НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.10.2017 № А33-5950/17

ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

03 ноября 2017 года

Дело №

А33-5950/2017

г. Красноярск

Резолютивная часть постановления объявлена «31» октября 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен «03» ноября 2017 года.

Третий арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Севастьяновой Е.В.,

судей: Иванцовой О.А., Юдина Д.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Маланчик Д.Г.,

при участии:

от административного органа (Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Красноярскому краю): Чевелевой О.П., представителя по доверенности от 26.09.2017 № ДВ-62676,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу

закрытого акционерного общества «Московская акционерная страховая компания»

на решение Арбитражного суда Красноярского края

от «19» сентября 2017 года по делу № А33-5950/2017, принятое судьёй Раздобреевой И.А.,

установил:

закрытое акционерное общество «Московская акционерная страховая компания» (ИНН 7709031643, ОГРН 1027739099629; далее - заявитель, общество, ЗАО «МАКС») обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Красноярскому краю (ИНН 2466127415, ОГРН 1052466033608; далее - ответчик, Управление Роспотребнадзора по Красноярскому краю) об отмене постановления от 28.02.2017 № 704 по делу об административном правонарушении.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от «19» сентября 2017 года в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с данным судебным актом, заявитель обратился в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.

В обоснование апелляционной жалобы ЗАО «МАКС» ссылается на следующие обстоятельства:

- в полномочия Роспотребнадзора не входит надзор за соблюдением страхового законодательства, это функция Центрального банка Российской Федерации;

- при заключении договора добровольного страхования страхователь свободен в заключении договора и изменении или исключении отдельных положений правил страхования и о дополнении правил; договор страхования заключается на основании добровольного волеизъявления страхователя.

Административный орган письменный мотивированный отзыв по доводам апелляционной жалобы в материалы дела не представил.

Заявитель (ЗАО «МАКС») в судебное заседание не направил своих представителей, о времени и месте его проведения извещены надлежащим образом путем размещения информации в Картотеке арбитражных дел (http://kad.arbitr.ru). В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебное заседание проводится в отсутствие представителей заявителя.

Представитель административного органа в судебном заседании изложил возражения на апелляционную жалобу, просил суд оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства.

ЗАО «МАКС» зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц за основным государственным регистрационным номером 1027739099629.

Должностным лицом административного органа на основании распоряжения от 15.11.2016 № 5472 в отношении ЗАО «МАКС» проведена плановая выездная проверка, в ходе которой установлено, что обществом заключены договоры страхования от несчастных случаев с Алексанян С.А. (страховой полис № 81/478-21808120 от 05.12.2016), с Тимербаевой А.М. (страховой полис 81/478-21769881 от 25.11.2016), с Тетериным Р.И. (страховой полис № 81/478-21552141 от 07.11.2016), с Козловой Е.А. (страховой полис №МАКС СБ/РС/СБ0047778190 от 26.07.2016), с Вальчук И.Э. (страховой полис № МАКС СБ/РС/СБ0047839619 от 27.07.2016), с Горовенко Г.И. (страховой полис № МАКС СБ/РС/СБ0047674038); правила комплексного страхования от несчастных случаев № 152.2 (далее - Правила № 151.2) утверждены приказом генерального директора ЗАО «МАКС» от 29.04.2016 № 224-ОД(А), условия, на которых ЗАО «МАКС» заключает договоры страхования, определены в стандартных правилах страхования, принятых, одобренных и утвержденных приказом генерального директора ЗАО «МАКС».

Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договоров страхования (страховых полисов), являются неотъемлемой частью договоров страхования, заключаемых с потребителями и обязательны для применения, о чем прямо указывается в тексте договоров страхования (страховых полисов), удостоверением записи в договоре страхования (страховом полисе) о вручении правил страхования соответствующего вида при заключении договора.

При анализе текстов договоров по комбинированному страхованию граждан, выезжающих с места постоянного проживания, который проводился с 08.12.2016 по 28.12.2016, установлено, что в нарушение статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее по тексту - Закон от 07.02.1992 № 2300-1), правила комплексного страхования от несчастных случаев содержат условия, ущемляющие права потребителя, а именно:

- пункт 1.4.3. Правил № 152.2 предусматривает право страховщика не заключать договор страхования в отношении лиц, которые на момент заключения договора подпадают в одну из следующих категорий: инвалиды первой, второй группы; лица с психическими расстройствами и состоящие на учете в психоневрологическом диспансере, больные онкологическими заболеваниями, хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями, СПИДом, ВИЧ-инфицированные, лица, состоящие на учете в противотуберкулезном диспансере;

- пункт 6.2 Правил № 152.2 предусматривает условие, устанавливающее момент вступления в силу договоров страхования с 00 часов 00 минут дня, следующего за днем уплаты страховой премии или ее первого взноса.

По результатам проверки должностным лицом административного органа составлены акт проверки от 28.12.2016 № 5266, протокол об административном правонарушении от 28.12.2016 № 6473.

Постановлением по делу об административном правонарушении от 28.02.2017 № 704 общество привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ в виде штрафа в размере 10 000 рублей.

Считая вышеназванное постановление незаконным, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального права и соблюдения норм процессуального права, суд апелляционной инстанции не установил оснований для отмены судебного акта.

В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.

Согласно части 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В силу части 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение.

Соблюдение процедуры привлечения к административной ответственности административным органом, а также срока привлечения к административной ответственности установлено судом первой инстанции и обществом не оспаривается.

В апелляционной жалобе общество ссылается на то, что в полномочия Роспотребнадзора не входит надзор за соблюдением страхового законодательства.

Исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В силу статьи 9 Федерального закона от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» и пункту 1 статьи 1 Закона о защите прав потребителей» отношения с участием потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом о защите прав потребителей, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии со статьей 40 Закона о защите прав потребителей государственный контроль и надзор за соблюдением законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих отношения в области защиты прав потребителей, осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по контролю (надзору) в области защиты прав потребителей (его территориальными органами), а также иными федеральными органами исполнительной власти (их территориальными органами), осуществляющими функции по контролю и надзору в области защиты прав потребителей и безопасности товаров (работ, услуг), в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Согласно пункту 5 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 322 (далее по тексту - Положения от 30.06.2004 № 322), функции, связанные с осуществлением надзора и контроля за соблюдением обязательных требований законодательства Российской Федерации в области защиты прав потребителей, возложены на Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Пунктом 1 Положения от 30.06.2004 № 322, предусмотрено, что Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по осуществлению федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей.

По пункту 5.1 названного Положения Роспотребнадзор осуществляет надзор и контроль за исполнением обязательных требований законодательства Российской Федерации в области защиты прав потребителей и в области потребительского рынка.

Полномочия административного органа на осуществление государственного надзора в сфере защиты прав потребителей подтверждаются также Положением о федеральном государственном надзоре в области защиты прав потребителей, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 02.05.2012 № 412.

Отношения по добровольному страхованию имущества граждан регулируются нормами главы 48 Гражданского кодекса Российской Федерации, Законом Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее по тексту – Закон от 27.11.1992 № 4015-1), Законом о защите прав потребителей, в части, не урегулированной специальными законами (постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2013 № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», отношения по договору страхования, как личного, так и имущественного, относятся к числу отношений с участием потребителей, к которым Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

Реализацию соответствующих полномочий Роспотребнадзор осуществляет, исходя из содержания федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, в целом определенного положениями статьи 40 Закона о защите прав потребителей.

В силу пункта 3 статьи 40 Закона о защите прав потребителей к отношениям, связанным с осуществлением федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, организацией и проведением проверок изготовителей (исполнителей, продавцов, уполномоченных организаций или уполномоченных индивидуальных предпринимателей, импортеров), применяются положения Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее - Закон № 294-ФЗ).

Согласно материалам дела проверка, проведенная в отношении заявителя, по материалам которой заявитель привлечен к административной ответственности, осуществлена на основании ежегодного плана проведения плановых проверок на 2016 год, сформированного Генеральной прокуратурой Российской Федерации в соответствии со статьей 9 Закона № 294-ФЗ; проверка проведена на основании распоряжения от 15.11.2016 № 5472.

Целью указанной проверки являлось обеспечение защиты прав потребителей (пункт 5 распоряжения); предметом проверки - соблюдение обязательных требований законодательства о защите прав потребителей и на потребительском рынке (пункт 6 распоряжения).

Таким образом, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что административный орган, реализуя свои контрольно-надзорные функции в установленной сфере деятельности, не осуществлял страховой надзор и не подменял деятельность уполномоченных органов при осуществлении такого надзора.

Проверка в отношении ЗАО «МАКС» проведена исходя из общего смысла потребительских правоотношений, определенных положениями статьи 9 Федерального закона от 26.01.1996 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации», с учетом особенностей, определенных статьей 39 Закона о защите прав потребителей.

Таким образом, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что оспариваемое постановление вынесено в связи с выявлением в действиях заявителя состава административного правонарушения, выразившегося не в нарушении страхового законодательства, а во включении в договор условий, ущемляющих права потребителей, установленные законодательством о защите прав потребителей (часть 2 статьи 14.8. КоАП РФ).

Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что в соответствии со статьями 28.3, 23.49 КоАП РФ, Положением от 30.06.2004 № 322, Перечнем должностных лиц Роспотребнадзора и его территориальных органов, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, утвержденным приказом Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 09.02.2011 № 40, протокол об административном правонарушении составлен, дело об административном правонарушении рассмотрено и оспариваемое постановление вынесено уполномоченными должностными лицами компетентного органа.

Согласно части 1 статьи 2.1. КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В соответствии с частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Объективная сторона вмененного обществу правонарушения характеризуется нарушением прав потребителей путем включения в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителей.

Из оспариваемого постановления следует, что заявителю вменяется нарушение требований пункта 1 статьи 16 Закона от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее по тексту - Закона от 07.02.1992 № 2300-1, Закон о защите прав потребителей).

В силу пункта 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

По пункту 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Пунктом 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 26.11.2001 № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также правами, предоставленными потребителю Законом от 07.02.1992 № 2300-1 и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

В силу абзаца 1 преамбулы Закона от 07.02.1992 № 2300-1 настоящий Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Частью 1 статьи 1 Закона от 07.02.1992 № 2300-1 установлено, что отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим Законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Согласно материалам дела ЗАО «МАКС» заключены договоры страхования от несчастных случаев с физическими лицами (страховые полисы № 81/478-21808120 от 05.12.2016, №81/478-21769881 от 25.11.2016, № 81/478-21552141 от 07.11.2016, №МАКС СБ/РС/СБ0047778190 от 26.07.2016, № МАКС СБ/РС/СБ0047839619 от 27.07.2016, №МАКС СБ/РС/СБ0047674038).

Приказом генерального директора ЗАО «МАКС» от 29.04.2016 № 224-ОД(А) утверждены правила комплексного страхования от несчастных случаев № 152.2 (далее - Правила № 151.2), условия, на которых ЗАО «МАКС» заключает договоры страхования, определены в стандартных правилах страхования, принятых, одобренных и утвержденных приказом генерального директора ЗАО «МАКС».

Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договоров страхования (страховых полисов) являются неотъемлемой частью договоров страхования, заключаемых с потребителями и обязательны для применения, о чем прямо указывается в тексте указанных договоров (страховых полисов), оформленных типографским способом либо удостоверением записи в договоре страхования (страховом полисе) о вручении правил страхования соответствующего вида при заключении договора, что соответствует требованиям статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из текста акта проверки от 28.12.2016 № 5266, протокола об административном правонарушении от 28.12.2016 № 6473 и оспариваемого постановления следует, что обществом в договоры страхования (Общие правила) включены условия, ущемляющие установленные законом права потребителя, а именно:

- пункт 1.4.3. Правил № 152.2 предусматривает право страховщика не заключать договор страхования в отношении лиц, которые на момент заключения договора подпадают в одну из следующих категорий: инвалиды первой, второй группы; лица с психическими расстройствами и состоящие на учете в психоневрологическом диспансере, больные онкологическими заболеваниями, хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями, СПИДом, ВИЧ-инфицированные, лица, состоящие на учете в противотуберкулезном диспансере;

- пункт 6.2 Правил № 152.2 предусматривает условие, устанавливающее момент вступления в силу договоров страхования с 00 часов 00 минут дня, следующего за днем уплаты страховой премии или ее первого взноса.

Оценив имеющиеся в деле доказательства, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что включение в договоры страхования условий, оспариваемых заявителем, нарушает действующее законодательство, ущемляет установленные законом права потребителя на основании следующего.

Согласно пунктам 1, 2 и 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Статья 422 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Таким образом, стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону; договор страхования не должен содержать условия, ухудшающие положение страхователя по сравнению с требованиями, установленными законом.

Довод заявителя о правомерности включения в договор с потребителем любых условий, в виду его добровольного волеизъявления, отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку конституционное признание свободы договора является одной из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Гражданским кодексом Российской Федерации провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1). Однако, конституционная свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод (статья 55, часть 1 Конституции Российской Федерации) и может быть ограничена федеральным законом, однако лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц (статья 55, часть 3 Конституции Российской Федерации). Исходя из конституционной свободы договора, законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем, чтобы не допустить недобросовестную конкуренцию и реально гарантировать в соответствии со статьями 19 и 34 Конституции Российской Федерации соблюдение принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Кроме того, как разъяснено в пункте 76 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (ст. 3, пп. 4 и 5 ст. 426 ГК РФ), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 927 Гражданского кодекса Российской Федерации договор личного страхования является публичным договором, поэтому согласно пункту 3 статьи 426 названного Кодекса отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается.

Пунктом 2 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено, что цена услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

Таким образом, наложение ограничений на участие потребителей в программе страхования не допускается.

Согласно статье 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Достижение согласия между страхователем и страховщиком о застрахованном лице в соответствии с пунктом 2 статьи 942 Гражданского кодекса Российской Федерации является существенным условием договора личного страхования.

Вместе с тем, условия договора страхования не должны ущемлять права потребителей.

Законом Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» не предусмотрено ограничение прав лиц, указанных в названных пунктах, на участие в договорах личного страхования в качестве страхователя или выгодоприобретателя.

В соответствии с частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Действующим законодательством в сфере страхования установление возрастных ограничений для лица, в пользу которого заключается договор страхования, не предусмотрено.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» недопустимым является ущемление, ограничение гарантированных государством экономических, правовых мер и мер социальной поддержки, обеспечивающих инвалидам условия для преодоления, замещения (компенсации) ограничений жизнедеятельности и направленных на создание им равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества.

Также недопустимым является и ограничение прав и свобод человека и гражданина в силу наличия у него психических расстройств и состоящих на учете в психоневрологическом диспансере (слабоумие, эпилепсия и др.), венерических, профессиональных заболеваний, особо опасных инфекций, сердечно-сосудистых заболеваниях, поскольку указанные лица обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, а ограничение этих прав допускаются только по основаниям, установленным федеральным законом и не могут основываться на одном лишь факте наличия у лица психического или иного заболевания.

Частью 3 статьи 5 Закона Российской Федерации от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» закреплено, что ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением или пребывания в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, а также в стационарном учреждении социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 30.03.1995 № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)» (далее - Закон № 38-ФЗ) ВИЧ-инфекция - хроническое заболевание, вызываемое вирусом иммунодефицита человека; синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД) - комплекс вторичных симптомов, вызываемых ВИЧ, характеризующийся присоединением инфекций и развитием полиорганной недостаточности.

Статьей 5 Закона № 38-ФЗ установлено, что ВИЧ-инфицированные граждане Российской Федерации обладают на ее территории всеми правами и свободами и несут обязанности в соответствии с Конституцией Российской Федерации, законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

Права и свободы граждан Российской Федерации могут быть ограничены в связи с наличием у них ВИЧ-инфекции только федеральным законом.

Суд первой инстанции верно указал, что ограничение прав ВИЧ-инфицированных лиц, на участие по договору личного страхования в качестве застрахованного лица (выгодоприобретателя), в зависимости от наличия у потребителя (застрахованного лица) ВИЧ-инфекции и обусловленных ею заболеваний и симптомов (СПИД) по существу, является необоснованным и дискриминационным ограничением прав таких лиц по сравнению с другими потребителями (застрахованными лицами), что не предусмотрено действующим законодательством и ущемляет соответствующих потребителей.

На основании изложенного следует, что ограничение прав страхователя в виде отказа в заключении договора страхования лицам, указанным в пункте 1.4.3 Правил (а именно: инвалиды первой, второй группы; лица с психическими расстройствами и состоящие на учете в психоневрологическом диспансере, больные онкологическими заболеваниями, хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями, СПИДом, ВИЧ-инфицированные, лица, состоящие на учете в противотуберкулезном диспансере), противоречит законодательству и является недопустимым, а, следовательно, ущемляет права, как страхователя, так и лиц в пользу которых такой договор должен быть заключен.

В соответствии с пунктом 1 статьи 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Пункт 2 статьи 940 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что договор страхования может быть заключен путем составления одного документа либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса, подписанного страховщиком. В последнем случае согласие страхователя заключить договор на предложенных страховщиком условиях подтверждается принятием от страховщика указанных в абзаце первом настоящего пункта документов.

В соответствии со статьей 957 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или ее первого взноса.

Положения данной статьи позволяют страховщику установить условиями договора иной момент вступления в силу договора страхования.

При этом необходимо учитывать, что возможность сторон договором изменять положения диспозитивных норм закона в договорных отношениях с участием потребителя ограничена пунктом 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, запрещающим ухудшение положения потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации.

В качестве такого правила выступают положения статьи 957 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым по общему правилу договор страхования вступает в силу с момента уплаты страховой премии, а датой уплаты страховой премии потребителем, с учетом положений статьи 37 Закона о защите прав потребителей, является дата внесения денежных средств в кассу страховой организации либо посреднику (кредитное учреждение, платежный агент и т.д.) (при наличной форме оплаты) либо поступление денежных средств на расчетный счет страховщика (при безналичной форме оплаты).

Таким образом, установление в договорах страхования иного момента его вступления в силу (отличного от момента уплаты страховой премии) ухудшает положение страхователя и ставит его в более невыгодные условия по сравнению со статьей 957 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Довод общества о возможном волеизъявлении потребителя об установлении момента вступления в силу договора страхования, отличного от даты уплаты страховой премии, не принимается судом апелляционной инстанции во внимание, так как в проверенных административным органом договорах страхования такое волеизъявление со стороны потребителей отсутствует.

При таких обстоятельствах изложенные в оспариваемом постановлении выводы административного органа об ущемлении прав потребителей условиями договоров страхования основаны на правильном применении норм материального права.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что действия заявителя по включению в вышеуказанные договоры условий, ущемляющих права потребителей, содержат признаки объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ.

В соответствии с частями 1 и 4 статьи 1.5. КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Согласно части 2 статьи 2.1. КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В соответствии с разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 16 постановления от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», в силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо привлекается к ответственности за совершение административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 16.1 постановления от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» разъяснил, что в отношении юридических лиц Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях формы вины (статья 2.2 КоАП РФ) не выделяет. В тех случаях, когда в соответствующих статьях Особенной части КоАП РФ возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

По смыслу приведенных норм, с учетом предусмотренных статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации характеристик предпринимательской деятельности (осуществляется на свой риск), отсутствие вины юридического лица предполагает объективную невозможность соблюдения установленных правил, необходимость принятия мер, от юридического лица не зависящих.

Апелляционным судом не установлены обстоятельства, свидетельствующие о принятии обществом своевременных мер по соблюдению требований законодательства, либо наличии объективной невозможности по принятию таких мер.

У общества имелась возможность не включать в договор условия, ущемляющие права потребителей, однако ЗАО «МАКС» не были предприняты все зависящие от него меры по недопущению названных действий.

При таких обстоятельствах, судом первой инстанции сделан верный вывод о том, что вина заявителя в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ, является установленной.

С учетом изложенного, административный орган доказал, что действия общества образуют состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ.

Исключительные обстоятельства, свидетельствующие о наличии по настоящему делу предусмотренных статьей 2.9 КоАП РФ признаков малозначительности совершенного административного правонарушения, судом апелляционной инстанции не установлены.

В соответствии с частью 3 статьи 4.1. КоАП РФ при назначении административного наказания юридическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

Доказательства, подтверждающие наличие смягчающих ответственность обстоятельств, предусмотренных статьей 4.2 КоАП РФ, лицами, участвующими в деле не представлены, об их наличии не заявлено; указанные обстоятельства судом апелляционной инстанции не установлены.

Размер административного штрафа определен административным органом с учетом всех обстоятельств дела, соответствует минимальному размеру санкции, установленной частью 2 статьи 14.8 КоАП РФ. Апелляционный суд считает, что избранная мера наказания соответствует тяжести совершенного правонарушения и обусловлена достижением целей, предусмотренных частью 1 статьи 3.1 КоАП РФ.

Основания для замены административного штрафа на предупреждение, предусмотренные в статье 4.1.1 КоАП РФ, судом не установлены, соответствующие доказательства заявителем не представлены.

Таким образом, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, основания для его отмены в порядке статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражным судом апелляционной инстанции не установлены.

В данном случае судебные расходы по уплате государственной пошлины не подлежат распределению, поскольку в силу части 4 статьи 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагается. Следовательно, по данной категории спора государственная пошлина не уплачивается в целом по делу, в том числе при подаче апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Красноярского края от «19» сентября 2017 года по делу № А33-5950/2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

Председательствующий

Е.В. Севастьянова

Судьи:

О.А. Иванцова

Д.В. Юдин