НАЛОГИ И ПРАВО
НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО КОММЕНТАРИИ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
Налоговый кодекс
Минфин РФ

ФНС РФ

Кодексы РФ

Подборки

Популярные материалы

Постановление Седьмой арбитражного апелляционного суда от 12.01.2017 № А45-13960/2016


СЕДЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

634050 г. Томск, ул. Набережная реки Ушайки, 24.

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

г. Томск Дело № А45-13960/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 12 января 2017 года

Полный текст постановления изготовлен 19 января 2017 года

Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Кудряшевой Е.В.,

судей Иванова О.А., Назарова А.В.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Унжаковой Т.В.,

с использованием средств аудиозаписи и видеозаписи,

при осуществлении содействия в проведении видеоконференцсвязи Арбитражным судом Алтайского края (судья Фоменко Е.И.),

при участии:

от должника и конкурсного управляющего: Савватеев А.В. по доверенности от 09.01.2018,

от Ревы Д.Н.: Еремеева Л.В. по доверенности от 24.08.2017, Грабовский Е.Д. по доверенности от 02.12.2017,

от ООО «НОЭМА-ИНВЕСТ»: Пахомова В.П. по доверенности от 21.03.2017, Шевченко Е.А. по доверенности от 09.02.2018,

рассмотрев в судебном заседании апелляционные жалобы Соколова Дмитрия Александровича (рег. № 07АП-637/2017(5)) и Ревы Дмитрия Николаевича (рег. №07АП-637/2017(6)) на определение Арбитражного суда Новосибирской области от 14 июня 2017 года (судья Бычкова О.Г.) по делу о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Квадратный метр» (ИНН 5406248869, ОГРН 1035402476757, адрес регистрации – 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д.69) по заявлению конкурсного управляющего Ходос Ильи Евгеньевича о взыскании убытков,

УСТАНОВИЛ:

11.07.2016 определением Арбитражного суда Новосибирской области возбуждено производство по делу о банкротстве. 29.08.2016 (объявлена резолютивная часть определения), 30.08.2016 (определение суда изготовлено в полном объеме), в отношении должника введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Ходос Илья Евгеньевич.

Информация о введении процедуры наблюдения в отношении должника опубликована в газете «Коммерсантъ» 10.09.2016.

27.12.2016 определением суда по делу № А45-13960/2016 произведена замена кредитора – общества с ограниченной ответственностью «Индексстрой» на его правопреемника – общество с ограниченной ответственностью «Веста» (ИНН 5401345474). 06.02.2017 (объявлена резолютивная часть решения), 10.02.2017 (решение суда изготовлено в полном объеме), должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Исполнение обязанностей конкурсного управляющего возложены на Ходос Илью Евгеньевича. 03.04.2017 определением Арбитражного суда Новосибирской области конкурсным управляющим должника утвержден Ходос Илья Евгеньевич.

20.03.2017 в суд поступило заявление конкурсного управляющего должника Ходос И.Е. о взыскании с бывшего руководителя должника Ревы Дмитрия Николаевича убытков, причиненных обществу в сумме 20 634 200 руб. на основании пункта 3 статьи 129 Закона о банкротстве, пункта 53 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», статьи 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», статей 15, 53 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации конкурсный управляющий уменьшил заявленные требования до 17 909 360 рублей 23 копеек убытков. Заявление рассмотрено, удовлетворено, приняты к рассмотрению уточненные требования.

Определением Арбитражного суда Новосибирской области от 14 июня 2017 года заявление конкурсного управляющего Ходос Ильи Евгеньевича о взыскании с бывшего руководителя общества с ограниченной ответственностью «Квадратный метр» Ревы Дмитрия Николаевича убытков, причиненных обществу, удовлетворено. С Ревы Дмитрия Николаевича в пользу общества с ограниченной ответственностью «Квадратный метр» взысканы убытки в размере 17 909 360 рублей 23 копеек.

С вынесенными определениями не согласились Соколов Дмитрий Александрович и Рева Дмитрий Николаевич.

Рева Д.Н. в апелляционной жалобе просит отменить обжалуемое определение, рассмотреть заявление конкурсного управляющего по правилам первой инстанции и отказать в удовлетворении заявления, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права.

В обоснование апелляционной жалобы заявитель указывает, что подлинники документов находятся у Соколова Д.А., который к участию в деле не привлечен; суд первой инстанции не дал возможности представить подлинные квитанции к приходным кассовым ордерам, так как в период рассмотрения дела Рева Д.Н. находился в служебной командировке. Полагает, что в материалах дела отсутствуют доказательства присвоения Ревой Д.Н. денежных средств, тогда как представленные документы подтверждают внесение денежных средств в кассу должника. Суд первой инстанции не дал оценки кассовым книгам за период с 2013 по 13.07.2016, копиям расчетно-платежных ведомостей. Заявитель считает, что ни банковские выписки, ни сведения об удержании и перечислении НДФЛ, взносы в ПФР, ФФОМС, ФСС, не могут достоверно подтвердить размер выданной заработной платы, в связи с чем расчет в сумме 2 724 839 руб. 77 коп. нельзя признать достоверным. По мнению заявителя, непредставление Соколовым Д.А. отчетов кассира с первичными документами (ПКО и РКО), не опровергает факт внесения Ревой Д.Н. в кассу общества полученных с картсчета денежных средств. Заявитель не согласен с выводом суда о том, что бухгалтерские балансы Ревой Д.Н. за 2013, 2014 и 2015 годы не сдавались. Считает, что конкурсный управляющий не обосновал ни размер причиненных убытков, ни причинно-следственной связи между действиями бывшего руководителя и наступлением убытков.

Соколов Д.А. в апелляционной жалобе ссылается на несогласие с выводами суда первой инстанции, частично изъятие документации должника правоохранительными органами, недобросовестное поведение конкурсного управляющего. Считает, что судебный акт был вынесен о его правах и обязанностях без привлечения к участию в деле. Сослался на наличие у него первичных подлинных документов, касающихся настоящего спора.

ООО «НОЭМА-ИНВЕСТ» в отзыве на апелляционные жалобы и пояснениях поддержало заявленные в них доводы по изложенным в них основаниям.

Конкурсный управляющий должником и ООО «Веста» в порядке статьи 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представили отзывы и пояснения, в которых считают доводы апелляционных жалоб необоснованными и несостоятельными.

Ходатайство Соколова Д.А. о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств на 1798 листах (авансовые отчеты №000004 от 31.12.2013, №00003 от 30.09.2013, №000002 от 30.06.2013, №000001 от 31.03.2013, №000004 от 31.12.2014, №00003 от 30.09.2014, №00002 от 30.06.2014, №00001 от 31.03.2014, №000004 от 31.12.2015, №00003 от 30.09.2015, №00002 от 30.06.2015, №00001 от 31.03.2015, №00002 от 13.07.2016, №00001 от 31.03.2016 кассовые и товарные чеки, кассовые книги, отчеты кассира за 2013 год, 2014 год, и на 13.07.2016), рассмотрено и удовлетворено судом апелляционной инстанции в целях полного и всестороннего исследования обстоятельств обособленного спора.

Также приобщены к материалам дела по ходатайствам участников обособленного спора переписка, бухгалтерские балансы должника за 2015, 2014, 2013 годы, распечатанные с официального сайта из ЕГРПО.

От ООО «Веста» поступило ходатайство о фальсификации доказательств: авансовых отчетов №000004 от 31.12.2013, №00003 от 30.09.2013, №000004 от 31.12.2014, №00003 от 30.09.2014, №00002 от 30.06.2014, №00001 от 31.03.2014, №000004 от 31.12.2015, №00003 от 30.09.2015, №00002 от 30.06.2015, №00001 от 31.03.2015, №00002 от 13.07.2016, №00001 от 31.03.2016. Для проверки заявления о фальсификации заявлено ходатайство о назначении технико-криминалистической экспертизы по сроку давности изготовления.

В свою очередь от Ревы Дмитрия Николаевича поступило ходатайство о назначении по делу бухгалтерской экспертизы первичных бухгалтерских документов, в подтверждение оплаты расходов на проведение экспертизы представлены чек-ордер от 07.10.2017 средств на сумму 50 000 руб. и чек-ордер 23.10.2017 на сумму 59 500 руб. о внесении денежных на депозитный счёт Седьмого арбитражного апелляционного суда.

Кроме того от представителей Ревы Д.Н. и Соколова Д.А. поступили письменные возражения на заявление о фальсификации.

В судебном заседании 10.10.2017 авансовые отчеты №000004 от 31.12.2013, №00003 от 30.09.2013, №000004 от 31.12.2014, №00003 от 30.09.2014, №00002 от 30.06.2014, №00001 от 31.03.2014, №000004 от 31.12.2015, №00003 от 30.09.2015, №00002 от 30.06.2015, №00001 от 31.03.2015, №00002 от 13.07.2016, №00001 от 31.03.2016 были исследованы судом апелляционной инстанции с участием Ревы Д.Н., который подтвердил факт подписания им авансовых отчетах в соответствующие даты.

Рассмотрение данного ходатайства отложено судом апелляционной инстанции до рассмотрения ходатайства о проведении технико-криминалистической экспертизы.

Определением от 24 октября 2017 года Седьмой арбитражный апелляционный суд назначил по настоящему делу технико-криминалистическую экспертизу, на разрешение которой поставил следующие вопросы:

- соответствует ли время нанесения штрихов текста, печатей, подписей авансового отчёта № 000004 от 31.12.2013, авансового отчёта № 000003 от 30.09.2013, авансового отчёта № 000004 от 31.12.2014, авансового отчёта № 000003 от 30.09.2014, авансового отчёта № 000002 от 30.06.2014, авансового отчёта № 000001 от 31.03.2014, авансового отчёта № 000004 от 31.12.2015, авансового отчёта № 000003 от 30.09.2015, авансового отчёта № 000002 от 30.06.2015, авансового отчёта № 000001 от 31.03.2015, авансового отчёта № 000002 от 13.07.2016, авансового отчёта № 000001 от 31.03.2016 указанным в них датам составления, а если нет, то в какое время были нанесены штрихи указанных элементов, исходя из предполагаемого периода изготовления исследуемых документов апрель-июнь 2017 года;

- имеются ли следы воздействия на авансовый отчёт № 000004 от 31.12.2013, авансовый отчёт № 000003 от 30.09.2013, авансовый отчёт № 000004 от 31.12.2014, авансовый отчёт № 000003 от 30.09.2014, авансовый отчёт № 000002 от 30.06.2014, авансовый отчёт № 000001 от 31.03.2014, авансовый отчёт № 000004 от 31.12.2015, авансовый отчёт № 000003 от 30.09.2015, авансовый отчёт № 000002 от 30.06.2015, авансовый отчёт № 000001 от 31.03.2015, авансовый отчёт № 000002 от 13.07.2016, авансовый отчёт № 000001 от 31.03.2016 с целью их искусственного старения;

- выполнены ли штрихи подписей и оттисков печатей в исследуемых документах в один период времени или с интервалами времени, соответствующими указанным в них датам?

Проведение экспертизы поручено эксперту обществу с ограниченной ответственностью «Региональный центр оценки и экспертизы» Анирову Самату Темирхановичу.

В удовлетворении ходатайств Соколова Д.А., Ревы Д.Н., ООО «НОЭМА-ИНВЕСТ» о назначении повторной технико-криминалистической экспертизы было отказано.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь положениями абзаца 2 пункта 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», с учетом имеющихся в материалах дела доказательств и установленных обстоятельств, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения ходатайства о назначении повторной экспертизы, в силу следующего.

Назначение повторной экспертизы регулируется положениями части 2 статьи 87 АПК РФ, согласно которой в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, проведение которой поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов. Таким образом, действующим законодательством предусмотрено при наличии сомнений назначать проведение повторной экспертизы.

Представленное экспертное заключение в полной мере соответствует положениям статьи 86 АПК РФ. Экспертное заключение содержит четкие однозначные выводы по поставленным перед экспертом вопросам.

Каких-либо неясностей и противоречий в выводах эксперта не усматривается, заключение носит утвердительный, а не вероятностный характер, оснований не доверять выводам эксперта, обладающего специальными познаниями и давшего подписку об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, у суда не имеется, квалификация эксперта подтверждена соответствующими документами, приложенными к экспертному заключению.

По результатам рассмотрения заявления о фальсификации авансовые отчеты №000004 от 31.12.2013, №000003 от 30.09.2013, №000004 от 31.12.2014, №000003 от 30.09.2014, №000002 от 30.06.2014, №00001 от 31.03.2014, №000004 от 31.12.2015, №000003 от 30.09.2015, №000002 от 30.06.2015, №000001 от 31.03.2015, №000002 от 13.07.2016, №000001 от 31.03.2016 исключены из числа доказательств.

В связи с установлением факта фальсификации представленных документов, суд отказал в удовлетворении ходатайства о назначении по делу бухгалтерской экспертизы первичных бухгалтерских документов.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность определения суда первой инстанции в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Рева Д.Н. в период с 13.03.2013 по 17.07.2016 выполнял функции единоличного исполнительного органа должника, был участником данного общества.

С 17.07.2016 функции единоличного исполнительного органа должника начал выполнять Соколов Д.А.

В период с 19.09.2013 по 13.07.2016 со специального банковского счета должника, открытого в Муниципальном ПАО Банк «ФК» Открытие», Ревой Дмитрием Николаевичем были сняты наличные денежные средства в сумму 20 634 200 рублей (л.д.133-165 т.3, л.д.83-107 т.4).

К счету №40702810404060000120 привязана банковская карта, позволяющая получать наличные денежные средства через банкоматы.

Доказательств расходования данных денежных средств на нужды должника конкурсному управляющему не представлено, что послужило основанием для обращения в суд с заявлением о взыскании убытков, причиненных должнику.

Ссылаясь на данные обстоятельства, которые привели к возникновению убытков у должника, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением с заявлением о взыскании Ревы Дмитрия Николаевича убытков.

Поскольку имеющимися достоверными доказательствами (банковскими выписками, содержащими сведения об удержании и перечислении в бюджет НДФЛ на выплаченную зарплату, а также взносов в ПФР, ФФОМС, ФСС на фонд заработной платы) подтверждается начисление и выплата зарплаты работникам должника в спорном периоде в общей сумме 2 724 839,77 руб., конкурсный управляющий уменьшил размер заявленных требований до 17 909 360,23 руб.(20 634 200 - 2 724 839,77).

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявление, исходил из того, что бывший руководитель Рева Д.Н. не доказал расходование им полученных с карточного счета должника наличных денежных средств на нужды предприятия, что доказывает причинение им убытков должнику.

Суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев обособленный спор на основании имеющихся и дополнительных доказательств, пришел к выводу, что суд первой инстанции по существу принял правильный судебный акт.

Согласно части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статье 32 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закона о банкротстве) дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

В соответствии с положениями пункта 3 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника иски о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) руководителя должника.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Закона о банкротстве в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника - унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений настоящего Закона указанные лица обязаны возместить убытки, причинённые в результате такого нарушения.

В подтверждение того факта, что все полученные через банкомат денежные средства внесены в кассу должника представил копии кассовых книг, заверенные Соколовым Д.А.

В суде апелляционной инстанции по ходатайству единственного учредителя общества Соколова Д.А. к материалам дела приобщены оригиналы кассовых книг, отчеты кассира с прилагаемыми первичными документами.

Довод апелляционной жалобы Ревы Д.Н. о том, что суд первой инстанции не дал оценки кассовым книгам за период с 2013 по 13.07.2016, копиям расчетно-платежных ведомостей, опровергается текстом обжалуемого судебного акта.

Судом первой инстанции установлено и из кассовых книг за спорный период следует, что денежные средства были внесены Ревой Д.Н. и в тот же день выдана заработная плата либо переданы Реве Дмитрию Николаевичу в подотчет.

В соответствии со статьей 9 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок. Первичный учетный документ должен быть составлен при совершении факта хозяйственной жизни, а если это не представляется возможным - непосредственно после его окончания. Лицо, ответственное за оформление факта хозяйственной жизни, обеспечивает своевременную передачу первичных учетных документов для регистрации содержащихся в них данных в регистрах бухгалтерского учета, а также достоверность этих данных. В соответствии с частью 1 статьи 10 указанного закона данные, содержащиеся в первичных учетных документах, подлежат своевременной регистрации и накоплению в регистрах бухгалтерского учета.

Кассовая книга - это регистр аналитического учета операций с наличными денежными средствами.

Согласно пункту 2 статьи 10 Закона о бухгалтерском учете не допускаются пропуски или изъятия при регистрации объектов бухгалтерского учета в регистрах бухгалтерского учета, регистрация мнимых и притворных объектов бухгалтерского учета в регистрах бухгалтерского учета. Для целей настоящего Федерального закона под мнимым объектом бухгалтерского учета понимается несуществующий объект, отраженный в бухгалтерском учете лишь для вида (в том числе неосуществленные расходы, несуществующие обязательства, не имевшие места факты хозяйственной жизни), под притворным объектом бухгалтерского учета понимается объект, отраженный в бухгалтерском учете вместо другого объекта с целью прикрыть его (в том числе притворные сделки).

В соответствии с пунктом 4 статьи 10 Закона о бухгалтерском учете обязательными реквизитами регистра бухгалтерского учета являются: наименование регистра; наименование экономического субъекта, составившего регистр; дата начала и окончания ведения регистра и (или) период, за который составлен регистр; хронологическая и (или) систематическая группировка объектов бухгалтерского учета; величина денежного измерения объектов бухгалтерского учета с указанием единицы измерения; наименования должностей лиц, ответственных за ведение регистра; подписи лиц, ответственных за ведение регистра, с указанием их фамилий и инициалов либо иных реквизитов, необходимых для идентификации этих лиц.

Представленные кассовые книги составлены по унифицированной форме №КО-4, утвержденной Постановлением Госкомстата России от 18.08.1998, с применением технических средств с сохранением на бумажном носителе.

Положение от 12.10.2011 № 373-П, и Указание от 11.03.2014 № 3210-У содержат требование о том, что в случае ведения кассовой книги с применением технических средств должна обеспечиваться сохранность содержащихся в кассовой книге данных на электронном носителе информации и должна быть исключена возможность несанкционированного изменения указанных данных.

Вместе с тем, представленные кассовые книги не соответствуют перечисленным нормативным актам, поскольку представленные кассовые книги содержат записи о кассовых операциях за календарный год, на обложке и титуле должен быть указан соответствующий период - год, в то время как указана конкретная дата (например, «Кассовая книга на 31/12/14»), что не допускается; кассовые книги содержат недопустимую нумерацию листов - за каждую дату нумерация начинается с 1, в то время как листы должны быть пронумерованы в хронологической последовательности с начала года; имеют неоднократные нарушения сквозной нумерации приходных и расходных кассовых ордеров. Так, за 26 сентября 2013 года указан приходный кассовый ордер №00024 и расходный кассовый ордер №000334. а за 28 сентября 2013 года - ПКО №00018 и РКО №000320; за 05 декабря 2013 года - РКО №000369. а за 11 декабря 2013 года - РКО №000147. 29.10.2014 Рева Д.Н. снял в банкомате в 17:10 150000 рублей, а в 17:11 - 50000 рублей. Приход в кассу за этот день должен был оформляться одним приходно-кассовым ордером на сумму 200000 рублей, однако в кассовой книге указаны два приходно-кассовых ордера и два расходно-кассовых ордера на 150000 и 50000 рублей. Аналогично этому оформлены листы кассовой книги за 06.02.2015, 14.05.2015. Указанные факты свидетельствуют о том, что кассовые книги заполнялись вручную, позднее указанных в них дат заполнения, что позволяет сделать вывод о наличии намерения скрыть и исказить реальные факты хозяйственной жизни предприятия.

Отчеты кассира с первичными документами (ПКО, РКО), указанными в кассовых книгах, не указаны в акте №1 передачи бухгалтерских документов от 18.07.2016, на который ссылался Рева Д.Н., представлены только в суд апелляционной инстанции, что в совокупности не позволяет признать сведения, отраженные в кассовых книгах достоверными.

Указание в акте передачи документов от 18.07.2016 расчетно-платежных ведомостей по форме Т-49 противоречит указанию в кассовых книгах на выдачу зарплаты по РКО, а также расчетным ведомостям по форме Т-51, поскольку при составлении ведомостей по форме Т-49 ведомости по форме Т-51 не составляются (Постановление Госкомстата РФ от 05.01.2004 №1 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету труда и его оплаты»).

Кроме того работник, получивший деньги под отчет, должен представить авансовый отчет (форма № АО-1) в течение трех рабочих дней со дня истечения срока, на который выданы деньги (подпункт 6.3 пункта 6 Указания Банка России от 11.03.2014 № 3210-У). К авансовому отчету работник должен приложить подлинники документов, подтверждающих произведенные расходы (квитанции, кассовые и товарные чеки и т.д.). Перечень этих документов работник должен записать на оборотной стороне авансового отчета. Получив авансовый отчет от работника, ему обязательно выдается расписка в получении авансового отчета (отрезная часть формы № АО-1).

Если работник потратил денег меньше, чем ему было выдано, работник должен вернуть в кассу неизрасходованные деньги, полученные под отчет. Для приема неизрасходованных денег оформляется приходный кассовый ордер (пункт 5, подпункт 5.1 пункта 5 названного Указания).

Таким образом, подотчетное лицо должно подтвердить расход полученной денежной суммы первичными учетными документами, либо предоставить квитанцию о возврате неизрасходованной подотчетной суммы.

В подтверждение выдачи заработной платы представлены копии расчетных ведомостей (л.д. 1-82 т.4).

Судом апелляционной инстанции приобщены к материалам дела авансовые отчеты, в том числе авансовые №000004 от 31.12.2013, №000003 от 30.09.2013, №000004 от 31.12.2014, №000003 от 30.09.2014, №000002 от 30.06.2014, №00001 от 31.03.2014, №000004 от 31.12.2015, №000003 от 30.09.2015, №000002 от 30.06.2015, №000001 от 31.03.2015, №000002 от 13.07.2016, №000001 от 31.03.2016 (л.д.2, 37, 68, 92, 121, 146 т.6, л.д.2, 46, 121, 213 т.7, л.д. 2, 74, т.8, л.д.6-15 т.13), исключенные судом апелляционной инстанции из числа доказательств, а также кассовые и товарные чеки, счета, счета-фактуры, накладные, квитанции к приходно-кассовым ордерам.

Как следует из кассовых и товарных чеков, квитанций справок в спорный период производилась штучная закупка инструментов, строительных и отделочных материалов, комплектующих, вспомогательных материалов, хоз. инвентаря, запчастей, комплектующих к оргтехнике, прочих материалов, гсм, оплачивалась утилизация ТБО, копировальные работы, полиграфические услуги, услуги экспедитора, ремонтные работы, услуги нотариуса и т.п. (л.д.6-36, 41-67, 73-91, 96-119, 124-145, 150-181 т.6, л.д.7-45, 56-153, 160-212, 215-222 т.7, л.д.9-73, 85-213, т.8).

Вместе с тем, доказательств оплаты большей части товаров и услуг именно Ревой Д.Н., не представлено, передача денежных средств Ревой Д.Н. в установленном порядке иным работникам общества, документально не подтверждена, как и основания использования денежных средств в интересах должника.

В частности, счет 22379183 от 04.07.2013 оплачен Кулиничем К.Я. на сумму 124 168 руб. 95 коп. (л.д.85-86 т.8). Оплата товара производилась не только наличными денежными средствами. Так, оплата корзины для мусора в ООО «АШАН» 16.10.2015 произведена с кредитной карты *0338 (л.д.9 т.6), с этой же карты произведена оплата в ООО «Ашан» 21.12.2015 за шары пластиковые кр/зел/сер (л.д.29 т.6), оплата 28.08.2015 в ООО «Леруа Мерлен Восток» произведена Ревой Д.В. по карте *7082 (л.д.55 т.6).

Расходам на приобретение дизельного топлива (Дт-К5), бензина Супер-98, Аи-95-К5, G-Drive на протяжении всего спорного периода, услуги по утилизации ТБО, принятые от частного лица Федорова Т866МС, а также приобретение колодок тормозных (л.д.45 т.7), эл.подогрева КАМАЗ, МАЗ, КРАЗ, УРАЛ (т.8 л.д.28), услуги автомойки (л.д.43 т.8), приобретение жидкости стеклоомывателя в количестве 5 литров (л.д.48 т.8), пистолета для подкачки шин с манометром (л.д.87 т.8), суд апелляционной инстанции не может дать оценки, поскольку документы, подтверждающие права пользования общества на транспортные средства, как и документы, подтверждающие как их наличия, так и дату их выбытия из пользования должника, не представлено.

Как следует из справки на имя арбитражного управляющего от 18.10.2016 на запрос от 29.09.2016, за подписью единственного учредителя и директора общества Соколова Д.А. документов, подтверждающих права на движимое и недвижимое имущество нет, за их отсутствием (л.д.144-147 т.1).

Расходы на кастрюлю и сковороду (л.д.17 т.7), ледоруба (л.д.31 т.7), эл.плиты (л.д.33 т.7), покупку медикаментов: иокс спрея, алмагеля, цитрамона, валидола, парацетамола, ринзы, бромгексина, валерианы, пластыря, мезим форте, бинта, ваты, спазмалгона, нурофена, папазола, но-шпы, имодиума, капель глазных, йода, перекиси водорода 28.08.2014 (л.д.82, 117 т.7), средств мистер Пропер, Доместос, пакетов для мусора объемом 30 л. (л.д.104 т.7), тумбы, раковины, зеркального шкафа на сумму 17 600 руб. 17.09.2014 (л.д.137 т.7), жесткого диска (л.д.154, 255 т.8), платы, памяти и кулера, видеокарты жесткого диска (л.д.199, 200 т.8), средства для мытья посуды (л.д.49 т.8), средства для мытья полов (л.д.55 т.8), видеокарты с кабелем (л.д.57 т.8), телеги багажной откидной (л.д.98 т8), дихлофоса в количестве 2 шт. (л.д.109 т.8) и прочие аналогичные расходы, не позволяют их отнести расходам, связанным с деятельностью Общества.

Чек на оплату не содержит ссылку на номер счета, что не позволяет сделать вывод об его относимости к данному счету (л.д.64 т.8).

Соответственно, представленные документы не подтверждают факта расходования денежных средств в интересах должника.

Квитанции к ПКО, представленные в подтверждение расчета между юридическими лицами по накладным, товарным, накладным, а также в подтверждение расчета с индивидуальными предпринимателями за якобы выполненные работы, суд апелляционной инстанции расценивает критически, исходя из следующего.

Так, в следующих документах указано, что денежные средства поступили от физического лица, в том числе без указания фамилии: кассовый чек от 04.06.2014, квитанция к ПКО от 04.06.2014, товарная накладная, счет-фактура на сумму 1 584 руб. 79 коп. (л.д.186 т.7-10), квитанция к ПКО от 27.02.2013 на сумму 96 850 руб., (л.д.256 т.8), квитанция к ПКО от 10.10.2013 на сумму 18 198 руб. 55 коп. (л.д.14 т.8), квитанция к ПКО от 16.10.2013 на сумму 33 164 руб. 25 коп. (л.д.16 т.8), квитанция к ПКО от 31.10.2013 на сумму 150 266 руб. 61 коп. (л.д.24 т.8), квитанция к ПКО от 11.11.2013 на сумму 86 793 руб. 90 коп. (л.д.33 т.8), квитанция к ПКО от 15.11.2013 на сумму 156 115 руб. 43 коп. (л.д.39 т.8), квитанция к ПКО от 30.09.2013 на сумму 116 949 руб. 48 коп. (л.д.52 т.8), квитанция к ПКО от 30.11.2013 на сумму 113 379 руб. 41 коп. (л.д.54 т.8), квитанция к ПКО от 21.03.2013 на сумму 255 602 руб. 26 коп., квитанция к ПКО от 27.12.2013 на сумму 201 569 руб. 50 коп. (л.д.67 т.8), квитанция к ПКО от 28.05.2013 на сумму 258 156 руб. 16 коп. (л.д.68 т.8), квитанция к ПКО от 26.07.2013 на сумму 282 124 руб. (л.д.114 т.8), квитанция к ПКО от 03.09.2013 на сумму 42 186 руб. 39 коп. (л.д.153 т.8), квитанция к ПКО от 25.09.2013 на сумму 151 136 руб. 15 коп. (л.д.161 т.8), квитанция к ПКО от 19.09.2013 на сумму 25 189 руб. 36 коп. (л.д.181 т.8), квитанция к ПКО от 25.09.2013 на сумму 33 150 руб. 05 коп. (л.д.194 т.8), квитанция к ПКО от 26.04.2013 на сумму 116 971 руб. (л.д.222 т.8), квитанция к ПКО от 30.04.2013 на сумму 106 130 руб. 97 коп. (л.д.224 т.8), квитанция к ПКО от 17.05.2013 на сумму 97 500 руб. 16 коп. (л.д.225 т.8), квитанция к ПКО от 15.01.2013 на сумму 25 184 руб. 25 коп. (л.д.244 т.8), квитанция к ПКО от 21.01.2013 на сумму 39 225 руб. 89 коп. (л.д.245 т.8), квитанция к ПКО от 22.01.2013 на сумму 146 920 руб. (л.д.246 т.8), квитанция к ПКО от 25.01.2013 на сумму 144 412 руб. (л.д.247 т.8), квитанция к ПКО от 06.02.2013 на сумму 103 368 руб. 15 коп. (л.д.248 т.8), квитанция к ПКО от 20.02.2013 на сумму 85 105 руб. 58 коп. (л.д.253 т.8), квитанция к ПКО от 28.02.2013 на сумму 71 002 руб. 16 коп. (л.д. 257 т.8), квитанция к ПКО от 18.09.2015 на сумму 256 150 руб. (л.д. 69 т.6), квитанция к ПКО от 28.05.2015 на сумму 384 150 руб. 06 коп. (л.д.82 т.6), квитанция к ПКО от 23.04.2015 на сумму 185 550 руб. (л.д.91 т.6), квитанция к ПКО №21 от 05.02.2015 на сумму 159 513 руб. 11 коп. (л.д.102 т.6), квитанция к ПКО №15 от 05.02.2015 на сумму 159 513 руб. 11 коп. (л.д.103 т.6), квитанция к ПКО от 17.10.2014 на сумму 558 470 руб. 40 коп. (л.д.7 т.7), квитанция к ПКО от 17.10.2014 на сумму 558 470 руб. 40 коп. (л.д.7 т.7), квитанция к ПКО от 11.11.2014 на сумму 268 686 руб. 00 коп. (л.д.9 т.7), квитанция к ПКО от 29.10.2014 на сумму 18 192 руб. 15 коп., квитанция к ПКО от 22.11.2014 на сумму 41 125 руб. 16 коп., квитанция к ПКО от 27.11.2012 на сумму 398 164 руб. 58 коп., к ПКО от 12.12.2014 на сумму 381 166 руб. 13 коп. (л.д.10-11 т.7), квитанция к ПКО от 03.08.2014 на сумму 152 662 руб. 50 коп. (л.д.56 т.7), квитанция к ПКО от 27.08.2014 на сумму 452 136 руб. 86 коп. (л.д.58 т.7), квитанция к ПКО от 10.04.2014 на сумму 48 160 руб. 55 коп. (л.д.160 т.7), квитанция к ПКО от 18.04.2014 на сумму 331 591 руб. 80 коп. (л.д.161 т.7), квитанция к ПКО от 14.01.2014 на сумму 16 500 руб. 50 коп., квитанция к ПКО от 30.01.2014 на сумму 98 158 руб. 16 коп. (л.д.215 т.7), квитанция к ПКО от 03.02.2014 на сумму 25 165 руб. 50 коп., квитанция к ПКО от 21.03.2014 на сумму 36 185 руб. 16 коп. (л.д.216 т.7), квитанция к ПКО от 12.02.2014 на сумму 329 588 руб. 75 коп. (л.д.217 т.7), квитанция к ПКО от 27.03.2014 на сумму 407 218 руб. 00 коп. (л.д.218 т.7).

Отметки в большей части накладных на получение товара «ООО «Квадратный метр» ч/з Реву Д.Н.» выполнены пастой другого цвета в графах, для этого не предназначенных, что очевидно свидетельствует об их выполнении после составления документа; ряд товарных накладных, представленных с вышеперечисленными квитанциями к ПКО, не содержит полных реквизитов получателя, а в отдельных товарных накладных нет отметок о получении товара обществом товарная накладная на сумму 1 584 руб. 79 коп. (л.д.186 т.7-10), товарная накладная №8 от 27.07.2013 (л.д.256 т.8).

Кроме того, к квитанции к ПКО №354 от 18.10.2013 на сумму 154 034 руб. 30 коп. приложена товарная накладная №392 от 11.12.2013 на сумму154 039 руб. 62 коп. (л.д.20 т.8), тогда как к квитанции к ПКО №383 от 11.12.2013 на сумму 154 039 руб. 62 коп. приложена товарная накладная №315 от 11.12.2013 на сумму 154 034 руб. 30 коп (л.д.65 т.8), к квитанции к ПКО №255 от 21.08.2013 на сумму 355 602 руб. 28 коп. приложена товарная накладная №301 от 05.12.2013 на сумму153 273 руб. 00 коп. (л.д.69 т.8).

Несмотря на указание в товарных накладных банковских реквизитов поставщика и плательщика передача денежных средств оформлена между юридическими лицами приходно-кассовыми ордерами: квитанция от 05.12.2013 на сумму 153 273 руб., квитанция от 26.08.2013 на сумму 98 196 руб. 15 коп., квитанция от 23.09.2013 на сумму 108 150 руб. 86 коп. квитанция от 30.08.2013 на сумму 126 170 руб., квитанция от 30.12.2013 на сумму 107 080 руб., квитанция от 23.08.2013 на сумму 121 409 руб. 36 коп. (л.д.69-73 т.8), квитанция от 28.09.2015 на сумму 373 110 руб. 71 коп. (л.д.66 т.6), квитанция от 20.10.2014 на сумму 341 827 руб. 00 коп. (л.д.8 т.7), квитанция от 01.09.2014 на сумму 165 345 руб. 70 коп. (л.д.57 т.7).

Квитанции к ПКО, выданные в основном двумя индивидуальными предпринимателями, содержат основание за выполненные работы. Вместе с тем, договоры, в подтверждение факта оказания услуг, поставки или выполнения работ, иные документы, подтверждающие реальность совершения операций в материалы дела также не представлены.

В этой связи, с учетом повышенного стандарта доказывания в делах о банкротстве совершения сделок, оплата по которым оформлена распиской или квитанцией к приходно-кассовому ордеру, суд апелляционной инстанции критически относится к квитанциям к ПКО: на сумму 400 000 руб. от 28.12.2015 (л.д.24 т.6), на сумму 255 000 руб. от 22.10.2015, на сумму 120 000 руб. от 25.11.2015, на сумму 186 000 руб. от 22.12.2015, на сумму 300 000 руб. от 28.12.2015, на сумму 150 000 от 23.12.2015, на сумму 39 728 руб. от 20.12.2015 (л.д.34-36 т.6), на сумму 190 000 от 20.08.2015 (л.д.63 т.6), на сумму 550 000 от 21.06.2015, на сумму 450 000 руб. от 20.08.2015 (л.д.67 т.6), на сумму 165 500 от 25.06.2015 (л.д.91 т.6), на сумму 250 000 от 30.03.2015, на сумму 320 000 от 15.02.2015 (л.д.91 т.6), на сумму 476 287 руб. 05 коп. от 01.07.2016, на сумму 147 699 руб. от 30.04.2016, на сумму 350 600 руб. от 30.04.2016, на сумму 500 000 руб. от 31.05.2016, на сумму 360 000 руб. от 31.05.2016, на сумму 250 000 руб. от 15.05.2016, на сумму 405 142 руб. от 02.06.2016, на сумму 257 800 руб. от 30.06.2016 (л.д.143-145 т.6), на сумму 400 000 от 30.01.2016, на сумму 380 120 от 30.03.2016 (л.д.182 т.6).

Кроме того, большая часть квитанций оформлены с нарушением законодательства, с превышением лимита наличных расчетов между юридическими лицами, по данным бухгалтерской отчетности, указанные операции в учете не отражены, соответственно, требованиям допустимости доказательств не отвечают.

Как предусмотрено пунктом 2 статьи 861 Гражданского кодекса Российской Федерации, расчеты между юридическими лицами, а также расчеты с участием граждан, связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, производятся в безналичном порядке. Расчеты между этими лицами могут производиться также наличными деньгами, если иное не установлено законом.

Совместным Письмом Центрального Банка Российской Федерации от 02.07.2002 №85-Т и Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 01.07.2002 № 24-2-02/252 «По вопросам осуществления расчетов между юридическими лицами наличными деньгами» разъяснено, что предельный размер расчетов наличными деньгами относится к расчетам в рамках одного договора, заключенного между юридическими лицами. Расчеты наличными деньгами, осуществляемые между юридическими лицами по одному или нескольким документам по одному договору, не могут превышать предельный размер расчетов наличными деньгами.

В статье 82.3 Федерального закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации» Банк России устанавливает правила наличных расчетов, включая ограничения наличных расчетов между юридическими лицами, а также расчетов с участием граждан, связанных с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

Правила осуществления наличных расчетов установлены Банком России. Так, в соответствии с пунктом 6 Указания Банка России от 07.10.2013 № 3073-У «Об осуществлении наличных расчетов» наличные расчеты в валюте Российской Федерации и иностранной валюте между участниками наличных расчетов в рамках одного договора, заключенного между указанными лицами, могут производиться в размере, не превышающем 100 тысяч рублей либо сумму в иностранной валюте, эквивалентную 100 тысячам рублей по официальному курсу Банка России на дату проведения наличных расчетов (далее - предельный размер наличных расчетов).

Наличные расчеты производятся в размере, не превышающем предельный размер наличных расчетов, при исполнении гражданско-правовых обязательств, предусмотренных договором, заключенным между участниками наличных расчетов, и (или) вытекающих из него и исполняемых как в период действия договора, так и после окончания срока его действия.

Из актов приема передачи не следует, что договоры с указанными лицами передавались конкурсному управляющему (л.д.120 т.1).

Акт от 18.07.2016 о передаче документов от Ревы Д.Н. к Соколову Д.А. не содержит подробного перечня, ссылок на количество передаваемых документов. Кроме того, из акта следует, что переданы не все, а только имеющиеся договоры, в том числе частично в копиях, частично восстановленные (переподписанные) (л.д.123-т.1).

Судом первой инстанции установлено, и не оспаривается заявителями апелляционных жалоб, что Рева Д.Н. в судебном заседании представлял первичные документы, что подтверждает факт непередачи их в полном объеме Соколову Д.А.

Кроме того, ни один из представленных Ревой Д.А суду первой инстанции бухгалтерских документов не был передан арбитражному управляющему бывшими руководителями должника ни в копиях, ни в подлинниках, несмотря на неоднократные запросы арбитражного управляющего.

Последний руководитель должника - Соколов Д.А. в ответах на запросы управляющего утверждал об отсутствии у него этих документов, а также ссылался на изъятие этих документов при обыске по протоколу от 22.01.2015. На факт отсутствия документов, представитель должника неоднократно указывал в судебных заседаниях при проверке обоснованности заявленных требований кредитора, пояснял, что документы и программа С1 изъяты правоохранительными органами, первичных документов нет у Соколова Д.А.

Судом первой инстанции установлено и не оспаривается заявителями апелляционных жалоб, что должник при проверке обоснованности заявления представил справку, подписанную Соколовым Д.А. от 25.08.2016 об отсутствии основных средств, согласно бухгалтерскому балансу за 2015 год, подписанному 21.07.2016 Соколовым Д.А. у должника имелись основные средства на 1 111 тыс. рублей и дебиторская задолженность в размере 25 362 тыс. рублей. Тогда как документы, подтверждающие отчуждение основных средств, основные средства и документы, подтверждающие расчеты дебиторов с должником, кассовые книги, отчеты кассира, первичные кассовые документы, не переданы конкурсному управляющему.

Довод апелляционных жалоб о том, что судебный акт был вынесен о правах и обязанностях Соколова Д.А. без его привлечения к участию в деле, является необоснованным.

Согласно пункту 3 статьи 126 Закона о банкротстве представитель учредителей (участников) должника в ходе конкурсного производства обладает правами лиц, участвующих в деле о банкротстве.

В силу пункта 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», к основным участвующим в деле о банкротстве лицам, которые также признаются непосредственными участниками всех обособленных споров в судах всех инстанций, относится, в том числе, представитель учредителей (участников) должника (в процедурах внешнего управления и конкурсного производства).

В абзаце восьмом пункта 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 разъяснено, что права участвовать в любом судебном заседании в деле о банкротстве, представлять доказательства при рассмотрении любого вопроса в деле о банкротстве, знакомиться со всеми материалами дела о банкротстве, требовать у суда выдачи заверенной им копии любого судебного акта по делу о банкротстве, обжаловать принятые по делу судебные акты и иные предусмотренные частью 1 статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации права принадлежат всем участвующим в деле о банкротстве лицам независимо от того, участвуют ли они непосредственно в том или ином обособленном споре, за исключением лиц, участвующих в деле о банкротстве только в части конкретного обособленного спора.

О времени и месте судебных заседаний или совершении отдельных процессуальных действий по делу о банкротстве подлежат обязательному извещению в порядке, установленном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, только основные участники дела о банкротстве, а в отношении судебных заседаний или процессуальных действий в рамках обособленного спора - также и иные непосредственные участники данного обособленного спора. Остальные лица, участвующие в деле о банкротстве или в арбитражном процессе по делу о банкротстве, извещаются в порядке, предусмотренном абзацем вторым частью 1 и частью 6 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Информация о движении дела размещена в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (Картотека арбитражных дел). Также информация о ходе процедуры банкротства размещена в газете «Коммерсант» и в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве (сообщение о введении в отношении должника процедуры конкурсного производства).

В данном случае апелляционным судом установлено, что Соколов Д.А. является его единственным участником.

Таким образом, в силу закона Соколов Д.А. является лицом, участвующим в деле о банкротстве наряду с другими лицами, участвующими в деле, в связи с чем, не требуется отдельного судебного акта о его привлечении к участию в деле.

Третье лицо может вступить или быть привлечено к участию в деле о несостоятельности (банкротстве) или в обособленном споре в соответствии с нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу ст. 40 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к числу лиц, участвующих в деле, относятся третьи лица, которые подразделяются на две группы: третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора (ст. 50 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству стороны или по инициативе суда.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, предъявление встречного иска, требование принудительного исполнения судебного акта.

Отказ в удовлетворении ходатайства о привлечении Соколова Д.А. качестве третьего лица не влияет на правильность выводов суда первой инстанции, поскольку в данном случае произошло совпадение в одном лице, процессуальное положение которого определено положениями ст. 35 Закона о банкротстве.

Из судебного акта не следует, что он принят о правах и обязанностях Соколова Д.А. Выводы суда первой инстанции о непередаче Соколовым Д.А. документов конкурному управляющему основаны на материалах дела, в частности, ответах на запросах, подписанных Соколовым Д.А. об отсутствии соответствующих документов.

В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

Ссылка Соколова Д.А. в апелляционной жалобе на наличие у него подлинников документов и представление их только в суд апелляционной инстанции также подтверждает вывод суда первой инстанции о том, что бывший руководитель в нарушение п. 3.2 ст. 64, п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве не передал арбитражному управляющему документы бухгалтерского учета, а также не представил подлинники оправдательных документов, свидетельствующие о надлежащем расходовании обналиченных руководителем должника подотчетных денежных средств должника.

Вопреки доводу апелляционной жалобы Ревы Д.Н. представленные в материалы дела бухгалтерские балансы должника за три года (2013, 2014, 2015) (л.д.72-79 т.5), не опровергают вывод суда первой инстанции о том, что данные балансы изготовлены и сданы Соколовым Д.А. непосредственно после назначения его руководителем должника (21.07.2016).

Вывод суда первой инстанции о том, что между Ревой Д.Н. и Соколовым Д.А. имеются дружественные отношения, основан на предположении. Вместе с тем, ошибочный вывод суда первой инстанции не привел к принятию неверного судебного акта.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции, что смена учредителей после вступления в законную силу судебного акта (04.07.2016), назначение руководителем должника – Соколова Д.А. (21.07.2016) после возбуждения дела о банкротстве, отсутствие производственной деятельности в период наблюдения, нахождение документов у Ревы Д.Н. до судебного заседания 06.02.2017 по рассмотрению отчета о результатах процедуры наблюдения, наличие подлинника акта № 1 только у Ревы Д.Н.; передача копий кассовых книг представителю Ревы Д.Н., свидетельствует о том, что замена учредителя и руководителя должника является формальной, направленной на сокрытие фактов хозяйственной жизни должника и его активов.

Заявителями апелляционных жалоб не опровергается, что вступившим в законную силу определением от 27.02.2017 по настоящему делу и апелляционным определением Новосибирского областного суда установлены факты искажения бухгалтерской документации должника как в период руководства Ревы Д.Н., так и Соколова Д.А., а также фальсификации первичных документов бухгалтерского учета должника с непосредственным участием Ревы. Действия участников судебных разбирательств с участием Стынина Д.В. и ООО «Квадратный метр» в период руководства как Ревы Д.Н., так и Соколова Д.А., были признаны судами направленными на легализацию искусственно созданной кредиторской задолженности ООО «Квадратный метр» с целью причинения ущерба интересам других кредиторов; обладая документами, указанными в акте приема-передачи 18.08.2017.

В рамках проверки заявления о фальсификации доказательств в рамках настоящего обособленного спора эксперт в заключении №33-17-11-09, выполненном в период с 08.11.2017 по 05.12.2017 (л.д.53-93 том.14), пришел к следующим выводам.

По вопросу №1: время проставления оттисков печати ООО «Квадратный метр», расположенных в авансовых отчетах №000004 от 31.12.2013, №000003 от 30.09.2013, №000004 от 31.12.2014, №000003 от 30.09.2014, №000002 от 30.06.2014, №00001 от 31.03.2014, №000004 от 31.12.2015, №000003 от 30.09.2015, №000002 от 30.06.2015, №000001 от 31.03.2015, №000002 от 13.07.2016, №000001 от 31.03.2016 не соответствует промежутку времени проставления оттисков печати, расположенных в образцах для сравнительного исследования. А именно, оттиски печати ООО «Квадратный метр», №000004 от 31.12.2013, №000003 от 30.09.2013, №000004 от 31.12.2014, №000003 от 30.09.2014, №000002 от 30.06.2014, №00001 от 31.03.2014, №000004 от 31.12.2015, №000003 от 30.09.2015, №000002 от 30.06.2015, №000001 от 31.03.2015, №000002 от 13.07.2016, №000001 от 31.03.2016 проставлены позже ноября 2016 года.

Время нанесения штрихов текста, печатей, подписей в авансовых отчетах: №000004 от 31.12.2013, №000003 от 30.09.2014, №000002 от 30.06.2014, №000004 от 31.12.2015, №000002 от 30.06.2015, №000001 от 31.03.2015, №000002 от 13.07.2016, №000001 от 31.03.2016 не соответствуют указанным в них датам составления.

Промежуток времени нанесения штрихов указанных элементов в авансовых отчетах: №000004 от 31.12.2013, №000003 от 30.09.2014, №000002 от 30.06.2014, №000004 от 31.12.2015, №000002 от 30.06.2015, №000001 от 31.03.2015, №000002 от 13.07.2016, №000001 от 31.03.2016 могут соответствовать периоду изготовления исследуемых документов апрель-июнь 2017 года, так и их возраст (с учетом погрешности исследования) составляет от 6 до 9 месяцев до поступления на экспертизу (март - июнь 2017 года).

При этом эксперт пришел к выводу о невозможности установить давность изготовления (подписания) авансовых отчетов: №000003 от 30.09.2013, №000004 от 31.12.2014, №000003 от 30.09.2014, на период времени апрель-июнь 2017 года по реквизитам, выполненным пастами для гелевых ручек.

По вопросу №2: следов воздействия на авансовые отчеты №000004 от 31.12.2013, №000003 от 30.09.2013, №000004 от 31.12.2014, №000003 от 30.09.2014, №000002 от 30.06.2014, №00001 от 31.03.2014, №000004 от 31.12.2015, №000003 от 30.09.2015, №000002 от 30.06.2015, №000001 от 31.03.2015, №000002 от 13.07.2016, №000001 от 31.03.2016 с целью их искусственного старения экспертом не обнаружено.

По вопросу №3: штрихи подписей и оттисков печатей в авансовых отчетах в авансовых отчетах: №000004 от 31.12.2013, №000003 от 30.09.2013, №000002 от 30.06.2014, №000004 от 31.12.2015, №000002 от 30.06.2015, №000002 от 13.07.2016, №000001 от 31.03.2016 изготовлены в один период времени (в пределах 4 месяцев: март – июнь 2017 года) и не соответствуют указанным в них датам.

Доводы Соколова Д.Н., Ревы Д.Н., ООО «НОЭМА-ИНВЕСТ» относительно заключения экспертизы, основанные на несогласии с выводами эксперта, не могут быть приняты во внимание судом апелляционной инстанции.

Допрошенный в судебном заседании суда апелляционной инстанции эксперт Аниров С.Т. подтвердил свои выводы, дал пояснения по примененным методикам исследований: от визуального метода исследования к химическим методам, при помощи следующих методов: криминалистического (по следам эксплуатации клише печати, оттиски которой проставлены в исследуемых документах), и хромотографического (при помощи тонкослойной (планарной) хроматографии).

Доводы о допущенных нарушениях при проведении технико-криминалистической экспертизы, не нашли своего подтверждения.

Ссылка представителей Соколова Д.А., Ревы Д.Н., ООО «НОЭМА-ИНВЕСТ» на нарушение экспертом методик исследования и наличие сомнений в обоснованности заключения, не нашла своего подтверждения.

Утверждение представителя ООО «НОЭМА-ИНВЕСТ» и Ревы Д.Н. со ссылкой на видео-фиксацию производства экспертизы о том, что они присутствовали только при работе эксперта с хромотографическими пластинками и проведение экспертизы закончилось пластин помещением на батарею центрального отопления, при этом никакого окрашивания в светло-коричневый цвет не наступило, не свидетельствует о недопустимости данного заключения.

Как следует из заключения (л.д.72-74), экспертом была определена концентрация бензилэтилового спирта (БС) и степень экстракции красителей из штриха методами тонкослойной хромотографии (ТСХ). В результате описанных экспертом в заключении процедур, должно было произойти окрашивание БС в светло-коричневый цвет.

Вопреки доводам представителя ООО «НОЭМА-ИНВЕСТ» и Ревы Д.Н. о том, что экспертное исследование было завершено в их присутствии, исследование содержания и количества БС предполагало последующую денситометрию.

Из экспертного заключения следует, что полученный результат для установления содержания и количества БС в штрихах подписей исследовался при помощи программы Sorbfil TLC Vizualizer.

Исследование документов криминалистическим методом и последующее исследование полученных результатов методом тонкослойной хромотографии (ТСХ) в отсутствие участников обособленного спора не свидетельствует о недостоверности экспертного исследования. Кроме того, указанные методы исследования, исключают возможность присутствия участников процесса при их проведении.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что экспертиза проведена в строгом соответствии с действующим законодательством, допрошенный в судебном заседании суда первой инстанции эксперт Аниров С.Т. подтвердил свои выводы, дал пояснения по примененным методикам исследований, связанным с визуальным изучением документов и тонкослойной хроматографией.

Выводы эксперта не носят предположительный характер; квалификация эксперта подтверждена представленными свидетельствами и дипломами, в связи с чем заключение эксперта является допустимым доказательством по делу.

Эксперт Аниров С.Т. имеет свидетельство самостоятельного производства экспертиз наркотических средств, психотропных веществ, что в Российской классификации входит в криминалистическую экспертизу материалов, веществ и изделий (КЭМВИ). Квалификация эксперта Анирова С.Т. подтверждается наличием приложения к основному свидетельству №585 о самостоятельном проведении судебно-экспертном техническом исследовании документов. Свою квалификацию эксперт Аниров С.Т. подтвердил в негосударственном специализированном учебном учреждении - в «Сибирском институте повышения квалификации специалистов и экспертов», где обучают экспертов-специалистов в области технико-криминалистического исследования документов. Информации, о том, что у данного заведения отсутствует государственная аккредитация каких либо учебных программ, связанных с судебно-экспертной деятельностью инспекцией не представлено. У данного учреждения имеется лицензия №826, от 09.11.2011 на образовательную деятельность, где под пунктом 52 значится в качестве дополнительного образования «Исследование реквизитов документов».

В связи с допросом эксперта, подтвердившего обстоятельства проведения экспертизы и присутствия участников обособленного спора только при работе эксперта с хромотографическими пластинками химическим методом, основания для просмотра в судебном заседании видеосъемки отсутствуют, поэтому в удовлетворении соответствующего ходатайства представителя ООО «НОЭМА-ИНВЕСТ» отказано.

К экспертному заключению (рецензии) негосударственного судебно-экспертной организации некоммерческого партнерства «Палата судебных экспертов Сибири» на заключение эксперта №33-17-11-09 от 05.12.2017 суд апелляционной инстанции относится критически, поскольку к участию в деле в качестве эксперта рецензент не привлекался и об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения не предупреждался. Кроме того, заключение (рецензия) эксперта на заключение судебной экспертизы получено вне рамок рассмотрения дела, не может быть признано экспертным заключением, полученным в соответствии со статьей 86 АПК РФ.

Довод апелляционной жалобы Ревы Д.Н. о том, что в материалах дела отсутствуют доказательства присвоения Ревой Д.Н. денежных средств, тогда как представленные документы подтверждают внесение денежных средств в кассу должника, не нашел своего подтверждения.

Вывод суда первой инстанции о том, что данные документы не отражают факты хозяйственной жизни предприятия, является правильным.

Следовательно, бывший руководитель не доказал расходование им полученных с карточного счета должника наличных денежных средств на нужды предприятия, что доказывает причинение им убытков должнику.

Согласно пункту 3 статьи 53 Гражданского кодекса (в редакции на спорный период) лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 № 62 разъяснено, что в случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

В соответствии с пунктом 2 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

В пункте 53 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» разъяснено, что с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства требования о возмещении убытков, причиненных должнику - юридическому лицу его органами (пункт 3 статьи 53 Гражданский кодекс, статья 44 Закона об обществах и т.д.), могут быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве.

По общему правилу статьи 15 Гражданского кодекса, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса определяет убытки как расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Для взыскания убытков истцу необходимо доказать совокупность следующих обстоятельств: факт их причинения и размер, противоправное поведение причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между возникшими убытками и действиями указанного лица.

В абзаце третьем пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» от 30.07.2013 № 62 разъяснено, что истец на основании пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса, должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица. По делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица убытков (пункт 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30.07.2013 № 62). Поскольку наличие совокупности указанных обстоятельств судом установлено, заявление конкурсного управляющего подлежит удовлетворению, имеются основания для привлечения к ответственности в виде взыскания убытков на основании статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации. Необоснованный отказ во взыскании убытков фактически будет содействовать нарушению правопорядка. Суд не может отказать в удовлетворении требования о возмещении причиненных убытков только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности.

Объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи, не должна снижать уровень правовой защищенности участников гражданского оборота, и в этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности. Суд не должен отказывать в возмещении убытков по причине, что их размер не доказан, в этом случае суд должен сам определить их размер.

Из статьи 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 19 (часть 1), закрепляющей равенство всех перед законом и судом, следует, что конституционное право на судебную защиту предполагает не только право на обращение в суд, но и возможность получения реальной судебной защиты в форме эффективного восстановления нарушенных прав и свобод в соответствии с законодательно закрепленными критериями (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2005 года № 5-П, от 20 февраля 2006 года № 1-П, от 5 февраля 2007 года № 2-П и др.).

Проверив расчет конкурсного управляющего, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что имеющимися достоверными доказательствами подтверждается начисление и выплата зарплаты работникам должника в спорном периоде в общей сумме 2 724 839,77 рублей, размер убытков составляет 17 909 360,23 рублей (20 634 200 - 2 724 839,77).

Ссылка Ревы Д.Н. на недостоверность расчета в сумме 2 724 839 руб. 77 коп., так как ни банковские выписки, ни сведения об удержании и перечислении НДФЛ, взносы в ПФР, ФФОМС, ФСС, не могут достоверно подтвердить размер выданной заработной платы, не свидетельствует о наличии оснований для отмены или изменения судебного акта.

Расчет конкурного управляющего суммы убытков (л.д.131-136 т.1) не опровергнут ни документально, ни арифметически.

Ссылка в апелляционной жалобе Соколова Д.А. на частичное изъятие документации должника правоохранительными органами, не свидетельствует о наличии оснований для отмены судебного акта, поскольку доказательств изъятия представленных в суд апелляционной инстанции дополнительных доказательств не представлено.

Довод апелляционной жалобы Соколова Д.А. о недобросовестном поведении конкурсного управляющего, документально не подтвержден, а кроме того, не входит в предмет доказывания по настоящему обособленному спору.

Конкурсным управляющим доказана недобросовестность и неразумность действий Ревы Д.Н., наличие причинно-следственной связи между его действиями, выразившимися в необоснованном расходовании денежных средств должника, и наступившими для должника, кредиторов последствиями в виде убытков, возникших в связи с утратой денежных средств.

Доводы заявителей апелляционных жалоб не опровергают выводы суда первой инстанции, а выражают несогласие с ними, что не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта.

При таких обстоятельствах, выводы, содержащиеся в судебном акте, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и оснований для его отмены, в соответствии со статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционная инстанция не усматривает.

На основании части 1 статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», к судебным издержкам относятся расходы, которые понесены лицами, участвующими в деле, включая третьих лиц, заинтересованных лиц в административном деле (статья 94 ГПК РФ, статья 106 АПК РФ, статья 106 КАС РФ).

Руководствуясь статьями 109, 110, 112, 258, 268, 271, пунктом 1 статьи 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда Новосибирской области от 14 июня 2017 года по делу №А45-13960/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Перечислить с депозита Седьмого арбитражного апелляционного суда обществу с ограниченной ответственностью «Региональный Центр Оценки и Экспертизы» 60 000 (шестьдесят тысяч) рублей 00 коп. по следующим реквизитам: ИНН 2225064374, КПП 222501001, ОГРН 1042202270208, р./счет 40702810602000041500, корр./счет 30101810200000000604, БИК040173604, Алтайское отделение №8644 ПАО Сбербанк за производство судебной экспертизы по делу № А45-13960/2016.

Взыскать с Ревы Дмитрия Николаевича и Соколова Дмитрия Александровича в пользу общества с ограниченной ответственностью «Веста» (ИНН 5401345474) судебные расходы на производство судебной технико-криминалистической экспертизы в размере 30 000 руб. с каждого.

Возвратить Реве Дмитрию Николаевичу с депозита Седьмого арбитражного апелляционного суда денежные средства, внесенные на проведение экспертизы по чеку-ордеру от 07.10.2017 в сумме 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей, и по чеку-ордеру от 23.10.2017 в сумме 59 500 (пятьдесят девять тысяч пятьсот) рублей.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение месяца, путем подачи кассационной жалобы через суд первой инстанции.

Председательствующий Е.В. Кудряшева

Судьи О.А. Иванов

А.В. Назаров