НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.12.2017 № А56-74495/15

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 65

http://13aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Санкт-Петербург

20 декабря 2017 года

Дело №А56-74495/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 04 декабря 2017 года

Постановление изготовлено в полном объеме 20 декабря 2017 года

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

в составе:

председательствующего Масенковой И.В.

судей Глазкова Е.Г., Зайцевой Е.К.

при ведении протокола судебного заседания: Вовчок О.В. (после перерыва Пронькина Т.С.)

при участии:

финансовый управляющий Костюнин А.В. (паспорт, определение)

Маркитантова Е.Р. лично, пр. Кудряшов Е.Г., дов. от 31.07.2017

Маркитантова Н.И. – пр. Бакешин Е.А., дов. от 31.07.2017

Ромась Ю.Е. лично, пр. Глазов Д.В., ордер от 26.11.2017

ООО «Аквамарин» - пр. Костырко А.Н., дов. от 18.12.2015

ПАО «Сбербанк России» - пр. Николаева О.И., дов. от 14.04.2017

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы (регистрационный номер 13АП-26605/2017, 13АП-26610/2017) ООО «Аквамарин» и финансового управляющего Костюнина А.В. на определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 8 сентября 2017 года по делу № А56-74495/2015/сд.1 (судья А.И. Володкина), принятое
по заявлению финансового управляющего Костюнина А.В. о признании недействительным договора дарения, заключенного между должником Маркитантовой Еленой Ремовной и Маркитантовой Надеждой Игоревной, применении последствий недействительности сделки в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Маркитантовой Елены Ремовны,

установил:

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.10.2016 Маркитантова Елена Ремовна (должник) признана несостоятельной (банкротом), в отношении ее введена процедура реализации имущества должника. Финансовым управляющим утвержден Костюнин Александр Валерьевич.

В рамках процедуры конкурсного производства, 09.03.2017, финансовый управляющий Маркитантовой Елены Ремовны Костюнин Александр Валерьевич обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительной сделки дарения между Маркитантовой Еленой Ремовной и Маркитантовой Надежной Игоревной квартиры по адресу: г. Москва, ул. Октябрьская, д. 11, кв. 40, кадастровый и регистрационный номер 77:02:0024030:2411 и применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с Маркитантовой Н.И. действительной стоимости переданного в дар имущества.

При рассмотрении обособленного спора заявленные требования уточнены финансовым управляющим, который просил признать недействительной указанную выше сделку и применить последствия ее недействительности в виде взыскания с Маркитантовой Н.И. действительной стоимости переданного в дар имущества в размере 15961818,02 руб.

К участию в деле в качестве ответчика привлечена Маркитантова Надежда Игоревна, в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора – Савельева Наталья Яковлевна, Ромась Юлия Ефимовна.

В обоснование заявления конкурсный управляющий сослался на положения пункта 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) и статьи 10 ГК РФ, а именно на то, что сделка совершена с целью вывода имущества из состава конкурсной массы должника. В декабре 2012 года Маркитантова Е.Р. отвечала признакам несостоятельности. Оспариваемая сделка совершена при наличии задолженности перед кредиторами ПАО «Сбербанк России» и ООО «Аквамарин». Поскольку договор дарения является безвозмездным, должник должен был знать об ущемлении интересов кредиторов в результате совершения спорной сделки.

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 08.09.2017 в удовлетворении заявления отказано. Суд первой инстанции принял во внимание, что ни должник, ни Маркитантова Н.И. не были зарегистрированы в качестве проживающих в спорной квартире. Ромась Ю.Е. пояснила, что собственниками квартиры является она и ее родители, оформление квартиры на Маркитантову Е.Р., Маркитантову Н.И., Савельеву Н.Я. являлось формальным, для сохранения права в отношении спорной квартиры при выезде за рубеж. Расходы по оплате коммунальных платежей и за содержание квартиры несла Ромась Ю.Е. и ее семья. Аналогичные объяснения даны должником, ответчиком и третьим лицом Савельевой Н.Я. Достоверность объяснений подтверждается представленными документами, связанными с эксплуатацией квартиры, оформленными на имя Кривовязова Е.Л., Кривовязовой Э.Г. и Ромась Ю.Е. Также судом исследована переписка между должником и Ромась Ю.Е. и Ладой Гавриковой (Гориславской) за период с ноября 2012 года по декабрь 2014 года, из которой следует, что именно Ромась Ю.Е. давала распоряжения относительно спорной квартиры, несла расходы, связанные с переоформлением квартиры на указанных лиц. Таким образом, суд не усмотрел, что со стороны должника имело место злоупотребление правом при отчуждении квартиры. Спорная квартира не использовалась в качестве обеспечения исполнения обязательств, должник не считала квартиру своей.

На определение суда первой инстанции подана апелляционная жалоба ООО «Аквамарин», которое просило отменить обжалуемый судебный акт и удовлетворить заявление. В обоснование доводов апелляционной жалобы ее податель сослался на то, что представленные квитанции в подтверждение оплаты коммунальных платежей не содержат указания на плательщика. Поскольку квитанции являются электронными, установить плательщика не представляется возможным. Согласно показаниям самой Ромась Ю.Е., она долгое время не проживает в спорной квартире, поскольку живет за границей. То обстоятельство, что Маркитантова Е.Р. не проживала в спорной квартире, не исключает признания за ней права собственности на нее. Государственная регистрация является единственным доказательством зарегистрированного права. Из электронной переписки, на которую сослался суд первой инстанции, невозможно установить кому принадлежат указанные электронные адреса, а также информация, содержащаяся в электронных письмах, не конктетизирована. Сделки, на основании которых Маркитантова Е.Р. приобрела спорную квартиру, не оспорены. Суд не дал оценки доводам лиц, участвующих в деле, о намерении при совершении сделки причинить вред интересам кредиторов. На момент совершения спорной сделки кредиторская задолженность перед ПАО «Сбербанк России» и ООО «Аквамарин» уже имелась и не была погашена. Сделка совершена с заинтересованным лицом, следовательно, ответчик знал о намерении причинить вред кредиторам.

Определение суда обжаловано, также, финансовым управляющим, который просил отменить обжалуемый судебный акт, рассмотреть дело по правилам суда первой инстанции и отказать в удовлетворении иска. В обоснование доводов апелляционной жалобы ее податель сослался на то, что судебным актом фактически подтверждена правомерность действий Ромась Ю.Е. и членов ее семьи по намеренному введению в заблуждение миграционных служб другого государства. Суд не дал оценки недобросовестному поведению Ромась Ю.Е. Суд не учел осведомленности приобретателя об ущемлении интересов кредиторов, так как покупатель – дочь должника. Судебный акт об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего противоречит положениям статьи 61.7 Закона о банкротстве. Финансовым управляющим доказано наличие оснований для признания сделки недействительной: на момент совершения сделки у должника имелись неисполненные обязательства перед кредиторами, сделка совершена в отношении заинтересованного лица; сделка совершена безвозмездно, в целях причинения вреда кредиторам. Суд не дал правовую квалификацию оспариваемому договору дарения, не полностью выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела. Право собственности должника на квартиру подтверждается государственной регистрацией. Переписка, на которую сослался суд первой инстанции, имела место между заинтересованными лицами. Наличие устной договоренности должника с Ромась Ю.Е. не может указывать на то, что Маркитантова Е.Р. не являлась собственником спорной квартиры. Представленные электронные квитанции об оплате коммунальных услуг не подтверждают личности плательщика. Тот факт, что Ромась Ю.Е. сохранила за собой право собственности на квартиру, опровергается тем, что она выбыла за границу. Условием переезда Ромась Ю.Е. за границу являлось отсутствие в ее собственности квартиры.

В отзыве на апелляционные жалобы Савельева Наталья Яковлевна возражала против их удовлетворения, ссылаясь на то, что в материалы дела не представлено доказательств совершения противоправных действий Маркитантовой Е.Р., Маркитантовой Н.И, и Ромась Ю.Е., равно как и намерения причинить вред третьим лицам. При совершении сделки стороны фактически распоряжались имуществом Ромась Ю.Е. В дальнейшем имущество передано на хранение Савельевой Н.Я., что также оформлено договором купли-продажи. Квартира никогда не воспринималась Маркитантовой Е.Р. как принадлежащая ей. За сохранностью квартиры фактически следила Савельева Н.Я., Маркитантова Е.Р. доступа к квартире не имела. Сделки с квартирой обусловлены тем, что у Ромась Ю.Е, возникли семейные сложности и ей посоветовали выкупить у родителей их долю квартиры. Так как Ромась Ю.Е. проживала за границей, квартира была оформлена на должника, за состоянием квартиры присматривала Савельева Н.Я. Периодически квартира предоставлялась для проживания друзьям и родственникам Ромась Ю.Е. Договор дарения заключен по просьбе Ромась Ю.Е., так как Маркитантова Е.Р. планировала выехать на работу за границу. Должник и ответчик финансового участия в содержании квартиры не принимали. В квартире до сих пор прописана Ромась Ю.Е.

В отзыве на апелляционную жалобу Ромась Ю.Е. возражала против ее удовлетворения по основаниям, аналогичным изложенным в отзыве Савельевой Н.Я., также сослалась на то, что квартира никогда не принадлежала Маркитантовой Н.И. или Маркитантовой Е.Р. Доказательств злоупотребления правом со стороны должника и ответчика не представлено. Маркитантова Е.Р. выполняла обязанности хранителя и не могла предположить, что за счет спорной квартиры могут быть удовлетворены требования ее кредиторов.

В отзыве на апелляционную жалобу Маркитантова Н.И. возражала против ее удовлетворения, ссылаясь на то, что положения статьи 61.2 Закона о банкротстве в данном случае не подлежат применению. На дату совершения сделки институт несостоятельности физических лиц не применялся. Обязательства перед кредиторами возникли у должника как у поручителя по кредитным договорам коммерческих организаций, участником и руководителем которых являлся супруг Маркитантовой Н.И. После вынесения судебных решений о взыскании задолженности, требований к Маркитантовой Н.И. об исполнении указанных решений не предъявлялись. Кредиторы и должник полагали, что задолженность может быть погашена за счет имущества коммерческих организаций. Квартира не являлась ни единственным ликвидным, ни наиболее ценным имуществом должника. На квитанциях об оплате коммунальных услуг указан адрес отделений ПАО «Сбербанк России», в которых осуществлялась оплата, и которые находятся в г. Москве, тогда как должник и ответчик постоянно проживают в Санкт-Петербурге. Стороны мнимой сделки могут осуществить ее формальное исполнение для вида, в том числе произвести государственную регистрацию права собственности на недвижимое имущество. Расчеты за приобретение спорной квартиры не произведены, во владение ответчику и должнику спорная квартира не передана, ответчик и должник спорной квартирой не пользовались. Поведение Ромась Ю.Е. не относится к предмету рассматриваемого спора.

В отзыве на апелляционные жалобы Маркитантова Е.Р. возражала против ее удовлетворения, ссылаясь на то, что злоупотребления с ее стороны при совершении оспариваемой сделки не имелось. Доводы апелляционной жалобы сводятся к переоценке установленных судом фактических обстоятельств дела и принятых доказательств.

В отзыве на апелляционные жалобы ПАО «Сбербанк России» поддержало их доводы, ссылаясь на то, что оспариваемый договор дарения заключен с намерением причинить вред третьим лицам. Договор заключен после вынесения в отношении должника судебных актов о взыскании с нее задолженности в значительном размере. У кредитора не имелось обязанности накладывать обеспечение на все, без исключения, имущество должника. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного поведения. Совершенные должником и ответчиком действия направлены на лишение кредиторов их права получить удовлетворение из стоимости подаренной квартиры. Утверждение о том, что Маркитантова Е.Р. и Маркитантова Н.И не владели и не пользовались квартирой является голословным, опровергается фактом регистрации квартиры за должником.

ПАО «Сбербанк России» ходатайствовало о приобщении дополнительных доказательств: постановления о возбуждении исполнительного производства от 20.09.2012, акта о наличии обстоятельств, в связи с которыми исполнительный документ возвращается взыскателю от 29.06.2015, постановления об окончании указанного исполнительного производства и возвращения исполнительного документа взыскателю от 29.06.2015.

ООО «Аквамарин», в свою очередь, ходатайствовало о приобщении дополнительных доказательств: заявления ПАО «БАНК УРАЛСИБ» от 16.04.2013 №157-13-02/242 о возбуждении исполнительного производства в отношении Маркитантовой Е.Р. по делу 2-1155/12 от 03.12.2012, постановления от 24.12.2013 об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного листа взыскателю.

В дополнение к отзыву на апелляционные жалобы Савельева Н.Я. представила доказательства уплаты налогов за спорную квартиру за счет денежных средств, перечисляемых ей Ромась Ю.Е.

Принимая во внимание, что доказательства представлены в обоснование возражений по позициям, изложенным лицами, участвующими в споре, в апелляционном суде, на основании части 2 статьи 268 АПК РФ, ходатайства о приобщении дополнительных доказательств удовлетворены.

В судебном заседании апелляционного суда податели апелляционных жалоб поддержали их доводы. Представитель ПАО «Сбербанк России» поддержал доводы подателей апелляционных жалоб. Должник, ответчик, Ромась Ю.Е. против удовлетворения апелляционных жалоб возражали по мотивам, изложенным в отзывах. Савельева Н.Я., извещенная надлежащим образом, в судебное заседание не явилась. С учетом мнения представителей лиц, обеспечивших явку в судебное заседание и в соответствии с положениями статьи 156 АПК РФ, дело рассмотрено в отсутствие третьего лица.

Заслушав объяснения представителей лиц, обеспечивших явку в судебное заседание, оценив доводы апелляционных жалоб и отзывов на них, выводы обжалуемого судебного акта, представленные в материалы дела доказательства, апелляционный суд не усматривает оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела, за Ромась Ю.Е., Кривовязовой Э.Г., Кривовязовым Е.Ф было зарегистрировано 10.08.2010 право общей долевой собственности в отношении квартиры по адресу – г. Москва, ул. Октябрьская, д. 11, кв.40, площадью 58,5 кв.м., кадастровый номер – 77:026002403062411.

Регистрация права собственности указанных лиц на квартиру прекращена 15.10.2010, и квартира зарегистрирована на праве собственности за Маркитантовой Е.Р. В отношении нее внесена запись о прекращении государственной регистрации права собственности 30.08.2013, право собственности зарегистрировано за Маркитантовой Н.И. на основании договора дарения от 31.07.2013, заключенного между Маркитантовой Е.Р. (даритель) и Маркитантовой Н.И., который оспаривается в рамках данного обособленного спора.

Регистрация права собственности на квартиру за Маркитантовой Е.Р. произведена на основании договора купли-продажи долей от 15.09.2010, дата регистрации 15.10.2010, договора определения долей и дарения доли квартиры от 01.07.2010, дата регистрации 10.08.2010.

В свою очередь, 17.02.2016 регистрация права собственности Маркитантовой Н.И. прекращена и право собственности на квартиру зарегистрировано за Савельевой Н.Я. на основании договора купли-продажи от 09.02.2016, заключенного между Маркитантовой Н.И. (продавец) и Савельевой Н.Я. (покупатель).

Положениями статьи 61.1 Закона о банкротстве предусмотрена возможность оспаривания сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве, так и по общим основаниям ГК РФ.

Статьей 213.1 Закона о банкротстве установлено, что отношения, связанные с банкротством граждан и не урегулированные настоящей главой, регулируются главами I - III.1, VII, VIII, параграфом 7 главы IX и параграфом 2 главы XI настоящего Федерального закона.

Особенности признания недействительными сделок физического лица – гражданина определены в статье 213.32 Закона о банкротстве, согласно которой заявление об оспаривании сделки должника-гражданина по основаниям, предусмотренным статьей 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона, может быть подано финансовым управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а также конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер его кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его заинтересованных лиц.

Право на подачу заявления об оспаривании сделки должника-гражданина по указанным в статье 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона основаниям возникает с даты введения реструктуризации долгов гражданина.

При этом срок исковой давности исчисляется с момента, когда финансовый управляющий узнал или должен был узнать о наличии указанных в статье 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона оснований.

Заявление об оспаривании сделки должника-гражданина по указанным в статье 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона основаниям подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве гражданина, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве гражданина независимо от состава лиц, участвующих в данной сделке.

Применение данных положений определено в переходных положениях Федерального закона от 29.06.2015 №154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», пунктом 13 статьи 14 которого установлено, что абзац второй пункта 7 статьи 213.9 и пункты 1 и 2 статьи 213.32 Федерального закона от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к совершенным с 1 октября 2015 года сделкам граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Сделки указанных граждан, совершенные до 1 октября 2015 года с целью причинить вред кредиторам, могут быть признаны недействительными на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию финансового управляющего или конкурсного кредитора (уполномоченного органа) в порядке, предусмотренном пунктами 3 - 5 статьи 213.32 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в редакции настоящего Федерального закона).

Оспариваемая сделка совершена до 01.10.2015, следовательно, может быть оспорена в рамках дела о несостоятельности лишь по основаниям статьи 10 ГК РФ.

Как разъяснено в пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.04.2009 №32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

Таким образом, применение положений статьи 10 ГК РФ к оспариванию сделок в рамках дела о несостоятельности направлено на защиту прав кредиторов, и для применения указанного положения необходимо установить факт нарушения прав и законных интересов кредиторов.

Кроме того, принимая во внимание, что сделка может быть признана недействительной исключительно по основаниям, предусмотренным законом, необходимо установить признаки соответствующего состава, в данном случае, предусмотренные статьей 10 ГК РФ.

Согласно положениям статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Исходя из буквальных положений приведенной нормы, для квалификации действий должника как злоупотребления правом, причиняющего вред кредиторам (третьим лицам), необходимо установить как наличие у должника такого намерения, так и его исключительный характер. Таким образом, в данном случае квалифицирующим признаком сделки будут являться намерения ее сторон на создание определенных правовых последствий.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что сделка по приобретению должником квартиры и ее последующему отчуждению совершена исключительно для создания видимости прекращения права собственности в отношении указанного имущества Ромась Ю.Э.

Данные обстоятельства подтверждаются пояснениями участвующих в деле лиц, которые в силу части 2 статьи 64 АПК РФ также относятся к доказательствам по делу. Достоверность указанных пояснений не опровергнута финансовым управляющим или конкурсными кредиторами, следовательно, у суда не имелось оснований не принимать их в качестве доказательств.

Исходя из разъяснений пункта 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 №10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» государственная регистрация является доказательством существования права, но не основанием его возникновения, и наличие государственной регистрации права собственности не препятствует оспариванию указанного права в судебном порядке.

Отсутствие материального основания возникновения права собственности в отношении объекта недвижимого имущества исключает вывод о приобретении указанного права лицом, даже в случае, если в отношении него внесена запись о государственной регистрации. Наличие предусмотренных статьей 8 ГК РФ оснований возникновения права собственности является обязательным элементом юридического состава возникновения вещного права.

В материалах дела отсутствуют доказательства исполнения сделки по приобретению Маркитантовой Е.Р. спорного объекта недвижимости. Напротив, как подтверждается справкой по форме 9, должник с 1999 года проживает в Санкт-Петербурге со своей семьей, и место жительства не менял, в том числе после заключения договора о приобретении спорной квартиры, равно как и после совершения оспариваемой сделки. Доказательств использования должником квартиры каким-либо иным образом, осуществления полномочий владения в отношении нее материалы дела не содержат.

Из представленных ответчиком и третьими лицами квитанций об оплате коммунальных услуг и содержания спорного имущества следует, что платежи производились в Москве, тогда как должник проживает постоянно в Санкт-Петербурге, следовательно, указанные платежи во всяком случае не могли быть произведены Маркитантовой Е.Р. Доказательств поручения должником кому-либо осуществлять оплату содержания спорной квартиры материалы дела не содержат.

В свою очередь, Единым жилищным документом (справка о заявителе) №7814734 по состоянию на 07.06.2017, выданным ГБУ «МФЦ города Москвы», подтверждается, что в спорной квартире, в том числе после заключения договора о ее продаже Маркитантовой Е.Р., остались проживать Кривовязов Е.Л., Кривовязова Э.Г., Ромась А.Э., Ромась Ю.Е. То же следует из карточки учета №1630099994, выписки из домовой книги №4814707. Также указано ответственное лицо Савельева Н.Я. – (без регистрации).

Указанные документы подтверждают пояснения ответчика и третьих лиц о том, что квартира осталась во владении и пользовании Ромась Ю.Е. Доказательств того, что Ромась Ю.Е. отказалась от своих прав в отношении указанного объекта недвижимости, в том числе в связи с проживанием за пределами Российской Федерации, материалы дела не содержат.

Сведений о расчетах при приобретении квартиры Маркитантовой Е.Р. в материалах дела также нет.

Таким образом, материалами дела подтверждается и не опровергнуто финансовым управляющим и конкурсными кредиторами, что сделки по приобретению квартиры Маркитантовой Е.Р. у Ромась Ю.Е. не исполнялись, и у сторон не имелось намерения их исполнять. Соответственно, указанные сделки являются ничтожными по основаниям статьи 170 ГК РФ, вне зависимости от признания их таковыми судом (статья 166 ГК РФ).

Как разъяснено в пункте 86 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ.

Ничтожная сделка не влечет в силу положений статьи 167 ГК РФ никаких правовых последствий и не могла повлечь возникновения права собственности в отношении спорного имущества за Маркитантовой Е.Р.

Маркитантова Е.Р. была осведомлена о мнимости сделки по приобретению ею имущества, следовательно, не могла полагать указанное имущество своей собственностью и предполагать возможности удовлетворения за счет указанного имущества требований кредиторов. Последующее отчуждение квартиры было направлено на продолжение реализации умысла ответчика и третьих лиц на создание видимости прекращения права собственности в отношении спорного имущества Ромась Ю.Е. Следовательно, вывод о наличии при совершении сделки исключительного умысла Маркитантовой Е.Р. и ее дочери на исключение спорного имущества из состава конкурсной массы и причинение вреда кредиторам не может быть сделан, поскольку из материалов дела следуют иные намерения сторон при совершении сделки.

Само по себе совершение сделки с противоправной целью, даже если это обстоятельство имело место, не позволяет признать ее недействительной в рамках дела о несостоятельности. Как разъяснено в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ №25, к сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. Таким образом, в данном случае могли быть применены лишь последствия нарушения соответствующих положений закона, но не специальные меры защиты интересов кредиторов в рамках дела о несостоятельности, которые, с учетом изложенного выше, в данном случае нарушены не были.

Следует отметить, что, вопреки утверждению финансового управляющего, выпиской из ЕГРП подтверждается наличие у должника иных объектов недвижимого имущества на момент совершения оспариваемой сделки, и спорное имущество не являлось единственным ликвидным имуществом Маркитантовой Е.Р. На момент совершения оспариваемой сделки положения о несостоятельности физических лиц не применялись. С учетом того, что требование к должнику предъявлено как к поручителю по обязательствам юридического лица, оснований для вывода о том, что при подписании спорного договора должник должен был предполагать возможность возбуждения в отношении него процедуры несостоятельности и включения имущества в состав конкурсной массы, не имеется.

Данные обстоятельства также опровергают наличие у должника при совершении спорной сделки исключительного намерения причинения вреда своим кредитором. Между тем, как следует из изложенного выше, наличие такого намерения является обязательным условием признания сделки должника – физического лица недействительной в рамках дела о несостоятельности, которая может быть оспорена исключительно по основаниям статьи 10 ГК РФ.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции верно отказал в признании недействительной оспариваемой сделки. Оснований для отмены или изменения определения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционных жалоб не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 269-272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 08.09.2017 по делу № А56-74495/2015/сд.1 оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Председательствующий

И.В. Масенкова

Судьи

Е.Г. Глазков

Е.К. Зайцева