаконным и отменить части доначисления налога на прибыль организаций в размере 661 131 руб., исчисленной пени (по данному налогу) в размере 96 443 руб. 65 коп., а также, штрафа (по данному налогу), примененного в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ, в размере 132 226 руб.17 коп.

В остальной части в удовлетворении требований отказать.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам Алтайского края в пользу акционерного общества Федеральный научно-производственный центр «Алтай» 3 000 руб. судебных расходов, связанных с уплатой государственной пошлины.

Решение может быть обжаловано в Седьмой арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия.

Судья Л.Ю. Ильичева