НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Седьмой арбитражного апелляционного суда от 25.04.2019 № 07АП-3321/19


СЕДЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

улица Набережная реки Ушайки, дом 24, Томск, 634050, http://7aas.arbitr.ru

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

город Томск                                                                                          Дело № А27-13629/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 25 апреля 2019 года

Полный текст постановления изготовлен 30 апреля 2019 года

Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Кривошеиной С. В.

судей Скачковой О. А., Фроловой Н. Н.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Лачиновой К. А. с использованием средств аудиозаписирассмотрел апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Примекс-Кузбасс» (№ 07АП-3321/2019) на решение от 22.02.2019 Арбитражного суда Кемеровской области по делу № А27-13629/2018 (судья Исаенко Е. В.) по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Примекс-Кузбасс» (650070, г. Кемерово, проспект Молодежный, д. 7, кв. оф. 184, ОГРН 1074205004235, ИНН 4205124484) к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово (650000, г. Кемерово, проспект Кузнецкий, д. 11, ОГРН 1044205091380, ИНН 4205002373)  о признании недействительным решения от 19.02.2018 № 380.

 В судебном заседании приняли участие:

от заявителя: без участия,

от заинтересованного лица: Князькова А. В. по дов. от 21.12.2018, Синкина Е. В. по дов. от 19.12.2018,

У С Т А Н О В И Л:

общество с ограниченной ответственностью «Примекс-Кузбасс» (далее – заявитель, ООО «Примекс-Кузбасс», налогоплательщик, общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской  области с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Кемерово (далее – заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 19.02.2018 № 380 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 22.02.2019 заявленные требования удовлетворены частично, решение инспекции от 19.02.2018 № 380 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 1 745 423 руб., соответствующих сумм пени и штрафа признано недействительным, в остальной части заявленные требования оставлены без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, общество обратилось в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить в части выводов об умышленном совершении налогового правонарушения и принять по делу новый судебный акт, признав решение инспекции от 19.02.2018 № 380 недействительным в полном объеме.

В обоснование доводов апелляционной жалобы заявитель указывает, что инспекцией не приведено доказательств, свидетельствующих о том, что обществом налоговое правонарушение совершено умышленно; непредставление информации по запросу налогового органа образуют самостоятельный состав налогового правонарушения, предусмотренного статьями 126,128 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ), и не может служить основанием для квалификации действий заявителя по пункту 3 статьи 122 НК РФ; за действия контрагентов заявитель ответственности не несет.

Заинтересованное лицо в представленном в материалы дела отзыве на апелляционную жалобу,  ее представители в судебном заседании не соглашаются с доводами жалобы и просят решение оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

От общества в материалы дела представлены дополнения к апелляционной жалобе, в которых заявитель ссылается на ряд процессуальных нарушений, допущенных инспекцией в ходе камеральной налоговой проверки, которые являются, по его мнению, существенными, влекущими признание недействительным решения инспекции.

Общество с дополнениями к апелляционной жалобе представило дополнительные документы, поименованные в приложении (пункты 1-10).

Указанные доказательства (пункты 1-8) представлены в материалы дела при его рассмотрении в суде первой инстанции, в связи с чем в целях исключения дублирования документов в материалах дела, вопрос о приобщении данных доказательств к материалам дела апелляционным судом не разрешается; приложение № 9, как дополнение к пояснениям общества, приобщено к материалам дела.

От общества поступили также возражения на отзыв инспекции на апелляционную жалобу, приобщены судом к материалам дела.

В признании полномочий явившегося в судебное заседание представителя общества Ананьева Ю. А. судом отказано на основании части 4 статьи 63 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), в связи с непредставлением оригинала доверенности на ведение дел в арбитражном суде  от имени общества, в связи с чем на основании части 3 статьи 156 АПК РФ дело рассмотрено в отсутствие представителя общества.

Проверив законность и обоснованность решения арбитражного суда первой инстанции в порядке статьи 268 АПК РФ, изучив доводы апелляционной жалобы, дополнений к ней, отзыва, возражения на отзыв, заслушав представителей инспекции, суд апелляционной инстанции считает жалобу не подлежащей удовлетворению.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, инспекцией проведена камеральная налоговая проверка декларации по налогу на прибыль за 2016 год, по результатам которой составлен акт проверки от 29.08.2017 № 8588, в последующем принято решение № 380 от 19.02.2018 о привлечении общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 3 статьи 122 НК РФ, доначислен налог на прибыль организаций в сумме 4 812 486 руб., соответствующие суммы пени.

Управление Федеральной налоговой службы по Кемеровской области решением №347 от 08.06.2018 апелляционную жалобу налогоплательщика удовлетворило в части доначисления 583 904 руб. недоимки, соответствующих сумм пени и штрафа (из доначисления исключена сумма НДС, которая не включалась налогоплательщиком в состав расходов по налогу на прибыль организаций), в остальной части решение инспекции утверждено.

В результате этого сумма доначисления по налогу на прибыль организаций составила 4 228 582 руб.

Не согласившись с решением инспекции, общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя требования общества в части, суд первой инстанции исходил из того, что факт выполнения работ (оказания услуг) не заявленными контрагентами, при реальности оказания услуг и сдачи конечным заказчикам, в отсутствие доказательств выполнения всего объема работ силами самого налогоплательщика с учетом взаимозависимого лица ООО «Профит Центр Персонал», не может свидетельствовать о необоснованности понесенных расходов в полном объеме, судом, с учетом имеющихся в материалах дела доказательств, а также расчетов налогоплательщика и налогового органа, установлен размер экономически обоснованных и реально понесенных заявителем расходов сумме 8 727 113,11 руб., чему соответствует налог на прибыль организаций в сумме 1 745 423 руб., в связи с чем решение инспекции в соответствующей части доначисления налога, соответствующих сумм пени и штрафа было признано недействительным, в остальной части обществу  отказано.

Седьмой арбитражный апелляционный суд при рассмотрении дела исходит из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 НК РФ признаются для российских организаций полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с названой главой.

В соответствии со статьей 248 НК РФ к доходам в целях главы 25 Кодекса относятся:

1) доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав (далее - доходы от реализации). В целях настоящей главы товары определяются в соответствии с пунктом 3 статьи 38 настоящего Кодекса;

2) внереализационные доходы.

При определении доходов из них исключаются суммы налогов, предъявленные в соответствии с настоящим Кодексом налогоплательщиком покупателю (приобретателю) товаров (работ, услуг, имущественных прав).

Доходы определяются на основании первичных документов и других документов, подтверждающих полученные налогоплательщиком доходы, и документов налогового учета.

Доходы от реализации определяются в порядке, установленном статьей 249 настоящего Кодекса с учетом положений настоящей главы. Внереализационные доходы определяются в порядке, установленном статьей 250 настоящего Кодекса с учетом положений настоящей главы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, право налогоплательщика на уменьшение полученных доходов в целях обложения налогом на прибыль на величину произведенных расходов, непосредственно зависит от представления им соответствующих документов, подтверждающих затраты.

Согласно пункту 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее- Постановление № 53) представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) (пункт 3 Постановления № 53).

Из положений Постановления № 53 следует, что доводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны основываться на совокупности доказательств, с бесспорностью подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В соответствии с пунктом 5 Постановления № 53 о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

В пункте 9 Постановления № 53 указано, что судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

При рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. 

Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

При оценке доказательств, подтверждающих или опровергающих реальность осуществления хозяйственных операций, необходима проверка их достоверности (часть 3 статьи 71 АПК РФ).

Как следует из материалов дела, ООО «Примекс-Кузбасс» оказывало клининговые услуги, услуги по обеспечению пропускного режима и т.п. услуги для различных заказчиков, как собственными силами, так и с привлечением субподрядных организаций, в т.ч. взаимозависимого лица - ООО «Профит Центр Персонал» (далее - ООО «ПЦП»). Взаимозависимость с ООО «ПЦП» установлена на основании статьи 105.1 НК РФ в силу наличия общего руководителя Долгановой Н.Я.

Согласно представленным обществом документам, для оказания названных услуг заказчикам, им были привлечены и контрагенты ООО «К-Сервис» и ООО «АДС-Инвест» на основании договоров на оказание услуг по комплексной уборке помещений и прилегающих территорий, согласно которым последние обязуются оказать различные виды услуг.

В 2016 году заявителем были привлечены непосредственно и при посредничестве ООО «ПЦП»: в 3 квартале – ООО «К-Сервис» (стоимость покупок с НДС 13 563 080,86 руб.) на следующих объектах: ООО «Управляющая компания» (Променад-1), ООО «Управляющая компания-2» (Променад - 3), ОАО «КемВод», АО «Оптима-Сервис», ООО «Благоустройство Запсиба», ФГУП Почта России, ПАО «Ростелеком», ОАО «СКЭК». ООО «Ковровый двор», ООО «Новострой» (ТРЦ Планета, г. Новокузнецк, ул. Доз, 10 А), СУ КО РФ по КО, Прокуратура КО, ГУ МВД России по КО;   в 4 квартале - ООО «АДС-Инвест» (стоимость покупок с НДС 10 955 787,04 руб.) на следующих объектах: ООО «Управляющая компания» (Променад-1), ООО «Управляющая компания-2» (Променад - 3), ОАО «КемВод», ОАО «Северо-Кузбасская энергетическая компания» (п. Кедровка, ул. Стадионная д. 29), Прокуратура КО, ГУ МВД России по КО; объект по адресу г. Кемерово, Советский 48 А; ООО «Новострой» (ТРЦ Планета, г. Новокузнецк, ул. Доз, 10 А), АО «Тандер».

Итого по данным организациям учтены расходы по налогу на прибыль организаций в размере 21 142 910 руб.

Между тем, материалами проверки установлено, что услуги по уборке помещений и прилегающих территорий, оказанные обществу, согласно документам, контрагентами ООО «К-Сервис» и ООО «АДС-Инвест», фактически ими не оказывались, данные услуги были оказаны непосредственным заказчикам либо собственными силами и средствами налогоплательщика, либо взаимозависимой организацией - ООО «ПЦП», либо с привлечением физических лиц, которые налогоплательщиком официально не были трудоустроены.

При этом налоговый орган и, поддержавший его суд первой инстанции,  пришли к выводу о том, что установленные в ходе проверки обстоятельства указывают на наличие в действиях налогоплательщика недобросовестности и умысла, направленных исключительно на получение последним необоснованной налоговой выгоды в виде занижения подлежащего уплате в бюджет налога на прибыль организаций.

Так, в ходе мероприятий налогового контроля инспекцией в отношении контрагентов установлено, что они созданы незадолго до вступления в договорные отношения с заявителем; штатной численности не имеют; отчисления по заработной плате отсутствуют; из анализа расчетного счета установлено обналичивание денежных средств через руководителей и физических лиц; за оказание клининговых услуг денежные средства не перечисляются.

Таким образом, спорные контрагенты не имели возможности осуществлять реальную хозяйственную деятельность, в том числе, и заявленную обществом - услуги по уборке помещений и прилегающих территорий.

По результатам камеральной налоговой проверки оспариваемым решением налогового органа общество было привлечено к налоговой ответственности по пункту 3 статьи 122 НК РФ, с чем общество не соглашается.

Согласно пункту 3 статьи 122 НК РФ неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налога (сбора) или других неправомерных действий (бездействия), если такое деяние совершено умышленно, влекут взыскание штрафа в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

Привлечение к ответственности по пункту 3 статьи 122 НК РФ предусматривает установление совершения правонарушения умышленно. Вина в форме умысла является обязательным элементом субъективной стороны правонарушения.

В силу статьи 106 НК РФ налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое НК РФ установлена ответственность.

В соответствии со статьей 110 НК РФ виновным в совершении налогового правонарушения признается лицо, совершившее противоправное деяние умышленно или по неосторожности.

Налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало противоправный характер своих действий (бездействия), желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий (бездействия).

Умышленная форма вины заявителя следует из совокупности представленных доказательств, свидетельствующих о том, что он самостоятельно подбирал персонал для выполнения работ без официального трудоустройства, а контрагентов использовал исключительно для завышения расходов по налогу на прибыль организаций.

Так, из показаний допрошенных при проверке в качестве свидетелей штатных работников ООО «ПЦП» - менеджеров Лысюк Н.В., Никулиной Т.Н., Кузнецовой Т.Г., Власовой Т.Е, Токмаковой Н.В. допрошенных инспекцией в качестве свидетелей, следует, что в их обязанности входило осуществление организации и контроля клининговых услуг на спорных объектах; менеджеры контролировали работников, выполняющих работу по уборке помещений и территорий, и результаты их работы; предоставление работников (уборщиц, дворников) и их замена (в случаях невыхода и увольнения) осуществлялась либо ООО «Примекс-Кузбасс», либо ООО «ПЦП», при этом других организаций они не знают. Данные свидетели дополнительно пояснили, что на объектах, которые имеют пропускной режим, списки работников составляли ООО «Примекс-Кузбасс» или ООО «ПЦП» и передавали менеджеру для согласования и оформления пропусков у заказчика.

Кроме того, отсутствие факта оказания ООО «К-Сервис» и ООО «АДС-Инвест» услуг по уборке помещений и территории на объектах заказчиков общества и осуществление организации и контроля за оказанием этих услуг со стороны ООО «Примекс-Кузбасс» менеджерами ООО «ПЦП» также подтверждается показаниями должностных лиц заказчиков, осуществлявших кураторство по оказанию спорных услуг на своих объектах: начальника АХО АО «Оптима-Сервис» - Паньшина А.И., управляющего ООО «Управляющая компания» (по объекту ТРК «Променад-1») - Швецова А.В., сотрудника ООО «Управляющая компания-2» (по объекту ТРК «Променад-3») -Рыбалкиной О.М.

Лица, непосредственно выполняющие уборку помещений и территорий на объектах заказчиков общества, при их допросе также показали, что работали на перечисленных объектах заказчиков, зарплату получали перечислением на карту или наличными от менеджеров, которые курировали их работу, при этом ни ООО «К-Сервис», ООО «АДС-Инвест» свидетелям не знакомы и с ними свидетели никогда не работали (Бойко Г.А., Култаева М.П.,  Новоселова Н.А., осуществляющие уборку помещений в Следственном комитете Кемеровской области; Кретова Л.А., Комлева С.Г., Семейшева В.В., Земскова Е.В., Данилович Л.А., Якушенко С.А., осуществляющие уборку помещений в ОАО «Кемвод»; Сабирова П.В., осуществляющая уборку помещений на объекте Променад-1; Игнатьев А.А., Пучкова Т.Д., осуществляющие уборку помещений и территории на объекте Променад-3); Лисунков В.В. , рабочий в ПАО «Ростелеком»).

Таким образом, проведенные допросы свидетелей как со стороны заказчиков услуг, так и со стороны их исполнителей подтвердили, что фактически услуги по уборке помещений территорий на объектах заказчиков выполнялись либо штатными работниками ООО «Примекс-Кузбасс» или ООО «ПЦП», либо физическими лицами, привлеченными этими организациями без официального трудоустройства.

Кроме того, из свидетельских показаний менеджера ООО «ПЦП» по персоналу Лысюк Н.В., которая осуществляла контроль за выполнением работ на спорных объектах, установлено, что работники, непосредственно выполнявшие работы, когда она пришла на объекты, там уже были, следовательно, отсутствовала необходимость в услугах контрагентов по предоставлению данных работников.

При этом на ряде объектов, формально переданных для обслуживания
контрагентам ООО «К-Сервис» и ООО «АДС-Инвест», работали лица, получающие
заработную плату у заявителя и у взаимозависимого лица ООО «ПЦП» (АО «КемВод», ООО «Управляющая компания» (Променад 1)), в частности, Якушенко С.А. и Данилович С.А., которые показали, что выполняли работы на объекте АО «Кемвод», а получали заработную плату от Никулиной Т. Н. (менеджера ООО «ПЦП»).

Следовательно, заявитель заключив договоры со спорными контрагентами, знал, что  услуги они не могут быть  и будут выполнены ООО «К-Сервис» и ООО «АДС-Инвест», и включены в «цепочку» исполнителей умышленно, а  принятые к учету первичные документы от имени спорных контрагентов отражают несуществующие хозяйственные операции.

Кроме того, судом первой инстанции учтен формальный характер деятельности  руководителей контрагентов, что ставит под сомнение реальность взаимодействия заявителя с контрагентами. При этом суд принял во внимание  показания руководителя ООО «К-Сервис» Лавровой И.Ю. (протокол допроса от 28.04.2017), согласно которому она за денежное вознаграждение подписала регистрационные документы в ИФНС России по г. Кемерово, открыла расчетный счет в банке, однако реального отношения к руководству данной организации не имеет, не получала доходов в виде заработной платы, и установленные обстоятельства в отношении руководителя  ООО «АДС-Инвест» Арзянина Д.С., который наряду с другими физическими лицами (Столбовой А.И., Богучарским А.С.) участвует в обналичивании денежных средств, при этом доходы в 2016 году получал не в ООО «АДС-Инвест», а в АО «СУЭК-Кузбасс» и ООО «Сибтранссервис» (работал электрослесарем).

Апеллянт ссылается на то, что суд первой инстанции сделал свои выводы только на основании показаний вышеназванных свидетелей.

Между тем, в материалы дела представлены ответы заказчиков общества, о том, что им не известны контрагенты-субподрядчики.  Из ответа АО «КемВод» следует, что письма на продление пропусков мастерам и дворникам с 1.01.2016 по 31.12.2016 выданы на 32 человека, из них 16 человек - работники ООО «Профит Центр Персонал», остальные официального дохода нигде не получали, при этом ООО «К-Сервис» и ООО «АДС-Инвест» согласно документам работали на объектах АО «Кемвод» в 3 и 4 квартале 2016 года, соответственно, на момент согласования списков еще не были созданы.

Отклонив довод общества о сомнениях в дате изготовления, согласования списка, суд правильно указал,  что независимо от даты изготовления списка мастеров и дворников, имевших в 2016 году пропуска в АО «КемВод», его содержание заявителем не оспорено, более того, 16 из 32 лиц в данном списке не имели в этот период официального дохода, т.е. были привлечены для выполнения трудовых обязанностей без надлежащего оформления.

Таким образом, оформляя договоры с контрагентами ООО «К-Сервис» и ООО «АДС-Инвест» на уборку помещений и территорий на объектах заказчиков общества, налогоплательщик не мог не знать о фиктивности данных отношений, поскольку в проверяемом периоде указанные услуги оказывались  заказчикам общества только самим обществом, его взаимозависимым лицом – ООО «ПЦП», либо физическими лицами, не состоящими в трудовых отношениях с обществом.

В связи с изложенным, довод общества о неправомерности применения инспекцией пункта 3 статьи 122 НК РФ обоснованно отклонен судом первой инстанции, поскольку установлены и доказаны обстоятельства, свидетельствующие о применении налогоплательщиком схемы ухода от налогообложения путем создания фиктивного документооборота и видимости приобретения работ (товаров, услуг) у спорных контрагентов с целью получения необоснованной налоговой выгоды, что свидетельствует о наличии умысла в действиях налогоплательщика.

При таких обстоятельствах, размер штрафных санкций, предусмотренных пунктом 3 статьи 122 НК РФ, правомерно определен в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога (сбора).

При этом, определяя размер действительных налоговых обязательств (суммы налога на прибыль), суд первой инстанции правильно указал, что сам по себе тот факт, что работы выполнены не заявленными контрагентами, при реальности самих работ, выполненных для заказчиков общества, не может свидетельствовать о необоснованности понесенных расходов, и исходил из анализа представленных обществом и инспекцией расчетов трудоемкости работ согласно действующих норм времени уборки площадей и условий договоров.

Судом обоснованные и реально понесенные заявителем расходы в проверяемом периоде определены в размере 8 727 113,11 руб., чему соответствует налог на прибыль организаций в сумме 1 745 423 руб., в связи с чем в указанной части, а также в размере соответствующих сумм пени и штрафа, оспариваемое решение инспекции признано недействительным.

Общество, а также инспекция возражений относительно расчета  суда в апелляционной жалобе, в отзыве, в судебном заседании не заявили, в связи с чем оснований для иных выводов апелляционный суд не усматривает.

В апелляционной жалобе общество приводит доводы о наличии процессуальных нарушений, допущенных инспекцией в ходе камеральной налоговой проверки, которые, по его мнению, являются существенными и влекут признание недействительным оспариваемого решения.

Аналогичные доводы были приведены в суде первой инстанции и правомерно им  отклонены на основании следующего.

 Согласно пункту 14 статьи 101 НК РФ безусловным основанием для признания недействительным решения налогового органа является существенное нарушение налоговым органом процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, в частности, необеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

В соответствии с абзацем 3 пункта 14 данной статьи основанием для отмены решения налогового органа могут являться также и иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, если только такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

Между тем, таких обстоятельств, являющихся основанием для отмены решения налогового органа, судом не установлено.

Так, отклоняя доводы общества о том, что ряд протоколов допроса свидетелей не отвечает признаку допустимости, поскольку допросы проведены по окончании срока проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, суд обосновано указал, что в рассматриваемом случае повестки о допросе свидетелей направлены налоговым органом в пределах срока проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, поэтому допросы правомерно проведены по мере явки свидетелей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 101 НК РФ срок рассмотрения материалов налоговой проверки и вынесения соответствующего решения может быть продлен, но не более чем на один месяц.

Согласно пункта 6 статьи 101 НК РФ в случае необходимости получения дополнительных доказательств для подтверждения факта совершения нарушений законодательства о налогах и сборах или отсутствия таковых руководитель (заместитель руководителя) налогового органа вправе вынести решение о проведении в срок, не превышающий один месяц, дополнительных мероприятий налогового контроля.

В решении о назначении дополнительных мероприятий налогового контроля излагаются обстоятельства, вызвавшие необходимость проведения таких дополнительных мероприятий, указываются срок и конкретная форма их проведения.

Согласно пункту 5 статьи 6.1 НК РФ, срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующие месяц и число последнего месяца срока. Если окончание срока приходится на месяц, в котором нет соответствующего числа, то срок истекает в последний день этого месяца.

Действие, для совершения которого установлен срок, может быть выполнено до 24 часов последнего дня срока.

В рассматриваемом случае, инспекцией в соответствии с пунктом 6 статьи 101 НК РФ вынесены решение от 25.04.2017 № 1397 о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля за 3 квартал 2016 года и решение от 30.11.2017 № 1619 о проведении дополнительных мероприятий за 2016 год, при этом срок проведения дополнительных мероприятий согласно данных решений установлен по 25.05.2017 и 30.12.2017 соответственно, что подтверждается данными решениями, имеющимися в материалах дела.

При этом как уведомления о вызове на допрос свидетелей, так и поручения о проведении допросов свидетелей, на протоколы допросов которых ссылается налогоплательщик, направлены инспекцией в пределах месячного срока проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, что подтверждается почтовыми реестрами об отправке повесток (л.д. 133 том 12).

Общество также ссылается на проведение «массовых» допросов свидетелей.

Как установлено в суде первой инстанции,  в протоколах допросов Сабировой П.В. и Семейшевой В.В.; Токмаковой Н.В. и Самойловой Т.О.; Никулиной Т.Н. и Игнатовой Т.В., действительно отражено одно и то же время их проведения, поскольку эти лица пришли в налоговый орган одновременно и в целях эффективности использования времени свидетелей должностным лицом налогового органа поочередно задавались вопросы и оформлялись протоколы сразу по двум лицам одновременно. Такой порядок проведения допросов не предусмотрен нормативными правовыми и ведомственными актами, в то же время, доказательств того, что это повлияло на существо показаний лиц, допрошенных в качестве свидетелей, обществом не представлено.

А в протоколах допроса Акуловой Е.Т., Ананьиной С.А., Половниковой Л.Н., Долгановой Н.Я., руководителя ООО «Атлантида Коре» Белкина В.В. установлены допущенные налоговым органом опечатки в указаниях дат проведения допросов.

При этом, как правильно указал суд, допущенные нарушения при оформлении протоколов допросов не являются существенным нарушением процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, поскольку не свидетельствуют о нарушении прав налогоплательщика на свою защиту.        

Довды заявителя о том, что свидетели не были предупреждены об ответственности за отказ или уклонения от дачи показаний, либо за дачу заведомо ложных показаний, являются неправомерными.

В соответствии с пунктом 5 статьи 90 НК РФ перед получением показаний должностное лицо налогового органа предупреждает свидетеля об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью свидетеля. Ответственность свидетеля установлена статьей 128 Кодекса.

В данном случае налоговый орган предупредил свидетелей об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний, с отметкой об этом в протоколе. Представленные в материалы дела протоколы допроса свидетелей составлены в соответствии с требованиями 90, 99 НК РФ и являются допустимыми доказательствами по делу.

Иные приведенные обществом доводы также не свидетельствуют о наличии существенных нарушений налоговым органом процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, которые могли бы явиться основанием для признания оспариваемого решения недействительным в порядке  пункта 14 статьи 101 НК РФ.

В целом доводы общества, указанные в жалобе, не опровергают выводы суда первой инстанции об отсутствии реальных хозяйственных операций общества с спорными контрагентами, об умышленности действий общества для получения налоговой выгоды.

При изложенных обстоятельствах решение суда первой инстанции, проверенное по доводам апелляционной жалобы, является законным и обоснованным, в связи с чем оснований для его отмены не имеется.

Учитывая результат рассмотрения дела, расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями  258, 268, 271, пунктом 1 статьи 269  Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд  

                                               П О С Т А Н О В И Л:

решение от 22.02.2019 Арбитражного суда Кемеровской области по делу № А27-13629/2018  оставить без изменения, а апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Примекс-Кузбасс» – без удовлетворения.

  Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства
в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в срок, не превышающий двух месяцев
со дня вступления его в законную силу, путем подачи кассационной жалобы через Арбитражный суд Кемеровской области.

Председательствующий                                                          С. В. Кривошеина

Судьи                                                                                         О. А. Скачкова

                                                                                                    Н. Н. Фролова