НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 19.11.2018 № С01-822/18

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Огородный проезд, дом 5, строение 2, Москва, 127254
http://ipc.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Москва  23 ноября 2018 года Дело № СИП-292/2018 

Резолютивная часть постановления объявлена 19 ноября 2018 года.
Полный текст постановления изготовлен 23 ноября 2018 года. 

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:  председательствующего – заместителя председателя Суда по  интеллектуальным правам Корнеева В.А., членов президиума:  Данилова Г.Ю., Уколова С.М., Химичева В.А., 

судьи-докладчика Снегура А.А. –

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Федеральной  службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30,  корп. 1, Москва, 125993, ОГРН 1047730015200) и Министерства обороны  Российской Федерации (ул. Знаменка, д. 19, Москва, 119019,  ОГРН 1037700255284) на решение Суда по интеллектуальным правам  от 19.07.2018 по делу № СИП-292/2018 (судьи Погадаев Н.Н.,  Васильева Т.В., Кручинина Н.А.) 

по исковому заявлению заместителя военного прокурора Западного  военного округа в интересах Российской Федерации и Министерства  обороны Российской Федерации к публичному акционерному обществу  «Научно-производственное объединение «Стрела» (ул. М. Горького, д. 6,  г. Тула, 300002, ОГРН 1027100517256) о признании патента Российской 


Федерации № 2557770 недействительным в части указания  патентообладателя. 

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего  самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена  Федеральная служба по интеллектуальной собственности. 

В судебном заседании приняли участие представители:

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности – Унчиков  Н.В. (по доверенности от 15.05.2018 № 01/32-410/41); 

от Министерства обороны Российской Федерации – Берхамова А.А.  (по доверенности от 16.01.2017 № 212/7/17/3). 

Президиум Суда по интеллектуальным правам
 УСТАНОВИЛ:

заместитель военного прокурора Западного военного округа (далее –  прокурор) в интересах Российской Федерации обратился в Суд по  интеллектуальным правам с исковым заявлением к публичному  акционерному обществу «Научно-производственное объединение «Стрела»  (далее – общество) о признании недействительным патента Российской  Федерации № 2557770 на изобретение «Телескопическая мачта»,  зарегистрированного в Государственном реестре изобретений Российской  Федерации 27.06.2015, в части указания в качестве патентообладателя  общества и об обязании Федеральной службы по интеллектуальной  собственности (Роспатента) внести соответствующие изменения в  Государственный реестр изобретений Российской Федерации и выдать  новый патент на названное изобретение с указанием в качестве  патентообладателя Российской Федерации в лице Министерства обороны  Российской Федерации. 

В порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в  качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований  относительно предмета спора, привлечен Роспатент. 


В соответствии со статьей 46 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации в дело в качестве соистца вступило Министерство  обороны Российской Федерации (Минобороны России). 

 Решением Суда по интеллектуальным правам от 19.07.2018 патент  Российской Федерации № 2557770 на изобретение «Телескопическая  мачта», зарегистрированный в Государственном реестре изобретений  Российской Федерации 29.06.2015, признан недействительным в части  указания в качестве патентообладателя общества; Роспатенту вменено в  обязанность внести изменения в Государственный реестр изобретений  Российской Федерации и выдать новый патент на названное изобретение с  указанием в нем в качестве патентообладателя Российской Федерации. 

 Определением Суда по интеллектуальным правам от 02.08.2018  заявление Роспатента о разъяснении решения Суда по интеллектуальным  правам от 19.07.2018 оставлено без удовлетворения. 

В кассационных жалобах, поданных в президиум Суда по  интеллектуальным правам, Минобороны России и Роспатент, ссылаясь на  нарушение судом первой инстанции норм материального права, просят  решение Суда по интеллектуальным правам от 19.07.2018 изменить в части,  обязав Роспатент внести изменения в Государственный реестр изобретений  Российской Федерации и выдать новый патент на изобретение  «Телескопическая мачта» с указанием в качестве патентообладателя  Российской Федерации в лице Минобороны России. 

Определениями Суда по интеллектуальным правам от 11.09.2018 и  от 19.09.2018 названные кассационные жалобы приняты к производству, их  совместное рассмотрение в судебном заседании президиума Суда по  интеллектуальным правам назначено на 22.10.2018 на 10 часов 00 минут. 

Определением Суда по интеллектуальным правам от 22.10.2018  рассмотрение кассационных жалоб Минобороны России и Роспатента  отложено на 19.11.2018 на 13 часов 00 минут. 

Минобороны России 30.10.2018 представлен отзыв на кассационную 


жалобу Роспатента, в котором оно поддерживает доводы, изложенные в  этой кассационной жалобе. 

Представленные обществом 19.11.2018 письменные пояснения не  были приобщены президиумом Суда по интеллектуальным правам к  материалам дела, поскольку ответчик в нарушение требований,  установленных частями 1 и 2 статьи 279 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации, не приложил доказательства направления  указанных письменных пояснений иным лицам, участвующим в деле, а  присутствующие в судебном заседании представители Минобороны России  и Роспатента не подтвердили факт получения письменных пояснений  общества. 

Обществом также заявлено ходатайство о проведении судебного  заседания по рассмотрению кассационных жалоб в отсутствие его  представителя. 

В судебном заседании 19.11.2018 представители Минобороны России  и Роспатента поддержали доводы, изложенные в кассационных жалобах. 

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда  по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном  статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской  Федерации. 

Как следует из материалов дела и установлено судом первой  инстанции, между Минобороны России (государственный заказчик) и  обществом (исполнитель) 29.06.2012 был заключен государственный  контракт № 692/ЗК/2012/ДРГЗ (далее – государственный контракт), в  соответствии с которым исполнитель обязуется выполнять согласно  условиям этого контракта опытно-конструкторскую работу по теме  «Разработка подвижного разведывательного пункта ПРП-5 (шифр темы  «Марс-2000») и своевременно сдать ее заказчику, а заказчик обязуется  принять и оплатить опытно-конструкторскую работу. 

В разделе 7 государственного контракта стороны согласовали условия, 


в соответствии с которыми все полученные при выполнении опытно- конструкторской работы (этапа опытно-конструкторской работы)  результаты, включая созданные и (или) использованные при выполнении  опытно-конструкторской работы (этапа опытно-конструкторской работы)  объекты интеллектуальной собственности, подлежат отражению в отчетной  документации и права на результаты интеллектуальной деятельности,  полученные при выполнении опытно-конструкторской работы (этапа  опытно-конструкторской работы), принадлежат Российской Федерации, от  имени которой выступает заказчик. Распоряжение, от имени Российской  Федерации правами на результаты интеллектуальной деятельности,  полученные при выполнении опытно-конструкторской работы (этапа  опытно-конструкторской работы), осуществляется в порядке,  установленном законодательством Российской Федерации. 

Между Минобороны России и обществом 10.02.2016 было заключено  соглашение № 1 о расторжении государственного контракта (далее –  соглашение), поскольку исполнителем выполнены, а заказчиком приняты  работы по этапам № 1 и № 2 опытно-конструкторской работы на сумму 131  200 000 рублей. 

В пункте 4 соглашения указано, что права на результаты опытно- конструкторской работы (этапы опытно-конструкторской работы), включая  права на результаты интеллектуальной деятельности, полученные  (созданные) и (или) использованные при выполнении опытно- конструкторской работы (этапы опытно-конструкторской работы),  принадлежат Российской Федерации, от имени которой выступает заказчик. 

Согласно пункту 5 соглашения во всех охранных документах на  результаты интеллектуальной деятельности, которые получены при  выполнении опытно-конструкторской работы и в отношении которых  правовая защита осуществляется или будет осуществляться, в качестве  правообладателя должна быть указана Российская Федерация, а в случае  использования результатов интеллектуальной деятельности, права на 


которые принадлежат Российской Федерации, необходимо заключить  лицензионные договоры в порядке, установленном законодательством  Российской Федерации. 

Доработка, модернизация и использование технических решений,  полученных в ходе выполнения опытно-конструкторской работы,  производятся с разрешения заказчика (пункт 6 соглашения). 

При выполнении государственного контракта обществом  был создан результат интеллектуальной деятельности (изобретение  «Телескопическая мачта»), способный к правовой охране в качестве объекта  интеллектуальной собственности, авторами которого являются Киселев  Виктор Архипович, Борисов Владимир Александрович иЕгорычев Сергей  Викторович, что следует из имеющегося в деле уведомления от 04.09.2013   № 03-06-169. 

Вместе с тем обществом 20.12.2013 в Роспатент была подана  заявка № 2013156915/08 на изобретение «Телескопическая мачта», в  результате рассмотрения которой Роспатентом 27.06.2015 на основании  принятого им решения от 15.05.2015 был выдан патент Российской  Федерации № 2557770 на изобретение «Телескопическая мачта»  (классификационная рубрика Международной патентной классификации –  H01Q 1/10) с указанием в качестве авторов Киселева Виктора Архиповича,  Борисова Владимира Александровича и Егорычева Сергея Викторовича, а в  качестве патентообладателя – общества. 

Прокурор, действующий в интересах Российской Федерации, и  Минобороны России, являвшееся заказчиком по государственному  контракту, полагая, что общество неправомерно указано в патенте  Российской Федерации № 2557770 в качестве патентообладателя,  обратились в Суд по интеллектуальным правам с настоящим иском. 

Суд первой инстанции, признавая патент Российской Федерации   № 2557770 недействительным в части указания в качестве  патентообладателя общества и обязывая Роспатент выдать новый патент с 


указанием в качестве патентообладателя Российской Федерации, исходил из  того, что из государственного контракта, равно как и из соглашения о его  расторжении следует: права на результаты интеллектуальной деятельности,  полученные при выполнении опытно-конструкторской работы (этапа  опытно-конструкторской работы), принадлежат Российской Федерации, от  имени которой выступает государственный заказчик (Минобороны России). 

Суд первой инстанции в обжалуемом решении отметил, что правовой  режим результатов интеллектуальной деятельности, созданных в результате  проведения опытно-конструкторских работ, определяется исходя из  положений статьи 1373 Гражданского кодекса Российской Федерации  (далее – ГК РФ) договором на их выполнение, условия которого в данном  случае определяют принадлежность именно заказчику права на получение  патента в отношении соответствующей разработки. 

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд первой  инстанции пришел к выводу о том, что изобретение «Телескопическая  мачта» по патенту Российской Федерации № 2557770 создано при  выполнении опытно-конструкторских работ за счет средств федерального  бюджета, на основании государственного контракта, в связи с чем общество  было неправомерно указано в названном патенте в качестве  патентообладателя. 

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства  президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2  статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации  проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального  права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием  для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не  выявлено. 

Лицами, участвующими в деле, не обжалуются выводы суда первой  инстанции, касающиеся наличия оснований для признания патента 


Российской Федерации № 2557770 недействительным в части указания в  качестве патентообладателя общества и необходимости выдачи нового  патента. 

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального  кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет  законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в  кассационных жалобах, решение суда первой инстанции в указанной части  президиумом Суда по интеллектуальным правам не проверяется. 

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, связаны с  несогласием их заявителей с выводом суда первой инстанции о том, что в  качестве патентообладателя в новом патенте на изобретение должна быть  названа только Российская Федерация без указания федерального органа  государственной власти, уполномоченного осуществлять от имени  Российской Федерации распоряжение исключительным правом на  изобретение по этому патенту. 

Так, Минобороны России в своей кассационной жалобе и в отзыве на  кассационную жалобу Роспатента, ссылаясь на положения пунктов 1 и 2  статьи 1373 ГК РФ и на постановление Правительства Российской  Федерации от 22.03.2012 № 233 «Об утверждении Правил осуществления  государственными заказчиками управления правами Российской Федерации  на результаты интеллектуальной деятельности гражданского, военного,  специального и двойного назначения» (далее – Правила № 233), а также на  условия государственного контракта и соглашения о его расторжении,  заключенных между Минобороны России и обществом, отмечает, что в  качестве патентообладателя должна быть указана Российская Федерация в  лице Минобороны России, поскольку именно Минобороны России,  действуя от имени Российской Федерации, выступало государственным  заказчиком при создании изобретения «Телескопическая мачта». 

Минобороны России полагает, что суд первой инстанции неправильно  истолковал нормы статьи 1373 ГК РФ, согласно которым обладателем 


патентов на результаты интеллектуальной деятельности, созданные при  выполнении работ по государственному контракту для государственных  нужд, может являться Российская Федерация в лице Минобороны России. 

По мнению Минобороны России, отсутствие конкретного  государственного органа, в чьем лице Российская Федерация является  патентообладателем, приводит фактически к фиктивности такого  правообладания и лишает Российскую Федерацию возможности реального  управления исключительным правом на результат интеллектуальной  деятельности. 

Минобороны России также обращает внимание на то, что отсутствие в  патенте указания на Минобороны России как на лицо, осуществляющее  распоряжение исключительным правом на изобретение от имени  Российской Федерации, лишает названный государственный орган  правового основания для обоснования бюджетных ассигнований,  представляемого Минобороны России как главным распорядителем  бюджетных средств федерального бюджета в Министерство финансов  Российской Федерации, на поддержание патентов в силе (уплату пошлины). 

Роспатент в своей кассационной жалобе указывает на то, что  установленные судом первой инстанции обстоятельства в соответствии с  положениями пункта 1 статьи 1373 ГК РФ являются основанием для  закрепления исключительного права на изобретение «Телескопическая  мачта» за Российской Федерацией в лице Минобороны России, которое  является государственным заказчиком создания этого изобретения, а  следовательно, уполномочено распоряжаться исключительным правом на  данное изобретение от имени Российской Федерации. 

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы  дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационных жалобах и в отзыве  Минобороны России на кассационную жалобу Роспатента, выслушав  явившихся в судебное заседание представителей Минобороны России и  Роспатента, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 


Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,  правильность применения судом первой инстанции норм материального и  процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в  обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим  обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к  следующим выводам. 

В соответствии с пунктом 1 статьи 1373 ГК РФ право на получение  патента и исключительное право на изобретение, полезную модель или  промышленный образец, созданные при выполнении работ по  государственному или муниципальному контракту для государственных или  муниципальных нужд, принадлежат организации, выполняющей  государственный или муниципальный контракт (исполнителю), если  государственным или муниципальным контрактом не предусмотрено, что  это право принадлежит Российской Федерации, субъекту Российской  Федерации или муниципальному образованию, от имени которых выступает  государственный или муниципальный заказчик, либо совместно  исполнителю и Российской Федерации, исполнителю и субъекту  Российской Федерации или исполнителю и муниципальному образованию. 

Согласно пункту 2 Правил № 233 управление правами Российской  Федерации на результаты интеллектуальной деятельности осуществляют  государственные заказчики, по заказу которых созданы указанные  результаты. 

В соответствии с пунктом 3 Правил № 233 управление правами  Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности  включает в себя: 

а) осуществление мероприятий по оформлению прав Российской  Федерации на результаты интеллектуальной деятельности, используемые и  (или) созданные при выполнении государственных контрактов; 

б) государственный учет результатов научно-исследовательских,  опытно-конструкторских и технологических работ гражданского, военного, 


специального и двойного назначения; 

в) организацию работ по оценке стоимости и принятие на  бухгалтерский учет прав на результаты интеллектуальной деятельности; 

г) распоряжение правами Российской Федерации на результаты  интеллектуальной деятельности; 

д) организацию использования результатов интеллектуальной  деятельности. 

В силу пункта 7 Правил № 233 государственные заказчики  осуществляют распоряжение правами Российской Федерации на результаты  интеллектуальной деятельности путем совершения одного из следующих  действий: 

а) отчуждение от имени Российской Федерации исключительного  права на результат интеллектуальной деятельности; 

б) предоставление права использования результата интеллектуальной  деятельности на основе лицензионного договора; 

в) внесение исключительного права на результат интеллектуальной  деятельности или права использования результата интеллектуальной  деятельности в уставный капитал государственной корпорации (передача в  качестве имущественного взноса Российской Федерации), уставный фонд  федерального государственного унитарного предприятия, а также в  уставный (складочный) капитал хозяйственного товарищества или общества  или складочный капитал хозяйственного партнерства либо передача права  на результат интеллектуальной деятельности в залог в случаях,  предусмотренных законодательством Российской Федерации; 

г) принятие от имени Российской Федерации решения о досрочном  прекращении действия патента на результат интеллектуальной  деятельности. 

В случае выявления информации о нарушении прав Российской  Федерации на результаты интеллектуальной деятельности государственный  заказчик, по заказу которого созданы результаты интеллектуальной 


деятельности, принимает предусмотренные законодательством Российской  Федерации меры по их защите (пункт 21 Правил № 233). 

Вместе с тем настоящий спор является спором об установлении  патентообладателя, то есть лица, обладающего исключительным правом на  результат интеллектуальной деятельности (изобретение по патенту  Российской Федерации № 25577700), и разрешен судом первой инстанции  исходя из его предмета. В результате рассмотрения спора установлено, что  патентообладателем является Российская Федерация. 

Соответствующее обстоятельство установлено на основании пункта 1  статьи 1373 ГК РФ, из которого следует, что при определении того  публично-правового образования, которое должно являться  правообладателем, учитывается, кто являлся заказчиком по  государственному или муниципальному контракту для государственных или  муниципальных нужд. 

Правильность обжалуемого решения суда первой инстанции в этой  части лицами, участвующими в деле, не оспаривается. 

При этом актом публично-правового образования как правообладателя  может быть определено лицо, уполномоченное от имени правообладателя  вести дела с Роспатентом (пункт 1 статьи 1247 ГК РФ), осуществлять,  распоряжаться и защищать исключительное право, принадлежащее  публично-правовому образованию, без доверенности. Такое лицо является  представителем публично-правового образования. 

Установление такого лица не входит в предмет споров об  установлении правообладателя. 

Спор об установлении патентообладателя, то есть спор о том, кому  принадлежит исключительное право на изобретение, полезную модель или  промышленный образец (подпункт 2 пункта 1 статьи 1406 ГК РФ),  рассматривается в порядке искового производства по иску лица,  считающего себя надлежащим патентообладателем, к лицу, указанному в  патенте в качестве патентообладателя, путем оспаривания выданного 


патента на основании подпункта 5 пункта 1 статьи 1398 указанного Кодекса. 

Предметом такого спора по настоящему делу является определение  того, кто должен быть патентообладателем – общество (как лицо, указанное  в спорном патенте в качестве патентообладателя) или Российская  Федерация. 

Определение того, кто действует от имени Российской Федерации без  доверенности в случае, если патентообладателем является Российская  Федерация, не может быть предметом спора между обществом и Российской  Федерацией, поскольку не затрагивает права и обязанности общества, а  является реализацией прав Российской Федерации как правообладателя.  Реализация прав Российской Федерации на определение лица,  уполномоченного от имени правообладателя вести дела с Роспатентом,  осуществлять, распоряжаться и защищать исключительное право,  принадлежащее публично-правовому образованию, без доверенности,  осуществляется не в судебном порядке, а путем вынесения  соответствующего правового акта в административном порядке. 

Вменение Роспатенту в обязанность выдать новый патент с указанием,  помимо патентообладателя (Российской Федерации), также и лица,  действующего от его имени без доверенности, выходит за пределы предмета  рассматриваемого спора об установлении патентообладателя. 

Президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что Правила   № 233 как нормативный правовой акт, утвержденный в пределах своей  компетенции высшим органом исполнительной власти Российской  Федерации, являются актом прямого действия, не требующим какого-либо  дополнительного утверждения в судебных актах, тем самым установленная  судом первой инстанции обязанность выдать новый патент на изобретение с  указанием в нем в качестве патентообладателя Российской Федерации  означает, что Роспатент самостоятельно вносит в Государственный реестр  изобретений Российской Федерации сведения о государственном заказчике,  выступающем от имени Российской Федерации, на основании пунктов 2 и 3 


Правил № 233. 

Таким образом, Роспатент, принимая во внимание вышеприведенные  нормативные положения, изложенные в Правилах № 233, а также условия  государственного контракта, заключенного между Минобороны России и  обществом, может прийти к самостоятельному выводу о том, что в  рассматриваемом случае Минобороны России является федеральным  органом государственной власти, уполномоченным распоряжаться от имени  Российской Федерации исключительным правом на изобретение  «Телескопическая мачта» по патенту Российской Федерации № 2557770. 

Так, согласно пункту 210 Административного регламента  предоставления Федеральной службой по интеллектуальной собственности  государственной услуги по государственной регистрации изобретения и  выдаче патента на изобретение, его дубликата, утвержденного приказом  Министерства экономического развития Российской Федерации  от 25.05.2016 № 315 (далее – Административный регламент),  административное действие, предусмотренное подпунктом 2 пункта 203  Регламента, включает в том числе внесение в Государственный реестр  сведений о патентообладателе(ях): фамилия, имя, отчество, наименование  юридического лица, код (коды) страны (стран) его (их) места жительства,  места нахождения, адрес (адреса) его (их) места жительства или места  нахождения буквами кириллического и латинского алфавита. Если патент  выдан на имя Российской Федерации или субъекта Российской Федерации,  дополнительно указывается наименование государственного заказчика,  выступающего от имени Российской Федерации, субъекта Российской  Федерации. 

В силу части 4 статьи 1393 ГК РФ федеральный орган исполнительной  власти по интеллектуальной собственности вносит по заявлению  правообладателя в выданный патент на изобретение, полезную модель или  промышленный образец и (или) в соответствующий государственный реестр  изменения, относящиеся к сведениям о правообладателе и (или) об авторе, в 


том числе к наименованию, имени правообладателя, его месту нахождения  или месту жительства, имени автора, адресу для переписки, а также  изменения для исправления очевидных и технических ошибок. 

Пунктом 71 Административного регламента предоставления  Федеральной службой по интеллектуальной собственности государственной  услуги по внесению изменений в государственные реестры изобретений,  полезных моделей, промышленных образцов Российской Федерации, а  также в патенты на изобретение, полезную модель, промышленный образец,  утвержденного приказом Министерства экономического развития  Российской Федерации от 03.11.2015 № 811, административное действие по  внесению изменений в соответствующий Государственный реестр включает  внесение в соответствующий Государственный реестр изменений,  касающихся: исправления очевидных и (или) технических ошибок в  Государственных реестрах; изменения наименования и (или) адреса места  нахождения правообладателя – юридического лица; изменения фамилии,  имени, отчества автора, правообладателя – физического лица и (или)  изменения кода страны места жительства автора изобретения, полезной  модели, промышленного образца; изменения адреса для переписки с  правообладателем или его представителем; других изменений, относящихся  к государственной регистрации изобретения, полезной модели,  промышленного образца. 

Таким образом, сведения о государственном заказчике, выступающем  от имени Российской Федерации, вносятся Роспатентом в рамках процедур,  установленных вышеназванными Административными регламентами, а не в  силу указания соответствующих сведений в судебном акте, принятом по  результатам рассмотрения спора об установлении патентообладателя. 

Президиум Суда по интеллектуальным правам признает ошибочным  высказанное в судебном заседании мнение представителя Роспатента о том,  что как первоначальное определение лица, действующего от имени  Российской Федерации без доверенности (в данном случае – 


государственного заказчика), так и последующее внесение изменений  данных в Реестре (в случае изменения публично-правовым образованием  лица, действующего от его имени без доверенности) требует судебного  подтверждения. 

Арбитражный суд, как следует из статьи 1 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации, осуществляет функцию  разрешения споров. 

Полномочия же правообладателя, в том числе по определению лица,  действующего от его имени без доверенности, реализуются  непосредственно самим правообладателем – путем принятия  соответствующего акта. 

С учетом изложенного оснований для отмены обжалуемого решения  суда первой инстанции не усматривается, поскольку указанное решение  принято без нарушения норм материального и процессуального права,  фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены  судом первой инстанции на основании полного и объективного  исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и  возражений участвующих в деле лиц, выводы суда соответствуют  фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам. 

При таких обстоятельствах кассационные жалобы Минобороны  России и Роспатента удовлетворению не подлежат. 

С учетом того что заявители кассационных жалоб в силу  подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской  Федерации освобождены от уплаты государственной пошлины,  государственная пошлина за подачу кассационных жалоб взысканию в  доход федерального бюджета не подлежит. 

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного  процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по  интеллектуальным правам 

ПОСТАНОВИЛ:


решение Суда по интеллектуальным правам от 19.07.2018 по делу   № СИП-292/2018 оставить без изменения, кассационные жалобы  Федеральной службы по интеллектуальной собственности и Министерства  обороны Российской Федерации – без удовлетворения. 

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и  может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию  Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок. 

Председательствующий В.А. Корнеев 

Члены президиума Г.Ю. Данилов  С.М. Уколов  В.А. Химичев  А.А. Снегур