НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30.03.2015 № С01-102/2015

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

улица Машкова, дом 13, строение 1, Москва, 105062

http://ipc.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Москва

30 марта 2015 года

Дело № СИП-661/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 23 марта 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 марта 2015 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего – председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Корнеева В.А., Уколова С.М., Химичева В.А.,

при участии судьи-докладчика Погадаева Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Онего-Транс» (ул. Заводская, д. 18, г. Петрозаводск, Республика Карелия, 185000, ОГРН 1031000000492) на решение Суда по интеллектуальным правам от 01.12.2014 по делу № СИП-661/2014 (судьи Лапшина И.В., Рассомагина Н.Л., Рогожин С.П.)

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Онего-Транс»

о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 13.04.2014 о признании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации № 214544 недействительным полностью.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено открытое акционерное общество «Петрозаводский хлебокомбинат» (ул. Ригачина, д. 37, г. Петрозаводск, Республика Карелия, 185005, ОГРН 1021000517340).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью «Онего-Транс» – Горностай Н.В. (по доверенности от 05.03.2015);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности – Слепенков А.С. (по доверенности от 28.08.2014 № 02/32-570/41);

от открытого акционерного общества «Петрозаводский хлебокомбинат» – Рождествин В.В. (по доверенности от 20.11.2014).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Онего-Транс» (далее – общество «Онего-Транс») обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 13.04.2014 о признании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации № 214544 недействительным полностью.

В порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определением Суда по интеллектуальным правам от 15.08.2014 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено открытое акционерное общество «Петрозаводский хлебокомбинат» (далее – общество «Петрозаводский хлебокомбинат»).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 01.12.2014 в удовлетворении заявленного требования отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество «Онего-Транс», ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права (применение норм права, не подлежащих применению, и неприменение норм права, подлежащих применению), а также на нарушение судом норм процессуального права, просит решение от 01.12.2014 отменить.

По мнению общества «Онего-Транс», суд первой инстанции при принятии обжалуемого судебного акта применил норму закона (абзац четвертый пункта 1 статьи 6 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 № 3520-I «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее – Закон о товарных знаках)), не подлежащую применению в связи с тем, что указанная норма является отдельным независимым основанием для отказа в регистрации товарного знака (запрет регистрации товарных знаков, состоящих только из обозначений, вошедших во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида), а решение Роспатента было основано на положениях абзаца второго пункта 1 статьи 6 Закона о товарных знаках (запрет регистрации товарных знаков, состоящих только из обозначений, не обладающих различительной способностью).

Общество «Онего-Транс» полагает, что суд первой инстанции не применил подлежащие применению нормы материального права, предусмотренные абзацем первым пункта 2 статьи 1512 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), и пункт 4.10 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 № 56 (далее – Правила № 56), поскольку оспаривалось наличие различительной способности спорного товарного знака только в отношении товара 30-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее – МКТУ) – хлеб, а правовая охрана указанного знака решением Роспатента была прекращена в полном объеме, в том числе в отношении услуг 35, 39
 и 42-го классов МКТУ. Общество «Онего-Транс» указывает, что суд применительно к названным нормам права не исследовал вопрос о возможности сохранения регистрации спорного товарного знака в силе частично и не дал оценки доводам общества «Онего-Транс» о наличии различительной способности у данного товарного знака в отношении остальных товаров 30-го и услуг 35, 39 и 42-го классов МКТУ.

Кроме того, общество «Онего-Транс» в жалобе ссылается на необоснованное применение судом статьи 10 ГК РФ, признавшим действия по регистрации спорного товарного знака актом недобросовестной конкуренции, поскольку такими полномочиями в соответствии со статьей 22 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о конкуренции) наделен антимонопольный орган и до вынесения соответствующего законного решения антимонопольным органом действия любого лица не могут быть признаны недобросовестными или направленными на ограничение конкуренции. Также общество «Онего-Транс» отмечает, что согласно подпункту 6 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ приведенное основание (злоупотребление правом и недобросовестная конкуренция) по оспариванию регистрации товарного знака является самостоятельным, а подобное возражение обществом «Петрозаводский хлебокомбинат» в Роспатент не подавалось. Исходя из вышеуказанного общество «Онего-Транс» полагает, что у суда отсутствовали правовые основания для рассмотрения вопроса о наличии или отсутствии в его действиях признаков недобросовестной конкуренции или злоупотреблении правом.

Общество «Онего-Транс» в кассационной жалобе приводит доводы о нарушении судом норм процессуального права (статей 65, 67, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), указывая на то, что суд основывал свои выводы об известности обозначения «Окский» среди потребителей до даты приоритета товарного знака на неотносимых доказательствах по делу, поскольку представленные документы не подтверждают, что спорное обозначение было известно российским потребителям. Кроме того, по мнению общества «Онего-Транс», на основании не подтвержденных доказательствами заявлений общества «Петрозаводский хлебокомбинат» о том, что последнее является производителем однородных товаров, суд сделал вывод о его заинтересованности в подаче возражения в Роспатент.

Общество «Онего-Транс» полагает, что суд неправомерно не приостановил производство по настоящему делу до рассмотрения Арбитражным судом Республики Карелия дела № А26-3476/2014 (об оспаривании решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Карелия от 13.03.2014 о признании действий общества «Онего-Транс» по регистрации товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 214544 недобросовестной конкуренцией), тем самым нарушив статью 143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу общество «Петрозаводский хлебокомбинат», считая, что оспариваемый судебный акт является законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Общество «Петрозаводский хлебокомбинат» в отзыве указывает на то, что доводы заявителя кассационной жалобы направлены на переоценку исследованных судом доказательств и установленных обстоятельств, в связи с чем не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции.

В судебном заседании представитель Роспатента просил в удовлетворении кассационной жалобы отказать, ссылаясь на то, что судом первой инстанции правильно применены нормы материального и процессуального права, а также сделан правомерный вывод об отсутствии у обозначения «Окский» различительной способности на момент регистрации указанного обозначения в качестве товарного знака.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнения явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

Как установлено судом первой инстанции и усматривается из материалов дела, словесный товарный знак «ОКСКИЙ» по свидетельству Российской Федерации № 214544 зарегистрирован с приоритетом от 05.06.2000 в отношении товаров 30-го (булки; кондитерские изделия мучные; мучные изделия; печенье; пряники; хлеб; хлеб из пресного теста; пищевые продукты на основе овса; макаронные изделия), услуг 35-го (сбыт товара через посредников), 39-го (упаковка и хранение товаров),
 42-го (снабжение хлебобулочными изделиями; реализация товаров хлебобулочных изделий) классов МКТУ на имя общества «Онего-Транс».

Общество «Петрозаводский хлебокомбинат» обратилось в Роспатент 26.11.2013 с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации № 214544 в отношении всех товаров и услуг, для которых он зарегистрирован. Возражение мотивировано тем, что товарный знак «ОКСКИЙ» состоит из одного элемента, который не обладает различительной способностью. Кроме того, он указывает на вид, качество и иные свойства товара.

Как указало общество «Петрозаводский хлебокомбинат», хлеб «Окский» производился различными предприятиями на территории Российской Федерации с 1989 года в соответствии с техническими условиями, утвержденными Горьковским облпотребсоюзом, технологической инструкцией по производству хлеба «Окский» от 11.05.1988 и рецептурой на хлеб «Окский»
 по ТУ 61 РСФСР 464.01-88, в том числе и самим подателем возражения. При этом цены на хлеб «Окский» были предметом государственного регулирования как на всей территории бывшего СССР, так и в отдельных субъектах Российской Федерации.

В качестве производителей хлеба «Окский» в возражении указаны: ЗАО «Кимовский хлебокомбинат», ЗАО «Щекинский комбинат», ОАО «Ставропольхлеб», АО «Орелоблхлебпродукт», ООО «Вершина», ПК «Хлебокомбинат Находкинский», ЗАО «Вашки-Насон», АО «Пекарь», Бабаевский филиал ОРС-6, ОАО «Череповецхлеб», ОАО «Коломнахлебпром», АО «Владхлеб», ОАО «Клинский хлебокомбинат», ЗАО «Узловский хлебокомбинат», ЗАО «Хлебзавод № 3», ОАО «Серпуховхлеб», муниципальное предприятие «Хлебзавод № 1 г. Рязани», ООО «Хлебзавод», ОАО «Дзержинскхлеб», ОАО «Новомичуринский хлебзавод», МУП «Сортавальский хлебокомбинат». При таких обстоятельствах, по мнению общества «Петрозаводский хлебокомбинат», обозначение «Окский» не обладает различительной способностью, поскольку в течение длительного времени используется производителями, специалистами в области пищевой промышленности, работниками торговли для обозначения товара одного и того же вида, что подтверждается в том числе упоминанием хлеба «Окский» в нормативных правовых актах и прессе. Также в возражении отмечено, что регистрация товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 214544 противоречит общественным интересам, поскольку является злоупотреблением правом и актом недобросовестной конкуренции.

Решением Роспатента от 13.04.2014 возражение удовлетворено, правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 214544 признана недействительной в отношении всех товаров и услуг.

Принимая оспариваемое решение, Роспатент исходил из того, что в соответствии с техническими условиями ТУ 61 РСФСР 464.01-88 обозначение «Окский» введено для наименования сорта хлеба.

Производство хлеба «Окский» согласно указанным техническим условиям начато в 1989 году. При этом хлеб «Окский» выпускался различными предприятиям, в том числе и подателем возражения задолго до даты приоритета спорного товарного знака и был известен среди российских потребителей, а цены на него регулировались централизованно во многих субъектах Российской Федерации. В результате использования словесного обозначения «Окский» в течение длительного времени до даты приоритета товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 214544 различными производителями при производстве хлебобулочных изделий на российском потребительском рынке сложилась такая ситуация, при которой указанное обозначение не способно выполнять индивидуализирующую функцию. Таким образом, Роспатент пришел к выводу об отсутствии у товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 214544 различительной способности.

Кроме того, Роспатент отметил, что предоставление исключительного права на названное обозначение одному лицу, ущемляет права производителей однородных товаров, наделяя лицо, не являющееся производителем товаров, необоснованными преимуществами, что противоречит интересам не только участников рынка, но и потребителей соответствующих товаров.

Не согласившись с решением Роспатента, общество «Онего-Транс» обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Суд первой инстанции указал, что общество «Петрозаводский хлебокомбинат», подавшее возражение, также на протяжении длительного периода времени до даты приоритета оспариваемого товарного знака производило хлеб «Окский», что в совокупности подтверждается декларациями о безопасности товаров (т. 4, л.д. 140, 142–143), сертификатами соответствия (т. 4, л.д. 144–145, 147–150, т. 5, л.д. 1–2), актом обследования производства от 29.06.2000 № 90 (т. 5, л.д. 3–8), протоколами испытаний (т. 5, л.д. 9–13, 16), актом отбора образцов (т. 5, л.д. 13–14), приказами Петрозаводского хлебокомбината (т. 5, л.д. 20–29), публикациями в прессе (т. 4, л.д. 48–52), сертификатом победителя конкурса (т. 4, л.д. 47).

Общество «Петрозаводский хлебокомбинат» является правопреемником государственного предприятия «Петрозаводский хлебокомбинат», который выпускал хлеб «Окский» с 1989 года.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что общество «Петрозаводский хлебокомбинат» следует признать лицом, заинтересованным в подаче возражения против предоставления правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 214544.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции, руководствуясь абзацем вторым пункта 1 статьи 6 Закона о товарных знаках, подпунктом 1 пункта 2.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Комитета Российской Федерации по патентам и товарным знакам от 29.11.1995 (далее – Правила от 29.11.1995), статьей 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности, заключенной в Париже 20.03.1883, статьей 10 ГК РФ, исходил из того, что заявленное обозначение «Окский» как наименование сорта хлеба, производимого и реализовывавшегося различными предприятиями на территории Российской Федерации на дату приоритета товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 214544, не может быть использовано для индивидуализации товаров какого-либо конкретного производителя и не способно выполнять основную функцию товарного знака – индивидуализировать товары, а действия правообладателя спорного товарного знака по его регистрации и последующие действия являются злоупотреблением правом и направлены на воспрепятствование в использовании обозначения «Окский» для производства хлебобулочных изделий по всей стране и связанных с ними услуг, а также на вытеснение с рынка конкурентов.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с указанными выводами суда первой инстанции.

В силу статьи 13 ГК РФ и корреспондирующей ей правовой позицией, изложенной в пункте 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному нормативно-правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан или юридических лиц, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как разъяснено в пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты приоритета спорного товарного знака (05.06.2000) для оценки охраноспособности спорного словесного обозначения в качестве товарного знака судом первой инстанции обоснованно применены Закон о товарных знаках, Правила от 29.11.1995, Правила № 56.

В соответствии со статьей 1 Закона о товарных знаках товарный
 знак – это обозначение, служащее для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических и физических лиц.

Согласно пункту 1 статьи 6 Закона о товарных знаках (в редакции, действовавшей на дату приоритета товарного знака) не допускается регистрация товарных знаков, состоящих только из обозначений:

не обладающих различительной способностью;

представляющих собой государственные гербы, флаги и эмблемы; официальные названия государств, эмблемы, сокращенные или полные наименования международных межправительственных организаций; официальные контрольные, гарантийные или пробирные клейма, печати, награды и другие знаки отличия или сходных с ними до степени смешения. Такие обозначения могут быть включены как неохраняемые элементы в товарный знак, если на это имеется согласие соответствующего компетентного органа или их владельца;

вошедших во всеобщее употребление как обозначения товаров определенного вида;

являющихся общепринятыми символами и терминами;

указывающих на вид, качество, количество, свойства, назначение, ценность товаров, а также на место и время их производства или сбыта.

Обозначения, указанные в абзацах 2, 4, 5 и 6 настоящего пункта, могут быть включены как неохраняемые элементы в товарный знак, если они не занимают в нем доминирующего положения.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2.3 Правил от 29.11.1995 не допускается регистрация товарных знаков, состоящих только из обозначений, указанных в пункте 1 статьи 6 Закона о товарных знаках, а именно:

не обладающих различительной способностью.

К обозначениям, не обладающим различительной способностью, могут относиться, в частности:

общепринятые наименования, представляющие собой, как правило, простые указания товаров, заявляемые для обозначения этих товаров: общепринятые сокращенные наименования организаций, предприятий, отраслей и их аббревиатуры.

Учитывая изложенные нормы и принимая во внимание совокупность представленных по делу доказательств, подтверждающих, что хлеб «Окский» задолго до даты приоритета спорного товарного знака производился различными предприятиями во многих регионах Российской Федерации и известен большому числу потребителей, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что заявленное обозначение «ОКСКИЙ» на дату приоритета товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 214544 не может быть использовано для индивидуализации товаров какого-либо конкретного производителя и не способно выполнять основную функцию товарного знака – индивидуализировать товары.

Таким образом, президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет как необоснованный довод кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции при принятии обжалуемого судебного акта применил норму закона – абзац четвертый пункта 1 статьи 6 Закона о товарных знаках (запрет регистрации товарных знаков, состоящих только из обозначений, вошедших во всеобщее употребление как обозначение товаров определенного вида), не подлежащую применению, так как решение Роспатента было основано на положениях абзаца второго
 пункта 1 статьи 6 Закона о товарных знаках (запрет регистрации товарных знаков, состоящих только из обозначений, не обладающих различительной способностью).

Исходя из мотивировочной части обжалуемого решения, суд руководствовался положениями абзаца второго пункта 1 статьи 6 Закона о товарных знаках, а не абзацем четвертым пункта 1 статьи 6 названного Закона, учитывая, что основной вывод суда (обозначение «Окский» не может быть использовано для индивидуализации товаров какого-либо конкретного производителя и не способно выполнять основную функцию товарного знака – индивидуализировать товары) касается отсутствия различительной способности.

Сама по себе констатация судом в тексте решения того, что обозначение вошло во всеобщее употребление для обозначения товара определенного вида, не свидетельствует о применении судом абзаца четвертого пункта 1 статьи 6 Закона о товарных знаках.

Довод общества «Онего-Транс» со ссылкой на абзац первый пункта 2 статьи 1512 ГК РФ и пункт 4.10 Правил № 56 о том, что суд применительно к указанным нормам права не исследовал вопрос о возможности сохранения регистрации спорного товарного знака в силе частично и не дал оценки доводам общества «Онего-Транс» о наличии различительной способности у данного товарного знака в отношении остальных товаров 30-го и услуг 35, 39 и 42-го классов МКТУ, отклоняется президиумом Суда по интеллектуальным правам.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что действия правообладателя спорного товарного знака по его регистрации и последующие действия являются злоупотреблением правом и направлены на воспрепятствование в использовании обозначения «Окский» для производства хлебобулочных изделий по всей стране и связанных с ними услуг.

Таким образом, товары (хлебобулочные изделия), в отношении которых был зарегистрирован спорный товарный знак, являются однородными по отношению к хлебу (30-й класс МКТУ), а услуги 35, 39 и 42-го класса МКТУ (упаковка, хранение и продажа хлебобулочных изделий) – вспомогательными по отношению к производству хлеба. Учитывая, что действия общества «Онего-Транс» по регистрации и дальнейшему использованию обозначения «ОКСКИЙ» признаны недобросовестной конкуренцией и злоупотреблением правом, сохранение регистрации по указанным классам МКТУ в части невозможно.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет доводы общества «Онего-Транс» о необоснованном применении судом статьи 10 ГК РФ, со ссылкой на то, что у суда отсутствовали правовые основания для рассмотрения вопроса о наличии или отсутствии в действиях общества «Онего-Транс» признаков недобросовестной конкуренции или злоупотреблении правом, поскольку такими полномочиями в соответствии со статьей 22 Закона о конкуренции наделен антимонопольный орган.

Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 63 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», надлежит учитывать, что суд на основании положений
 статьи 10 ГК РФ вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией. В этом случае суд принимает решение о признании недействительным решения Роспатента и об обязании его аннулировать регистрацию соответствующего товарного знака.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку имеет право признать действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией.

Отсутствие решения антимонопольного органа о признании действий лица недобросовестной конкуренцией также не препятствует обращению с соответствующими требованиями в судебном порядке. Данный вывод согласуется с правовой позицией, содержащейся в пункте 20 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», согласно которой право выбора судебного или административного порядка защиты своего нарушенного или оспариваемого права принадлежит субъекту спорных правоотношений.

Также подлежат отклонению президиумом Суда по интеллектуальным правам доводы общества «Онего-Транс» о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права (статей 65, 67, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), в отношении оценки судом доказательств об известности обозначения «Окский» среди потребителей до даты приоритета товарного знака и признания общества «Петрозаводский хлебокомбинат» заинтересованным лицом в подаче возражения в Роспатент.

Суд первой инстанции в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дал оценку всем представленным доказательствам в их совокупности и пришел к обоснованным выводам об известности обозначения «Окский» среди потребителей до даты приоритета спорного товарного знака и того, что общество «Петрозаводский хлебокомбинат» является заинтересованным лицом в подаче возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации № 214544, так как является производителем однородных товаров, использует в своей деятельности сходное обозначение, а также к нему предъявлено обществом «Онего-Транс» требование о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака.

Таким образом, указанные доводы направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом первой инстанции, что в силу части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается в суде кассационной инстанции. Несогласие заявителя кассационной жалобы с произведенной судом первой инстанции оценкой имеющихся в деле доказательств не является в рассматриваемом случае основанием для отмены судебного акта.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет доводы общества «Онего-Транс» о нарушении судом статьи 143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку суд не приостановил производство по настоящему делу до рассмотрения Арбитражным судом Республики Карелия дела № А26-3476/2014, как необоснованные.

По настоящему делу и делу № А26-3476/2014 различались предмет и основания рассматриваемых требований, оспаривались два различных ненормативных правовых акта (решение Роспатента и решение УФАС по Республике Карелия), которые проверялись на соответствие разным нормам права (Закону о товарных знаках и Закону о конкуренции). Кроме того, соответствующих ходатайств от лиц, участвующих в деле, о приостановлении производства по настоящему делу не заявлялось и судом не рассматривалось.

Таким образом, президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что судом первой инстанции верно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу; правильно применены законы и иные нормативные акты, регулирующие спорные правоотношения; дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований процессуального законодательства.

При названных обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что оспариваемое решение Роспатента соответствует абзацу второму пункта 1 статьи 6 Закона о товарных знаках, а действия общества «Онего-Транс» по регистрации и дальнейшему использованию обозначения «Окский» признаны обоснованно недобросовестной конкуренцией и злоупотреблением правом.

На основании изложенного и исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции не усматривается, поскольку доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, направлены на переоценку доказательств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для безусловной отмены судебного акта, президиумом Суда по интеллектуальным правам не установлено.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Суда по интеллектуальным правам от 01.12.2014 по делу
 № СИП-661/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Онего-Транс» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

Л.А. Новоселова

Члены президиума

В.А. Корнеев

С.М. Уколов

В.А. Химичев

Н.Н. Погадаев